<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ

нации. Но так ли «чисты» эти нации? При фундаменталь- зрения прогресса, смешанные браки, которые, кстати,
ном анализе выясняется, что состав как башкир14, так распространены не только в Башкирии, а и в мире в целом
и татар неоднороден. В обоих этносах с теми или _ не ЗЛО1 а добро. В частности, в физическом и интеллек-
иными особенностями представлены «осколки» народов туально-чувственном отношениях такие браки дают более
(в частности, тех же хазар, булгар, куманей, печенегов полноценное потомство.
и др.), которые в древности были хорошо известны не Все это вместе взятое приводит к выводу, что забота
только русским, но и византийцам, арабам и др. Кроме о «чистой» нации— это мнимая забота о нации. Видимость
того, в состав башкир и татар включены представители без содержания. Следовательно, идея «Назад к Малой
отдельных современных этносов. Например, среди баш- Башкирии!» неконструктивна. По существу, она ведет
кир немало татар, а среди татар — башкир. Представите- к развалу республики. Генеральная линия прогресса — не
леи как башкир, так и татар можно обнаружить в составе в возврате в прошлое, а в движении в будущее. Залог зке
русских, других этносов. В высказывании Наполеона прогресса — единство во многообразии. Следовательно,
Бонапарта «Поскреби любого русского — увидишь нужно укреплять, развивать то, что есть, что дано на
татарина» доля истины значительна. Вместе с тем сегодня, что при благоприятном развитии событий сулит
представители русских, других этносов в составе башкир или татар — отнюдь не редкость.
Разновидность в людском субстрате как башкир, так и татар сказывается на многих сторонах их жизнедеятельности. Но прежде всего это ярко проявляется в языке. В языке обоих народов много общего, но немало и различий. Оба языка отличаются обилием диалектов. Например, язык так называемых казанских татар суще-
122
лучшее будущее. А на сегодня реальностью является та Башкирия, которая есть. Следовательно, о естественном, закономерном, нормальном ее развитии прежде всего и нужно заботиться .
Весьма популярна версия о том, что татары восходят к булгарам. Эта идея довольно активно
123
развивается, например, А. Т. Тагирджановым. ( Тагирджанов А. Т. От истории — к литературе Сборник статей (на татарском языке). Казань, 1979) Однако доказательственная сторона ее небезупречна. Хотя татары и булгары, поскольку как первые, так и вторые — тюрки (отдельные авторы с этим, однако, не согласны), близкие этносы, между ними много и различий. По некоторым данным, булгары в ареале «Урал-Поволжье-Кавказ-Дунай» появляются уже в IV веке н. э., в то время как татары становятся известны лишь в начале XIII века н. э. Причем, как Волжске-Камские, так и Дунайские булгары становятся объектом агрессии татаро-монгольских феодалов, В этом судьба булгар схожа с судьбой башкир, русских и многих других народов.
Выясняется, что слово «татар» (татарин, татары) в значительной, мере восходит к китайскому языку. Китайцы понятием «та-та» (или «да-да», «та-тань») обозначали северные народы, которые не были китайцами. Они различали черных татар (хэй да-да), белых татар (бай да-да) и диких татар (шэн да-да). Иногда вели речь о культурных татарах (шу да-да)и диких, сырых татарах, подразделяя последних на белых и черных. Те, кто ныне относит себя к татарам, конечно же, не тождественны татарам, характеризуемым китайцами. Однако начало, ведущее к ним, в современных татарах все же значительно.
По некоторым данным, прародина татар — район Ферганы, бывшая земля усуней. После распада в VII веке н. э. конфедерации западных тюрок Ша-То, татары к VII 1-Х векам оказались на территории современных китайских провинций Щэньси, Ганьсу, Шаньси. В X веке они захватили Северный Китай. В частности, закрепились на излучине реки Хуан-хэ (иначе — Хатангол).
Одно из самых ранних упоминаний о татарах встречается в орхонской надписи Кюль-тегина 731-732 г г. Хотя в этой надписи речь идет о конкретных татарских племенах, с которыми китайцы столкнулись впервые, тем не менее они словом «та-та» обозначали не только «собственно» татар, но и другие, нетатарские племена.
Хотя«одно время татары и монголы «открещивались» друг от друга, древние источники и новейшие
124
исследования последних лет свидетельствуют, что татары и монголы самым тесным образом связаны друг с другом. Монголы входили в состав татар, пришедших с запада на территорию Китая. Однако в период возвышения государства Киданей монголы откочевали на север и, распавшись на несколько родов Ъ племен — кериодов, найманов, ойратов, баргутов, салджиутов, олхонутов и других, развивались относительно самостоятельно от основной массы татар. На одном из диалектов татарского языка «мэнгу» значит «серебро». Вблизи Иньшанских гор, примерно в 200 км севернее Великой китайской стены, где кочевали монголы, находится гора Мунгун-улл — Серебряная гора. Монголы (или монгусы) — множественное число от слова «мэнгу». Получается, что монголы — это самоназвание этноса, отделившегося от татар; оно обозначает «серебряные люди», или люди с Серебряной горы. Надо сказать, что монголы часто именовали себя «Серебряное государство». Возможно, что такое название восходит к самоназванию этноса. Но не исключено, что монголы, подражая чжурчжэням, которые называли себя «Золотое государство», приняли для себя альтернативное название «Серебряное государство».
Древние китайские авторы различают два татарских государства. Они указывают, что татарское государство на юге находится в соседстве с племенами цзю, а слева — с ша-то и другими племенами. В старину, обращают они внимание, существовало государство Монгус. К северо-востоку от чжурчжэней существует еще какое-то государство У. Во времена Тан его называли племенем мэн-у, а цзиньцы именовали его мэн-у или мэн-гу. Хотя эти два государства отстоят друг от друга с востока на запад в общей сложности на несколько тысяч ли, они неизвестно почему, удивляются китайские авторы, объединены под одним именем; теперь татарь) называют себя, пишут они, Да мэн-гу, т. е.- Великое монгольское государство.
Китайцы говорили: «Монголы тоже татары, а их вождь Тэмоджин — черный татарин». При этом подчеркивали, что Чингис-хан —самозванный император, а его государство — незаконное.
Участвуя в завоевательных войнах Чингис-хана, его потомков, преемников и последователей, татары
125
сильно продвинулись на запад. Вместе с тем они были достаточно активны и в других частях света.
В прошлом русские хорошо знали булгар, башкир , и многие другие народы, с которыми жили в соседстве, но очень слабо были осведомлены о татарах. Об этом ярко свидетельствует следующий факт. Исторический аноним, описывая битву на реке Калке (31 мая 1223 года), сообщает: «...В тот Же день явились народы, их никто хорошо и ясно не знает, кто они и откуда вышли, и каков язык их, и какого племени, и какова вера их; и зовут их татарами, а иные говорят, тауменами, а другие — печенегами; иные говорят, что это те народы, о которых Мефодий Патарский епископ свидетельствует, что они вышли из пустыни Етриевской, находящейся между востоком и севером... Бог знает один, кто они татары и откуда пришли...» (См.: Повесть о битве на реке Калке) Пламенное слово. Проза и поэзия Древней Руси (Сост.- В. В. Кусков, С. С. Шемайтис. М.: Московский рабочий, 1978. С. 111-112). В последующем, узнав татар лучше, русские восприняли китайскую традицию и стали именовать татарами всех, кто располагался на востоке от русских земель, т. е. как «собственно» татар, так и не являющихся таковыми. Так, еще Петр I всю Сибирь именовал Татарией. Направляя Витуса Беринга в Камчатскую экспедицию, Петр I наставлял его «Выясни, где Татария соединяется с Америкой».
7. Расширить права Башкирской АССР. По вопросу о правовом статусе автономных республик, в том числе Башкирии, часть населения придерживается реформистской ориентации.
Так, Б. Л. Железное пишет: «...Любая форма, скажем, автономная республика, вправе настаивать на своем преобразовании в союзную республику, и это будет понятная, естественная постановка вопроса — особенно если дело касается таких крупных промышленно-развитых республик, как Башкирская или Татарская АССР» . Однако, считает он, «нельзя требовать, как этого хотят некоторые горячие головы, чтобы уже сегодня, без опоры на строгие научные критерии, одним росчерком законодательного пера были устранены различия между всеми решительными формами национальной государственно* сти»19. Как же быть? Б. Л Железное предлагает: «...Не
126
отказываясь пека от исторически сложившихся форм автономной государственности, заставить их оптимально служить интересам народов и всей страны» , для чего нужно, «во-первых, добиться эффективного использования уже существующих полномочий автономных образований, во-вторых, серьезно укрепить правовое положение, обогатить компетенцию...)/'.
С Б. Л. Железнозым во многом солидаризируется директор Института истории, языка и литературы Башкирского научного центра Уральского отделения АН СССР, доктор филологических наук, профессор 3. Г. Ураксин. «Ставя реально существующие проблемы выравнивания социально-экономического положения народов региона, уровня их культурного развития, выход из положения стали искать в превращении автономных республик, прежде всего Татарской и Башкирской, в союзные. Причем такие предложения высказывают не только лидеры неформальных объединений и клубов, но и серьезные научные работники. Но ведь есть немало факторов, говорящих о нереальности осуществления подобных предложений. Не лучше ли, — обращает внимание он, — внимательно изучить вопрос об изменении правового статуса автономных республик и фактического выравнивания социально-экономического положения всех народов?» .
Отвечая на вопрос избирательницы Зайнуллиной «Как относитесь к вопросу о создании Башкирской Советской Социалистической Республики?», кандидат в народные депутаты по Советскому национально-территориальному округу № 505, собственный корреспондент «Правды» по Башкирии Владимир Прокушев высказался так: «Почему только Башкирской? А Татарской, Чувашской, Тувинской? Ведь у всех одинаковые права и все потребуют их удовлетворения, создав из Российской Федерации «лоскутное одеяло». Мы никаких проблем не решим, а только обострим их. Путь тут другой. Надо сближать, выравнивать статусы автономных и союзных республик» .
Кандидат юридических наук, доцент Ф. Ишкулов пишет: «На мой взгляд, разговор должен идти не о предоставлении республике статуса союзной республики, а о расширении права Башкирии до прав союзной республики в решении всех 'вопросов, о последовательном проведении в жизнь принципа республиканского хозрасчета и экономической самостоятельности... Я про-
127
тив как преобразования Башкирской АССР в союзную республику, так и придания ей статуса союзной республики (если в полном объеме, то это то же преобразование)...»
Аргументы, приводимые Ф. Ишкуловым в пользу данного тезиса, сводятся к следующему: 1) преобразование БАССР в союзную республику нереально; 2) автономные республики не исчерпали даже тех прав, которые им дает Советская Конституция; 3) преобразование БАССР в союзную республику идет вразрез с историческим традиционным прошлым башкирского народа, добровольно присоединившегося к Русскому государству и принявшего подданство России .
Доктор исторических наук, профессор Б. X. Юлдашба-ев пишет: «...У нас идет однобокая по существу пропаганда «проекта» союзной республики, авторы которого без раздумий перешагивают через ряд существенно важных, но нерешенных национальных задач, особенно проблемы собственного башкирского потенциала Башкирской АССР, а также татаро-башкирский вопрос» . В значительной мере солидаризируясь с Б. X. Юл-дашбаевым, доктора юридических наук, профессора Ф.М. Раянов и Л.Л. Каневский считают: «...Требование статуса союзной республики для Башкирской АССР не только несвоевременно, но и объективно ведет к осложнению и без того сложной ситуации в стране и в республике. Здесь лучше продумать проблемы уравнения прав всех наций и народов, нежели углублять дальнейшее ранжирование народов в зависимости от их правового статуса» 6.
Академик Г. А. Толстиков и кандидат экономических наук Г. Ф. Шафиков, проведя, насколько позволяет газетная статья, обстоятельный анализ проблем национальных и межнациональных отношений в Башкирской АССР, приходят к следующему выводу: «Автономный статус Башкирии сложился исторически, он наиболее оптимален и соответствует общим интересам всех наций, проживающих в республике. Он выдержал проверку временем и научно обоснованной альтернативы ему не имеется. Наш шанс—в расширении экономической самостоятельности автономной республики и полном использовании ею своих прав, которые должна обеспечить перестройка системы Советов республики» .
8. Башкирия — «штат» или союзная республика. Так, пожалуй, может быть обозначена концепция развития
128
Башкирии и ее правового статуса, разработанная временной научно-исследовательской группой по разработке проекта комплексной целевой социальной программы «Развитие социалистических наций и народностей, совершенствование межнациональных отношений, интернациональное и патриотическое воспитание» (КЦСП «Нация»),
Авторы этого проекта (Дж. М. Гилязитдинов, Ф. А. Гуй-син (руководители), Т. Т. Баширова, 3. В. Безвесельная, Л. И. Бенина, Г. Т. Галиев, И. И. Жаринова, Д. Н. Заги-дуллин, И. И. Ибрагимова, Р. Г. Кадыров, 3. 3. Каримова, Т. Г. Кожевникова, Н. Г. Кочкина, Л.' Е. Курамшина, Ф. Б. Латыпова, X. X. Лукманов, Ш. А. Махмутов, Л. Ф. Мулюкова, Р. М. Мухаметхасанов, Л. Ю. Подольская Т. В. Петрук, Р. А. Рахимов, С. П. Сазонов, С. Л. Смирнов, Н. Т. Сулейманов, Ф. Ф. Тугушева, Р. М. Тухватуллина, А. И. Файнштейн, Р. X. Хамадеева, Р. С. Шангареева, Л. К. Шкапет, О. А. Штанько, Л. А. Ягудина) находят, что если подытожить различные точки зрения о правовом статусе Башкирии, то можно придти к выводу, что речь идет о трех основных моделях решения вопроса о национально-государственном статусе Башкирии.
Модель 1. Все нации и народности СССР, живущие компактно, имеющие национально-государственные или административные образования, а также крупные административные края, области получают равные права. Этим преодолеваются существующие сейчас разделения наций и народностей на различные категории по их политической самостоятельности и правовому статусу. В этом случае Башкирия будет иметь равные права — экономические, социальные, в том числе этносоциальные, политические, идеологические — со всеми другими этносами, в том числе и с нынешними союзными республиками.
Модель 2. Башкирия, как и некоторое другие крупные и мощные в экономическом отношении автономные республики, получает статус союзной республики. Критерии, на основании которых ряду автономных республик не Дают статуса союзной республики, являются анахронизмом и не выдерживают критики.
В стране имеется ряд автономных республик, которые по всем параметрам — экономическим, социальным, политическим, духовным, этносоциальным и другим — находятся на одном уровне с союзными республиками. Вопрос о придании ряду автономных республик статуса союзных поднимался на сентябрьском (1989 г.) Пленуме
129
ЦК партии в выступлениях секретарей Башкирского, Татарского, Якутского и ряда других обкомов КПСС. Общественность в автономных республиках также выступает за придание своим республикам статуса союзных.
Придание БАССР статуса союзной республики имело бы поистине историческое значение для судеб республики и создало условия решения многих назревших проблем, для ускорения экономического, социального, политического и духовного развития. Может стать реальностью проблема создания Компартии Башкирии со своим ЦК, системой печатных органов, в том числе республиканских общественно-политических журналов.
Повышение статуса Башкирской республики будет иметь громадное значение для ее столицы Уфы. Вырастет политический, правовой статус города. Многократно вырастут возможности для развития культуры. В городе появится Академия наук, киностудия, существенно улучшатся условия для деятельности телевидения и радиовещания, появятся новые театры, журналы, газеты. Большие перспективы откроются перед высшими учебными заведениями.
Модель 3. Башкирия остается автономной республикой, но компетенция ее существенно расширяется.
По мнению авторов проекта, оптимальной является первая модель. Она к удовлетворению народа республики положительно решает вопрос об уравнении политиче-* ской самостоятельности и правового статуса Башкирии с союзными республиками. Все национально-территориальные и крупные территориально- административные образования страны получают равные права, и все народы будут удовлетворены, и ни у кого не возникает чувства несправедливости тем, что кого-то пересмотром статуса выделили. Настала пора перехода от политического и правового неравенства наций и народностей к их реальному, фактическому, политическому и правовому равенству. В случае, если первая модель не получит одобрения, то народы Башкирии были бы удовлетворены относительно судеб своей республики реализацией второй модели — уравнения статуса БАССР, как и ряда других автономных республик, с союзными. Что же касается третьей модели, то, по их мнению, вопрос о повышении статуса БАССР не отпадает, но его решение отодвигается на более поздние сроки.
Исходя из такой ориентации, авторы проекта предлагают соответствующие варианты развития экономических,
130
социальных, национальных, культурных, идеологических, политических, государственно-правовых и иных структур и отношений .
В ходе обсуждения проекта КЦСП «Нация» врач Н. Смотров высказал следующее мнение: «...Серьезные люди в серьезных учреждениях разрабатывают и предлагают обсудить комплексную целевую программу — КЦСП «Нация», в которой я лично не заметил научного подхода к проблеме, зато в эту программу собраны все варианты решений, в том числе и те, которые в нормальных условиях у трудящихся не могли и возникнуть» . Сказано излишне резко и категорично. На наш взгляд, предложенный для широкого обсуждения проект КЦСП «Нация» хотя и не бесспорен, но по многим своим параметрам (содержательным, концептуальным и др.) представляет значительный научно-практический интерес.
9. Переходная форма. Отдельные авторы, исходя из того, что равенство наций нужно рассматривать как непреложный закон социального развития, приходят к выводу, что надо отходить от пресловутой «автономиза-ции», желательно иметь статус союзной республики. Однако двигаться в этом направлении нужно осторожно, учитывая исторически сложившиеся структуры. С их точки зрения, для реализации идеи «перерастания» Башкирии из автономной республики в союзную нужны переходные формы государственного устройства. По их мнению, в качестве такой переходной формы могла бы быть Башкирская Советская Социалистическая Республика, которая не выходит из РСФСР, но уже входит в СССР .
К. Маркс в свое время писал, что национальная проблема — тот оселок, на котором можно проверить, насколько человек является коммунистом по убеждению. Развитие общественных отношений в Башкирии, впрочем, как и в ряде других регионов страны, свидетельствует, что отнюдь не все, кто считает себя коммунистом, не говоря уже о тех, кто от них спешит отмежеваться, выдержали марксову проверку.
С принятием Декларации о государственном суверенитете РСФСР, многими другими союзными республиками (Украиной, Белоруссией, Молдовой и т. д.), рядом автономных республик (Карелией, Коми, Татарией, Якутией и др.) дискуссия о правовом статусе Башкирии сместилась в несколько иную плоскость.
9 августа 1990 года в соответствии с постановлением Президиума Верховного Совета Башкирской АССР были
131
вынесены на народное обсуждения три проекта Деклар! ции о суверенитете Башкирии: два официальных, подготовленных Президиумом Верховного Совета Башкирской АССР и Советом Министров Башкирской АССР, один—неофициальный, подготовленный группой «независимых юристов: кандидатами юридических наук Л. Гу-меровой, 3. Еникеевым, А. Тимониным, Д. Юсуповым^. Эти проекты стали предметом широкого обсуждения в средствах массовой информации, в общественно-политических организациях, на сессиях городских и районных Советов народных депутатов, на собраниях трудовых коллективов. В адрес Президиума Верховного Совета Башкирской АССР поступило 1508 обращений,
, в том числе от народных депутатов СССР, РСФСР и Башкирской АССР — 37, народных депутатов местных Советов — 39, трудовых коллективов—181, отдельных граждан — 692, коллективных — 834. При этом обращения поступали не только от населения Башкирии, но и других регионов: Оренбургской, Куйбышевской, Свердловской, Челябинской, Курганской и иных областей (краев, республик).
В ходе обсуждения названных проектов Декларации те или иные взгляды на предмет правового статуса Башкирии проявились еще более рельефно. Некоторые участники обсуждения свои представления облекли в форму неофициальных проектов Декларации о суверенитете Башкирии. Так, особые проекты предложили Башкирский народный центр «Урал», сотрудник Госкомприроды Башкирской АССР М. М. Сальников, профессор Б. X. Юл-дашбаев, собрание юридической общественности республики, идеологический отдел Башкирского обкома КПСС, народный депутат РСФСР Б. С. Лысенко, народный
" депутат Башкирской АССР Р. Ш. Магазов, группа народных депутатов в составе народных депутатов РСФСР Р. Р. Валеева, Р. 3. Багаутдинова, народных депутатов Башкирской АССР А. М. Шарипова, М. Р. Багаутдинова .
Для рассмотрения предложений и замечаний по проектам Декларации о государственном суверенитете Башкирии при Президиуме Верховного Совета Башкирской АССР была образована рабочая группа из 31 человека. В ее состав вошли народные депутаты, представители государственных органов, партийных и общественных организаций, ученые. Председателем рабочей группы
132
был определен первый заместитель Председателя Верховного Совета Башкирской АССР Ю. С. Демин, заместителем — председатель Комиссии Верховного Совета Башкирской АССР по законодательству, законности и правопорядку Э. Ф. Шаретдинов'\
Всесторонне изучив как официальные, так и неофициальные проекты, предложения и замечания по ним, рабочая группа пришла к выводу, что в предложенных проектах и замечаниях по ним немало ценного, полезного, но есть и позиции, с которыми нельзя согласиться. Был сделан вывод: ни один из проектов нельзя выносить на обсуждение предстоящей сессии Верховного Совета республики. Прежде всего были отвергнуты проекты и предложения, в которых велась речь о необходимости предоставления Башкирии не государственного суверенитета, а экономического, либо народного, либо национального суверенитета—на том основании, что противопоставление одного вида суверенитета другому некорректно (в действительности суверенитет — един, но имеет множество проявлений). Во всяком политизированном, государственно-организационном обществе любой вид суверенитета, будь то экономический или народный, или национальный, в конечном счете требует государственного оформления. Следовательно, тезис о государственном суверенитете Башкирии верен и при правильном его понимании не противоречит взглядам тех, кто выступает только за экономический или только за народный, или только за национальный суверенитет.
Проект Декларации о суверенитете народа Башкирии (М. М. Сальников) не был принят на том основании, что идея о преобразовании Башкирской АССР в Башкирскую Демократическую Республику противоречит социалистическому выбору, сделанному народом еще в 1917 году, приверженности населения к демократическим традициям Советской власти.
Положения об изменении границ, собственной армии и т. д., содержащиеся в проекте, подготовленном Башкирским народным центром «Урал», вызвали отрицательную реакцию. В этой связи проект был ртклонен.
Всякая Декларация — это известная система принципов. С этой точки зрения проект «независимых» юристов и некоторые другие проекты были признаны весьма интересными. Тем не менее они тоже были отклонены. Причина — излишняя детализация, включение вопросов
133
и решений, которые ещё нуждаются в дополнительна изучении. Было решено: Декларация должна быть краткой по форме, но емкой по содержанию, она не должна предрешать те вопросы, ответы на которые могут быть даны лишь в будущем, в правовых актах, принимаемых в развитие Декларации.
Рассматривая альтернативный проект Декларации и Положения о государственно-правовом устройстве Башкирии и башкирского народа (Б. X. Юлдашбаев), рабочая группа признала конструктивной идею о единстве национального суверенитета башкир и народного суверенитета населения республики безотносительно к национальной принадлежности. Однако идея об экстерриториальном суверенитете башкирской нации не нашла поддержки из-за сложности реализации. Приверженность же автора к национально-территориальной автономии не могла быть поддержана, так как рабочая группа стояла на том, что суверенитет — это верховенство, самостоятельность, свобода государственной власти в решении вопросов внутренней и внешней жизни. Абсолютный суверенитет—практически неосуществим. Относительный же суверенитет — вещь вполне реальная, логически связанная с правом нации на самоопределение. Суверенитет и автономия — не совместимы. Они взаимоисключают друг друга. Следовательно, суверенное развитие Башкирии немыслимо в рамках автономии, оно с необходимостью требует известных государственно-правовых преобразований. По этим причинам альтернативный проект Декларации и Положения о государственно-правовом устройстве Башкирии и башкирского народа не был принят.
Проделав значительную работу во многом исследовательского характера, рабочая группа для обсуждения на сессии предложила принципиально новый проект Декларации о государственном суверенитете Башкирской ССР — Башкортостана. Он в известной мере преодолевал несовершенства, крайности имеющихся проектов. Вместе с тем'вбирал в себя все наилучшее, что было в них. Это был уже более взвешенный документ. Проект, опубликованный в печати34, вызвал положительную реакцию населения. Состоявшийся 5 октября 1990 года V пленум Башкирского обкома КПСС, рассмотрев этот проект, в основном одобрил его и решил внести на рассмотрение сессии Верховного Совета Башкирской АССР с учетом тех замечаний, которые были высказаны участниками пленума-
134
§2. Декларация о государственном суверенитете Башкирской ССР
В октябре 1990 года в здании Общественно-политического центра г. Уфы работала третья сессия Верховного Совета Башкирской АССР двенадцатого созыва. На сессии обсуждался целый ряд вопросов, однако главным было рассмотрение проекта Декларации о государственном суверенитете Башкирской ССР, подготовленного рабочей группой. Почти двухдневному обсуждению проекта предшествовал доклад Председателя Верховного Совета Башкирской АССР М. Г. Рахимова . В докладе обосновывалась необходимость суверенного развития Башкирии, реконструкции структуры, формы и содержания сложившихся отношений и связей как с РСФСР, другими союзными республиками, так и с Союзом ССР в целом, необходимость участия республики в подготовке и заключении Союзного договора вместе и наравне с другими суверенными республиками. В обмене мнениями по докладу, проходившем, надо сказать, довольно бурно, приняли участие 24 народных депутата Башкирской АССР и 8 приглашенных. Различия в понимании принципа права нации на самоопределение и принципа равенства всех наций несколько осложнили нормальное течение процедуры постатейного обсуждения законопроекта, однако в конечном итоге Декларация о государственном суверенитете Башкирской ССР оказалась принятой практически единогласно. Результаты поименного голосования народных депутатов оказались таковыми: за—245, против — 1, воздержались — 4 *.
Текст принятой Декларации 'был опубликован во всех республиканских газетах, обнародован по радио и телевидению.
ДЕКЛАРАЦИЯ
о государственном суверенитете Башкирской Советской Социалистической Республики
Верховный Совет Башкирской Автономной Советской Социалистической Республики,
'сознавая историческую ответственность за судьбы многонационального народа республики,
признавая приоритет общечеловеческих ценностей, природной и социальной среды, прав и свобод,
135
закрепленных во Всеобщей декларации прав человека, других международно-правовых актах, уважая суверенные права всех народов, заботясь об экономическом, социальном, политическом, духовном развитии народов, проживающих на территории республики,
считая республику субъектом Союза ССР и обновленной Российской Федерации,
принимая во внимание, что Башкирская республика была образована в 1919 году в составе РСФСР на основе соглашения с центральной Советской властью, находя, что статус автономной республики ныне не обеспечивает всестороннее социально-экономическое развитие Башкирии,
реализуя неотъемлемое право башкирской нации на самоопределение и гарантируя равенство всех наций на территории Башкирии,
следуя по пути создания правового государства и демократического общества,
провозглашает государственный суверенитет Башкирии на всей ее территории в пределах существующих границ и преобразует Башкирскую Автономную Советскую Социалистическую Республику в Башкирскую Советскую Социалистическую Республику (Башкирская ССР) — Башкортостан.
Впредь в Конституции, других правовых актах республики, в государственной и общественной жизни данное название республики использовать в качестве ее официального наименования.
1. Земля, недра, природные богатства, другие ресурсы на территории Башкирской Советской Социалистической Республики, а также весь экономический и научно-технический потенциал являются исключительной собственностью ее многонационального народа.
2. Отношения Башкирской ССР с Союзом ССР, РСФСР, другими республиками определяются Союзным Договором, Договором с РСФСР, другими межреспубликанскими договорами и соглашениями.
Вступая в договорные отношения с Союзом ССР, РСФСР, другими республиками, Башкирская ССР сохраняет за собой всю полноту государственной власти на всей территории вне пределов прав, добровольно передаваемых ею Союзу ССР и РСФСР
136
3. Башкирская Советская Социалистическая Республика гарантирует равные права и свободы всем проживающим на ее территории гражданам независимо от их национальности, социального происхождения, политических убеждений, отношения к религии, иных различий.
В Башкирской Советской Социалистической Республике обеспечивается сохранение, равноправное функционирование и всестороннее развитие языков и культурных ценностей всех населяющих ее народов.
4. Башкирская Советская Социалистическая Республика содействует удовлетворению национально-культурных потребностей лиц башкирской национальности, проживающих за пределами республики.
5. Носителем суверенитета и источником государственной власти в Башкирской Советской Социалистической Республике является ее многонациональный народ. Полновластие народа реализуется на основе Конституции и законов Башкирской ССР как непосредственно, так и через Советы народных депутатов.
6. Наиболее важные вопросы, связанные с развитием Башкирской Советской Социалистической Республики, ее взаимоотношениями с Союзом ССР, РСФСР, другими республиками и государствами, выносятся на рассмотрение Верховного Совета Башкирской ССР, на обсуждение ее народа.
7. Государственная власть в Башкирской ССР осуществляется по принципу ее разделения на законодательную, исполнительную и судебную.
8. Башкирская Советская Социалистическая Республика имеет свою систему законодательства. Конституция и законы Башкирской ССР обладают верховенством на всей территории Башкирской ССР, за исключением тех сфер правового регулирования, которые добровольно передаются республикой в ведение Союза ССР и РСФСР.
До принятия новой Конституции Башкирской ССР, Других законов и нормативных актов Башкирской ССР на территории республики действуют законы и подзаконные акты Башкирской АССР, РСФСР и СССР, не противоречащие Декларации о государственном сУверенитете Башкирской Советской Социалистиче-Республики.
137
9. Башкирская Советская Социалистическая Республика имеет свой герб, флаг и гимн. Столицей Башкирской ССР является город Уфа.
10. Настоящая Декларация действует с момента ее принятия и имеет силу закона, является основой для разработки Конституции Башкирской ССР, развития законодательства республики, обновления государственных структур, участия Башкирской Советской Социалистической Республики в подготовке и заключении Союзного Договора, договоров с РСФСР, другими республиками и государствами3 .
* » »
Закон Башкирской ССР «Об органах государственной власти и управления Башкирской Советской Социалистической Республики» от 13 октября 1990 года произвел переименование высших органов государственной власти и управления республики, приведя их названия в соответствие с Декларацией. Решено впредь именовать: высший орган государственной власти — «Верховный Совет Башкирской ССР», высший исполнительный и распорядительный орган государственной власти — «Совет Министров Башкирской ССР»; народного депутата Башкирской АССР — «Народный депутат Башкирской ССР».
Постановлением «О дне образования Башкирской ССР» 11 октября 1990 года — день утверждения Декларации о государственном суверенитете Башкирской ССР — объявлен Днем образования Башкирской ССР, ежегодно отмечаемым как праздничный день — День республики Декларация о государственном суверенитете Башкир ской ССР открывает новую страницу в истории Башкирии Она — значительное завоевание демократии, показатель зрелости народных депутатов республики. Декларации о государственном суверенитете Башкирской ССР, обес печивая преемственность между прошлым, настоящим будущим, создает благоприятные правовые условия дл-всестороннего развития личности, охраны окружающей ср"еды, открывает новые перспективы для развития республики, экономического, политического, культурного прогресса, социальной защищенности представителей всех народов, проживающих на ее территории.
К главе IV
1 Сталин И. В. Доклад о проекте Конституции СССР. М., 1936. С. 4-
2 Там же. С. 43.
138
, I
Керимов Д. Потенциал науки права. — Правда, 1989. 10 авг. См.: Валеев Д. Тизлэнеш кузлегенэн — Совет Баш-кортостаны, 1989, 20 апр.; его же. О «перегибах». Ошибки национальной политики в Башкирии в периоды культа личности и застоя. — Советская Башкирия, 1989, 21 мая; его же. Уйти с последних мест, или Почему необходим Башкирии статус союзной республики? — Советская Башкирия, 1989, 16 сентября; его же Заман талабы. — Совет Баш-кортостаны, 1990, 18 июня; его же. Для чего нужен статус союзной республики.— Вечерняя Уфа, 1990, 3 октября; Еникеев З.Узгэрештэр зарурлыгы. Совет 6аш"кортостаны, 1989, 22 апр.; его же. Возродить ленинские идеи.— Ленинец, 1989, 8 июля; его же. Почему нам нужен статус союзной республики? — Сибайский рабочий, 1989, 19, 22 апр.; его же. Вместе и наравне. — Советская Башкирия, 1989, 17 сент.; его же. Объективная необходимость или выдумка бюрократов?— Советская Башкирия, 1990,
20 сент.; "Котошов Р. Мэсьэлвгв бер -караш.— Совет Баш-кортостаны, 1989, 13 мая; его же. Бета мемкинлектэр бар. (Хо-ку-ки дэулэт кенэ миллэттэр тицлеген тэьмин итэ ала).— Совет Баш-кортостаны, 1990,
21 янв. и др.
3 См «Урал» баштюрт халы-к узэк йыйыны.— Совет Баш-кортостаны, 1989, 30 дек.
6 Правда, 1989, 1 сент.
7 Советская Башкирия, 1989, 1 дек. Советская Башкирия, 1989, 4 нояб.
9 Советская Башкирия, 1990, 13 февр.
10 Советская Башкирия, 1990, 29 авг.
11 Там же.
См., например: Советская Башкирия, 1990, 24 авг; Вечерняя Уфа, 1990^24 сент.
Это хорошо показано, в частности, в монографии Рахматулли-на У. X. Население Башкирии в XVI [-XVIII вв. Вопросы формирования небашкирского населения. М.: Наука, 1988.
См., например: Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. Этнический состав и история расселения. М.: Наука, 1974; Бикбулатов Н. В. Башкиры (Народы Поволжья и Приуралья. Историко-этнографи-ческий очерк. Отв. ред Кузеев Р. Г. М: Наука, 1985. С. 237-271; Юсуггов Р. М. Краниология башкир М.: Неука, 1989.
См., например: Мухаметшин Ю. Т. Татары — кряшены. Историко-этнографическое исследование материальной культуры. Середина XIX — начало XX вв. М.: Наука, 1977; Мухамедова Р. Т. Татары (Народы Поволжья и Приуралья. Историко-этнографические очерки. Отв. ред. Р. Г. Кузеев М.: Наука, 1985, С. 200-237; Тамилов Н. А. Тюркоязычное население западно-сибирской равнины в конце XVI в. — первой четверти XIX в. Томск, 1981.
См.: Диакон Л. История. М.: Наука, 1988. '
17 «. кое-кто сегодня пытается доказать благородность национально-однородной среды обитания и труда, хотя стремление к этому * современном мире и утопично, и реакционно», — пишет инженер С. Шенкман. См.: Шенкман С. Не погубит ли нас национальный вопрос? — Вечерний Челябинск, 1989, 4 авг.
18 Железное Б. Что могут автономии? — Правда, 1989, 24 авг.
19 Там же.
Там же. Там же.
139
Ураксин 3. Как разны земли моей племена. — Советская Россия, 1989, 11 мая.
19. 11 мая.
Советская Башкирия, 1989, 13 мая.
24 Ишкулов Ф. Жить одной семьей. — Вечерняя Уфа, 1990, 6 янв.
25 Юлдашбаев Б. Только ли «сидящий впереди?» — Вечерняя Уфа, 1990. 12 марта.
Раянов Ф., Каневский Л. Альтернативы нет. — Вечерняя Уфа,
1990, 12 марта.
Толстиков Г., Шафиков Г. Надо ли выходить из России? — Советская Башкирия, 1990, 21 февр.
28 См.: Вечерняя Уфа, 1989, 8 дек. На различные модели правового статуса Башкирии сориентированы и опубликованные в печати проекты Концепции хозрасчета Башкирской АССР; как первый вариант, подготовленный творческой группой под руководством доктора экономических наук К. Н. Юсупова (См.: Советская Башкирия, 1989, 24 сент.), так и второй вариант, подготовленный БНЦ УрО АН СССР и Башгосуни-верситетом (См.: Советская Башкирия, 1989, 24 окт.).
29 Смотров Н. О приоритетах настоящих и мнимых. — Вечерня Уфа, 1989, 29 янв.
С этой точки зрения примечательна позиция Р. А. Янборисовв См Советская Башкирия, 1990, 8 февр.; Янборисов Р. Национальны отношения в Башкирии. Историко-социологический анализ. — Советска Башкирия. 1990. 20-24, 26 июня.
31 Советская Башкирия, 1990, 10 авг.
См.: Ленинец, 1990, 16 авг.; Советская Башкирия, 1990, Ленине!. 1990^ 1 сент.; Советская Башкирия, 1990, 20 сент. „ Советская Башкирия, 1990, 31 авг.
36
Советская Башкирия, 1990, 28 сент. См.: Советская Башкирия, 1990, 12 окт. См.: Советская Башкирия, 1990, 26 окт. См.: Советская Башкирия, 1990, 12 окт. См.: Советская Башкирия, 1990, 16 окт.
Глава V. КОНСТИТУЦИЯ БАШКИРСКОЙ ССР: КАКОЙ ЕЙ БЫТЬ!
140
Выступая на первом Съезде народных депутатов СССР, член-корреспондент АН СССР С. С. Алексеев обратил внимание делегатов и избирателей на то, что формирование социалистического правового государства требует создания передовой, совершенной, высококлассной правовой системы, что немыслимо без выверенной законодательной политики, четкой, строгой законодательной стратегии. Определяя приоритеты общесоюзной законотворческой деятельности, он высказал глубокую мысль, что подготовка Конституции — вопрос высшей степени важности. По его мнению, четыре предшествующие конституции не могут быть оценены как украшение общества, поскольку являются документами во многом политико-декларативными, что, возможно, было оправдано в первые годы Советской власти (в 1918, 1924 гг.), но в последующем (в 1936, 1977 гг.) стало уже фарсом, в какой-то степени ложью. Алексеев С. С. призвал создать первую настоящую юридическую Конституцию СССР, которая бы в сжатых, четких, может быть, афористичных формулах закрепила существование нашего государства как свободного, которая бы закрепила свободное, безопасное существование каждого человека . «Социалистическое правовое государство — это прежде всего конституционное государство» . В силу этого забота об обновлении Конституции СССР вполне понятна.
В обновлении, однако, нуждается не только Конституция СССР, а и, в частности, Конституция Башкирии. Это было очевидно уже в самом начале перестройки. Однако практическая работа, направленная на кардинальный пересмотр республиканского конституционного законо-
141
дательства с принципиальных позиций, в основе которых философия и политика обновления общества, новое политическое мышление, глубокая правовая компетентность, высокая нравственность и культура, стала возможной лишь с принятием Декларации о государственном суверенитете Башкирской ССР—Башкортостана.
Постановление Верховного Совета Башкирской ССР «О первоочередных мероприятиях по реализации Декларации о государственном суверенитете Башкирской Советской Социалистической Республики» от 13 октября 1990 года прямо ориентирует: необходимо разработать Конституцию (Основной Закон) Башкирской ССР, другие законы, юридически закрепить новые отношения Башкирии с Союзом ССР, РСФСР, другими республиками . Образована Конституционная комиссия в составе 65 человек (председатель — М. Г. Рахимов), которой поручено подготовить проект Конституции суверенной Башкирской ССР.
Какой же быть Конституции Башкирской ССР? Отнюдь не претендуя на абсолютную истину, хотелось бы обратить внимание на некоторые проблемы. Возможно, они представят интерес для тех, кому небезразлично будущее конституционное устройство Башкирии.
1. Правовой статус. Суверенное развитие Башкирии требует соответствующего правового обеспечения. В этой связи вопрос о правовом статусе по-прежнему остается одним из узловых.
В самом общем виде наиболее естественным представляется следующее конституционное решение этого вопроса. К ведению Башкирской ССР относятся все актуальные для республики и для ее населения вопросы, за исключением тех, которые" в «общих интересах» переданы в ведение СССР и РСФСР. Конкретный же объем делегируемых прав должен быть, на наш взгляд, разрешен Союзным договором, договорами, заключаемыми с другими республиками. При этом в Конституции желательно записать, что переданные в ведение Союза ССР, других республик права не могут использоваться в ущерб интересам Башкирской ССР или других государственно-правовых образований, наций и народов, трудящихся. В случае нарушения этого принципа Башкирская ССР имеет право на защиту, которое реализуется в соответствии с принятыми в гражданском обществе
142
и правовом государстве принципами, нормами и процедурами.
2. Основная цель и важнейший принцип. В Конституции Башкирской ССР должна быть ясно и четко определена та цель, к которой стремится республика, что образует основной смысл ее социально-полезной деятельности в ближайшем обозримом будущем. В этом, надо полагать, Башкирия не может расходиться с общим курсом страны, идеал которой гуманный, демократический социализм . Обосновав идею гуманного, демократического социализма в ряде своих работ и выступлений, Генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачев подтвердил приверженность этой идеи также и в речи 15 марта 1990 года, произнесенной при вступлении в должность Президента СССР. Он сказал: «Политика перестройки, как я думаю, это — единственно возможный для такой страны, как наша, мирный путь перехода в новое качественное состояние, от авторитарно-бюрократической системы к гуманному демократическому социалистическому обществу»5.
Цель требует соответствующих средств. Еще в постановлении первого Съезда народных депутатов СССР «Об основных направлениях внутренней и внешней политики СССР» было записано: «...В новой Конституции следует воплотить принципы гуманного, демократического социализма...» . Хотя в этом постановлении речь идет о новой Конституции СССР, это положение, на наш взгляд, прямо относится и к Конституции Башкирской ССР, поскольку в условиях федеративного государственно-территориального устройства Советской власти складывается единое конституционное законодательство, образуется единое федеративное Советское государство, которое при закономерном своем развитии позволяет гармонично сочетать коренные потребности и интересы всех наций и народов, их государственно-правовых структур.
Отношения Башкирии с РСФСР и СССР имеют договорную первооснову, которая своими истоками уходит в отдаленные исторические традиции. Однако в действующем конституционном законодательстве это никак не отражено. На наш взгляд, в тексте новой Конституции, возможно так, как это сделано в преамбуле Декларации о государственном суверенитете Башкирской ССР, обязательно должен быть показан добровольный характер вхождения Башкирии в состав РСФСР и СССР.
143
Желательно прямо записать, что Башкирская ССР, развиваясь суверенно, стремится к наиболее полному удовлетворению материальных и духовных запросов населения, заботится о целостности исторически сложившейся федерации, о единстве суверенитета народа, нации и государства.
3. Институт гражданства (личность, ее права, свободы).
Перестройка требует повышения научного уровня мировоззрения, теории и практики познания и преобразования объективной действительности, а это несовместимо с паранаукой, догматизмом, упрощенным объяснением соотношения классовых и общечеловеческих ценностей. Наиболее приоритетные — общечеловеческие ценности.
Общечеловеческий подход к оценке явлений, событий, фактов, поступков предполагает рассматривать человека как много большую ценность, чем все другие ценности общества. Хотя эта мысль была осознана давно и даже получила у нас закрепление в виде афоризма «Все во имя и блага человека», а в праве — в виде формулы «Не человек существует для закона, а закона для человека», В' застойное время ею часто спекулировали. Нельзя допустить рецидива того, что было в прошлом. В противном случае фундаментальным идеям перестройки может быть нанесен существенный, возможно, даже непоправимый ущерб.
Думается, что в Конституции Башкирской ССР человек, личность, права и свободы должны занять одно из центральных мест. Важно, чтобы в Конституции нашли отражение такие принципы, такие нормы, такие механизмы, которые создавали бы надежные и эффективные правовые гарантии для закономерного, всестороннего, гармоничного, восходящего развития личности, способствовали консолидации населения вокруг идей перестройки, обновления социального облика общества.
С точки зрения права, закона, консолидации населения развитию человека, расцвету личности способствует институт гражданства, который, с одной стороны, определяет то, как связаны друг с другом общество и личность, а с другой — характеризует то, в какое положение общество и личность поставлены по отношению к государственной власти, к государственному аппарату, государству в целом, а последние— по отношению как к лично-
144
сти, так и к обществу. было бы лучше, если Конституция Башкирской ССР начиналась не с института политической системы, а с института гражданства.
На сентябрьском (1989 г.) Пленуме ЦК КПСС высказывались предложения о введении республиканского гражданства. Как отнестись к этой линии? Если исходить из общечеловеческого понимания свободы личности, если исходить из того, что Башкирия — суверенная Советская Социалистическая республика, заинтересованная в формировании гражданского общества и правового государства не только в пределах Башкирии, но и в пределах РСФСР, в пределах Союза ССР в целом, то эти предложения не вызывают особых симпатий, поскольку они ведут к ущемлению прав тех или иных национальных групп, что несовместимо с демократией и свободой, с другими общечеловеческими ценностями. Более привлекательным по-прежнему остается институт единого гражданства, согласно которому каждый гражданин Башкирии является гражданином РСФСР и СССР, а граждане РСФСР и других союзных республик пользуются на территории Башкирии одинаковыми правами с гражданами Башкирской ССР. Все граждане равны перед законом независимо от происхождения, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, языка, отношения к религии, рода и характера занятий, места жительства и других обстоятельств.
Приверженность к идее единого советского гражданства, думается, не значит то, что республика не может иметь свое «видение» решения актуальных для нее проблем. Возможно,'что по вопросу о понятии «конституционности» прав и свобод следует придерживаться той же позиции, что и Конституция РСФСР и Конституция СССР. Но вот в дискуссионном вопросе о классификации прав и свобод, думается, может быть принята и своя классификация, например, такая, по которой все права и свободы подразделяются на следующие виды: 1) политические, 2) экономические, 3) социальные, 4) национальные, 5) культурные, 6) личные.
Несомненно, те права и свободы, которые закреплены в действующем конституционном законодательстве — историческое завоевание трудящихся. Но все течет, все меняется. Развитие общества выявляет несовершенства
145
многих институтов и норм конституционного законодательства. Выясняется, что, во-первых, действующий институт советского гражданства не во всем (например, в части обеспечения свободы выбора места жительства, свободы совести, защиты прав и интересов отдельных этнических групп и др.) соответствует международно-правовым актам о правах человека, в частности, Всеобщей Декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года; во-вторых, не все декларированные в нем права и свободы (например, право на труд, право на участие в решении вопросов государственной и общественной жизни, свобода слова, свобода печати и др.) обеспечены надежными механизмами реализации; в-третьих, несмотря на то, что незаконные привилегии и льготы — достаточно распространенные явления, высокоэффективные конституционные механизмы противодействия им отсутствуют. Противоречия между формально-определенным институтом советского гражданства и динамичной действительностью не согласуются с представлениями о гуманном, демократическом обществе. Следовательно, они должны найти в новой Конституции безотлагательное разрешение.
Как известно, нет прав без обязанностей, нет обязанностей без прав. В период перестройки их взаимосвязь усиливается, так как перестройка ведет к повышению социальной активности, а это предполагает не снижение, а напротив, повышение требовательности ко всем сознательным участкам общественных отношений. Реализация прав (обязанностей) граждан не должна причинять ущерба правам (обязанностям) другого гражданина, интересам общества и государства. Вместе с тем и осуществление прав (обязанностей) государственными и общественными структурами не может вести к неправомерному, незаконному причинению ущерба правам (обязанностям) других государственных и общественных структур, граждан. Если исходить из такой взаимосвязи прав и обязанностей, то ответственность одной стороны — это не значит безответственность другой.
Между тем, говоря о взаимосвязи прав (свобод) и обязанностей (ответственности), обычно охотнее высказываются об обязанностях, ответственности личности перед обществом и государством. Безусловно, личность не может не нести определенных обязанностей перед
146
обществом и государством, не отвечать за свои действия, поскольку жить в обществе и быть выше этого общества невозможно. Но в равной мере государство и общество не могут не нести соответствующих обязанностей перед личностью, не отвечать перед личностью за свое поведение. В противном случае исключительно глубокая мысль о единстве прав и обязанностей мельчает, обесценивается.
Следовательно, принцип соответствия прав (свобод) и обязанностей (ответственности) должен быть реализован в новой Конституции с большей основательностью.
Особо хотелось бы заострить внимание на вопросе о правах, свободах личности в области культуры, поскольку культура — огромное поле: по существу она охватывает всю сферу бытия и сознания, по уровню развития культуры легко можно составить представление и об уровне развития, в частности, нации. Непременное условие восходящего развития нации — прогресс ее культуры. Особое место в системе культурных ценностей нации занимает язык; есть язык — есть нация, нет языка — нет нации. В силу этого важное значение приобретает проблема соответствующего конституционного обеспечения сохранения, обогащения и развития культуры, в частности, языка.
Башкирский язык прекрасен. Хотя и мало поэтических строф, посвященных этому замечательному языку, он, однако, не уступает ни одному языку народонаселения планеты. И язык этот может погибнуть, если проводить малоконструктивную языковую политику.
Башкирской язык хорош, но не столь силен, чем, скажем, русский, даже татарский язык. Так, если русский язык на сегодня реально язык межнационального общения, а татарский язык весьма распространен и им владеют многие, то положение башкирского языка несколько иное. Язык нуждается в защите. Общепризнано, если слабый хочет выстоять, то он всегда должен быть защищен лучше, чем сильный. Видимо, в новом конституционном законодательстве необходимо непременно закрепить башкирский язык в качестве государственного в пределах Башкирии. Это вполне соответствует реалиям современности. Идея, согласно которой всем народам необходимо обеспечить свободное пользование родным
147
ш
языком, объявив его государственным в пределах национальных образований, нашла отражение в Законе СССР «О языках народов СССР» от 24 апреля 1990 года.
Однако для материализации башкирского языка недостаточно объявить его государственным в пределах Башкирии. Необходимо еще добиться того, чтобы этот язык стал жизненно необходимым средством общения людей. Р. Ю. Рахматуллин справедливо считает, что важнейшим фактором этнической социализации является практическая жизнь человека; языковые структуры и элементы являются производными практики, ее превращенной формой8. Следовательно, необходимы не только агитационно-пропагандистские, просветительные мероприятия, а еще и мудрые действия в направлении того, чтобы непосредственная практика, работа, сфера производства, услуг, государственных структур и т. п. находились под достаточно сильным воздействием башкирского языка. Сейчас же, однако, этого нет. В результате не то что небашкиры, а даже башкиры, знающие родной язык, легко могут обойтись, особенно в городах, без башкирского языка. Профессор Р. Баимов с тревогой и горечью пишет: «Положение родного языка в республике сложно и драматично» .
В свое время Шагит Худайбердин писал: «Было бы, по-моему, неверным без всяких доказательств брать в качестве «истинно башкирского языка» говор горных башкир и насильно внедрять его в практику. Возможно, со временем коренной говор будет определен. Но сейчас при реализации языка, мы должны взять за основу ту речь, которая ближе всего к жизни. А близок к жизни, по-моему, язык, на котором говорят кипчакские, юрматин-ские, яланские, усерганские, сакмарские, пермские башкиры. Этот язык и надо реализовывать. В этом случае и товарищам татарам, с которыми мы очень тесно связаны, будех намного удобней, и осуществится желание нашего народа быстрее сделать государственным язык»10.
Хотя Шагит Худайбердин не получил систематического светского образования, хотя он не был носителем высоких ученых степеней и ученых званий, научности и реализму мысли у него не стыдно поучиться. Шагит Худайбердин прекрасно осознавал, что глубокие и широкие корни в народ может пустить лишь демократический язык. Однако вопреки его логике жизни официальные структуры стремятся развивать башкирский язык на основе по
148
существу лишь говора как раз тех самых горных башкир. Этим усугубляется принятое еще в 1923 году ошибочное решение вопроса об официальном письменно-литературном башкирском языке, отличном от татарского. Как отмечает заведующий отделом этнографии Института истории, языка и литературы БНЦ УрО АН СССР Н. В. Бик-булатов, в основу этого языка «положены южный и, частично, восточный диалекты башкирского языка. Особенности северо-западного диалекта не были учтены. Традиции старого «тюрки» также не были приняты во внимание11. В результате башкирский язык уже продолжительное время «консервируется» пределами малой части башкирского населения. А это, создавая сложности в общении, не способствует прогрессу ни языка, ни нации. По данным 3. Г. Ураксина, «более 30 процентов башкир не называют башкирский язык родным, хотя у них сохранилось национальное самосознание12. С тем, чтобы преодолеть возникшие сложности, надо, видимо, не принижая языка гор и лесов, возвышать еще и язык степи и лесостепи. Пока еще не поздно, необходимо, на наш взгляд, осуществить демократизацию башкирского языка в следующих по меньшей мере направлениях: 1) закрепления особенностей говора южных и восточных башкир; 2) не игнорирования, а изучения и, по возможности, активного использования диалектных особенностей говора той части населения, которая относит себя к башкирам, но речь ее не во всем схожа с говором южных и восточных башкир; 3) вовлечения в языковой оборот башкир всего того, что хотя и характерно татарскому и другим тюркским и нетюркским языкам, но не чуждо и башкирскому языку. Такой путь, думается, более верный путь, обеспечивающий не только сохранение языка, но и ведущий к его обогащению и восходящему развитию, что, естественно, не может не сказаться и на развитии нации.
Это, однако, не значит, что языки других этнических | групп, проживающих в Башкирии, следует принижать, так : как нельзя добиться возвышения одних ценностей, принижая, растаптывая другие. В новой Конституции, думается, должен быть реализован принцип «язык языку — не враг». А для этого необходимо конституционно закрепить и неуклонно реализовывать режим «культурной автономии»13 , благоприятствующий естественному, восходящему развитию всех языков, всех культур, а следовательно, и всех этносов. '
149
4. Правовая экономика. Хотя в 20-е годы В. И. Ленин писал, что «у нас хозяйственное дело—наше общее дело», что «это самая для вас интересная политика», поскольку «главнейшим и самым коренным интересам пролетариата после завоевания им госвласти является увеличение продуктов, повышение в громадных размерах производительных сил общества»14, случилось, однако, так, что хозяйственное дело, самая важная сфера, где, по идее, должны быть лучшие силы, стала предметом политиканства людей, склонных к спекулятивному мыш-лен,ию, произволу и волюнтаризму. Успешное хозяйствование, ведущее к благоденствию, процветанию, возможно лишь в обществе, в основе которого правовая экономика, т. е. такая экономика, где производство, обмен, распределение, потребление в равной мере зрелы, полноценны. У нас же уже продолжительное время такой экономики нет, отсутствуют полноценные, зрелые экономические отношения. Вместо производства товаров на рынок — производство продукции в закрытые склады, вместо правильного распределения и обмена — обман, вместо разумного потребления—злоупотребления. В результате— всюду и во всем дефицит; народ на грани нищеты при огромном богатстве ресурсов.
В корне изменить ситуацию может только радикальная экономическая реформа, имеющая целью формирование высокоэффективной правовой экономики. Такая реформа начата, но еще не завершена.
Правовая экономика невозможна без фундаментальной перестройки отношений собственности. Сейчас, однако, в вопросах собственности много спорного. Неудовлетворенная современным состоянием экономики общественная мысль разделилась на несколько как бы потоков, течений, особого внимания заслуживают два из них.
Одни, отождествляя социалистический идеал с господством государственной собственности на орудия и средства производства и тем самым фактически занимаясь вульгаризацией, оглуплением учейия о научном социализме и коммунизме, предлагают, во-первых, возродить частную собственность, во-вторых, «обуздать», «разгосударствить», демонополизировать государственную собственность. По их мнению, частная собственность, развивающаяся в определенных пределах, не ведет к эксплуатации человека человеком, присвоению чужого труда, а,
4 150
напротив, обеспечивает свободное развитие личности и общества. Вместе с тем они находят, что беспредельное развитие государственной собственности чревато развитием самых разнообразных, разнузданных и беспардонных видов и форм эксплуатации человека человеком. Если, с одной стороны, допустить частную собственность, а с другой — ограничивать и сдерживать развитие государственной собственности, то это, считают они, незамедлительно приведет к существенному улучшению экономического положения всепо населения страны.
Другие, находя, что социализм — это, конечно же, не только государственная собственность, а самые разнообразные виды и формы собственности (государственная, кооперативная, колхозная и т. д.), тем не менее решительно выступают, во-первых, против частной собственности, считая ее все же источником эксплуатации человека человеком, во-вторых, за сохранение доминирующего положения государственной собственности, полагая, что только она надежно гарантирует закономерное развитие других видов и форм собственности, материальное и духовное благополучие всякого и каждого.
Самые различные мнения высказываются и о понятии
собственности, а также об объектах собственности и формах защиты собственности. Борьба мнений не прекратилась и с принятием Верховным Советом СССР 6 марта 1990 года Закона «О собственности в СССР», который вступил в силу с 1 июля 1990 года.
Если быть приверженцем общечеловеческих ценно-
• стей, если заботиться о становлении и закономерном развитии гуманного, демократического социализма, то
, надо предпочесть, на наш взгляд, следующее решение • вопроса о собственности.
Несомненно, в обществе должны развиваться различные виды и формы собственности, и конституционное законодательство не должно этому противостоять. Однако многообразие видов и форм собственности и связанные с ней социальные и правовые формы обмена, распределения и потребления, думается, не могут выходить за пределы исторически сложившегося способа производства и соответствующих ему форм организации труда. Если общество трудовое, то нахождение в собственности, т. е. во владении, пользовании, распоряжении продуктов правомерной человеческой деятельности,
^результатов собственного труда не может рассматривать-
151
ся как нечто неестественное. Вместе с тем в беспредельном включении в число объектов собственности различных феноменов природы есть что-то противоестественное. В отношении феноменов природы (земли, воды, лесов, животных и др.) лучше, на наш взгляд, использовать не понятие «собственность», а такие понятия, скажем, как «разумное использование, соединенное с надежной охраной», которые ориентируют на то, что в гуманном, демократическом социалистическом обществе отношение к природе тоже должно быть человеческим.
Современное наше общество таково, что закон запрещает частную собственность, но на самом деле она существует. Однако это сложно выявить, так как в отличие от буржуазных стран, где частная собственность дана явно, открыто, в нашей стране частная собственность представлена в неявных, скрытых формах, развивается,' таясь, часто скрываясь в структурах общественной собственности. В результате сложилась следующая ситуация: на словах в нашем обществе не капитализм, а социализм, на деле же этот социализм вроде бы и не социализм, а больше капитализм15. А это значит, что трудящиеся в нашей стране еще несвободны, они по-прежнему остаются во многом эксплуатируемой массой16. Однако, в отличие от традиционных эксплуататоров запада и востока, севера и юга, наши эксплуататоры, хитрые и подлые, угнетают население скрытно, пряча свою истинную хищную эксплуататорскую и антидемократическую сущность под добродетельные социалистические принципы. При этом они часто сращиваются, коррумпируются с бюрократами, преступниками. Если легализовать частную собственность, то вероятность того, что материальное и духовное положение всякого и каждого много улучшится, мала, а вероятность обратного — велика. В силу этого, если кто на самом деле за торжество общечеловеческих ценностей, за утверждение гуманного, демократического социализма гуманными демократическими способами и средствами, то он едва ли может выступать за частную собственность, скорее он должен бы выступать против нее, разоблачая все ее антисоциальные виды и формы. В новой Конституции, думается, должен быть реализован принцип, согласно которому в пределах развивающегося способа производства допускаются самые различные виды и формы собственности (государственная, кооперативная, общая (долевая или совме-
152
стная), личная и т. д.), закономерное развитие которых является основой свободы личности, реального выбора трудящимися форм и способов приложения своих способностей, гарантией интересов и прав потребителя. Однако использование любой собственности должно исключать отчуждение работника от орудий и средств производства и эксплуатацию человека человеком.
Мировой опыт свидетельствует, что на основе различных видов и форм собственности могут существовать и более или менее успешно развиваться различные типы хозяйствования: 1) жесткоцентрализованный тип (Китай, Румыния — в дореформенный период; Алжир, Ливия — развивающиеся страны; Южная Корея, Индонезия — на определенных этапах развития); 2) рыночный тип (США, Великобритания, Канада и ряд других капиталистических стран, этот тип многие годы формировали Югославия, Венгрия, Польша); 3) «синтез плана и рынка» (Япония, в некоторой степени ГДР, Чехословакия).
Какой тип хозяйствования наиболее благоприятствует восходящему экономическому и социальному развитию республики, слаженной хозяйственной деятельности различных производственно-хозяйственных структур республики, находящихся в сложных экономических отношениях и связях как в пределах, так и за пределами республики? Конституция Башкирской ССР, видимо, должна дать ответ и на этот вопрос, но в тех формах, которые в принципе допускает конституционное законодательство как таковое.
На наш взгляд, новая Конституция должна ориентировать производителя и потребителя на организацию хозяйственных отношений по типу «синтез плана и рынка», так как этот тип хозяйствования, позволяя оптимально сочетать административные и экономические методы хозяйствования, преимущества социализма с достижениями научно-технического прогресса, создает наиболее благоприятные условия для закономерного развития предприятий (объединений) и организаций как государственного, так и кооперативного, включая колхозы, сектора, а также индивидуально-трудовой деятельности, других форм производственно-хозяйственной инициативы и активности населения. «Синтез плана и рынка» позволяет осуществлять хозяйственную деятельность, учитывая не только потребности, особенности развития Башкирской ССР, РСФСР и СССР в их единстве и различии
153
по принципу «сильный центр — сильные республики», но и гибко реагируя на тенденции развития мировой экономики.
Хозяйствование по типу «синтез плана и рынка» объективно ведет к развитию хозрасчёта, самоуправления и самофинансирования. Ныне стало весьма модно рассуждать на эту тему. Однако ход рассуждений отдельных авторов таков, что хозрасчет предприятия нередко противопоставляется, например, хозрасчету района или города, или республики (региона). Конституционное решение вопроса о развитии хозрасчета, самоуправления и самофинансирования должно быть такое, чтобы оно не оставляло места противоречиям в понимании сущности этого явления. В этой связи в новой Конституции желательно записать, что основной смысл перехода на новые условия хозяйствования, развития самоуправления и самофинансирования — это утверждение народовластия и самоуправления, главным рычагом осуществления которых являются Советы народных депутатов. Хозрасчет, самоуправление, самофинансирование направлены на обеспечение полномочия Советов народных депутатов в управлении подведомственными предприятиями и хозяйствами, в формировании бюджета, в определении доходов и направлении расходов, предполагают расширение «компетенции Советов народных депутатов в области планирования, капитального строительства, материально-технического снабжения, охраны природы, а также во внешнеполитической деятельности. Хозрасчет, самоуправление и самофинансирование могут осуществляться на различных уровнях и в разных формах. Однако в любом случае никакой конкретный механизм реализации хозрасчета, самоуправления и самофинансирования не должен вести к ущемлению хозрасчетных прав основного производственного звена — предприятия (объединения), организации, к замене диктата одной административно-командной системы диктатом другой такой же системы.
В новой Конституции необходимо сохранить положение, согласно которому главное в содержании хозяйственной деятельности не производство ради производства, а удовлетворение растущих материальных, духовно-культурных и социальных потребностей трудящихся, улучшение качества и уровня жизни населения. Это означает, что, несмотря' на изменения в условиях
154
хозяйствования, в центре внимания производства остается человек с его потребностями, интересами, способностями.
5. Структуры правового государства. Хотя идея правового государства тревожила беспокойную мысль лучших интеллектуалов многих предшествующих поколений (Платона, Аристотеля, Цицерона, Дж. Локка, Ш.-Л. Монтескье, К. Велькера, А. Н. Радищева, А. И. Герцена, Н. Г. Чернышевского, Н. М. Коркунова, А. Ф. Кистя-ковского, П. И. Новгородцева, Г. Ф. Шершеневич и др.), формирование первичной абстракции концепции право-воТо государства часто связывается с именем известного немецкого философа и ученого Иммануила Канта (22.04.1724 — 12.02.1804 гг.), который рассматривал государство как «объединение множества людей, подчиненных правовым законам», и считал, что законодатель должен руководствоваться требованием: «Чего народ не может решить относительно себя, того и законодатель не может решить относительно народа»17. Несмотря на то, что в прошлом было приложено немало усилий в направлении создания теоретической модели правового государства и ее реализации на практике, эти усилия во многом оказались малопродуктивными. Случилось так, что восторжествовали этатистские представления о государстве и праве. В результате во многих странах мира сформировались различные тоталитарные режимы, в условиях которых жесткая, бюрократическая централизация власти и ограниченный демократический выбор стирают различия между правом и властью, что в конечном счете приводит к вырождению права как юридической формы экономических отношений, как справедливой меры вещей. Современное поколение, пережившее различные состояния общества, настроено, однако, не пессимистично, а Оптимистично; оно стремится реализовать идею правового государства, справедливо связывая с этим возрождение гуманистических и демократических традиций. Однако дело это далеко не простое. Идея правового государства, надо полагать, еще долго будет волновать чувства, воображение, ум многих и будущих поколений, вести к поступкам, смысл которых — преодоление лжи, зла, недоброго, безобразного, утверждение истины, добра, нравственности, справедливости, народовластия и самоуправления, прекрасного.
Если суверенная Башкирская ССР ставит целью
155
формирование правовой экономики, то она не может не стремиться к формированию правового государства, так как эти два социальных явления взаимно предполагают друг друга. В силу этого отношение к идее социалистического правового государства в Конституции Башкирской ССР, думается, должно быть выражено достаточно ясно. Самое главное, на что, на наш взгляд, должно быть обращено внимание, это то, что в Башкирской ССР складываются такие государственно-правовые структуры, которые обеспечивают единство суверенитета народа, нации и государства; единство права и государства, господство, верховенство правового закона; связанность правовым законом как государственных, так и общественных структур (партийных органов, формальных и неформальных общественных образований, трудовых коллективов, граждан); максимальную гарантированность прав и свобод личности, взятых в единстве с ее обязанностями, взаимную ответственность гражданина и государства; развитие системы правоохранительных учреждений, которая надежно и эффективно гарантирует правильную реализацию права, закона.
Единство суверенитета народа, нации и государства, отражающееся в правовом статусе Башкирской ССР, обеспечивается народовластием и самоуправлением. Хотя народовластие и самоуправление — это не только политические институты представительной демократии, в действующем республиканском конституционном законодательстве главное внимание уделяется в основном этой стороне народовластия и самоуправления. На наш взгляд, в Конституции Башкирской ССР такая односторонность должна быть преодолена. В ней желательно записать: «Вся власть в Башкирской ССР принадлежит народу, который является гарантом единства суверенитета народа, нации и государства. Народовластие и самоуправление в Башкирской АССР осуществляются через институты политической и производственной, непосредственной и представительно^ демократии».
Формирование структур правового государства требует ясности в вопросе о соотношении государства и права. Вопрос этот принципиальный. Однако в теории и на практике, он остается дискуссионным. Не углубляясь в существо имеющихся разногласий, отметим, что при трактовке соотношения государства и права многими допускается абсолютизация той или иной стороны,
156
переоценка (или недооценка) государственного принуждения, переоценка (или недооценка) объективной детерминированности права. На наш взгляд, вернее, если законодатель, решая вопросы формирования структур правового государства, будет исходить из единства государства и права. Как пишет известный болгарский правовед Нено Неновски, «между государством и правом существует неразрывное единство и взаимодействие»18.
Конституционное решение различных вопросов, связанных с формированием структур правового государства в Башкирской ССР, требует определенности в методологии, в подходе к освоению, прежде всего, права и правового регулирования. В этой связи вновь во всей сложности и остроте встает вопрос, что же все-таки есть право?
Ни в философской, ни в этической, ни в политической, ни в юридической, ни в социологической литературе как прошлого, так и настоящего нет точного ответа на этот вечный вопрос, который мог бы всякого и каждого удовлетворить абсолютно. Многие, даже очень крупные мыслители довольствуются таким правопониманием, которое оценивается ими как наилучшее из всех известных взглядов на право и правовое регулирование. Иначе говоря, в действительности право как некая объективная реальность — это одно, а представления о нем — это уже нечто другое.
Уже длительное время в правовой науке и юридической практике господствует нормативное понимание права, которое, однако, активно критикуется. Причем, критика ведется с различных позиций. Несмотря на критику, хотелось бы высказать несколько слов в защиту учения о нормативности права. При всем том, что ставится в упрек нормативному правопониманию, оно имеет ряд несомненных достоинств. И, пожалуй, самое главное достоинство этого концептуального взгляда на право состоит в том, что в нем наиболее полно воплощено специально-юридическое своеобразие права как известного социального феномена, оказывающего регулятивное воздействие на развитие общественных отношений, становление личности,коллектива.общества в целом.
157
Наиболее глубокими и последовательными учеными-юристами разработана система остроумных правовых понятий и категорий, познавательные и преобразовательные возможности которых едва ли исчерпаны. Существует достаточно высокая вероятность того, что дальнейшее углубление в специально-юридическую природу права, более активное и целеустремленное использование регулятивных возможностей механизма правового обеспечения социального развития откроет новые дополнительные возможности в повышении роли и значения правового фактора в жизни общества,* в правовом освоении действительности. Это, однако, не означает, что нужно поставить заслон другим подходам, к пониманию и объяснению права и правового регулирования. Подлинный плюрализм мнений исключает таковое. Истинный, а не дек-ларативный плюрализм мнений там, где под одним солнцем науки • мирно сосуществуют и развиваются десятки научных школ. Однако нельзя не заметить, что без фундаментального анализа специально-юридической стороны права многие суждения о праве и правовом регулировании могут оказаться «околоправовыми», научность которых при определенных условиях может быть поставлена под сильное сомнение.
В нормативном понимании права функцию исходной, основной категории теории, генетической клеточки права выполняет норма права. Если рассматривать норму права в качестве отправного и конечного пункта познания, она позволяет развивать методологически выдержанную, монистическую теорию права и правового регулирования, которая образует достаточно надежную основу совершенствования законодательства и практики реализации, применения права. Однако нужно заметить, что хотя норма права — элементарное образование, если рассматривать ее как структурно-организованное целое, единство интеллектуального, волевого и специально-юридического, как единицу, отражающую и регулирующую общественные отношения, ядро которых — поведение, взятое в единстве с субъектом, сознанием и волей, правом и обязанностью, — то в ней, в норме права, окажется еще много непознанного.
Норма права — во многом загадка. Упрощенный подход к природе нормы права, обедняя теорию,
158
принижая ее практическое значение, ведет к развитию юридического технократизма, бюрократизма, рождает прикрытый и неприкрытый демагогией, спекулятивной звонкой фразой правовой нигилизм, волюнтаризм и произвол как в области правотворчества, так и в сфере правоприменения, реализации права. В этой связи 'необходимо исключительно бережное отношение к норме права. Важно основательно изучить норму права в богатстве ее содержания, в тонкостях структурных особенностей, в многообразии функций, видов, форм вербального выражения и официального закрепления, связей и взаимосвязей. Хотя норма права не равна системе права, ее структурно-функциональным подразделениям, отличается от правоотношения, юридических фактов, других правовых проявлений, разгадка загадок, заключенных в норме права, — это во многом разгадка загадок и права в целом.
При всестороннем анализе нормы права выясняется, что хотя норма права—специально-юридическое средство, в ней исключительно выразительно представлены этическое начало, нравственность, мораль общества, его явные и неявные как добродетельные, так и порочные стороны. * » *
Право как историческое явление, продукт развития общественных отношений, «осколок» прошлого, «сторона» настоящего и «момент» будущего не сводится только к законодательству. Однако когда обозревается советское право, представления о нем, как правило, ассоциируются прежде всего с законодательством. Тому есть определенные причины. Советское право—писаное. Основным его специально-юридическим источником являются нормативно-правовые акты, которые в массе своей и образуют законодательство, важнейшую специально-юридическую форму права. Роль ее столь значительна, что в социуме форма как бы заслоняет содержание. В результате законодательство воспринимается как право, хотя таковым во всеобъемлющем значении этого понятия не является.
В Башкирии сложилась специфическая система республиканского законодательства. Она, образуя в структуре всего законодательства массива СССР и РСФСР своеобразную подсистему, развивается, находясь под влияни-
159
ем ряда объективных и субъективных факторов, взаимодействуя с общесоюзным и федеративным законодательством как часть и целое, особенное и общее. Законодательство Башкирии — структурно-сложное образование, которое играет достаточно важную роль в социальном прогрессе общества19.
Формирование структур правового государства в Башкирской ССР требует не просто улучшения, дальнейшего совершенствования сложившейся системы республиканского законодательства, а кардинального обновления, радикальной перестройки ее. Что в этой связи особенно
важно?
Прежде всего, необходимо добиться реального, всеобщего и безоговорочного верховенства закона. Это, пожалуй, ключевой момент революционного преобразования системы законодательства республики.
Закон должен утвердиться в качестве наипервейшего нормативно-правового акта не только по своей юридической силе, но и по своему фактическому влиянию на развитие событий, отношений в обществе. Необходимо добиться того, чтобы закон стал нормативно-правовым актом прямого действия.
Существенно также обеспечение всеобщности закона в том смысле, что им без каких-либо изъятий, безусловно, должны быть охвачены все наиболее важные для республики и ее населения сферы общественной жизни.
В силу этого особо острый характер приобретает проблема количества и качества закона. Хотя ни Конституция СССР, ни Конституция РСФСР не содержат норм, ограничивающих законодательную компетенцию республики перечнем тех областей, в которых она может издавать и иные акты, законодательство в Башкирии для решения актуальных для республики вопросов, как отмечает в частности Ф. М. Раянов20, используется слабо. Многие нормативно-правовые акты, в особенности в области жилищного законодательства, имеющие ведомственный, локальный характер, не свободны от противоречий. Преодоление этих и других несовершенств закона требует поиска, нахождения и реализации соответствующих решений, адекватных праву и действительности. В современных условиях в отношении личности и общества актуальной становится реализация принципа «разрешено все, что не запрещено законом», а в отношении власти и ее представителей — «запрещено все, что не разрешено (или прямо не предписано) законом»21.
160
Радикальное изменение отношения к закону в системе республиканского законодательства Башкирской ССР требует известных преобразований и 1) в структурах формирования права (правотворчества), и 2) в структурах реализации (применения) закона, и 3) в структурах защиты закона (в правоохранительных институтах и учреждениях), которые, находясь в тесном взаимодействии, обеспечивают трансформацию закона из состояния «естественное право» в состояние «позитивное право», а из этого состояния в состояние «живое право».
Важно, чтобы в тексте Конституции Башкирской ССР четко был проведен принцип разделения властей: законодателю — законодательство, испольнительно-рас-пределительным органам — управление, суду — правЬ-судие. Причем, необходимо закрепить такой конституционный механизм реализации этого принципа, при котором исполнительная власть не могла бы узурпировать права законодательной власти, а судебная власть, будучи независимой, могла бы авторитетно и самостоятельно разрешать различные социально-правовые конфликты в обществе.
Согласно действующему конституционному законодательству законотворческие полномочия во многом сосредоточены в Верховном Совете Башкирской ССР. В отличие от прежней практики, Президиум Верховного Совета Башкирской ССР уже не вправе издавать указы, обладающие свойствами закона. Однако значительными правотворческими полномочиями по-прежнему обладают исполнительно-распорядительные органы (Советы Министров Башкирской ССР, министерства, государственные комитеты, ведомства, администрация предприятий, организаций, учреждений). Вместе с тем, Верховный Совет Башкирской ССР наделен существенными контрольно-распорядительными полномочиями, которые позволяют ему принять к своему решению любой вопрос, относящийся к ведению Башкирской ССР, следовательно, и вопрос, входящий в «первичную» компетенцию Совета Министров Башкирской ССР. Сказанное наводит на мысль, что по пунктам «законодателю — законодательство», «исполнительно-распорядительным органам — управление», идея разделения властей реализована несколько непоследовательно. В новой Конституции, на наш взгляд, следовало бы, во-первых, более четко определить понятие «законодательство», его пределы; во-вторых,
6—Б660 161
установить конституционные механизмы, обеспечивающие более надежно и эффективно подзаконность иных видов и форм правотворчества, которые, как бы ни было развито законотворчество, в условиях нашего общества, видимо, не могут быть абсолютно исключены; в-третьих, более рельефно «размежевать» компетенцию Верховного Совета Башкирской ССР и Совета Министров Башкирской ССР. Распределительные функции желательно исключить из компетенции Верховного Совета Башкирской ССР, создав особый государственно-правовой институт, обладающий необходимыми исполнительно-распорядительными полномочиями, позволяющими существенно повысить качество и эффективность государственного уШравления в республике.
Одним из важных слагаемых правового государства является «ответственное» правительство. В действующем конституционном законодательстве этот принцип уже в некоторой степени реализован. Так, Совет Министров Башкирской ССР — правительство республики — наделен значительными исполнительно-распорядительными полномочиями. Совет Министров Башкирской ССР ответственен перед Верховным Советом Башкирской ССР и ему подотчетен, Верховному Совету Башкирской ССР отнесено решение вопроса о доверии правительству Башкирок эй ССР и членам правительства. Однако в условиях Советской власти, которая по идее подчиняет воле народа все важнейшие стороны жизнедеятельности общества, принцип «ответственное» правительство имеет более глубокий смысл. В частности, в него вкладывается содержание, по которому трудящимся, их органам непосредственной и представительной, производственной и политической демократии подконтрольна деятельность любых исполнительно-распорядительных органов, а не только правительства. Скажем, трудовому коллективу, общему собранию (конференции), совету трудового коллектива — деятельность администрации (другого органа управления) предприятия, организации, учреждения; населению района, районному Совету народных депутатов, народным депутатам — деятельность исполкома и т. д. Желательно, чтобы это обстоятельство в новой Конституции не было проигнорировано.
Суду, если там под контролем народа работают умнейшие, честнейшие, справедливейшие, расторопней-шие — словом, лучшие люди, в правовом государстве
162
принадлежит одно из центральных мест. По образному выражению С. С. Алексеева, «если закон, выраженное в нем. право—.это своего рода мудрый ум правового государства, то правосудие — его чуткое и трепетное' сердце, его душа»22.
Как известно, в последнее время предприняты существенные шаги в направлении «возвышения» места и роли правосудия в системе государственных и общественных структур. Так, теперь все судьи в Башкирии, за исключением народных заседателей районных и городских судов, избираются Верховным Советом Башкирской ССР, срок их полномочий определен в 10 лет, существенно повышена заработная плата и т. д. Однако некоторые юристы, как теоретики, так и практики, считают, что всего этого еще недостаточно, чтобы радикально обеспечить подлинно независимое и в высшей степени справедливое правосудие. По их мнению, если критически оценивать ситуацию, то существуют еще значительные неиспользованные резервы для совершенствования в этом направлении судебной системы и механизмов осуществления правосудия—как материально-правовых, так и процедурно-процессуальных23. Резервы, думается, ни в каком деле нельзя исчерпывать абсолютно. На то они и резервы. В противном случае, сложно развиваться в направлении, следующем из общего замысла, программы, плана контроля за развитием событий, которые могут быть подчинены сознанию и воле. Тем не менее предложения о совершенствовании суда и правосудия в Башкирии, думается, не могут быть оставлены без внимания.
Как отмечалось, в структуру государственных учреждений Башкирии теперь включен новый орган — Комитет конституционного надзора Башкирской ССР. Он не противостоит Верховному Совету Башкирской ССР, а является инструментом в его руках. Комитет призван наблюдать за тем, чтобы законы Башкирской ССР, принятые Верховным Советом Башкирской ССР, постановления и распоряжения Совета Министров Башкирской ССР, решения районных, городских (городов республиканского подчинения) Советов народных депутатов республики не противоречили Конституции и законам Башкирской ССР. Комитет не вправе отменять законы и другие акты, не соответствующие Конституции и законам Башкирской ССР, — он направляет органу, издавшему такой акт, свое заключение для 'устранения допу-
163
щенного нарушения; принятия такого заключения «автоматически» приостанавливает исполнение'этого акта.
Образование Комитета конституционного надзора Башкирской ССР способствует углублению идеи разделения властей, хотя нельзя не заметить, что по сравнению с реализованной идеей нереализованная идея Конституционного Суда имеет некоторые преимущества.
Сердцевиной концепции правового государства является принцип, согласно которому различные по своим структурно-функциональным характеристикам государ^ ственные органы должны действовать лишь в силу компетенции, которая ставит их в определенные координационные или субординационные отношения, вносит в их деятельнбсть элементы ритуализации. Этим создается соответствующий правопорядок, который обеспечивает не только известный рационализм в осуществлении властных полномочий, но и в определенной мере служит средством, противостоящим неэкономному расходованию материальных ресурсов, времени, «живого труда» работников государственного аппарата. В силу этого желательно, чтобы в Конституции Башкирской ССР вопрос о распределении компетенции государственных органов и должностных лиц как по вертикали (например, между республиканскими и местными (районными, городскими) органами государственной власти и управления, так и по горизонтали (например, между министрами, министерствами), а также по диагонали (например, между ведомствами и госбанком) был проработан особенно тщательно. В сущности это тоже реализация идеи разделения властей, но в более широкой интерпретации.
6. Структуры правового государства и гражданское общество. Длительное господство в общественном развитии этатических представлений о государстве и праве привело к тому, что государство, отделившись от гражданского общества, поставило себя над ним. превратившись из слуги в господина. Однако беспредельное возвышение государства над обществом — противоестественно, гораздо естественнее противоположное состояние, так как все же «не народ существует для государства, а государство для народа»24. Основоположники марксизма-ленинизма считали, что при закономерном развитии общественных отношений государство, трансформируясь в «полугосударство», неминуемо возвращается в лоно общества, между государством и обществом складыва-
164
ются отношения глубокого единства. В определенной своей части идея гуманного, демократического социализма направлена на реализацию этой закономерности.
Так, говоря о новом облике социализма, М. С. Горбачев в статье «Социалистическая идея и революционная перестройка» пишет: «В политическом отношении обновление социализма ведет к обеспечиванию подлинного народовластия путем формирования механизмов гражданского общества и правового государства»25. Стало быть, если последовательно придерживаться концепции гуманного, демократического социализму, то необходимо проявлять заботу не только о формировании структур правового государства, но и о развитии институтов гражданского общества. Для этого важно разумно разграничить «сферы влияния» между государственными и различными общественными структурами, институтами гражданского общества и в то же время умело обеспечить «прорастание» самоуправленческих начал внутри государственности26.
Конституция Башкирской ССР должна, видимо, определить те параметры, которые в условиях Башкирии будут способствовать становлению гражданского общества. Облик этого общества, даже если оно отделено от современника лишь несколькими десятилетиями, сложно обрисовать конкретно, во всех деталях. Ясно лишь одно: это должно быть совсем другое общество, которое может сложиться только в условиях демократии, на базе мощного культурного и научно-технического прогресса, которое будет основываться на гуманистических ценностях не только населения Башкирии или наций и народов РСФСР и СССР, но и всего челбвечества. Общество, осознающее целостность цивилизации и природы, общество, в котором человек — самоцель истории. Эти признаки грядущей общественной организации отражают суть изначальной социалистической идеи, нашедшей воплощение в труде и борьбе народов за социальное освобождение.
^в^&у
чрр
165
1 Правда, 1989, 7 июня.
2 Топорнин Б. Н. Конституция в социалистическом правовом государстве /В сб.: Социалистическое правовое государство. Проблемы и суждения. М., 1989, С. 24.
3 Советская Башкирия. 1990, 20 окт.
4 Горбачев М. С. Социалистическая идея и революционная перестройка. — Правда, 1989, 28 нояб.; Горбачев М. С. О проекте платформы ЦК КПСС к XXVIII съезду партии. Доклад на Пленуме ЦК КПСС 5 февраля 1990 года. — Правда, 1990, 6 февр.
5 Правда, 1990, 18 марта.
6 Известия, 1989, 25 июня.
7 С этой точки зрения значительный интерес представляет позиция доктора исторических наук, профессора Р. Г. Кузеева. Справедливо считая, что для нашего общества сегодня самое главное — консолидация разных слоев населения, разных национальностей, разных возрастов вокруг идей перестройки, он находит, что консолидация должна идти одновременно на трех уровнях. Первый уровень — более интенсивное объединение этнических общностей, в частности, башкир. В этих целях важно позаботиться о количественном и качественном росте национального промышленного отряда, рабочего класса, повышения удельного веса научно-технической интеллигенции, науки, образования и культуры сельского населения. Второй уровень — это прочная консолидация многонационального населения республики в известное республиканское социально-политическое единство. Третий уровень — это объединение всех советских социалистических наций в единый советский народ. См.: Кузеев Р. Г. Возлюби родной язык.— Наука Урала, 1989, 29 дек.
и
Рахматуллин Р. Ю. Проблемы этнической социализации башкир в современных условиях / Актуальные проблемы развития Советской автономии в условиях формирования социалистического правового государства. Уфа, 1989. с. 46-47.
Баимов Р. Тревожно за родной язык. — Советская Башкирия,
1988.029 нояб.
Худайбердин Ш. Как писать? (На ветрах революции. Уфа.:
Башюнигоиздат, 1986. С. 135.
Бикбулатов Н. Есть повод для размышлений. Проблемы социально-культурного и этнического развития нации. — Советская Башкирия, 1989. 11 янв.
13 Советская Башкирия, 1989, 11 апр.
По мнению А. Б. Венгерова, «...должно быть защищено право на самоопределение не только для наций, но и для всех других этнических групп. Оно, например, может осуществляться и в форме национально-культурной автономии». — Политическое образование, 1989, № 7. С. 16. ^ Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 43, С. 330; Т. 44. С. 345.
Не случайно С. С. Алексеев, задаваясь вопросом, можно ли считать социализмом все те реалии, всю ту многоликую действительность, которая нас окружает и в которой мы живем, приходит к выводу, что односложный ответ — да или нет — тут не подходит. Здесь уместнее и да, и нет. См.: Алексеев С. С. Общечеловеческие ценности и социализм. — Правда, 1989, 9 окт.
Весьма любопытна точка зрения кандидата юридических наук Д. Н.-Сафиуллина. По его мнению, «в нашей стране неработающее
166
большинство эксплуатирует работающее меньшинство. На любом уровне посмотрите: цех, отдел, научная лаборатория. Людей, работающих выше среднего, — единицы». — Наука Урала, 1990, 25 янв. С. 5. Кант И. Соч. Т. 4, гл. 2. С. 223.
Неновски Нено. Единство и взаимодействие государства и права. М.: Прогресс, 1982. С. 140.
Подробнее о системе Башкирского республиканского законодательства см.: Башкирская АССР: государственно-правовое устройство. Уфа^Башкнигоиздат, 1988, С. 87—166.
Раянов Ф. М. Проблемы реализации прав автономных республик ^/Актуальные проблемы развития советской автономии в условиях ! формирования социалистического правового государства. Уфа, 1989. С. 23-25.
См.: Нерсесянц В. С. Правовое государство: история и современность.— Вопросы философии, 1989, №2. С. 14-16.
Алексеев С. С. Правовое государство — судьба социализма. Научно-публицистический очерк. М.: Юрид. лит., 1988. С. 157.
См., например: Щербаков С. Суд в правовом государстве. — Советская Башкирия, 1989, 12 окт. ' Ленин В. И. Поли. собр. соч., Т. 33. С. 91.
См.: Правда, 1989, 28 нояб. 26 Там же.
ПРИЛОЖЕНИЕ
1. Башкирия по проекту ВРСБ
169
3. Башкирия по Соглашению от 20 марта 1919 г.
170
171
4. Башкирия по Конституции БАССР 1925 г.
т; о
с
X X
о п

О §
1
ОГЛАВЛЕНИЕ
Научно-популярное издание
САМИГУЛЛИН ВЕНИР КАЛИМУЛЛОВИЧ
Вместо введения Глава I. Возникновение башкирской государственности
§1. Движение за республику Башкортостан
§ 2. Образование Башкирской АССР
§ 3. Башкирская АССР: была ли она первой?
Глава II. Конституционное законодательство Башкирской АССР (1919-1985 гг.)
§ 1. Неписаная Конституция Башкирской АССР § 2. Писаные Конституции Башкирской АССР
Глава III. Перестройка: изменения в конституционном законодательстве (1985-1990 гг.)
Глава IV. Преобразование Башкирской АССР в суверенную республику
вопросу
правовом статусе
§ 1. Дискуссия по республики
§ 2. Декларация о государственном суверенитете Башкирской ССР
Глава V. Конституция Башкирской ССР: какой ей быть!
Приложение
9
15 18
20 28
90
108 108
135
141 169
КОНСТИТУЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ БАШКИРИИ
174

<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ