<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

развернуто - в республиканских Конституциях, двусторонних договорах Российской Федерации и отдельных республик. Это конституционно.
2. Конституционно и то, что статус республики неодинаково и весьма индивидуально регламентируется в Конституциях республик, т.е. статус каждой республики индивидуален. Например, в Конституции Республик Алтай есть положение, в соответствии с которым республика отказывается от собственного гражданства.
3. Необходимо последовательно, настойчиво и терпеливо вырабатывать демократический конституционный потенциал Российской Федерации. Вместе с тем необходимо готовить предложения, чтобы в дальнейшем юридическую Конституцию Российской Федерации принести в соответствие с фактической, со сложившейся и оправдавшей себя практикой федеративного строительства. В этих целях целесообразно развивать Конституцию России через научное и официальное толкование отдельных ее положений.
4. Многие федеральные конституционные и федеральные законы противоречат статье 5 и другим статьям Конституции Российской Федерации, ущемляют права республик и иных субъектов. В связи с этим необходимо добиваться, чтобы в законодательстве Российской Федерации учитывались типичные особенности статуса республик, закрепленные в их Конституциях.










































О СТАНОВЛЕНИИ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН КАК ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ГОСУДАРСТВА
Ю.В.Калашников)
консультант Председателя Государственного Собрания Республики Башкортостан
За последние восемь с небольшим лет коренным образом изменился политический облик Башкортостана. Это связано с двумя поистине знаменательными событиями - провозглашением 11 октября 1990 года Декларации о государственном суверенитете нашей республики и принятием 24 декабря 1993 года Конституции Республики Башкортостан. Оба эти документа органически взаимосвязаны по своему содержанию и своей направленности, они явились легитимным ответом на объективные потребности времени, самой реальной жизни. В них по сути дела воплотился огромный исторический опыт, измеряемый целыми столетиями.
Большинство исследователей признает: еще в середине XVI века на основе взаимных договоренностей произошло добровольное присоединение нашего края к Русскому государству. Башкирам гарантировались широкие права: внутреннее самоуправление, вотчинное право на землю, свобода вероисповедания, Они же признали себя подданными московского государя, брали обязательство нести военную службу за свой счет и платить ясак. Другими словами, Башкортостан приобретал не только определенную самостоятельность, но и элементы своей государственности- Договорные отношения порой почти сводились на нет, однако потом снова возрождались, в той или иной степени сохранялись вплоть до Октябрьской революции.
В политической истории Башкортостана следует отметить важное значение Всебашкирских курултаев, проходивших в июле, августе и декабре 1917 года. На них был по сути дела одобрен проект Конституции автономной Башкирии. Предполагалось создать в составе России парламентскую республику демократического типа, обладающую политической и экономической самостоятельностью, Но лишь более года спустя в ходе бурных и драматических событий гражданской войны автономия республики была юридически оформлена совместным Соглашением центральной советской власти с Башкирским правительством. Оно во многом обновило традиционные договорные отношения Башкортостана с Россией, закрепило за ним высокий государственно-правовой статус, Республика надеялась тогда воспользоваться широкими полномочиями. К сожалению, эти полномочия через год с небольшим у нее были попросту директивно отняты Центром. Однако идеи большей самостоятельности, стремление рациональнее использовать природные богатства, экономический и ду-
ховный потенциал, результаты своего труда сквозь десятилетия продолжали жить в людях.
Начавшаяся во второй половине 80-х годов перестройка обострила национальный вопрос в стране. В ряде тогдашних автономных республик развернулось движение за придание им статуса союзных республик, которое получило широкий размах и в Башкортостане.
На долю вновь избранного в марте 1990 года Верховного Совета республики выпала чрезвычайно ответственная задача - не дать выплеснуться эмоциям в опасные конфликты, обеспечить политическую и социальную стабильность. Новый высший орган власти проявил зрелость и государственную мудрость, вычленив из множества проблем расширение политических прав граждан и укрепление экономической самостоятельности республики.
С самого начала Верховный Совет зарекомендовал себя по-настоящему работающим законодательным органом, а его Президиум по существу превратился в профессиональный «микропарламент».
В прежние советские времена документы Верховного Совета готовились в недрах партийного аппарата после тщательного согласования с Москвой. Депутатам отводилась лишь роль статистов. Ни о какой законодательной инициативе, тем более о законотворчестве, не могло быть и речи. А за пять лет, с марта 1990 года по декабрь 1994 года, состоялось 26 сессий нового Верховного Совета, на которых были приняты 13 кодексов, более 160 законов и других правовых актов. Президиумом Верховного Совета было принято 2122 указа, 825 постановлений. Многие из них, например, о статусе различных организаций, внебюджетных фондах, санкциях за разного рода нарушения, борьбе с преступностью, о реформировании органов власти, по своей значимости соответствовали законам.
12 июня 1990 года принимается Декларация о государственном суверенитете Российской Федерации. В ней было зафиксировано: государственный суверенитет провозглашается во имя обеспечения каждому человеку неотъемлемого права на достойную жизнь, свободное развитие и пользование родным языком, а каждому народу - «права на самоопределение в избранных им национально-государственных и национально-культурных формах».
Опираясь на основные положения Российской Декларации, Верховный Совет приступили к разработке своей Декларации о государственном суверенитете республики, проект которой всенародно обсуждался в течение трех месяцев.
В Декларации республика уже не называлась «автономной». Этот важнейший правовой документ заложил фундамент формирования подлинно федеративных отношений: уважение суверенных прав народов, населяющих Россию; сохранение их государственного единства на договорной основе.
Декларация стала мощным импульсом в развитии конституционного процесса в Башкортостане. Начала свою активную деятельность образованная Верховным Советом Конституционная комиссия. На восьми сессиях Верховного Совета ею вносились изменения и дополнения в действующий тогда Основной Закон 1978 года. По Закону, принятому 25 февраля 1992 года, было изменено наименование государства. С тех пор оно называется Республика Башкортостан.
Актом исключительной важности стало подписание высшими руководителями России и Башкортостана Федеративного договора с Приложением к нему от Республики Башкортостан. Здесь были закреплены важнейшие положения Декларации о том, что земля, недра, природные богатства на территории Башкортостана являются достоянием (собственностью) его многонационального народа, что вопросы владения, пользования и распоряжения этой собственностью регулируются республиканским законодательством.
Курс на расширение экономической самостоятельности республики, на установление и укрепление ее договорных отношений с Российской Федерацией одобрило подавляющее большинство избирателей Башкортостана в ходе референдума 25 апреля 1993 года.
Важной вехой в становлении реальной государственности стали первые прямые всеобщие выборы Президента Республики Башкортостан, состоявшиеся 12 декабря 1993 года. Внушительную победу на них одержал М.Г. Рахимов, будучи тогда Председателем Верховного Совета Республики Башкортостан.
Событием исключительного значения явилось принятие после всенародного обсуждения 24 декабря S993 года Верховным Советом Конституции Республики Башкортостан. В новом Основном Законе последовательно реализуются идеи и принципы Декларации о государственном суверенитете республики. Закон закрепил высокий уровень самостоятельности республики, качественные изменения в общественных отношениях, создал надежную нормативную базу совершенствования всех сторон нашей жизни. Конституция является юридическим фундаментом, мощным стимулом для создания демократического правового государства.
Предпринимались постоянные усилия по совершенствованию самой Российской Федерации. После трех лет переговоров был разработан Договор Российской Федерации и Республики Башкортостан «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Башкортостан». Его подписание в Москве 3 августа 1994 года стало событием в полном смысле выдающимся. Для России Договор означал последовательный шаг к строительству подлинной Федерации, для Башкортостана - юридическое подтверждение его нового государственного статуса. В рамках положений Московского Договора
подписано более двадцати межправительственных соглашений Российской Федерации и Республики Башкортостан по ряду актуальных направлений. Принята и реализуется Программа деятельности государственных органов по их исполнению.
Предстоит по-настоящему осмыслить, что суверенитет и федерализм диалектически взаимосвязаны, дополняют друг друга. Нередко можно слышать на сей счет упрощенные толкования. Естественное желание к большей самостоятельности порой истолковывается как проявление сепаратизма, хотя речь идет о более четком разграничении полномочий между Федерацией и ее субъектом, о формировании многообразных федеративных взаимосвязей.
Расширение самостоятельности Республики Башкортостан, ее добровольное пребывание в едином государственном пространстве, соблюдение прав и свобод народов и личности, территориальная целостность России - вот, на наш взгляд, основополагающие устои федерализма, которых неукоснительно придерживается и Башкортостан.
В соответствии с новой Конституцией были приняты законы об органах законодательной, исполнительной и судебной власти в Республике Башкортостан. По истечении срока полномочий Верховного Совета и местных органов представительной власти 5 марта 1995 года состоялись выборы в Государственное Собрание Республики Башкортостан, городские, районные, сельские и поселковые Советы. Примечательной особенностью стало избрание депутатов Государственного Собрания на альтернативной основе в две Палаты - Палату представителей (по два депутата от каждого города и района) и Законодательную палату, работающую на освобожденной основе.
Смена законодательной власти, переход от одного политического состояния общества к принципиально иному его состоянию в Башкортостане произошли без потрясений, исключительно конституционным путем.
Таким образом, принятие новой Конституции, избрание Президента и Парламента Республики Башкортостан, превращение части депутатов в профессионалов, избрание Конституционного суда, утверждение Уполномоченного по правам человека - вот те зримые очертания движения Республики Башкортостан к реальной государственности.
Укрепляются вертикальные связи между властными структурами. В нынешний переходный период признано целесообразным совмещать в одном лице должности главы администрации и председателя Совета города и района. Почти все они одновременно избраны депутатами Палаты представителей Государственного Собрания, непосредственно участвуют в законотворческой работе. Естественно, к обсуждению законопроектов руководители городов и районов привлекают и депутатов местных Советов, -
происходит становление Башкортостана как демократического правового государства.
Конституция Республики Башкортостан закрепила самостоятельную систему законодательства, которая направлена на то, чтобы обеспечивать правовое регулирование всех сфер общественных отношений, за исключением переданных по Договору в ведение Российской Федерации. Опираясь на это фундаментальное положение, в республике проделана значительная законотворческая работа. Сейчас законодательная база Башкортостана - это 16 кодексов, около 350 законов, несколько сот других нормативных правовых актов, Они охватывают политическую систему, экономику, социальную и духовную сферы, межнациональные отношения.
В практику государственной деятельности вошло заслушивание и обсуждение Посланий Президента Башкортостана Госсобранию, в которых изложена целостная система целей, задач и приоритетов по дальнейшему развитию республики.
На состоявшемся в декабре 1995 года референдуме подавляющее большинство граждан Башкортостана однозначно высказались за дальнейшее расширение экономической самостоятельности республики на основе Московского Договора с Россией и Конституции республики за учет особенностей ее развития как государства.
Своеобразной демонстрацией гражданской активности и сплоченности нашего многонационального народа, его стремления укреплять государственные основы Башкортостана явились итоги вторых выборов Президента Республики Башкортостан. Большинство избирателей вновь доверили этот высший государственный пост М.Г. Рахимову. Он получил на 300 тысяч голосов больше, чем в 1993 году. Это не только дань признания деловых и личных качеств, высокого авторитета первого Президента. Это убедительное свидетельство одобрения политического курса, последовательно и взвешенно проводимого руководством Башкортостана.
Сегодня Республика Башкортостан, имеющая собственную Конституцию, свой Государственный герб, Государственный флаг и Государственный гимн, самостоятельную систему законодательства, предстает перед всем миром в качестве суверенного государства в составе обновляющейся Российской Федерации,
ДОГОВОРНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И СТАНОВЛЕНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА
Р.И.Султанов,
депутат Государственной Думы
Создавая основы нового, современного общества, человечество постепенно перестает ориентироваться лишь на количественный рост материальных составляющих общественного богатства. Происходит смена приоритетов не только в экономическом росте, но и в социальной политике. Она становится более гибкой и не сводится к защите интересов «вообще» граждан, а ориентируется на формирование благоприятных условий для реализации интересов всех местных сообществ. Данный процесс протекает в Российской Федерации болезненно ввиду сопротивления центральной бюрократии росту влияния субъектов Федерации на принятие решений, которые ранее входили в прерогативу Центра, неприятия ею самого факта существования интересов местных сообществ, не говоря уже об их признании как одного из факторов умножения общественного богатства.
Развитие унитарного государства в демократическую федерацию -процесс, соответствующий глубоким качественным изменениям, которые происходят во всем мировом сообществе. Задача российских политиков -своевременно учитывать эти изменения в практике государственного строительства. Без постоянного внимания к нормам и принципам федеративного устройства лозунг федерализации может превратиться, как свидетельствует история нашей страны, в нечто дурное по своим последствиям и станет прикрытием унитарной государственности, кризис которой и вызвал к жизни необходимость радикальных перемен.
Федерализм в условиях России - краеугольный камень в строительстве современного демократического государства, Он дает простор диверсификации форм контроля над публичной властью и возможность ее ограничения с помощью распределения ответственности и компетенции между федеральным Центром и нижестоящими уровнями государственной власти. Можно сказать, что федерализм хорош уже тем, что приближает носителей власти, политиков к рядовым гражданам посредством организации принятия решений на том уровне, где, собственно, и возникает потребность в их принятии.
Федеративная организация государства гораздо эффективнее, чем унитарная, в плане учета интеграционных запросов разнородных частей общества. При этом она сохраняет их самостоятельность и, что не менее
важно, в России она соответствует парадигме самоидентификации, которая традиционно учитывает как чисто территориальный, так и национально-территориальный принцип. Не надо их противопоставлять, и, тем более, ратовать за переход к чисто территориальной организации управления, поскольку помимо восстановления культурной памяти, духовной основы жизни народов, давших название республикам - национально-территориальным образованиям, признанным Конституцией Российской Федерации в качестве суверенных государств в составе Федерации, они противодействуют риску злоупотребления властью Центром.
Советский опыт сочетания административно-территориального подхода с национально-территориальным в целом можно оценить положительно. Такое государственное устройство для исторической России носило прогрессивный характер, дало ее народам надежду на самосохранение и развитие. Другое дело, что надежда эта не вполне оправдалась, главной причиной чего была конкретная практика национальной политики, оказавшаяся далекой от декларированных целей.
Движение России к современным формам федерализма диктуется объективными факторами: огромными размерами ее территории и многонациональным составом населения, существованием регионов с компактным проживанием народов, стремящихся иметь те или иные формы своей национальной государственности. Единство и территориальная целостность обновляющейся России могут быть обеспечены только последовательной децентрализацией государственной власти, ибо, когда вся власть сосредоточена в Центре, ею невозможно распорядиться эффективно. Федерализация - непрерывное движение, цель которого - формирование реальных федеративных отношений, построенных на действительном балансе интересов Центра и субъектов Федерации, их солидарной ответственности за демократическое развитие России, в которой права человека и права народов не противопоставлены, а дополняют друг друга.
Федеративный договор дал пример разумного компромисса интересов Центра и субъектов Федерации, цивилизованного решения проблем. Он не только закрепил уже сложившийся баланс их интересов, а, во-первых, гарантировал самоуправление народов, проживающих в субъектах Федерации от неоправданного вмешательства Центра, и, во-вторых, гарантировал Федерацию от действий, ведущих к разрушению единого государства. :
Договоры субъектов Федерации с Центром о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий можно рассматривать как правовое средство обеспечения субъектами Федерации их статуса, планку разумной суверенизации, к которой они приближаются и которую
сообща приподнимают в рамках Конституции Российской Федерации, разрешая практические вопросы реализации своего статуса.
Главный порок традиционного устройства России состоял в том, что права субъектов Федерации определялись Центром. Между тем реальный федерализм требует обратного порядка: определение перечня полномочий Федерации, за рамки которого Центр выходить не может. Неслучайно подход к обновлению Федерации у ряда субъектов Федерации строится на идее наделения Центра полномочиями, делегируемыми ему субъектами Федерации. Их беспокоит тот факт, что Центр подминает субъекты Федерации под себя, добивается, чтобы они легитимировали «демократический» центр - не менее жесткий, чем прежний «имперский». Субъекты Федерации хотят и должны иметь гарантию защиты от политиков Центра, с трудом отвыкающих от унитаристского менталитета уходящей эпохи. Совершенно очевидно, что объем самостоятельных полномочий субъектов Федерации, пределы и формы той властной деятельности, в которую не могут вторгаться федеральные органы власти и управления - не столько юридическая, сколько политическая проблема, ставшая камнем преткновения в отношениях федерального центра с республиками и целыми регионами.
Когда политики, ратующие за укрепление единства России, вразнос критикуют Конституцию Российской Федерации, Конституции республик в ее составе, процесс подписания договоров между Центром и субъектами Федерации, они извращают суть федерализма. Их требование создания симметричной федерации невыполнимо, да и сам принцип правовой симметрии недостаточен для обеспечения жизнеспособности федерации. С одной стороны Конституция России исходит из того, что все субъекты Федерации равноправны. С другой, - она определяет республики государствами. Стремление игнорировать объективные факторы путем искусственного выравнивания правового статуса всех частей федерации приносит только вред. Учет национального и регионального факторов - необходимое требование демократического устройства любого государства, независимо от размера национальных групп, проживающих а нем.
Особые права республик естественны и уместны для нашей асимметричной федерации. Признание особого статуса республик в составе Российской Федерации связано с признанием их исключительных полномочий в определенных сферах, в первую очередь в проведении демографической и культурной политики. В этом случае руководство республики обязывается учитывать и может учитывать реальные интересы конкретной этнокультурной группы, а также представляет в ее распоряжение набор средств, необходимых для обеспечения этнической сохранности и даже
для проведения антнассимиляционных мер на территории республики. Федерализм для россиян пока не стал нормативным принципом, хотя все политики призывают их следовать ценностям демократического плюрализма. Демократия порождается компромиссами и сама порождает четкие легальные структуры политической жизни. Демократия диктует установку на диалог, рациональное понимание каждым участником политической игры своего «интереса», стремление разумно сочетать его с интересами других. Политика - это искусство приобретения всего, что только можно получить с помощью посредничества и компромисса на благо той заинтересованной группы, которую вы представляете. Компромисс - это не только самодостаточный политический идеал, но еще и весьма существенное отличительное свойство демократии как формы правления.
Федеративное государство базируется на гарантии суверенности субъектов Федерации для самостоятельного решения ими вопросов в рамках своей компетенции. Проблема баланса власти Центра и субъектов Федерации находит выражение в разграничении полномочий между ними и решается путем закрепления предметов исключительного ведения и полномочий Федерации, сферы общих предметов ведения Федерации и субъектов и исключительных предметов ведения и полномочий субъектов Федерации.
Федеративные структуры необходимы для проведения в жизнь принципов демократии и защиты прав человека, но, как и другие социальные институты, автоматически они не работают. Жизнь ставит целый ряд серьезных вопросов: какие механизмы нужны на федеральном уровне, , чтобы обеспечить соблюдение демократических принципов в каждом субъекте Федерации? Какими должны быть административные структуры, чтобы существовали не просто местные и региональные органы управления, но реальная демократия на местах и в регионах?
Проблем много. В данном случае можно отметить лишь три конкретных вопроса. Прежде всего, это вопрос о разделении властных полномочий и ответственности между Центром и субъектами Федерации. Второй вопрос - регулирование конфликтов, касающихся властных полномочий, третий - способы и пределы администрирования в федеративном государстве. Сама Конституция Российской Федерации предусматривает состязательность между тремя источниками власти: собственно Конституцией, Федеративным договором и соглашениями или договорами, которые могут заключаться между Федерацией, с одной стороны, и отдельными ее субъектами, - с другой. Существенной частью современного федерализма является отсутствие у Центра монополии на формирование федеральных законов.
Это очень важная черта федеративного устройства, общий принцип политического порядка, именуемого демократическим: любой орган, наделенный властью, должен признавать властные полномочия других органов и считаться с этими полномочиями.
Вторая проблема - разрешение споров и конфликтов между Федерацией и ее субъектами. На вопрос - должны ли их споры о полномочиях и компетенции сторон представляться для разбирательства в Конституционный суд или разрешаться совместными усилиями сторон в ходе консультаций, переговоров, в том числе и с участием посредников? - можно ответить, что на практике сложилась некая смесь переговорных и судебных процедур разрешения споров - и это правильно, поскольку уменьшает опасность придания Конституционному суду роли политической дубинки.
Последняя проблема касается исполнения законов, проведения их в жизнь. Это вопрос единства исполнительной власти, предусмотренный статьей 72 Конституции Российской Федерации, которая гласит: органы федеральной исполнительной власти и органы исполнительной власти субъектов Федерации составляют единую систему исполнительной власти Российской Федерации. Нельзя сейчас предсказать, к чему этот конституционный принцип «единства» приведет в будущем. Памятуя о прошлом, можно предположить, что легче всего сформировать структуру, при которой федеральные органы исполнительной власти будут стремиться к «тотальному» присутствию во всех регионах Российской Федерации и в результате возникнет дорогостоящая система «двоевластия», чреватая дублированием административных функций и конфликтами по вопросам компетенции. К сожалению, в России заметна тенденция вмешательства органов федеральной исполнительной власти в деятельность любых органов исполнительной власти, что влечет за собой риск нарушения самостоятельности субъектов Федерации.
Пункт 3 статьи 11 Конституции Российской Федерации, указывающий в числе регуляторов разграничения предметов ведения и полномочий Конституцию, Федеративный договор и «иные договоры о разграничении предметов ведения и полномочий», входит в главу I «Основы конституционного строя», положениям которой не могут противоречить положения других частей Конституции, федеральные и иные законы Российской Федерации. Поскольку разграничивать можно лишь те предметы ведения, которые имеются у сторон договорного процесса, договоры могут изменять положения статей 71 и 72 Конституции Российской Федерации. Вот почему перевод отдельных вопросов из содержания статьи 71 в совместное ведение, а из статьи 72 в ведение субъекта Федерации является вполне конституционным актом в случае, если нет нарушений основ конституци-
онного строя России. Договоры органов власти Федерации и органов власти ее субъектов - своеобразные дополнения к Конституции Российской Федерации, непосредственно определяющие механизм ее реализации в субъектах Федерации и имеющие верховенство перед федеральными законами. Недопустимо регулировать текущим законодательством содержание подобных договоров и заявлять, что Конституция России не действует или нарушается в сфере действия двусторонних договоров, ибо последние являются одним из предусмотренных механизмов ее реализации,
Процесс создания в России новой демократической Федерации только начинается и совершенствование Конституций Федерации и ее субъектов можно уподобить улице с двухсторонним движением, на которой все соблюдают принцип взаимной вежливости. Только учет специфики каждого субъекта Федерации, уважение к скрепляющим Федерацию договорам и соглашениям позволят построить в России реальное федеративное государство, основанное на согласии всех входящих в Федерацию субъектов. В принятых на федеральном уровне нормативных правовых актах должны быть ссылки на возможность регулирования их с учетом местных условий законами субъектов Федерации. Ранее принятые законы субъектов Федерации должны учитываться в федеральном законодательстве. У субъектов Федерации должно быть право не применять на своей территории неудобное им решение большинства, не препятствуя его применению на территориях тех субъектов Федерации, которые с ним согласны и за него проголосовали. Это ограниченное вето не срывает принятия общего решения, но препятствует его применению вопреки воле субъекта Федерации на его территории.
ИЗ ИСТОРИИ ПОДГОТОВКИ КОНСТИТУЦИИ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН
З.И Еникеев,
Председатель Комитета Законодательной палаты Государственного Собрания Республики Башкортостан
Сразу же после принятия Декларации о государственном суверенитете уже 13 октября 1990 года Верховный Совет Башкирской ССР образовал Конституционную комиссию. В состав Комиссии входили народные депутаты Башкирской ССР, руководители республиканского ранга и ученые-юристы. Председателем Конституционной комиссии был избран Председатель Верховного Совета М.Рахимов. Им же в октябре 1990 года было издано распоряжение «О мерах по обеспечению работы над проектом Конституции Башкирской ССР». Согласно распоряжению для работы по проекту Конституции и выработки концепций были сформированы рабочие группы по следующим направлениям: «Общие положения Конституционного строя Башкирской ССР», «Права человека и их гарантии», «Государственное устройство Башкирской ССР, ее место в системе социалистических республик», «Высшие и центральные органы Башкирской ССР», «Экономическая система», «Избирательная система. Народный депутат», «Органы местного самоуправления Башкирской ССР», «Судебно-правовая система Башкирской ССР», «Государственные символы и столица Башкирской ССР». Для непосредственной работы в целом над текстом Конституции была образована общая рабочая группа Конституционной комиссии в составе 6 человек из числа юристов.
Для работы по учету предложений, замечаний и дополнений по проекту Конституции, обеспечения деятельности Конституционной комиссии Секретариату Верховного Совета Башкирской ССР было поручено образовать организационно-аналитическую группу по следующей структуре:
а) организационного обеспечения - 3 человека;
б) первичной обработки поступающих предложений - 3 человека. Секретариату с участием Министерства юстиции республики было поручено создать группу юридической и стилистической обработки проекта Конституции Башкирской ССР. Однако названные группы не были созданы и работу над текстом Конституции провели члены Общей рабочей группы Конституционной комиссии и специалисты Отдела по вопросам
законодательства и правопорядка Секретариата Верховного Совета Башкирской ССР.
28 ноября 1990 года состоялось организационное заседание Конституционной комиссии, на котором были утверждены концепция, структура проекта Конституции, план работы Конституционной комиссии и ее рабочих групп. Был избран Ответственный секретарь Конституционной комиссии Республики Башкортостан, который был наделен правом ведения заседаний Конституционной комиссии Башкирской ССР в период отсутствия Председателя.
Работу над текстом проекта Конституции условно можно разделить на следующие этапы. Первый этап - подготовка так называемого «нулевого варианта» или же предмета для обсуждения. Он был разработан к августу 1991 года. В частности, был предусмотрен такой архаический, неоправдавший себя институт, как Съезд народных депутатов Республики Башкортостан, который избирал Президента и являлся высшим органом государственной власти.
В октябре 1991 года были получены отзывы на проект от субъектов законодательной инициативы. Министерства и ведомства представили свои замечания и пожелания, например, Министерство юстиции Республики Башкортостан - подробный сравнительный анализ проекта Конституции Республики Башкортостан с проектом Конституции Российской Федерации.
На втором этапе подготовки Конституции производились доработки с учетом замечаний и пожеланий. Распад союзного государства в результате реализации Беловежских соглашений существенно повлиял на Концепцию проекта Конституции.
В марта 1992 года переработанный вариант был одобрен Конституционной комиссией и внесен на рассмотрение Верховного Совета Республики Башкортостан
Верховный Совет 3 апреля 1992 года принял к сведению тот факт, что Конституционной комиссией подготовлен проект Конституции Республики Башкортостан. Конституционной комиссии было предложено доработать проект Конституции, после чего опубликовать его в республиканской печати для всенародного обсуждения. В мае 1992 года на заседаниях Конституционной комиссии народные депутаты Республики Башкортостан обсудили проект с учетом замечаний и предложений, после чего 9 июня 1992 года его опубликовали на страницах республиканской печати. 15 июня 1992 года проект Конституции был принят в первом чтении. I
Проект состоял из следующих разделов и глав:
Преамбула
I. Основы конституционного строя Республики Башкортостан П. Основные права» свободы и обязанности человека и гражданина:
I .Общие положения
2.Гражданство
3.Гражданские и политические права граждан
4-Экономические, социальные и культурные права и свободы
5-Гарантии прав и свобод 6. Обязанности.
Ill, Структуры гражданского общества в Республике Башкортостан:
7-Собственность, труд, предпринимательство
8. Общественные объединения
9.Религия и религиозные объединения Ю.Воспитание, образование, наука, культура
II .Семья
12.Средства массовой информации.
IV. Предмет ведения Республики Башкортостан
V. Система государственной власти и местного самоуправления:
13,ВерховныЙ Совет - Меджлис Республики Башкортостан 14.Депутат Верховного Совета Республики Башкортостан 15-Президент Республики Башкортостан
16.Система республиканской исполнительной власти
17.Судебная власть
^.Прокуратура, адвокатура, нотариат
19.0сновы и пределы местного самоуправления
20.Финансы и бюджет
21.Оборона и безопасность
22.Государственная служба
23 .Чрезвычайное положение.
VI. Административно-территориальное устройство Республики Башкортостан
VII. Заключительные положения:
24.Атрибуты государственного суверенитета в Республике Башкортостан;
25.Вступление в силу и порядок изменения Конституции Республики Башкортостан.
В последующей работе над проектом раздел третий «Структура гражданского общества» был существенно переработан. Эти вопросы нашли свое отражение во втором разделе принятой Конституции, где речь идет о правах, свободах и обязанностях человека и гражданина. Раздел четвертый - о предметах ведения Республики Башкортостан был трансформиро-
ван в отдельную главу под названием «Республика Башкортостан - суве- -4 ренное государство». Вместо однопалатного Верховного Совета - меджлисе, который являлся высшим представительным и единственным законе- :
дательным органом, действующим на профессиональной основе, было предусмотрено в качестве Парламента двухпалатное Государственное Со-,. брание - Курултай Республики Башкортостан. Полномочия Государствен- • ного Собрания определены исходя из принципа разделения властей. В частности, уточнены контрольные функции Парламента. Для этих целей предусмотрено создание института Комитета парламентского контроля. Если в первоначальном проекте институт омбудсмена был представлен под названием «народного правозащитника», то в новом проекте - «Уполномоченного Республики Башкортостан по правам человека». Принимая во внимание печальную участь вице-президентов в истории Союза ССР и Российской Федерации, такой институт был исключен из проекта.
Существенно была переработана глава о системе республиканской ;
исполнительной власти. В частности, исключили статью, где речь шла об ;
учреждении Государственного Совета Республики Башкортостан. Госу- :
дарственный Совет был призван вырабатывать рекомендации для Президента Республики Башкортостан по основным направлениям внутренней и внешней политики Республики Башкортостан, обеспечивать взаимодей- :
ствие Президента Республики Башкортостан с государственными органа- \ ми и учреждениями, общественными объединениями, Российской Федерацией, другими республиками и государствами.
Главы «Оборона и безопасность», «Государственная служба», ;
«Чрезвычайное положение» были исключены из проекта Конституции. '•
В целом проект Конституции подвергся существенной переработке с . учетом положений Федеративного договора и Приложения к нему от Республики Башкортостан.
Интересная дискуссия велась на страницах республиканских газет, было опубликовано более 300 различных статей. Эта тема звучала в программах телевидения и радио. Для выявления общественного мнения о . проекте новой Конституции Республики Башкортостан научные сотрудни- . ки Академии наук Республики Башкортостан провели социологические исследования.
Наряду с конкретными письмами, заявлениями и обращениями частных лиц и коллективов, отзывами экспертов-юристов в Конституционную комиссию Республики Башкортостан поступили также альтернативные проекты Конституции республики, подготовленные Татарским общественным центром, Союзом башкирской молодежи Республики Башкортостан, творческой группой ученых юристов.
22-24 марта 1992 года в Уфе состоялась республиканская научно-практическая конференция «Проблемы конституционного развития суверенной республики». Идеи, высказанные на этой конференции учеными и практиками, оказали существенное влияние на выработку, скажем так, теоретических основ нашей Конституции.
На заседаниях Конституционной комиссии, ее рабочих групп наиболее острые дискуссии вызвали положения об основах конституционного строя; правах, свободах и обязанностях граждан; высшем законодательном органе власти республики; о статусе Президента республики; о местном самоуправлении. '-;
В процессе работы была сделана попытка увязать Конституцию с международно-правовыми нормами, четко закрепить международные стандарты в области прав и свобод человека и гражданина. При этом Конституционная комиссия, ее рабочая группа руководствовалась Всеобщей Декларацией прав человека и гражданина.
Много предложений было высказано по разделу, касающемуся прав человека. В частности, они относились к гарантируемым Конституцией правам на труд, образование и охрану здоровья. Учитывая поступившие предложения, статьи Конституции, закрепляющие право граждан на бесплатное пользование широкой сетью государственных учреждений здравоохранения и бесплатное школьное и профессиональное образование, существенно доработаны.
При рассмотрении проекта Конституции во втором чтении депутатами и другими субъектами законодательной инициативы было внесено 59 поправок. 31 из них была отклонена, остальные приняты. Так продвигался процесс подготовки Конституции Республики Башкортостан к ее принятию 24 декабря 1993 года.
ФИНАНСОВЫЙ ФЕДЕРАЛИЗМ И КОНСТИТУЦИЯ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН
М.Е-Бугера,
депутат Государственной Думы
Стало общим местом сравнивать систему денежного обращения страны с кровеносной системой организма. На мой взгляд, от частого повторения сравнение не стало менее наглядным и хорошо иллюстрирует процессы, происходящие в обществе. Кровь должна поступать в каждую клеточку организма, иначе эта клеточка отмирает, разрастается опухоль, организм ставится под угрозу. Точно так же, если деньги перестают нормально поступать в те или иные структуры общества, эти структуры отмирают или принимают какие-то уродливые формы существования. Вот почему говорить сейчас о проблеме финансового федерализма - значит говорить о выживании, единстве и целостности Российского государства,
. Но, к сожалению, именно в этой части, в части финансового федерализма, в Конституции Российской Федерации заложена даже не мина замедленного действия, а горящий очаг напряженности. Идет цепная реакция и эта бомба может взорваться со всей силой. Об этом говорит хотя бы тот факт, что в Иван-городе население проводит сбор подписей за проведение референдума с целью присоединения к Эстонии. Сахалинцы выступают за то, чтобы отдаться Японии в долгосрочную аренду. Известно последнее известное заявление Президента Калмыкии К.Илюмжинова о том, что Калмыкия уже на грани того, чтобы перейти в разряд неких ассоциированных членов Федерации. Это говорит о том, что проблема финансового федерализма настолько обострилась, что переходит в столь уже острую политическую плоскость.
В Конституции Российской Федерации о финансовом федерализме сказано следующее. В той статье, где речь идет о предметах исключительного ведения Федерации, отмечено что финансовое, валютное, кредитное, таможенное регулирование, денежная эмиссия - предметы исключительного ведения Федерации, которое не предполагает делегирование федеральными органами исполнительной власти неких полномочий органам исполнительной власти субъектов Федерации. По предметам совместного ведения такое делегирование полномочий предусмотрено, а по предметам исключительного ведения Федерации - нет.
Поскольку это предмет исключительного федерального ведения, должны быть структуры и органы, которые это ведение осуществляют,
Это - Центральный банк Российской Федерации, государственная налоговая служба, Министерство финансов Российской Федерации и таможенные органы. Достаточно ли эффективно реализуют они свои функции? На мой взгляд, то, что произошло 17 августа 1998 года, со всей очевидностью доказало - нет. Возьмем хотя бы тот же самый Центральный банк, который кичился тем, что он, якобы, осуществляет контроль за всеми коммерческими банками. Как оказалось - он не знает, что творится даже в крупнейших московских банках, которые называют системаобразующими. А что уж говорить о региональных банках и сфере денежного обращения в регионах на местах? На мой взгляд, события, последовавшие после 17 августа, со всей очевидностью доказывают, что финансовое регулирование как предмет своего исключительного ведения федеральные органы осуществляют неэффективно, неудовлетворительно.
Чем это объяснить? Эти органы не могут знать и регулировать все, что творится на микроуровне; на уровне отдельного предприятия, на уровне отдельного бюджета или внебюджетного фонда в местном территориальном образовании, А эти процессы на микроуровне, когда принимают неконтролируемый характер, могут подорвать любые макроэкономические расчеты. Конечно, заниматься макроэкономикой на уровне Центробанка или Пермской фабрики госзнака, печатающей купюры - это интересней, чем влезать во все мелочи конкретного функционирования всех предприятий, всех территориальных образований, но делать это необходимо, если мы хотим, чтобы денежное обращение протекало без эксцессов и нежелательных последствий. Совершенно необходимым является делегирование части полномочий по финансовому регулированию от федеральных органов власти органам власти субъектов Федерации.
То, что это действительно необходимо, я могу подтвердить даже своим практическим опытом пятилетней работы в Верховном Совете Республики Башкортостан, когда мы, видя республиканские местные проблемы, готовили конкретные проекты постановлений, указов, законов, помогающих эти проблемы решить. Но когда мы приходили к исполнителям -к налоговикам или Национальному банку, они говорили: «Мы живем в республике, проблемы видим, но, к сожалению, если мы вам завизируем эти ваши подготовленные решения, примем, так сказать, к исполнению, мы будем уволены, поскольку вышестоящие органы запрещают подобное взаимодействие с республиканскими органами». Так было сплошь и рядом и каждый раз пробивать необходимые для республики решения в сфере денежного обращения стоило больших усилий. И сейчас все то, что я сказал, находясь в сфере каждодневного внимания руководства республики -это в какой-то мере пробило себе дорогу и в ряде важнейших документов,
которые мы называем документами конституционного порядка - наша Конституция и наши Договоры.
Я имею в виду прежде всего четвертый раздел Конституции Республики Башкортостан, который так и называется «Финансы и бюджет». Хотел бы обратить внимание на то, что статьи 149, 152, 154 и 155 Основного Закона республики не только решают некоторые проблемы, стоящие перед нашей республикой и другими субъектами Федерации в сфере денежного обращения, но и закладывают по некоторым из них основы для дальнейшего переговорного процесса.
В уже упоминавшемся другими выступающими Договоре Российской Федерации и Республики Башкортостан от 3 августа 1994 года «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Башкортостан» некоторые положения из четвертого раздела Конституции по сути дела были признаны дегитимными федеральной властью. Соответствующие статьи, например, говорят о том, что республика может образовать и свой Национальный банк в соответствии с отдельным соглашением. Некоторые полномочия, которые входят по Российской Конституции в предметы совместного ведения, Договор передал в ведение органов государственной власти республики, т.е. Договор расширяет полномочия республики в реализации этих предметов ведения.
При внесении изменений в Основной Закон России следовало бы уточнить и те статьи, в которых речь идет о предметах ведения Российской Федерации. Может быть на первом этапе предметы ведения Российской Федерации оставить без изменений, - тогда необходимо включить пункт, который бы позволял федеральным органам власти делегировать по этим предметам ведения ряд полномочий субъектам Федерации. Если федеральные органы пока не готовы передать эти предметы ведения в совме-стное_ ведение, следовало бы применить какие-то промежуточные формулировки. При этом важно учесть опыт нашей республики, да и ряда других субъектах Федерации, где накоплен определенный опыт по решению каждодневных проблем. Совершенствование взаимодействия федеральных органов власти с республиканскими - насущная необходимость, которая позволит предотвратить ряд коллизий и в конечном счете укрепить государственное устройство Федерации в целом.
ПЯТИЛЕТИЕ КОНСТИТУЦИИ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН И ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РЕСПУБЛИК В СОСТАВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Д. Н. Миронов,
Председатель Конституционного суда, Республика Саха (Якутия)
Республика Башкортостан - старейшая республика в составе Российской Федерации, За прошедшие десятилетия ее экономика стала по-настоящему многоотраслевой. Обычно указывают, что среди регионов Российской Федерации Башкортостан находится на одном из ведущих мест по объему производственных мощностей.
Но несомненный интерес вызывает и его опыт государственного и правового строительства. Обратимся к характеристике некоторых положений Конституции Республики Башкортостан, имеющих значение и для законодательства других республик России.
Действующая Конституция Башкортостана была принята Верховным Советом Республики 24 декабря 1993 года. Это означает, что процесс разработки проекта Конституции республики развивался одновременно с формированием концепции обновленной Российской Федерации как федеративного государства.
Конституция Башкортостана разрабатывалась в связи с Федеративным договором и Приложением к нему от Республики Башкортостан и в известной степени является выражением принципов этих документов.
Конституция Республики Башкортостан исходит из результатов республиканского референдума 25 октября 1993 года, подтвердившего договорный характер отношений Республики и Российской Федерации. Ссылка Конституции на результаты республиканского референдума не ставит под сомнение общую философию отношений Башкортостана и России. «В числе важнейших актов нашего государства - принятие в 1993 году новой Конституции республики. Это не урезанная копия Российской Конституции, а подлинный Основной Закон Башкортостана, отражающий его специфические особенности, вобрав в себя мысли и чаяния большинства нашего народа, в том числе и принципы, нормы единства с Россией», - подчеркивает Президент республики М.Г.Рахимов.
Конституция утверждает участие Республики Башкортостан в договорном обновлении государственного устройства Российской Федерации на основе добровольности и равноправия. Конституция Республики Башкортостан входит в политико-правовую систему, направленную на по-
строение единого конституционного пространства в духе современной интерпретации российского федерализма. Конституция Республики Башкортостан связана с принципиальными ценностями федеральной Конституции, в том числе в области межнациональных отношений и признания суверенитета многонационального народа России.
Конституция регулирует широкий круг общественных отношений, также некоторые стороны федерализма. Согласно статье 5 Конституции республики законы Российской Федерации, принятые тто вопросам, добровольно переданным в ее ведение, обязательны на территории республики. Объясняя это положение. Основной Закон республики делает ссылку на процесс обновления Российской Федерации. Конструированная в этой связи норма гласит: «Отношения Республики Башкортостан и Российской Федерации определяются Договором об основах межгосударственных отношений Российской Федерации и Республики Башкортостан, другими двусторонними договорами и соглашениями».
Таким образом Конституция Республики Башкортостан воспроизводит правовое пространство, основанное на Федеративном договоре и утверждает единство России и Башкортостана.
Многие исследования конституционно-правового статуса республик в составе Российской Федерации все еще зациклены на утверждении о том, что к республикам в составе России термин «государство» не применим. «Является ли республика государством по существу?» - спрашивает советник Министерства юстиции России Т.Э.Шуберт и отвечает:
«...использование термина «государство» в отношении республик неверно» (Журнал российского права. 1997. №4. С.49). Юридическая несостоятельность этого очевидна.
Конституция Российской Федерации закрепила: суверенитет ее распространяется на всю территорию страны. Субъекты Федерации не вправе выходить из состава России. Но согласно федеральному Основному Закону конституционно-правовой статус республики устанавливается Конституциями России и самой республики.
Конституция Республики Башкортостан исходит из широкого понимания конституционно-правового статуса республики, закрепляет ее государственную природу. Одновременно Конституция устанавливает основы статуса республики в сфере хозяйственно-финансовых отношений.
Конституция Республики Башкортостан признает многоукладную экономику, а государство должно осуществлять защиту всех форм собственности. Не допускается принудительное, без компенсации, отчуждение собственности. Конституция гарантирует существование частной собственности, но оговаривает, что она не может осуществляться в ущерб об-
-щественным интересам. Провозглашается социальная ответственность собственника средств производства перед обществом. Любая собствен-.ность должна выполнять общественно полезные функции.
Обеспечивая вступление республики в условия рыночных отношений, государство сохраняет за собой право регулировать экономику и социальное производство.
Оно выступает собственником известного комплекса имущественных объектов. В его собственности находятся имущество государственных предприятий, учреждений и организаций, культурные и исторические ценности, средства бюджета, банки, валютный и иные фонды. Состав собственности республики определяется ее задачами как социального государства. В собственности республики могут быть средства производства, транспорта, связи, информатики и топливно-энергетического комплекса. Земля, недра, природные богатства, другие ресурсы на территории Республики Башкортостан провозглашаются достоянием (собственностью) ее многонационального народа.
Вопросы финансов и бюджета в Конституции регулируются в статьях 148-155 (четвертый раздел). Закреплено, что республика проводит единую бюджетно- финансовую, налоговую, денежно-кредитную, валютную и ценовую политику, скоординированную соответствующей политикой Российской Федерации на договорной основе.
В чем смысл конституционных норм о статусе республики? Республика Башкортостан имеет с Российской Федерацией договорно-конституционные отношения, являясь суверенным государством в составе Российской Федерации. Публично-правовой статус республики рассматривается в связи с демократическим развитием Федерации. Если сказать кратко о второй стороне статуса республики, то она связана с ее экономическим положением, отражает ее социальные обязательства и выражает связанность республики с социальными притязаниями населения, имеющими исторические основы. Республика связана с правом народа на самоопределение.
Оживление законотворчества субъектов Российской Федерации воспринимают в науке по-разному. По этому поводу одни авторы высказываются весьма сдержанно, другие видят в нем продолжение действия общей закономерности, связанной с крупными переменами, происходящими в структуре российского законодательства.
Законодательство республик развивается наиболее интенсивно, обладает несомненным качественным своеобразием и выполняет не только общие, присущие всей правовой системе страны функции, но и вполне
специфические задачи, проистекающие из национально-этнических и национально-государственных отношений.
Республики отличаются друг от друга по размерам территории, численности населения, по национальному и культурно-конфессиональному составу. Вступая в рынок, они имели разные стартовые условия. Исследователи отмечают большой разрыв между ними по экономическому потенциалу, темпам переустройства народного хозяйства и уровню жизни населения.
В развитии законодательства республик Башкортостан занимает ведущее положение. В настоящее время в республике принято 16 кодексов, более 350 законов и большое число нормативных постановлений представительного органа. Целенаправленно развивается указное нормо-творчество. Большую роль играют нормативные правовые акты Правительства, министерств, ведомств, а также местных органов. В Башкортостане предприняты важные издания нормативного материала, Республика Башкортостан, судя по всему, увеличение объема законотворчества сочетает с необходимостью повышения его научной обоснованности и формирования правовой системы.
Конституция Республики Башкортостан достаточно четко и широко определяет предметы своего правового регулирования. Согласно статье 127 в него входят: а) отношения, связанные с организацией и деятельностью органов государственной власти и местного самоуправления, прав и свобод граждан; б) отношения, связанные с формированием и расходованием бюджетов, действующих на территории республики; в) .отношения имущественного характера и отношения, связанные с регулированием экономики и с определением функционирования социальных институтов;
г) отношения, обеспечивающие рациональное использование и надежную охрану природной среды; д) уголовное, процессуальное и правоисполни-тельное законодательство; е) международные и межреспубликанские договоры и соглашения.
Таким образом Конституция Республики Башкортостан четко использует термины «законодательство» и «правовая система», связывая их с правотворческими возможностями республики.
Изучение опыта законодательной деятельности Парламента Башкортостана показывает, что в республике некоторые отрасли законодательства приняли явную определенность, о чем кстати свидетельствует постановка вопроса об издании Свода законов республики. Процесс породил идею об отраслях республиканской правовой системы. Так, в Республике Башкортостан входит в обиход понятие «конституционное право». Хорошими темпами развивается природоохранительное, земельное законода-
тельство. Намечается становление административного, жилищного, трудового, семейного законодательства.
Республики в составе Российской Федерации по праву выполняют задачи, связанные с самоопределением народов. Некоторые республики при этом осуществляют достаточно разностороннее правовое регулирование, включая и вопросы из области прав коренных малочисленных народов.
Права коренных малочисленных народов гарантируются Российской Конституцией (статья 69) в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами России. Право народов на самоопределение фиксируется в преамбуле Конституции России и закрепляется в качестве принципа федеративного устройства в статье 5.
Подчеркнем, что согласно статье 69 Основного Закона Республика Башкортостан образована в результате реализации права башкирской нации на самоопределение. В связи с этим можно было подумать, что лица башкирской национальности могут надеяться на законодательное установление льгот для их развития. Однако республиканский законодатель не пошел на сужение своих возможностей. «Национальное» законодательство не получило развития. Немногочисленные самоопределенческие по направленности правовые нормы только кое-где вкраплены в некоторые законодательные акты, не образуя даже этноправового института.
Специалисты указывают, что в Башкортостане бережно сохраняются толерантность и дружба народов .
Механизм межэтнической адаптации охраняется республикой. Конституция закрепляет, что республика защищает интересы всего многонационального народа.
Башкортостан, будучи национальной республикой, не пошел по пути создания правовых предпочтений ни для представителей титульного народа ни на закрепление коллективных прав самоопределившейся нации. Подлинной основой его правотворчества являются права человека.
Выводы следующие.
Конституция Республики Башкортостан делает значительный упор на качественное обновление Российской Федерации и на положения Федеративного договора.
Конституция Республики Башкортостан регламентирует конституционно- правовой статус республики комплексно, включая в его состав не только традиционные вопросы публично-правового положения республики (население, территория и власть), но и отношения бюджета, финансов, земли, природных ресурсов, собственности и налогов.
Законодательство Башкортостана учитывает необходимость выполнения республикой ее социальных обязательств перед населением и поэтому ориентировано на реализацию концепции социального государства; в этом плане оно находится в поле интересов других республик.
Республика Башкортостан не связывает свое правотворчество с необходимостью формирования национального права, а имеет в виду создание регионального законодательства, основанного на концепции прав человека.
В системе правотворчества Республики Башкортостан используются разнообразные правовые формы, значительная часть которых могла бы быть представлена в законотворческой деятельности других республик.
Становится все более очевидным, что глубокое и результативное преобразование России с сохранением ее исторических приверженностей во многом зависит от построения сильного федеративного государства, В условиях правовой анемии и беспомощности субъектов Российской Федерации эта цель не может быть достигнута. В свете этого становится ясным стремление Башкортостана утверждать свою правовую базу, призванную способствовать его становлению как демократического правового государства, что является вкладом в российское федеративное единство и укрепляет государственность России.
НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ РАЗВИТИЯ КОНСТИТУЦИИ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН
В.К.Са мигу длин,
зав. кафедрой юридического факультета БашГУ
Представляется, что необходимо начать с понятия «конституционализм». Действительно, оно становится одним из центральных понятий правоведения и государствоведения. Этим понятием, прежде всего, охватывается область идей, представлений о государственном обустройстве общества, о конституционных основах государственной власти. Далее, это понятие включает в свое содержание конституционное законодательство, т.е. часть позитивного права. Кроме того, конституционализм охватывает круг проблем, связанных с реализацией действующего конституционного законодательства. Таким образом, конституционализм - сложное понятие. Оно состоит по меньшей мере из трех содержательно непростых элементов. С точки зрения и теории и практики важно установить оптимальное соотношение между ними, проанализировать их состояние, структуру, динамику.
Анализ конституционного законодательства Башкортостана приводит к выводу, что здесь немало интересных положений (норм), заслуживающих самого серьезного изучения. Вместе с тем это законодательство не свободно от внутренних противоречий, пробелов. Кроме того, республиканское конституционное законодательство в некоторых своих сторонах (частях) несогласованно с федеральным конституционным законодательством. А это создает значительные сложности для право применителя. Как достойно выйти из этой непростой ситуации? Думается, без известных теоретических изысканий, учитывающих данные практики, не обойтись.
Как ни странно, актуализируется вопрос о понятии «конституция». В самом деле, чему следовать - придерживаться ли в этом вопросе позиции Фердинанда Лассаля или точки зрения Е.В. Спекторского?
Ф.Лассаль считал, что настоящая конституция - это действительное отношение общественных сил; надо создавать не вымышленную писаную конституцию, а заняться устройством конституции действительной; вопрос о конституции есть прежде всего вопрос силы, а не права; писаная конституция только тогда имеет значение и долговечность, когда является точным отражением этого соотношения. Е.В.Спекторский утверждал обратное. По его мнению, конституция - это ни то, о чем говорит Лассаль и его последователи, а нечто такое, что необходимо для всех, подобно просвещению и другим благам культуры. «И вот конституционным государ"
ством является такое, где власть не только организована, но еще и ограничена, и притом не фактически только, а юридически или правомерно, ограничена же она ничем другим, как признанием за населением публичных прав или политической свободы. Осуществляя эти права, население превращается из управляемых подданных в самоуправляющихся граждан. Совокупность таких ограничений образуют конституцию данной страны, ... ту, о которой учат юристы и для которой право выше факта». Е.В. Спек-торский был убежден в том, что «хорошая конституция - это все равно, что хорошие пути сообщения, все партии, при всей своей борьбе по другим вопросам и могут и должны сойтись на вопросе о конституции, ибо она гарантирует общечеловеческие блага" свободу и порядок».
Многие считают, что Конституция Республики Башкортостан - Основной Закон демократического правового государства. Иначе говоря, признается, что понятие «конституция» и понятие «основной закон» - синонимы, а современная Республики Башкортостан - это уже демократическое правовое государство.
При нестрогом рассмотрении вопроса такой подход едва ли может вызвать особые возражения. Однако, если начать вникать в юридические тонкости (детали), вырисовывается несколько иная картина, Если вчитаться в текст принятых законов (а их число внушительно, принято около 300 законов, в числе которых 16 кодексов), то получается, что Конституция нашей республики - это не только конституционный закон, содержащий основополагающие принципы и нормы об организации власти в республике, но и ряд законов, которые призваны конкретизировать и детализиро- , вать вышеназванный закон. Следовательно, если желать улучшения действующей Конституции республики в целях более полного раскрытия ее гуманистического, демократического потенциала, нужно позаботиться о «юридической чистоте» всей системы законов в органическом единстве дают завершенную юридическую Конституцию Башкортостана.
Устремления многих направлены сегодня на то, чтобы сложить сильное государство. Но возможно ли государство в государстве? Допустим, что возможно, если придерживаться, скажем, концепции двойного суверенитета. Тогда, какое государство в республике мы намерены получить? К чему придем, если государство будет сильным, но неразумным? Не слишком ли мы заняты «собственно» государственной проблематикой. Ведь если вдуматься, то государство все же вторично. Первично общество. Если во главу угла поставить потребности и интересы человека и гражданина, то, думается, самое время позаботиться о развитии структур гражданского общества. А гражданское общество - это, прежде всего, свободный гражданин - патриот края и отчизны, частная собственность, предпринимательство, свободный труд, семья, политический, экономический, идеологический плюрализм, свободные средства массовой информации
(СМИ), местное самоуправление. Без гражданского общества немыслимо правовое государство. Однако и в Башкортостане и в Российской Федерации в целом многие институты гражданского общества пока слабо развиты или не развиты вовсе,
Сегодня - все федералисты. Слово «унитаризм» часто используется в уничижительном смысле. Если быть объективным, оказывается, что в теоретическом и практическом отношениях понятие «федеративное государство» и понятие «унитарное государство» равноценны. Иногда может быть хороша федерация, а иногда - уния (унитарное государство). Но при некоторых условиях как федерация, так и уния могут испытывать сложности в развитии. Значит, дело не в понятиях, а в условиях жизнедеятельности человека, общества и государства.
России, видимо, определено судьбой быть федерацией. Но федерация - это сложное понятие и образование. Какой федерацией является и должна быть Россия? В Башкортостане немало сторонников договорной и асимметричной федерации. Действительно, современная Россия в значительной степени такова, то есть в принципе договорная и асимметричная. Но так ли должно быть, если заботиться об удовлетворении насущных потребностей и интересов человека и гражданина, безопасности общества, устойчивом функционировании государства в режиме свободы и демократии? Достоинства любой модели федерации общественным сознанием должным образом не оценены.
В действующей Конституции Башкортостана (статья 126) предусмотрено, что республики имеет свою систему законодательства. Сама по себе эта идея достаточно конструктивна. Во всяком случае согласно Конституции Российской Федерации (статьи 4, 5, 15 и др.) в пределах единой отечественной правовой системы возможно развитие двух уровней законодательства: общефедерального законодательства и законодательства субъектов Российской Федерации.
Конституция Российской Федерации, исходя из принципа конституционной законности, не допускает юридической противоречивости законодательства ни на одном из его уровней. С точки зрения права недопустимы юридические противоречия и между разноуровневыми законами и иными нормативными правовыми актами. В случае же фактического противоречия между федеральным законом и иным нормативным правовым актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон (часть 5 статьи 76 Конституции Российской Федерации). Если же имеет место фактическое противоречие между федеральным законом и нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации, изданным в пределах компетенции последней, действует нормативный правовой акт субъекта Российской Федерации (часть 6 статьи 76 Конституции Российской Федерации),
Таким образом проблема юридически непротиворечивого развития законодательства в условиях действующей Федеральной Конституции вроде бы решена. Однако в процессе реальной законотворческой деятельности возникает масса проблем. Чтобы уже на самых ранних стадиях республиканского законотворчества исключить возможность принятия юридически ущербных законов, на наш взгляд, важно придерживаться принципов согласованного законотворчества, принципа «не навреди!», принципов непротиворечивости, дополнительности.
Сейчас уже признают возможность и необходимость внесения изменений и дополнений в действующую Конституцию Республики Башкортостан. Однако здесь нужно ответить по меньшей мере на следующие вопросы. В какие главы, статьи основного текста республиканской Конституции нужно вносить изменения и дополнения? Какими эти изменения и дополнения должны быть по своему содержанию и характеру? Корректно ли поднимать вопрос о внесении изменений и дополнений в Конституцию, когда целый ряд законов, предусмотренных в основном тексте республиканской Конституции, не принят?
Вопросы эти непростые. Нельзя превращать республиканскую Конституцию в заложника политических страстей и эмоций. Во всяком случае, если изменения и дополнения, вносимые в статьи четырех разделов Конституции Республики Башкортостан (разделы второй, третий, четвертый, пятый) не представляют особой опасности для установленного республике демократического конституционного строя, то принятие поправки хотя бы к одной статье раздела первого и раздела шестого основного текста республиканской Конституции грозит серьезными изменениями государства вообще.
Каков же вывод из всего изложенного?
Действующая республиканская Конституция заслуживает в целом положительной оценки. Однако даже очень хорошая вещь может быть улучшена. Следовательно, в принципе сложившееся на сегодня в республике конституционное законодательство может и должна совершенствоваться, но предельно осторожно. Очень важно добиват&ся того, чтобы конституционно-правовая активность на уровне республики не нарушала отечественной правовой системы, общефедерального правового поля, а обеспечивала органичное единство всего федерального конституционно-правового массива, вела к согласованному развитию и действию Конституции Российской Федерации и Конституции Республики Башкортостан.
КОНСТИТУЦИЯ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН-ПРАВОВАЯ ОСНОВА СТАНОВЛЕНИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА
С.Н.Лаврентьев,
проректор Академии государственной службы и управления при Президенте Республики Башкортостан
Время принятия Конституции Республики Башкортостан (декабрь 1993 года), конечно, не могло не оказать своего влияния на ее содержание.
Конституция задумывалась как программа государственно-политического развития Башкортостана. Основной Закон определил контуры будущего гражданского общества в республике, его политические и социальные ценности. В этом смысле Конституция представляет собой программный документ для будущего гражданского общества Башкортостана, в ней заложены его идейно-политические, философские, доктри-нальные принципы.
Целью Конституции республики является свободное демократическое общество, в центре которого - человек, его интересы и права, его охраняемая законом достойная жизнь. Это общество, которое освободилась от догм и кошмаров тоталитаризма, изжило из себя диктат партийной идеологии. Это общество, в котором сам человек является стержнем экономической, социальной и политической жизни.
Основой гражданского общества является человек и условия, создаваемые государством для реализации его конструктивно-созидательной сущности.
Конституция Республики Башкортостан - это Конституция независимого правосудия, которое должно противостоять произволу, защитить права и свободы человека, обеспечить верховенство и непререкаемость законов, что является главной и определяющей чертой правового государства, возникающего и сохраняющегося только в условиях существования устойчивого гражданского общества.
Достижение состояния гражданского общества означает наделение людей, независимо от их национальности и пола, религиозной принадлежности, цвета кожи, их общественных интересов и политических предпочтений, одинаковыми основными правами - как правами человека, такими, как неприкосновенность личности и свобода слова, так и гражданскими правами на участие граждан в политической и общественной жизни, на равные условия на рынке труда, а также правом на собственную культуру.
Гражданское общество определяет в практическом, почти юридическом
плане, - это декларировано в Конституции Республики Башкортостан, - все то общее, что присуще всем людям, чтобы затем дать им свободу быть разными. '
Конечно, в Конституции Республики Башкортостан все статьи не могли быть детализированы, особенно если учесть, что республика, как и страна в целом, до сих пор находится в состоянии системного реформирования, затрагивающего экономику, общественную жизнь, политические институты.
Следует обратить внимание на различия между развитыми демократиями, где правовое государство и гражданское общество уже сложились, и странами, в которых демократический процесс находится на стадии становления. Нормальный конституционный процесс исходит из того, что система уже существует и общество должно лишь повышать ее эффективность. Существенно отличается конституционный процесс в модернизирующемся обществе: старая традиционная система неприемлема, а новая может быть уже конституирована, но еще не в состоянии работать эффективно и целостно.
В этих условиях неизбежно возникновение напряжения между конституционным идеалом и реальной практикой правового регулирования:
Конституция в этих условиях является не столько фиксацией реального положения вещей, сколько программой предстоящих изменений, а также масштабом их социальных возможностей.
Конституция Республики Башкортостан прописывает условия самостоятельности гражданского общества, которая проявляется в деятельности политических партий, движений, групп интересов, в экстремальной активности населения.
Республиканская форма проявления с наличием института президентской власти положительно воспринимается подавляющим большинством населения. При этом основная масса населения (46 процентов опрошенных) считает, что Республика Башкортостан должна развиваться в составе Российской Федерации. За возвращение к прежнему состоянию -автономии в составе восстановленного СССР - высказываются 28 процентов респондентов, 24 процента опрошенных считают необходимым довести республику до полной независимости.
Позиция населения относительно экономических основ государственности также вполне ясна. Абсолютное большинство населения расценивает переход к рынку как неизбежный путь развития общества. Противников этого процесса примерно 13 процентов.
Как показывают многочисленные социологические исследования, судебная власть не воспринимается как политическая сила.
Исторически в нашей стране, и наша республика не является исключением, сложился психологический стереотип на уровне ментальности - в силу закона люди не всегда верят.
Республиканские средства массовой информации не воспринимаются как «четвертая власть». Их роль в политическом процессе ритуальна и вторична. Только Башкирское телевидение оказывает определенное влияние на население сельских районов республики и на людей с высшим образованием. В этом отношении роль «OPT», «FTP», «HTB» гораздо выше.
Политические партии в Башкортостане до сего дня находятся на стадии становления и реорганизации. И хотя в Башкортостане принят закон о политических партиях, политические процессы в республике показывают, что возможности их самостоятельного развития и превращения в авторитетные и влиятельные силы в общественной жизни региона достаточно ограничены. Без серьезной поддержки государства становление оптимальной многопартийной системы будет продолжаться еще долго.
В настоящее время небольшая часть населения не только осознает необходимость становления гражданского общества, но и более того готова формировать его структуры и элементы. На основании данных социологии от 10 до 15 процентов населения можно считать сторонниками политической культуры участия. Еще около 20-30 процентов населения в той или иной степени в своем политическом поведении демонстрируют элементы культуры участия, но вместе с тем у них достаточно сильны стереотипы культуры подчинения. Это слой переходной стадии.
Традиционное политическое поведение демонстрирует 60-70 процентов населения. Это люди, не готовые на сегодняшний день к жизни в открытом обществе. Культура подчинения кажется им вполне естественной при том образе жизни, который они ведут.
Каков дальнейший путь конституционного развития? Главное сегодня - полностью использовать заключенный в Конституции Республики Башкортостан демократический потенциал в процессе дальнейшего законотворчества.
РОССИЙСКИЙ ФЕДЕРАЛИЗМ И РЕСПУБЛИКА БАШКОРТОСТАН В СОСТАВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
А.Г.Хабибулин,
судья Конституционного суда Республики Башкортостан
Принятие Конституции Башкортостана способствовало не только развитию государственности самой республики, но и становлению российского федерализма, обретению российским государством качеств и свойств реальной, действительной федерации. Провозглашение в Конституции России федеративного устройства в качестве одной из основополагающих характеристик государства предполагало наполнение данной декларации реальным содержанием. В начале 90-х годов это было скорее ориентиром для дальнейшего государственного строительства, неким идеалом, к которому предполагалось двигаться, чем констатацией реального положения вещей. Федерализм еще предстояло строить, причем практически на пустом месте, на руинах жестко унитарного на протяжении всей своей многовековой истории государства с имперскими государственными и политическими институтами, традициями и ментальностью.
Российская империя, хотя и допускала особый статус некоторых территорий в ее составе, тем не менее была унитарным государством. РСФСР также, хотя и именовалась федерацией, но на деле не отвечала признакам, присущим действительно федеративному государству. Вскоре после окончания гражданской войны, в процессе нарастания антидемократических тенденций в советском государстве, были ликвидированы и последние элементы сколь либо реальной автономии территорий в ее составе. Здесь отсутствовали важнейшие и общепризнанные признаки федерализма, такие, как делегирование полномочий снизу вверх, от субъектов Центру, а также обладание субъектами реальными и охраняемыми законом правами, что позволяло бы говорить об их реальной государственности. К тому же, те скромные права, которыми обладали республики и иные регионы в ее составе, были сугубо фиктивными и в условиях царившего тогда в обществе правового нигилизма реально никем и никогда не вос-требовались, да и не могли востребоваться. Отсутствовал сам механизм их реализации. В силу этого они были лишь ширмой для унитарного по своей природе государства, скрывая всесильную власть Центра. Существовали лишь некоторые, чисто внешние атрибуты государственности, но не реальная государственность субъектов в любой из ее форм, пусть даже и самых слабых.
К моменту провозглашения федерализма в России практически все ее субъекты, за редким исключением, не обладали прежде государственностью и не имели опыта собственного государственного строительства и традиций сколь-либо продолжительного самостоятельного существования. В силу этого отсутствовали исторический опыт государственного состояния, традиции законотворчества, национально-государственное сознание у ее субъектов. Так, недолгое существование Башкирской республики в ус' ловиях гражданской войны до ее вхождения в состав РСФСР вряд ли следует считать достаточным опытом государственного существования. И это также является своего рода «детской болезнью», которая усложняет становление подлинного федерализма и порождает проблемы. Страна еще не вполне прошла весь тот необходимый и трудный путь болезненных проб и ошибок, обретения собственного опыта и определенных традиций, наработки алгоритмов разрешения проблем и отработки политических технологий, которые и позволяют говорить о реальном федерализме.
В этом, вероятно, и заключается содержание и основное значение столь болезненно воспринимаемого многими исследователями и публичными политиками России процесса развития государственности субъектов Федерации, особенно республик в ее составе. Вот почему принятие Башкортостаном Конституции вряд ли правомерно расценивать как проявление центробежных процессов, опасных для единства страны. Напротив, это явилось проявлением процесса становления подлинной Федерации, основывающейся не на насилии и принуждении, дисциплине страха и авторитарных методах управления, как это было в прошлом, а на сильных институтах государственности и в Центре и в субъектах, четком разграничении и взаимном уважении прав и полномочий друг друга, осознании общности исторической судьбы и геополитического пространства, единст-ва общенациональных и региональных интересов.
Принятие Конституции Башкортостана, заложившей правовые основы для создания реальной и эффективной государственности в республике, означало движение к становлению сильного федеративного Российского государства. Наличие собственного законодательства, в том числе и конституционного, функционирование наделенных легитимными властными полномочиями органов государственной власти республики отнюдь не предполагает ослабления и тем более распада государственности России. Это свидетельствовало лишь о переходе Российского государства в новое качество, появлении федерализма как правовой и политической реальности, Следствием повышения статуса ее субъектов стал отказ от прежней, единой для всей территории государства вертикали государственного управления, жестко иерархизированной и соподчиненной. В настоящее время мы переживаем противоречивый и болезненный процесс создания
принципиально новой для России системы государственного управления, предполагающей гармоничное сочетание федеральной государственной власти с сильной государственностью ее субъектов. Оба эти элемента не находятся в конфронтационном противоборстве, а напротив, дополняют и ззаимообогащают друг друга, способствуют большей эффективности государственного управления в целом.
Об отсутствии каких бы то ни было сепаратистских потенций в Конституции Башкортостана свидетельствует, прежде всего, ее содержание. Так, статья 5 содержит принципиально важные положения, свидетельствующие о том, что республика признает себя в качестве субъекта обновленной Российской Федерации, констатирует, что входит в ее состав на добровольной и равноправной основе. Тем самым была наглядно продемонстрирована беспочвенность обвинений в сепаратизме, стремление республики строить сильную и процветающую Россию.
Значимость принятия Башкортостаном Конституции заключается еще и в том, что она является гарантом статуса республики как реального и самостоятельного субъекта Федерации, ее государственности. Как в начале 90-х годов, так и в последние годы, многие видные российские политические деятели, в том числе и занимающие важнейшие государственные посты, неоднократно высказывались за унификацию государственного устройства, «губернизацию» страны, Башкортостан, как и другие «мятежные» республики, провозгласившие суверенитет и настаивавшие на своем государственном статусе, обвинялись в раскольнической деятельности, сепаратизме, стремлении к разрушению государственной целостности страны. И Конституция Башкортостана наряду с Конституцией России, Федеративным договором, Договором «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Башкортостан», иными нормативными правовыми актами гарантирует неизменность статуса республики, невозможность насильственного его изменения. Это является одним из гарантирующих моментов, исключающих воссоздание унитарной государственности.
Конституция Башкортостана четко определяет и фиксирует согласованные с Федерацией полномочия республики, что способствует снятию ряда как реально существующих, так и потенциальных проблем и шероховатостей во взаимоотношениях федеральных и республиканских органов государственной власти.
После принятия Основного Закона каждая сторона четко представляла круг собственных прав и полномочий, их пределы и рамки, выход за которые означал вторжение в чужое пространство, и, следовательно, нарушение сложившегося равновесия и соотношения сил. Благодаря этому
если и не прекратилось, то существенно ослабло действие мощного кон-фликтогенного фактора, привносившего напряженность в российское общество на протяжении целого ряда постперестроечных лет, когда средства массовой информации были наводнены обвинениями сторон то в сепаратизме (и особенно национал-сепаратизме республиканского руководства), то в имперских амбициях и ностальгии по унитаризму.
Благодаря принятию Конституции республика обрела возможность осуществлять собственное государственное строительство, набираться опыта государственного состояния и законотворчества, что столь необходимо для становления подлинного федерализма. Это дало Башкортостану возможность пройти в составе Российского государства тот путь становления и развития, который субъекты иных, иностранных федераций прошли до вхождения в них, во времена своей государственной независимости, предшествовавшие вхождению в федерацию.
Принятие Конституции и исходящая из этого возможность создания собственной государственности и собственного законодательства, осуществления самостоятельной экономической и социальной политики позволило Башкортостану избежать целого ряда ошибок, допущенных федеральным центром- Башкортостан, как и ряд иных субъектов Федерации, использовал всю полноту своих конституционных прав и полномочий, чтобы избежать негативных последствий осуществляемого тогда государством недостаточно просчитанного экономического курса. Несмотря на многочисленные обвинения в расшатывании Федерации и сепаратизме, попытки представить происходящее, как действия региональных политических элит по ослаблению государственности, руководство Башкортостана не стало слепо копировать действия федерального центра, что позволило республике сохранить свой экономический потенциал, избежать остроты социальных проблем, свойственных большей части регионов России,
Становление федерализма в России происходит в условиях достаточно острого социально-экономического кризиса в обществе и нарастания кризисных явлений в государстве. Дальнейшее развитие федеративных отношений, наличие и развитие государственности у субъектов Федерации является одним из средств, позволяющих снизить остроту существующих проблем. Необходимы дальнейшее сотрудничество и взаимодействие Федерации и ее республик в кропотливой и трудоемкой деятельности по преодолению существующих трудностей и проблем. Это, несомненно, будет способствовать как укреплению российского государства, так и процветанию одного из ее субъектов - Республики Башкортостан.
СТАТУС РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН В СОСТАВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
В.Е.Сафонов,
судья Конституционного суда Республики Башкортостан
Начало 90-х годов в нашей стране по праву войдет в историю отечественного федерализма своей масштабностью и динамизмом конституционного развития как самой Российской Федерации, так и республик в ее составе. Лишь с 1992 по 1994 год новые Конституции были приняты в 9 республиках, причем новыми они являлись не только по форме, но и по содержанию. Такое конституционное многообразие во многом обогатило российскую государственность, означало новый этап в развитии государственности и самих республик. Отход от влияния стереотипов советской федерации и прежде всего от унитарно-централистского управления положительным образом сказалось и на развитии конституционной реформы, охватившей и бывшие автономные республики. Неслучайно, что со сломом административно - командной системы в Конституциях республик ярко проявились особенности их социально-политического и экономического развития, традиций их народов и духовная культура.
Наглядным примером в этом плане является Конституция Республики Башкортостан. Принятая Верховным Советом Республики Башкортостан 24 декабря 1993 года Конституция открыла новый этап в развитии республики, в том числе и в совершенствовании законодательной базы по таким важным вопросам, как определение правового статуса республики и ее взаимоотношений с федеральным центром.
Конституция Республики Башкортостан принципиально отличается от прежних актов конституционного законодательства, которые ранее действовали в республике. Вот почему закрепленный в Основном Законе республики правовой статус Башкортостана требует более детального рассмотрения.
Статья 1 Конституции фиксирует, что Республика Башкортостан есть суверенное демократическое правовое государство, выражающее волю и интересы всего ее многонационального народа.
Норма о суверенитете, заложенная в данной статье, до сих пор вызывает немало дискуссий. Ряд ученых утверждают, что положение о суверенитете республики в составе Российской Федерации не соответствует статьям 5 и 65 Федеральной конституции, в которых закреплено равнопра-
вне субъектов Федерации и не предусматривается особого статуса для отдельных субъектов.
Ошибочны, по их мнению, и нормы Федеративного договора, определившего республики как суверенные государства. Логика сводится к тому, что субъекты обладают самостоятельностью только при решении вопросов своей внутренней жизни, находящихся вне пределов ведения Федерации и ее полномочий по так называемым предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов. Термин «суверенитет», на их взгляд, означает полную независимость как во внутренних делах, так и во внешних отношениях. Делается вывод, что если бы республики в составе Российской Федерации действительно стали суверенными государствами, то это бы означало потерю Федерацией своего суверенитета и превра-. щение ее в конфедеративный союз,
Такое догматическое толкование понятия суверенитета в отечественной науке сложилось еще в 20-х годах, когда закрепилась идея о том, что в Союзе ССР суверенитетом обладает лишь сама Федерация в целом, тогда как у входящих в ее состав государств - союзных республик - государственный суверенитет ограничен. Данное утверждение концепции об ограниченном суверенитете союзных республик привело к усилению централизма и унитаризма и в конечном итоге к распаду СССР. Такая же практика повторяется и в отношении республик в составе Российской Федерации. На наш взгляд, современные концепции федерализма, и в особенности российского, нуждаются в другом подходе при определении суверенитета.
В этом вопросе большой шаг вперед сделала западная политическая мысль. Выдвинутая в свое время Боденом концепция суверенитета, закрепляющая идею верховенства власти государства на своей территории и ее независимость во внешних сношениях в качестве основополагающего принципа теории государства, прошла длительный путь своего исторического развития и претерпела значительные изменения. Понимание того, что суверенитет реализуется в федеративном государстве как на уровне федерального центра, так и на уровне субъектов Федерации, является сегодня преобладающей в западной политической науке. К этой точке зрения все больше склоняются и наши отечественные ученые, указывающие, что суверенитет любого народа, территории, субъекта Федерации является составной частью суверенитета Федерации в целом. Таким образом, в федеративном государстве власть заключена в сферах, находящихся в юрисдикции федеральных частей и Центра не рядом друг с другом, как полагала классическая теория разделения суверенитета, не одна над другой, как склонны утверждать унитариеты, а друг в друге. Это во многом снимает
остроту теоретических и политических дискуссий на тему, что такое суверенитет и кому он принадлежит в федеративном государстве, переводит эти дискуссии в плоскость решения более практических вопросов определения предметов ведения и полномочий федеральной власти и органов государственной власти субъектов Федерации.
Говоря же о статусе Республики Башкортостан, следует отметить, что ее Конституция включает важнейшие черты ее государственности. Помимо общего определения ее как суверенного демократического правового государства, он (статус) характеризуется наличием гражданства, его приобретением и прекращением в соответствии с Законом республики (статья 4) права обладать высшей властью на своей территории, самостоятельно определять и проводить внутреннюю и внешнюю политику, принимать Конституцию Республики Башкортостан и республиканские законы, имеющие верховенство на всей ее территории (часть 2 статьи 1). Обладание всей полнотой государственной власти, распространяющейся на всей территории в пределах существующих границ (статья 69), за исключением тех полномочий, которые в соответствии с Договором переданы в ведение Российской Федерации, еще раз подтверждает суверенность Башкортостана в составе Российской Федерации.
Такое верховенство Конституции Республики Башкортостан обеспечивает единство, согласованность и стабильность всей правовой системы страны, при наличии юридически определенного разграничения предметов ведения и полномочий Федерации и республики. Обязательными на территории республики являются законы Российской Федерации, принятые по вопросам, переданным Республикой Башкортостан по Договору в ведение российской Федерации (статьи 5, 128 Конституции Республики Башкортостан).
Республика Башкортостан в подтверждении своего суверенного статуса является самостоятельным участником международных и внешнеэкономических отношений и связей, кроме тех, которые добровольно переданы по Договору в ведение Российской Федерации, а также право республики вступать в отношения с другими государствами, заключать международные договоры и обмениваться дипломатическими, консульскими, торговыми и иными представительствами; участвовать в деятельности международных организаций (статья 74 Конституции Республики Башкортостан),
Нужно отметить, что Конституция как Основной Закон республики впервые заложила принципы договорных отношений с Российской Федерацией, что говорит об ее универсальности. Из всех Конституций республик только Конституция Республики Башкортостан имеет развернутую
систему конституционных норм об этих договорных отношениях. Тогда, в 1993 году, это было большим шагом вперед и новшеством в правовой действительности нашего государства. Такое явление вытекает из природы Конституции Российской Федерации, Федеративного договора и служит лишь дальнейшему укреплению российской федеративной государственности. Сегодня ни одна научная дискуссия не обходится без критики двусторонних договоров и соглашений. Активно проводится мысль, что конституционное пространство России разрушается договорным правом, что договорная практика составляет альтернативу нормам Федеральной конституции. Делается вывод, что в том виде, в каком они существуют в настоящий момент, договоры нелегитимны.
Однако при этом забывается, что правовой основой заключения двусторонних договоров служит сама Конституция Российской Федерации, в статье 11 (часть 3) которой говорится, что разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и ее субъектов осуществляется Конституцией, Федеративным и иными договорами о разграничении предметов ведения и полномочий. Часть первая статьи 66 недвусмысленно указывает, что статус республики определяется Конституцией Российской Федерации и Конституциями республик. Исходя из этого республики вправе заключать договоры и соглашения с федеральным центром и иметь в своем статусе элементы договорных отношений. Таким образом, политико-правовая ситуация в стране не будет устойчивой и стабильной без дого ворно-конституционной основы, которая содержится как в Конституции Российской Федерации, так и в Конституциях республик.
В рамках предоставленных прав в Конституции Республики Башкортостан зафиксированы нормы, учитывающие исторические, национальные, природные особенности, касающиеся договорных сторон отношений с Российской Федерацией, которые содержатся как в преамбуле, так и в статьях 5, 10, 11, 70, 71, 73, 74, 76, 77, 104, 126, 128, 149, 152, 154 Конституции Республики Башкортостан.
Так, статья 5 фиксирует, что отношения Республики Башкортостан и Российской Федерации определяются Договором об основах межгосударственных отношений Российской Федерации и Республики Башкортостан, другими двусторонними договорами и соглашениями. В статье 10 Конституции речь идет о договорных отношениях в области использования недр и других природных ресурсов республики, в статье 11 говорится о договорных отношениях по вопросам государственной собственности, в статье 71 - по бюджетным вопросам. Статьи 73 и 74 соответственно закрепляют договорные отношения при обеспечении комплексного экономиче-
ского и социального развития республики, при определении ее международных и внешнеэкономических связей,
Для характеристики договорных отношений сторон важное значение имеет статья 126, определяющая систему законодательства республики, статьи 149 и 152, закрепляющие договорные начала в области финансовой и бюджетной политики-
Исключительными полномочиями Республики Башкортостан являются и установление основ конституционного строя, и принятие Конституции, и обеспечение ее верховенства; определение системы органов государственной власти Республики Башкортостан, порядка их организации и деятельности; наличие самостоятельной системы законодательства, обеспечивающей правовое регулирование всех общественных отношений, кроме тех, регулирование которых добровольно передано в соответствии с Договором федеральному центру, и многое другое. Не огульная критика Конституций республик и договорной практики, а взаимное обеспечение прав и ответственности как Республики Башкортостан, так и Федерации в целом, а также учет интересов друг друга - вот основа стабильного развития нашего общества.
ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЕ ЗНАЧЕНИЕ ПЕРВЫХ АКТОВ БАШКИРСКОЙ АВТОНОМИИ В РАЗВИТИИ ГОСУДАРСТВЕННОГО СТАТУСА БАШКОРТОСТАНА
Д.Д.Валеев,
зав. кафедрой этики и эстетики ЕашГУ
Первым документом, провозгласившим Башкортостан автономией, было воззвание Башкирского Центрального Совета (Шура) от 16 ноября 1917 года. Иногда его называют Фарманом № 2- Этот документ устанавливал территориальную автономию, в которую вошли башкирские волости нескольких губерний - Оренбургской, Пермской, Самарской, Уфимской, Легитимным основанием для объявления этой автономии явились решения первого и второго Всеобщего Съездов башкир, проходивших 20-27 июля 1917 года - первый и 25-29 августа 1917 года - второй, а также Фар-ман № 1 от 11 ноября 1917 года. В этих документах заложена политическая и юридическая мотивировка необходимости национального самоопределения башкирского народа.
Обосновывая необходимость территориальной автономии, башкиры исходили из исторического факта, что будучи коренным народом края они оказались не по своему желанию, а в результате политики царизма, в наиболее бедственном положении из всех этнографических групп Башкортостана. Подчеркивая свой статус коренного народа, башкиры предвосхитили развитие современного международного права, которое защищает национальные права коренных народов и прежде всего их особые права на исконные земли.
Апелляция к историческим корням связывала стремление башкир к политической автономии с доктриной естественного права, характеризующегося своей обращенностью к происхождению человека и народов, к естественно-природным побуждениям народов быть равными и равноправными, быть хозяевами на родной земле, самим определять общественный строй и свою судьбу.
Фарман Х° 2 начинается со слов: «Башкирский областной Совет объявляет башкирскую территорию Оренбургской, Уфимской, Самарской и Пермской губерний с сего 15 ноября автономной частью Российской Рес-
публики,..». Далее говорится, что границы автономии будут уточнены созываемым 8 декабря 19,17 года в Оренбурге Учредительным съездом (Курултаем), что под фактическим управлением областного Совета будут находиться 44 башкирских волости Оренбургской губернии и 8 волостей Пермской губернии, смежных с Челябинскими волостями. Приведенные сведения свидетельствуют о стремлении башкир к реализации идей национального суверенитета башкир в составе Российской Республики. Идеи территориальной автономии Башкирии и национального суверенитета башкир в своем единстве и образуют суть и специфику башкирского национального движения и борьбы башкирского народа за самоопределение на протяжении всего XX столетия. Этим, кстати, башкирское национальное движение отличается от национального движения татарского народа, в котором преобладали (особенно в начале XX века) мотивы культурно - национальной автономии.
Отдавая дань исторической традиции и учитывая желание башкирского населения иметь местное самоуправление, авторы Фармана № 2 (Ш.Манатов, З.Валидов и др.) внесли в документ положение о создании в Башкирии собственного административно - территориального деления на основе введения кантонов. Башкирия к 1918 году состояла из 8 кантонов. Деление Башкирии на кантоны, а кантонов на волости, просуществовавшие до 1930 года, не устраивало центральные власти, которым всегда казалось, что в стране недостаточно централизации. В то же время Центр видел опасность в стремлении народов обрести свободу. Имперский дух, которым болел царизм, был не только преодолен большевизмом, но и усилен с помощью политики унификации всего и вся.
Основываясь на Фармане № 2, ориентируясь на будущее, 3-й областной съезд (Курултай), проходивший в г. Оренбурге с 8 по 20 декабря 1917 года, принял ряд резолюций (по текстам документов-постановлений), касающихся разных сторон жизни. По богатству своего содержания это собрание официальных решений, принятых в течение 12 дней (с 8 по 20 декабря), не уступает конституции отдельных государств, а по отдельным вопросам выгодно отличается своей цельностью и конкретностью.
Возьмем, к примеру, «Резолюцию об общероссийской федерации и отношении Башкурдистана к этой федерации», в которой отмечено, что Башкортостан и башкирский народ входят в «союз (федерацию) автономных национальностей и окраин». Важно то, что провозглашен не только союз территорий, но и союз «национальностей», а союз народов, оформ-
ленный в виде федерации республик. В этом аспекте последняя Конституция Российской Федерации явно уступает тому, что сказано в рассматриваемом разделе «Резолюции об общероссийской федерации...», принятой декабрьским Курултаем башкир в 1917 году.
В Конституции Российской Федерации все суверенные республики, области (губернии), автономные области, а также автономные округа без всякой дифференциации названы субъектами Федерации. А ведь это принципиально разные единицы. Здесь налицо три вида общественно-территориального устройства государства: 1) национально-государственные образования - это суверенные республики; 2) национально-территориальные образования - это автономные области и автономные округа и 3) административно-территориальные образования - области или губернии. Последние, по логике вещей, не могут быть приравнены к суверенным республикам и не могут выступать наряду с республиками и иными национально-территориальными образованиями в качестве одноуровневых. У нас же получилось так: объявив все территориальные единицы субъектами Федерации, Конституция Российской Федерации сознательно принизила роль и место республик, приравняв их к областям и губерниям. Статус республик выше, - об этом говорит сама Конституция России, называя их государствами.
Интерес в решениях декабрьского Курултая 1917 года вызывает «Положение о кантональном управлении». Этот документ выделяется из всех резолюций и постановлений рассматриваемого Курултая своей социальной направленностью. Без преувеличения можно отметить, что беспрекословно выполняя предписания этого «Положения...», граждане республики могли бы достичь несомненно больших и ощутимых успехов в хозяйственном, экономическом, нравственном и санитарно-гигиеническом развитии, ибо нормы этого раздела нацеливают любого человека (гражданина) на такую социальную деятельность, которая направлена во благо всех членов общества. Это охрана труда и устройство общественных работ, бирж труда и посреднических контор; устройство лечебных и благотворительных заведений; забота об организации юридической, санитарной и ветеринарной помощи населению; забота об охране памятников старины; организация дошкольного и школьного образования; борьба с вредными насекомыми и хищными животными, мероприятия по охране лесов, пастбищ и лугов; дела о санитарном содержании жилищ, о чистоте дворов, площадей, дорог и улиц и многое другое.
Таким образом, четкости и скрупулезности подхода к проблемам местного самоуправления (раздел о кантональном управлении) сегодняшние руководители могли бы позавидовать. Этот документ пронизан уважением к достоинству людей и верой в них.
И еще: кантон как единица административно-территориального деления был тем своеобразием, проявлением суверенности территории, которые предложила Республика Башкортостан. Кантоны просуществовали вплоть до 1930 года. Ученым еще предстоит изучить этот вопрос, определить его положительные аспекты. Нам думается, что в любом случае это было позитивное явление, ибо позволяло учитывать местную специфику, сохранить региональную самобытность в ситуации наступающей унификации и однообразия.
Мы проанализировали два официальных документа, связанные с провозглашением Башкирской автономии в 1917 году, и пришли к следующим выводам. Во-первых, Фарман № 2, объявивший Башкортостан автономией, и решение декабрьского 1917 года Курултая - важнейшие политико-правовые источники:, характеризующиеся высоким уровнем политического мышления и правовой культуры, которые во многом созвучны сегодняшней Конституции Республики Башкортостан. Во-вторых, в силу сказанного эти документы в известной мере являются важным легитим-ным основанием издаваемых сегодня в республике правовых актов.
ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ КОНСТИТУЦИОННЫХ 1 ПОЛОЖЕНИЙ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ
Ф.М.Раянов, '
зав. кафедрой юридического факультета БашГУ ,
Принятые в 1993 году Конституции Российской Федерации и Pec- ^ публики Башкортостан в современных условиях, на мой взгляд, нуждаются в переосмыслении в сторону дальнейшего совершенствования.
Главным ориентиром в процессе дальнейшего совершенствования этих Конституций выступают параметры правового государства. В первую очередь речь идет о пробелах в Конституции Российской Федерации и возможных путях ее совершенствования.
Так, несмотря на то, что Конституция провозглашает Россию феде- | ративным правовым государством (статья 1), в ней отсутствуют важные ' положения, необходимые для таких государств.
Во-первых, в правовом государстве должен быть четко проведен в жизнь принцип разделения властей. Важнейшим составляющим принципа разделения властей является то, что ни одна ветвь власти не обладает неограниченной властью. Этого положения как раз и нет .в Конституции Российской Федерации.
Более того, правовой статус Президента Российской Федерации определен асимметрично по отношению к другим ветвям власти. Президент России рассматривается как глава государства.
В Конституции Российской Федерации указывается, что Президент «обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти» (статья 80). Такое полномочие Президента не только возвышает его над остальными ветвями власти, но и фактически наделяет его неограниченными правами под видом обеспечения согласованного функционирования различных ветвей власти.
Во-вторых, в федеральном государстве должны быть четко опреде- ^ лены взаимоотношения между Центром и субъектами Федерации. Однако Конституция Российской Федерации не содержит четких границ между s правами федерального центра и субъектов Федерации по вопросам внеш- ' них сношений, установления сбора налогов и пошлин, содержание воин- д ских формирований и т.д. |
В Конституции нет также положений, гарантирующих в субъектах ;
Федерации форму правления и политический режим, соответствующих ;
требованиям правового государства. Положение статьи 66 Конституции Российской Федерации о том, что «статус республики определяется Кон-
стнтуцией Российской Федерации и Конституцией республики» нигде больше не раскрывается.
В-третьих, Конституция Российской Федерации содержит пробелы
и в вопросах взаимодействия между федеральным центром и субъектами Федерации по предметам совместного ведения. Реализация положений, содержащихся в статье 72 Конституции Российской Федерации, не определена: как практически должны взаимодействовать федеральные органы и органы власти субъектов Федерации по вопросам совместного ведения?
По-нашему мнению, в Конституции Российской Федерации следовало бы определить не только четкий порядок учета мнений субъектов Федерации при решении вопросов совместного ведения (например, федеральный закон в области совместного ведения считается принятым, если за него проголосовало не менее 2/3 депутатов Совета Федерации) но и указать, что по таким вопросам Федеральное Собрание принимает законы рамочного характера (например, Основы законодательства, как это было принято во времена Союза ССР).
В-четвертых, пробелом в Конституции Российской Федерации, на наш взгляд, следует считать отсутствие некоторых положений, закрепленных в международных документах о правах человека и неопределенность механизма реализации общепризнанных принципов норм международного права в российской действительности. Так, в Конституции Российской Федерации отсутствует положение, вытекающее из статьи 11 Пакта об экономических, социальных и культурных правах, где признается «право каждого на достойный жизненный уровень для него самого и его семьи, включающей достаточное питание, одежду и жилище и на непрерывное улучшение условий жизни». Видимо, в России, по традициям советского времени, все еще думают, что государство должно обеспечить каждого питанием и одеждой вместо того, чтобы создать условия людям заниматься разумной экономической деятельностью, обеспечивая себя.
В-пятых, в будущей Конституции Российской Федерации хотелось бы увидеть и четкий механизм реализации положений, закрепленных в статье 3 Конституции РФ о народном суверенитете. Сегодня, как в Центре, так и в регионах много говорят о государственном суверенитете, но совсем не поднимают вопросы, связанные с народным суверенитетом. Государственные органы и чиновники оказались вне контроля со стороны гражданского общества и его институтов,
Избирательная система, расширение списка государственных должностных лиц, подлежащих выборности на альтернативной основе, более упрощенный порядок отзыва представителей народа из властных структур, свобода деятельности политических партий, средств массовой информации, особенно на местах - вот далеко не полный перечень проблем, стоящих перед современной Россией и нуждающихся в разрешении, в том
числе и через совершенствование норм Конституции Российской Федерации.
Что же касается совершенствования положений Конституции Республики Башкортостан, то здесь, на мой взгляд, следует исходить из того, что Республика Башкортостан в составе Российской Федерации все еще находится на переходном, перестроечном этапе своего развития. Угрозы возврата к прошлому нет, но и реальное положение дел, в особенности в экономике, таково, что нам необходимо еще глубже разобраться в причинах нашего кризиса и в направлениях выхода из него.
Логика переходного государства, как об этом свидетельствует и мировая практика, такова, что здесь в последовательном разрешении нуждаются одновременно три наиважнейшие проблемы.
Во-первых, необходимо твердо идти по пути создания оптимально функционирующего государственно-правового механизма, отвечающего требованиям, закрепленным в статье 1 Конституции Республики Башкортостан - демократического правового государства.
Во-вторых, с помощью совершенствующегося государства нам необходимо завершить задуманные экономические реформы и выйти на рельсы цивилизованного рынка, способного лучше, чем раньше, обеспечивать опросы и потребности общества в товарах и услугах. Лишь создав такую конкурентоспособную и эффективную экономику, мы можем рас-считыьать на полноценный бюджет республики и, в-третьих, успешно разрешить и стоящие перед нами социальные проблемы.
Нам порою хочется быстрее и эффективнее разрешить социальные проблемы (больше строить жилья, дорог, расширить работы по газификации, телефонизации, устранить безработицу, повысить зарплату бюджетникам и т.д.), однако разрешение этих проблем в конечном счете упирается в экономику, а слабая эффективность последней, продолжающийся спад зачастую объясняются неумелым государственным управлением, несовершенством законодательства, созданием ненужных запретов и препятст-, вий на пути деятельности предпринимателей. ^
Короче говоря, в первую очередь речь идет о совершенствовании всех звеньев государственного аппарата Республики Башкортостан. Причем совершенствование государственного аппарата необходимо не только для создания сильного государства как такового, а в первую очередь, для создания сильного дееспособного гражданского общества, могущего освоить, в конечном счете, цивилизованные механизмы саморегулирования, обладающего собственным почином для дальнейшего развития.
Совершенствование государственно-правового механизма в целом, по нашему мнению, охватывает четыре круга отношений.
Во-первых, это продолжение совершенствования системы органов государственного управления, приведение их в соответствие с новыми задачами, стоящими перед обществом в современных условиях.
Во-вторых, подготовка и переподготовка государственных служащих, работающих в органах государственного аппарата, способных реализовать новые полномочия, вытекающие из изменившихся обстоятельств нынешнего времени.
В-третьих, совершенствование методов управленческой деятельности, используемых государственным аппаратом, должностными лицами.
В-четвертых, совершенствование нравственной атмосферы в органах государственного аппарата.
Следует заметить, что на пути совершенствования системы органов государственного управления в республике уже проделана определенная работа. Однако проблему полностью разрешенной считать явно рано. Нам необходимо и дальше думать о структурном совершенствовании органов государственного управления. Мы еще полностью не изжили дублирования в деятельности государственного аппарата. При внимательном подходе можно обнаружить излишества в чиновниках, бюрократизацию разрешения отдельных вопросов и т.д.
Вся структура государственного аппарата в условиях формирования демократического правового государства с развитой рыночной экономикой должна быть подчинена успешному разрешению главной задачи государства - обеспечению прав и свобод своих граждан. Соответственно этому и с акцентом на выполнение главной задачи государства должна быть сформирована и структура государственного аппарата.
Оптимальный государственно-правовой механизм государства Башкортостана мы создадим, если будем заботиться о подготовке и переподготовки государственных служащих. Полноценный институт государственной службы у нас только складывается. Мы должны постоянно держать в поле зрения дальнейшее формирование системы государственной службы, оптимизацию статуса государственного служащего, развития гарантии его осуществления. Дальнейшее законотворчество и практическая работа в этой области должны осуществляться с пониманием потребности нового государственного строительства, с опорой на достижения юридической науки и современной правовой культуры. Академии государственной службы при Президенте Республики Башкортостан необходимо освоить современные формы подготовки кадров для государственного аппарата, организовать и вести соответствующий мониторинг состояния дел в этой области.
На пути совершенствования государственно-правового механизма далее нам необходимо до конца освободиться от стереотипов административно-командной системы управления общественными процессами. Это
означает, что методы управления с помощью непосредственного подчинения всех и вся государственному аппарату сегодня заменяется подчинением всех (в том числе и самого государственного аппарата) закону, Взаимоотношения между государственным аппаратом и населением сегодня всецело определяются законодательством, Научиться работать, соблюдая законы, уважая их - это еще одна необходимая высота, к вершинам которой, в первую очередь, должны добраться государственные служащие, показывая при этом пример всему населению.
Для оптимальной работы государственного аппарата, повышения авторитета государственных служащих перед населением важной остается нравственная атмосфера, связанная с деятельностью должностных лиц. Здесь у нас также непочатый край работы, много нерешенных проблем,
Сегодня все более очевидным становится положение о том, что альтернативы правовому государству нет и для Республики Башкортостан. Шаг за шагом мы должны идти в направлении правового государства, постепенно развивая его институты. Наш государственный аппарат должен освоить методы работы соответственно условиям формирования правового государства.
На пути к строительству правового государства нам необходимо и дальше укреплять эффективность в деятельности органов правосудия. Судебная власть с ее объективным разрешением возникающих дел - важнейший показатель зрелости государства на пути к правовому.
Наши усилия по строительству правового государства будут бесполезны, если мы не сумеем обуздать преступность, не добьемся радикального совершенствования деятельности правоохранительных органов и прежде всего органов внутренних дел.
В целом проблем в области совершенствования государственно-правового механизма управления общественными процессами у нас довольно много. Да и разрешить их в одночасье нельзя. Вот почему по опыту Российской Федерации и нам следовало бы образовать постоянно действующую комиссию по вопросам совершенствования государственно-правового строительства. Работы для этой комиссии будет достаточно.


































КОНСТИТУЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН:
ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ
М. Б. Ямалов,
советник Администрации Президента Республики Башкортостан М. Г. Рахманов,
зав. отделом

<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>