<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 19)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>


институтами. Однако поскольку в правовой теории и практике не сложилось понятия, предназначенного для обозначения более узкого круга взаимосвязанных норм (а такой определитель необходим), то применяется также расширительное толкование и использование понятия института. Например, можно говорить об институте гражданства, хотя входящие в него нормы являются составной частью института основ правового статуса личности.
В конституционно-правовом институте объединяются нормы самых различных видов с учетом той их классификации, которая была изложена выше. В него могут входить и нормы Конституции, и нормы текущего законодательства, т.е. нормы, обладающие различной юридической силой. В составе конституционно-правового института могут быть нормы, различные по территории действия, по степени определенности правового предписания и по другим признакам.
В качестве примера можно сослаться на тот же институт гражданства. Его образуют нормы, содержащиеся в Конституции РФ, в конституциях республик, в федеральных законах; в нем имеются нормы диспозитивные и императивные, управомочивающие и запрещающие, материальные и процессуальные.
Установление принадлежности нормы к тому или иному правовому институту необходимо, ибо не каждая отдельно взятая норма проявляет все свойства, присущие институту в целом, а их следует учитывать, чтобы правильно уяснить механизм ее реализации.

§ 3. Конституционно-правовые отношения, их субъекты

Уже отмечалось, что назначением конституционно-правовых норм является регулирование общественных отношений, составляющих предмет рассматриваемой отрасли права. В результате действия конституционно-правовых норм возникают конституционно-правовые отношения. Они обладают общими чертами, свойственными всем правоотношениям, независимо от того, нормами какой отрасли права порождаются. Всякое правоотношение есть результат урегулированности правовой нормой общественного отношения. Вследствие этого устанавливаются юридические связи между соответствующими субъектами, в которых один субъект обладает определенными правами, а второй — корреспондирующими им обязанностями или оба связаны взаимными правами и обязанностями. Именно через правоотношения реализуются нормы права.





Специфика конституционно-правовых отношений по сравнению с другими видами правоотношений состоит в следующем:
1) конституционно-правовые отношения имеют свое собственное содержание: возникают в особой сфере отношений, составляющих предмет конституционного права;
2) конституционно-правовым отношениям свойствен особый субъектный состав: некоторые субъекты этих отношений не могут быть участниками других видов правоотношений;
3) конституционно-правовые отношения характеризуются большим разнообразием, что создает многослойные юридические связи между субъектами, устанавливаемые зачастую через цепь взаимосвязанных между собой правоотношений.
Таким образом, конституционно-правовое отношение — это общественное отношение, которое урегулировано нормой конституционного права и содержанием которого является юридическая связь между субъектами в форме взаимных прав и обязанностей, предусмотренных данной правовой нормой.
Своеобразие предмета конституционного права, многообразие видов его норм порождают и различные виды конституционно-правовых отношений.
Правоотношения классического вида возникают в результате реализации норм — правил поведения. На их основе складываются конкретные конституционно-правовые отношения, в которых четко определены субъекты, их взаимные права и обязанности.
Реализацией же таких норм, как нормы-принципы, нормы-цели, нормы-декларации порождаются правоотношения другого вида — правоотношения общего характера, в которых конкретно не определены субъекты, не установлены их конкретные права и обязанности.
Таковы все нормы-принципы, закрепляющие, например, основы конституционного строя Российской Федерации. В частности, принцип разделения властей конкретно реализуется через сложную систему правоотношений, в которых субъектами являются органы законодательной, исполнительной и судебной власти. Однако все эти правоотношения производны от общего правоотношения, которое возникает на основе указанной нормы-принципа. С таким общим правоотношением сообразуют свою деятельность все субъекты, должные реализовывать названный принцип. Оно лежит в основе их правомочий, определяет в общей форме их права, вытекающие из предписаний данной нормы-принципа.
Особым видом конституционно-правовых отношений являются так называемые правовые состояния. Их специфическая черта —



четкая определенность субъектов правоотношения. Однако содержание взаимных прав и обязанностей субъектов, как правило, конкретно не определено, оно вытекает из установлений большого массива действующих конституционно-правовых норм. Конституционно-правовыми отношениями такого вида являются состояние в гражданстве, состояние субъектов Российской Федерации в ее составе.
В качестве вида конституционно-правовых отношений можно выделить постоянные и временные правоотношения. Срок действия постоянных правоотношений не определен, однако они могут и прекратить свое существование в конкретных условиях. Например, смерть гражданина прекращает отношения по гражданству. Временные правоотношения возникают, как правило, в результате реализации конкретных норм — правил поведения. С выполнением заложенной в правоотношении правообязанности оно прекращается. Так, правоотношения между избирателем и участковой избирательной комиссией заканчиваются исполнением последней своей обязанности выдать избирателю избирательный бюллетень и обеспечить ему установленные условия для голосования.
Особыми видами конституционно-правовых отношений являются материальные и процессуальные правоотношения. В первых — реализуются права и обязанности, которые составляют содержание правоотношения (правоустановительные отношения), во вторых — реализуются права и обязанности, связанные с правовой охраной предписаний, заложенных в конституционно-правовых нормах, устанавливающих те или иные обязанности субъектов (правоохранительные отношения). Например, на основе нормы, содержащейся в ч. 1 ст. 35 Конституции, закрепляющей, что право частной собственности охраняется законом, возникают правоохранительные конституционно-правовые отношения, а на основе нормы о том, что в Российской Федерации признается и защищается частная собственность (ч. 2 ст. 8), — правоустановительные отношения.
Возникновению конкретного конституционно-правового отношения на базе правовой нормы предшествует юридический факт. Именно с него начинается реализация правовой нормы. Благодаря юридическому факту конкретный субъект права становится участником данного правоотношения, обладателем соответствующих правообязанностей.
Юридический факт — это событие или действие, которое влечет за собой возникновение, изменение или прекращение правоотношения.




Событие происходит независимо от воли субъекта, действие связано с волеизъявлением последнего. Действия в свою очередь могут классифицироваться на юридические акты и юридические поступки.
Как правило, развитие правоотношения, его движение побуждаются целой системой, цепью юридических фактов. Например, возникновение правоотношений по гражданству порождается таким событием, как рождение гражданина. Возникновению правоотношения, содержанием которого является реализация избирательного права гражданина, предшествует целая цепь юридических фактов: принятие актов о назначении выборов, об образовании избирательных округов, комиссий, участков, составление списков избирателей, включение в списки данного гражданина, наступление срока, установленного для начала голосования. Получением избирательного бюллетеня правоотношение по реализации права избирать заканчивается.
Круг субъектов конституционно-правовых отношений очень широк. Среди них такие специфические субъекты, как народ, государство, депутаты, органы государственной власти, избирательные комиссии, собрания избирателей и др.
Народ выступает в качестве субъекта конституционно-правовых отношений при проведении референдума, выборов депутатов в Государственную Думу, выборов Президента Российской Федерации.
Субъектами конституционно-правовых отношений являются и государства — Российская Федерация и республики. К участникам конституционных правоотношений относятся и такие субъекты Федерации, как края и области, города федерального значения, автономная область и автономные округа.
Кроме перечисленных, субъектами конституционно-правовых отношений являются органы, государства, органы, местного самоуправления, политические партии и другие общественные объединения граждан, собрания граждан, собрания избирателей, граждане.
Если сказать обобщенно, то субъектами конституционно-правовых отношений могут быть те субъекты, на которых правовые нормы данной отрасли права возлагают определенные обязанности и которым предоставляют права.
В некоторых случаях субъектами конституционно-правовых отношений выступают иностранные граждане и лица без гражданства (например, при подаче ходатайства о приобретении российского гражданства).






§ 4. Источники конституционного права

В общей теории права принято различать понятия источника права в материальном и формальном, юридическом смыслах.
В материальном смысле под источником права понимаются те факторы, которые определяют само содержание права. К ним принято относить материальные условия жизни общества, свойственные ему экономические отношения, социальные факторы.
В юридическом смысле под источником права понимаются формы, посредством которых устанавливаются и получают обязательную силу правовые нормы. Такую функцию выполняют правовые акты. В этом смысле и рассматриваются источники конституционного права.
Источниками конституционного права являются нормативные правовые акты, посредством которых устанавливаются и получают юридическую силу конституционно-правовые нормы.
К источникам конституционного права, как и других отраслей права, относятся только действующие в настоящий период времени нормативные правовые акты.
Существует особый порядок не только принятия нормативных правовых актов, но и их отмены, изменения, признания утратившими силу. После отмены акта он перестает являться источником действующего права.
Нормативные правовые акты — источники конституционного права, многообразны и делятся на виды.
Закрепление конституционно-правовой нормы в акте того или иного вида не произвольно, а подчинено объективным условиям и зависит от потребности придать норме более или менее высокий уровень юридической значимости, от условий территориального масштаба действия нормы, от установленного порядка разграничения компетенции органов, учреждающих конституционно-правовые нормы.
Прежде всего следует выделить нормативные правовые акты, действующие: на всей территории Российской Федерации; только на территории конкретного субъекта Федерации; на территории муниципального образования.
Среди актов первого вида особое место занимает Конституция Российской Федерации. Она является основным источником отрасли конституционного права.
Эта роль Конституции России обусловлена следующим.
1. В Конституции устанавливаются конституционно-правовые нормы общего характера, являющиеся основополагающими для



конституционно-правового регулирования. Все другие источники отрасли исходят из конституционных норм, детализируют их положения.
2. Конституция характеризуется широтой содержания своих норм. Они воздействуют на все сферы жизни общества: политическую, экономическую, социальную, духовную. Этим Конституция отличается от иных видов источников конституционного права, связанных с регулированием какой-либо одной сферы отношений.
3. Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории России. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить ее Конституции (ст. 15).
4. В Конституции определяются многие, виды источников отрасли федерального уровня. В ней устанавливаются наименования нормативных правовых актов, их юридическая сила, порядок принятия, отмены и опубликования.
5. Значение Конституции как основного источника отрасли конституционного права определяется и тем, что установленные в ней нормы служат формой воплощения государственной воли народа. В Конституции определяются те цели, которые общество перед собой ставит, принципы его организации и жизнедеятельности.
6. Конституция по сравнению с другими источниками отрасли является актом наивысшего не только правового уровня, но и общественного значения. Ее нормы касаются каждого гражданина, всех субъектов общественной деятельности.
Таким образом. Конституция РФ как основной источник отрасли конституционного права, устанавливает нормы, составляющие ядро всей отрасли всего конституционно-правового регулирования общественных отношений, входящих в ее предмет.
К источникам конституционного права, содержащим нормы общефедерального значения, относятся федеральные законы, содержащие конституционно-правовые нормы. Закон является наиболее распространенной формой установления конституционно-правовых норм, принимаемых на основе и в развитие конституционных положений и принципов.
В правовых нормах, в том числе конституционных, предмет закона (т.е. сфера отношений, которые могут регулироваться только законом) не определен в обобщающей форме. Однако во многих статьях Конституции указывается, по каким вопросам





должна применяться только форма закона (ст. 20, 25, 29, 36, 70, 81, 84 и многие другие).
Конституция РФ предусматривает принятие федеральных конституционных законов и федеральных законов1 [1 Понятие федеральных законов употребляется в Конституции не только для обозначения конкретного вида закона (федеральный закон), но и как обобщающее понятие, охватывающее и федеральный конституционный закон (например, в ч. 2 ст. 4, п. «а» ст. 71, ч. 5 ст. 76, ст. 120).]. Они различаются:
1) по юридической силе;
2) по предметам ведения, которые в них могут затрагиваться;
3) по порядку принятия;
4) по возможности применения Президентом РФ в отношении них отлагательного вето.
К источникам конституционного права относятся федеральные конституционные законы: «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» (1997 г.), «О Конституционном Суде Российской Федерации» (1994 г.) и др.; федеральные законы: «Об общественных объединениях» (1995 г.); «О порядке принятия и вступления в силу поправок к Конституции Российской Федерации» (1998 г.); «О выборах Президента Российской Федерации» (1999 г.) и др.
Источником конституционного права может быть и такой правовой акт, как закон Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации, вносимых в порядке, предусмотренном ее ст. 136. Этот правовой акт непосредственно в Конституции не назван. Он определен при толковании ст. 136 Конституции РФ Конституционным Судом2 [2 См.: СЗ РФ. 1995. №45. Ст. 4408.]. До настоящего времени названный правовой акт еще не принимался. Его особенность по сравнению с другими источниками — временный характер собственного регулирующего воздействия, которое поглощается внесением поправки в Конституцию.
К источникам рассматриваемой отрасли относятся и содержащие конституционно-правовые нормы акты, принимаемые Президентом РФ, Советом Федерации, Государственной Думой, Правительством РФ. Это указы и другие нормативные правовые акты Президента, постановления палат Федерального Собрания, постановления Правительства. Например, утвержденное Указами Президента Положение о государственных наградах Российской Федерации (в редакции от 6 января 1999 г.), Положения о полномочном








представителе Президента Российской Федерации в федеральном округе (от 13 мая 2000 г.). Постановление Государственной Думы об амнистии (2000 г.).
Источниками отрасли конституционного права являются Регламенты палат Федерального Собрания, Положения о различных органах, образуемых органами законодательной и исполнительной власти.
Особое место среди источников конституционного права занимают Деклараций: например. Декларация о государственном суверенитете РСФСР от 12 июня 1990 г., Декларация о языках народов России от 25 октября 1991 г., Декларация прав и свобод человека и гражданина от 22 ноября 1991 г. Такого рода Декларации имеют конституционно-правовое значение. В них формулируются принципы, обязательные для всего конституционно-правового развития государства. В них, как правило, провозглашаются новые концепции, определяющие развитие государственности, содержатся принципы, которые признаются необходимыми для всей политики в данной сфере и которым должно быть подчинено соответствующее законодательство.
Характеризуя виды источников конституционного права, следует выделить и такой их специфический вид, как договоры. Среди этих источников различаются международные договоры Российской Федерации и договоры между органами Российской Федерации и ее субъектов. Часть 4 ст. 15 Конституции РФ закрепляет, что международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы и что если таким международным договором установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.
К внутрироссийским договорам относится Федеративный договор, охватывающий три договора, подписанных 31 марта 1992 г. между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Федерации о разграничении предметов ведения и полномочий. Он действует в части, не противоречащей Конституции РФ 1993 г.
По аналогичным вопросам существуют и договоры с конкретными субъектами Федерации (республикой, областью и т.д.), в которых пределы разграничения полномочий определяются с учетом особенностей каждого данного субъекта1 [1 На июль 2001 г. имелось 42 таких договора. В настоящее время обосновывается необходимость отказаться от практики заключения договоров.].






В связи с ратификацией 2 января 2000 г. Федеральным Собранием РФ Договора от 8 декабря 1999 г. о создании союзного государства между Российской Федерацией и Республикой Беларусь акты органов Союзного государства, по мере их формирования, содержащие конституционно-правовые нормы, явятся источниками конституционного права.
К числу источников конституционного права, действующих на территории субъектов Российской Федерации, относятся прежде всего конституции республик и уставы других субъектов Федерации. Эти акты содержат нормы, в обобщенной форме закрепляющие правовой статус данного субъекта Федерации, основы его устройства, компетенцию, структуру органов государственной власти и органов местного самоуправления. Как отмечалось выше. Конституция республики и устав должны соответствовать Конституции России, федеральным законам, и они обладают более высокой юридической силой, чем другие нормативные правовые акты субъекта Федерации.
Формами установления правовых норм, действующих только на территории конкретного субъекта, являются законы, постановления, иные нормативные правовые акты, принимаемые его органами законодательной и исполнительной власти и содержащие конституционно-правовые нормы.
К источникам отрасли конституционного права относятся и правовые акты представительных органов местного самоуправления, содержащие конституционно-правовые нормы; это, в частности, уставы (положения).
Неполная завершенность к настоящему времени процесса формирования на основе новой Конституции системы права России объясняет такую особенность источников конституционного права, как включение в их число отдельных законов бывшего Союза ССР, действующих в той части, в которой они не противоречат Конституции России и федеральным законам.
Таким источником является, например, Закон СССР «О правовом положении иностранных граждан в СССР» (1981 г.), т.к. до настоящего времени еще не принят соответствующий российский федеральный закон.
Особого рода источниками конституционного права считаются и постановления Конституционного Суда РФ. Хотя Суд и не является органом, принимающим правовые акты, однако содержащиеся в его решениях правовые позиции имеют юридическое значение. На их основе утрачивают силу правовые акты, признанные не




соответствующими Конституции. Аналогичный характер имеют и постановления конституционных и уставных судов субъектов Российской Федерации1 [1 Некоторые ученые рассматривают решения Конституционного Суда в качестве источника права как судебный прецедент. Однако такая позиция представляется неправомерной, т.к. данные решения не могут заменять закона при решении конкретных дел, исключительно ими не могут обосновываться решения судов, как это имеет место при существовании института судебного прецедента.].
Среди источников конституционного права России обычай занимает незначительное место. Некоторые установления, сложившиеся первоначально как обычаи, в последующем получили нормативно-правовое закрепление и утратили характер обычая.
Например, в качестве обычая долгое время применялась норма об открытии первой сессии представительного органа государственной власти старейшим депутатом. Однако отдельные примеры допускаемого правом применения обычая в настоящее время можно привести. Так, ст. 4 Федерального закона «Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации» (2000 г.) предусматривает, что решения по вопросам внутренней организации общины и взаимоотношений между ее членами могут приниматься на основании традиций и обычаев малочисленных народов, не противоречащих законодательству Федерации и субъектов и не наносящих ущерба интересам других этносов и граждан.

§ 5. Система конституционного права

Конституционное право состоит из большого числа правовых норм. Они многообразны по содержанию, субъектам конституционно-правовых отношений, объекту регулирования и обширному перечню других признаков.
Конституционное право Российской Федерации является единой отраслью, включающей не только конституционно-правовые нормы, закрепленные в федеральных Конституции, законах и иных нормативных правовых актах, но и нормы конституций и уставов субъектов Федерации и иных конституционно-правовых норм последних.
Единство отрасли является необходимым условием единства правового пространства Российской Федерации, обеспечения ее суверенитета, верховенства федеральной Конституции. Совокупность норм, закрепленных в конституциях, уставах и законодательстве субъектов Федерации, не образует самостоятельной отрасли конституционного права отдельного субъекта.



Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство и прямое действие на всей территории России, в каждом субъекте Федерации, составляя важную часть действующего механизма правового регулирования общественных отношений в каждом из субъектов. Федеральное и региональное законодательство органически слиты в правовом воздействии на сферы отношений, составляющих предмет единого конституционного права1 [1 В публикациях отдельных авторов высказывается противоположная позиция, обосновывающая целесообразность постановки вопроса о конституционном праве каждого отдельного субъекта Федерации.].
Отрасль права — не простая совокупность норм. Между нормами существуют сложные, системные связи. Выявить же эти связи невозможно без глубокого постижения внутренней структуры, присущей данной отрасли права, ее системы.
Конституционное право, будучи частью единой системы права, в свою очередь само является сложной системой. Система отрасли выражается в ее внутреннем строении, обусловленном теми связями, которые существуют между ее нормами и определяют основы дифференциации данных норм и их интеграции в правовые образования (институты), обладающие признаками элемента системы, а также структуру этих институтов. В системе отрасли отражаются основные линии взаимодействия и связи конституционно-правовых норм.
Как отмечалось выше, не всякие комплексы конституционно-правовых норм, образующие институт, рассматриваются как самостоятельная часть конституционного права, основной элемент его системы. Элементами отрасли являются наиболее крупные правовые образования, совокупности норм, не только обладающие определенным внутренним единством, но и отличающиеся от других совокупностей норм конституционного права.
Признаки, интегрирующие и дифференцирующие комплексы норм в относительно самостоятельные группы, предопределяются в своей основе предметом регулирования соответствующих норм, т.е. общественными отношениями, на которые эти нормы воздействуют.
Поскольку общественные отношения связаны с разными сферами жизни, каждая из которых имеет свою специфику, то и нормы, регулирующие эти отношения, не могут не проявлять соответствующие им специфические свойства.







В системе конституционного права принято выделять следующие институты, которые составляют основные элементы отрасли и объединяют нормы, закрепляющие:
1) основы, конституционного строя;
2) основы, правового статуса человека и гражданина;
3) федеративное устройство государства;
4) систему органов государственной власти и органов местного самоуправления.
Такое строение отрасли конституционного права соответствует внутренней системности тех сфер общественных отношений, которые составляют его предмет. Очевидна и специфичность каждой из соответствующих сфер общественных отношений по объекту отношений, по субъекту, по форме и мере должного правового воздействия, его характеру.
Все эти особенности регулируемых нормами общественных отношений предопределяют систему отрасли, но не являются ее основой,
Критерием же систематизации конституционно-правовых норм могут быть лишь факторы, свойственные самой правовой форме, самим правовым нормам, их особенностям. Эти факторы, естественно, вытекают из содержания самих регулируемых данными нормами общественных отношений, предопределяющих особенности правового воздействия на них, его механизма, объемов и других качественных параметров.
Поэтому каждый институт, являющийся элементом системы отрасли конституционного права, характеризуется особыми, имеющими правовую природу чертами, которые присущи нормам именно данного института и которые качественно отличают его от других институтов конституционного права.
Различия, отражающие специфику каждого из названных институтов, можно проводить:
по специфике правового воздействия на соответствующую сферу общественных отношений. Такое воздействие может осуществляться в формах закрепления, установления, регулирования, провозглашения, целеполагания, допущения и т.д.;
по особенностям механизма действия конституционно-правовых норм, способам их реализации. Действие нормы может не порождать конкретных правоотношений, или, наоборот, реализовываться через конкретные правоотношения или через правоотношения общего характера;
по характеру направленности конституционно-правового регулирования. Нормы одних институтов устанавливают лишь принципы


правового воздействия на обширные сферы общественных отношений, нормы других — конкретно регулируют те или иные общественные отношения;
по субъектному составу. Нормы одних институтов адресованы конкретным субъектам либо типовому виду субъектов; нормы Других — всем субъектам права, всем правоприменяющим субъектам. Различны в связи с этим и правовой статус субъектов правоотношений, конкретное выражение их правообязанностей;
по способу правовой защиты действия конституционно-правовых норм, формам и методам ответственности правообязанных субъектов. В одних институтах преобладает общий механизм охраны конституции, конституционного строя, в других — конкретное воздействие на субъекта, нарушающего конституционно-правовые нормы, путем отмены соответствующих неправомерных актов и действий;
по специфике форм выражения охватываемых данным институтом правовых норм. В одних институтах нормы имеют по преимуществу конституционную форму выражения, в других — преобладающая часть норм выражена в текущем законодательстве;
по видовому характеру норм соответствующего конституционно-правового института. В одних институтах преобладают нормы-принципы, нормы-цели, нормы-дефиниции, в других — нормы конкретного регулирующего действия;
по степени и масштабам включенности других отраслей права в реализацию целей, заложенных в содержании конституционно-правовых норм. Нормы некоторых конституционно-правовых институтов содержат установления, которые не могут быть претворены в жизнь в рамках только конституционно-правового регулирования. Нормы других институтов реализуются непосредственно в рамках конституционно-правового регулирования;
по целенаправленности правового регулирования. В рамках общего назначения отрасли конституционного права правовое регулирование каждой части его системы имеет качественно особые характеристики. В правовом регулировании отражается тот результат, который должен быть достигнут действием данной группы правовых норм, их реализацией. Общая целенаправленность конституционно-правового регулирования определяется закономерностями развития той стороны социальной действительности, правовое воздействие на которую оказывает данный конституционно-правовой институт. Цель эта в общей форме прямо не формулируется конституционным правом, однако она пронизывает все



правовые нормы данной отрасли, выступает объединяющим их началом;
по функциям, присущим каждому конституционно-правовому институту. Они определяют его место в системе отрасли в целом, характер связи отрасли и института, его взаимодействие с другими правовыми институтами. Функции каждого данного правового института показывают его назначение в общем воздействии отрасли на предмет правового регулирования;
по принципам, свойственным каждому из конституционно-правовых институтов. То есть по тем руководящим началам, которым подчинено совокупное действие всех норм данного института.
Указанные специфические особенности в своей совокупности и определяют характер каждого из институтов конституционного права как относительно самостоятельного элемента, составной части отрасли.
Институту, который объединяет нормы, закрепляющие основы. конституционного строя, свойственны следующие специфические черты. Нормы этого института:
1) воздействуют на общественные отношения путем установления определенных начал устройства общества и государства;
2) как правило, не порождают конкретных правоотношений;
3) определяют сущностное содержание правового воздействия на все сферы общественных отношений, все стороны социальной реальности; нормам рассматриваемого института не могут противоречить никакие другие положения Конституции РФ;
4) адресованы всем субъектам права, всем правоприменяющим субъектам;
5) имеют способом своей защиты общий режим охраны Конституции, конституционного строя, могут быть изменены только путем принятия новой Конституции;
6) устанавливаются преимущественно в конституционной форме;
7) являются в преобладающей части нормами-принципами, нормами-дефинициями, нормами-целями;
8) предполагают для практической и правовой реализации содержащихся в них целей «включение» всех отраслей права;
9) призваны обеспечить системное закрепление концептуальных идей, основополагающих для данного общества и государства.
Нормы данного института по своим функциям являются определяющими для всех других институтов конституционного права, направляют все конституционно-правовое регулирование.



Нормы института конституционного права, закрепляющие основы правового статуса человека и гражданина:
1) воздействуют на общественные отношения в основном путем провозглашения, признания государством естественными, неотчуждаемыми прав человека;
2) реализуются по преимуществу вне конкретных правоотношений;
3) входят в сферу взаимоотношений государства и личности;
4) включают в качестве субъекта права человека (гражданина), как такового, вне связи его с каким-либо особым правовым статусом;
5) предусматривают особую систему охраны, не могут быть пересмотрены без принятия новой Конституции;
6) предполагают подключение многих других отраслей права, в которых реализация конституционных прав граждан осуществляется путем возникновения конкретных правоотношений (трудовых, гражданских, семейных и др.).
Институт, объединяющий нормы, регулирующие государственное устройство России, т.е. ее федеративное устройство, отличается специфическим кругом субъектов возникающих на их основе конституционно-правовых отношений, их особой правоспособностью. Имеются характерные черты и в составе норм данного института. Так, в соответствии с ч. 3 ст. 11 Конституции РФ разграничение предметов ведения и полномочий между федеральными органами и органами субъектов РФ осуществляется Конституцией РФ, Федеральным и иными договорами.
Некоторые особенности присущи соотношению федеральных законов и нормативных правовых актов субъектов РФ по юридической силе. В предусмотренных Конституцией РФ случаях последние имеют приоритет перед федеральными законами (ч. 6 ст. 76 Конституции РФ). Для норм данного института предусмотрен и особый характер их охраны, разрешения коллизий, возникающих в процессе правоприменения, — путем согласования или конституционного судопроизводства, через Конституционный Суд Российской Федерации.
Нормы института, который определяет систему органов государственной власти и органов местного самоуправления, имеют следующие особенности:
1) это нормы преимущественно прямого регулирующего действия; они реализуются в конкретных правоотношениях;
2) в качестве субъектов возникающих на их основе правоотношений выступают органы государства и органы местного самоуправления в их статусе органов народовластия;



2*
3) преобладающая часть данных норм устанавливается на основе Конституции России в актах текущего законодательства, детально определяющих порядок образования органов, их компетенцию, формы деятельности;
4) для норм этого института характерно специфическое, отличное от других институтов, соотношение норм общефедеральных и норм, действующих на территории каждого из 89 субъектов Российской Федерации, а также на территориях, в которых осуществляется местное самоуправление.
Таким образом, совокупность юридических особенностей, указанных выше, и придает определенной группе конституционно-правовых норм качество элемента отрасли, занимающего относительно самостоятельное положение в ее системе. Причем исходным началом, определяющим все юридические свойства элементов отрасли, является характер той сферы общественных отношений, которые регулируются составляющими эти элементы нормами, т.е. предмет правового регулирования.
Анализ системы отрасли конституционного права предполагает не только выявление ее составных частей, ее главных элементов, но и обоснование их соотношения и места каждого из них в этой системе.
В основе такого подхода к системе отрасли лежит реальное соотношение тех сфер общественных отношений, которые являются предметом регулирования нормами конституционно-правовых институтов. Однако это соотношение может рассматриваться лишь как первичная, исходная основа, определяющая структуру отрасли. Очевидно, что она имеет и правовую основу. Правовая основа заключается в том, что между конституционно-правовыми институтами существует такая правовая форма взаимодействия, в силу которой нормы одного института создают предпосылки для действия норм другого, определяют их направленность и содержание.
Нормы института, который закрепляет основы конституционного строя, занимают первое место в системе данной отрасли, поскольку в них содержатся исходные начала правового регулирования, осуществляемого нормами других конституционно-правовых институтов.
На следующем месте стоит институт, устанавливающий основы правового статуса человека и гражданина, его права, свободы и обязанности. Место этого института обусловлено тем, что человек, его права и свободы признаются высшей ценностью в государстве





и обществе, главной целью функционирования всех государственных и общественных структур.
Конституционно-правовой институт, нормы которого закрепляют федеративное устройство государства, создает предпосылки для организационного построения системы органов государственной власти. Нормы этого института устанавливают существующие в Российской Федерации национально-государственные и политико-территориальные образования, в соответствии с которыми строится система органов государства. Вот почему этот институт предшествует институту, закрепляющему систему органов государственной власти и систему органов местного самоуправления.
При характеристике системы конституционного права важное значение имеет вопрос о ее соотношении с системой конституции, являющейся основным источником отрасли. Это часть более общей проблемы — о соотношении системы права и системы законодательства. Они связаны между собой, но полностью не совпадают.
Система отрасли конституционного права предопределяется объективными факторами. Однако она выявляется и формулируется путем теоретических исследований, а потому субъективный фактор играет главенствующую роль при характеристике ее составных элементов. Система конституции — категория субъективная, поскольку систематизация конституционных норм осуществляется законодателем. Однако последний осуществляет ее не произвольно, а с учетом и на основе воспринятых им объективных связей, существующих в сфере регулируемых конституционно-правовыми нормами общественных отношений, их системности. Исходя из этого, сама группировка норм в институты, содержащаяся в конституции, имеет нормативное значение, и ее нельзя произвольно отбрасывать при определении системы отрасли конституционного права, хотя и не каждый элемент системы конституции выступает как самостоятельный элемент системы отрасли. Принятая в конституции группировка норм не может полностью совпадать со структурой отрасли. Хотя основы систем общие, но закономерности их формирования имеют особенности.
Система отрасли охватывает всю совокупность конституционно-правовых норм, а система конституции — лишь часть этих норм, составляющую основу всего конституционно-правового регулирования.
Как для системы отрасли конституционного права, так и для системы конституции отправным, исходным началом является группировка норм на основе единства их содержания, специфики




регулируемых ими общественных отношений, а следовательно, и своеобразного круга субъектов. Однако соотношение этих начал систематизации в конституции и в отрасли полностью не совпадает.
Для системы отрасли характерен более высокий, чем для системы конституции, уровень обобщения норм по их предметному содержанию. Так, элемент системы отрасли составляет вся совокупность конституционно-правовых норм, определяющих систему органов государственной власти, принципы их организации, основы их взаимоотношения и компетенции. В системе конституции эти нормы рассредоточены по конституциям как Российской Федерации, так и республик в ее составе, по уставам других субъектов Федерации.
И система отрасли конституционного права, и система конституции не есть нечто застывшее, раз навсегда данное. Они развиваются, отражая уровень правового воздействия на общественные отношения, объективно обусловленный потребностями социальной реальности.
На каком-то этапе конституция и отрасль конституционного права могут отставать от объективно меняющихся потребностей. При создании необходимых условий происходит существенная перестройка систем отрасли и конституции. Это находит свое выражение в принятии новой конституции, изменении ее системы. Претерпевает изменения и система отрасли. Такой процесс произошел на данном этапе развития конституционного права России с принятием Конституции 1993 года. Она определила новые концепции общественного развития, заложила новые принципы конституционно-правового регулирования, ввела иные правовые институты. Это, естественно, отразилось и на системе конституционного права как отрасли в целом и особенно на внутреннем строении каждого из ее правовых институтов.

§ 6. Место конституционного права в системе права
Российской Федерации. Тенденции его становления
и развития на современном этапе

Как уже отмечалось, конституционное право является ведущей отраслью в системе права Российской Федерации. Устанавливая в правовой форме основополагающие принципы устройства общества и государства, определяя общие основы управления всеми общественными процессами, какой бы стороны жизни общества они ни касались, эта отрасль тем самым дает ориентиры правового регулирования во всех сферах общественных отношений.




По сути дела, во всех отраслях российского права получают воплощение и конкретизацию закрепленные нормами конституционного права незыблемые, прирожденные права и свободы человека и гражданина, конституционно-правовой принцип: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью».
Для всех отраслей права исходными являются установленные нормами конституционного права принципы федеративного устройства государства, разграничения полномочий между органами федерации и ее субъектов.
Все отрасли основываются на закрепленных конституционным правом принципах организации системы власти, компетенции и принципах деятельности всех органов государственной власти, выступающих субъектами соответствующих отраслевых правоотношений.
Роль конституционного права как ведущей отрасли права обусловлена и тем, что именно его нормами регулируется сам процесс создания права. Они определяют виды правовых актов, органов, их издающих, соотношение их юридической силы.
Нормы Конституции — основного источника конституционного права — являются исходными для всех отраслей права.
Все эти общие положения можно конкретизировать на примере соотношения конституционного права и ряда других отраслей права.
Так, определяя систему органов исполнительной власти, их правовой статус, компетенцию, нормы конституционного права устанавливают основные начала для административного права. Закрепляя различные формы собственности, права собственника, принципы хозяйствования, конституционное право служит базой для гражданского и хозяйственного права. Регулируя основы бюджетной системы Российской Федерации, нормы конституционного права предопределяют основы финансового права. Устанавливая систему органов судебной власти, конституционные принципы правосудия, права граждан в сфере судопроизводства, конституционное право содержит исходные начала для уголовного права, уголовного процесса, ряда других отраслей.

***

Конституционное право, как все право в целом, развивается и изменяется, отражая те процессы, которые происходят в социальной, политической, экономической жизни общества.
С прекращением существования Союза ССР, становлением бывших союзных республик как самостоятельных, независимых,



суверенных государств в них начался сложный процесс формирования собственных правовых систем. На этом переходном этапе шло динамичное развитие законодательства во всех отраслях права, прежде всего конституционном праве.
Формирующееся конституционное право Российской Федерации в определенный период времени включало значительное число конституционно-правовых норм союзного законодательства. Вычленение отрасли из союзного законодательства происходило постепенно. Начальным этапом в этом процессе явилось принятие 12 июня 1990 г. Декларации о государственном суверенитете РСФСР. В ней было закреплено верховенство Конституции и других законов России на всей ее территории и предусмотрено, что действие актов Союза ССР, вступающих в противоречие с суверенными правами Российской Федерации, приостанавливается республикой на всей ее территории.
Вносились многочисленные дополнения и изменения в Конституцию РСФСР 1978 года, принимались законы, отражающие происходящие в России преобразования в политической, экономической, социальной сферах, в федеративном устройстве, в системе органов государственной власти, в избирательной системе.
Стержневым направлением в формировании отрасли российского конституционного права явились разработка и принятие в 1993 году новой Конституции РФ.
Если в целом проанализировать основные тенденции, присущие процессу становления отрасли конституционного права России в постсоветский период, то можно выделить следующие направления:
1) правовое обеспечение подлинного суверенитета Российской Федерации, становление ее как самостоятельного, независимого государства;
2) деидеологизация конституционно-правового законодательства. В Конституции РФ отсутствуют идеологические характеристики сущности государства, институтов общественного строя. Изменены название государства, символы его государственного суверенитета (флаг, герб, гимн). Конституционно закреплен принцип многопартийности и признано идеологическое многообразие;
3) гуманизация всех государственно-правовых институтов, перенос центра тяжести на признание прав и свобод человека и гражданина, которые утверждаются как высшая ценность. Это означает пересмотр концепции, взаимоотношения государства и гражданина: вместо приоритета общественных, государственных





интересов над личными в основу кладется приоритет интересов личности, взаимной ответственности государства и личности;
4) реализация принципа разделения властей, что выражается в признании этого принципа в качестве одной из основ конституционного строя, в тех многочисленных положениях Конституции, которые закрепили систему и компетенцию государственных органов, принципы разграничения между ними полномочий;
5) признание и гарантия местного самоуправления;
6) коренное изменение системы, федеральных органов государственной власти: учреждение института президентства, двухпалатного парламента;
7) существенная реорганизация федеративного устройства России. Эта тенденция развития конституционного права связана с преодолением немалых трудностей, с согласованием многих противоречивых интересов. Россия за всю историю своего существования как советской республики до создания Союза ССР и в составе Союза конституционно определялась как федерация, но фактически таковой никогда не была. Поэтому новые принципы федерации призваны обеспечить целостность и суверенитет России и одновременно необходимый уровень самостоятельности ее субъектов, возможность решения на местах широкого комплекса вопросов развития территорий с учетом их национальных, экономических интересов и особенностей;
8) переход к рыночной системе хозяйствования, к рыночным отношениям в экономике. Конституционно закреплены свобода экономической деятельности, многообразие форм собственности, равная защита со стороны государства всех ее форм.
Развитие отрасли конституционного права на современном этапе связано с осуществлением следующих основных задач:
1) укрепление государства в лице всех институтов и всех уровней власти;
2) обеспечение единства конституционно-правового законодательства путем устранения имеющегося несоответствия положений Конституций, уставов и законов субъектов Российской Федерации федеральным Конституции и законам;
3) совершенствование федеративного устройства России, принципов разграничения полномочий между органами государственной власти Федерации и ее субъектов;
4) расширение гарантий, реального обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина;
5) совершенствование структуры, принципов и методов деятельности государственного аппарата, сокращение имеющихся излишних звеньев,


обеспечение должной координации территориальных органов федеральных исполнительных органов государственной власти, действующих в субъектах Федерации;
6) развитие процессов формирования гражданского общества, становление подлинной многопартийной системы;
7) развитие законодательства, способствующего практическому утверждению местного самоуправления;
8) завершение процесса разработки и принятия всех предусмотренных в Конституции федеральных конституционных законов и федеральных законов;
9) повышение действенности конституционно-правового регулирования, механизма реализации конституционно-правовых норм; усиление различных форм ответственности за нарушение последних.
Осуществление указанных и иных вытекающих из них задач является важным условием формирования Российской Федерации как правового государства и требует активного воздействия конституционно-правового законодательства.


Глава II

КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

§ 1. Понятие и особенности конституционно-правовой
ответственности

Юридическая ответственность — важнейший институт любой правовой системы, один из сущностных признаков права, необходимый элемент механизма его действия. В силу этого проблема юридической ответственности занимает одно из центральных мест как в общей теории права, так и в отраслевых юридических науках, включая и конституционное право.
Господствующей в литературе о юридической ответственности является ее трактовка как меры государственного принуждения, основанной на юридическом и общественном осуждении правонарушения и выражающейся в установлении для него определенных отрицательных последствий в форме ограничений (лишений) личного или имущественного порядка.
Поскольку юридическая ответственность является одним из важнейших средств организации правильного (должного) исполнения




предписаний правовых актов, предупреждения и пресечения нежелательного с точки зрения закона поведения субъектов общественных отношений, она является категорией, свойственной всем отраслям права, включая и конституционное.
Будучи одним из видов юридической ответственности, конституционно-правовая ответственность обладает всеми общими признаками, которые выделяют юридическую ответственность среди других социальных явлений. Она, как и любая другая юридическая ответственность, является мерой государственного принуждения, основанной на юридическом и общественном осуждении правонарушения и выражающейся в установлении для правонарушителя определенных отрицательных последствий.
Принуждение как общий признак юридической ответственности является государственно-властным способом подавления отрицательных волевых устремлений отдельных субъектов для обеспечения их подчинения нормам права. В праве используются самые разнообразные способы принуждения, объективно обусловленные основаниями и целями их применения. Используя принуждение, государство не только воздействует на правонарушителей, но и осуществляет меры, направленные на предупреждение правонарушений.
Другим общим признаком юридической ответственности является установление для правонарушителя определенных отрицательных последствий, т.е. мер принуждения (санкций), которые применяются государством в случае нарушения нормы права.
В конституционном праве предусмотрена возможность применения мер принуждения, а также мер воздействия за определенные нарушения. Например, согласно Конституции РФ (ч. 3 ст. 115) постановления и распоряжения Правительства РФ в случае их противоречия Конституции РФ, федеральным законам и указам Президента РФ могут быть отменены Президентом РФ. Отмена акта является принудительным воздействием со стороны Президента РФ, которое прекращает возникшее правоотношение и предупреждает наступление вредных последствий издания неправомерного акта. Вместе с тем, эта отмена является конституционно-правовой санкцией, выражающей в правовой форме последствия несоблюдения норм конституционного права. Эти последствия носят неблагоприятный для правонарушителя характер.
Таким образом, конституционно-правовой ответственности, как и всякой другой юридической ответственности, присущи элементы кары как претерпевания неблагоприятных для правонарушителя




последствий за нарушение норм конституционного права. Эта кара всегда имеет государственно-властную, принудительную природу.
Однако в конституционно-правовой ответственности кара имеет свои особенности, отличающие ее от кары в других видах юридической ответственности. Если, например, уголовное наказание заключается в лишениях личного и имущественного свойства, то правовые последствия реализации конституционно-правовой ответственности имеют иной характер. Отсутствуют в конституционно-правовой ответственности и такие меры государственного принуждения, как конфискация имущества, штраф и т.п.
Вместе с тем, конституционно-правовая ответственность — это не только кара за нарушение правовых норм. Здесь на первый план выступает правовосстановительная функция ответственности. Но если, например, в гражданском праве восстановление выражается в возвращении в первоначальное состояние, возмещении (компенсации) понесенных убытков и т.п., то в конституционном праве оно связано с устранением нарушений закона и принятием мер по обеспечению нормального функционирования государственного аппарата, деятельности депутатов, должностных лиц, осуществлению конституционных прав, свобод и обязанностей граждан.
Необходимым элементом основания конституционно-правовой ответственности является наличие вины. Однако здесь требуется правильное понимание таких ее психологических форм, как умысел и неосторожность. Используя в конституционном праве эти категории, конечно, противоестественно говорить, например, о «неосторожном» неудовлетворении требований, предъявляемых к деятельности должностного лица, о «неосторожном» отсутствии контроля и т.п. Однако вполне естественно было бы сказать о неполноценности или нерадивости должностного лица, которое неумышленно допустило в своей деятельности очевидные нарушения, т.е. совершило действия или бездействие, которые в других отраслях права как раз и признаются неосторожными.
Таким образом, конституционно-правовая ответственность — это прежде всего отрицательная оценка государством деятельности граждан, государственного органа, должностного лица и т.д., а также мера принуждения, реализация санкции правовой нормы.
Наряду с общими признаками, свойственными всем другим видам ответственности, конституционно-правовая ответственность имеет свои особенности, не свойственные ни одному другому виду юридической ответственности. Эти особенности обусловлены специфическими свойствами предмета конституционного права.



Конституционное право регулирует основополагающие отношения, определяющие содержание всех других общественных отношений во всех сферах жизнедеятельности общества. Оно устанавливает не только принцип безусловной наказуемости всех деяний, нарушающих общественные отношения, но и общие запреты на совершение тех или иных деяний.
Так, согласно Конституции РФ (ч. 4 ст. 3) никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуются по федеральному закону. В ч. 4 ст. 13 Конституции РФ указывается: «Запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни».
Такого рода запреты на совершение тех или иных деяний требуют установления юридической ответственности в различных отраслях права. Они детализируются в Уголовном кодексе Российской Федерации и других нормативных актах. Поэтому противоправное деяние, нарушающее эти запреты, нарушает одновременно два вида правоотношений: конституционно-правовое и конкретное правоотношение другой отрасли права, детализирующее конституционно-правовое отношение. Однако эти нарушения влекут за собой применение той меры ответственности, которая установлена законодательством. Такая мера всегда определяется той отраслью права, которая конкретизирует конституционно-правовой запрет. Что же касается самого запрета, то он лишь указывает на безусловную необходимость правовой реакции государства, привлечения виновного субъекта к правовой ответственности.
Все это, разумеется, не означает, что конституционно-правовая ответственность всегда обеспечивается только каким-либо иным видом ответственности.
Особенность предмета конституционного права, как это уже ранее отмечалось, состоит в том, что конституционно-правовое регулирование общественных отношений в различных сферах жизни, охватываемых этой отраслью, неодинаково. В одних сферах жизни общества нормы конституционного права регулируют лишь основополагающие отношения. Во всем объеме их регулирование осуществляется другими отраслями права. В других сферах жизни общества предметом конституционного права охватывается




весь комплекс общественных отношений. Именно в этих сферах общественной жизни конституционно-правовая ответственность и применяется, так сказать, в «чистом» виде, как особый вид юридической ответственности.
Правда, и здесь не исключено положение, когда государство вынуждено для защиты определенных общественных отношений прибегать к мерам не только конституционно-правовой, но и иных видов юридической ответственности.
Использование иных видов юридической ответственности в этих случаях связано с тем, что все общественные отношения, составляющие предмет конституционного права, являются базовыми, основополагающими. Они образуют фундамент всего здания сложной системы социальных связей, подлежащих правовому воздействию. Все они являются системообразующими, оформляющими целостность общества, его единство как организованной и функционирующей структуры, основанной на общих началах политического, экономического и социального устройства. Все они так или иначе связаны с организацией и функционированием общества и с механизмом, посредством которого осуществляется управление всеми сферами жизнедеятельности общества, поддерживается его целостность. Поэтому государство использует все средства их защиты, все виды юридической ответственности.
Необходимость использования всех видов юридической ответственности для защиты конституционно-правовых отношений определяется также спецификой санкций конституционно-правовой ответственности, которые, как правило, сами по себе не носят ни карательного в прямом смысле этого слова, ни компенсирующего характера.
Итак, конституционно-правовая ответственность может наступать за нарушение норм конституционного права. Однако не всякая ответственность за нарушение этих норм является конституционно-правовой. В нормах конституционного права могут закрепляться и иные виды ответственности. Например, согласно ст. 20 Конституции РФ за особо тяжкие преступления может применяться в качестве исключительной меры наказания смертная казнь впредь до ее отмены. Таким образом, в этой статье Конституции речь идет не о конституционно-правовой ответственности, а об уголовной.
Говоря о соотношении конституционно-правовой и других видов юридической ответственности, можно выделить несколько вариантов их раздельного или совместного применения.





В одних случаях применение того или иного вида ответственности может исключить конституционно-правовую ответственность. Например, лица, захватившие власть или присвоившие властные полномочия, привлекаются к уголовной ответственности.
В других случаях применение конституционно-правовой ответственности может исключить необходимость использования какой-либо иной ответственности. Например, отставка министра в связи с его плохой работой, как правило, снимает вопрос о применении к нему мер дисциплинарной ответственности.
Иногда конституционно-правовая ответственность используется независимо от того, использована ли другая ответственность. Например, нарушение порядка подсчета голосов влечет аннулирование результатов выборов по избирательному округу независимо от того, понесли ли виновные уголовную ответственность.
Наконец, применение другой ответственности в ряде случаев обязательно влечет и конституционно-правовую ответственность. Например, в связи с вступлением в законную силу обвинительного приговора суда в отношении лица, являющегося депутатом, соответствующий законодательный (представительный) орган принимает решение о досрочном прекращении его депутатских полномочий.
Конституционно-правовая ответственность часто носит ярко выраженный политический характер и тесно соприкасается или даже сочетается с политической ответственностью. Например, отставка правительства может быть как мерой конституционно-правовой ответственности, когда она наступает в результате ненадлежащего исполнения правительством своих обязанностей, так и мерой политической, когда правительство увольняется с целью разрешения сложившегося в стране политического кризиса. Не исключено также, что такая отставка может быть одновременно и мерой политической, и мерой конституционно-правовой ответственности. Однако при этом важно учитывать, что основанием конституционно-правовой ответственности для высших должностных лиц является нарушение их конституционных обязанностей, тогда как политическая ответственность означает только то, что занимающее высшую государственную должность лицо может лишиться политической поддержки в силу той или иной причины.
Характерной для конституционно-правовой ответственности особенностью является то, что не существует единой процедурной формы ее применения. Почти каждой мере конституционно-правовой ответственности соответствует свой особый порядок ее назначения и исполнения. Например, порядок отрешения Президента РФ



от должности иной, чем, скажем, порядок отмены незаконного акта или досрочного роспуска того или иного государственного органа и т.д.

§ 2. Санкции как форма выражения конституционно-правовой ответственности

Характерной чертой конституционно-правовой ответственности, отличающей ее от других видов юридической ответственности, является своеобразие ее санкций.
Санкция является обязательным атрибутом юридической ответственности в конституционном праве. Юридическая ответственность — это и есть реализация санкции, указанной в юридической норме. Именно санкция указывает на те неблагоприятные последствия, которые применяются к нарушителю конституционно-правовой нормы. Таким образом, ответственность выступает в качестве формы реализации соответствующих санкций, а санкция — мерой этой ответственности.
В настоящее время государством используется широкий круг мер конституционно-правовой ответственности. В их число входят прежде всего отмена или приостановление действия актов государственных органов или их отдельных положений.
Значение этой формы государственного воздействия состоит в том, что посредством ее применения осуществляется принудительная ликвидация незаконно возникших правоотношений и восстановление нарушенного правопорядка. Решение об отмене или приостановлении акта содержит в себе отрицательную оценку противоправных действий, приведших к изданию противоречащего закону акта, и служит предупреждению подобных правонарушений. Отмена содержит жесткий, категоричный императив и лишает акт всех его юридических потенций, в том числе ретроспективно. Она может устранять все правовые последствия действия такого акта с момента его принятия. Отмена и приостановление — близкие, но не совпадающие меры ответственности. Приостановление — это та же отмена, но под условием, ограниченная во времени, не решающая окончательную судьбу акта и не аннулирующая его действия в предшествующий период.
Таким образом, отмена или приостановление акта — это санкция, применяемая при нарушении нормы права и содержащая в себе меру юридической ответственности.
В конституционно-правовом законодательстве, действующем на территории Российской Федерации, эта мера конституционно-правовой ответственности используется достаточно широко.


Так, согласно Конституции РФ (ч. 3 ст. 115) постановления и распоряжения Правительства РФ в случае их противоречия Конституции РФ могут быть отменены Президентом РФ. Президент РФ также вправе приостанавливать действие актов органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в случае противоречия этих актов Конституции РФ и федеральным законам, международным обязательствам РФ или нарушения прав и свобод человека и гражданина до решения этого вопроса соответствующим судом (ч. 2 ст. 85).
В Федеральном конституционном законе от 17 декабря 1997 г. «О Правительстве Российской Федерации» указывается (ст. 12), что Правительство РФ вправе отменять акты федеральных органов исполнительной власти или приостанавливать действие этих актов.
Следует подчеркнуть, что отмена или приостановление акта может рассматриваться в качестве конституционно-правовой санкции только в тех случаях, когда речь идет о нарушении норм конституционного права.
Одной из разновидностей рассматриваемой санкции является признание неконституционными актов различных государственных органов или их отдельных положений. Так, согласно Конституции РФ (ст. 125) Конституционный Суд РФ по запросам Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, одной пятой членов Совета Федерации или депутатов Государственной Думы, Правительства РФ, Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, органов законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации разрешает дела о соответствии Конституции РФ:
а) федеральных законов, нормативных актов Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ;
б) конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти РФ и органов государственной власти субъектов РФ;
в) договоров между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, договоров между органами государственной власти субъектов Российской Федерации;
г) не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации.
Конституционный Суд РФ по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет





конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, в порядке, установленном федеральным законом.
Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу; не соответствующие Конституции РФ договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению.
Другой важной мерой конституционно-правовой ответственности является досрочное прекращение деятельности различных государственных органов и должностных лиц. Так, согласно Конституции РФ (ч. 2 ст. 117) Президент РФ может принять решение об отставке Правительства РФ. Конституция РФ предусматривает возможность отрешения от должности Президента РФ на основании выдвинутого Государственной Думой обвинения в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления, подтвержденного заключением Верховного Суда РФ о наличии в действиях Президента РФ признаков преступления и заключении Конституционного Суда РФ о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения (ст. 93).
В соответствии с Конституцией РФ (ч. 2 ст. 129) Генеральный прокурор РФ может быть освобожден от должности Советом Федерации по представлению Президента РФ.
Согласно закону РФ «О статусе судей Российской Федерации» от 26 июня 1992 г. (ст. 14) полномочия судьи могут быть прекращены, в частности, в случае занятия деятельностью, не совместимой с должностью судьи; вступления в законную силу обвинительного приговора суда в отношении судьи либо судебного решения о применении к нему принудительных мер медицинского характера; совершения поступка, позорящего честь и достоинство судьи или умаляющего авторитет судебной власти. Полномочия судьи прекращаются решением соответствующей квалификационной коллегии судей.
Досрочное прекращение деятельности государственных органов и должностных лиц возникает как следствие их неправомерных действий, нарушений правовых обязанностей со стороны виновных субъектов. Эти меры применяются с целью обеспечения определенного поведения соответствующего органа в целом или отдельного должностного лица и являются по своей сути принуждением.
Следует заметить, что отставка должностного лица как мера конституционной ответственности порой очень близка к дисциплинарной





ответственности и по форме, и по порядку применения. Различие же состоит в том, что дисциплинарная ответственность применяется за нарушение трудовой дисциплины, невыполнение заданий, а конституционно-правовая — имеет более широкий арсенал оснований.
Рассматриваемые санкции содержатся во многих конституционно-правовых актах. Однако они, а также основания их применения не всегда четко сформулированы. Это связано с особенностью конституционно-правовых норм, которые в одних случаях применяются как санкции (в случае правонарушения), а в других — не как санкции (в случае освобождения от должности по иным причинам). Например, в Уставе Воронежской области (ст. 34) предусмотрено досрочное прекращение полномочий главы администрации области в случаях: а) добровольной отставки; б) совершения преступления; в) утраты гражданства РФ; г) выезда на постоянное жительство за пределы области; г) смерти. Однако только в одном случае — при совершении преступления — досрочное прекращение полномочий главы администрации области применяется в качестве санкции.
Кроме того, в ряде случаев нормы конституционного права вообще не предусматривают возможности применения рассматриваемых санкций, а только провозглашают существование ответственности.
Это обусловлено тем, что существуют два аспекта понятия «ответственности». Один из них означает ответственность в смысле ответственного поведения, подотчетности, юридической компетентности. Именно так этот термин используется в нормативных актах, определяющих полномочия государственных органов, других субъектов конституционно-правовых отношений, их взаимные контакты. Например, в Федеральном конституционном законе «О Правительстве Российской Федерации» (ст. 12) указывается, что федеральные министерства и иные федеральные органы исполнительной власти «подчиняются Правительству Российской Федерации и ответственны перед ним за выполнение порученных задач». В Федеральном законе «О прокуратуре Российской Федерации» (в ред. Федерального закона от 17 ноября 1995 г.) говорится о том, что Генеральный прокурор РФ «несет ответственность за выполнение задач, возложенных на органы прокуратуры настоящим Федеральным законом» (ч. 4 ст. 17).
Во всех этих случаях правовые нормы, используя понятия «ответственен», «ответственность», требуют от соответствующих государственных органов определенного поведения и деятельности,





обусловленной тем, что есть другие субъекты конституционно-правовых отношений, перед которыми они отвечают, с акциями которых должны соизмерять свои действия.
Однако, есть и другой аспект ответственности. Он всегда связан с принятием специальных мер воздействия, вытекающих из недолжного поведения субъектов конституционно-правовых отношений. Наиболее важные из них — конституционно-правовые санкции.
Одной из конституционно-правовых санкций, применяющихся к депутатам законодательных (представительных) органов государственной власти, а также к членам Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, является лишение их полномочий по решению законодательного органа.
Так, согласно Федеральному закону «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» полномочия члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы прекращаются досрочно в случае вступления в законную силу обвинительного приговора суда в отношении лица, являющегося членом Совета Федерации или депутатом Государственной Думы. Решение о прекращении полномочий члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы принимается соответственно Советом Федерации и Государственной Думой и оформляется постановлениями палаты. Полномочия депутата в этих случаях прекращаются со дня, определяемого таким постановлением палаты (ст. 4).
Лишение депутата по решению законодательного органа полномочий не означает, что такое решение принимается только потому, что в связи с судебным приговором депутат лишается фактической возможности исполнять свои обязанности. Главное здесь состоит в том, что, совершив преступление, депутат теряет само право продолжать осуществление депутатских полномочий. Он нарушает одновременно и уголовный закон, и норму конституционного права, обязывающую депутата в своей деятельности руководствоваться Конституцией РФ и действующим законодательством. Поэтому депутат в таких случаях несет двойную ответственность: и как депутат (лишение мандата), и как физическое лицо (уголовное наказание).
Наряду с лишением депутатов их полномочий по решению законодательных органов в некоторых регионах законодательством предусматривается досрочное прекращение полномочий депутатов и других выборных должностных лиц посредством их отзыва.



<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 19)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>