<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 19)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>



Специфика этой санкции заключается в том, что она применяется не органами государства, а непосредственно избирателями соответствующего округа. Что же касается участия государственных органов в отзыве депутата, то оно заключается лишь в законодательном регулировании процедуры отзыва и оказании организационной помощи избирателям, возбудившим вопрос об отзыве депутата.
Одной из мер конституционно-правовой ответственности является аннулирование юридических результатов тех или иных конституционно-правовых действий. Так, согласно Федеральному закону от 19 сентября 1997 г. «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской федерации» (ст. 58) выборы признаются соответствующей избирательной комиссией не состоявшимися в случаях, если в них приняло участие меньшее число избирателей, чем это предусмотрено соответствующими федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации; если число голосов избирателей, поданных за кандидата, набравшего наибольшее число голосов избирателей по отношению к другому кандидату (другим кандидатам), меньше, чем число голосов избирателей, поданных против всех кандидатов; если менее чем два списка кандидатов при голосовании за списки кандидатов получили согласно федеральному закону, закону субъекта Российской Федерации право принять участие в распределении депутатских мандатов; либо если за списки кандидатов, получившие согласно соответствующему закону право принять участие в распределении депутатских мандатов, было подано в сумме 50 или менее процентов голосов избирателей, принявших участие в голосовании за списки кандидатов.
При проведении выборов по многомандатным избирательным округам кандидат считается не избранным в случае, если число голосов избирателей, поданных за кандидата, меньше, чем число голосов избирателей, поданных против всех кандидатов.
Конституционно-правовое законодательство предусматривает и такую меру конституционно-правовой ответственности, как ограничение или приостановление некоторых основных прав граждан, которые применяются в связи с отдельными противоправными действиями граждан. Так, согласно Конституции РФ (ч. 3 ст. 32) не имеют права избирать и быть избранными граждане, содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда. Эта санкция является временным ограничением со стороны государства некоторых правомочий граждан Российской Федерации.





Надо сказать, что государство использует определенное ограничение прав и свобод не только для воздействия на правонарушителей, но и для предупреждения правонарушений. Например, согласно Конституции РФ (ч. 1 ст. 56) в условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя в соответствии с федеральным конституционным законом могут устанавливаться отдельные ограничения прав и свобод с указаниями пределов и срока их действия.
Действующее законодательство Российской Федерации также предусматривает возможность лишения специального, воинского или почетного звания, классного чина или государственных наград. Однако эта мера является одним из видов уголовного наказания. Согласно ст. 48 Уголовного кодекса РФ при осуждении за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления с учетом личности виновного суд может лишить его специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград.
Согласно Конституции РФ (ст. 89) и Положению о государственных наградах Российской Федерации, утвержденному Указом Президента РФ от 2 марта 1994 г. (в редакции Указа от 6 января 1999 г.)1 [1 СЗ РФ. 1999. №2. Ст. 269.] Президент РФ издает указы об учреждении государственных наград и о награждении государственными наградами, а также вручает государственные награды (п. 1).
Правда, согласно указанному Положению (п. 17) Президент РФ отменяет указ о награждении, если выясняется недостоверность или необоснованность представления к награждению государственной наградой, что можно считать конституционно-правовой санкцией, применяемой к лицу, получившему награду на основании недостоверного или необоснованного представления.
Государственная награда и документ к ней, врученные лицу, в отношении которого издан указ об отмене награждения, подлежит возврату в Управление Президента РФ по государственным наградам, а должностные лица, допустившие необоснованное представление к награждению государственной наградой, несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.
Действующее законодательство относит к мерам конституционно-правовой ответственности и отмену решения о приеме в гражданство Российской Федерации. Так, в случае приобретения гражданства незаконным путем ст. 24 Закона РФ «О гражданстве Российской Федерации» от 28 ноября 1991 г. (с дополнениями и изменениями 1993 и 1995 гг.)



предусматривает отмену решения (в течение 5 лет) о приеме в гражданство Российской Федерации в случае установления в судебном порядке факта предоставления заведомо ложных сведений и фальшивых документов. Если не будет доказана осведомленность членов семьи о данном конституционно-правовом правонарушении, отмена решения на них не распространяется.

§ 3. Субъекты конституционно-правовой ответственности

Определенной спецификой отличается круг субъектов конституционно-правовой ответственности.
Круг субъектов конституционно-правовой ответственности, т.е. тех, кто может нести эту ответственность и привлекать к ней и тех, кто может только привлекать к этой ответственности, достаточно широк.
Среди субъектов конституционного права нести конституционно-правовую ответственность могут только те, кто обладает деликтоспособностью, т.е. способностью нести юридическую ответственность за свои противоправные поступки. От правильного решения вопроса о деликтоспособности каждого субъекта зависит законность применения любой юридической ответственности, включая и конституционно-правовую.
В конституционном праве деликтоспособностью обладают два вида субъектов: индивидуальные и коллективные.
К индивидуальным субъектам относятся: граждане Российской Федерации; депутаты всех представительных органов государственной власти и органов местного самоуправления; должностные лица.
Коллективными субъектами, имеющими конституционно-правовую деликтоспособность, являются органы государственной власти; органы местного самоуправления; объединения граждан и Другие социальные образования (комитеты и комиссии представительных органов, избирательные комиссии и т.п.).
Самостоятельным субъектом конституционно-правовой ответственности является государство. Такой вывод следует, в частности, из анализа ст. 53 Конституции РФ, в которой указывается, что каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Правда, вопрос о возмещении государством вреда не является вопросом конституционно-правовой ответственности. Однако он однозначно свидетельствует о наличии у государства деликтоспособности. Кроме



того, незаконные действия (или бездействие) органов государственной власти или их должностных лиц вполне можно отнести к вопросу конституционно-правовой ответственности.
Государство должно нести конституционно-правовую ответственность во всех случаях, когда оно не выполняет официально взятых на себя обязательств, если в результате этого нанесен ущерб кому бы то ни было.
Прежде всего это относится к деятельности государства по защите прав и свобод граждан. В Конституции РФ (ст. 2) указывается, что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства. Это означает, что невыполнение государством обязательств, взятых на себя в этой области, не может не повлечь за собой определенную юридическую ответственность, включая и конституционно-правовую.
Например, согласно Конституции РФ (ч. 3 ст. 59) гражданин Российской федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, а также в иных установленных федеральным законом случаях имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой. Анализ этой статьи позволяет сделать вывод о наличии обязательства со стороны государства принять Федеральный закон «Об альтернативной государственной службе».
Что касается деликтоспособности других субъектов конституционного права, то она определяется следующим.
Необходимой предпосылкой конституционно-правовой деликтоспособности физического лица является наличие у него российского гражданства. Однако и при этом условии гражданин не деликтоспособен до достижения им определенного возраста. Согласно действующему законодательству гражданин Российской Федерации приобретает общую (полную) деликтоспособность, т.е. способность стать субъектом любого вида юридической ответственности, только по достижении им восемнадцатилетнего возраста.
Кроме наличия российского гражданства и определенного возраста для признания конституционно-правовой деликтоспособности граждан требуется также наличие у них дееспособности. Признанные судом недееспособными граждане освобождаются от всякой юридической ответственности, включая и конституционно-правовую.
В определенных случаях граждане Российской Федерации могут нести конституционно-правовую ответственность только в том случае, если они наделены специальной правосубъектностью депутата, должностного лица, кавалера ордена и т.д.



Деликтоспособность депутатов представительных (законодательных) органов государственной власти определена действующим законодательством. Согласно Федеральному закону «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» (ст. 3) срок полномочий депутата Государственной Думы начинается со дня избрания депутата и прекращается с момента начала работы Государственной Думы нового созыва. Решение о досрочном прекращении полномочий депутата Государственной Думы (ст. 4) оформляется постановлением палаты. Полномочия депутата в этих случаях прекращаются со дня, определяемого таким постановлением палаты. Полномочия депутата Государственной Думы в случае роспуска Государственной Думы прекращается со дня роспуска Государственной Думы.
Таким образом, законодательство о статусе депутатов определяет момент возникновения и прекращения их правосубъектности, включая и деликтоспособность. При этом возраст здесь значения не имеет, так как сам факт избрания депутата свидетельствует о достижении им необходимого в этом отношении возраста.
Конституционно-правовая деликтоспособность различных должностных лиц также определяется законодательством.
В одних случаях в законодательстве содержится указание на возможность применения мер ответственности к конкретным должностным лицам. Так, согласно Федеральному конституционному закону «О Конституционном суде Российской Федерации» от 21 июля 1994 г. (ст. 18) полномочия судьи Конституционного Суда РФ прекращаются, в частности, ввиду нарушения порядка его назначения на должность; вынесенного в отношении судьи обвинительного приговора, вступившего в законную силу; совершения судьей поступка, порочащего честь и достоинство судьи; продолжение судьей, несмотря на предупреждение со стороны Конституционного Суда РФ, занятий или совершения действий, не совместимых с его должностью; неучастие судьи в заседаниях Конституционного Суда РФ или уклонение его от голосования свыше двух раз подряд без уважительных причин.
В других случаях законодательство может содержать косвенное указание на возможность применения мер ответственности к конкретным должностным лицам. Так, согласно Регламенту Государственной Думы Федерального Собрания РФ (п. 8 ст. 9) Председатель Государственной Думы, его первый заместитель и другие заместители могут быть освобождены от должности. Решение об





их освобождении принимается большинством голосов от общего числа депутатов Государственной Думы.
Наконец, конституционно-правовая деликтоспособность некоторых должностных лиц может быть определена путем провозглашения ответственности тех органов, которые возглавляют или в состав которых входят эти должностные лица. Так, согласно Конституции Кабардино-Балкарской Республики (ст. 111) Президент Кабардино-Балкарской Республики может принять решение об отставке Правительства Кабардино-Балкарской Республики. Естественно, что это может означать ненадлежащее исполнение своих обязанностей Председателем Правительства и входящими в состав Правительства министрами. На них распространяется деликтоспособность Правительства, поскольку от него они получают свои полномочия.
Следует заметить, что специфика регламентации деликтоспо-собности должностных лиц в конституционном праве состоит в том, что подавляющее большинство его норм обычно одновременно формулируют и способность должностного лица нести ответственность и решение других вопросов, не связанных с ответственностью. Так, в Федеральном конституционном законе «О Конституционном Суде Российской Федерации» (ст. 18) предусмотрено прекращение полномочий судьи Конституционного Суда РФ не только ввиду нарушения порядка его назначения на должность судьи Конституционного Суда; вынесенного в отношении судьи обвинительного приговора, вступившего в законную силу; совершения судьей поступка, порочащего честь и достоинство судьи; продолжения судьей, несмотря на предупреждение со стороны Конституционного Суда, занятий или совершения действий, не совместимых с его должностью; неучастия судьи в заседаниях Конституционного Суда или уклонения его от голосования свыше двух раз подряд без уважительных причин; но и ввиду истечения срока полномочий судьи; личного письменного заявления судьи об отзыве до истечения срока его полномочий; утраты судьей гражданства РФ; признания судьи недееспособным решением суда, вступившим в законную силу; признания судьи безвестно отсутствующим решением суда, вступившим в законйую силу; объявления судьи умершим решением суда, вступившим в законную силу; смерти судьи и т.д.
Этим обусловливается возможность реализации такого рода норм вне всякой связи с деликтоспособностью.
Конституционно-правовая ответственность должностных лиц имеет важное значение, поскольку она способствует улучшению




работы государственного аппарата, укреплению государственной дисциплины и повышению эффективности деятельности руководящих работников.
Что касается деликтоспособности коллективных субъектов конституционного права, то она в общей форме закреплена в Конституции РФ (ч. 2 ст. 15) применительно к органам государственной власти, органам местного самоуправления и к объединениям граждан, которые обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы. Понятно, что обязанность соблюдать Конституцию предполагает и наличие соответствующей ответственности. О деликтоспособности органов государственной власти идет речь и в упоминавшейся уже ранее ст. 53 Конституции РФ, в которой говорится о том, что каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.
Особого рода деликтоспособностью обладают законодательные (представительные) органы государственной власти. Они несут ответственность прежде всего перед избравшими их гражданами, которые на очередных выборах дают позитивную или негативную оценку их деятельности. Однако и в процессе своей деятельности эти органы государственной власти могут понести ответственность за те или иные действия, связанные с нарушением Конституции РФ, и др.
Так, Конституционный Суд РФ в соответствии с Конституцией РФ (ст. 125) может признать неконституционными федеральные законы, а также нормативные акты Государственной Думы.
Аналогичными особенностями отличается и деликтоспособность органов местного самоуправления. Они также несут ответственность прежде всего перед избравшими их гражданами. Вместе с тем и в процессе своей работы они несут ответственность за совершение ими действий, связанных с выполнением действующего законодательства. Так, в соответствии с Федеральным законом от 17 марта 1997 г. «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации от 28 августа 1995 года» представительный орган местного самоуправления в порядке, установленном этим федеральным законом, может быть распущен законом субъекта Российской Федерации либо федеральным законом.
Свою специфику имеет и деликтоспособность исполнительных органов государственной власти. Они несут конституционно-правовую ответственность лишь тогда, когда речь идет о нарушении




ими конституционно-правовых норм. Возникновение правоотношений ответственности в сфере управления, не регулируемой нормами конституционного права, является реализацией административно-правовой ответственности.
К числу субъектов, обладающих конституционно-правовой деликтоспособностью, относятся избирательные комиссии, играющие ведущую роль в деле обеспечения законности при проведении выборов и референдумов.
Деликтоспособность избирательных комиссий определяется временем их существования.
Особого рассмотрения заслуживает вопрос о субъектах конституционного права, имеющих право привлекать к конституционно-правовой ответственности, а также в отдельных предусмотренных законом случаях — право возбуждать этот вопрос.
Правом непосредственного применения мер юридической ответственности обладает такой круг субъектов, который характерен только для правонарушений, влекущих за собой конституционно-правовую ответственность. Это представительные органы государства, Президент РФ и руководители субъектов Федерации, Конституционный Суд РФ, конституционные, уставные суды субъектов Российской Федерации, избирательные комиссии.
Так, согласно Конституции РФ (ч. 3 ст. 117) Государственная Дума может выразить недоверие Правительству РФ. В Конституции также установлено (ч. 2 ст. 129), что Генеральный прокурор РФ освобождается от должности Советом Федерации по представлению Президента РФ.
В Конституции РФ установлено, что Президент РФ принимает решение об отставке Правительства РФ (п. «в» ст. 83), освобождает от должности заместителей Председателя Правительства РФ и федеральных министров (п. «д» ст. 83), освобождает полномочных представителей Президента РФ (п. «к» ст. 83) и т.д.
В соответствии с Конституцией РФ (ст. 125) Конституционный Суд РФ решает вопросы о конституционности различных актов или их отдельных положений, проверяет конституционность законов, примененных или подлежащих применению в конкретных делах.
В соответствии с Федеральным законом «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» от 19 сентября 1997 г. (ст. 10) решение избирательной комиссии, комиссии референдума, противоречащее федеральным конституционным законам, федеральным законам




или законам субъектов РФ либо принятое с превышением установленных полномочий, подлежит отмене вышестоящей избирательной комиссией, комиссией референдума (соответственно уровню проводимых выборов, референдума).
Как уже отмечалось, соответствующая избирательная комиссия может признать выборы не состоявшимися, а итоги голосования, результаты выборов, референдума недействительными (ст. 58).
Федеральным законом, законом субъекта Российской Федерации может быть предусмотрено, что если кандидат без вынуждающих к тому обстоятельств не сложит с себя полномочия, несовместимые со статусом депутата, выборного должностного лица, в результате чего назначены повторные либо дополнительные выборы, этот кандидат должен возместить соответствующей избирательной комиссии полностью или частично произведенные ею расходы, связанные с проведением повторных либо дополнительных выборов (ст. 58), и т.д.
Надо сказать, что во многих случаях субъекты, привлекающиеся к конституционно-правовой ответственности, являются в то же время и субъектами, несущими эту ответственность. Например, таким субъектом является Президент РФ, который, с одной стороны, наделен многочисленными полномочиями по привлечению должностных лиц и государственных органов к конституционно-правовой ответственности, а с другой стороны, сам может быть привлечен к такой ответственности посредством отрешения от должности Советом Федерации в порядке, установленном ст. 93 Конституции РФ.
В законодательстве предусмотрены также полномочия субъектов, участвующих в возбуждении вопроса о привлечении к конституционно-правовой ответственности.
Так, вопрос об отрешении от должности Президента РФ согласно Конституции РФ может быть возбужден только на основании выдвинутого Государственной Думой обвинения в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления.
В соответствии с Конституцией РФ (ч. 2 ст. 129) Генеральный прокурор РФ может быть освобожден Советом Федерации от должности только по представлению Президента РФ.
В Избирательном кодексе Воронежской области установлено (ст. 122), что инициатива в проведении отзыва выборных лиц принадлежит лицам, обладающим активным избирательным правом и проживающим на территории соответствующего избирательного округа.






Инициатива граждан о проведении отзыва реализуется путем сбора подписей. Сбор подписей под заявлениями о проведении голосования по отзыву осуществляется лицом или группой лиц, выступивших с данной инициативой (ст. 124).
В поселках, сельских населенных пунктах, где возможно проведение сельского схода, решение об отзыве может приниматься тайным голосованием на собрании (сходе) избирателей соответствующего избирательного округа (ст. 122).

§ 4. Основания конституционно-правовой ответственности

Все виды юридической ответственности имеют в принципе общие объективные и субъективные основания, которыми являются закрепленные в законе противоправность деяния, причинная связь между ним и наступившим вредным результатом, вина нарушителя. Однако это не лишает каждый вид юридической ответственности присущих ему специфических черт и не исключает различной роли элементов состава в отдельных видах правонарушений. В этом смысле каждый вид юридической ответственности как формы государственного принуждения имеет свои основания и наступает в особом порядке. Основанием конституционно-правовой ответственности служит прежде всего совершение субъектом конституционно-правовой ответственности конституционно-правового деликта, т.е. деяния (действие или бездействие), которое признается законом противоправным и влечет за собой применение мер конституционно-правовой ответственности.
Противоправность выражается в нарушении или неисполнении конституционно-правовых норм. Являясь отрицательным явлением в государственной и общественной жизни, такое правонарушение не влечет, однако, за собой тяжелых последствий, способных нанести серьезный ущерб конституционному строю страны. Деяние, повлекшее тяжелые вредные последствия, уже рассматривается как преступление. Если, например, в соответствии с Федеральным законом от 19 мая 1995 г. (с изменениями и дополнениями от 17 мая 1997 г. и от 19 июля 1998 г.) «Об общественных объединениях»1 [1 СЗ РФ. 1995. № 21. Ст. 1930; 1997. № 20. Ст. 2231; 1998. № 30. Ст. 3608.] (ст. 42) деятельность общественных объединений в случае нарушения Конституции РФ, конституций (уставов) субъектов Российской Федерации, законодательства РФ может быть приостановлена (конституционно-правовая ответственность), то их деятельность, направленная, например, на насильственный захват



власти или насильственное удержание власти в нарушение Конституции РФ, а равно направленная на насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации, наказывается в уголовном порядке (ст. 278 УК РФ).
Специфической чертой конституционно-правовой ответственности является то, что она применяется не только в тех случаях, когда имеются четко выраженные критерии для оценки поведения субъектов конституционно-правового отношения как нарушающего закон, но и в тех случаях, когда формально такие критерии отсутствуют, однако тем не менее поведение субъекта конституционно-правового отношения дает основание говорить о том, что оно противоречит целям и принципам действующего законодательства. В этих случаях в качестве оснований ответственности могут рассматриваться недостижение необходимого результата, нецелесообразность действия, нежелательное поведение субъекта и т.д.
Многие субъекты конституционно-правовой ответственности являются органами и лицами, которые полномочны принимать решения, затрагивающие интересы всего государства или региона. Несвоевременное принятие решений или принятие законных, но неэффективных решений способны нанести громадный ущерб государству и населению. Такой ущерб возможен и в случае неспособности должностных лиц или органов справиться с возложенными на них обязанностями, выбрать правильный курс политики, отвечающей интересам общества и государства. В таких случаях можно считать вполне оправданным применение конституционно-правовой ответственности к органам и лицам даже при отсутствии с их стороны формальных правонарушений.
Назначение конституционно-правовой ответственности не сводится к наказанию. Ее главная задача — стимулировать позитивную деятельность потенциального субъекта, а если эта деятельность на практике таковой не является, то использовать такие присущие ей меры, как, например, смена персонального состава органа, замена руководящего должностного лица и т.д.
Такая особенность оснований конституционно-правовой ответственности обусловлена особенностями механизма регулирования общественных отношений нормами конституционного права, которые далеко не всегда детально регламентируют правила поведения субъектов конституционно-правовых отношений, указывая на противоправный характер того или иного деяния.
Тем не менее, конституционно-правовая ответственность является разновидностью юридической ответственности. Поэтому наличие



соответствующего правового предписания является обязательным условием ее применения.
В самых общих чертах структура конституционно-правового регулирования ответственности выглядит следующим образом.
Во-первых, имеются правовые нормы, определяющие возможное и должное поведение. Эти нормы устанавливают границы правомерного поведения субъектов конституционно-правовых отношений. Они непосредственно в нормативный механизм ответственности не входят. Однако их нарушение служит основанием возникновения ответственности.
Во-вторых, нормы конституционного права определяют фактическое основание ответственности — состав конституционно-правового правонарушения.
В-третьих, в нормах конституционного права устанавливаются меры государственного принуждения, которые должны быть известны субъектам ответственности.
В-четвертых, нормы конституционного права устанавливают порядок привлечения к конституционно-правовой ответственности, назначения мер наказания, исполнения ответственности, а также основания освобождения от исполнения мер государственного принуждения.
Таким образом, суть конституционно-правового регулирования ответственности выражается в закреплении фактического и юридического комплекса, элементы которого связаны с возникновением или прекращением соответствующих правоотношений.
Однако нормативное предписание предполагает лишь возможность применения юридической ответственности. Для того чтобы она стала действительностью, необходимо наличие определенных фактических обстоятельств — юридических фактов, которые и приводят в действие правовые нормы.
Надо сказать, что некоторые совершаемые субъектом конституционно-правовой ответственности деяния, которые признаются законом противоправными, вообще не влекут вредных последствий, а содержат лишь возможность их наступления. Однако всякое конституционно-правовое нарушение, в том числе и то, которое не повлекло за собой реальных вредных последствий, нарушает установленный в Российской Федерации правопорядок, мешает нормальному осуществлению отдельных функций государственной власти, посягает на интересы граждан и государства. Поэтому противоправность нарушения отдельных норм конституционного права является юридическим выражением его вредности. Все это



характеризует материальную сущность конституционно-правового правонарушения.
Объектом конституционно-правового нарушения являются общественные отношения, регулируемые нормами конституционного права. Они существенным образом отличаются от общественных отношений, которые являются объектами правонарушений в других отраслях права.
Нормы конституционного права регулируют общественные отношения, определяющие принципы, на которых основано устройство государства и общества. В этих отношениях выражается прежде всего качественная характеристика государства: суверенитет, форма правления, форма государственного устройства, субъекты государственной власти и способы ее реализации, допускаемые и охраняемые государством формы собственности, гарантии защиты прав собственников, способы хозяйственной деятельности, охраны труда, система обеспечения социальных потребностей членов общества в различных сферах общественной жизни и т.п. Таким образом, эти нормы регулируют общие основы функционирования всей политической и экономической жизни общества, всего конституционного строя страны. Это означает, что неправомерное поведение субъектов конституционного права может привести к нарушению отдельных моментов устройства государственной и общественной жизни страны, представляет известную угрозу для нормального функционирования конституционного строя Российской Федерации и конституционной законности.
Нормы конституционного права закрепляют основы взаимоотношений человека с государством, т.е. главные принципы, характеризующие положение человека в обществе и государстве, гражданство, а также основные неотъемлемые права, свободы и обязанности человека и гражданина. Эти отношения являются исходными для всех остальных общественных отношений между людьми, определяют положение человека в любых его общественно значимых связях. Неправомерное поведение субъектов конституционного права может нанести существенный вред этим связям, привести к нарушениям прав и свобод российских граждан, создавать известные трудности, препятствующие нормальному исполнению государством своей обязанности, связанной с признанием, соблюдением и защитой прав и свобод человека и гражданина.
Нормы конституционного права регулируют широкую сферу отношений между Федерацией и ее субъектами. Урегулирование этих общественных отношений составляет важное условие обеспечения




3-7371
целостности и единства государства, обеспечения равноправия субъектов Российской Федерации, учета их интересов и особенностей. Неправомерное поведение субъектов конституционного права ведет к таким ненормальным в условиях федеративного государства явлениям, как «парад суверенитетов», противостояние законодательства Федерации и ее субъектов, создающим реальную угрозу целостности и единству Российской Федерации, образует питательную среду для разного рода антиконституционных политических игр, ведущихся как на федеральном, так и на региональном уровнях.
Нормы конституционного права закрепляют основные принципы системы органов государственной власти и системы органов местного самоуправления: виды органов государственной власти, правовой статус органов законодательной, исполнительной и судебной власти, порядок их образования, компетенцию, формы деятельности, издаваемые ими акты, систему органов местного самоуправления. Такой правовой регламентацией обеспечивается управление обществом, основанное на четком согласовании и соподчинении всех организационных структур, используемых в процессе реализации властных функций по управлению обществом.
Главным фактором формирования политического единства общества является народовластие, представляющее собой одну из незыблемых основ конституционного строя Российской Федерации. Нормы конституционного права регулируют всю сферу отношений, связанных с законодательными (представительными) органами государственной власти. Это означает, что неправомерное поведение субъектов конституционного права может привести к нарушению законности в деятельности государственного аппарата и, прежде всего, законодательных (представительных) органов государственной власти.
Согласно Конституции РФ (ч. 2 ст. 3) народ осуществляет свою власть не только через органы государственной власти и органы местного самоуправления, но и непосредственно. Общественные отношения, складывающиеся в процессе использования народом различных форм непосредственной демократии, также регулируются нормами конституционного права. Поэтому объектом правонарушений в конституционном праве могут быть и отношения в сфере непосредственного выражения власти народа посредством свободных выборов, референдума и т.д. (например, нарушения процедуры референдума или выборов).





Таким образом, особенностью конституционно-правовых правонарушений является то, что их объект находится в сфере реализации тех общественных отношений, которые являются базовыми, основополагающими в каждой из областей жизни страны, причем зачастую часть из них составляют властеотношения.
Объективной стороной конституционно-правовых правонарушений является противоправное поведение субъекта, не соответствующее требованиям норм конституционного права.
При соизмерении действий субъекта конституционно-правового отношения с требованием закона может быть выявлено несколько вариантов недолжного поведения: а) неприменение конституционно-правовой нормы; б) недолжное применение конституционно-правовой нормы, что может выразиться в недостаточно эффективной реализации предписаний нормы, в использовании одного из возможных вариантов поведения в ущерб другим; в) прямое нарушение конституционно-правовой нормы.
В качестве конкретного примера неприменения конституционно-правовой нормы можно указать на ч. 3 ст. 59 Конституции РФ о праве граждан на замену военной службы альтернативной гражданской службой. Она до сих пор не применяется на практике из-за отсутствия Федерального закона «Об альтернативной гражданской службе». Однако как известно, отсутствие любого закона не может служить препятствием для применения государственными органами каких-либо норм Конституции РФ, являющихся нормами прямого действия. Следовательно, государственные органы, отказывающиеся применять указанную статью конституции, и их должностные лица должны нести конституционно-правовую ответственность за неприменение конституционно-правовой нормы.
Примером недолжного применения конституционно-правовой нормы, могут служить решения Совета Федерации, связанные с рассмотрением предложений Президента РФ об освобождении от должности Генерального прокурора РФ.
Совет Федерации трижды своими постановлениями отклонял предложения Президента РФ об освобождении от должности Генерального прокурора РФ, ссылаясь на пункт «е» ст. 83 и пункт «з» ч. 1-ст. 102 Конституции РФ.
Между тем, назначение на должность или освобождение от должности Генерального прокурора Российской Федерации не является прерогативой Совета Федерации. Свои решения по этим вопросам он не может принимать без Президента РФ или вопреки мнению Президента РФ по этим вопросам, который вносит по ним свои предложения.


Конечно, Совет Федерации вправе отклонить любое из этих предложений. Однако следование Совета Федерации только по этому пути может привести только к одному — к политическому тупику и кризису. Имея в виду эту ситуацию, Регламент Совета Федерации (ст. 197) устанавливает, что при отклонении Советом Федерации кандидатуры, представленной Президентом РФ для назначения на должность Генерального прокурора РФ, предложения Президента РФ об освобождении от должности Генерального прокурора РФ Совет Федерации может принять постановление с предложением Президенту РФ о проведении консультаций с целью преодоления возникших разногласий.
Выбор членами Совета Федерации только одного из возможных вариантов поведения в ущерб другим нанес колоссальный ущерб деятельности органов прокуратуры России, а также значительный материальный и моральный ущерб государству.
Особенно распространено на практике прямое нарушение конституционно-правовых норм, которое выражается в издании неправомерных актов, в несвоевременном приведении изданных ранее актов в соответствие с действующим законодательством, принятии решений, противоречащих закону.
Свидетельством издания неправомерных актов могут служить, в частности, многие договоры между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти ее субъектов, включающие конституционные полномочия Российской Федерации в перечень полномочий ее субъектов.
Особенно часто прямое нарушение конституционно-правовых норм встречается в деятельности должностных лиц, граждан и других индивидуальных субъектов, обладающих конституционно-правовой деликтоспособностью.
Законодательством часто предусматривается примерный перечень наиболее вероятных нарушений конституционно-правовых норм такого рода субъектами, влекущих конституционно-правовую ответственность. Так, согласно Федеральному закону «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (ст. 64) регистрация кандидата может быть отменена (аннулирована) в случае нарушения правил выдвижения и регистрации кандидата; нарушения им правил ведения предвыборной агитации и финансирования избирательной кампании; использования им и его доверенными лицами, руководителями избирательных объединений, избирательных блоков должностного или служебного положения в целях избрания;




установление фактов подкупа избирателей кандидатом, избирательным объединением, избирательным блоком, иными организациями, действующими в целях избрания определенного кандидата, и т.д.
В некоторых составах конституционно-правовых правонарушений наряду с недостойным поведением существует необходимость в доказательстве факта наступления вреда и наличия причинной связи его с нарушением нормы. Так, согласно Конституции РФ (ч. 1 ст. 93) Президент РФ может быть отстранен от должности Советом Федерации только на основании выдвинутого Государственной Думой обвинения в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления, подтвержденного заключением Верховного Суда РФ о наличии в действиях Президента РФ признаков преступления.
Наличие оснований для принятия мер конституционно-правовой ответственности может быть определено с помощью нравственных (моральных) критериев, нарушение которых субъектом конституционно-правового отношения признается неправомерным и с юридической точки зрения, вызывая конституционно-правовую ответственность. Так, согласно Федеральному закону «О прокуратуре Российской Федерации» (ст. 40) прокурорами и следователями могут быть граждане Российской Федерации, обладающие необходимыми моральными качествами. Они должны дорожить своей профессиональной честью, быть образцом неподкупности, моральной чистоты, скромности. Нарушение этих требований несовместимо с пребыванием в органах прокуратуры. Это означает, что нарушение этих требований, скажем, Генеральным прокурором Российской Федерации или его заместителями является достаточным основанием для освобождения их от должности Советом Федерации по соответствующему представлению Президента РФ или Генерального прокурора по отношению к его заместителям.
Должностные лица от имени народа осуществляют важные властные полномочия. Их поведение контролируется общественностью, их авторитет и моральные устои воспринимаются как символ достоинства и авторитета самой власти. Поэтому неудивительно, что моральные основания, закрепленные правом, становятся важным основанием конституционно-правовой ответственности.
Следует сказать, что в отличие от других видов юридической ответственности вопрос об оценке объективной стороны конституционно-правового нарушения окончательно решает субъект, обладающий правом применять конституционно-правовую санкцию.





Например, оценку деятельности Правительства за невыполнение требований ст. 114 Конституции может осуществлять Президент РФ, который вправе принять решение об отставке Правительства, а также Государственная Дума, обладающая правом выразить недоверие Правительству (ст. 117 Конституции РФ).
Субъективной стороной состава конституционно-правового правонарушения является вина. В конституционном праве вина служит необходимым субъективным основанием ответственности. Однако само содержание вины в конституционно-правовых нарушениях обладает определенной спецификой. Вину субъектов конституционного права нельзя рассматривать только через категории ее психологических форм (умысел и неосторожность). Субъекты конституционного права могут нести ответственность и за нецелесообразность избранного ими поведения, и за неудачный стиль руководства, т.е. за недобросовестное, недолжное отношение к реализации своего статуса.
Однако это совсем не предполагает возможность отсутствия вины. Конечно, специфической чертой конституционно-правовой ответственности является то, что она наступает как за правонарушения, так и при их отсутствии. Однако, другая специфическая черта этой ответственности состоит в том, что она предполагает наличие вины и в условиях, когда формально какие-либо правонарушения отсутствуют.
Содержание субъективной стороны правонарушений в конституционном праве в значительной степени зависит от характера субъектов, несущих правовую ответственность. Так, в случае, если такими субъектами являются физические лица, то в содержании субъективной стороны важное место занимает психологическое отношение лица к своим противоправным действиям и их возможным последствиям. Например, Президент РФ может быть отрешен от должности только при наличии его вины.
Признак вины необходим и для применения конституционно-правовой ответственности к гражданам. Так, гражданин Российской Федерации не может быть лишен избирательных прав, если он не содержится в местах лишения свободы по приговору суда за совершенное им преступление.
Необходимым субъективным основанием конституционно-правовой ответственности является признак вины также и для должностных лиц, которые избираются или назначаются на свою должность. Здесь обычно речь не идет об умысле, а порой и о неосторожности. Занимая определенный служебный пост, эти субъекты конституционного права




в силу своего долга обязаны ответственно относиться к порученному им делу. Поэтому, если такой работник демонстрирует недолжное поведение, неоправдание доверия его избирателей или руководства, то это является результатом его вины как руководителя.
Правда, в тех случаях, когда должностное лицо нарушает конституционно-правовую норму, налицо, конечно, либо умысел, либо неосторожность, связанная с незнанием закона или неправильным его пониманием.
В конституционном праве возможно применение ответственности не только к индивидуальным, но и к коллективным субъектам. При этом вина организации не имеет своего специфического, сколько-нибудь отличного от вины конкретного работника содержания. Причем, субъективным основанием ответственности является не только вина как упречно-противоправное состояние психики правонарушителя, но и иные состояния субъектов, связанные с относительной свободой воли, с избирательностью (вариантностью) их поведения. Это означает, что вина коллективного субъекта конституционного права может быть признана только в том случае, если этот субъект, имея возможность выбора варианта поведения, выбрал именно неправомерный вариант. Например, законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Федерации, имея возможность принять закон, не противоречащий федеральному законодательству, руководствуясь сепаратистскими устремлениями, принимает вариант закона, противоречащий федеральному законодательству.
Следует сказать, что при признании вины коллективного субъекта конституционного права, конституционно-правовая ответственность возлагается именно на этот коллективный субъект, а не на отдельных членов коллектива или руководителей, которые при этом могут параллельно нести личную ответственность за свои собственные противоправные и виновные деяния, связанные с виной коллективного субъекта.
Вместе с тем действующее законодательство предусматривает случаи, когда за противоправные и виновные деяния своих работников, осуществляемые ими в пределах их служебных обязанностей, ответственность несут коллективные субъекты, отвечая за них как за собственные деяния. Например, согласно Конституции РФ (ст. 53) .каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.





Само собой разумеется, что это отнюдь не означает переложения ответственности члена коллектива на этот коллектив. В этих случаях ответственность несут оба субъекта конституционного права: как член коллектива, так и коллектив.
Наряду с виной субъективную сторону состава конституционно-правового нарушения характеризуют и такие дополнительные признаки, как мотив и цель. Например, создание и деятельность общественных объединений становится конституционно-правовым деликтом лишь при условии, если они преследуют запрещенные цели, перечисленные в ч. 5 ст. 13 Конституции РФ. При описании конституционно-правовых деликтов не всегда указывается вина соответствующих субъектов и тем самым допускается ответственность за объективно противоправные деяния. Например, Конституционный Суд РФ признает тот или иной федеральный закон неконституционным безотносительно к наличию или отсутствию вины Государственной Думы, принявшей такой закон. Совета Федерации, одобрившего его, и Президента, подписавшего Закон. Суд даже не обсуждает вопрос о вине.
Изложенное позволяет сделать вывод о том, что основанием применения конституционно-правовой ответственности является действие или бездействие, которые причинили или могли причинить ущерб обществу или государству, независимо от того, были нарушены нормы конституционного права или нет. При этом предполагается, что в результате упомянутых действий или бездействия нанесен экономический ущерб, ущерб обороноспособности страны, ее достоинству и авторитету, доверию народа к органам государственной власти и т.д.



Глава III

НАУКА КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА

§ 1. Предмет, система и источники науки

Наука конституционного права является составной частью системы юридических наук, которая в свою очередь входит в систему общественных наук.
Правовые явления изучаются различными юридическими науками. Для каждой из них характерен своеобразный подход к изучаемому объекту; в каждой из них различны степень абстрактности,



уровень познания на основе исторического анализа, метод изучения; у каждой из юридических наук свой особый предмет. С учетом этих факторов различают следующие юридические науки: общетеоретические, исторические, отраслевые, сравнительно-правовые, прикладные.
Наука конституционного права относится к отраслевым наукам, основной отличительный признак которых состоит в том, что их предметом является изучение одноименной отрасли права. Эти науки составляют наиболее многочисленную часть в системе юридических наук, равную числу отраслей права.
Наука конституционного права имеет своим предметом изучение отрасли конституционного права, т.е. она раскрывает присущие данной отрасли закономерности, формулирует основные понятия и категории, которыми оперирует действующее конституционно-правовое законодательство, анализирует функции и роль соответствующих правовых институтов.
Наука конституционного права изучает не только конституционно-правовые нормы и институты, но и процессы, связанные с их реализацией. Вот почему в предмет этой науки входят и конституционно-правовые отношения. Она выявляет эффективность действия соответствующих правовых норм, вырабатывает рекомендации по ее повышению. С этой целью наука изучает деятельность государственных органов, формы их взаимодействия.
Предметом изучения науки конституционного права является вся сфера общественных отношений, подлежащих конституционно-правовому регулированию. На основе анализа общественных отношений наука должна давать теоретические обоснования пределов их правового регулирования, с тем чтобы оно не было чрезмерным, не оправдываемым потребностями жизни, или слишком узким, оставляющим без правового воздействия те общественные отношения, которые требуют этого воздействия.
Все конституционно-правовые институты изучаются в их историческом развитии на общем фоне развития общества, с учетом присущих ему тенденций и противоречий.
Исходя из содержания предмета отрасли, особенностей составляющих его общественных отношений, определяется и характер основных теоретических концепций науки конституционного права.
К ним относятся такие крупные теоретические проблемы, как проблемы народного представительства, государственного, национального и народного суверенитета, федерализма, автономии.





Важное место занимают исследование проблем правового статуса личности, прав человека и гражданина, взаимной связи государства и личности, конституционных основ организации гражданского общества, а также теоретические выводы, связанные с познанием системы государственной власти и системы местного самоуправления, принципа разделения властей и других начал.
Изучение указанных выше проблем составляет предмет науки, сами же выводы и теоретические положения — ее содержание.
Наука конституционного права, как и всякая иная наука, является системой знаний. Это значит, что в ее составе имеются относительно обособленные комплексы теоретических положений, содержащих выводы, которые сделаны на основе познания сущности и закономерностей развития различных сторон регулируемых отраслью конституционного права общественных отношений. Эти теоретические комплексы не только связаны между собой в силу единства предмета отрасли, но и находятся в определенном соподчинении. Одни теоретические выводы и положения служат основой для других.
Система науки конституционного права и представляет собой упорядоченную совокупность относительно самостоятельных комплексов теоретических положений, логическую связь между ними.
Эта система формируется не произвольно. В ее основе лежит структурность самого предмета научного познания. Поскольку таким предметом является одноименная отрасль права, естественно, что каждому из элементов системы отрасли соответствует самостоятельный раздел конституционно-правовой науки. Однако перед наукой стоят задачи более сложные, чем познание каждой из составных частей отрасли в отдельности. Наука должна исследовать общие черты, присущие отрасли в целом, специфику и характер ее предмета, разновидности ее норм, способы их реализации, особенности возникающих на основе данных норм конституционно-правовых отношений, источники отрасли, ее систему, проблему конституционно-правовой ответственности. Наука должна теоретически определить и свой собственный предмет, свои систему, методы исследования, источники.
Совокупность теоретических выводов, положений, касающихся всех названных выше проблем, и составляет первый раздел в системе рассматриваемой науки, посвященный общей характеристике конституционного права и одноименной науки. Этот раздел является первым в силу того, что без познания охватываемых






им проблем нельзя правильно понять связи, существующие между Конституционно-правовыми институтами, а значит, и в полной мере раскрыть их функциональное назначение в общей системе правового регулирования.
Поскольку наука конституционного права отраслевая, постольку ее задача заключается в познании сущности, юридических свойств, функций конституции — основного источника одноименной отрасли, который занимает особое место во всей правовой системе. Второй раздел системы науки конституционного права и составляют положения, обосновывающие теорию конституции, анализирующие конституционное развитие государства.
Следующий раздел системы науки — комплекс теоретических проблем, вытекающих из содержания конституционно-правового института, регулирующего основы, конституционного строя. Данный раздел охватывает большое число теорий, связанных с исследованием сущности Российского государства, суверенитета, народовластия, формы правления, системы общественных структур, участвующих в политической жизни общества. К этому разделу науки относятся и теоретические положения о конституционных принципах гражданского общества, экономических отношений, хозяйствования, о роли государства в условиях рыночной экономики.
Относительно самостоятельным разделом науки конституционного права являются теоретические разработки, связанные с анализом взаимоотношений государства и личности, статуса человека и гражданина, природы его прав, свобод и обязанностей. Теоретические выводы по всем этим вопросам в системе науки, как и в системе отрасли, охватываются общим понятием «основы правового статуса человека и гражданина».
Поскольку Россия является федерацией и в системе отрасли имеется большая совокупность правовых норм, регулирующих весь блок федеративных отношений, в одноименной науке тоже выделяется особый раздел, охватывающий всестороннюю теоретическую разработку проблем федерации, автономии.
Еще один раздел, выделяемый в системе науки конституционного права, объединяет исследования, относящиеся к проблемам организации и функционирования системы органов государственной власти и системы органов местного самоуправления. Наука изучает принципы их построения, сущность и конкретные формы реализации принципа разделения властей, правовой статус различных органов государства, формы и порядок деятельности представительных органов,




избирательную систему, законодательный процесс и иные аспекты деятельности органов, связанные с конституционно-правовым регулированием. Предметом данной науки является и изучение конституционных основ местного самоуправления.
Таким образом, система науки конституционного права в своей основе соответствует системе одноименной отрасли, однако является более широкой, ибо наука не может сосредоточить свое внимание только на конкретных конституционно-правовых институтах, а изучает и общие характеристики отрасли, ее специфику, место и роль в системе права.
Конкретный перечень проблем, исследуемых в том или ином разделе науки, не является раз и навсегда данным. С развитием государства, общества, изменением общественно-социальных условий возникают новые концепции, требующие своего теоретического обоснования, перестают быть актуальными старые.
Формулируя теоретические выводы, наука конституционного права опирается на широкую систему источников, под которыми подразумеваются факторы, составляющие исходные основы научного познания.
К таким источникам относятся труды, отечественных и зарубежных ученых, содержащие наиболее общие, философские суждения о проблемах, значимых для конституционно-правовой науки. Они очень разнообразны, часто противоречивы, имеют неодинаковую методологическую основу объяснения процессов общественного развития. Их критическое осмысление составляет важный этап в процессе научного познания, является предпосылкой обогащения науки достижениями всего мирового опыта развития цивилизации.
Источниками науки конституционного права являются и нормативные правовые акты (в том числе и ранее действовавшие), содержащие конституционно-правовые нормы, прежде всего Конституция РФ. Наука выявляет и теоретически обосновывает заложенные в нормативных правовых актах концепции, понятия, используемые в конституционно-правовых нормах, раскрывает существующие между ними взаимосвязи.
Наука не могла бы в должной мере выполнить свои задачи, если бы она не имела источником научного познания практику, те процессы, которые происходят в жизни на базе действия конституционно-правовых норм и институтов. Поэтому источником науки конституционного права является и конкретная практическая деятельность





органов государственной власти, всех субъектов правовых отношений, осуществляемая на базе норм конституционного права.
В общей характеристике науки конституционного права важное значение имеет вопрос об используемых ею методах научного познания. Они разнообразны: исторический, сравнительно-правовой, системный, статистический, конкретно-социологический и др.
Наука исследует все конституционно-правовые процессы в их историческом развитии. Это необходимо для выявления преемственности в правовом регулировании, для научных выводов о связи последнего с основополагающими концепциями общественного развития, о соответствии его тем социальным ценностям, которые и политически, и в нормативной форме признаются приоритетными на данном этапе.
Вот почему наука конституционного права и изучает все правовые институты в историческом развитии, выявляя их связь с общественными процессами. Эта наука изучает историю развития конституций, текущего конституционно-правового законодательства.
В настоящее время исторический метод познания расширяет свои границы. Наука конституционного права должна заново осмыслить историю развития государственного (конституционного) права дооктябрьской России.
Наука конституционного права широко использует и сравнительно-правовой метод исследования. Он заключается в сравнительном анализе конституционно-правовых норм, регулирующих однородные сферы общественных отношений в различных странах. Это важный инструмент в использовании положительного опыта, накопленного в данной области, в выявлении наиболее эффективных моделей конституционно-правового регулирования.
В сравнительном плане оцениваются нормативные правовые акты различных стран мира, государств, входивших в состав бывшего Союза ССР. Анализ конституционно-правового законодательства последних имеет особое значение в силу близости исходных основ, на которых начинали формироваться их самостоятельные правовые системы.
В научных исследованиях необходим системный подход к предмету изучения. Уже отмечалось выше, что наука конституционного права рассматривает саму отрасль как систему, изучает ее структуру, составляющие ее элементы, их соотношение, взаимосвязи, анализирует и систему каждого правового института. Большое внимание





уделяется и выявлению места отрасли конституционного права в общей системе права Российской Федерации, соотношению с другими отраслями. Это способствует правильному определению предмета отрасли, отграничению конституционно-правовых отношений от правоотношений других видов, облегчает правоприменительную деятельность.
Статистический метод помогает анализировать эффективность действия конституционно-правовых норм, их влияние на общественные процессы. Количественный фактор — важный показатель реальности демократических институтов, закрепляемых правовыми нормами. Поэтому наука конституционного права анализирует статистические данные, касающиеся всех сфер регулируемых одноименной отраслью общественных отношений и на основе этих данных делает выводы. Так, научный интерес имеют количественные показатели участия избирателей в выборах, уровня их активности, форм связи депутатов с избирателями и т.п.
Обрабатывая данные подобного рода, наука конституционного права обосновывает правовые, политические и организационные меры, которые могут способствовать преодолению негативных явлений, снижающих потенциал, заложенный в демократических по форме правовых установлениях.
Метод конкретно-социологических исследований используется наукой конституционного права для изучения социальной и политической сфер, в которых происходит реализация конституционно-правовых норм. При этом выявляются условия, воздействующие на развитие общественного сознания, на формирование общественного мнения, определяющие поведенческие установки граждан в отношении содержания тех или иных конституционно-правовых норм.
В задачу науки конституционного права входит и обработка результатов экспериментов, касающихся сферы конституционно-правовых отношений. В последнее время такие эксперименты получают некоторое применение на практике.

§ 2. Развитие науки конституционного права России
на современном этапе

Наука конституционного права России последние почти три четверти века не существовала как самостоятельная, а входила в состав единой науки «советское государственное право». Все научные разработки государствоведов дооктябрьской России были полностью отброшены как не соответствующие новой, ставшей господствующей идеологии — марксизму-ленинизму.


В советский период сформировалась наука «социалистического типа», отправным постулатом которой стали основополагающие идеи марксистско-ленинского учения о праве, государстве, демократии. Только на их основе допускались, в частности, и конституционно-правовые исследования.
Исходные положения и выводы, которые должны были венчать любые исследования, заключались в признании социалистического характера советского государства, где якобы утвердилось подлинное народовластие, ликвидирована эксплуатация человека человеком, достигнуто морально-политическое единство народа — новой исторической общности, отсутствуют условия для многопартийности, а закономерностью общественного развития является возрастание руководящей и направляющей роли КПСС — ядра всей политической системы. Все эти и другие идеологические установки марксизма-ленинизма имели директивный характер для государственно-правовой науки, являлись ее методологической основой. В условиях тоталитарного, репрессивного государства любое отступление от названных идей жестоко пресекалось, и наука могла развиваться только на их основе. Поэтому в методологическом плане научным исследованиям была свойственна заданность выводов, и они должны были служить подтверждением социалистических идеологических постулатов.
Однако сказанное не дает оснований зачеркнуть все итоги исследований государствоведов того периода. Если снять чисто идеологические, политические оценки, в рамки которых была поставлена наука государственного права, то бесспорны большие достижения в познании чисто правовых теоретических проблем.
Это относится прежде всего к общетеоретическим проблемам отрасли, к изучению ее специфики, особенностей ее предмета, способов реализации государственно-правовых норм, видов государственно-правовых отношений, их субъектов и т.д. Значительны исследования, касающиеся источников государственного права, обоснования юридического значения такого акта, как конституция, ее функций, юридических свойств.
Обстоятельно разработаны проблемы ответственности в государственном праве, санкций, присущих этой отрасли.
Серьезные исследования посвящены сущности государственного суверенитета, общим аспектам теории народного представительства, формам непосредственной демократии, проблемам правового статуса личности.
Рамки общеидеологических установок оставляли известный простор для дискуссий по государственно-правовым проблемам



для критики действовавшего государственно-правового законодательства, в том числе и конституционных положений. Наука делала выводы о путях развития государственно-правового регулирования, устранения имеющихся в нем пробелов.
Важную роль играла наука в разработке и теоретическом обосновании понятий и категорий, которыми оперировало конституционное и текущее государственно-правовое законодательство.
Большой вклад в исследование названных теоретических проблем в то время внесли ученые-государствоведы: И.А. Азовкин, Г.В. Барабашев, Л.Д. Воеводин, Л.А. Григорян, Д.Л. Златопольский, И.П. Ильинский, В.Т. Кабышев, А.И. Ким, М.Г. Кириченко, В.Ф. Коток, С.С. Кравчук, И.Н. Кузнецов, Н.Я. Куприц, А.И. Лепешкин, А.И. Лукьянов, А.Х. Махненко, B.C. Основин, В.А. Пертцик, Ю.А. Тихомиров, Б.Н. Топорнин, В.Е. Чиркин, К.Ф. Шеремет, Б.В. Щетинин и многие другие.
Научные исследования способствовали практической деятельности, связанной с разработкой конкретных законодательных актов, систематизацией государственно-правового законодательства, планами законодательных работ. Научными проблемами занимались ученые всех союзных республик, входивших в состав бывшего Союза ССР. Это относилось как к общетеоретическим аспектам государствоведения, так и к специфическим, присущим каждой данной национальной республике.
Научные разработки концентрировались в соответствующих институтах союзной и республиканских академий наук, в высших юридических учебных заведениях.
Образование на месте бывшего Союза ССР независимых государств, формирование самостоятельных правовых систем в каждом из них знаменовали новый этап в развитии государственно-правовой науки. В России утверждается ее наименование как науки конституционного права. Ее становление связано с отказом от названных выше социалистических приоритетов, от признания их безусловно истинными и незыблемыми.
Используя теоретический потенциал предшествующего этапа развития науки государственного права, наука конституционного права освобождается от догматического подхода к исследованию проблем отрасли. Расширяется методологическая основа науки. Узкоклассовая трактовка государственно-правовых институтов, характерная для предшествующего этапа, не соответствует новым ориентирам, положенным в основу развития общества на современном этапе.




Признание приоритета общечеловеческих ценностей, необходимость формирования гражданского общества, освобожденного от глобального огосударствления, присущего социалистическому этапу развития страны, отказ от монополии марксистско-ленинской идеологии либо любой другой, от принципа однопартийности — отправные ориентиры современных конституционно-правовых исследований.
Наука активно включилась в разработку новых концепций, заложенных в Конституции РФ 1993 г., определяющих общественное и государственное устройство России как независимого, суверенного государства.
За последнее десятилетие создано большое количество научных трудов, затрагивающих по своей тематике по сути дела все основные актуальные теоретические проблемы конституционного права как общеотраслевые, так и отдельных институтов отрасли. Внимание исследователей сосредоточено на вопросах совершенствования конституционно-правового законодательства, повышения его воздействия на практику государственной деятельности, на проблемах конституционно-правовой ответственности, типологии норм конституционного права.
В орбиту научного исследования включаются новые проблемы — о конституционном судопроизводстве, о конституционных деликтах, об уполномоченном по правам человека и многие другие.
Чрезвычайно обширна созданная литература по проблемам прав и свобод человека и гражданина, которые получили в современной России принципиально иную по сравнению с советскими временами интерпретацию.
Очень большое количество научных исследований посвящено федеративному устройству России, разработке путей его совершенствования, выработке более целесообразной его модели.
В центре внимания ученых находятся исследования российского парламентаризма, законотворческого процесса, реализации принципа разделения властей в системе органов государственной власти.
Усиливается внимание к сравнительно-правовому исследованию законодательства субъектов Российской Федерации.
Особенно обширное количество научных разработок посвящено проблемам местного самоуправления, что объясняется как важностью и новизной этого института, так и формированием в системе права новой комплексной отрасли «муниципальное право».






§ 3. Учебный курс конституционного права
Российской Федерации

Учебные планы юридических высших учебных заведений Российской Федерации предусматривают изучение студентами всех отраслей права, в том числе конституционного права России.
Изучение отрасли конституционного права осуществляется на базе теоретических разработок, составляющих содержание науки конституционного права Российской Федерации.
Система теоретических положений науки, которые по своему объему считаются минимально необходимыми и достаточными для познания студентами сущностных характеристик отрасли и содержания ее институтов, для выработки умения применять на практике нормы отрасли, составляет содержание учебного курса конституционного права России.
Универсальным отражением системы и содержания учебного курса является учебник, рекомендованный в таком качестве компетентными государственными органами.
Однако с учетом специфических задач подготовки юристов различного профиля содержание и система курса могут претерпевать те или иные изменения, что получает отражение в программах по данному курсу, принимаемых в тех или иных высших юридических учебных заведениях.





















Раздел второй

КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
И ЕЕ РАЗВИТИЕ



Глава IV

ПОНЯТИЕ, ЮРИДИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА И СУЩНОСТЬ КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

При характеристике источников отрасли конституционного права было показано, что основным из них является Конституция Российской Федерации и раскрыта ее роль в этом качестве.
Однако как наша, так и зарубежная конституционно-правовая (государственно-правовая) наука не ограничивается лишь этим аспектом исследования конституции.
Огромное значение конституции в жизни всякого общества, ее принципиально особое место во всей правовой системе государства вызывают необходимость всестороннего изучения конституции как самостоятельного объекта научного познания.
Ученые анализируют понятие и сущность конституции, предпосылки, способы ее возникновения, ее виды, юридические свойства, место в правовой системе государства, принципы, функции и другие стороны правовой природы конституции.
В каждой стране своеобразными путями появляются и сменяются конституции, что всегда связано с существенными, а зачастую и коренными переменами в жизни общества, закрепляемыми или порождаемыми конституционными установлениями. Поэтому значительное внимание наука уделяет истории развития конституции соответствующего государства, раскрывая ее влияние на ход исторического процесса.
Конституция РФ отражает общие, родовые черты, присущие природе этого вида нормативных правовых актов.

§ 1. Понятие и юридические свойства конституции

Конституцию как нормативный правовой акт, занимающий самостоятельное и особое место в правовой системе современного Демократического государства, от всех других правовых актов традиционно отличают следующие черты:


1) особый субъект, который устанавливает конституцию или от имени которого она принимается;
2) учредительный, первичный характер конституционных установлении;
3) всеохватывающий характер конституционной регламентации, т.е. тех сфер общественных отношений, воздействие на которые она распространяет;
4) особые юридические свойства: верховенство, высшая юридическая сила, порядок принятия, внесения поправок, специфические формы охраны и др. Рассмотрим эти черты.
1. Конституция в современном значении этого понятия является актом, который, как правило, принимается народом или от имени народа.
Характерно, что возникновение в XVII веке самой идеи о необходимости такого акта, как конституция, было связано именно с этой ее чертой.
Выдвигаемое нарождающейся буржуазией требование ограничить права короля и феодалов для защиты своих свобод могло быть обеспечено только путем принятия акта высшей власти, воплощающей волю всей нации, всего народа. Так, в неосуществленном на практике проекте «народного соглашения» Кромвеля в 1653 г. было предусмотрено условие подписания его всем народом. Такое же требование выдвигалось затем и Ж. Ж. Руссо. Он полагал, что для установления конституции требуется согласие всех граждан. Она должна быть результатом единогласного решения, подписана всеми гражданами, а противники конституции должны считаться иностранцами среди граждан.
Эта сущностная черта конституции и поныне признается доминирующей в конституционной теории и практике. Не случайно конституции большинства демократических государств мира начинаются словами: «Мы, народ ... принимаем (провозглашаем, учреждаем и т.п.) настоящую конституцию».
В советских конституциях такая формула впервые была воспроизведена в Конституции СССР 1977 г., Конституции РСФСР 1978 г. Так, в преамбуле Конституции 1978 г. было записано:
«Народ Российской Советской Федеративной Социалистической Республики ... принимает и провозглашает настоящую Конституцию» (в последующих редакциях преамбулы эти слова были сняты).
Идею о причастности народа к принятию конституции не могли игнорировать даже в условиях тоталитарного режима. Тогда это




выражалось во всенародном обсуждении проекта Конституции СССР 1936 г., проводившегося в течение шести месяцев с широчайшим размахом и призванного «освятить» Основной Закон волей народа. Всенародному обсуждению подверглась и Конституция СССР 1977 г.
В Конституции РФ 1993 г. рассматриваемая черта отражена наиболее последовательно по сравнению со всеми предшествующими Конституциями. В ее преамбуле сказано: «Мы, многонациональный народ Российской Федерации ... принимаем КОНСТИТУЦИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ». Причем это первая во всей российской истории Конституция, которая принята действительно народом (а не от имени народа) путем всенародного голосования.
2. Особенность субъекта, принимающего конституцию, обусловливает и вторую сущностную черту конституции — ее учредительный характер. Поскольку народ в демократическом государстве признается носителем суверенитета и единственным источником власти, только он обладает и ее высшим проявлением — учредительной властью. В содержание последней вкладывается именно право принимать конституцию и посредством ее учреждать те основы общественного и государственного устройства, которые выбирает для себя данный народ. Только учредительная власть может изменить, в том числе и самым радикальным образом, основы устройства общества и государства.
Вся история конституционного развития как нашей страны, так и зарубежных стран служит тому подтверждением. Через конституции получали легитимность принципиальные изменения всего общественного строя. Такую роль, в частности, сыграли Конституция РСФСР 1918 г. Конституция Российской Федерации 1993г.
Именно на признании учредительной природы конституции основываются особый порядок ее принятия, верховенство, ее роль во всей правовой системе государства, непререкаемость конституции для всех учрежденных ею же властей, в том числе для законодательной.
В зарубежной науке конституционного права концепция, в соответствии с которой проводится различие между учредительной властью и властью учрежденной, представлена достаточно широко. А в Германии она получила и прямое выражение в самой конституции. В ее преамбуле сказано: «...Немецкий народ в силу своей учредительной власти дал себе настоящий Основной закон».







Учредительная природа конституции проявляется и в том, что ее предписания выступают в качестве первоосновы, являются первичными. Это означает, что для установления положений конституции не существует никаких правовых ограничений. Не может быть такой правовой нормы, которая не могла бы быть включена в конституцию по признаку того, что она не соответствует какому-либо правовому акту данного государства. Так, законы в Российской Федерации не могут противоречить ее Конституции. Указы Президента РФ не должны противоречить Конституции и федеральным законам, постановления Правительства не могут противоречить Конституции, федеральным законам, указам Президента. У Конституции РФ нет такого юридического «потолка».
Разумеется, из этого не следует вывод о том, что содержание конституционных установлении определяется произвольно, что в конституцию могут быть включены любые нормы.
На процесс выработки конституции воздействуют широкая система экономических, политических, внешнеполитических, международно-правовых, социальных, исторических факторов, сила традиций, преемственность конституционного развития страны и др.
3. Важной чертой, характеризующей конституцию, является особый предмет конституционного регулирования, т.е. специфика того слоя общественных отношений, на которые она воздействует.
Конституционное регулирование отличается всеохватывающим характером, чего не имеет никакой другой нормативный правовой акт. Конституция затрагивает все сферы жизни общества — политическую, экономическую, социальную, духовную и другие, либо регулируя в этих сферах в соответствии с предметом конституционного права базовые, фундаментальные общественные отношения, либо подвергая их своему воздействию в полной мере.

<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 19)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>