стр. 1
(общее количество: 9)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

ИНСТИТУТ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА РАН
АКАДЕМИЧЕСКИЙ ПРАВОВОЙ УНИВЕРСИТЕТ



В.Е.ЧИРКИН


КОНСТИТУЦИОННОЕ
П Р А В О
ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН




Третье издание,
переработанное и дополненное

Рекомендовано
Советом по правоведению
Учебно-методического объединения РФ
в качестве учебника для студентов
высших учебных заведений,
обучающихся по специальности
«Юриспруденция»











МОСКВА
ЮРИСТЪ
2002
УДК 342.4(075.8)
Б БК 67.400
Ч-64


Рецензенты:
С. А. Авакьян, докт. юрид. наук, профессор;
С. Ю. Кашкин, докт. юрид. наук, профессор












Чиркин В.Е.
Конституционное право зарубежных стран: Учебник. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Юристъ, 2002. — 622 с.

ISBN 5-7975-0434-0 (в пер.)

Учебник подготовлен в соответствии с программой курса конституционного права зарубежных стран для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности «Юриспруденция».
В первой части рассматриваются общие вопросы конституционного права зарубежных стран — теория и история данной научной дисциплины, конституционно-правовой статус человека и гражданина, формы правления и территориального устройства зарубежных государств, организация выборов, статус законодательных, исполнительных и судебных органов и другие вопросы Общей части курса.
Во второй части рассмотрены основы конституционного права США, Великобритании, Франции, Германии, Китая, Украины, Японии, Индии, Египта и Бразилии — стран, представляющих различные правовые системы современного мира.
Для студентов, аспирантов и преподавателей юридических вузов и факультетов, всех интересующихся государственным строем и политической историей зарубежных стран.



УДК 342.4(075.8)
ББК 67.400
ISBN 5-7975-0434-0
© «Юристъ», 2001
©Чиркин В.Е., 2001


ПРЕДИСЛОВИЕ


Изучение конституционного права зарубежных стран в высших юридических учебных заведениях России предусмотрено государственным образовательным стандартом высшего профессионального образования. Зарубежное конституционное право преподается также во многих странах Содружества Независимых Государств, других странах. Данный учебник, подготовленный в Академическом правовом университете при Институте государства и права Российской академии наук, может использоваться с соответствующими изменениями (например, в перечне изучаемых стран) и в этих государствах.
В России курс конституционного права зарубежных стран изучается после российского конституционного права или параллельно с ним и имеет три главные цели: общеобразовательную, правоведческую и практическую. Общеобразовательное значение данного предмета связано с необходимостью повышения общей культуры студентов — будущих юристов. Правоведческая цель курса состоит в углублении теоретических знаний о моделях правового регулирования статуса личности, о различных конституционных принципах экономической, социальной и политической систем общества, об основах его духовной жизни, о разных формах правления, территориально-политического устройства государства, системах государственных органов и органов местного самоуправления. Практическая роль курса связана с изучением позитивных и негативных сторон тех или иных конституционно-правовых институтов и методов конституционного регулирования, которые могут изменяться в неодинаковых условиях: позитивные черты могут обернуться негативными последствиями и наоборот. Знание конституционной теории и практики различных государств может помочь совершенствованию конституционно-правового регулирования в России и других странах с учетом их конкретных условий.
В предлагаемом учебнике рассматриваются основные институты конституционного права зарубежных стран (Общая часть, имеющая в основном теоретическое значение) и основы конституционного права десяти отдельно взятых стран, представляющих различные правовые системы современности (Особенная часть). При изучении данной дисциплины в других высших учебных заведениях, в иных странах перечень этих государств может быть дополнен, те или иные из них могут быть заменены другими, например, в зависимости от подготовки педагогических кадров или практических потребностей (скажем, в случае необходимости изучать основы конституционного права сопредельных государств).
Овладение знаниями по данной дисциплине предусматривает не только занятия с преподавателем, но и значительную самостоятельную работу студентов, знакомство их с некоторыми конституциями и рекомендованной литературой. При изучении курса целесообразно провести несколько семинарских занятий по узловым вопросам, а также практические занятия для решения тестов и задач. Планы таких занятий, тесты и задачи содержатся в учебном пособии (Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран: Практикум. М., 1999). Список контрольных вопросов, задания по курсовым и контрольным работам, методические указания по подготовке таких работ и изучению курса содержатся в программе и учебно-методическом пособии, которые изданы Академическим правовым университетом в 1995 г.
Для овладения курсом студенту достаточно хорошо изучить данный учебник, а также рекомендуемые ниже основную литературу и источники (некоторые конституции). Студентам, стремящимся к углубленному изучению предмета, желающим специализироваться по государствоведческим и конституционным проблемам, готовить дипломную работу по данной дисциплине, рекомендуется дополнительная литература. Ее список не носит исчерпывающего характера, так как появляются новые исследования, принимаются новые конституции и законы. Студент должен следить за этими новеллами, а также за практикой применения конституционного права в изучаемых государствах.
Правовой и фактический материал дается по состоянию на 1 января 2001 г.



Основная литература и источники

1. Иностранное конституционное право/Отв. ред. В.В. Маклаков. М., 1996 (гл. 1-4, 8, 9, 11, 12).
2. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Т. 1—2:
Общая часть/Отв. ред. Б.А. Страшун.М., 1996—1997; Т. 3: Страны Европы. М., 1997.
3. Конституционное право зарубежных стран / Под ред. М.В. Баглая, Ю.И. Лейбо, Л.М. Энтина. М., 1999.
4. Конституции государств Европейского Союза. М., 1997.
5. Конституции зарубежных государств. М., 1996 (конституции США, Великобритании, Франции, Японии или иные 3—4 конституции по указанию
преподавателя).
6. Конституция Китайской Народной Республики 1982 г. // Китайская Народная Республика. Конституция и законодательные акты / Под ред. Л.М. Гудошникова. М., 1984.
7. Конституция Украины//Конституции стран СНГ и Балтии. М., 1999.
8. Конституция Федеративной Республики Бразилии // Право и жизнь. 1998. № 16. С. 71-242.


Дополнительная литература и источники

1. Арановский К. В. Государственное право зарубежных стран. М., 1998.
2. Баглай М.В., Туманов В.А. Малая энциклопедия конституционного права. М., 1998.
3. Боботов С.В. Конституционная юстиция. М., 1994.
4. Защита прав человека в современном мире: Сб. статей. М., 1993.
5. Конституции государств Центральной и Восточной Европы. М., 1997.
6. Михалева Н.А. Конституционное право зарубежных стран СНГ. М., 1998.
7. Национальный вопрос, государство и право в странах западной демократии. М., 1994.
8. Очерки парламентского права. М., 1993.
9. Правительство, министерства и ведомства в зарубежных странах. М.,
1994.
10. Сахаров Н.А. Институт президентства в современном мире. М., 1994.
11. Сравнительное конституционное право. М., 1996.
12. «Судебные системы западных государств. М., 1991.
13. Черкасов А.И. Сравнительное местное управление. Теория и практика.
М., 1998.
14. Чиркин В.Е. Современное федеративное государство. М., 1997.
15. Энтин Л.М. Разделение властей: опыт современных государств.
М.,1995.
16. Юдин Ю.А. Политические партии и право в современном государстве.
М., 1998.
17. Конституции государств Центральной и Восточной Европы. М., 1997.
В 70—90-х гг. в издательстве «Прогресс» опубликован ряд книг под общим заголовком «Конституция и законодательные акты». В этих книгах содержатся тексты конституций и многих других правовых. актов — законы о выборах, о средствах массовой информации и т.д., декреты и указы президентов, регламенты парламентов, другие документы. Каждая книга посвящена определенной стране (Австрии, Италии, Кубе, США, Франции и т.д.). На титуле сначала обозначена страна, а затем — заголовок, например: Французская Республика. Конституция и законодательные акты. М., 1989.
Студентам следует использовать эти источники для углубления знаний.












ОБЩАЯ ЧАСТЬ


ОСНОВЫ
КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН
Глава 1
КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО
ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН: ОТРАСЛЬ ПРАВА,
НАУКА, УЧЕБНАЯ ДИСЦИПЛИНА


§ 1. Конституционное право — отрасль права

Терминология. Государства современного мира (а их около 200) характеризуются огромным многообразием. Среди них есть государства-гиганты, например Китай с 1,3 млрд населения, и государства-карлики, например Республика Науру в Океании, население которой не достигает и 8 тыс. человек; экономически высокоразвитые страны, например США, и государства, где до сих пор в деревне преобладает патриархальное хозяйство (Республика Чад в Африке); страны с устойчивыми демократическими традициями, например Франция, и государства с авторитарными (Сирия) и даже тоталитарными (Корейская Народно-Демократическая Республика) режимами. В подавляющем большинстве стран (кроме тех, единичных, например Бутана, Ливии, где нет конституций, хотя и в них действуют нормативные принципиальные положения разного рода) наряду с другими отраслями права (гражданским, трудовым, уголовным и т.д.) существует конституционное право.
Термин «конституционное право» имеет три значения: отрасль действующего права, наука, учебная дисциплина. Как отрасль права оно представляет собой систему внутренне согласованных юридических норм (правил особого рода, обеспечиваемых государственным принуждением), которые содержатся в различных правовых актах — конституциях, законах, декретах президента и т.д. и регулируют определенную группу общественных отношений (прежде всего основы устройства общества и государства, правового положения личности). Как наука — это совокупность различных теорий, учений, взглядов, гипотез по вопросам конституционного права, изложенных в книгах, статьях, научных докладах. Как учебная дисциплина — это предмет преподавания в высшей школе. Понятие «конституционное право зарубежных стран» не означает особую отрасль права — такой отрасли нет. Существует конституционное право той или иной страны, и в каждой из них —
свое (французское, индийское, конголезское, бразильское, австралийское и др.). Нет и особой науки с таким названием. При употреблении термина «конституционное право зарубежных стран» речь идет о собирательном явлении, о комплексном и сравнительном изучении конституционного права многих стран мира, об ответвлении от единой науки конституционного права, а также об учебной дисциплине.
В различных странах действующее конституционное право может иметь свои особенности в объекте регулирования, а наука и учебный курс — в предмете изучения, но основное содержание этой отрасли права, предмета науки и учебного курса является в принципе одинаковым, сходным, аналогичным.
Наряду с термином «конституционное право» употребляются также названия государственное право, публичное право и др. (о них — ниже),
Объект регулирования конституционного права в зарубежных странах. Свое название конституционное право получило от особого юридического документа — конституции, которую официально (например, Германия) или неофициально (Болгария и др.) обычно называют основным законом. Однако конституционное право не сводится к конституции, а включает множество правовых актов — законов, принятых парламентом, указов и декретов президента, постановлений или ордонансов правительства, постановлений конституционного суда или конституционного совета и т.д. В отличие от других отраслей права, каждая из которых имеет своим объектом одну, более или менее однородную сторону отношений, приобретающих общественное значение (имущественные и некоторые неимущественные отношения в гражданском праве, трудовые отношения — в трудовом, преступления и наказания — в уголовном и т.д.), нормы конституционного права регулируют прежде всего все наиболее значимые, важнейшие общественные отношения: основы жизни личности (например, установление законом прожиточного минимума), коллектива (роль общественных объединений в стране1 [1 Речь идет о коллективах, участвующих в политической жизни.]
, государства (его место в обществе), самого общества (рыночная или огосударствленная экономика). Конституционное право регулирует эти отношения в той части, в которой они поддаются правовому регулированию и должны быть урегулированы правом при сохранении определенных сфер саморегулирования общества. В своей совокупности конституционно-правовое регулирование распространяется на все четыре главные сферы общественной жизни: экономику, социальные отношения, политику, идеологию. В экономической сфере конституционное право определяет, в частности, основы отношений собственности; в социальной — основы социальной роли государства; в политической сфере — создание и роль политических партий, порядок выборов, организацию государства и т.д.; в идеологической, духовной сфере конституционное право может допускать плюрализм (множественность) идеологий, а может закреплять одну из них в качестве официальной, господствующей, единственной (например, марксизм-ленинизм и идеи Мао Цзэдуна в Китайской Народной Республике). Важнейшая часть конституционного права — конституционные права и обязанности человека и гражданина, способы их реализации, их гарантии.
Длительное время по традиции в конституционном праве многих демократических стран акцент делался (и иногда продолжает делаться) на права личности и ее отношения с властью, на ее самостоятельность в «гражданском обществе», отделенном от государства. В тоталитарных странах, напротив, главное внимание уделяется роли государства, регулированию разных сторон общества в целом. Однако в последние десятилетия не без влияния социалистических конституций (хотя в целом опыт тоталитарного социализма был сугубо отрицательным) в конституционном праве демократических стран существенно усилено внимание к роли государства и различных коллективов (социальных, общественных объединений и др.), осуществляется комплексное регулирование, соединяющее оба подхода. Это естественно, ибо личность живет и развивается в обществе, среди различных коллективов и при поддержке демократического, социального, правового, светского государств, а общество черпает свою силу в содружестве свободных личностей, обладающих высокой гражданской активностью, необходимой политической и правовой культурой.
Хотя в современных условиях объект регулирования конституционного права стал более широким и изменился качественно, как и прежде в центре конституционного права находятся властеотношения в государстве, публичная власть особого рода — государственная власть1 [1 Отношения, связанные с публичной властью территориального коллектива (в муниципальном образовании), регулируются в некоторых странах муниципальным правом, в других — административным и иными отраслями права.]. Таким образом, конституционное право как отрасль права той или иной страны — это система внутренне согласованных норм, закрепляющих и регулирующих основы правовых взаимосвязей личностей, коллективов, государства и общества, устанавливающих законные условия для осуществления государственной власти, участия в ней, давления на нее, борьбы за нее мирными, конституционными средствами2 [2 В отечественной и зарубежной литературе есть и другие взгляды, в том числе рассматривающие объект конституционного регулирования с более узких позиций.]. В конституциях и иных источниках конституционного права (законах, декретах и др.) содержатся положения об основных правах и обязанностях человека и гражданина, принципах общественного и государственного строя, основах организации и роли политических партий и других общественных объединений, формах правления и политико-территориального устройства государства, государственном режиме, формах непосредственной демократии (выборы, референдум и др.), основах организации и деятельности законодательной, исполнительной, судебной власти, местного самоуправления и управления.
Разумеется, в конституционном праве есть не только нормы, устанавливающие основы тех или иных общественных отношений, но и приложения, детально регулирующие многие вопросы (например, порядок работы парламента или способы определения результатов выборов).
Сказанное об объекте конституционного права характеризует его основное содержание, глобальную тенденцию. В отдельно взятых странах, неодинаковых по условиям своего существования, эта тенденция проявляется по-разному. В старых конституциях (например, в Конституции США 1787 г.3 [3 Здесь и ниже указаны годы принятия конституций, а не даты вступления их силу.]) вопросы общественного строя, духовной жизни общества, а нередко и многие важные стороны правового положения личности (социально-экономические права) почти не регулируются, основное внимание уделяется личным и политическим правам, органам государства, их взаимоотношениям. Новейшие конституции, принятые после Второй мировой войны (например, Конституция Италии 1947 г.), особенно в последние годы (конституции Бразилии 1988 г., Узбекистана 1991 г., Перу 1993 г., Казахстана 1995 г., Украины 1996 г., ЮАР 1996 г., Польши 1997 г., Швейцарии 1999 г., Финляндии 1999 г. и даже Основной низам Саудовской Аравии 1992 г. и Конституция Султаната Оман 1996 г.), более полно отвечают данному выше определению объекта конституционного права. Однако действующее конституционное право не сводится только к конституции, оно включает множество других правовых актов, а современные акты, в том числе в нескольких странах со старыми конституциями (Бельгия, Норвегия, США и др.), в той или иной степени относятся к основам всех главных сфер общественной жизни. Объект регулирования конституционного права в целом в странах современного мира более или менее одинаков.
Место конституционного права в системе права зарубежных стран. Основы главных сфер общественной жизни в комплексе регулируются только конституционным правом. Остальные отрасли права касаются лишь отдельных сторон или хотя и принципиальных, но отдельных вопросов (например, собственность — в гражданском праве, охрана природы — в экологическом праве). Регулируя в комплексе основы жизни общества, конституционное право тем самым играет центральную, ведущую роль во всей правовой системе. Нормы конституционного права, особенно нормы конституций, являются исходными для других отраслей права, развиваются в этих отраслях. Статья 29 Конституции Японии 1946 г., гласящая, что «право собственности не должно нарушаться», служит основой для регулирования различных отношений собственности в гражданском праве (в договорах купли-продажи, залога, наследования и т.д.). Принцип независимости суда и подчинения его только закону, содержащийся во многих конституциях (конституциях Болгарии 1991 г., Литвы 1992 г., Белоруссии 1996 г. и др.), является исходным для многих норм уголовно-процессуального и гражданского процессуального права. Число таких примеров можно увеличить, приведя иллюстрации, относящиеся к трудовому, финансовому, земельному и другим отраслям права.
Соотношение конституционного, публичного, государственного права находится в иной плоскости, чем отмеченные выше связи конституционного права и других отраслей права. Термин «публичное право» имеет собирательное значение. По традиции, идущей от римских юристов, в состав публичного права включаются те отрасли, в которых доминирует регулирование не частных отношений, а публичной сферы жизни: административное, финансовое, уголовное право и др. Конституционное право — основная часть публичного права. Некоторые отрасли, и прежде всего гражданское право, относятся к частному праву. Это деление в значительной мере условно, особенно в современную эпоху, когда наблюдается вмешательство государства в регулирование различных сфер жизни, ранее остававшихся за его пределами. В гражданском, торговом, семейном праве также есть существенные элементы публично-правового регулирования.
В некоторых странах (в Германии, ранее в СССР) наряду с термином «конституционное право» используется термин «государственное право». Часто содержание этих отраслей права совпадает, в сущности, это одна и та же отрасль, но иногда они отличаются друг от друга, и главным образом по объему. Считается, что, с одной стороны, конституционное право шире государственного, так как конституция включает нормы, относящиеся к собственности, семье, охране природы и т.д., а законодательство, относящееся к конституционному праву, развивает эти исходные положения. С другой стороны, шире государственное право, выходящее за пределы конституционных норм, включающее многие вопросы государственного управления, административного, финансового права. Впрочем, в последние годы в Германии издавались работы, объединяющие под одним заголовком конституционное и государственное право.
Источники конституционного права. Нормы, регулирующие ту группу общественных отношений, которая является объектом конституционного права, содержатся в юридических документах (крайне редко в неписаных конституционных обычаях), которые называются источниками права. Как правило, это нормативные акты органов государственной власти (кроме обычая, но рассматриваемый ниже судебный прецедент — тоже акт государственного органа, суда, приобретающий нормативное значение).
Главным источником данной отрасли права в подавляющем большинстве стран служит конституция — основной закон (исключение составляют некоторые мусульманские государства). В субъектах федеративных государств (штатах, землях, провинциях и др.) часто есть свои конституции. Документы конституционного значения принимаются иногда и в политических автономиях. К другим источникам относятся:
1) законы — конституционные (вносят изменения в конституцию или дополняют ее), органические (принимаются в усложненном порядке и обычно регулируют какой-либо институт конституционного права в целом), обыкновенные (регулируют отдельные вопросы, например закон о выборах президента), чрезвычайные (согласно самой конституции, эти законы могут отступать от ее положений, но принимаются только в особых условиях, на короткий срок, обычно на 30—60 дней, хотя и с правом парламента продлить этот срок). По источникам происхождения различаются парламентские, референдарные (принятые на референдуме) законы, законы надпарламентских и подпарламентских органов (о них речь пойдет ниже). Есть и другие классификации. В Австрии различаются конституционные и основные законы, в Бразилии особо выделяются дополняющие (конституцию) законы а т.д.;
2) внутригосударственные публично-правовые договоры (например, национальный пакт 1943 г. в Ливане о распределении высших государственных должностей между приверженцами разных религий, соглашение о разделении Чехо-Словакии с 1 января 1993 г. на Чехию и Словакию, Конституционное соглашение между Президентом и Верховной Радой Украины 1995 г. (утратило силу после принятия Конституции 1996 г.); договор Франции с ее бывшей колонией Новой Каледонией 1998 г., согласно которому последней передаются некоторые полномочия органов государства (договор заключен на 20 лет);
3) регламенты парламентов и их палат, устанавливающие внутреннюю организацию и процедуру работы парламентов. Они принимаются либо в форме постановлений каждой палаты для себя и не требуют одобрения другой палаты и подписи главы государства (Германия), либо в форме закона при однопалатном парламенте (Китай);
4) акты главы государства и исполнительной власти (указы монархов, декреты президентов, постановления правительств, акты министров, некоторых ведомств, например постановления центральной избирательной комиссии о порядке составления списков избирателей). Особая роль среди актов исполнительной власти принадлежит актам, имеющим силу закона (они издаются на основе рассматриваемого ниже делегирования полномочий парламентом (как, например, в Великобритании), или на основе принадлежащей по конституциям правительству регламентарной власти (Италия), или в соответствии с исключительными полномочиями президента (Франция);
5) акты органов конституционного контроля (конституционных судов, конституционных советов и др.), которые дают официальные толкования конституции, признают те или иные законы соответствующими или не соответствующими конституции;
6) судебные прецеденты (особенно в англосаксонском праве) — решения судов высоких инстанций, публикуемые ими и становящиеся основой для принятия другими судами аналогичных решений по подобным делам;
7) конституционные обычаи — сложившиеся в практике единообразной деятельности органов государства правила, имеющие устный характер, опирающиеся на консенсус (согласие) участников отношений и не пользующиеся судебной защитой в случае их нарушения. Обычаи особенно распространены в деятельности парламентов и правительств Великобритании, Новой Зеландии, где, как считается, существуют неписаные конституции;
8) религиозные источники. В некоторых мусульманских странах конституцию заменяет Коран — священная книга, содержащая, по преданию, записи проповедей пророка Мухаммеда, в других же Коран считается актом, стоящим выше конституции;
9) правовая доктрина (редко и лишь в отдельных странах суды основывают свои решения по конституционным вопросам не только на правовых актах, но и на трудах выдающихся юристов, специалистов по. конституционному праву);
10) международно-правовые акты, например Маастрихтский договор 1992 г. о Европейском Союзе, предусматривающий наряду с национальным гражданством единое европейское гражданство в государствах-членах. В некоторых конституциях содержатся ссылки на
важнейшие международные акты, например на Всеобщую декларацию прав человека 1948 г., принятую ООН, Международные пакты об экономических, социальных и культурных правах и о гражданских и политических правах, принятые в 1966 г. и вступившие в силу после необходимого числа ратификаций в 1976 г. (далее — Международные пакты о правах человека).
На локальном уровне — в субъектах федерации, автономных образованиях — действуют свои источники конституционного права (например, конституции штатов в США, Конституция Занзибара в Танзании, Конституция Автономной Республики Крым на Украине). В городах нередко имеются свои городские уставы, хартии городов, регулирующие местное самоуправление.
Во многих развивающихся странах актами, регулирующими принципиальные вопросы (например, реорганизацию федерации в Нигерии, изменение формы правления в Эфиопии), были акты военных и революционных советов — временных органов власти, создававшихся после очередного военного переворота (декреты, прокламации и т.д.). Иногда важнейшее конституционное (и даже надконституционное) значение имели национальные хартии (Алжир), революционные хартии (Мадагаскар), акты правящих (единственных) партий (Конго, Замбия и др.).
Особенности норм конституционного права. Нормы действующего конституционного права, как и другие правовые нормы, — это общеобязательные правила, установленные главным образом нормативными правовыми актами (законами, указами и др.) и обеспечиваемые государственным принуждением. Лишь в сравнительно редких случаях такие нормы создаются иначе — путем судебного прецедента, конституционного обычая — или не обеспечиваются судебной защитой (тот же конституционный обычай, отдельные конституционные социально-экономические права личности в некоторых странах). В статье конституции или закона может содержаться всего одна норма. Такова, например, ст. 10 Конституции Швейцарии 1999 г. («Смертная казнь запрещается»). Вместе с тем в статье или даже в одном абзаце или предложении статьи может содержаться несколько норм конституционного права. Так, в абз. 2 ст. 1 французского Закона о реформе планирования 1982 г. говорится: «Правительство привлекает Экономический и социальный совет, социальных и экономических партнеров к разработке при соблюдении условий, устанавливаемых настоящим законом». Эта часть статьи устанавливает различные правила о роли правительства и других участников разработки общегосударственного плана, обязывает соблюдать определенные условия и т.д.
Однако в редких случаях одна норма может содержаться в нескольких статьях. Это бывает, например, когда одна из статей конституции содержит отсылку к другой.
В отличие от отраслей частного права, где используется, как правило диспозитивный метод регулирования (сторонам предоставляется возможность выбора того или иного варианта поведения), в конституционном праве доминирует императивный (повелительный) метод. Большинство норм конституционного права, будучи тесно связанными с властеотношениями, имеют предписывающий, запрещающий, обязывающий характер. Они повелевают лишь определенное поведение (нормы-веления), как это имеет место в цитированных выше статьях. Реже используются нормы-дозволения (они широко применяются и являются основными лишь при регулировании основ правового статуса личности). Есть нормы-стимулы, нормы-требования, в авторитарных странах — репрессивные нормы. В целом в конституционном праве доминируют отношения субординации (подчинения), отношения же координации (согласования) применяются реже. Тем не менее в конституционном праве есть и диспозитивные нормы, допускающие выбор того или иного варианта поведения сторонами. Такова, например, ст. 94 итальянской Конституции 1947 г., абз, 2 которой устанавливает, что каждая палата Парламента может выразить доверие правительству или отказать в нем путем поименного голосования. В последнем случае Президент Республики может уволить правительство в отставку или распустить Парламент с назначением даты новых выборов, т.е. решение вопроса о коллизии парламента и правительства отдается на усмотрение избирателей.
Названные выше нормы — это нормы-правила. При возникновении соответствующих юридических фактов — событий, состояний, действий (в нашем примере это факт голосования в парламенте по вопросу о доверии) эти нормы порождают соответствующие правоотношения (в нашем примере между парламентом, правительством, президентом). Реализуются такие нормы в результате преобразования правовых предписаний в фактическое поведение участников общественных отношений, причем при применении норм-правил это происходит наиболее очевидным образом.
В конституционном праве есть также много норм-принципов (например, принцип равноправия, принцип всеобщности избирательного права, принцип свободной экономики согласно ст. 94 швейцарской Конституции 1999г.). Их реализация имеет опосредованный характер. Они получают свое развитие и наполняются конкретным содержанием в других статьях конституции, в актах иных отраслей права, в деятельности органов государства. Например, ст. 6 Конституции КНР 1982 г. устанавливает принцип социализма: «От каждого — по способностям, каждому — по труду». Сам этот лозунг непосредственно правовых последствий не порождает, но он призван служить руководящим началом общественной и государственной жизни, поведения людей в обществе. В некоторых конституциях содержатся нормы-цели (целеполагание было особенно характерно для основных законов стран тоталитарного социализма, провозглашавших цели строительства социалистического и коммунистического общества). Существуют и нормы-символы. Так, ст. 1 Конституции Гвинеи 1990 г. устанавливает «девиз республики»:
«Труд, справедливость, солидарность». Есть нормы-определения: ст. 2 Конституции Франции 1958 г. определяет государство как неделимую, светскую, демократическую и социальную республику. Особый характер имеют положения преамбулы (введения) конституций. Обычно считается, что такие положения не нормативны, но содержат исходные начала для понимания сути данной конституции.
Структура норм конституционного права тоже имеет свои особенности. Санкции в нормах конституционного права встречаются редко (они обычно названы в актах других отраслей права), а если и имеются, то обычно носят политический характер: отставка правительства, отрешение от должности президента и т.д. Уголовная ответственность может быть предусмотрена лишь за определенные преступления и формулируется в самом общем виде (например, за государственную измену или взяточничество президента), но наступает она лишь после отрешения президента от должности и, как и для обычного гражданина, по нормам уголовного права. Есть положения об уголовной и административной ответственности в законах о выборах (за соответствующие преступления и проступки), но мера ответственности определяется уголовным и административным правом. Гражданская ответственность высших должностных лиц за нанесение ущерба гражданам в результате незаконных действий при исполнении служебных обязанностей также может быть предусмотрена конституцией, но наступает она по нормам гражданского права. Что касается гипотезы (условия применения нормы), то она также редко имеет словесное выражение в актах конституционного права и обычно подразумевается или формулируется косвенным образом.
Подотрасли и институты конституционного права в зарубежных странах. Нормы конституционного права, как и других отраслей права, с одной стороны, объективно, а с другой — по воле ученых-систематизаторов соединяются в отдельные группы. Например, одна группа норм относится к вопросам гражданства (приобретение гражданства, утрата гражданства, гражданство детей при изменении гражданства родителей и т.д.), другая регулирует положение главы государства (порядок выборов президента, его полномочия, досрочное отрешение от должности и т.д.), третья — личные свободы граждан (неприкосновенность личности, жилища, тайну переписки и т.п.). Такие объединения норм образуют институты конституционного права. Институт конституционного права — это система согласованных норм, регулирующих группу однородных и взаимосвязанных общественных отношений в пределах данной отрасли права. Институты конституционного права в зарубежных странах в общем совпадают с институтами, которые вычленяются в российском конституционном праве: институты экономической системы общества, социальной системы, политической системы, основ духовной жизни общества, правового статуса личности, формы государства, избирательного права, референдума, парламента, главы государства, правительства, основ местного самоуправления и др. Некоторые комплексные институты составляют по существу подотрасли конституционного права (избирательное право, парламентское право и др.). С другой стороны, внутри крупных институтов выделяются другие (например, институт автономии в комплексном институте политико-территориального устройства государства, правового , положения депутата в институте парламента, институт ответственности правительства в институте правительства), которые рассматриваются как пединституты, а последние могут дробиться и дальше.
Названные выше подотрасли и институты существуют не во всех зарубежных странах. В тех странах, где господствует мусульманский фундаментализм, нет выборов и парламента, создание политических партий не разрешается, соответствующих подотраслей нет, а политическая система ограничивается, по существу, государственными органами и особый институт политической системы не складывается или имеет ущербный характер. Однако есть страны, где реально существующая социально-экономическая структура общества не нашла достаточного выражения в нормах конституций, не стала особым институтом конституционного права (например, в султанате Бруней и даже в США). Вместе с тем в конституционном праве зарубежных стран есть такие институты, которых нет в России. Во многих из этих стран они связаны с существованием монархии. Особые институты, связанные с провозглашением господства социалистической собственности, идеей «советов» как единственных полновластных органов, с руководящей ролью коммунистической партии в обществе и государстве, существуют в странах тоталитарного социализма (КНДР, Куба и др.).
Конституционно-правовые отношения и субъекты этих отношений в зарубежных странах. В результате юридических фактов на основе действия норм конституционного права между различными сторонами возникают конституционно-правовые отношения. Объект этих отношений — реальное благо (что-то получить или избежать вредных последствий). Их участники называются субъектами конституционного права. В конституционном праве не используется деление субъектов на физических и юридических лиц, как, например, в гражданском праве. В нем принята своя классификация.
В наиболее обобщенном виде в число субъектов конституционно-правовых отношений обычно включаются;
1) социальные и национальные общности (народ, являющийся источником власти, нации и иные этнические группы, имеющие право на самоопределение, классы в странах тоталитарного социализма и др.);
2) государство и его составные части (например, субъекты федерации в Германии или автономные образования в Китае);
3) основные органы государства (глава государства — Император в Японии, Президент в США, Парламент в Великобритании, Кабинет министров в Индии, Народный защитник в Испании и т.д.);
4) общественные объединения и коллективы граждан публичного характера, т.е. те, которые участвуют в политике, а не занимаются, скажем, извлечением прибыли, как акционерные общества (например, партии, выдвигающие кандидатов на выборах в органы государства, в Бразилии, или группы избирателей (50 тыс. человек) в Швейцарии, обладающие правом народной законодательной инициативы). Эти коллективы могут быть естественно сложившимися (например, городское население в Китае, обладающее преимуществами на выборах в органы государства) и созданными людьми (избирательный блок), временными (политическая демонстрация, порядок проведения которой урегулирован законом) и постоянными (муниципальное образование);
5) депутаты представительных органов, обладающие, например, правом депутатского вопроса к представителям исполнительной власти;
6) органы местного самоуправления и управления (например, советы графств в Великобритании, мэры городов во Франции, утверждаемые по должности в качестве представителей государственной власти в коммунах-общинах);
7) индивиды (граждане, иностранцы, лица без гражданства, лица с множественным гражданством — каждая из этих категорий населения обладает своим объемом конституционных прав).
Система и структура конституционного права. Система действующего конституционного права в каждой стране в основном и главном соответствует системе ее конституции. В США она иная, чем на Кубе, где конституционно закреплена руководящая роль компартии и нет должности единоличного президента, а в республиканской Бразилии отличается от монархической Саудовской Аравии. Во Франции в этой системе есть компоненты, части, элементы (регулирование деятельности Конституционного Совета, президента, органов территориального коллектива и др.), которых нет в Таиланде. Однако в самом общем, наиболее укрупненном виде эта система соответствует тем четырем сторонам взаимосвязей, о которых сказано выше.
Структура конституционного права в зарубежных странах складывается, во-первых, из наиболее общих конституционных принципов (например, народный суверенитет, республиканская форма правления в одних странах, монархическая— в других), во-вторых — из конституционно-правовых институтов (о них — ниже), в-третьих — из норм, являющихся неделимым элементом, «клеточкой» в этой структуре.


§ 2. Наука о конституционном праве зарубежных стран

Развитие знаний о конституционном праве. В отличие от действующего конституционного права наука о нем — это не совокупность норм, а рассуждения, гипотезы, выводы ученых. Это — знания. Хотя источниками научных знаний могут быть (и часто являются) нормативные акты и практика их применения, материально наука представлена не законами и другими правовыми актами, а огромным количеством книг, статей, докладов на многих языках мира. Наука изучает действие конституционного права, реализацию его норм, обнаруживает закономерности его развития, формулирует практические советы с целью совершенствования норм и конституционно-правовых отношений. Она изучает историю науки, теории, их развитие. Наука конституционного права едина. Если ученые не следуют каким-то заранее установленным догмам, подгоняя под них свои взгляды, то даже их ошибочные рассуждения могут быть полезны для научной дискуссии.
Исследование конституционного права зарубежных стран — это изучение определенных сторон мирового опыта. Оно помогает отобрать, усовершенствовать, применить на практике те модели конституционного регулирования, которые оказались эффективными в сходных условиях, и отказаться от институтов, оказавшихся непродуктивными или не соответствующими общечеловеческим ценностям.
Наука конституционного права прошла длительный путь развития. .При своем возникновении она была тесно связана (да и сейчас связана) с философией, социологией, политологией, религиоведением. Ее отпочкование в самостоятельную научную отрасль произошло позже, чем некоторых других юридических наук (например, гражданского, уголовного права), хотя процесс выделения новых юридических дисциплин продолжается и сейчас (например, экологическое право).
Первоначально некоторые идеи конституционного значения (об устройстве общества и государства) были высказаны в дошедших до нас в незначительных отрывках папирусах древнего Египта, клинописях Вавилона, ведах Индии, а более детально — в сочинениях древнегреческих мыслителей (Платона, Аристотеля и др.) и писателей Древнего Рима (Цицерона, Гая и др.), хотя в то время ни самого конституционного права, ни науки о нем еще не было. В Средние века также публиковались работы, содержащие отдельные рассуждения, связанные с проблемами конституционного права (например, сочинения Фомы Аквинского). Сюда можно отнести и произведения некоторых мусульманских юристов, переиздаваемые в наши дни (например, труд аль-Маварди о властных нормах, династическая теория развития общества Ибн Хальдуна).
Становление основных идей конституционного права, зарождение соответствующей науки связано с периодом крушения феодального абсолютизма и деятельностью блестящей плеяды просветителей (главным образом в Великобритании, Франции, США). Представители «третьего сословия» и выразители общенародных интересов Г. Гроций, Дж. Локк, Ш. Л. Монтескье, Ж. Ж. Руссо и другие сформулировали многие положения, которые легли в основу современного конституционного права (о народном суверенитете, разделении властей, естественных и неотчуждаемых правах человека, парламентаризме, ответственном правительстве, местном самоуправлении и др.). Эти идеи нашли воплощение в первых конституционных документах: в Декларации независимости США 1776 г.. Конституции США 1787 г., во французской Декларации прав человека и гражданина 1789 г., в польской Конституции 1791 г.
В XIX в. большое влияние на развитие науки конституционного права оказали труды У. Беджгота, А. Дайси в Великобритании, Ж.П. Эсмена во Франции, В. Лабанда в Германии, У. Уиллоуби в США. В середине XIX в. зародилось также марксистское направление в изучении конституционного права. В те времена и долго после этого это направление носило преимущественно критический и прогностический характер (критика буржуазного государства и права и предсказания о будущем обществе и государстве при грядущем социализме), хотя в работах его основателей и последователей, в частности по конституционным вопросам, правильно анализировались некоторые негативные стороны как авторитарных порядков, так и существовавших в то время буржуазно-демократических режимов. Однако на развитие конституционного права и официальной науки это направление в те времена не оказало сколько-нибудь заметного влияния (оно сказалось позже, в XX в.).
В конце XIX — начале XX в. заметный вклад в развитие конституционного права внесли французы Л. Дюги (концепция солидаризма), М. Ориу (институционализм), итальянцы В. Орландо (министериализм), В. Парето и Г. Моски (теория элит, корпоративизм), американцы Д. Брайс и С. Лоу (теории демократии), немцы Г. Еллинек (юридическая школа), М. Вебер (легитимация власти), хотя некоторые из них были по профессии не юристами, а экономистами, политологами. Сохраняя прежние подходы, многие из названных авторов давали им новое толкование, выступали за ограничение роли парламента и усиление исполнительной власти, формулировали идеи корпоративной демократии, «колониального государства», иногда в их работах содержались зачатки концепции «рационализированного парламентаризма».
В настоящее время известными представителями зарубежной науки конституционного права являются: во Франции — Ф. Ардан, Ж. Бюрдо, М. Дюверже, Б. Шантебу, Д. Лаврофф (занимавшийся, в частности, проблемами развивающихся стран), П. Гонидек (работы о развивающихся странах), Ж. Конак; в Великобритании это У. Брэдли, Д. Макинтош, Д. Маршалл, П. Бромхед, А. Дженнингс (также занимавшийся новыми проблемами развивающихся стран), Е.Д.С. Уэйд; в США - Л. Трайб, Д. Эптер, Ш.Х. Нахмод, С. Хантингтон; в Канаде — Ф. Снайдер; в Италии — Дж. ди Верготти, Дж. Гротинелли; в Германии — К. Хессе, К. Штайн, К. фон Бойме, Ф. Иензее, П. Кирххоф, Т. Маунц, К. Штерн; в Испании — Э. Сан-чес и др. Здесь перечислены, конечно, далеко не все известные ученые, нередко одновременно являвшиеся и конституционалистами, и политологами.
Представляют интерес также исследования, созданные в странах Латинской Америки. Известны труды мексиканского ученого Ф. Тена Рамиреса, аргентинца С.В. Линареса Кинтаны, колумбийца Л.К. Сачика, бразильца К. Мендеса.
Работы по конституционному праву изданы в ряде арабских стран. Среди них произведения ливанца Зухди Йакана, египтян Мухаммеда Камаля Лейлы, Мухсина Халила и Усмана Халила, а также Нимата ас-Сайда (Ирак).
Начиная с середины XX в. в связи с появлением на месте прежних колоний новых государств появляются и местные исследования по конституционному праву этих стран. Особенно много работ было издано в Индии (труды А. Сена, Д. Басу, М. Кагзла, Р. Котхари и др.), в Нигерии опубликовано несколько монографий Б. Нвабуезе, в Уганде — работы Г. Каньейхамбы, в Кении — Г. Гичери, в Кот-д'Ивуаре — Л. Силлы и др.
Много работ по конституционному праву зарубежных стран было опубликовано учеными стран тоталитарного социализма — представителями марксистско-ленинского направления1 [1 Сейчас это направление некоторые стали называть марксистско-энгельсовским, особо выделяя ленинизм, большевизм в том числе, как отступление в теории и на практике от некоторых научных позиций К. Маркса и Ф. Энгельса.]. О принципиальных чертах этого подхода будет сказано ниже. Здесь же отметим лишь, что в России ранние работы подобного рода были написаны В. Н. Дурденевским, Г. С. Гурвичем, И. Д. Левиным, позже — И. П. Трайниным. В дальнейшем исследованиями государственного (конституционного) права зарубежных стран занимались: правом капиталистических, или, как долгое время это называлось, буржуазных, стран — М. А. Крутого-лов, Б. С. Крылов, Н. С. Крылова, В. В. Маклаков, А. А. Мишин, П. И. Савицкий, Б. А. Стародубский, В. А. Туманов, Ю. П. Урьяс, правом зарубежных социалистических стран — Л. Д. Воеводин, Д. Л. Злато-польский, Б. А. Страшун, Б. Н. Топорнин, Н. П. Фарберов и др. Над проблемами конституционного права развивающихся стран плодотворно работали С. Ю. Кашкин, Л. М. Энтин, Ю. А. Юдин. Работы, посвященные конституционному праву зарубежных стран, опубликовали М. В. Баглай, Ю. И. Лейбо, Б. Н. Топорнин и др. Первый учебник, соединивший эти направления (по «государственному праву буржуазных стран и стран, освободившихся от колониальной зависимости»), был подготовлен и издан в 1968 г. учеными Свердловского юридического института (ныне г. Екатеринбург). Выше, разумеется, названы далеко не все авторы, внесшие весомый вклад в разработку конституционно-правовых проблем зарубежных стран.
На труды зарубежных ученых второй половины XX в. (особенно. после Второй мировой войны, когда была продемонстрирована роль СССР в разгроме фашизма, а социалистические идеи, хотя бы внешне, были восприняты в ряде новых государств, возникших в результате крушения колониализма) большое внимание оказал марксизм, в том числе в его ленинской, большевистской интерпретации. С одной стороны, это привело к внедрению в науку некоторых тоталитаристских концепций, с другой — к усилению внимания к социальным аспектам, к расширению и даже изменению объекта конституционного регулирования и предмета изучения. Первое следствие преодолено в большинстве стран после крушения тоталитарных режимов разного рода на рубеже 80—90-х гг. (отдельные подвижки в этом направлении есть даже в науке некоторых сохранившихся стран тоталитарного социализма, например в Китае). Второй результат остается достоянием науки.
Основные направления и школы в современной науке конституционного права. В настоящее время в этой науке существуют два основных направления. Условно их можно назвать радикалистским (от слова «коренной») и либеральным (от слова «свободный»). Радикалистское направление представлено в основном работами ученых-марксистов, произведениями так называемых революционных демократов, отстаивающих социалистическую ориентацию развивающихся стран, и сочинениями левых радикалистов. Авторы, принадлежащие к этому направлению, рассматривают конституционное право с позиций классовой борьбы и нередко — с позиций диктатуры определенного класса или блока классов. Правда, эти классы в понимании различных группировок данного направления неодинаковы. У марксистов-ленинцев это рабочий класс (в настоящее время и здесь вносятся поправки: говорится о диктатуре народной демократии). Революционные демократы отстаивают «совокупную» власть блока трудящихся и тех нетрудящихся, с которыми, по их мнению, можно сотрудничать на этапе коренных демократических преобразований, способных в конечном счете привести к социализму. Левые радикалисты чаще всего фактор революционных изменений видят в некоторых отрядах интеллигенции, а то и в деклассированной группе «передовых борцов». Ученые леворадикалистского направления считают, что служебная роль конституционного права заключается в создании условий (власти, экономики, партийной системы, структуры государства и т.д.) для строительства социализма и коммунизма — теперь о последнем обычно сообщается как о далекой перспективе. Эти авторы говорят о народной, социалистической демократии, но на деле выступают за авторитарные системы управления, за бессменное правление одной (коммунистической) партии, против разделения властей и местного самоуправления, за огосударствление экономики, за преимущества в правах определенных групп населения (рабочего класса, «трудящихся»), за ликвидацию частной собственности, «класса эксплуататоров», в частности путем широкого применения насильственных методов.
Либеральное направление представлено работами ученых самых различных стран и континентов, включая современные постсоциалистические государства. В Азербайджане, Белоруссии, Грузии, Казахстане, Узбекистане и других постсоциалистических государствах эти ученые, кардинально пересмотрев свои взгляды, стали разработчиками новых конституций (в некоторых странах Восточной Европы многие ученые, прежде считавшиеся ведущими, были отстранены от этой работы). В новые конституции постсоциалистических государств, бывших стран социалистической ориентации и других тоталитарных государств в Азии и Африке включены нормы, отражающие общегуманистические ценности человечества, хотя не удалось избежать некоторых авторитарных черт, прежних влияний.
Представители данного направления считают, что конституция, как и конституционное право в целом, является не орудием диктатуры, а выражением социального контракта между различными группами населения, правящими и управляемыми, документом, который должен воплощать в своих нормах общечеловеческие ценности (свободу, демократию, права человека, социальную солидарность, социальную справедливость, социально ориентированную рыночную экономику и др.). Они выступают за правовое, демократическое, социальное, свободное, но эффективное государство, разделение властей, признание местного самоуправления, за ответственность всех должностных лиц и органов государства перед народом и его представителями, за мирные средства разрешения конфликтов, поиски компромиссов и консенсуса, против закрепления в конституции «руководящей и направляющей роли» одной партии в обществе и государстве, за подлинно народный, а не классовый характер государственной власти.
Названные два главных направления отражают лишь полярные взгляды. Между ними есть промежуточные течения, в ряде случаев в исследованиях одного и того же автора соединяются некоторые черты обоих направлений. Кроме того, не все ученые одного и того же направления придерживаются абсолютно одинаковых взглядов по всем, даже принципиальным, вопросам. Существуют разные подходы к объяснению конституционно-правовых явлений, в связи с чем в рамках одного и того же направления возникают различные научные школы — коллективы ученых, использующих сходные методы исследований и дающих в целом аналогичные истолкования их результатов. Приверженность к той или иной научной школе не всегда зависит от места жительства и работы ученого, она определяется содержанием публикаций, научных докладов. Крупные научные школы имеют международный характер, объединяют авторов из различных стран.
Можно назвать четыре основные школы, существующие сегодня в зарубежной науке конституционного права: юридическую, политологическую, теологическую и марксистскую. Промежуточное положение между первой и второй занимает институционализм, тяготеющий больше к политологической школе.
Юридическая школа имела сначала определяющее, а затем значительное влияние до 20-х гг. XX в. Ее сторонники ориентировались главным образом на изучение государства, его органов, прав человека, причем делалось это преимущественно, а то и исключительно лишь с юридических позиций. Они признавали социальный характер государства, но призывали юристов изучать государство, его органы, его деятельность как систему правоотношений. В настоящее время эта школа свое значение утратила, но методы исследования, выработанные ею, продолжают широко использоваться в науке конституционного права.
Политологическая школа одержала окончательную победу в середине XX в. Ее сторонники призывают изучать не столько нормы конституционного права (иногда они даже игнорируют их), сколько реальную роль тех или иных институтов государственности, политических институтов. Не случайно в некоторых франкоязычных странах предмет преподавания теперь называется «Конституционное право и политические институты».
Особое место занимает теологическая школа. Она отличается крайней пестротой взглядов своих приверженцев. Ее правое крыло ничего общего не имеет с либерализмом. Оно смыкается с радикалистским направлением в особой, религиозной интерпретации, но определенная часть ее сторонников, на которую влияние оказали западные идеи, высказывает либеральные взгляды, хотя и прикрывая их религиозной оболочкой. Эта школа представлена главным образом исследованиями мусульманских юристов. Труды ее сторонников пронизаны идеями халифата — справедливого правления, которое существовало, по их утверждениям, при пророке Мухаммеде и сменивших его четырех «праведных» халифах. У сторонников этой школы свой подход к проблеме суверенитета (они считают, что вселенский суверенитет принадлежит Аллаху), к выборам (они часто отрицают полезность этого института, предлагая заменить выборы советом аш-шура — консультативным правлением, т.е. совещанием особо авторитетных лиц при правителе государства), к институту правового статуса личности (по их мнению, равенство должно осуществляться в соответствии с принципами шариата, что предполагает, в частности, неравноправие мужчин и женщин, а главным они считают не права, а правовые и моральные обязанности перед Аллахом и общиной «правоверных»).
О марксистской школе сказано выше при характеристике радикалистского направления.


§ 3. Конституционное право зарубежных стран — учебная дисциплина

Поскольку в зарубежных странах действует множество актов конституционного права и имеется обширнейшая литература, подробное изучение конституционного права всех 200 стран студентами невозможно. В высших юридических учебных заведениях изучаются лишь основы действующего конституционного права зарубежных стран и основы науки о нем, причем речь идет далеко не о всех существующих государствах, даже в порядке упоминаний. Более углубленное изучение тех или иных институтов, а также конституционного права отдельно взятых стран или регионов возможно на основе подготовки курсовых и дипломных работ, участия в специальных семинарах, а также в ходе дальнейшей специализации, в частности, в аспирантуре.
Курс конституционного права зарубежных стран состоит из Общей и Особенной частей. В первой, Общей части изучаются основные институты конституционного права в зарубежных странах в обобщенном и сравнительном плане, во второй, Особенной — основы конституционного права отдельных стран: крупных государств мира, представителей различных правовых систем, некоторых соседей России (страны СНГ).
При исследовании и изучении конституционного права зарубежных стран используются различные общенаучные методы: исторический, логический, анализ и синтез, индукция и дедукция, системный и структурно-функциональный, многофакторный анализ и т.д. Эти методы применяются с юридических позиций. Широко используется метод сравнительного правоведения, включая контрастирующее сравнение, что обусловлено самим предметом изучения: множественностью различных стран с неодинаковыми и даже противоположными конституционными моделями.
Наряду с учебным курсом конституционного права существуют и другие дисциплины, в которых рассматриваются конституционно-правовые отношения. В ряде стран основные вопросы конституционного права изучаются в курсе публичного права, в Германии есть учебная дисциплина государственного права, во Франции, как упоминалось, преподается предмет «Конституционное право и политические институты». В Великобритании конституционное право обычно объединяется с административным. В старших классах школы в некоторых странах преподается дисциплина «Гражданское воспитание», включающая наиболее важные вопросы конституционного права.

Глава 2
КОНСТИТУЦИИ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН


§ 1. Понятие и значение конституции

Понятие конституции. Термин «конституция» (от лат. constitutio — установление, построение) употреблялся еще античными мыслителями. Так назывался один из видов декретов римских императоров. В эпоху феодализма применялась и формулировка «основной закон», которая теперь используется как аналог термина «конституция». Однако ни в античном мире, ни в Средние века современного понятия конституции не было, не существовало тогда и основных законов, которые служили бы юридической базой текущей правотворческой деятельности. Теоретическое обоснование необходимости такого акта, разработка понятия «конституция», принятие первых конституций (США 1787 г. и Франции)1 [1 В 1791 г. была принята также конституция Польши.]
были связаны с борьбой молодой революционной буржуазии, возглавившей широкие слои народа, против феодального строя и феодального права, «права-привилегии» (К. Маркс).
В современной науке конституционного права термин «конституция» употребляется в двух основных значениях: конституция фактическая и конституция юридическая. Фактическая конституция — это реально существующие основы общественно-политического строя, действительное положение личности в той или иной стране. Конституция юридическая — это документ, основной закон (несколько основных законов), принимаемый и изменяемый в особом порядке, имеющий высшую юридическую силу и особый объект, т.е. регулирующий в большем или меньшем объеме основы социально-экономического строя, политической системы, правового статуса личности, духовной жизни общества.
Как синоним термина «фактическая конституция» в зарубежных странах часто употребляется термин «социальная конституция» или конституция в материальном смысле слова, а вместо термина «юридическая конституция» используется понятие «формальная конституция». Впрочем, термин «материальная конституция» употребляется и в другом смысле — как обозначение совокупности правовых актов, регулирующих вопросы конституционного значения, независимо от их названий (это могут быть основные законы, указы монарха, судебные прецеденты и др.). В США часто говорится о «живой конституции». Под этим понимают толкования статей Конституции США Верховным судом за более чем 200-летний период ее действия, учитывающие новые реалии.
В какой-то мере несовпадение норм и фактических отношений есть всегда, например в результате того, что конституция «стареет», что и имеет место в США. Но если возникает противоречие между принципами конституции и фактическим положением, характеризующим основные параметры общественного и государственного строя (например, между нормами о широких правах граждан и условиями тоталитарного строя), конституция становится фиктивной.
Выше сказано о четырех признаках юридической конституции: основной закон, высшая юридическая сила, принятие и изменение в усложненном порядке, особый объект регулирования. Термин «основной закон» означает, что конституция является исходной базой для правотворческой и правоприменительной деятельности, высшая юридическая сила конституции предполагает, что все остальные законы, иные акты, правоприменительная практика должны соответствовать ей, иначе они недействительны. Особый порядок принятия конституции обычно означает принятие конституции специально созываемым для этого учредительным собранием, другим высшим представительным органом (парламентом) квалифицированным большинством голосов (2/3,3/5 и т.д.) всего состава собрания, парламента, референдумом или иными способами, обладающими особой авторитетностью. Квалифицированным большинством голосов осуществляется обычно и внесение поправок и дополнений в конституцию, иногда для этого требуется и референдум. О специфике объекта конституционного регулирования уже говорилось выше.
Структура конституции. Юридическая конституция может представлять собой один документ (это консолидированная, или кодифицированная, конституция). Таково подавляющее большинство конституций стран мира (КНР 1982 г., Султаната Оман 1996 г., Бразилии 1988 г., Финляндии 1999 г. и др.). Однако иногда поправки к конституции в ее текст не вносятся, а прилагаются к ней в определенной нумерации (например, в США). Законодательный акт, составляющий консолидированную конституцию, чаще всего так и называется: «конституция». Но в некоторых случаях применяется другая терминология: «политическая конституция» (Колумбия), «основной закон» (Германия).
В ряде стран конституция представляет собой совокупность законов, принятых в разное время (неконсолидированная, или некодифицированная, конституция). Название каждому из них обычно дается в соответствии с предметом регулирования: Форма правления 1974 г., Акт о престолонаследии 1810 г. с изменениями 1979 г., Акт о свободе печати 1946 г. — в Швеции, законы о Кнессете (парламенте), о земле, об армии, о судоустройстве и другие — в Израиле. Неконсолидированные конституции действуют в Австрии (несколько конституционных актов), в Канаде (около 20 актов с 1774 г.), в своеобразной форме во Франции и других странах.
В редких случаях под конституцией понимается совокупность законов, судебных прецедентов и неписаных конституционных обычаев (Великобритания, Новая Зеландия). Это — комбинированная конституция. Законы, считающиеся частью такой конституции (а в Великобритании, по подсчетам некоторых американских авторов, их более 300), принимаются не в особом порядке (квалифицированным большинством), а обычным способом.
В тех мусульманских странах, где конституций нет, их роль, как отмечалось выше, иногда выполняют религиозные источники, особенно священная книга мусульман — Коран. В некоторых странах Коран является частью «конституционного блока», будучи поставлен над конституцией и остальными его частями (Иран, Саудовская Аравия и др.).
Роль составной части конституции могут выполнять политические декларации о целях и перспективах развития страны, принимаемые путем общегосударственного голосования граждан (например, в прошлом Национальная хартия Алжира 1976 г., Хартия малагасийской социалистической революции 1975 г. и др.). Значение конституционных документов может быть придано прокламациям военных и революционных советов, советов национального спасения и других органов, приходящих к власти в результате военного переворота. Таковы институционные акты, принимавшиеся в Бразилии в течение двух десятилетий после переворота 1964 г., прокламации Временного военного административного совета в Эфиопии в 1974—1987 гг. и др.
Конституции обычно состоят из преамбулы (введения), глав (разделов, частей), статей, которые, в свою очередь, могут делиться на части, пункты, абзацы, обозначенные цифровой или буквенной нумерацией. В редких случаях (например, в Венгрии) вместо статей имеются параграфы. Завершается конституция переходными и заключительными постановлениями, которые предусматривают преемственность государственной власти, порядок создания новых органов. Во многих конституциях есть приложения, содержащие схемы, образцы, различные перечни (например, полномочий федерации и субъектов), текст клятвы президента и др. Неотъемлемой частью конституции являются поправки к ней. Иногда (например, в США, частично в Индии) они не вносятся в текст, а прилагаются к конституции.
Значение конституции. По вопросу о значении конституции в жизни страны существуют разные взгляды. Во время борьбы против королевского абсолютизма в прошлом, а в некоторых странах Востока и теперь идеологи борьбы за демократию, исходя из волюнтаристских концепций, придают конституции решающее значение в установлении общественного и государственного строя страны. С их точки зрения, все зависит от идей, которыми руководствуются создатели конституции: общественный строй будет справедливым, если принять «хорошую» конституцию. Конечно, на бумаге можно написать любой текст конституции. Но если этот текст не будет соответствовать социально-политическим условиям, он останется мертвой буквой. В условиях коммунистических режимов в СССР, Болгарии, Румынии, Чехословакии в конституциях провозглашалась полнота власти высших представительных органов и местных советов, перечислялись обширные права граждан и назывались такие важные гарантии, которых не было в основных законах стран западной демократии. Однако действительность не соответствовала этим положениям.
Для того чтобы конституция действовала, она должна учитывать реальные условия страны, уровень правовой культуры населения и многие другие факторы общественной жизни. В этих условиях конституция — юридическая база развития законодательства, правоприменительной практики, правосознания. Она закрепляет существующий «каркас» общественного и государственного строя, устанавливает основы политического процесса в обществе. Но это не значит, что конституция — лишь простой слепок существующей ситуации. Прогрессивная демократическая конституция (Японии 1946 г., Италии 1947 г., Бразилии 1988 г. и др.) способствует подлинному выражению и учету воли народа, укреплению демократических порядков, осуществлению назревших социально-экономических реформ. Конституции, закреплявшие авторитарные порядки (Румынии 1965 г. в редакции 1974 г., Заира в редакции 1980 г., Эфиопии 1987 г., ЮАР 1983 г. и др.), в конечном счете препятствовали развитию страны, социальному прогрессу и способствовали созданию условий для социального взрыва, что и произошло в Румынии, Эфиопии и других странах. В ЮАР режим апартеида был ликвидирован, конституция 1983 г. заменена в 1994 г. временной демократической конституцией, а затем конституцией 1996 г.


§ 2. Сущность и содержание конституции

Сущность и свойства конституции. Представители разных юридических школ по-разному характеризуют сущность конституции. Школа естественного права видит в ней своего рода общественный договор, нормативисты — высшую, основную норму, институционалисты — статут не только государства, но и корпоративной организации общества в целом, марксизм-ленинизм — продукт классовой борьбы и закрепления ее результатов. Различают сущность конституции как особого юридического акта и ее социальную сущность. Сущность конституции как юридического документа состоит в тех качествах, которые были отмечены выше в определении конституции: в особом ее содержании (объекте регулирования), ее высшей юридической силе, роли конституции как юридической основы текущего законодательства, в повышенной стабильности, что связано с порядком ее принятия и изменения, более сложным по сравнению с обычным законодательным процессом.
Некоторые из этих качеств, характеризующих различные стороны сущности, иногда называют свойствами конституции. Иногда добавляют и другие свойства: более высокая степень обобщенности по сравнению с иными правовыми актами, комплексный характер конституции как правового документа и др. В ряде стран, однако, существуют отступления от этих признаков. Иногда конституции регулируют не только существенные вопросы общественного и государственного строя, но и содержат их детализацию, а иногда, казалось бы, совсем частные положения. Например, приложение 4 к Конституции Канады перечисляет такие активы, относящиеся к общей собственности провинций Онтарио и Квебек: Верхнеканадский строительный фонд; дома для умалишенных; здания суда в городах: Аилмер, Монреаль, Камураска и др. — всего более двух десятков позиций, ст. 86 швейцарской Конституции 1999 г. гласит, что на карбюраторные двигатели должны быть установлены особые налоги, ст. 238 Конституции Бразилии 1988 г. говорит о порядке продажи и перепродажи автомобильного топлива.
В некоторых мусульманских странах (Иран, Катар, Оман, Саудовская Аравия и др.) над конституцией стоит Коран, имеющий более высокую юридическую силу, в других государствах допускается «конституционно нарушающее законодательство» — принятие в чрезвычайных условиях чрезвычайных законов (обычно 2/3 голосов всего состава парламента), которые несовместимы с конституцией, но превалируют над ее положениями (Шри-Ланка, Ямайка и др.). В Великобритании высшая юридическая сила конституции признается, но на деле обычные законы по своей силе не отличаются о тех, которые исследователи относят к конституционным.
Наряду с исключительной стабильностью некоторых конституций (Конституция США действует более 200 лет всего лишь с 27 поправками) основные законы ряда стран Азии, Африки, Латинской Америки подвергаются частым изменениям: после многочисленных военных
переворотов обычно принимаются новые конституции (в Таиланде сменилось полтора десятка конституций с 1930-х гг., в Йемене — более 10 с 1970-х гг., в Венесуэле — около 30, которые, правда, очень похожи друг на друга, и т.д.).
Социальная сущность конституции заключается в том, что основной закон закрепляет соотношение социальных сил и политических группировок в обществе, которые путем борьбы и сотрудничества приходят к соглашению по принципиальным вопросам общественного и государственного строя на базе признания общечеловеческих ценностей (они могут не прийти к соглашению по некоторым вопросам, но обязуются соблюдать основной закон), либо закрепляет господство определенных слоев населения и политических группировок, отрицающих многие такие ценности. Последнее относится обычно к временным документам конституционного значения, принимаемым в результате военных и государственных переворотов, революций, но иногда такие конституции действуют длительное время (например, в странах тоталитарного социализма).
Различное соотношение социально-политических сил обусловливает разную социальную сущность конституции. В Китае ее социальная сущность совсем иная, чем в соседней Японии, в Бразилии — чем в Саудовской Аравии, и т.д. Социальная сущность конституции выражает на юридическом языке применение тех или иных принципиальных подходов при решении кардинальных вопросов общественного и государственного строя, правового статуса личности. Такие подходы могут быть либерально-капиталистическими (США), тоталитарно-социалистическими (Куба), полуфеодально-теократическими (Катар) и др. Вместе с тем конституции, особенно принятые в последние десятилетия, отражают процессы развития современной цивилизации, характеризуемые внедрением в капиталистическое общество элементов социализма (Италия, Португалия и др.), а в социализм — элементов капитализма (Китай и др.). Конституция Венгрии 1949 г., которая после краха тоталитарного социализма действует с радикальными поправками, в новой редакции говорит о государстве, в котором «в равной степени реализуются ценности буржуазной демократии и демократического социализма».
Социальная сущность конституции находит свое выражение в ее качествах политического и идеологического документа. Как политический документ конституция регулирует прежде всего соотношение сил вокруг вопросов государственной власти, политический процесс в обществе, содержит, хотя и в неодинаковой мере, программные положения о путях развития общества.
Как идеологический документ конституция в концентрированном виде отражает господствующую в обществе или принятую его руководящими силами социально-политическую доктрину, определенное мировоззрение. Иногда положения о принятой идеологии непосредственно закреплены в конституции (идеи марксизма-ленинизма и Мао Цзэдуна в Конституции КНР 1982 г., исламских ценностей в прежней Конституции Алжира 1996 г., идеология мобутизма — от собственного имени свергнутого затем президента Мобуту — в прежней Конституции Заира 1980 г., идеи чучхе в Конституции КНДР 1972 г., панча-сила в Конституции Индонезии 1945 г. и др.).
Различая сущность конституции как юридического акта и ее социальную сущность, их не следует противопоставлять. Они выступают в едином, спаянном виде: юридические формулировки приспособлены к выражению социальной сущности, а ее значение как юридического документа в жизни страны связано с характером общественного и государственного строя, закрепляемого ее нормами.
Содержание конституции. Основной закон имеет социальное и юридическое содержание. Социальное содержание конституции — это конкретизация ее социальной сущности. Оно на юридическом языке выражает особенности в применении тех подходов к решению кардинальных вопросов общества, которые относятся к сущности конституции. Социальное содержание богаче сущности, так как отражает необходимое (основы существующего строя, т.е. сущность) и случайное (несущественное, частные, национально-специфические особенности отдельной страны). Конституции Японии и Пакистана одинаковы по своей социальной сущности — это конституции капиталистического общества, но конкретные социальные силы в этих странах, определяющие их развитие, неодинаковы (в первом случае — крупная буржуазия, во втором — блок буржуазии с помещиками). Одинаковы по своей сущности, но различны по социальному содержанию конституции США и Египта, Франции и Пакистана, Бразилии и Канады и т.д.
Правовое, юридическое содержание конституции — это тот юридически значимый материал, из которого она состоит. Это нормы, закрепляющие основы общественного строя (формы собственности, организацию управления экономикой, например плановое или рыночное хозяйство, партийную систему и др.), государственного строя (форму правления, форму устройства государства и др.), основные права граждан (право собственности, право на труд, на свободу слова, неприкосновенность личности и др.). Правовое содержание конституции неодинаково в монархической Бельгии (она регулирует многие отношения, связанные с троном) и республиканской Франции, в демократической Японии и тоталитарной КНДР, в развитой Италии и африканской Ботсване. Различие в правовом содержании находят свое концентрированное выражение в том, что конституционно-правовые институты, существующие в одной страна, отсутствуют в другой.


§ 3. Разработка, принятие и изменение конституции

Разработка проекта конституции. Новая конституция обычно принимается при возникновении нового государства, смене политических режимов (особенно в результате революционных событий), при существенных изменениях в общественном строе, если текст старой конституции нельзя привести в соответствие с ними путем принятия поправок. Во многих развивающихся, да и не только развивающихся, странах принятие новых (особенно временных) конституций было связано с военными и государственными переворотами, с приходом к власти новой группы лиц, что не изменяло существенно общественный строй, а иногда и политическую систему, с субъективными, а иногда и волюнтаристскими факторами (например, в Африке). Поэтому в некоторых странах конституции заменялись новыми в среднем через пять — семь лет, а то и чаще (Алжир, Венесуэла, Гана, Йемен, Таиланд и др.).
Существуют различные способы подготовки проекта конституции. В редких случаях проект от начала до конца создается специально образованным учредительным собранием (конституционным собранием, народным собранием и т.д.) или действующим парламентом. В этих случаях ведущую роль обычно играет конституционный комитет (комиссия), который создается представительным органом и фактически разрабатывает проект. Во многих странах роль учредительного собрания или парламента в подготовке проекта и в ходе его обсуждения на пленарных заседаниях бывает весьма значительной. Так было при разработке конституций Италии 1947 г., Индии 1949 г., Бразилии 1988 г., Болгарии 1991 г. и др. Иногда парламент принимает специальный закон о порядке подготовки проекта. Так было во Франции, Польше. Нередко процесс подготовки проекта длится долго: на Украине (при подготовке проекта Конституции 1996 г.) и в Польше (при подготовке Конституции 1997 г.) он занял в первом случае пять, во втором — семь лет.
В некоторых странах конституционные комиссии для разработки проекта основного закона создавались не представительными органами, а президентами или правительствами. Такими комиссиями были разработаны проекты конституций Франции 1958 г. (вынесенный затем на референдум, минуя парламент), Греции 1975 г. В ФРГ проект конституции 1949 г, был подготовлен Парламентским советом (основную работу провели профессора по конституционному праву), состоявшим из представителей региональных парламентов (ландтагов) земель, и утвержден командованием оккупационных войск, остававшихся в Германии после разгрома фашизма. В Алжире проект
конституции 1989 г. подготовила группа советников при президенте, и он также был вынесен на референдум (эта конституция заменена другой в 1996 г., а последняя тоже заменена). После военных переворотов проекты новых конституций разрабатываются или их основные положения формулируются обычно военными правительствами (например, конституции Турции 1982 г., Нигерии 1989 г.), но проект Конституции Фиджи 1990 г. после такого переворота подготовила в основном группа племенных вождей.
При предоставлении независимости колониям проекты конституций новых государств разрабатывались министерствами колоний (например, Великобританией для Нигерии в 1964г.; впоследствии уже учредительными, хотя и своеобразно сформированными, собраниями в Нигерии были приняты другие конституции), местными властями с участием советников метрополии (например, конституция Мадагаскара 1960 г.), в ходе переговоров на заседаниях «круглых столов», в которых участвовали представители колониальной державы и деятели национально-освободительного движения (Зимбабве, 1979 г.).
При переходе от тоталитарного к либеральному, полудемократическому, демократическому режимам конституции или их принципиальные положения (включая новую редакцию) разрабатывались на общенациональных конференциях представителей различных партий и различных сил общества, на заседаниях гражданских комитетов, «круглых столов» и т.д. В них участвовали и представители партий (коммунистических, революционно-демократических, пробуржуазно-авторитарных), утрачивающих господствующую роль, лидеры уходящих режимов (Венгрия, Чехия, Конго, Замбия и др.).
В странах тоталитарного социализма и государствах социалистической ориентации, а иногда и в других государствах с однопартийными системами подготовка проекта имеет свои особенности. Во-первых» она начинается по инициативе центрального органа правящей (как правило, единственной) партии, который создает комиссию (она утверждается парламентом, а иногда действует и без такого утверждения), устанавливает основные принципы будущей конституции, обсуждает проект и принимает решение о его представлении парламенту или на референдум. Так разрабатывались конституции практически всех стран тоталитарного социализма (Кубы 1976 г., КНР 1982 г., Вьетнама 1992 г. и др.), государств социалистической ориентации в прошлом (Бенина 1977 г., Эфиопии 1987 г. и др.).
Во-вторых, проект, подготовленный комиссией и одобренный высшим партийным органом, выносится на общегосударственное обсуждение с активным участием в нем массовых организаций. Обычно проводится множество собраний, иногда предлагаются тысячи поправок и дополнений. Практические результаты такого обсуждения, как правило, бывают не очень значительными (хотя в проекты прежних конституций Бенина 1977 г., Вьетнама 1980 г., Эфиопии 1987 г. и других стран вносились существенные поправки), а само обсуждение в ряде случаев приобретает характер парадного одобрения проекта (во всяком случае, его основных положений). Тем не менее эта стадия конституционного правотворчества имеет важное значение для политической активизации населения, служит формой его партиципации — участия в управлении страной.
В некоторых государствах капиталистической ориентации также предпринимались меры для того, чтобы ознакомить население с проектами конституций и учесть его мнение (Папуа — Новая Гвинея 1975 г., Либерия 1984г. и др.). Однако круг лиц, принимавших участие в обсуждении, как правило, ограничивался элитой общества. К тому же согласно постановлениям органов, выносивших проект на обсуждение, иногда оно могло касаться только деталей, а не основных принципов (Шри-Ланка 1972 г.). Иногда для обсуждения проекта или его основных положений созывались массовые собрания представителей различных слоев населения (Ассамблея народов Казахстана в 1995 г. и др.), заключались пакты и соглашения между различными политическими силами по поводу основных положений проекта (Ливан, Испания и др.).
Иногда наряду с официальными правительственными проектами те или иные партии, группы политических деятелей, ученых разрабатывали и представляли свои альтернативные проекты конституции. В редких случаях они выносились на референдум наряду с официальными (Болгария, Белоруссия).
Принятие конституции. Од ним из наиболее демократичных способов принятия конституции считается принятие ее специально избранным для этой цели учредительным собранием. В отличие от парламента это обычно орган однопалатный (в Бразилии он был двухпалатным), и после принятия конституции он нередко распускается, уступая место парламенту, избранному на основе новой конституции, но иногда продолжает свою деятельность в качестве обычного парламента. Учредительным собранием (с разными названиями) приняты конституции Италии 1947 г., Намибии 1990 г., Болгарии 1991 г. и др.
Учредительное собрание не всегда формируется только путем выборов. В Нигерии в 1978 г., в Гане в 1979 г., в Турции в 1982 г. оно частично избиралось на корпоративной основе из представителей различных групп населения, а частично назначалось военными властями. Такие учредительные собрания обычно играют роль консультативных (в Турции в 1982 г., в Нигерии в 1978 г. они так и назывались консультативными), поскольку их решения утверждаются уходящими при переходе к гражданскому правлению военными властями. Консультативное учредительное собрание приняло Конституцию Кувейта 1962 г., утвержденную королем (эмиром).
Некоторые конституции приняты парламентами, иногда провозглашавшими себя для этой цели учредительными собраниями (в Шри-Ланке 1972 г., Папуа—Новой Гвинее 1975 г., Танзании 1977 г., Нидерландах 1983 г., Бразилии 1988 г., Замбии 1992 г.). Парламентами без переименования их в учредительные собрания приняты конституции Китая 1982 г., Мозамбика 1990 г., Вьетнама 1992 г., Грузии 1995 г., Украины 1996 г., Финляндии 1999г. В отдельных странах конституции приняты надпарламентскими органами, составной частью которых иногда были, а иногда и не были парламенты (например, Народным консультативным конгрессом в Индонезии в 1945 г., Великой джиргой в Афганистане в 1987г., Великим народным хуралом в Монголии в 1992 г.).
Конституции нередко принимаются путем референдума — общегосударственного голосования избирателей (Франция 1958 г., Египет 1971 г., Сирия 1973 г., Филиппины 1986 г., Йемен 1991 г., Алжир 1996 г., Белоруссия 1996г., Швейцария 1999 г. и др.). Референдум—демократический институт, но на нем избиратель может лишь ответить «да» или «нет» на вопрос, одобряет ли он конституцию; предложить же какие-то поправки он не может. Однако без предварительного обсуждения проекта населением или хотя бы в парламенте гражданину очень нелегко разобраться в таком сложном документе, как конституция. В ряде случаев путем референдума принимались реакционные конституции (в Греции, колониальной Родезии и др.). Иногда на референдум выносятся конституции, подвергавшиеся предварительному обсуждению в представительных органах, уже принятые парламентами или учредительными собраниями (Греция в 1975 г., Испания в 1978 г., Польша в 1997 г., Венесуэла в 1999 г.), а иногда конституции, уже принятые референдумом, затем утверждаются избранными на основе этих конституций парламентами (Бирма в 1974г., Эфиопия в 1987г.). Этот комбинированный способ (высший представительный орган плюс референдум) получает все более широкое распространение.
В некоторых странах конституции, особенно временные, были приняты фактически военными властями, провозгласившими переход таким путем к гражданскому правлению. Военные советы в качестве последней инстанции утвердили принятые консультативными учредительными собраниями конституции, иногда внося в них существенные поправки (Турция в 1982г., Нигерия в 1989г.). В отдельных странах социалистической ориентации, где революционно-демократические (единственные) партии осуществляли важные государственные функции, первые конституции непосредственно принимались высшими партийными органами — съездами (Конго в 1973 г.) или исполнительными комитетами партий (Ангола и Мозамбика 1975 г.). В настоящее время и в Конго, и в других странах эти конституции заменены. Во время крушения тоталитарных режимов в некоторых африканских странах новые конституции принимались на общенациональных конференциях представителей различных политических сил и групп населения. Конституции Боснии и Герцеговины 1995 г. и ее двух составных частей — мусульманско-хорватской федерации и Республики Сербской были приняты в результате соглашения трех враждовавших сторон на встрече их представителей на американской военной базе в Дейтоне (США), куда они были приглашены после ракетных ударов НАТО с угрозой их повторения, если стороны не договорятся. Роль национальных конференций, «круглых столов», ассамблей народа и т.д. все чаще свидетельствует об элементах договорного принятия конституций в кризисных ситуациях, хотя добровольность таких соглашений нередко весьма своеобразна.
Наконец, в ряде монархических государств происходило октроирование конституций: они даровались «хорошим» монархом своему «верному народу» (Иордания в 1952 г., Непал в 1962 г., Свазиленд в 1978 г., Саудовская Аравия в 1992 г.1 [1 В Саудовской Аравии — Основной низам о власти 1992 г.]
, Оман в 1996 г. и др.). В некоторых странах советом монархов-эмиров (ОАЭ), президентами (Египет), военными советами (Ирак) октроировались лишь временные конституции (в ОАЭ затем, в 1996 г., постоянная). В ходе крушения колониальных империй октроирование приобрело иную форму: метрополия (обычно после конференций «круглого стола») даровала конституцию своим прежним колониям, объявляя их независимыми государствами. В Великобритании это делалось в форме «приказа в совете» (акт монарха в Тайном совете, который состоит приблизительно из 300 человек — членов правительства, духовных иерархов, знати, высокопоставленных лиц, но для принятия его постановлений достаточно присутствия трех человек). «Приказ в совете» затем подтверждался британским Парламентом, а позже конституция еще раз принималась созданным парламентом нового государства). Таким образом было принято более 30 конституций для британских колоний, получивших независимость (большинство этих актов ныне заменены). Октроирование почти всегда было не добровольным, а вынужденным актом. Своеобразным способом принятия по существу новой конституции является принятие основного закона в новой редакции (конституция Нидерландов 1815г.—в 1983 г., Аргентины 1853г. —в 1994г. и др.). В Венгрии до сих пор считается действующей социалистическая конституция 1949 г., хотя ее содержание совершенно изменено.
Принятая конституция в отличие от других законов не подлежит обязательной подписи главы государства, и, следовательно, он не может в данном случае использовать право вето (лат. — запрещаю).
Изменение конституции. Для внесения поправок в текст уже действующей конституции созыва учредительного собрания обычно не требуется но в некоторых странах, например в Болгарии, для изменения «укрепленных» статей конституции (нормы о территории государства, государственном строе и др.) это необходимо. Поправки вносятся по решению парламента или на основании итогов референдума, однако принятие таких решений связано со специальными требованиями. Прежде всего само предложение о внесении поправок требует соблюдения определенных условий. Если проект обычного закона в ряде стран может внести один член парламента, то проект об изменении конституции вносится только главой государства, правительством, определенной группой депутатов (в Турции — 1/3 всего состава парламента, в Болгарии — 1/4), субъектами федерации (в Бразилии — половиной штатов) и т.д.
Как правило, поправка должна быть принята не простым, а квалифицированным большинством в каждой палате парламента (2/3 общего числа голосов в Австрии, Нидерландах и др., 3/5 — в Греции, Испании при частичных поправках, 3/4 — в Болгарии) или (что реже) на совместном заседании палат (3/5 голосов во Франции, 4/5 — в Казахстане, после чего президент выносит поправку на референдум (с 1998 г.)1 [1 Правда, квалифицированное большинство может требоваться и в других случаях, например 2/3 в Италии при принятии закона об амнистии, 3/5 при избрании членов Конституционного суда в Испании.]. Такое решение не всегда является окончательным. Часто необходимо, чтобы оно было принято парламентом (каждой палатой в Италии) дважды с определенным интервалом (в Греции — не менее месяца, в Италии — три месяца). В некоторых странах второй вотум (голосование) должен иметь место только после избрания нового состава парламента (Бельгия, Финляндия). Иногда принятие поправки парламентом бывает предварительным и на другой сессии — окончательным, особо повышенным квалифицированным большинством (Украина и др.).
После того как парламент принял поправку к конституции, в некоторых федерациях его решение должно быть утверждено (ратифицировано) определенным большинством субъектов федерации (в США — 3/4). В Дании, Египте, Швейцарии, некоторых других странах оно утверждается референдумом. Во Франции указанные 3/5 голосов конгресса (совместного заседания палат) — это тоже утверждение ранее принятых решений палат.
Почти всегда в новые конституции включаются нормы, запрещающие пересматривать некоторые положения (в ряде стран — республиканскую форму правления, в Португалии — право на демократическую оппозицию, в Германии — принципы правового, демократического и федеративного государства, в Мавритании — принципы многопартийности). В некоторых странах (Греция, Румыния) неизменными объявлены целые разделы конституции. Нередко запрещается изменение конституции в период чрезвычайного положения (например, в Испании), иногда — в течение определенного срока после ее принятия (в Бразилии, Греции, Португалии — 5 лет). В иных же странах в конституциях, согласно установленным ими правилам, некоторые положения могут изменяться упрощенным образом, без квалифицированного большинства (Индия и др.).
В большинстве случаев конституционные поправки не подлежат вето главы государства (его требованию вторично рассмотреть закон) и должны быть опубликованы, но в некоторых странах вето главы государства распространяется и на законы о поправках (Индия, Нидерланды, Пакистан), хотя на практике не применяется.
При военных переворотах нередко используется чрезвычайный порядок изменения и отмены конституции: военные советы отменяют или приостанавливают ее некоторые главы или статьи, а порой и весь текст. Как правило, впоследствии приостановленная конституция не возобновляется, военные при переходе к гражданскому правлению разрабатывают новый основной закон.


§ 4. Виды конституций

Классификация конституций по социальным признакам. Марксистско-ленинское направление в правоведении обычно различает конституции буржуазного и социалистического типов, а также конституции, переходные к буржуазному типу (в странах капиталистической ориентации) и переходные к социалистическому типу (в революционно-демократических государствах, в том числе в странах социалистической ориентации). В основу такой классификации положены прежде всего социальные признаки: характер закрепляемого основным законом общественного строя и природа политической власти (иногда учитываются и другие моменты, например организация государственной власти на основе принципа полновластия советов в социалистических странах).
Такая классификация отражает (правда, далеко не полностью) существующие реалии, хотя термин «буржуазные» по отношению ко многим современным западным конституциям неудачен. Как уже отмечалось, ситуация в современном мире гораздо сложнее, идут процессы сближения различных правовых систем. С другой стороны, в некоторых государствах (например, в Лесото, Омане, Заире) действуют (или действовали) такие конституции, которые еще далеки от буржуазных и тем более от буржуазно-демократических моделей. Поэтому с точки зрения социальной сущности нередко различаются: полуфеодально-теократические конституции (например, конституции Брунея, Катара, Саудовской Аравии), конституции развитого капиталистического общества (США, Франция, Япония), конституции тоталитарного социализма (КНДР, Куба) и постсоциалистические конституции (Румыния, Украина). Социальное содержание находит свое выражение в существовании демократических, авторитарных и тоталитарных конституций. Есть и другие классификации: либеральные, этатистские и смешанные конституции. Эта классификация в какой-то мере смыкается с предыдущей: конституции демократических стран в своем большинстве либеральные, тоталитарных стран — этатистские (от франц. слова «государство»), характеризующиеся гипертрофированной ролью государства. В условиях переходных периодов нередки этатистски-либеральные конституции с элементами авторитаризма. Открыто авторитарные конституции в наше время встречаются крайне редко, обычно реальный авторитаризм бывает прикрыт демагогическими лозунгами. Сказанное относится и к тоталитарным конституциям, хотя в данном случае антидемократизм выражен наиболее отчетливо. На базе происходящего сближения правовых систем складывается модель конституции современной цивилизации, которая в то же время учитывает особенности различных стран.
Классификация конституций по юридическим признакам. Выше уже говорилось о делении конституций с точки зрения их структуры на консолидированные, неконсолидированные и комбинированные. По юридическому содержанию различают инструментальные и социальные конституции. Первые регулируют лишь структуру государства, его органы, порядок осуществления государственной власти, права человека и не содержат или почти не содержат социальных положений. В настоящее время это либо единичные старые конституции, принятые столетия назад, либо конституции в некоторых развивающихся странах. Современные конституции — конституции социальные.
В зависимости от формы различаются два вида конституций: писаные и неписаные. Писаная конституция — это особый законодательный акт или несколько нередко разновременных актов (например, в Израиле, Швеции), которые официально провозглашены основными законами данной страны. Неписаная конституция — это совокупность различных законов, судебных прецедентов и обычаев (конвенциональных норм); из-за последних такая конституция и называется неписаной. Эти акты и нормы в своей совокупности закрепляют в какой-то мере основы существующего строя, но формально не провозглашены в качестве основных законов (Великобритания, Новая Зеландия).
Указанное различие в значительной мере условно, так как в настоящее время нет таких конституций, которые были бы целиком неписаными (даже Великобритания, которая считается классической страной неписаной конституции, имеет в ее составе множество писаных актов). Поэтому указанное выше различие писаной и неписаной конституции часто заменяют различиями формальной конституции (конституционный акт) и материальной конституции (совокупность норм, регулирующих вопросы конституционного значения).
По порядку издания конституции зарубежных стран подразделяются на: октроированные (дарованные); принятые представительным органом (учредительным собранием, парламентом); одобренные на референдуме.
По способу изменения различаются «гибкие» и «жесткие» конституции. «Гибкими» называют те из них, которые изменяются в том же порядке, что и другие законы (такова, например, неписаная конституция Великобритании). Для внесения изменений в «жесткие» конституции требуются особые условия, указанные выше (квалифицированное большинство голосов, двойной вотум (голосование), утверждение на референдуме и др.). В настоящее время наблюдается тенденция появления все большего числа «смешанных» по порядку изменения конституций: одни их статьи не подлежат изменению вообще, другие изменяются в усложненном порядке, третьи — в упрощенном. Внести поправку в «жесткую» конституцию, естественно, труднее, чем в «гибкую», но если текст конституционного документа остается без изменений в течение длительного времени, то это еще не значит, что неизменной остается также и фактическая конституция страны. Фактическая конституция изменяется каждый раз, когда в стране изменяется соотношение сил, но в тексте конституционного документа такие изменения отражаются далеко не всегда.
В зависимости от периода действия конституции бывают постоянными и временными. Разумеется, отнесение той или иной конституции к первой группе отнюдь не означает ее вечного действия: вечных конституций не было и нет (более двух веков действует Конституция США, более века — Бельгии, Норвегии). Нередки случаи, когда принятые и официально названные постоянными конституции вскоре отменялись и заменялись новыми, более прогрессивными или, напротив, реакционными. Постоянная конституция — это такая, в которой не устанавливается заранее каких-либо хронологических границ ее действия или не предусматривается событий, при которых она должна быть заменена. Временная же конституция ограничивает срок своего действия или устанавливает условия, при наступлении которых она заменяется постоянной конституцией (например. Конституционная декларация Йеменской Арабской Республики 1974 г., временные конституции Ирака 1970 г., ОАЭ 1971 г., Судана 1985 г., Таиланда 1991 г., ЮАР 1994 г. и др.). Временные конституции принимаются без созыва учредительного собрания и на референдум не выносятся. Обычно они провозглашаются главой государства (так часто было в Египте, такова была временная конституция Таиланда 1991 г.) или новым руководством страны после очередного переворота (Судан в 1985 г.). Многие из названных выше временных конституций уже заменены другими, но, например, в Ираке временная конституция действует уже три десятилетия. В ОАЭ в 1996 г. временная конституция заменена на постоянную, хотя ее текст изменился незначительно.
С точки зрения целеполагания различают конституции программного характера и констатирующие. Программными обычно являются все социалистические конституции, определяющие цели строительства социализма и коммунизма (например, в Китае, как объясняют его руководители, цель строительства социализма, поставленная в конституции, потребует для своего осуществления приблизительно 100 лет). Констатирующие конституции не содержат программных положений о преобразовании общества (например, Конституция США). Однако большая часть норм программных конституций — констатирующие, а в констатирующих конституциях почти всегда содержатся элементы программы, целевые установки (например, в преамбулах, введениях). С точки зрения территориальных масштабов действия и форм государственности различают конституции федеративных государств, унитарных государств, субъектов федерации. В редких случаях конституции имеются в автономиях политического характера (например, Автономная Республика Крым в Украине).
Тенденция развития зарубежных конституций. Общемировой процесс развития конституций прошел три этапа и сейчас находится на четвертом. На разных этапах их социальное и юридическое содержание изменялось. Первый этап длился от возникновения современных Конституций в XVIII в. до Первой мировой войны и образования государств тоталитарного социализма. Конституционный процесс на этом этапе охватывал в основном Европу, Северную и Южную Америку (исключение составляли африканская Либерия, Южная Африка и Австралия). Объем конституционного регулирования был узким, он ограничивался преимущественно личными и некоторыми политическими правами граждан, а также вопросами организации и деятельности органов государственной власти. На втором этапе — между двумя мировыми войнами — конституционное регулирование распространилось на некоторые вновь образованные государства Восточной Европы, единичные страны Азии и Африки (в Африке это были преимущественно так называемые «колониальные конституции»). В связи с возросшей экономической и социальной ролью государства такое регулирование затронуло (и в старых, и в новых государствах) новые области общественных отношений, а в появившихся конституциях стран тоталитарного социализма оно приобрело почти всеобъемлющий характер, охватив сферу социально-экономических прав, идеологии, создание тоталитарной политической системы. На третьем этапе — после Второй мировой войны до рубежа 80—90-х гг. — конституционный процесс приобрел глобальный характер, распространившись на Азию, Африку, Океанию, поскольку в результате ликвидации колониальной зависимости возникло более 100 новых государств. Первые конституции, хотя и часто отменяемые монархами, появились в странах мусульманского фундаментализма (Бахрейн, Кувейт и др.). На этом этапе в разных группах государств действовали четыре модели конституции:
либеральные конституции прошлого (США, Бельгии и др.), социально-либеральные конституции «второй волны» (Японии 1946 г., Италии 1947 г. и др.), этатистские конституции в странах тоталитарного социализма и ряде государств Азии и Африки как социалистической, так и капиталистической ориентации и либерально-этатистские конституции во многих развивающихся странах (включая Латинскую Америку). Под влиянием ранних социалистических конституций, массового демократического движения во многих основных законах капиталистических стран был существенно расширен объект конституционного регулирования: в них были включены социально-экономические положения, нормы о роли партий, принципы внешней политики, отчасти положения об общественных объединениях. Конституции тоталитарного социализма отрицали разделение властей и закрепляли принцип единства государственной власти в его специфическом понимании («Вся власть Советам!»), провозглашали руководящую роль марксистско-ленинской партии в обществе и государстве, преимущества в правах для «трудящихся», обязательную идеологию. Основные законы тоталитарных стран социалистической ориентации открыто закрепляли вождизм и предписывали однопартийность. Они во многом копировали социалистическую конституционную модель, часто ухудшая ее (впрочем, они включали некоторые либеральные положения). Конституции государств капиталистической ориентации тяготели к западной модели, заимствуя вместе с тем отдельные положения основных законов тоталитарных социалистических государств (по национальному вопросу, о планировании, борьбе с эксплуатацией и др.). На этом этапе во многих странах особенно четко выявилось противоречие между юридической и фактической конституцией, многие позитивные нормы конституций нередко носили лишь декларативный характер (особенно в социалистических и развивающихся странах).
Четвертый этап, начавшийся в конце 80 — начале 90-х гг., характеризуется крушением тоталитарных режимов в Европе, Азии, Африке. С конца 80-х гг. до 2000 г. принято более 100 новых конституций, в том числе в наиболее консервативных мусульманских странах (Саудовская Аравия в 1992 г., Оман в 1996 г.). Они отразили изменение ситуации и конституционных приоритетов, возрастание значения общечеловеческих ценностей (в какой-то мере это относится и к новым конституциям сохранившихся социалистических стран, к поправкам к ним), разрыв с тоталитаризмом, сближение различных правовых систем при более точном учете собственного опыта.
На этом этапе возникло новое явление: постсоциалистические конституции, принципиально отринувшие тоталитарное «старое», но на деле сохраняющие кое-что из него наряду с доминирующим «новым».


§ 5. Институт конституционного контроля

Понятие и значение конституционного контроля. Реализация конституции осуществляется путем издания законов, актов исполнительной власти, принятия судебных решений, деятельности государственных органов, общественных объединений, граждан, путем самых различных проявлений жизнедеятельности общества. Вся эта деятельность, если она может быть урегулирована и регулируется правом, должна соответствовать конституции. Юридическое верховенство (высшая юридическая сила) конституции предполагает ее защиту и контроль за ее соблюдением. Прежде всего, возможны непосредственные способы защиты конституции. Например, народ в целом и каждый гражданин в соответствии с конституциями Ганы, Германии, Словакии вправе воспрепятствовать посягательствам на демократический конституционный строй. Существует ответственность должностных лиц за нарушение конституции (рассматриваемые ниже импичмент, предание высших должностных лиц особому суду), возможны репрессивные меры с целью пресечения нарушений конституции (запрещение по суду деятельности политических партий, подрывающих конституционный строй, введение чрезвычайного положения). Есть неспециализированный конституционный контроль, который осуществляют те или иные рассматриваемые ниже органы наряду с выполнением ими других главных задач (например, президент как гарант конституции или уполномоченный парламента — омбудсман по правам человека). Однако особую роль играют специализированные органы конституционного контроля (например, конституционные суды).
В ходе конституционного контроля (его органы и процедуры рассматриваются ниже) осуществляется не только защита конституционных норм, но и их развитие в соответствии с изменяющейся обстановкой. Наиболее яркий пример этого — США, где действующая сегодня Конституция 1787 г. была принята в совершенно иных социально-экономических и политических условиях. Почти за два столетия существования конституционного контроля (с 1803 г.) суды, и прежде всего Верховный суд США, своими толкованиями создали практически новую, «живую» конституцию. Новые нормы конституционного права создаются органами конституционного надзора и в других странах (Индия, Италия, Канада, Франция и т.д.).
С другой стороны, конституционный контроль не всегда оберегает конституцию от нарушающего ее законодательства. Особенно это относится к странам, где осуществляется только последующий контроль (после вступления правового акта в законную силу): неконституционные нормативные акты (особенно акты органов исполнительной власти, в частности принимаемые в порядке делегированного законодательства) действуют иногда десятилетиями, прежде чем возникает вопрос об их конституционности.
Наконец, в практике самих органов конституционного контроля бывают случаи, когда в принятых ими решениях неверно истолковываются положения конституций. Косвенно об этом свидетельствуют особые мнения членов конституционных судов, довольно частое принятие решений при минимальном перевесе голосов (например, 5:4 в США).
Тем не менее институт конституционного контроля — важнейший демократический институт. Его правильное функционирование обеспечивает соблюдение основного закона, поддерживает необходимую стабильность.
Органы, осуществляющие неспециализированный конституционный контроль (надзор). В социалистических странах функции конституционного контроля (надзора), особенно за конституционностью принимаемых законов, возложены на сам парламент, а также на его постоянно действующий орган (президиум высшего представительного органа, государственный совет, постоянный комитет и др.). Иногда для этой цели при парламенте создавался специальный орган (постоянная конституционная комиссия), включавший наряду с депутатами несколько специалистов по конституционному праву (такой порядок существовал раньше в Румынии, в не существующей ныне Германской Демократической Республике), но решения этого органа имели только рекомендательный характер. В настоящее время в социалистических странах нет специальных органов конституционного контроля. Считается, что их не должно быть, так как наличие таких органов нарушало бы верховенство парламента. Специальных органов конституционного контроля нет и в Великобритании, где впервые была сформулирована концепция верховенства парламента, нет в Нидерландах.
В ряде стран некоторые функции конституционного надзора выполняет президент, который в соответствии с основным законом является гарантом конституции (Румыния, Украина, Франция и др.). Практически это выражается, в частности, в том, что президент после принятия закона парламентом и до его промульгации (подписания президентом и опубликования) вправе использовать вето (не подписать закон, в результате чего он не вступает в силу) или обратиться в специальный орган конституционного контроля с вопросом о конституционности данного акта.
Надзор за соблюдением конституции осуществляют в странах тоталитарного социализма прокуратура, по отдельным вопросам (права человека, охрана окружающей среды, равноправие языков и др.) — уполномоченные парламента (омбудсманы). При регистрации уставов общественных объединений регистратор (обычно министерство юстиции) проверяет их соответствие конституции.
Специализированные органы конституционного контроля. Нередко считается, что неспециализированные органы, названные выше, осуществляют конституционный надзор (в соответствующем объеме), а конституционный контроль осуществляется специализированными для этой цели органами. Особое значение имеет судебный и квазисудебный конституционный контроль. В большинстве стран англосаксонской системы права (Австралия, Индия, Канада, США и др.) эту функцию выполняют суды общей юрисдикции (общие суды), т.е. те суды, основная цель которых состоит в рассмотрении гражданских и уголовных дел. В одних странах эти функции могут осуществляться всеми общими судами, а окончательное решение принимает высшая судебная инстанция (Скандинавские государства, США, Филиппины, Япония), в других — только высшими судами (Гана, Шри-Ланка, Эстония), а в федерациях — также высшими судами субъектов федерации — штатов и др. (Канада, Малайзия), хотя и в последнем случае окончательное решение принимает верховный суд государства.
В ряде стран функции конституционного контроля (надзора) вверены специальному органу — конституционному суду (Германия, Италия и др.). Обычно он формируется при участии разных ветвей власти (законодательной — парламента, исполнительной — президента), а также судейского корпуса (высшего совета магистратуры или аналогичных органов судебного руководства), а иногда — только парламентом (Германия, Югославия). В его составе часто есть не только профессиональные судьи с большим стажем судебной или адвокатской практики, но и профессора права, политики, бывшие государственные служащие. Они обычно назначаются (избираются) не пожизненно, а на один, однако довольно длительный срок (но не более 12 лет), реже — на два срока (Венгрия, Сирия) с ротацией (частичным обновлением состава суда), например, в Испании он обновляется на 1/3 через три года. Иногда конституционный суд делится на палаты (обычно две) с равными полномочиями (Германия), в других странах он может действовать только как единая коллегия (Испания). В некоторых странах функции конституционного суда выполняет специализированная палата конституционных гарантий, конституционного правосудия, конституционная контрольная палата, действующая отдельно или в составе верховного суда (Колумбия, Перу, Эстония и др.). В субъектах некоторых федераций (Германия) есть свои конституционные суды, действующие на постоянной или чаще — временной основе.
В Казахстане, Марокко, Сенегале, Тунисе, Франции создаются конституционные советы; иногда они называются конституционными судами или высшими конституционными судами, хотя на деле это, скорее, квазисудебные органы: они часто состоят не из судей, а из советников и при рассмотрении дела судебная процедура используется только частично. Конституционные советы формируются, как правило, без участия судейского корпуса. В некоторых странах они назначаются президентами, во Франции президент назначает треть состава совета и по трети — председатели обеих палат парламента. В Эфиопии аналогичный орган называется Советом конституционных расследований.
В некоторых мусульманских странах создаются конституционно-религиозные советы. В Иране конституционный контроль осуществляет своеобразный орган — наблюдательный совет («совет стражей»), состоящий из 12 человек: шести богословов, назначенных руководителем государства (высшим духовным лицом), и шести юристов, предложенных парламентом. Наблюдательный совет следит за соответствием законов не столько Конституции 1979 г., сколько Корану. Под предлогом противоречия Корану в 1982 г. он отклонил законы об аграрной реформе и монополии внешней торговли, в 1987 г. — закон о труде. Однако считается, что последнее слово все же принадлежит парламенту. Для преодоления конфликтов между парламентом и наблюдательным советом создан специальный согласительный орган.
В Пакистане наряду с Верховным судом, который осуществляет конституционный контроль, есть еще два органа: исламский совет (рассматривает соответствие законов Корану и сунне в качестве консультативного органа для парламента) и Федеральный шариатский суд (он рассматривает иски некоторых государственных органов и граждан, в том числе о несоответствии шариату актов, касающихся граждан).
Во многих странах теперь соединяются обе модели контроля со стороны общих и специальных судов: если в ходе судебного процесса судья приходит к выводу (обычно по заявлениям сторон) о возможной неконституционности применяемого закона, он обращается за заключением в конституционный суд (Греция, Испания, Италия, Португалия).
Помимо конституционного надзора на органы специализированного конституционного контроля возлагаются обычно и другие функции: наблюдение за правильностью проведения референдумов, объявление их результатов (Франция), рассмотрение конфликтов по вопросам компетенции между центральными и областными органами (Испания), рассмотрение по существу обвинений, выдвинутых парламентом против президента республики (Италия), объявление неконституционными политических партий (ФРГ), толкование конституций и представление заключений высшим органам государства по конституционным вопросам, а в некоторых странах и толкование обычных законов (Албания, Египет, Польша, Узбекистан), утверждение решений парламента о лишении мандатов депутатов (Словакия). В Италии по требованию правительства Конституционный суд дает заключения о конституционности законов автономных областей до их промульгации (с таким требованием обращаются к правительству назначенные им комиссары областей).
Обращаться в органы конституционного контроля могут высшие органы государства и должностные лица, субъекты федерации, автономные образования, группы депутатов и сенаторов, суды, омбудсманы (парламентские уполномоченные по правам человека и др.), граждане, если нарушены их конституционные права (обычно только после рассмотрения дела общими или иными судами). Наконец, если исчерпаны все способы защиты конституционных прав в своей стране, граждане могут обращаться в международные органы и международные суды. Подробнее об условиях такого обращения говорится в главе, посвященной правовому статусу личности.
Виды конституционного контроля. Конституционный контроль называется предварительным, когда уполномоченные на то органы дают свои заключения о соответствии конституции тех или иных актов до их вступления в силу. Как правило, такой контроль осуществляют конституционные советы (Франция и др.), к которым обращается президент или определенная законом группа депутатов (обычно из оппозиции) с просьбой о проверке конституционности принятого закона до подписания его президентом.
При последующем конституционном контроле спор о конституционности того или иного акта рассматривается лишь после того, как этот акт вступил в силу (Германия, Индия, США, Филиппины и др.). Законы и иные правовые акты, признанные неконституционными, либо сразу прекращают действовать, либо запрещаются к публикации (и, следовательно, не вступают в силу), либо, наконец, они остаются в сводах законов, но не могут применяться судами и другими органами государства. Во многих странах возможны и те и другие последствия. Как правило, решение специализированного органа конституционного контроля является окончательным и обжалованию не подлежит. В некоторых странах, однако, решения органов конституционного контроля не являются окончательными: если в Намибии, Румынии, Эквадоре, Эфиопии конституционный суд (в Эфиопии — Суд конституционных расследований) признает закон неконституционным, такое решение подлежит утверждению парламентом. В Казахстане против решения конституционного совета может возразить президент, и тогда дело рассматривается повторно, в Монголии с требованием повторно рассмотреть дело к Суду конституционного надзора может обратиться парламент (если Суд признал закон неконституционным).
Различают конкретный и абстрактный конституционный контроль. В первом случае решение выносится в связи с конкретным делом, во втором оно не связано с таким делом (например, суд дает толкование определенной правовой нормы по запросу группы депутатов). Существует обязательный и факультативный контроль (обязательному подлежат определенные виды законов, например все органические законы во Франции до их подписания президентом), решающий и консультативный контроль (в последнем случае решение не обязательно для соответствующего органа). С точки зрения применения решения органа конституционного контроля различают решения, имеющие обратную силу (так называемое решение ex tunс), и решения, действующие только после его принятия (решения ех пипс). Первый вариант вызывает большие практические неудобства, поэтому в большинстве стран применяется только вторая форма.
Порядок рассмотрения споров по поводу неконституционности нормативных актов. Порядок оспаривания конституционности правовых актов в разных странах различен. Там, где в качестве органов конституционного контроля выступают общие суды, оспаривать конституционность закона или другого акта может любой гражданин, но лишь в связи с рассмотрением в суде конкретного (гражданского, уголовного и т.д.) дела, для решения которого применяется оспариваемый закон. В ходе разбирательства дела любая сторона может заявить, что этот закон по ее мнению, противоречит конституции, в связи с чем суд должен вынести свое решение по данному вопросу (Австралия, Индия, США и др.). В Японии гражданам разрешено обращаться в общий суд с прямым иском о неконституционности закона. В Шри-Ланке это тоже возможно, но только в отношении законопроектов, обсуждаемых в парламенте, до их принятия.
В тех странах, где учреждены специальные органы конституционного контроля, обращаться непосредственно в такой орган с иском (ходатайством) может строго ограниченный круг должностных лиц и государственных органов. Это президент республики (Ирландия), правительство (Германия, Италия), определенная часть депутатов парламента (Германия, Испания), председатели палат парламента (Испания, Франция), некоторые органы государства на местах — правительства земель в Германии, областные советы в Италии, Верховный суд и Административный суд в Австрии. Право обращаться с иском о неконституционности правовых актов в специализированные органы конституционного контроля предоставляется и гражданам, но обычно только в одном случае: если нарушены их конституционные права.
Обсуждение вопроса о неконституционности какого-либо акта в органах конституционного контроля протекает по-разному. В общих судах эти вопросы изучает и решает судья (коллегия судей), на их решение можно подать жалобу в апелляционный суд, в верховных судах назначается докладчик — один из членов суда. Составленные им материалы обсуждаются всем составом суда, затем происходит голосование. В конституционных судах процесс рассмотрения вопроса о неконституционности акта происходит в основном по правилам гражданского процесса (по существу, речь идет об особом конституционном процессе) с участием сторон, их представителей, с вызовом свидетелей, с заключениями экспертов. Докладчик тоже может быть назначен, но представленный им материал имеет вводный характер.
В конституционном совете процесс протекает по системе досье (в основном без участия сторон, на базе исследования письменных материалов) . Главную роль играет докладчик по делу — член совета, которому председатель совета поручает подготовить проект решения, заключения. Стороны, эксперты, как правило, на заседание совета не вызываются, хотя бывают и исключения.
Во всех случаях, если конституционный контроль осуществляется коллективным органом, решения принимаются большинством голосов. Резолютивная часть решения оглашается сразу после его принятия, мотивировочная может быть опубликована через определенный срок, иногда довольно длительный. Органы специализированного конституционного контроля в редчайших случаях принимают решения об отмене закона (например, это может делать Конституционный суд в Австрии по отношению к законам земель — субъектов федерации). Как правило, такие органы лишь постановляют о несоответствии акта конституции, что означает официальное объявление акта недействующим. Это решение обжалованию не подлежит (кроме случаев предусмотренного международными договорами обращения в международные судебные органы в связи с нарушением прав человека), его должны знать и руководствоваться им все органы государства. В некоторых странах, однако, решение органа конституционного контроля может быть обжаловано (в Эфиопии решение Суда конституционных расследований — в Верхнюю палату парламента), нуждается в утверждении парламентом, если закон признается неконституционным (Румыния; так было и в Польше до 1998 г.), может быть рассмотрено органом конституционного контроля еще раз по требованию президента республики и иногда считается принятым в этом случае этим органом только квалифицированным большинством голосов (Казахстан, Монголия), в ОАЭ — в утверждении Высшего совета эмиров (с 1996 г.). В некоторых странах в особых случаях органы конституционного контроля могут проверять не только конституционность, но и соответствие законов субъектов федерации федеральным законам.
Глава 3
ОСНОВЫ ПРАВОВОГО СТАТУСА ЛИЧНОСТИ



§ 1. Правовые системы зарубежных стран и правовой статус личности

Права и обязанности человека и гражданина. Начиная с французской Декларации прав человека и гражданина 1789 г., большинство конституций стран мира стали содержать нормы, относящиеся к правовому положению обоих этих субъектов. Лишь конституции тоталитарных социалистических стран, а также некоторых других тоталитарных режимов говорят только о правах гражданина.
Считается, что права человека — это естественные, неотчуждаемые права, принадлежащие ему в силу рождения как личности. Под лозунгами неотчуждаемых прав человека передовые представители «третьего сословия», революционной буржуазии, выступали против произвола абсолютных монархов и закрепощения личности средневековой церковью. Требование защиты прав человека выдвигается и в настоящее время различными движениями, направленными против авторитаризма и тоталитаризма.
К числу неотчуждаемых прав человека относят обычно право на жизнь, свободу, безопасность, собственность, физическую и психическую неприкосновенность, достоинство личности, личную и семейную тайну и др. В последние годы сюда присоединяются и некоторые права «третьего» и «четвертого» поколений, например право на использование достижений культуры или чистую природную среду. Считается, что эти права государственная власть не может даровать или отчуждать своими актами и действиями. В наше время естественные права человека закреплены в конституциях и стали позитивными правами. Они отчуждаются и ограничиваются государственной властью на основе закона, что допускается международным правом (есть естественное право на жизнь и смертная казнь, неприкосновенность личности и полицейское задержание, «священная и неприкосновенная» частная собственность и национализация и т.д.).
Права гражданина вытекают из факта гражданства, юридической связи лица с определенным государством, политическим сообществом. Это права личности как члена политического сообщества, они связаны с актами и действиями государственных органов. К их числу относятся, например, избирательные права, право на объединение (в том числе в политические партии), право на участие в управлении делами государства и т.д. Сюда относятся и некоторые социально-экономические права (например, на бесплатное обучение за счет государства, на государственное медицинское обслуживание). Они предоставляются гражданам с учетом материальных возможностей государства, в зависимости от уровня развития демократии в данной стране, от ее традиций и других обстоятельств. Непреодолимой грани между правами человека и правами гражданина нет, не всегда между ними можно провести различия, их разделение имеет преимущественно философский, общетеоретический характер.
В странах тоталитарного социализма, где, как уже отмечалось, не принято различать права человека и права гражданина, особое значение придается другому различию — правам граждан и правам трудящихся. В некоторых конституциях (например, в Конституции КНР) отдельные социально-экономические права (право на отдых, на образование и др.) предоставляются только трудящимся гражданам. Последние могут обладать и другими преимуществами (иногда «эксплуататоры» лишались избирательных прав, государственные гарантии права на охрану здоровья закреплялись только за трудящимися).
Конституции многих стран различают также обязанности человека (например, соблюдать законы страны пребывания) и обязанности гражданина (например, обязательная воинская служба). Иногда в науке некоторые права и обязанности характеризуются как позитивные (например, избирательные права гражданина или та же обязанность любого лица соблюдать конституцию и законы). Эти права и обязанности обеспечиваются непосредственным государственным принуждением, в том числе судебным. Другие права и обязанности, хотя они и записаны в конституции, рассматриваются как моральные и непосредственно не защищаются судом; защищаются лишь производные от них, более конкретные права и обязанности. К числу моральных относят, например, право на здоровую окружающую среду или обязанность граждан-депутатов отдавать все силы служению народу (как это зафиксировано в Конституции КНР). Во многих капиталистических странах моральными считаются основные социально-экономические права (например, право на труд).
Многие права и обязанности человека и гражданина возникают только с достижением определенного возраста, например право на труд обычно с 16 лет, воинская обязанность — с 18—19 лет, некоторые — с момента рождения (например, право собственности), а иногда и до рождения: наследниками могут стать дети, родившиеся после смерти наследодателя.
Международное право и правовой статус личности. В современных условиях некоторые основы правового статуса личности, а в определенных аспектах и гражданина (например, по вопросам избирательного права) в значительной степени определяются международным правом, его общепризнанными принципами и нормами. Международные акты, ратифицированные государством, могут действовать непосредственно и применяться судами страны как ее внутреннее право, причем некоторые конституции устанавливают примат (верховенство) международного права над внутренним (помимо ратифицированных государством актов это положение относится и к общепризнанным принципам международного права). Нормы международного права по вопросу о правах человека могут действовать и через внутреннее право, если они имплементированы (включены) в законодательство страны (в ряде случаев международное право предусматривает такую импле-ментацию для государств, подписавших и ратифицировавших соответствующие международные документы).
Международное право устанавливает;
1) внутреннее конституционное законодательство, учитывая условия своей страны, должно включать тот объем основных прав и свобод человека и гражданина, который соответствует международным стандартам и принятым на себя государством обязательствам перед между-, народным сообществом;
2) внутреннее законодательство не может противоречить зафиксированным в международных актах основным правам человека и общечеловеческим ценностям;
3) нет абсолютной свободы и абсолютных прав; они могут быть ограничены, но только на основе закона и в той части, в какой это допускает конституция в соответствии с требованиями международного права и в точно определенных целях (обеспечение общественного порядка, публичной морали, здоровья населения и т.д.);
4) запрещается злоупотребление правами, т.е. использование их с целью нанесения ущерба правам и законным интересам других физических или юридических лиц;
5) права личности ограничены правами других лиц;
6) права и свободы должны быть обеспечены гарантиями, юридическими, а также материальными в той мере, как это позволяют условия страны. Наконец, все шире утверждается положение, что правам и свободам должны соответствовать обязанности человека и гражданина перед обществом, государством, коллективом, другими людьми.
В некоторых странах есть законы, позволяющие преследовать в судебном порядке иностранных должностных лиц за нарушение прав человека в их государствах Таким образом в Испании в конце 90-х гг. был начат судебный процесс против генерала Пиночета — чилийского диктатора в прошлом (не завершен). В Бельгии по такому закону 1996 г. трижды возбуждались уголовные дела против иранского президента, того же Пиночета (оба раза неудачно) и в 2000 г. против министра иностранных дел Конго, призывавшего уничтожать племя тутси.
Правовые системы и права личности. Хотя принципиальные положения международного права о правах человека приняты большей частью государств мира, конкретно правовое положение личности в обществе зависит от существующей в данной стране правовой системы, от соответствующего правового регулирования. В условиях западной, капиталистической демократической правовой системы (независимо от особенностей англосаксонской или, например, германо-романской «правовой семьи») преобладает индивидуалистический подход к правам человека и гражданина, исходящий из приоритета личности перед обществом и государством. Главный акцент делается на личных и политических правах и свободах, в то время как социально-экономическим правам уделяется меньше внимания. Хотя в новейших конституциях (бразильской, итальянской, перуанской и др.) перечень социально-экономических прав довольно широк, они сформулированы скорее как пожелания. В одних конституциях (индийской и др.) эти права рассматриваются лишь как ориентация для деятельности правительства, в других (например, в США) многие социально-экономические права (кроме права собственности и некоторых других) вообще не упоминаются. Они не рассматриваются как права в подлинном смысле (субъективные права), поскольку, как считается, их невозможно обеспечить путем судебных исков и решений.
Социалистическая концепция прав человека (в трактовке тоталитарного социализма) исходит из коллективистских принципов, отдавая приоритет обществу и государству, коллективу перед личностью. Ее сторонники считают, что человек живет в обществе и не может быть свободным от общества. Поэтому права человека и тем более гражданина могут быть реализованы только в сообществе и обеспечены государством. Основная роль в наделении личности (гражданина) правами отводится государству, а прирожденные права в принципе отвергаются. Как отмечалось, при данном подходе приоритет отдается различию прав трудящихся и нетрудящихся граждан и в отличие от индивидуалистской концепции основное внимание уделяется социально-экономическим правам, как имеющим особое значение для трудящихся.
Подход к правам человека в мусульманском праве в значительной мере связан с религиозной и половой принадлежностью лица. Существуют преимущества для мусульман по сравнению с немусульманами (например, по Конституции Сирии 1973 г. Президентом Республики может быть только мусульманин), по классическому мусульманскому праву мужчины имеют преимущества перед женщинами. Женщинам иногда не предоставляются избирательные права (в 1999 г. эмир Кувейта даровал их своим декретом, но для следующего избрания парламента, что должно состояться в 2004 г., ибо 2/3 мужчин, избранных в парламент в 1999 г., являются сторонниками предоставления избирательных прав женщинам, и предполагается, что они примут соответствующие поправки к законам). Женщины-наследницы получают лишь половину той доли, которую получают мужчины; в суде показания двух женщин приравниваются к показанию одного мужчины и т.д. Акцент в мусульманском праве делается не на правах человека, а на его обязанностях перед Аллахом и общиной «правоверных» (перед мусульманской уммой).
Правда, классическое мусульманское право предусматривает некоторые имущественные гарантии для женщин, например, в случае развода бывший супруг должен обеспечить ее и детей. Если он не платит алименты, ему в Иране грозит тюремное заключение (до пяти месяцев). К тому же классическое мусульманское право применяется только к мусульманам, в отношениях их между собой. Остальные руководствуются законами государства и в частных отношениях могут использовать нормы своей «правовой семьи». Классическое мусульманское право действует в своем прежнем виде лишь в немногих мусульманских государствах, в большинстве же стран оно подверглось влиянию общечеловеческих норм и принципов, воздействию международного права, но тем не менее по конституциям большинства мусульманских стран источником законодательства является шариат.
В обычном праве (например, система устных правовых обычаев племен в Тропической Африке, Океании) правовой статус лица зависит от его принадлежности к определенному племени. Нормы обычного права сохраняются в памяти вождей, старейшин (некоторые европейские исследователи пытались их записывать и даже кодифицировать) и распространяются только на соплеменников. Согласно представлениям, господствующим среди толкователей обычного права, лицо может реализовывать свои права и выполнять свои обязанности, вытекающие из его племенного статуса, только в данном племени. Человек — лишь часть, «клеточка» племени, он не имеет, по существу, отдельных от племени прав. На деле сфера действия племенного обычного права весьма ограниченна. Обычное право не применяется для регулирования уголовных, административных отношений, в сфере финансового и многих других отраслей права, распространяясь только на земельные, семейные отношения (порядок обработки общинной земли, распределение выпасов для скота, обрядовые ритуалы при вступлении в брак и др.). Однако там, где оно действует, большинство населения руководствуется именно его правилами, а не писаными законами (в том числе и из-за незнания государственного языка, на котором публикуются законы, а это обычно язык прежней метрополии). Правда, некоторые нормы обычного права включены в тексты законов. На практике рядовые соплеменники выполняют также натуральные повинности по отношению к старейшинам и вождям (например, обрабатывают их семейные земельные участки).
Основные (конституционные) права и обязанности и юридические лица. Хотя в конституциях речь идет о физических лицах (человеке и гражданине), во многих странах считается, что основные права и обязанности (например, свобода выражения мнений, обязанность платить налоги) могут быть распространены и на юридические лица, если могут быть отнесены к ним по своему существу.



§ 2. Институт гражданства

Физические лица и основы их правового статуса. Правовое положение лица зависит прежде всего от его статуса: гражданин, иностранец (гражданин другого государства), лицо без гражданства, лицо с множественным (частный случай — с двойным) гражданством. Особый статус могут иметь также беженцы (неграждане государства их пребывания), вынужденные переселенцы (граждане), перемещенные лица и др. Отчасти их положение регулируется международным правом, а в основном — внутренним законодательством отдельно взятой страны. Для определения статуса личности важнейшее значение имеет понятие гражданства. Это — взаимосвязь лица и государства, порождающая с обеих сторон определенные права и обязанности. Граждане данного государства пользуются наиболее широкими правами (включая политические, в том числе избирательные, право на объединение в политические партии, право на доступ к государственной службе), они же несут и наибольшие обязанности (включая воинскую службу там, где существует всеобщая воинская обязанность, например в Германии, Израиле или КНР). Иностранцы, как правило, не обладают многими политическими правами, хотя во всех странах Европейского Союза они участвуют в выборах органов местного самоуправления в стране постоянного проживания, а в государствах Латинской Америки на основе взаимности — и в выборах в парламент. Они обладают правом собственности, могут получать, в том числе бесплатно, муниципальное жилье, имеют право на труд, но их доступ к некоторым видам работ ограничен: в ряде стран иностранцы не могут быть капитанами морских судов, командирами экипажей воздушных судов, работать в эфире на радио, телевидении, телеграфе и т.д. (в Латвии, например, существует около 50 ограничений, связанных с работой, для неграждан), во многих странах не имеют права приобретать землю в собственность. Для въезда в страну с целью проживания иностранцу необходимо разрешение (обычно министерства внутренних дел) с указанием срока, места жительства, занятия, необходимо зарегистрироваться в полиции. Есть квоты для постоянного проживания иностранцев (например, в Австрии на 1998 г. квота для приема иностранцев в целях постоянного проживания составляла 866 человек). Предприниматели обязаны согласовывать прием иностранцев на работу с государственными или муниципальными учреждениями, на работу они принимаются в том случае, если на данное место не претендует соотечественник. Их передвижение по стране может быть ограничено. Социальные пособия и льготы от государства во многих странах могут получать только граждане (например, в США с 90-х гг.). Иностранец может быть депортирован за нарушение законодательства. С другой стороны, иностранцы не обязаны служить в армии страны пребывания, не платят налоги (если между государствами, такими, как, например, США и Россия, есть соглашения об исключении двойного налогообложения). Иностранцы имеют паспорт (удостоверение личности) своего государства, а в стране пребывания им выдается другой документ — вид на жительство (иногда, например для иностранных студентов, просто делается отметка в национальном паспорте). Сказанное относится к «рядовым» иностранцам. На дипломатических представителей, на персонал миссий распространяется действие особых правил в соответствии с международным правом и соглашениями, заключенными между государствами.
Положение лиц без гражданства во многом аналогично положению иностранцев. Однако в отличие от иностранцев они не пользуются дипломатической защитой какого-либо государства, что усложняет ситуацию. Поэтому в современном международном праве господствует тенденция к принятию мер, сокращающих состояние безгражданства (заключаются международные конвенции, многосторонние и двусторонние договоры). В соответствии с действующим в большинстве стран законодательством лица без гражданства, как и иностранцы, могут быть принудительно высланы из страны (в отношении граждан применять такую меру новейшие конституции запрещают).
Лица с множественным (в частности, двойным) гражданством обладают правами и несут обязанности в соответствии с законодательством всех тех государств, гражданами которых они являются. В 1995 г. в Польше, в 1997 г. в Литве, в 1999 г. в Латвии лица соответственно с множественным и двойным гражданством баллотировались на выборах президента республики, и в последних случаях такое лицо одержало победу (после избрания Президент Литвы В. Адамкус отказался от второго гражданства США; после избрания в июне 1999 г. Президентом Латвии В. Вике-Фрейберги отказалась от канадского гражданства). В некоторых странах двойное гражданство не допускается (например, в Италии, хотя и в ней есть теперь единое гражданство для всех стран Европейского Союза). Если двойное (множественное) гражданство приобретается без участия в этом процессе государства первоначального гражданства лица, то такое состояние, хотя оно фактически существует, официально не признается. В большинстве стран двойное (множественное) гражданство может приобретаться лицом только на основе международных договоров, при участии государства и оформляется особым образом. В этом случае обычно используется иное, слитное название: двухгражданство, многогражданство. Коллизии (совпадение обязанностей по отношению к нескольким государствам, например служба в армии) разрешаются по дипломатическим каналам.
Иностранцы, лица без гражданства, с множественным гражданством, равно как и граждане данной страны, обязаны знать и соблюдать законы страны пребывания. Незнание законов не освобождает от ответственности за их нарушение.
Граждане и подданные. В конституционном праве зарубежных стран употребляются два термина: гражданство и подданство. Первый характеризует устойчивую правовую связь лица со своим государством, которая порождает, с одной стороны, определенные права и обязанности лица по отношению к государству (например, право на равный доступ к государственной службе и обязанность платить налоги), а с другой — права и обязанности государства по отношению к гражданину (например, право соответствующих государственных органов разрешать или не разрешать гражданам массовые уличные политические демонстрации, обязанность защищать право личной собственности). Гражданство предполагает двусторонние связи, двусторонние права и обязанности и личности, и государства. Термин «подданство» применяется в монархиях. Он отражает качества принадлежности, личную связь человека с монархом («подданный Его величества»).
В развитых странах различие гражданства и подданства имеет лишь словесный характер: основы правового положения личности в монархии Великобритании мало чем отличаются от ситуации в республике Франции. К тому же в последние десятилетия в европейских монархиях (Испании, Бельгии, Нидерландах), в Японии и некоторых других странах оба термина употребляются как равнозначные, а вместо подданства все чаще используется термин «гражданство». В ряде государств первый термин вообще исключен из широкого употребления и применяется лишь при особых церемониях. В развивающихся странах, в государствах Арабского Востока, в Африке указанное различие имеет существенное значение: подданный обязан быть лично верным монарху, население воспитывается в соответствующих традициях, нередко нарушение верности может быть сурово наказано.
Большинство населения в странах мира составляют граждане. В некоторых странах Европы (Бельгия, Швейцария, в меньшей степени Германия) проживает значительное количество иностранцев, составляющих существенную часть рабочей силы, обычно занятой на. тяжелой, грязной, низкооплачиваемой работе. В нефтедобывающих странах Арабского Востока (Катар, Кувейт, Саудовская Аравия и др.) законтрактованные на несколько лет работники нефтепромыслов (преимущественно из стран Азии) составляют нередко более половины численности населения страны (в Объединенных Арабских Эмиратах в начале 80-х гг. их численность достигала 80%). Эти работники живут, как правило, в специальных местах поселения, всякая политическая деятельность и даже экономические забастовки им запрещены.
Хотя во многих странах действует принцип равного гражданства, граждане также бывают неодинаковы по своему положению. Различаются урожденные в данной стране и натурализованные граждане, т.е. принятые в гражданство в соответствии с установленной законом процедурой. В ряде стран натурализованные граждане не могут быть избраны президентами (например, в США), урожденных в данной стране граждан нельзя из нее выслать, лишив гражданства, тогда как натурализованных в ряде стран — можно. В отдельных странах (например, в Мьянме) существует понятие «ассоциированных граждан». Это лица, относящиеся к некоторым национальностям, которые считаются некоренными. Ассоциированные граждане должны сделать письменное заявление о лояльности государству. В мусульманских государствах существует также, как уже отмечалось, различие в правовом положении Фаждан-мужчин и граждан-женщин.
После заключения Маастрихтского договора 1992 г., преобразовавшего Европейское Сообщество в Европейский Союз, все граждане государств-членов являются гражданами Европейского Союза, сохраняя национальное гражданство. Они уже давно избирают Европейский парламент, могут теперь участвовать в выборах муниципальных
органов государств-членов по месту жительства, обращаться с петициями к Европейскому парламенту и его омбудсману. Однако их правовое положение в разных государствах неодинаково, оно в основном регулируется внутренним законодательством.
Способы приобретения и утраты гражданства. Существуют два основных способа приобретения гражданства: по рождению — филиация (от лат. filia — дочь, films — сын) и натурализация (укоренение) (лат. naturalis — подлинный, законный) — прием в гражданство уполномоченными на то органами государства; обычно это делается от имени главы государства (президента, монарха), хотя в США гражданство по натурализации предоставляется на основе решений окружных федеральных судов. В свою очередь, приобретение гражданства порождению имеет два основания: право крови (jus sanguinis) и право почвы (jus soli). Первое означает приобретение ребенком гражданства родителей независимо от места его рождения. Проблема возникает лишь тогда, когда родители ребенка имеют разное гражданство (например, мать — итальянская гражданка, отец — гражданин Франции). Этот вопрос в большинстве стран решается только на основании письменного соглашения родителей о выборе гражданства ребенка. До этого он может оставаться лицом без гражданства или (что чаще) может приобрести гражданство по месту рождения. Принцип права почвы применяется к узкому кругу лиц, преимущественно к тем, гражданство родителей которых или родители которых неизвестны, а зачастую к родившимся на территории данной страны детям граждан другого государства, если только родители не находились в данной стране по службе (например, дипломаты), не были в служебной командировке или туристами. В большинстве стран законодательство предусматривает оба основания приобретения гражданства по рождению: и право крови, и право почвы.
Натурализация возможна по закону (усыновление, в редчайших случаях при вступлении в брак при соблюдении ряда условий), но обычно она осуществляется по заявлению. Заявление подается лицом в компетентные органы того государства, гражданство которого оно желает приобрести. В ряде случаев необходима также подача заявления в органы государства той страны, из гражданства которой лицо желает выйти. Оба эти заявления обычно подаются в местные органы министерства внутренних дел или юстиции, но чаще всего они должны быть написаны на имя главы государства (иногда вопрос об изменении гражданства решает министр внутренних дел). Прием в гражданство возможен при соблюдении ряда условий: до этого необходимо несколько лет жить в стране, гражданство которой лицо желает получить (в Венгрии — 3 года, в Алжире и Великобритании — 7 лет, в
Германии — 8 (до 1999 г. было 15 лет), Испании и Норвегии — 10, в Швеции — 12, во Франции и в Республике Чад — 15 лет); знать язык этой страны (довольно сложный экзамен предусмотрен законодательством Латвии и Эстонии); быть психически здоровым и не иметь некоторых болезней (например, СПИДа); не быть зарегистрированным — в частности, в документах Интерпола — в качестве террориста; не принадлежать к партиям, выступающим за насильственное изменение конституционного строя; в ряде стран — иметь жилище (Германия), средства к существованию (Австрия), «хороший характер» (Великобритания) и др. В отдельных арабских странах (Кувейт, ОАЭ, Саудовская Аравия и др.) в гражданство могут быть приняты только мусульмане, лица же других вероисповеданий, в том числе супруги, для приема в гражданство должны изменить свою религию. Законодательство о гражданстве отдельных стран Тропической Африки требует, чтобы натурализующийся «укоренился» в общине, соблюдал те обычаи, которыми руководствуются окружающие.
Вступление в брак, как правило, не влечет автоматического предоставления гражданства (выдается вид на жительство, во Франции и Италии на 5 лет), хотя и облегчает его получение.
Предоставление права убежища лицам, преследуемым по политическим мотивам, за их научную, общественную, культурную деятельность, также не влечет автоматического предоставления гражданства.
Наряду с рассмотренными существуют и другие, менее распространенные способы приобретения гражданства. Самый массовый из них — признание гражданства (все жители территории, если они не отказываются от этого, на день образования нового государства признаются его гражданами); оптация (выбор гражданства той или иной страны в связи с переходом части территории от одного государства к другому или провозглашением части территории прежнего государства новым независимым государством); трансферт (переход территории сопровождается изменением гражданства без права выбора, что бывает редко, но имело место в некоторых государствах после Второй мировой войны) регистрация (она предполагает упрощенный порядок приобретения гражданства, например, если родители данного лица были или являются гражданами страны или лицо служит в вооруженных силах, занимает государственную должность); восстановление гражданства (для бывших граждан данного государства).
Гражданство детей при изменении гражданства родителей изменяется в зависимости от возраста детей. Обычно дети до 14-летнего возраста (в некоторых странах установлен более низкий возраст) автоматически следуют за родителями, приобретая без дополнительных формальностей новое гражданство. Сложности возникают, если гражданство меняет один из родителей. В таком случае гражданство малолетнего ребенка сохраняется или изменяется по письменному соглашению родителей. При изменении гражданства детей в возрасте 12-14—18 лет (иногда до 21 года) обычно спрашивают их согласия в присутствии представителя судебного ведомства, нотариуса, иного представителя государственных органов, а также педагога. Дети старше 18 лет (в некоторых странах старше 20,21 года) изменяют свое гражданство на общих основаниях, хотя если они делают это вместе с родителями, то процедура несколько упрощается.
Утрата гражданства. Возможны два способа утраты гражданства:
выход из гражданства и лишение гражданства. Выход из гражданства (отказ от гражданства) осуществляется по инициативе лица, которое подает заявление об этом. Как отмечалось, заявление обычно подается в местный орган министерства внутренних дел (юстиции), но разрешение дает глава государства. Иногда разрешение дается, если лицо приобретает другое гражданство (Турция). Лишение гражданства осуществляется уполномоченными на то органами государства вопреки желанию лица. В ряде стран разрешается лишать гражданства только натурализованных граждан и лиц, получивших гражданство по регистрации, за преступления, указанные в законе (например, приобретение гражданства незаконным путем, проявление нелояльности к государству, связи с врагом во время войны), но иногда в течение лишь определенного срока после натурализации (шести лет в Австрии). В отдельных странах закон предусматривает возможность лишения гражданства и урожденных граждан, но только за действия в пользу иностранного государства, которые причинили ущерб государству гражданина, за умышленное уклонение от военной службы, за поступление на военную службу другого государства без разрешения (Испания, Италия). В странах Латинской Америки лишение гражданства (в отношении как натурализованных, так и урожденных граждан) используется в качестве дополнительного наказания, назначаемого судом за некоторые преступления (шпионаж и др.). Новейшие конституции многих стран запрещают лишать гражданства.
Высылка граждан из страны, ранее практиковавшаяся в некоторых государствах тоталитарного социализма, в большинстве стран запрещена. В отношении иностранцев она может быть осуществлена, но только по постановлению суда.
Экстрадиция (выдача иностранному государству лиц, нарушивших закон этого государства, для следствия и суда) возможна в соответствии с международным договором или без него, но не допускается выдача лиц, обвиняемых в политических преступлениях. Обычно не выдаются собственные граждане за преступления против другого государства или его граждан: таких лиц судит свой суд. Экстрадиция иностранцев не разрешается, если соответствующие деяния в стране пребывания иностранца не считаются преступлениями.


§ 3. Конституционный принцип равноправия граждан

Классификация прав и свобод личности. Существуют различные классификации индивидуальных прав и свобод личности, а также граждан (одни права относятся к личности в целом, другие — только к гражданам, третьи — к определенной группе граждан, например достигших определенного возраста для обладания политическими правами). Чаще всего конституционные права и свободы подразделяются на четыре группы:
1) права и свободы, выражающие принцип равноправия (например, равноправие граждан перед законом);

стр. 1
(общее количество: 9)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>