<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 11)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

ральных законов и 1059 нормативных актов штатов13. Вообще следует
отметить, что развитие судебной системы США идет по пути расши-
рения юрисдикции федеральных судов, особенно в сфере конституци-
онного контроля. Хотя юрисдикция федеральных судов ограничена
делами, перечисленными в ст. III Конституции США, конгресс принял
ряд законов, которые уполномочивают федеральные суды решать дела
также на основании законов штатов. «Такая экспансия юрис-
12
Цит. по: Лафитский В. Основы конституционного строя США. М., 1998.
С, 193.

13
См.: Там же.
11
дикции, - полагают американские авторы, - возможна, когда вопрос,
относящийся к федеральному закону, является неоспоримой составной
частью дела или федеральная юрисдикция защищает важный фе-
деральный интерес»14. Юрисдикционная экспансия федеральных судов,
особенно право Верховного суда пересматривать решения судов
штатов, «со времен Дж. Маршалла и до наших дней встречает возра-
жения на том основании, что она противоречит подлинному духу фе-
дерализма»15.
Но не следует умалять и роль судов штатов в проверке конститу-
ционности федерального законодательства. Исследуя деятельность
верховных судов штатов в этой сфере, американский ученый С. Фено
приводит такие данные: из рассмотренных в 1975 г. Верховным судом
Калифорнии дел, в которых поднимался вопрос о конституционности
законов, дела о конституционности федеральных статутов составляли
12, 8%; Верховный суд штата Кентукки в том же году рассмотрел 14%
конституционных дел, в большинстве которых речь шла не о
конституции штата, а о федеральной конституции16.
Право судов штатов принимать к своему рассмотрению дела,
возникшие на почве федерального законодательства, вытекает из кла-
узулы о верховенстве федерального права, установленной ст. VI Кон-
ституции. Следуя ей, суды штатов обязаны толковать федеральные
законы и объявлять их недействительными, если они не соответствуют
федеральной конституции.
Решения федеральных судов и судов штатов по конституционным
вопросам могут быть пересмотрены Верховным судом в порядке
рассмотрения апелляций. Именно апелляционная юрисдикция является
основным средством реализации Верховным судом доминирующей роли
в регулировании федеративных отношений. Не рассматривая подробно
правила, регламентирующие процедуру подачи апелляций в Верховный
суд, отметим лишь два обстоятельства. Во-первых, предмет
обжалуемого решения должен подпадать под юрисдикцию Суда, т. е. в
иске обязательно наличие «федерального вопроса». Во-

14
Harward Law Rev. 1989. № 8. P. 1949.
15
Redlich N., Schwartz В., Attanacio J. Constitutional Law: Cases and Materials
Series. Matthew Bunder, 1989. P. 16.
16
Feno S. The Role of State Supreme Courts in the New Judicial Federalism. N. Y., 1987.
P. 92, 95.
12
вторых, существуют две процедуры обжалования решений судов фе-
дерации и штатов. Первая - это прямая апелляция любой стороной в
деле на решения федеральных судов первой инстанции и судов штатов
о конституционности или неконституционности федеральных законов
и на решения федеральных апелляционных судов о неконсти-
туционности законов штатов и решений последних о действительнос-
ти законов штатов, хотя действительность их оспаривается по причине
противоречия Конституции, договорам и законам Соединенных
Штатов. После изменения в 1988 г. юрисдикции Суда «случаев пря-
мых апелляций, подлежащих обязательному рассмотрению Верхов-
ным судом, стало заметно меньше»17. Вторая процедура - это истре-
бование самим Верховным судом дела в порядке приказа certiorari.
Критерии отбора дел в этом случае установлены п. 10 Правил Вер-
ховного суда США18.
По-иному проводится разграничение юрисдикции по конститу-
ционным вопросам в других федеративных государствах этой группы.
Так, в Бразилии Верховный федеральный суд по первой инстанции
выносит решения по вопросам «непосредственной неконституци-
онности закона или нормативного акта, принятого на федеральном
уровне или уровне штата, и по вопросам объявления конституцион-
ности федерального закона или нормативного акта» (помимо чисто
федерального полномочия, прямо относящегося к регулированию фе-
деративных отношений, т. е. рассмотрения дел и конфликтов, сторо-
нами в которых являются Союз и штаты, - ч. I ст. 102 Конституции).
Кроме того, он обладает правом выносить решения в порядке
«чрезвычайного пересмотра» по делам, по которым вынесены реше-
ния в единственной и последней инстанции, при наличии в решении
противоречия с Конституцией, объявления неконституционным дого-
вора или федерального закона, признания силы закона или акта
местного правительства, конституционность которого оспаривается (ч.
III ст. 102).
Таким образом, Верховный федеральный суд, во-первых, рас-
сматривает дела о конституционности законодательства как федера-
ции, так и штатов по первой инстанции, а во-вторых, может пересма-
17
Лафитский В. Указ. соч. С. 162.
18
См.: Там же. С. 194.
13
тривать свои собственные решения по этим делам в качестве апелля-
ционной инстанции. Что касается судов штатов, то они правомочны
рассматривать дела только о «неконституционности законов и норма-
тивных актов штатов и муниципий, которые не соответствуют кон-
ституциям штатов» (§ 2 ст. 125). Следовательно, в отличие от США в
Бразилии суды общей юрисдикции в субъектах федерации не обла-
дают полномочием решать вопрос о соответствии федеральных законов
федеральной Конституции, а значит, и толковать ее.
Свои особенности имеет разграничение соответствующей юрис-
дикции между Верховным судом Индии и высокими судами штатов.
Хотя, как уже говорилось, здесь действует единая (объединенная) си-
стема судов общей юрисдикции, объем конституционной юрисдикции
различных ее звеньев далеко неодинаков. Низшие суды в штатах во-
обще не обладают такой юрисдикцией. Конституционная юрисдикция
высоких судов ограничена лишь законодательством штатов, что прямо
установлено ст. 226А и 131 А. Так, согласно ст. 226А, Высокий суд не
рассматривает вопрос о конституционности любого центрального
закона в любом производстве, предусмотренном этой статьей. Это
полномочие предоставлено исключительно Верховному суду. Если
Высокий суд найдет, что дело, находящееся на его рассмотрении или на
рассмотрении подчиненного ему суда, включает вопросы о консти-
туционности любого центрального закона или как центрального, так и
штатного закона, то он передает эти вопросы на решение Верховного
суда (ст. 131 А).
В меморандуме о конституционной поправке, включившей в
Конституцию такую статью, указывалось, что целью ограничения
соответствующей юрисдикции высоких судов (до 1976 г. они обладали
правом решать вопрос о конституционности федеральных законов)
является «устранение трудностей в применении центрального закона,
которые могут возникнуть, если ряд высоких судов примут различные
решения по вопросу о действительности центрального закона»19. При
этом следует иметь в виду, что при отсутствии у штатов собственных
конституций вопрос о соответствии федеральных законов федеральной
конституции решали высокие суды.
19
Basu D. Op. cit. P. 182.


14
Решения высоких судов по конституционным вопросам могут
быть обжалованы в Верховный суд, что специально предусмотрено
ст. 132 Конституции Индии. Апелляция может быть подана на любое
его решение по гражданскому, уголовному или иному делу, если Вы-
сокий суд удостоверит, что в деле имеется «существенный вопрос
права, влекущий толкование Конституции». Таким образом, Верховный
суд может в порядке апелляции пересмотреть любое решение
Высокого суда о конституционности нормативного акта штата. «Эта
статья, - пишет Д. Басу, - приводит к тому, что во всех делах, каса-
ющихся действительности акта или других вопросов, влекущих тол-
кование Конституции, решение высокого суда не является оконча-
тельным и что окончательная власть толковать Конституцию должна
принадлежать Верховному суду»20.
Приведенные примеры организации конституционного правосудия
в федеративных государствах, где действует американская модель в ее
различных модификациях, позволяют сделать некоторые выводы.
Во-первых, система судов общей юрисдикции, осуществляющих
конституционное правосудие, независимо от того, является ли она
дуалистической или единой (объединенной), основана на иерархическом
принципе институционной подчиненности, что, в частности,
проявляется в процедуре обжалования решений по конституционным
вопросам, принимаемых нижестоящими судами, в вышестоящие,
вплоть до федерального верховного суда, решения которого являются
окончательными и обязательными для всех судов.
Во-вторых, различные суды общей юрисдикции обладают далеко
неодинаковыми полномочиями в сфере федеративных отношений, а
следовательно, играют неодинаковую роль в их регулировании. Наи-
более широкими полномочиями обладает федеральный верховный
суд. Только ему принадлежит «чисто федеральное полномочие» -
разрешение споров между федерацией и ее субъектами и между субъ-
ектами федерации. Но, как отмечалось, важнейшую роль в сфере фе-
деративных отношений играет одно из основных полномочий органов
конституционного правосудия - контроль за конституционностью
нормативных актов. Это полномочие является совместным полномо-
чием различных судов общей юрисдикции, но осуществляется оно


20 Ibid., P. 183.


15
ими в разных объемах. Наибольший объем присущ полномочию
федерального верховного суда - объектом конституционного
контроля служит как федеральное законодательство, так и
законодательство субъектов федерации (в отношении последнего
суд действует, как правило, в качестве высшей апелляционной
инстанции). Единственное исключение из этого общего правила
составляет, пожалуй, Федеральный суд Швейцарии, который
вправе осуществлять конституционный контроль только в
отношении законодательства кантонов (при рассмотрении дел по
конституционным жалобам, т. е. по жалобам на нарушения
конституционных прав граждан); федеральное же законодательство
не является объектом его контроля. Такое ограничение обусловлено
историческими обстоятельствами. «Ограничение консти-
туционного контроля рамками лишь кантональных законов в свое
время явилось тем средством, которое препятствовало консерватив-
ным кантонам, потерпевшим военное поражение сначала в межкан-
тональном конфликте в 1847 г., а затем на выборах 1874 г.,
затормозить процесс централизации, начатый их радикальными
противниками»21.
Если федеральный верховный суд обладает полномочием по
контролю за конституционностью законодательства в полном
объеме, то нижестоящие суды общей юрисдикции осуществляют
этот контроль по-разному: в одних странах объектом контроля
также является законодательство обоих уровней (США, Канада), в
других - только законодательство соответствующего субъекта
федерации (Индия, Бразилия).
В-третьих, как уже отмечалось, американская классическая мо-
дель конституционного правосудия была модифицирована в ряде фе-
деративных государств. Это относится не только к организации и
конституционной юрисдикции судебных органов, но и к применяе-
мым ими видам конституционного контроля. Для американской клас-
сической модели характерен лишь один вид конституционного кон-
троля - конкретный конституционный контроль. Однако в ряде рас-
смотренных федераций применяются оба вида - и конкретный, и аб-
страктный конституционный контроль. Так, в Бразилии возбуждать

21
Руйе К.. Швейцарский федеральный суд и надзор за конституционностью
.
законов//Государство и право. 1995. № 12. С. 87.
16
дело о неконституционности нормативных актов федерации и штата
могут девять субъектов: президент Республики, бюро Федерального
собрания, генеральный прокурор и др. (ст. 103 Конституции).
Абстрактный конституционный контроль применяется и в Ма-
лайзии в спорах между федерацией и ее субъектами по поводу дейст-
вительности федерального закона или закона субъекта федерации22.
Применение абстрактного конституционного контроля несомненно
расширяет возможности судов общей юрисдикции влиять на развитие
федеративных отношений, в то время как использование исключи-
тельно конкретного контроля ограничивает эти возможности усмот-
рением частной стороны в отношении как подачи иска, так и его
предмета: не в любом производстве по конкретному делу может воз-
никнуть конституционный вопрос, так или иначе связанный с феде-
ративными отношениями.
Европейская модель, при которой конституционное правосудие
выделено из общего правосудия и осуществляется специализирован-
ными органами, действует в ряде федеративных государств, преиму-
щественно в странах с континентальной системой права или систе-
мой, находящейся под ее влиянием (Австрия, Бельгия, Россия, Союзная
Республика Югославия, Танзания, ФРГ).
Во всех этих федерациях специализированными органами кон-
ституционного правосудия являются, как правило, конституционные
суды (в Бельгии Арбитражный суд). Однако с точки зрения их орга-
низационной структуры можно выделить две основные разновидности:
конституционное правосудие осуществляется только федеральным
конституционным судом при отсутствии в субъектах федерации соб-
ственных конституционных судов (например, Австрия, Бельгия, Тан-
зания); конституционное правосудие осуществляется федеральным
конституционным судом и конституционными судами или иными
судебными и квазисудебными органами, учреждаемыми в субъектах
федерации (ФРГ, Югославия, Россия).
Общим для обеих разновидностей организации конституционного
правосудия является участие субъектов федерации в образовании
федерального конституционного суда. Это участие проявляется в раз-
личных формах. Так, судьи Федерального конституционного суда


22
The Constitution of Malaysia. Its Development. Kuala Lumpur, 1957. P.
238.
ФРГ избираются бундестагом и бундесратом поровну (согласно ст. 50
Основного закона, бундесрат - это орган, посредством которого
«земли участвуют в законодательстве и управлении федерацией и в
делах Европейского Союза»).
В Австрии часть членов Конституционного суда (три члена и два
запасных члена) назначаются президентом по предложению Феде-
рального совета - палаты федерального парламента, в которой пред-
ставлены земли.
Закон об Арбитражном суде Бельгии 1989 г. предусматривает,
что из 12 судей, назначаемых королем, 6 судей, говорящих на фран-
цузском языке, образуют группу французского языка Арбитражного
суда, а 6 судей, говорящих на нидерландском языке, - группу нидер-
ландского языка (ст. 31)23. Правда, это положение не полностью соот-
ветствует региональному и лингвистическому принципам, лежащим в
основе федеративного устройства Бельгии.
Судьи Конституционного Суда РФ назначаются Советом Феде-
рации по представлению Президента.
Специальный Конституционный суд Танзании состоит из членов,
половина которых назначается федеральным правительством, а
половина - правительством Занзибара (т. е. субъекта федерации,
имеющего особый статус по сравнению с другим субъектом - матери-
ковой Танзанией).
Следует отметить такую особенность организационной структуры
Федерального конституционного суда ФРГ, не имеющую аналогов в
других федеральных конституционных судах, как наличие в нем
специального подразделения - второго сената, в компетенцию кото-
рого входит решение большинства дел, непосредственно касающихся
федеративных отношений. Согласно закону о Федеральном конститу-
ционном суде от 12 марта 1951 г., второй сенат выносит решения при
наличии разногласий относительно прав и обязанностей земель, в
частности в случаях применения землями норм федерального права и
при осуществлении федерального надзора (что предусмотрено абз. 1 и 3
ст. 93, абз. 4 ст. 84 Основного закона), по другим публично-
правовым спорам между федерацией и землями, между различными
землями и в пределах одной земли, если не предусмотрен иной судеб-

23
Monitor belge. 1989. 7 janv.


18
ный порядок их рассмотрения (абз. 1 и 4 ст. 93 Основного закона).
Именно поэтому этот орган часто именуют «государственно-правовым
сенатом».
При сомнении в том, к компетенции первого или второго сената
относится то или иное конкретное дело, решение принимает комитет,
состоящий из председателя, его заместителя и четырех судей (ч. 2 § 14
закона о Федеральном конституционном суде)24. Впрочем, как отмечает
Ф. Блэр, распределение компетенции между первым сенатом и
вторым весьма относительно, ибо контроль за конституционностью
федерального законодательства и законодательства земель, что входит
в компетенцию первого сената, также влияет на развитие федеративных
отношений. По подсчетам Ф. Блэра примерно 30% решений первого
сената «оказывают влияние на федеративную систему»25.
Конституционный Суд РФ также состоит из двух палат. Однако в
отличие от ФРГ компетенция палат Суда не различается - они решают
все дела, отнесенные к юрисдикции Конституционного Суда, за
исключением тех, которые, согласно закону, подлежат рассмотрению в
пленарных заседаниях Суда. В частности, к исключительной юрис-
дикции пленума отнесено рассмотрение вопросов, непосредственно
связанных с федеративными отношениями: дела о соответствии Кон-
ституции РФ основных законов субъектов Федерации (конституций и
уставов), толкование Конституции РФ (ч. 2 ст. 21 Закона 1994 г. о
Конституционном Суде Российской Федерации). Отбор вопросов для
рассмотрения исключительно в пленарных заседаниях «обусловлен
прежде всего высшим уровнем актов, принимаемых Российской Фе-
дерацией и ее субъектами и подлежащих их оценке, их значением для
развития и укрепления... федерации, ее государственной целостнос-
ти»26.

Из всех федераций, где действует европейская модель конститу-
ционного правосудия, наибольший интерес представляют ФРГ и Рос-


24
Федеративная Республика Германия: Конституция и законодательные
акты. М., 1991. С. 307-308.
25
Blaire Ph. Federalism and Judicial Review in West Germany. Oxford, 1981.
P. 12.
26
Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде
Российской Федерации»: Комментарий. М., 1996. С. 105.
19
сия, хотя в последней процесс создания органов конституционного
правосудия в субъектах Федерации еще не завершился27.
Ни Основной закон ФРГ, ни Конституция РФ не содержит спе-
циальных положений об органах конституционного правосудия субъектов
федерации. Правда, в Основном законе ФРГ дважды упоминается о
конституционных судах земель в контексте их связей с Федеральным
конституционным судом (ч. 2 п. 46 ст. 93 и ч. 3 ст. 100). В Конституции
РФ нет даже и таких упоминаний. Вопрос об образовании
конституционных (уставных) судов субъектов Федерации окончательно
был решен Федеральным конституционным законом от 31 декабря 1996
г. «О судебной системе Российской Федерации»28. Закон установил, что
конституционные (уставные) суды субъектов Федерации входят в
судебную систему Федерации, определил порядок их создания и
управления ими, основные их полномочия.
Однако и в ФРГ, и в России право учреждения органов консти-
туционного контроля, определения их организации и компетенции
является исключительной компетенцией субъектов федерации. В связи с
этим ключевую роль в законодательстве об этих органах играют
правовые акты субъектов федерации - их основные законы ( консти-
туции, а в России также уставы), специальные законы. Впрочем, в
России создание таких органов предусмотрено не во всех субъектах
Федерации (их нет, например, в Калмыкии, Мордовии, Карачаево-
Черкесской и Удмуртской Республиках, в большинстве областей).
Общей чертой организации конституционного правосудия в ФРГ и
России является то, что в отличие от федераций, где действует аме-
риканская модель, здесь органы конституционного правосудия, как в
любой федерации, где действует европейская модель, не образуют
единой системы. Эти органы, создаваемые в субъектах федерации, не
находятся в иерархической зависимости от федерального конститу-
ционного суда, а последний не является по отношению к ним высшей
судебной инстанцией. Характерным примером является также система
конституционного правосудия в Союзной Республике Югославия.
27
Подробнее см.: Митюков М. А. Вступительная статья //
Конституционное правосудие в субъектах Российской Федерации: Сб.
нормат. актов. М., 1998. С. 3 - 5; Кряжков В. А. Конституционное
правосудие в субъектах Российской Федерации (правовые основы и
практика). М., 1999. С. 29-31.
28
СЗРФ. 1997. №1. Ст. 1.
20
«Конституционный суд Югославии, - пишет, например, югославский
конституционалист А. Бурчев, - не является иерархически высшим
конституционным судом сложного государства. Это орган защиты
конституции и законности в рамках прав и обязанностей федерации. С
момента формирования и до сегодняшнего дня между конституци-
онными судами не было иерархии. Они осуществляют защиту кон-
ституции и законности в рамках своей компетенции. Конституционный
суд Югославии никогда не был институтом, стоящим над другими
конституционными судами» (конституционные суды в субъектах
федерации были созданы в 1963 г., предусматривались Конституцией
СФРЮ 1974 г. и предусмотрены Конституцией 1992 г. СРЮ)29.
Конституция РФ 1993 г. не восприняла определение Конститу-
ционного Суда как высшего органа судебной власти по защите Кон-
ституции, содержавшееся в ст. 165 Конституции 1978 г. (с поправками).
Отказался от этого определения и Федеральный закон 1994 г.
(некоторые авторы не вполне аргументированно критикуют такой от-
каз)30.
Что касается ФРГ, то законодательство предусматривает опреде-
ленные связи между Федеральным конституционным судом и консти-
туционными судами земель (в частности, право первого рассматривать
жалобы на решения последних)31. Перечисляя случаи таких связей, В.
Кряжков отмечает, что в них «усматривается определенная
подчиненность конституционных судов земель ФКС, но она обуслов-
лена не институциональностью, а конституционно установленными
функциями ФКС и безусловно не ставит под сомнение особый статус
земельных конституционных судов как самостоятельных и независи-
мых органов судебной власти»32. В целом соглашаясь с этим положе-
нием, нельзя в то же время не признать наличие определенного эле-
29

<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 11)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>