<< Пред. стр.

стр. 4
(общее количество: 11)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

онным Судом РФ и конституционными (уставными) судами субъектов
Федерации позволяет сделать вывод о том, что в этой области




54
Росс. газ. 1999. 16 янв.

31
имеется ряд проблем, не нашедших пока еще законодательного реше-
ния55.
Организация конституционного правосудия в федеративном го-
сударстве, независимо от того, действует ли в нем американская или
европейская модель, предпочтительнее его организации только на
федеральном уровне. Во-первых, создание в субъектах федерации
собственных органов конституционного правосудия повышает их роль
в развитии федеративных отношений в соответствии с принципами
конституционного строя. Во-вторых, хотя федеральный орган
конституционного правосудия и органы конституционного правосудия
в субъектах федерации обладают своими полномочиями, связанными с
регулированием федеративных отношений, в различном объеме
(некоторые из этих полномочий могут, как мы видели, перекре-
щиваться) и каждый на своем уровне имеет собственные задачи, в
целом они действуют как партнеры в решении общих задач – обеспе-
чение территориального верховенства федеральной конституции и на
этой основе упрочение федерации и установленного в ней конститу-
ционного строя.
В заключение необходимо сказать несколько слов об организации
конституционного правосудия в региональных государствах, где
проблема обеспечения автономии составляющих их государственных
образований при сохранении государственного единства не менее ак-
туальна, чем в федеративных государствах (Италия, Испания, Новая
Гвинея, ЮАР). В этих государствах действуют три вида системы кон-
ституционной юстиции. В Новой Гвинее конституционное правосудие
осуществляют суды общей юрисдикции во главе с Верховным судом; в
Испании и Италии это централизованная система: конституционное
правосудие осуществляет один Конституционный суд; в ЮАР -
смешанная система, конституционное правосудие осуществляет
Конституционный суд, а также суды общей юрисдикции (Высокий суд,
Верховный апелляционный суд и магистратские суды).
Общим для них, однако, является то, что независимо от вида
действующей системы все соответствующие судебные органы наделе-
55
Подробнее об этих спорных проблемах размежевания компетенции между
Конституционным Судом РФ и органами конституционного правосудия субъектов
Федерации см.: Кряжков В. А. Конституционное правосудие в субъектах
Российской Федерации. С. 44 - 50.

32
ны полномочиями решать дела, так или иначе относящиеся к сфере
взаимоотношений между центром и автономными образованиями.
Так, Конституционный суд Испании разрешает споры о/разграниче-
нии полномочий между государством и автономными сообществами
либо между автономными сообществами, решает вопрос о конститу-
ционности принятых ими нормативных актов, имеющих силу закона
(ст. 153, 161 Конституции Испании)56. Более подробно полномочие по
разрешению споров о компетенции в этой стране определено в Орга-
ническом законе о Конституционном суде 1979 г.57 Этот закон опре-
деляет также юрисдикцию Конституционного суда в сфере взаимоот-
ношений центральной и региональной исполнительной власти.
Конституция Италии наделяет Конституционный суд полномо-
чием выносить решения по делам о спорах о конституционности за-
конов и имеющих силу закона актов государства и областей, о спорах
о компетенции между государством и областями и между областями, в
том числе по разногласиям между центральным правительством и
областным советом по вопросу о превышении областью ее законода-
тельной компетенции (ст. 134, 127)58.
Подробный анализ соответствующих полномочий Конституци-
онных судов Испании и Италии в сфере взаимоотношений центра и
автономных образований был предпринят Ж. Овсепян59. Эти суды
играют значительную роль в разрешении конфликтов между государ-
ством и автономными образованиями. Так, Конституционный суд
Испании «вносит вклад в снижение напряженности и решение кон-
фликтов, особенно между государством и весьма могущественными
автономными сообществами, такими, как Каталония и Страна Бас-
ков»60.
В ЮАР, согласно Конституции, вступившей в силу в феврале 1997
61
г. , все дела, в которых затрагиваются конституционные вопросы,
рассматриваются Конституционным судом и судами общей
56
См.: Испания: Конституция и законодательные акты. М., 1982.
57
См.: Там же.
58
Италия. Конституция и законодательные акты. М., 1988. См.: Овсепян Ж.
И. Судебный конституционный контроль в зарубежных странах: Правовая защита
конституции. Ростов н/Д., 1992. С. 85 - 87.
60
Favoreu L. Op. cit. P. 105.
61
Constitution of Republic of South Africa. Cape Town, 1996.

33
юрисдикции. Конституционными считаются вопросы, «связанные с
толкованием, защитой и реализацией конституции» (ст. 167). В част-
ности, к ним относятся дела о конфликтах между национальным и
провинциальным законодательством, между соблюдением в одних
случаях, предусмотренных конституцией, принципа верховенства
национального законодательства, а в других - провинциального. При
этом Конституция устанавливает размежевание соответствующих
полномочий между Конституционным судом и судами общей юрис-
дикции.
Конституционный суд является высшим судом по всем консти-
туционным вопросам. К его исключительной компетенции отнесены:
дела о спорах между национальными и провинциальными государст-
венными органами, предметом которых являются конституционный
статус, полномочия и функции любого из этих органов; дела о кон-
ституционности парламентских и провинциальных законопроектов; в
случаях, предусмотренных конституцией, удостоверение соответствия
провинциальных конституций национальной (согласно ст. 143, про-
винциальная конституция или конституционная поправка должны
соответствовать национальной конституции, в частности закрепляе-
мым ею ценностям, не предоставлять провинции полномочия, выхо-
дящие за рамки ее компетенции. Провинциальная конституция или
поправка к ней вступают в силу только после такого удостоверения
Конституционным судом).
Кроме того, Конституционный суд является апелляционной ин-
станцией, рассматривающей апелляции на решения судов общей
юрисдикции по конституционным вопросам. Высокие суды, учрежда-
емые в каждой провинции, решают все конституционные вопросы, за
исключением тех, которые отнесены к исключительной компетенции
Конституционного суда. Однако их решения о недействительности
любого закона становятся окончательными после их утверждения
Конституционным судом. Суды магистрата вообще не могут рассмат-
ривать вопросы о конституционности любого законодательства.
Система конституционной юстиции в ЮАР, сочетая черты аме-
риканской и европейской моделей, вместе с тем во многом сходна с
организацией конституционного правосудия в федеративных госу-
дарствах.


34
Следует отметить, что подобное сходство присуще также органи-
зации конституционного правосудия в таком сложном государстве,
как Босния и Герцеговина, представляющем собой не федерацию, а
реальную унию. Здесь также, наряду с центральным Конституционным
судом, действуют конституционные суды в образующих унию
государствах Федерация Боснии и Герцеговины и Республика Сербская.
Организация и компетенция центрального Конституционного
суда имеет, однако, особенности, отличающие его от аналогичных
органов конституционного правосудия в федеративных государствах.
Во-первых, в его состав входят представители двух государств, обра-
зующих унию: четыре судьи избираются палатой представителей Фе-
дерации Боснии и Герцеговины, а два - Собранием Республики Серб-
ской. Три члена назначаются председателем Европейского суда по
правам человека после консультации с коллективным главой унии.
Во-вторых, наряду с обычной компетенцией Конституционного суда
(разрешение споров между унией и ее субъектами и между субъектами,
между институтами унии, нормоконтроль), Конституционный суд
рассматривает также апелляции на решения любого суда в Боснии и
Герцеговине «по делам, возникающим на основе конституции» (§ 3
ст. VI Конституции). Иными словами, он является одновременно и
Конституционным судом, и судом общей юрисдикции.
Рассмотренная организация конституционного правосудия во
многих сложных государствах представляет собой конституционную
основу регулирования взаимоотношений образующих их субъектов.
Особенности этой организации в отдельных федеративных государ-
ствах обусловливают специфику регулирования федеративных отно-
шений, а также ту роль, которую играют в нем органы конституцион-
ного правосудия, чему и посвящено настоящее исследование.




35
II
КОНСТИТУЦИОННЫЙ КОНТРОЛЬ ЗА СОБЛЮДЕНИЕМ
КОНСТИТУЦИОННЫХ НОРМ О РАЗГРАНИЧЕНИИ
КОМПЕТЕНЦИИ МЕЖДУ ФЕДЕРАЦИЕЙ И ЕЕ
СУБЪЕКТАМИ
(теория и практика)

В большей части федеративных государств конституционное
правосудие, как мы видели, осуществляется на двух уровнях. Однако
решающая роль в его осуществлении, в том числе и в сфере федера-
тивных отношений, принадлежит федеральным органам. Они наде-
лены рядом исключительных полномочий по решению многообразных
конфликтов, возникающих между федерацией и ее субъектами, только
их решения по делам об этих конфликтах являются окончательными
и обязательными для всех государственных органов и должностных
лиц как федерации, так и ее субъектов (при американской модели
формально эти решения обязательны лишь для сторон, участвующих в
деле, и для всех нижестоящих судов. Однако на практике это различие
в характере и правовых последствиях решений высших органов
конституционного правосудия не столь уж велико. Решения
федерального Верховного суда по конституционным вопросам имеет
столь же общеобязательный характер, что и решения федерального
конституционного суда)1. Поэтому в настоящей главе рассматривается
в основном практическая деятельность федеральных органов
конституционного правосудия.
Во всех федеративных государствах компетенция этих органов в
сфере федеративных отношений, несмотря на определенные различия в
законодательных формулировках, примерно одинакова. Основным в
ней является полномочие по разрешению споров между федерацией и ее
субъектами и между субъектами федерации. Это полномочие, как уже
отмечалось, носит чисто федеральный характер и предусмотрено
конституциями и специальным законодательством всех федеративных
государств.
Так, Верховный суд США рассматривает по первой инстанции и в
порядке исключительной компетенции все споры между двумя и

1
См.: Сравнительное конституционное право. М, 1996. С. 232.


36
более штатами, по первой инстанции, но не в порядке исключительной
компетенции споры между Соединенными Штатами и штатом (Свод
законов США, тит. 28)2. Согласно ст. 131 Конституции Индии,
Верховный суд рассматривает по первой инстанции любые споры
между правительством Индии и одним или более штатами, а также
между правительством Индии и штатом или штатами с одной стороны
и одним или более штатами - с другой или между двумя или более
штатами3.
Законодательство некоторых стран при этом уточняет, о каких
спорах идет речь. Например, Конституция РФ устанавливает, что
Конституционный Суд разрешает споры о компетенции между орга-
нами государственной власти Российской Федерации и органами го-
сударственной власти ее субъектов (п. «а» ч. 3 с. 125). Основной закон
ФРГ (ч. 2, 3, 4 ст. 93)4 наделяет Федеральный конституционный суд
правомочием выносить решения при наличии разногласий или
сомнений относительно того, соответствует ли федеральное право или
право земли по своей форме и содержанию Основному закону, либо
относительно того, соответствует ли право земли иным нормам феде-
рального права, а также при наличии разногласий относительно прав и
обязанностей федерации и земель и вообще по другим публично-
правовым спорам между федерацией и землями, между различными
землями или в пределах одной земли, если не предусмотрен иной су-
дебный порядок рассмотрения.
Помимо разрешения споров о компетенции, органы конституци-
онного правосудия обладают и иными полномочиями, так или иначе
затрагивающими сферу федеративных отношений. Например, со-
гласно п. «в» ч. 2 ст. 125 Конституции Российской Федерации, Кон-
ституционный Суд РФ разрешает дела о соответствии Конституции
договоров между органами государственной власти РФ и органами
государственной власти субъектов Федерации, договоров между ор-
ганами государственной власти субъектов РФ. Эти договоры могут
иметь различное предметное содержание. Но к компетенции Консти-
туционного Суда относится разрешение главным образом дел о кон-
2
См.: Соединенные Штаты Америки: Конституция и законодательные
акты. М, 1993. С. 207-208.
3
The Constitution of India. New Delhi, 1988.
4
Конституции государств Европейского Союза. М, 1997. С. 213 - 214.
37
ституционности договоров в сфере конституционно-правовых отно-
шений. Типичным примером являются договоры о разграничении
предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между
органами государственной власти Российской Федерации и органами
государственной власти ее субъектов5 (следует, однако, отметить, что это
полномочие ни разу еще не было использовано, хотя многие договоры
подобного рода содержат положения, явно противоречащие
Конституции РФ).
В ФРГ Федеральный конституционный суд также рассматривает
дела о соответствии Основному закону государственных договоров
между федерацией и землями и между землями.
Подробнее аналогичное полномочие Конституционного суда из-
ложено в Конституции Австрии. В ч. 1 ст. 138а предусматривается,
что по ходатайству федерального правительства или заинтересованной
земли Конституционный суд устанавливает, имеется ли соглашение,
предусмотренное абз. 1 ст. 15а («федерация и земли могут заключать
соглашения по вопросам своей компетенции»), и выполнены ли какой-
либо землей или федерацией вытекающие из этого соглашения
обязательства в случаях, когда это не касается имущественно-
правовых требований. Согласно ч. 2 ст. 138а, если это предусмотрено
соглашением, указанным в абз. 2 ст. 15а («соглашения земель между
собой могут касаться только вопросов, относящихся к их собственной
компетенции»), Конституционный суд устанавливает по ходатайству
заинтересованного правительства земли, имеется ли такое соглашение и
выполнены ли вытекающие из него обязательства, когда это не касается
имущественно-правовых требований.
Вместе с тем в действительности компетенция в сфере федера-
тивных отношений федеральных органов конституционного правосудия
отдельных стран, с одной стороны, шире, а с другой (если речь идет о
ее практической реализации) - уже установленной рассмотренными
конституционными и законодательными предписаниями.
Что касается расширения полномочий в сфере федеративных от-
ношений, то оно осуществляется двумя путями.



5
Федеральный конституционный закон о Конституционном Суде
Российской Федерации: Комментарий. М., 1996. С. 40.
38
Во-первых, федеральные органы конституционного правосудия в
ряде стран наделяются новыми полномочиями внутригосударствен-
ными договорами и законами. Так, Федеральный конституционный
закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» предусмат-
ривает, что Суд может пользоваться правами, предоставленными ему
заключенными в соответствии со ст. 11 Конституции Российской Фе-
дерации договорами о разграничении предметов ведения и полномочий
между органами государственной власти Федерации и органами
государственной власти ее субъектов, «если эти права не противоречат
его юридической природе и предназначению в качестве судебного
органа конституционного контроля».
Таким образом, в отличие, например, от Австрии, где такие права,
вытекающие из соглашения между федерацией и землями, пере-
числены в Конституции, в Российской Федерации они устанавлива-
ются договорами. Анализ последних показывает, что некоторые из
них действительно предоставляют Конституционному Суду РФ пол-
номочия рассматривать, помимо споров о компетенции, также «споры и
разногласия, возникающие в ходе реализации договора» (например,
договоры с Бурятией, Краснодарским краем), решать дела о соответ-
ствии федеральных законов и законов субъектов Федерации не только
Конституции РФ, но и соответствующему договору (договор с Северной
Осетией-Аланией)6. В связи с этим неверно утверждать, что «пока
договорами полномочия Конституционному Суду не предо-
ставлялись»7.
Закон о Федеральном конституционном суде Германии предус-
матривает, что Суд выносит решения «по конституционным спорам,
возникшим в пределах земли, если на основании закона земли решение
спора передано Суду» (подчеркнуто нами. - Авт.)8.


6
См.: Сборник договоров и соглашений между органами государственной
власти Российской Федерации и органами государственной власти
субъектов Российской Федерации о разграничении предметов ведения и
полномочий. М, 1997.
7
Кряжков В. А., Лазарев Л. В. Конституционная юстиция в Российской
Федерации. М., 1998.
8
Федеративная Республика Германия: Конституция и законодательные
акты. М., 1993. С. 306.
39
Во-вторых, споры между федерацией и ее субъектами могут раз-
решаться не только в соответствии с указанным специальным полно-
мочием, но и при осуществлении органом конституционного правосудия
иных его полномочий (т. е. по другим основаниям и в других
производствах). Практика большинства федеративных государств
свидетельствует, что такие споры в «чистом виде», т. е. непосредственно
связанные с нарушением федерацией или ее субъектами компе-
тенционных норм, неопосредованные абстрактным и конкретным
контролем за конституционностью нормативных актов, - довольно
редкое явление. Например, за 190 лет Верховный суд США рассмотрел
по первой инстанции около 150 дел, главным образом о спорах между
штатами о территории, о добыче нефти в прибрежном шельфе и т. д. «В
последнее время, - писал в 80-х годах О. Жидков, - Суд все чаще
уклоняется от рассмотрения споров между штатами»9. Индийский юрист
П. Прасад, анализируя практику Верховного суда Индии за первые 30 лет
его деятельности, указывает, что за все это время им было рассмотрено
только 10 дел подобного рода, предусмотренных ст. 131 Конституции.
«Большая часть дел, которые проливают свет на отношения «центр-
штаты», инициируется частными лицами, когда конфликт между
центром и штатом является в лучшем случае искусственным, а
непосредственный вопрос - частным интересом»10. В ФРГ споры между
федерацией и землями являются одной из редких форм разбирательства;
это зависит как раз от того, что наиболее частый конфликт, связанный с
соблюдением границ компетенции федеральным законодателем или
законодателем земли, по прагматическим причинам регулярно
разрешается в форме абстрактной проверки действительности правовых
предписаний11. Это подтверждается и практикой последних лет. С 1981
по 1995 г. было рассмотрено лишь шесть дел, предметом которых был
непосредственно конфликт между федерацией и землями по поводу
нарушения компетенции. «Этот тип конфликта был быстро
абсорбирован абстрактным контролем норм»12.
9
Жидков О. А. Верховный суд США: право и политика. М., 1985. С. 65.
10
Prasad A. Centre-State Relations in India. Constitutional Provisions. Judicial Review.
Recent Trends. New Delhi, 1985. P. 212.
11
См.: Государственное право Германии. М., 1994. Т. 1. С. 297.
12
Actualite juridique. Droit administratif. P., 1997. N 4. P. 334.

40
Таким образом, деятельность органов конституционного право-
судия в сфере федеративных отношений не может быть сведена только к
одному специально выделенному полномочию. Лишь в Танзании
компетенция Специального конституционного суда ограничена таким
полномочием. Согласно ст. 72 Конституции, его «единственной
функцией является рассмотрение представляемых ему дел и принятие
решений по вопросам, касающимся толкования настоящей Конститу-
ции, если такое толкование связано со спором между Объединенной
Республикой и правительством Занзибара»13.
В остальных федерациях деятельность органов конституционного
правосудия в сфере федеративных отношений осуществляется в
значительном объеме при реализации иных полномочий.
Если говорить о специализированных органах, то споры между
федерацией и ее субъектами могут разрешаться и в иных производствах:
при проверке конституционности нормативных актов федерации и ее
субъектов, при рассмотрении конституционных жалоб. «Несмотря на
то, - пишет немецкий ученый Р. Бернхардт, - что разграничение
компетенции между федерацией и землями не относится
непосредственно к сфере основных прав гражданина, Федеральный
конституционный суд косвенным образом признал, что нарушение
конституционно установленной компетенции может быть предметом
индивидуальной конституционной жалобы»14. Аналогична практика и
судов общей юрисдикции, осуществляющих конституционное пра-
восудие. Здесь оспаривание конституционности нормативного акта
физическим и юридическим лицом может быть формой конфликта
между федерацией и ее субъектами, хотя «частная сторона, оспари-
вающая статут, редко руководствуется заботой о федеральном рас-
пределении полномочий»15.
Практика ФРГ дает пример и того, как разрешение спора о ком-
петенции между федеральными государственными органами, по су-
ществу, является разрешением спора между федерацией и землями.
Таковы решения Федерального конституционного суда по делам,
13
Конституция Объединенной Республики Танзания. М, 1980.
14
Бернхардт Р. Конституционное правосудие и принципы федеративного
государственного устройства в ФРГ//Немецкий конституционализм. М., 1994.

<< Пред. стр.

стр. 4
(общее количество: 11)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>