ОГЛАВЛЕНИЕ


ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА


© 2001 г. Ю.С. Коренева

СТАНОВЛЕНИЕ ИНСТИТУТА ПАРЛАМЕНТАРИЗМА
В СТРАНАХ ЕВРОПЫ (16 – 17 ВЕКА)

В истории Европы XVI - XVII вв.- это с одной стороны, эпоха великих географических открытий, многочисленных технических изобретений, рождения современной науки, крупнейших достижений в философии и искусстве; с другой стороны, период разгула инквизиции, страшных религиозных войн, становления абсолютизма и повсеместного уничтожения народных свобод, включая прекращение или ограничение деятельности парламентов.
XVI - XVII вв. принято называть временем рождения буржуазного социума, объясняя тем самым дикость и жестокость этой эпохи необходимостью накопления первоначального капитала. На самом же деле формирование этого общества началось гораздо раньше и первоначально несло людям не нищету и рабство, а развитие ремёсел и мануфактур, создание школ и университетов и, что особенно важно, рост свободы, проявившейся в образовании различных институтов самоуправления, а также представительных учреждений - парламентов.
Возникший на рубеже XIII - XIV вв. средневековый парламент (во Франции - генеральные штаты, в Испании - кортесы и т. д.) был сословно-представительным политическим институтом, предназначенным для совместного (традиция народных собраний) решения наиболее важных государственных вопросов. Крепостные крестьяне не имели права избирать и быть избранными в парламент, зато все более весомыми становились голоса буржуазии - представителей бурно развивавшихся в то время городов.
Хотя в решении ряда государственных дел (например, заключение мира и войны) делегаты от городов не участвовали, при определении суммы налогов их голоса являлись определяющими. Собственно, создание парламента было результатом компромисса между средневековым обществом и этой новой социально-политической силой.
Растущее богатство городов позволяло им шаг за шагом отвоевывать у феодалов различные привилегии и свободы. Однако уже в XV в. "дух свободы" начал покидать города, в которых к тому времени сформировалась новая аристократия, состоявшая из банкиров, крупных купцов, членов магистрата и т. п. Эти влиятельные люди были тесно связаны с придворными кругами и верхушкой церкви и, разбогатев, стремились породниться со старой аристократией. «В верхах общества царили коварство и цинизм, в средних слоях феодальной администрации - взяточничество и хитрость, в низах - зависть и желание забыться».
Объединение феодальной и буржуазной форм эксплуатации разрушило прежние механизмы защиты населения от произвола властей, стяжательства богачей и продажности чиновников.
С помощью прямого насилия захватывались, а затем распродавались общинные земли; ремесленники и мелкие собственники разорялись; во многих регионах Европы было восстановлено крепостное право. В XVI в. началось формирование абсолютистских режимов, ограничивших или ликвидировавших в ходе подавления восстаний и непрерывных войн народовластие. Так, в Испании в 20-е гг. XVI в. после подавления ряда восстаний были уничтожены независимость городов и многие права кортесов. С 1614 г. и вплоть до революции 1789 г. перестали созываться генеральные штаты во Франции. После Тридцатилетней войны 1618 - 1648 гг. были разогнаны представительные учреждения в большинстве земель Германии, а затем Австрии и Дании.
Возможно, единственным исключением были Нидерланды, которые, освободившись от испанского господства, установили у себя республиканское правление (законодательная власть в стране принадлежала генеральным штатам) и к середине XVII в. совершили подлинное "экономическое чудо", превратившись в торговую столицу мира. Судьба Нидерландов, показавших поразительные для того времени веротерпимость и уважение к правам граждан, привлекала внимание многих мыслителей Европы. Нидерланды были примером того, чего может достичь государство, избавившись от тирании абсолютизма. Вполне объяснимо, что возникало искушение попытаться распространить опыт Нидерландов на другие страны, и тут выяснилось, что само по себе наличие парламента и даже республиканского правления еще не является гарантией от той или иной формы деспотии. В полной мере убедиться в этом на собственном опыте пришлось Англии.
В отличие от континентальной Европы развитие абсолютизма в Англии не уничтожило парламент, но превратило его в XVI в. в достаточно послушное орудие королевской власти. Генрих VIII создал "волей парламента" новую (англиканскую) церковь, независимую от Ватикана. Его дочь, Мария Тюдор, при поддержке парламента решилась восстановить в стране католицизм. Затем, после смерти Марии, парламент узаконил волю Елизаветы I, вновь сделавшей своих подданных англиканами.
Несмотря на послушание парламента, сперва Яков I, а потом Карл I попытались в первой половине XVII в. завести в Англии континентальные порядки и окончательно низвести парламент до уровня "ручного" королевского совета. Эксперимент не удался, Карлу I эта попытка стоила головы. Спор короля с парламентом, начатый из-за дополнительных налогов, привел к многочисленным роспускам этого представительного учреждения и преследованиям его членов. Наряду с этим, жестоким гонениям подвергались английские пуритане и шотландские пресвитериане. В результате в 1640 г. в стране начались волнения, переросшие вскоре в гражданскую войну. Из этой войны парламент вышел победителем.
Выдвинувшийся благодаря военным и другим талантам пуританин Оливер Кромвель уже в 1647 г. очистил парламент от неугодных ему умеренных членов, а также пресвитериан. Этот "очищенный" парламент, получивший название "охвостье", и приговорил Карла I к смертной казни. После этого верхняя палата парламента (палата лордов) была упразднена, а нижняя (палата общин) значительно расширена и объявлена высшим авторитетом в государстве. Несмотря на это, в 1653 г. Кромвель дважды разгонял парламент и с помощью вновь избранных членов объявил себя пожизненным лордом-протектором Англии. Позже, заручившись поддержкой парламента, он попытался добиться королевского сана, но армия, в которой были сильны прореспубликанские настроения, воспротивилась этому. После смерти Кромвеля в 1658 г. в стране началась борьба за власть между сторонниками его сына, армией и парламентом, завершившаяся в 1660 г. реставрацией королевского дома Стюартов.
Вступая на престол, Карл II пообещал народу амнистию и веротерпимость. Однако вскоре в Англии начались судебные процессы против "убийц короля", преследования пуритан и республиканцев, изгнания инакомыслящих и т. п.
В Европе XVI - XVII вв. было немало талантливых политиков, деятелей церкви, мыслителей, которые разрабатывали и проповедовали идеи терпимости, правосознания, религиозной умеренности и национального согласия. Различные проекты построения идеального общества выдвигались утопистами, но в этих проектах деликатно обходились вопросы о том, как именно создать такое общество, а после его создания разрешать всевозможные конфликты между различными группировками. Впрочем, такие группировки в идеальном обществе не предусматривались, а само это общество - особенно в знаменитом "Городе Солнца" Т. Кампанеллы - скорее напоминало казарму, где все шпионят друг за другом.
Источником национального согласия не мог стать и протестантизм - мощное общественно-религиозное движение, охватившее большинство стран Европы и сыгравшее фундаментальную роль в формировании человека нового типа: человека-созидателя, творца буржуазного общества. Протестанты различных толков и конфессий нередко отстаивали тираноборческие и республиканские идеалы (например, пуритане Кромвеля), однако веротерпимостью при этом они не отличались и постоянно враждовали не только с католиками, но и друг с другом. Католики, в свою очередь, тоже не отличались веротерпимостью, поэтому Европу постоянно терзали религиозные войны, сопровождавшиеся изгнаниями или истреблениями инакомыслящих. Мир обезумел, и многим казалось, что это насилие, распространившееся уже и на Новый Свет, остановить невозможно.
Огромный вклад в развитие правосознания, идей веротерпимости и свободы совести внесли такие философы XVI - XVII вв., как М. Монтень, Г. Гроций, П. Шаррон, Б. Спиноза, Т. Гоббс, Дж. Локк и др. В работах этих мыслителей из разных стран Европы закладывались важнейшие основы концепции гражданского общества: договорная интерпретация полномочий государственной власти, верховенство прав народа, государство как гарант прав отдельного человека и многое другое. Без этих идей и теоретических разработок нельзя представить ни французское Просвещение, ни американскую конституцию, ни, наконец, современное правовое государство. И все же достижения социальных философов XVI - XVII вв. вполне могли остаться лишь красивым недостижимым идеалом, если бы не были найдены политические механизмы их реализации.
Размышляя о путях построения гражданского общества, т. е. общества, «в котором господствуют единые для всех, не знающие никаких привилегий и исключений, непререкаемые, как геометрические доказательства» законы, философы в конечном счете видели единственный способ создания такого порядка в добровольном общественном договоре. Просвещенные новой философией люди должны сами на основе всеобщего согласия установить единые законы, которым они затем будут добровольно подчиняться. Другого выхода у людей нет, если они, конечно, не хотят тирании или анархии. Но как именно, посредством каких процедур и политических институтов люди должны прийти к такому соглашению? Ответ на этот исключительно важный вопрос впервые (в конкретной институциональной терминологии) появляется у английского философа Дж. Локка (1632 - 1704) в книге "Два трактата о правлении".
Свои "Два трактата о правлении" Локк создал в период с 1679 по 1689 г. За это время, большую часть которого он провел в вынужденной эмиграции в Нидерландах, Локк, в частности, пришел к твердому убеждению о принципиальной необходимости парламентско-демократической формы правления. «Возможно, - писал он в своих "Трактатах"-, вначале люди, благодаря небрежности и простодушной непредусмотрительности, передали верховную власть какому-то одному добродетельному и превосходному человеку. Однако его преемники были уже не такими, и "народ нашел, что его собственность не находится в безопасности при том правлении, какое было (в то время как правление не имеет иной цели, кроме сохранения собственности), и что он не мог пользоваться ни безопасностью, ни покоем, ни считать, что живет в гражданском обществе, до тех пор пока законодательная власть не была отдана в руки коллективного органа, который можно назвать сенатом, парламентом или как угодно.
Благодаря этому каждое отдельное лицо стало наравне с другими, самыми ничтожными людьми подданным тех законов, которые оно само как член законодательного органа установило; точно так же никто не мог по своей собственной власти избегнуть силы закона после того, как этот закон был создан. Не мог никто также под предлогом превосходства просить об исключении для собственных нарушений или для нарушений, совершенных кем-либо из его близких. Ни для одного человека, находящегося в гражданском обществе, не может быть сделано исключений из законов этого общества".
Вскоре Локку довелось не только убедиться в правильности своего решения, но и участвовать в его реализации. Выше упомянуто, что обстановка в Англии при Карле II не оправдала надежд тех, кто поверил, что реставрация королевской власти Стюартов принесет стране мир и согласие. Еще тяжелее стала ситуация при брате умершего короля - Якове II (1685 - 1688). В Англии то и дело вспыхивали и жестоко подавлялись восстания, многие англичане, спасаясь от преследований, бежали в Новый Свет и Нидерланды. Вакханалию этого произвола удалось прекратить только в 1688 г., когда Вильгельм Оранский - штатгальтер Нидерландов и зять Якова II - высадился с 15-тысячной армией в Англии. Поддерживаемый достаточно широкой и влиятельной группировкой дворян и буржуазии и встречаемый народным ликованием Вильгельм почти без сопротивления продвигался к Лондону. Яков II бежал в Париж, а в столице был созван учредительный парламент, который в 1689 г. передал английский престол Вильгельму (под именем Вильгельма III). Вступая на престол, Вильгельм III подписал специальную "Декларацию прав", четко определившую границы королевской власти. В стране произошла так называемая "славная революция", в результате которой Англия стала конституционной монархией.
Установление в Англии компромисса между парламентом и королевской властью, несомненно, можно считать началом формирования современного правового общества. С 1771 г. периодическим изданиям было разрешено давать полные отчеты о заседаниях парламента, точно указывая имена ораторов. Тем самым процессы законотворчества становились публичными.
Особенности политического развития Англии нередко объясняют ее глубокой приверженностью традициям, не замечая присущего этой стране виртуозного умения наполнять старые политические формы принципиально новым содержанием. До Локка в парламенте не видели средства для формирования гражданского общества (т. е. общества, управляемого универсальными, едиными для всех законами) уже хотя бы потому, что законы, которые издавал или утверждал парламент, являлись по сути не законами, а ратификациями (например, утверждение указа короля о сборе новых налогов). Парламент являлся сословно-представительным институтом, возникшим в период средневековой борьбы городов за независимость, и предназначался прежде всего для ограничения над ними власти короля и феодалов. Поэтому-то парламент и смог стать центром консолидации общественных сил в ходе английской революции 1640 - 1649 гг.
В конце XVII в. трансформация государственно-бюрократических, сословно-иерархических и общинно-родовых связей началась в Англии, где ученым вместе с политиками "новой волны" удалось как бы приземлить величественную идею гражданского общества, соединить ее с организационно-процедурными механизмами, с процессами непрерывного совершенствования законодательства.
Следует, однако, подчеркнуть, что особая роль английских ученых в созидании гражданского общества обусловливалась прежде всего социальным фактором - специфическим опытом институционализации науки - которого в значительной степени были лишены континентальные ученые.
В ходе правового оформления частные интересы становились все более общественными, но само общество при этом оказывалось все более гражданским, способным создавать необходимые условия для реализации частных интересов. Так происходило формирование системы народовластия, в которой каждый гражданин учился рассматривать свои интересы как потенциальный законодатель, а законодатель-профессионал учился воспринимать свою деятельность не как руководство обществом со стороны, а как помощь в выявлении новых форм социального бытия.
Решающую роль в процессе взаимного обучения индивида и общества сыграл парламент (точнее, разветвленная система парламентской демократии, в которой высший законодательный орган является вершиной гигантского айсберга социальных связей и институтов), и современные западные страны не мыслят своего дальнейшего развития без этой социальной лаборатории, непрерывно исследующей, трансформирующей и согласовывающей всевозможные частные и общественные интересы.



? ? ? ? ?



ОГЛАВЛЕНИЕ