<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Желание появляющихся мажоритарных акционеров увеличивать свои пакеты акций до размеров контрольных реализовывалось ими посредством скупки акций, а желание мелких акционеров заработать какие-то деньги было как нельзя кстати для тех, кто хотел эти акции купить. Появившийся в России рынок ценных бумаг и фондовые спекулянты (брокеры и дилеры) способствовали тому, что все участники этих корпоративных отношений могли получить желаемое. Отдельные конфликты вокруг отдельных предприятий время от времени возникали, порой это кончалось криминальными «разборками», порой с трагическим финалом, но это еще не приобрело характера массового явления.
Отдельные аналитики (см. Вадим Волков «Причины и логика корпоративных конфликтов», Top-Manager июль/ август 2003 г.) особо выделяют 1996-1997 гг. как период проведения залоговых аукционов, в результате которых были приватизированы крупнейшие сырьевые предприятия в пользу небольшого числа групп, приближенных к исполнительной власти. В результате таких крайне выгодных для покупателей приобретений в России начали формироваться крупные интегрированные бизнес-группы, глав которых стали называть олигархами.
Часть вторая • 29
В 1993-1998 гг. сформировалась основная особенность российских корпоративных отношений. Если в странах с вековыми традициями рыночной экономики менеджмент корпораций озабочен ростом капитализации акций компании и рассматривает каждый последующий выпуск акций как эффективный способ привлечения инвестиций, то в России менеджмент основной части открытых, и, тем более, закрытых акционерных обществ стремится к сосредоточению, как минимум, контрольного пакета, а лучше — всех 100% акций в руках одного лица или аффилированной группы лиц. Естественно, что каждую последующую эмиссию акций менеджмент использует для «размывания» долей в уставном капитале, принадлежащих недружественным акционерам. Естественно, что в этих условиях нет смысла стремиться и к получению прибыли в ее классическом виде — в виде дивидендов.
Поскольку интересы собственников сосредоточены на непосредственном участии в управлении предприятием, то и выгоду свою они получают, используя различные финансовые схемы, благо доступ к управлению финансовыми потоками собственники (они же и менеджмент предприятия) всегда оставляют за собой.
Акционеры таких «схлопывающихся» акционерных обществ в основной своей массе были безынициативны, бесправны и послушны тем, кто умело манипулировал их голосами на общих собраниях акционеров.
Увы, все это было так, несмотря на то, что именно в этот период были приняты две первые части Гражданского кодекса, а также законы «Об акционерных обществах», «О рынке ценных бумаг», «О несостоятельности (банкротстве) », « Об обществах с ограниченной ответственностью », получил новую редакцию закон «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках», было принято постановление ФКЦБ «Об утверждении Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг», а также был принят ряд других нормативных актов, регулирующих корпоративные правоотношения и Делающих их все более и более цивилизованными.
30 • Акционер против акционерного общества
Итак, к августу 1998 г. вновь появившийся в России класс собственников уже получал выгоду от принадлежащего ему имущества, главным образом, занимая руководящие посты в акционерных обществах, соединив тем самым в одном лице собственников и управленцев. Поэтому понятно, что эти люди не желали выпускать из рук контроль над предприятием, даже в обмен на дешевые инвестиции.
Условимся период с января 1993 г. по август 1998 г. именовать вторым периодом в истории корпоративных отношений.
В августе 1998 г. рухнула самая большая из построенных к этому времени пирамид — пирамида государственных краткосрочных облигаций (ГКО).
Объявленный правительством дефолт, резкий рост курса доллара, серия банкротств крупных банков привели к тому, что на сцену вышли новые лица, а многие из тех, кого уже считали столпом отечественного бизнеса, были вынуждены спасать остатки своей собственности.
С августовского кризиса 1998 г. начался конфликт тех, кто не успел за предыдущие годы схватить свой кусок пирога, но теперь имел финансовые возможности сделать это, с теми, кто продолжал оставаться «у руля» и имел достаточное количество акций различных предприятий, но уже не имел тех финансовых возможностей, которыми располагали другие участники этих отношений.
Начинался новый передел собственности, передел, связанный с явно выраженным конфликтом интересов различных групп акционеров.
С другой стороны, отошли в прошлое откровенно криминальные «разборки», даже бывшие «криминальные авторитеты» пришли к пониманию, что только тогда права собственника могут считаться защищенными, когда они основаны на законе, а единственный законный способ разрешения конфликтов, связанных с имущественными интересами сторон, — это путь судебного разбирательства.
Необходимо отметить, что как до 1998 г. было достаточно примеров, когда корпоративные конфликты разреша-
Часть вторая • 31
лись через судебную процедуру, так и после 1998 г. имели место откровенно криминальные, вплоть до убийства, попытки разрешения корпоративных конфликтов (рассмотрение конфликтов иного рода находится за пределами этой книги). Достаточно условное деление истории корпоративных отношений на периоды позволяет нам всего лишь проследить тенденцию смены форм и методов разрешения конфликтов их участниками.
В этот называемый нами третьим период корпоративных отношений, участники таких отношений еще не были готовы платить за приобретаемый контроль над предприятием настоящую цену, которую стоили акции, необходимые им для этого контроля.
Причин этому несколько.
Во-первых, существовал еще некий ресурс в виде акций, не скупленных ранее у физических лиц, и цена, по которой эти акции могли быть приобретены, была далека от их истинной стоимости.
Во-вторых, владельцы более или менее крупных пакетов акций, оказавшись после кризиса в сложном финансовом положении, часто продавали свои акции по невысокой цене, будучи вынуждены согласиться с предложенной ценой, поскольку других предложений им никто не делал.
И в-третьих, помимо законных методов приобретения акций, то есть посредством совершения сделки купли-продажи, существовали и существуют другие методы поглощения, захвата предприятия, реализация которых порой обходится такому захватчику дешевле, чем стоимость акций, на которой настаивает их потенциальный продавец.
В силу этих причин с 1998 г. широко распространенной формой корпоративной борьбы становятся захваты предприятий.
Причины для осуществляемых корпоративных захватов лежат в области экономических отношений и все мотивы корпоративных захватов можно объединить в четыре группы:
оо-первых, усилившиеся после залоговых аукционов крупные бизнес -группы начали создавать вертикально ин-
32 • Акционер против акционерного общества
тегрированные или отраслевые холдинги, для чего им стало необходимо объединить отношения собственности и единого управления от добычи сырья до отгрузки конечной продукции.
Во-вторых, представляли долгосрочный интерес прибыльные предприятия с экспортно ориентированным рынком или предприятия с растущим рынком для своей продукции, тем более, если такие предприятия находились в руках не эффективных и слабых собственников.
В-третьих, региональная исполнительная власть, практически не контролировавшаяся из центра, стремилась к созданию «губернаторской экономики, то есть пыталась перевести под свой контроль основные предприятия региона, вытесняя внешних кредиторов или акционеров, атак-же несговорчивых директоров.
И, в-четвертых, захваты предприятий давали огромные возможности для краткосрочных доходов путем распродажи активов, спекуляции, корпоративного шантажа.
К началу 2002 г. технология захвата собственности в России была достаточно отработана и ею мог воспользоваться практически каждый желающий.
Как написал журнал «Власть» (№2, 2003), простота теории 1999-2001 гг. и практики передела собственности была обусловлена тремя основными принципами.
Первый: активы стоят столько, сколько денег надо вложить в их отъем. Если владелец активов считает иначе — тем хуже для него.
Второй: цена отъема активов измеряется расходами на юристов, взятки и отступные за вмешательство и невмешательство правоохранительных органов и властей, расходами на покупку нужных судебных решений, PR-поддержку операции, а также ликвидацию финансовых мин, расставленных при отступлении прежними владельцами активов. Российская практика показала, что цена отъема всегда ниже той суммы, в которую активы оценивает их владелец.
И, наконец, третий принцип: никакая уловка захватчиков не действует, если за ней не стоит санкция правитель-
Часть вторая • 33
ственного чиновника, связанного с захватчиком долговременным стратегическим союзом. Все, что видно непосвященным, — собрания акционеров, иски, суды и прочее — это действия сугубо ритуальные, за которыми скрывается борьба влияний в кабинетах Белого дома (для мелких случаев — в аппарате полпреда президента или в региональном правительстве).
Однако, планы структур, традиционно активных на быстрорастущем рынке передела собственности, в 2002 г. оказались в значительной степени не реализованными.
В 2002 г. было несколько серьезных попыток получить контроль над крупными компаниями, но ни одна из них не завершилась поглощением активов.
Номером один в этом списке стоят события лета 2002 г. вокруг компании «Славнефть». После отставки президента компании Михаила Гуцериева контроль над компанией попытался получить Межпромбанк, неформальные владельцы которого Сергей Пугачев и Сергей Веремеенко опирались на поддержку силовых структур, в том числе Генпрокуратуры, возбудившей против назначенного государством президента «Славнефти» Юрия Суханова уголовное дело (журнал «Власть» №2, 2003, Д. Бутрин «Око за око, суд за суд»). Однако выяснилось, что «Сибнефть», которая вмешалась в ситуацию на стороне Суханова, имеет поддержку в лице премьер-министра и все закончилось победой правительства, настаивающего на полномочиях господина Суханова.
Не менее показательным является пример противостояния в 2002 г. структур «Базового элемента» Олега Дерипаски в альянсе с санкт-петербургским банкиром Владимиром Коганом и санкт-петербургской лесопромышленной корпорацией Him Pulp Enterprise (IPE). Неоднократные попытки альянса получить контроль хотя бы над одним предприятием IPE не увенчались успехом, хотя вложено s это было никак не меньше 50 миллионов долларов. Провалились в 2002 г. все попытки ТНК и ЮКОС захватить управление газовой компанией « Роспан ». Не принесли успе-Хаатаки на «Северсталь» и «Магнитку».
34 • Акционер против акционерного общества
В 2002 г. практически никому не удалось получить какие бы то ни было активы по ценам ниже, чем назначил владелец. Технология захвата собственности очевиднейшим образом ломается, причем сразу в нескольких местах.
Судя по всему, главная причина этого предельно проста: технологии передела собственности стали общедоступны в силу продолжающегося роста коррупции, особенно среди региональных властей. «Еще одна немаловажная причина, пишет Д. Бутрин, — это достижение судебной системой России истинной независимости и от исполнительной власти, и от местных властей, а частенько еще и от закона. Всякий, кто когда-либо видел ворох судебных решений, определений и исполнительных листов, поданных в канцелярию крупного АО перед конфликтным акционерным собранием, поймет: чтобы получить исполнительные листы, запрещающие собрание и в Волгограде, и в Кемерове, и в Дагестане, и в Калмыкии одновременно, нужна судебная система независимая ни от кого ».
Рост информированности бизнесменов о том, как планируются и проводятся операции по переделу собственности привел к тому, что практически на каждый исполнительный лист, предъявленный атакующей стороной, у тех, кто обороняется припасен собственный исполнительный лист. Таким же образом нейтрализуется административный ресурс атакующей стороны. В итоге на каждый шаг тех, кто пытается завладеть активами, владельцы активов отвечают применением тех же технологий. В результате расходы на захват активов становятся сопоставимы со стоимостью самих активов.
А дальше стороны приступают к переговорам. А затем осознают, что дешевле всего было сделать это сразу, без непродуктивных затрат.
Осознание того, что дешевле собственность купить, нежели отнять, будет распространяться в обществе сверху вниз: от крупных компаний к мелким, чтобы в конечном итоге утвердиться как единственный законный способ слияний и поглощений, процесса, который надолго становится основным содержанием передела собственности.
Часть вторая • 35
В отличие от предыдущих периодов истории корпоративных отношений, начало и конец которых молено связать с определенными событиями, привязанными к определенному времени, четвертый период корпоративных отношений наступает исподволь, а сами отношения эволюционируют, и эта эволюция займет достаточно продолжительное время.
Представляется, что уже можно говорить об изменении корпоративных отношений и эти изменения, начало кото-ых можно отнести к 2001 г., знаменуют собой начало нового этапа.
С одной стороны, 2001 год стал годом, когда была наконец-то принята новая редакция закона «Об акционерных обществах », был принят Земельный Кодекс, внесены существенные изменения в законы «О несостоятельности (банкротстве)» и «О рынке ценных бумаг». Все эти, а также ряд других нормативных актов изменили в определенной степени систему корпоративных правоотношений, но вовсе не появление этих законов следует связывать с началом нового периода корпоративных отношений.
2001 год стал годом, когда в сделках с собственностью, совершаемыми крупными компаниями, наконец-то появились настоящие большие деньги. 2001 г. стал рекордным по количеству успешных переговоров о продаже предприятий. Одной из крупнейших сделок в этой сфере стала продажа ЛУКОЙЛом примерно трети уставного капитала в Московском НПЗ своему прямому конкуренту — «Сибнефти». Свыше 27 миллионов долларов получил Дмитрий Зимин от продажи «Альфа-банку» части принадлежащих ему акций «Вымпелкома» (торговая марка «Билайн GSM»). Этим небольшим списком примеры такого рода отнюдь не исчерпываются.
Причин повышения роли денег в корпоративных отношениях можно назвать три.
Во-первых, 2000 г. был крайне удачным для россий-СКих экспортеров. Вместе с высокими экспортными ценами на сырье нефтяники получили возможность опериро-'ать огромными суммами на своих счетах.
36 • Акционер против акционерного общества
Во-вторых, условия работы крупных российских компаний сейчас уже приближаются к европейским, а отечественные банки, имеющие достаточное количество свободных средств, активно ищут заемщиков своих денег.
В-третьих, появление практически у каждого мало-мальски стоящего предприятия заинтересованного хозяина сделало идею купить компанию за гроши практически нереализуемой.
Как написал журнал «Деньги», подводя итоги года, в 2001 г. власть больших денег впервые стала по своей силе сравнимой с просто властью — связями, контактами в правительстве, крепкой «крышей».
2001 г. оказался весьма богат на громкие скандалы, связанные с попытками перехватить управление на предприятиях. Ничего принципиально нового в этом не было, однако наиболее яркой чертой корпоративных конфликтов 2001 г. было участие в них миноритарных акционеров — владельцев нескольких акций атакуемой компании, которые поразительно успешно отстаивают свои права и интересы совладельца.
В качестве примера приведем запрет, наложенный определением рязанского областного суда на отгрузку нефти НК «ЛУКОЙЛ», вынесенным по иску миноритарного акционера, владеющего всего пятью акциями НК «ЛУКОЙЛ». И здесь дело даже не в том, кто именно использовал право миноритарного акционера обжаловать действия акционерного общества. Дело все в том, что и в этом случае, и в ряде других в полной мере были ис-пользованы возможности корпоративного шантажа, бази-рующегося на нормах российского законодательства.
С другой стороны, и крупные, и некрупные корпорации использовали особенности закона «Об акционерных обществах » в его прежней редакции, действовавшей до 2002 г. и, консолидировав свои акции, выкинули миноритарных акционеров, уплатив им за выкупленные дробные остатки акций нового номинала минимальную символическую плату. Тот, кто успел это проделать, увеличил свой контроль над предприятием, другим же теперь придется сосущество-
Часть вторая • 37
вать с миноритарными акционерами, которые, во-первых, приобрели новые права благодаря поправкам внесенным в закон «Об акционерных обществах», а во-вторых, стали более образованными и более разборчивыми в средствах отстаивания своих прав и законных интересов.
Говоря о практике передела собственности в России, заметим, что процесс активного поглощений компаний ведет к тому, что «акулы» отечественного бизнеса становятся все крупнее и стремятся поглотить все большее количество относительно слабых компаний. Но в то же время возрастание финансовой мощи «поглотителя» вкупе с увеличением проблем осуществления им силового захвата предприятий создают благоприятные условия для мирного поглощения компаний, которое чаще всего именуется слиянием. Поэтому все чаще и чаще процесс слияний и поглощений компаний будет носить относительно мирный характер.
Подводя итог сказанному, отметим, что новый этап в развитии корпоративных отношений характеризуется повышением рыночной стоимости акций успешных предприятий, повышением активности миноритарных акционеров, и, возможно самое главное, отказом захватчиков от применения агрессивных методов ведения корпоративной войны в силу общедоступности и высокой стоимости процеду-ы агрессивного поглощения.
ТИПОЛОГИЯ КОРПОРАТИВНЫХ КОНФЛИКТОВ
Главной целью любой предпринимательской деятельности (а акционера мы рассматриваем как предпринимателя, занимающегося инвестиционной деятельностью) является получение прибыли.
В общем случае достичь этой желанной цели можно любым из следующих способов:
— получить часть чистой прибыли компании в виде дивиденда;
получить доход от хозяйственных операций компании в тех случаях, когда акционеры имеют возможность руководить действиями компании;
38 • Акционер против акционерного общества
получить маржу в виде разницы между ценой продажи и ценой приобретения ценных бумаг;
получить определенную сумму «отступного» за отказ или вознаграждение за совершение определенных действий.
Если в первом случае акционер занимает пассивную позицию и надеется, что совет директоров вынесет на решение общего собрания акционеров вопрос о выплате дивидендов в достаточном размере, то явного конфликта между таким акционером и компанией пока еще нет. Но как только акционер начинает активно требовать принятия решения о выплате дивиденда, так сразу у него формируется стремление контролировать такую часть акций общества, которая могла бы повлиять на принимаемые обществом решения, могла бы обеспечить ему место (места) в органах управления компанией.
Если действия такого акционера оказываются успешными и он самостоятельно, или в составе группы лиц приобретает контроль (хотя бы частично) над компанией, то в подавляющем большинстве случаев современной российской действительности он (они) предпочтут иной способ получения финансовой выгоды, нежели получение дивиденда (который может быть выплачен только после уплаты компанией соответствующих налогов).
Все это уже известно. Процесс осознания невыгодности получения дивидендов, если имеется иной способ получения коммерческой выгоды, уже можно отнести к пройденному этапу нашей корпоративной истории, а возврат к получению дивиденда, как основному и легальному способу получения коммерческой выгоды собственниками компании, еще впереди, в будущем, надеюсь, что не очень далеком.
Таким образом, от получения дивидендов, как способа получения легального дохода, мы переходим к получению коммерческой выгоды от хозяйственной деятельности компании, не всегда безупречной с точки зрения налогового (в первую очередь) законодательства.
Но получение выгоды от хозяйственной деятельности компании практически невозможно, если сами собственники
Часть вторая • 39
компании не являются одновременно ее исполнительным органом (директором, генеральным директором). Только имея право совершать сделки от имени общества, и одновременно в качестве собственника предприятия, контролируя свою же деятельность, можно совершать практически любые действия, кроме тех, которые преследуются в уголовном порядке.
Поэтому ключевой вопрос корпоративных конфликтов нашего времени: кто будет стоять «у руля»?
Конечно, чем крупнее компания, тем сложнее собрать контрольный пакет акций в одних руках, тем чаще приходится договариваться совладельцам между собой и тем публичнее деятельность такой компании. Такие компании намного ближе к принятому во всем цивилизованном мире типу корпоративных отношений.
Но сегодня ситуация такова: множество российских акционерных обществ с числом акционеров от одного до нескольких тысяч находятся в состоянии борьбы собственников за кресло генерального директора.
На значительное число компаний различного уровня « положили глаз » акулы современного российского бизнеса, которые желали бы так или иначе управлять захватываемыми компаниями.
Шантаж как средство борьбы, которую ведут акционеры, не управляющие компанией, может иметь целью продажу акций по более высокой цене или получение «отступного».
Отметим, что доход, получаемый от разницы между ценой приобретения и ценой продажи ценных бумаг может зависеть от результата действий по корпоративному шантажу, когда само общество или его мажоритарные собственники готовы приобретать ценные бумаги своего оппонента только для того, чтобы прекратить его агрессивную деятельность.
В другом случае цена акций может возрастать по объективным причинам (например, после объявления о выплате годового дивиденда), после обнародования планов инвестирования в производство и т. п. В этих случаях мы
40 • Акционер против акционерного общества
приближаемся к западной модели цивилизованных корпоративных отношений и когда-нибудь непременно этих отношений достигнем.
Однако, когда агрессор имеет целью захватить компанию, то в ход идут любые методы, в том числе и методы корпоративного шантажа, поскольку платой за прекращение шантажа может быть, например, место в совете директоров, которое невозможно получить, если голосование по вопросу избрания совета директоров прямое, а контрольный пакет акций находится в руках противника.
Захватчик может действовать последовательно, достаточно долго, выбирая подходящий момент и любым способом увеличивая уровень своего контроля над акционерным обществом.
Нельзя провести четкую грань, отделяющую захват компании от борьбы за власть внутри компании. Можно лишь отметить общую тенденцию, заключающуюся в том, что внешний агрессор часто менее щепетилен в выборе способа захвата компании.
В условиях борьбы за контроль над акционерным обществом миноритарный акционер никому не нужен, он только мешает, задает вопросы, пишет жалобы и исковые заявления. Поэтому от него стремятся избавиться, а его акции присовокупить к своим. Это роднит и тех, кто является «захватчиком» по отношению к компании и тех, кто уже «находится внутри», но ведет перманентную борьбу за власть с прочими совладельцами компании.
Миноритарный акционер, вытесняемый из общества путем понуждения его к продаже своих акций или уменьшением его доли в уставном капитале при очередной эмиссии, или же лишаемый своих акций при их консолидации в период до 2002 г., не всегда готов смириться с уготовленной для него участью.
Наиболее активные из них вступают в борьбу с эмитентом, и исход этой борьбы зависит от многих факторов, в первую очередь, от того, насколько грамотными были и будут действия сторон, достаточен ли у них финансовый и, чего греха таить, административный ресурс.
Часть вторая • 41
Методы, которые использует вытесняемый миноритарный акционер, многообразны и включают, в том числе, методы корпоративного шантажа. Таким образом, и здесь нет четкой границы между шантажом как средством нападения и шантажом как средством самообороны.
Действиями эмитента, вызывающими ответную оборонительную реакцию, являются попытки:
изменить структуру акционерного капитала, в том числе провести дополнительную эмиссию;
провести реорганизацию общества, не выгодную миноритарным акционерам;
осуществить сделки по отчуждению значимых активов общества или обременению общества долговыми обязательствами;
сформировать органы управления исключительно из своих кандидатов;
не выплачивать дивиденды, расходуя прибыль на нужды мажоритарных акционеров;
вести массированную скупку акций по заниженной цене, используя различные виды давления на продавцов акций;
проведение консолидации акций с принудительным выкупом акций у миноритарных акционеров (действительно до 01.01.2002 г.).
Основными способами борьбы миноритарных акционеров являются:
консолидация своих голосов с голосами других миноритарных акционеров на общих собраниях акционеров общества;
постоянное «давление» на общество с целью получения различной информации, которую общество обязано предоставлять своим акционерам;
обращение с жалобами и заявлениями в контролирующие органы исполнительной государственной власти;
˜ обращение в суды с исками и заявлениями, оспаривая различные действия акционерного общества.
42 • Акционер против акционерного общества
На рисунке автор схематично отобразил типы корпоративных конфликтов нашего времени.

Принцип, который лег в основу предложенной автором классификации — это разделение конфликтов в зависимости от той цели, которую ставят перед собой главные действующие лица конфликта. Иначе говоря, в зависимости от стратегической составляющей этой цели.
Если же иметь в виду тактическую составляющую цели конфликта, не сложно заметить, что при осуществлении захвата — наиболее активной формы корпоративного конфликта — захватчик использует тактические приемы шантажа, а также, приобретая определенную долю участия в акционерном капитале, стремится захватить контроль над органами акционерного общества, что является основной
Часть вторая • 43
задачей сторон, борющихся за контроль над управлением в акционерном обществе.
Если же разделить все корпоративные конфликты на две группы, где одна группа — это конфликты, вызванные стремлением сторонних лиц, обладающих значительными финансовыми и административными возможностями, получить контроль над компанией или ее активами, а вторая — это конфликты, порожденные не финансовой экспансией инициатора конфликта, а иными, часто — личными причинами, то мы увидим, что количество конфликтов первой группы намного превосходит вторую.
Захваты предприятий достаточно мощными и активными компаниями принято называть враждебными поглощениями, а процессы, которые с некоторых пор происходят в нашем отечестве — слияниями и поглощениями (merger s&acquisitions, M&A).
Масштабы этого процесса достигли такой величины, что Государственная Дума 12 мая 2003 года провела парламентские слушания, посвященные проблеме противодействия враждебным поглощениям.
В аналитической записке, подготовленной редакцией журнала «Слияния и поглощения» (№3,2003) к парламентским слушаниям, было указано, что за 2002 г. произошло 1870 поглощений, 76% которых были враждебными. «Вообще, враждебное поглощение — это нормальный процесс для рыночной экономики, — пишет журнал, — но у нас этот процесс приобрел характер хорошо налаженного промысла: целью действий захватчика является корпоративная собственность, активы, за которые в обычной ситуации пришлось бы заплатить цену, намного превышающую расходы на захват с использованием административного ресурса».
«Ценник» услуг прокуратуры, судов, депутатов и чиновников различных ведомств, опубликованный в этом номере журнала, вызвал неоднозначную реакцию в обществе, но в любом случае он не остался незамеченным.
«Почему в России смена собственников и управляющих предприятиями приняла сейчас такие формы — крайне
44 • Акционер против акционерного общества
конфликтные и даже насильственные», — задает вопрос В. Волков на страницах журнала «Top-Manager» («Top-Manager», июль/август 2003, «Причины и логика корпоративных конфликтов») и отвечает на поставленный им вопрос:
«Это, прежде всего, объясняется закрытой структурой собственников с доминированием инсайдеров (руководители предприятий и их ближайшее окружение). После ваучерной приватизации около 60% акций принадлежало трудовым коллективам, примерно 30% акций оставалось у государства, а остальные перешли к внешним инвесторам. Эти госпакеты, а также небольшие доли внешних инвесторов стали своего рода троянскими конями.
Далее, серьезным стимулом к перехвату управления стала ситуация с реализацией прав собственности. В условиях непрозрачности деятельности предприятий основные выгоды реализуются через текущее управление, и принятие решений — во многом через теневые схемы, подставные компании, фиктивные цены и показатели. В таких условиях легко занизить прибыль и не выплачивать дивиденды, легко увести активы и не выполнить другие обязательства перед инвесторами. Поэтому для инвестора, который не участвует в управлении, инвестиции — дело очень рискованное. Следовательно, нужно добиваться участия в управлении; в идеале — перехватывать управление предприятием. Отсюда — стимулы к захвату управления и, наоборот, борьба за то, чтобы любой ценой сохранить управленческий контроль, готовность пойти на крайние меры.
Третий фактор — это несовершенство законов и, в первую очередь, несовершенство закона «О банкротстве» вре-дакции 1998 г. Закон этот предусматривал массу технических возможностей для того, чтобы использовать его в целях, которые он не предусматривал, закон фактически предоставил юридические схемы передела собственности.
И, наконец, самый важный, четвертый фактор — это наличие инструмента, административно-силового ресурса. Наличие административного ресурса в условиях продолжающегося кризиса государства во многом определи-
Часть вторая • 45
ло стратегию или конкретное протекание корпоративных конфликтов — использование судов, прокуратуры, силовых структур, и, соответственно, административное давление, уголовные дела, применение силы. В переделе собственности преимущества получали те лица или бизнес-группы (олигархи — А. О.), которые своевременно инвестировали в административно-силовой ресурс. Самые активные на этом поприще — это, конечно, «Альфа», «Сибал» (или «Базэл»)иМДМ. Но это, конечно, верхушка айсберга».
Как бы подтверждая сказанное, журнал «Коммерсантъ Власть» (21-27 апреля 2003 г.) пишет, что четыре способа контроля над бизнесом известны давно. Это контроль за акционерным капиталом, долгами компании, менеджментом и связями в госорганах.
В итоге получается, что в России сложилась очень благоприятная ситуация для осуществления нового передела собственности, но передела, основанного уже не на отсутствии полноценных собственников и возможности приобретения их собственности за бесценок, а на выросших финансовых и административных возможностях тех, кто является инициаторами процессов слияний и поглощений.
Этой проблеме были посвящены парламентские слушания в Государственной Думе 12 мая 2003 г. и, подводя их итоги, участники следующим образом обозначили основные проблемы, стоящие перед нашим обществом:
1. Основой возникновения и развития любого корпора
тивного конфликта, сопровождающегося вмешательством
в него правоохранительных органов, федеральных орга
нов исполнительной власти с принятием противоправных
решений и осуществлением незаконных действий, являют
ся недостатки законодательства и пороки правопримени
тельной практики, использующей такие недостатки в ин
тересах заказчиков корпоративных войн.
2. Реализация любых, в том числе вопиюще незакон-
*ых, схем захвата чужого бизнеса становится возможной
Ри условии получения незаконного судебного акта и по-еДУющего привлечения к его исполнению службы судеб-
46 • Акционер против акционерного общества
ных приставов-исполнителей, органов внутренних дел и прокуратуры. Ни одно из состоявшихся за последние несколько лет недружественных поглощений акционерных компаний не обходилось без использования агрессорами решений судов, создающих видимость легальности перераспределения корпоративной собственности.
Борьба за защиту прав миноритарных акционеров вызвала ответное движение: в значительном большинстве корпоративных конфликтов помощь «захватчикам» чужого бизнеса оказывают недобросовестные миноритарные акционеры, откровенно злоупотребляющие предоставленными им законом правами. Иск миноритарного акционера, обычно ставшего таковым за день-два до начала конфликта путем приобретения всего лишь одной акции, всегда является отправной точкой любого корпоративного конфликта, имеющего целью захват контроля над акционерной компанией. Поскольку иск обычно рассматривается заинтересованным судьей, содержание такого иска не имеет никакого значения. Как правило, миноритарный акционер требует от суда принять меры в обеспечение его иска, которым он обжалует те или иные корпоративные решения. Никакой ответственности миноритарный акционер — истец перед компанией не несет даже в том случае, когда иск впоследствии отклоняется судом высшей инстанции. Обеспечительные меры по иску принимаются судом без предоставления истцом встречного обеспечения в возмещение возможных убытков ответчика.
Стало повседневной практикой втягивание в корпоративные конфликты реестродержателей и использование реестра в качестве одного из важнейших орудий борьбы.
5. Становится опасной практикой постепенное усиле
ние роли ФКЦБ России как ведомственного арбитра кор
поративных конфликтов с участием реестродержателей.
Является совершенно недопустимой ситуация, при кото
рой не имеющее четкого юридического определения пред
писание за подписью даже не председателя, но одного из
членов ФКЦБ России, ставится выше закона и служит ос
нованием для совершения противоправных действий в от-
Часть вторая • 47
ношении реестра акционеров. Непременным участником всех крупных корпоративных конфликтов последнего времени выступает ФКЦБ России, все сильнее заявляя о себе в качестве особого ведомственного арбитра возникающих между акционерами, менеджментом компании спорами. ФКЦБ присваивает себе право решать вопрос о законности ведения реестра акционеров тем или иным регистратором, имея дополнительным аргументом своих полномочий угрозу отзыва лицензии регистратора за неисполнение предписаний Федеральной комиссии.
По сию пору не имеет однозначного ответа вопрос о фигуре добросовестного приобретателя бездокументарных ценных бумаг. Значительное количество корпоративных конфликтов имеет своим началом или содержанием злоупотребление статусом добросовестного приобретателя. Компания-захватчик или аффилированное с нею лицо, фактически осуществив хищение акций, аргументирует свою позицию со ссылкой на добросовестность приобретения. Если при этом помощь в приобретении акций захватчику оказали правоохранительные органы или суд, захват чужого бизнеса можно считать состоявшимся.
Необходимо вернуться к вопросу об уточнении позиции собственника или преобладающего акционера в процедурах банкротства, предоставив ему четкую возможность предупреждения или прекращения процедуры банкротства в отношении контролируемого им должника с учетом, естественно, законных прав и интересов кредиторов.
В статье ведущих специалистов «Кудер Бразерс ЛЛП» (Дерек Блюм, Кирилл Ратников и другие), опубликованной в №1 за 2003 г. журнала «Финансовый аналитик» подробно рассматриваются сценарии силового поглощения предприятий в России и меры по противодействию этим поглощениям. Авторы отмечают, что возможности для силовых юглощений сохраняются, несмотря на принятие нового
юцессуального законодательства. Согласно новому процессуальному законодательству (с 01.09.2002 года — А. О.)
Длежат рассмотрению в арбитражных судах дела по спо-между акционером и акционерным обществом.
48 • Акционер против акционерного общества
Авторы статьи делают вывод о том, что существует большая вероятность « адаптации » (« подчинения ») компаниями-захватчиками арбитражных судов в ряде регионов для обслуживания схем «силовых поглощений».
В подтверждение своего предположения авторы пишут, что в созданном Российским Союзом Промышленников и Предпринимателей (РСПП) суде чести, инициаторами создания которого выступили сами олигархи, очень широко представлены именно «захватчики». Поэтому авторы статьи считают, что суд при РСПП не будет эффективным оружием в борьбе с «силовыми захватами».
Также авторы отвергают идею создания «более объективного » третейского суда при Торгово-промышленной палате, так как «захватчики» не согласятся передавать дело на рассмотрение такого суда, поскольку побоятся публичного разоблачения их методов объективным судом.
Так где же видят выход авторы этой публикации?
Ведущие сотрудники «Кудер Бразерс ЛЛП» полагают, что было бы целесообразно создать специальный суд корпоративного управления, который был бы частью судебной системы РФ. Такой суд должен состоять из профессиональных независимых судей, специализирующихся в области « корпоративных войн ». И хотя для создания такого суда требуется специальный конституционный закон, авторов этой идеи трудности не смущают, поскольку в ряде зарубежных стран существует практика создания специализированных судов.
Мы в своей стране с 1991 г. создаем судебную систему, базовыми принципами которой должны быть независимость и неподкупность судей. Сейчас, через 12 лет после распада СССР, мы говорим, что наши суды не обеспечивают вынесения независимых и объективных решений, а журнал «Слияния и поглощения» публикует «расценки» подобных услуг. Мы говорим, что суды чести и третейские суды также не будут пользоваться доверием у участников конфликта, поэтому «корпоративные войны» не могут разрешаться с их участием. Так почему же Кирилл Ратников и его коллеги полагают, что какой-то иной суд, но созданный
Часть вторая • 49
в Отечестве нашем любезном, станет, в отличие от иных судов, более независимым, более объективным и менее коррумпированным?
Наша судебная система, как и наши чиновники различных рангов, являются частью нашего общества, еще не преодолевшего «детские болезни» своего роста.
Когда-нибудь наше общество, повзрослев, станет иным — свободным от коррупции и нетерпимым к нарушениям законов.
Когда-нибудь сами наши законы станут совершенными механизмами регулирования общественных отношений.
Может быть, подобно библейской истории, произойдет это через сорок лет, когда уйдут все те, кто помнит времена несвободы духовной и экономической.
Когда-нибудь...



Методы и приемы корпоративной борьбы


Яникогданепредставлял себе, какую огромную и, безусловно, благотворную роль играет мошенничество в общественной жизни великих народов.
Сэр Уинстон Черчилль КАК КУПИТЬ КОМПАНИЮ
Когда мы говорим о покупке компании, то необходимо разграничивать покупку акций компании и покупку имущественного комплекса, принадлежащего компании.
Если покупаются акции, то покупать надо контрольный пакет акций, а лучше — все 100% акций компании.
Предположим, что покупатель согласен, продавец готов, то есть имеет деньги и дело за малым: совершить сделку и стать собственником приобретаемого бизнеса.
Но, прежде чем покупатель уплатит хотя бы рубль, ему следует обратить внимание на следующие обстоятельства:
1. Если выпуск акций общества не зарегистрирован, или выпуск был осуществлен после 25.04.1996 г. (начало действия закона «О рынке ценных бумаг), но отчет об итогах выпуска акций так и не был зарегистрирован в соответствующем отделении Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг (ФКЦБ), то такая сделка будет ничтожной, то есть не
Часть третья" • 51
будет иметь соответствующих правовых последствий. Это плавило относится к приобретению любого количества акций а не только контрольного пакета компании.
Поскольку покупатель приобретает действующее предприятие, имеющее определенную историю своей хозяйственной деятельности, то особое внимание надо обратить на состав кредиторской задолженности компании, поскольку по действующему российскому законодательству любое лицо, которому общество должно сумму более чем 500 МРОТ (на момент, когда пишутся эти строки, данная сумма составляет 50 000 рублей) и срок оплаты которой наступил не менее, чем три месяца назад, вправе подать в суд заявление о признании компании банкротом и в результате ввести арбитражное управление, когда органы управления таким несостоятельным обществом будут отстранены.
Требуется обратить внимание и на другие обременения имущества, принадлежащего приобретаемому обществу, на договоры залога, аренды, займа и кредита, которые могло заключить общество, и на все возможные случаи возникновения у общества обязательств перед третьими лицами.
Надо учитывать, что после совершения сделки продавец, имея дубликат печати, может изготовить любые документы, в соответствии с которыми у общества возникают определенные обязательства перед третьими лицами. Это не произойдет, если продавец совершает честную сделку или если у него будут основания опасаться негативных последствий в случае, если он затеет нечестную игру.
Необходимо проверить систему ведения реестра владельцев акций общества с тем, чтобы избежать в последующем споров, связанных с приобретаемыми акциями, вероятность возникновения которых тем выше, чем более
-орежно оформлялся переход права собственности на акции в реестре акционеров общества.
• Необходимо получить предварительное согласие Тер-
ториального управления Министерства по антимонополь-
1 Политике на приобретение пакета голосующих акций
змере свыше 20% в том случае, если активы приобре-
емого общества превышают 200 тысяч МРОТ. Отсут-
52 • Акционер против акционерного общества
ствие такого согласия в момент приобретения еще не делает сделку по приобретению акций недействительной, но, безусловно, создаст определенные проблемы приобретателю акций.
Если же у покупателя есть сомнения хотя бы по одному основанию из перечисленных, то лучше, если он не будет приобретать акции компании, а приобретет то имущество, которое и позволяет компании осуществлять производственную и хозяйственную деятельность.
Другой способ приобретения компании — это приобретение основных средств и иного имущества компании, что позволяет покупателю не нести расходы по обязательствам компании, а сделку делает более безопасной.
Однако, такая сделка может потребовать больше времени и больше усилий на ее оформление, поскольку не везде права собственности, в первую очередь на недвижимость, оформлены надлежащим образом. Соответственно, покупатель не должен начинать выплачивать деньги до тех пор, пока не будут оформлены все свидетельства о собственности, подтверждающие права продавца имущества.
Необходимо обратить особое внимание на права продавца на земельный участок, поскольку только предприятие, которое было приватизировано, вправе выкупать земельный участок с существенной скидкой. Последующим приобретателям недвижимости земля, на которой расположены здания и сооружения, обойдется по гораздо более высокой цене.
Кроме того, приобретение недвижимого и движимого имущества не делает компанию-приобретателя правопреемником по договорам, заключенным прежним владельцем компании. Необходимо учесть, что в целом ряде случаев необходимо получение лицензии, которая остается у прежнего владельца имущества. Все эти вопросы, а также вопросы использования раскрученной торговой марки должны быть в поле зрения приобретателя еще до заключения соответствующей сделки.
И все же наличие доброй воли сторон и финансовые возможности покупателя позволяют ему приобрести интере-
Часть третья • 53
сующий его бизнес и закончить дело символическим бокалом шампанского. Для такого случая употребление термина «захват предприятия» пожалуй неуместно. Чего не скажешь о других способах захвата.
КАК НЕ ДАТЬ ЗАХВАТИТЬ КОМПАНИЮ
Рассматривая вопросы защиты от недружественного поглощения, нельзя обойти вниманием книгу московского юриста Максима Ионцева «Корпоративные захваты», изданную в сентябре 2003 года.
Автор, выпускающий уже не первую книгу, посвященную вопросам корпоративного права, на этот раз обратился к проблемам сугубо практическим. С любезного разрешения Максима Ионцева, мы используем материалы его книги при освещении вопросов противодействия недружественному поглощению компании.
Разделим систему защитных мер от недружественного поглощения на меры превентивные (стратегические) и меры тактические, применяемые для защиты в «острый» период.
К стратегическим способам защиты бизнеса от недружественного поглощения можно отнести:
формирование защищенной корпоративной структуры, качественное изменение структуры ее уставного капитала;
обеспечение эффективной экономической безопасности предприятия с помощью мониторинга текущей ситуации;
эффективная мотивация и ограничение полномочий Руководителей предприятия;
с°здание условий, препятствующих массовой скупке акций, их «обездвиживание»; онтроль за кредиторской задолженностью предприя-ия, подготовка к введению арбитражного управления.
54 • Акционер против акционерного общества
Сущность формирования защищенной корпоративной структуры заключается в том, что права собственности на имущество предприятия, его хозяйственная деятельность и риски распределяются таким образом, который практически полностью исключает возможность недружественного поглощения бизнеса захватом одной или нескольких компаний-целей.
Действительно, сосредоточив все активы компании в одном юридическом лице, мы скорее рискуем все потерять, утратив контроль над этим юридическим лицом.
Если же собственником недвижимости будет являться одна компания, а собственником средств производства — другая, то, при условии, что обе эти компании принадлежат одному лицу, захватить их будет достаточно проблематично. Они не ведут никакой производственной деятельности, не несут финансовых, операционных и прочих рисков, у компаний-собственников отсутствует кредиторская задолженность, которую можно легко приобрести. К ним значительно сложнее предъявить иски.
Вывод активов в дочерние структуры или реорганизация основной компании в форме разделения (выделения) позволяет как сокращать число миноритарных акционеров, так и повышать уровень контроля над элементами создаваемой бизнес-структуры, последовательно изменяя в своих целях структуру их уставного капитала.
Например, выводя наиболее привлекательные активы в дочерние компании (закрытые акционерные общества), мы можем за счет выпуска их дополнительных акций уменьшить долю материнской компании до величины менее 25%, в то время как остальные акции будут находиться в перекрестном владении дочерних компаний.
Заметим, что защищенные корпоративные структуры не всегда удается сформировать. Поэтому в сложных ситуациях формирование защищенной корпоративной структуры обычно сводится к подготовке внутренних документов компании-цели, регламентирующих деятельность органов управления, а также разработке учредительных документов, обеспечивающих защиту от недружественного
Часть третья • 55
поглощения, именно эти документы станут юридической основой для создания защитных рубежей.
Разумеется, придумать защитные рецепты на все случаи жизни невозможно, но многие ситуации предусмотреть все же можно. Например, наиболее важным для компании-агрессора является получение физического контроля над поглощаемым предприятием. С этой целью всегда осуществляется смена органов управления компании-цели. В случае, если образование и досрочное прекращение полномочий единоличного исполнительного органа отнесено уставом к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества, а сам совет директоров (наблюдательный совет) избирается кумулятивным голосованием, то срок проведения внеочередного общего собрания акционеров можно совершенно законно отодвинуть еще на 30 дней. В контексте организации контрскупки акций для защиты от недружественного поглощения это время может оказаться весьма полезным.
Таким образом, формирование защищенной корпоративной структуры необходимо вести сразу в двух направлениях, создавая конструкцию бизнеса, способную противостоять возможным атакам, с одновременным совершенствованием внутреннего устройства соответствующих компаний.
Качественное изменение структуры уставного капитала подразумевает, что акционерное общество осуществляет дополнительную эмиссию акций в количестве, превосходящем количество, которое может скупить захватчик. Приобретателями этих акций по закрытой подписке становятся руководители предприятия (если у них есть деньги) или близкие им лица, готовые вложить в предприятие определенную сумму денежных средств. Преимуществом данного способа является то, что привлекаемые деньги не расходуются на выкуп акций, а используются непосредственно самим обществом на собственное развитие. Недостатком является то, что уменьшается доля акций, контролируемых руководством предприятия, а также то, что Для принятия такого решения требуется 75% голосов на
56 • Акционер против акционерного общества
общем собрании акционеров. Если такие действия осуществляются заблаговременно, то провести нужное решение через собрание акционеров бывает намного легче, нежели когда компания-цель становится объектом атаки.
Обеспечение эффективной экономической безопасности бизнеса путем мониторинга текущей ситуации в крупных компаниях обычно осуществляется собственной службой экономической безопасности.
При анализе ситуации принимаются во внимание некоторые характерные индикаторы, позволяющие с высокой долей вероятности утверждать, что в отношении предприятия в ближайшем будущем будет предпринята попытка враждебного захвата.
К их числу относятся:
Прямые предложения о продаже акций, поступившие со стороны инвестиционных компаний.
Факты недружественных поглощений аналогичных предприятий в отрасли или предприятий, находящихся на сопредельных территориях.
Создание и укрепление холдинга в отрасли, в которой предприятие является звеном в технологической цепочке.
Внезапное изменение отношения к компании-цели со стороны местных властей.
Планируемая приватизация государственного пакета акций (особенно, если этот пакет является достаточно большим) компании-цели.
Большое количество сделок с мелкими пакетами акций компании-цели, совершенных навнебиржевом рынке.
Служба экономической безопасности, осуществляя постоянный мониторинг ситуации вокруг потенциальной компании-цели, способна предупредить о возможном нападении задолго до начала непосредственных агрессивных действий. К сожалению, во многих случаях руководство компании-цели с опозданием фиксирует начало агрессивных действий.
Зато захватчик нередко действует профессионально, используя в том числе всевозможные технические средства
Часть третья • 57
для сбора информации о намерениях руководителей захватываемого предприятия. Чаще всего средства подслушивания устанавливаются в кабинетах руководителей предприятия. Их может быть установлено и не одно, в расчете на то, что не все могут быть обнаружены. Не редкость теперь и миниатюрные телевизионные камеры, которые отлично монтируются за навесным потолком в кабинете генерального директора.
Специалист, оснащенный соответствующим оборудованием, за несколько часов может выявить все подслушивающие и подсматривающие устройства, но пока эта работе не проведена, для серьезных разговоров лучше выбирать необычные места, исключающие возможность подслушивания беседы.
Информация, собранная о захватчике, позволит правильно оценить ситуация и грамотно построить оборону. Корпоративный захват — операция весьма дорогостоящая. Газета «Коммерсантъ» в номере от 17 мая 2002 г. приводит данные, что стоимость захвата обычно рассчитывается на уровне годовой, максимум полуторагодовой прибыли предприятия. Причем реальной прибыли, а не балансовой! Обороняющаяся сторона должна понимать, что если ее атакуют, значит на то имеется соответствующий бюджет. Если грамотно защищаться и тянуть время, то бюджет захвата будет возрастать и в результате вся операция для захватчика может потерять всякий смысл.
Систему защиты нужно выстраивать заблаговременно. В идеальном случае — надо иметь такую систему обороны, которая побуждает любого интересанта отказаться от самой идеи захвата еще до начала ее реализации.
Система мотивации управляющих (генерального директора, директора и т. п.) должна быть построена собственниками бизнеса таким образом, чтобы управляющие всегда были ориентированы на дальнейший рост компании и развитие существующего бизнеса. В противном случае менеджеры могут выступить инициаторами недружественного поглощения.
58 • Акционер против акционерного общества
Мотивация руководителей является важным, но не единственным способом превентивной защиты от недружественного поглощения. Необходимо еще и разумно ограничить полномочия наемных менеджеров.
Действующее законодательство позволяет генеральному директору заключать сделки с имуществом общества, стоимость которого не превышает 25% от балансовой стоимости его активов. При этом если стоимость активов компании-цели достаточно велика, это создает возможность совершения сделок по отчуждению значительного массива имущества предприятия. Компетенцию генерального директора имеет смысл ограничить, передав часть вопросов в ведение коллегиального исполнительного органа — правления (дирекции), атакже ограничив полномочия единоличного исполнительного органа соответствующими пунктами устава.
Разумеется, разумная мотивация руководителей и распределение полномочий не способны полностью гарантировать собственников бизнеса от враждебных действий их собственного менеджмента, но, будучи ограниченным в своих правах, директор не сможет одним росчерком пера лишить общество важных активов или создать крупную кредиторскую задолженность.
Наиболее распространенной схемой создания условий, препятствующих массовой скупке акций, является конструкция перекрестного владения акциями.
Например, потенциальная компания-цель создает дочернюю структуру со своей преобладающей долей участия в уставном капитале (51 и более процентов), а остальные учредители вносят в качестве вклада в уставный капитал принадлежащие им акции компании-цели. Таким образом, у дочерней структуры консолидируется контрольный пакет материнской компании. Генеральный директор компании-цели избирает сам себя на должность генерального директора дочернего общества. Создается конструкция, гарантирующая не только контроль над материнской компанией, но и полную несменяемость генерального директо-
Часть третья • 59
, который на общих собраниях акционеров с завидным постоянством голосует за свою собственную кандидатуру. Генеральный директор в данном случае способен создать полностью подконтрольный ему совет директоров материнской компании, хотя по логике закона совет директоров является органом управления более высокого порядка. Такую конструкцию крайне сложно разрушить законными средствами. Агрессоры, столкнувшись с перекрестным владением акциями, обычно отступают. И если только компанию-цель необходимо захватить любыми средствами, тогда в ход идут технологии хищения акций, причем похищен может быть как пакет акций материнской компании, принадлежащий дочерней, так и пакет акций дочерней компании, принадлежащий материнской.
Схема перекрестного владения акциями является вариантом довольно распространенного способа практически бесплатной «приватизации» предприятия ее менеджментом, а потому прямо запрещена законами большинства экономически развитых государств. К нашей стране это пока не относится, поэтому перекрестное владение акциями пользуется заслуженной популярностью.
Так называемое «обездвиживание акций» заключается в том, что акционеры добровольно (или принудительно?!) вносят свои акции в уставный капитал (паевой фонд) другого юридического лица, которое может быть создано в форме общества с ограниченной ответственностью, акционерного общества, некоммерческого партнерства, производственного кооператива.
Смысл такой акции заключается в том, что руководство предприятия, организуя новое юридическое лицо, обеспечивает полный контроль над ним, особо контролируя его Участие в делах основного общества. Купить акции у этого лица уже невозможно и вовремя проведенное «обездвиживание» акций лишает противника каких-либо шансов на спех. Аргументом для вовлечения акционеров в новое
Ридическое лицо может стать обещание высоких диви-
-ндов в новом обществе, поскольку основное акционер-
5 общество якобы не желает платить «чужим акционе-
60 • Акционер против акционерного общества
рам» и всю прибыль планирует направить по соответствующему договору в то самое юридическое лицо.
И опять обратим внимание читателя, что действия по «обездвиживанию» акций требуют согласия их владельцев и могут быть осуществлены исключительно в спокойной обстановке.
Кредиторская задолженность потенциальной компании-цели может быть использована агрессором, как в качестве основного, так и в качестве вспомогательного «орудия» в ходе реализации проекта по недружественному поглощению.
Новый Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» хотя и значительно усложнил процесс возбуждения процедуры банкротства в отношении должника, однако это обстоятельство само по себе не исключает возможность ее использования в качестве основного инструмента для корпоративного захвата. Если перед компанией-агрессором стоит задача захватить компанию-цель с использованием любого подходящего способа, то вероятность использования процедуры банкротства для достижения этой цели значительно повышается.
Скупка кредиторской задолженности компании-цели может быть использована также агрессором для нанесения отдельных точечных ударов по предприятию с тем, чтобы лишить его свободных денежных средств, которые очень скоро понадобятся для организации обороны.
Для подготовки к введению на предприятии арбитражного управления требуется единственное — право действовать от имени общества, другими словами, достичь этой цели можно только в компании с генеральным директором общества. Количество акций, которым располагают руководители предприятия, в этом случае значения не имеет, а имеет значение только состав кредиторов и размер кредиторской задолженности общества. Подготовка к введению арбитражного управления заключается в том, что обществом заблаговременно наращивается кредиторская задолженность перед «своим» кредитором с тем, чтобы к нужному времени эта задолженность была просрочен-
Часть третья • 61
ной более чем на три месяца, а ее сумма перекрывала задолженность общества перед всеми другими кредиторами. Сели предприятие благополучное, а создание задолженности начато вовремя, то арбитражное управление будет введено без особых хлопот.
1. Банкротство является достаточно эффективным спо
собом в борьбе за предприятие даже тогда, когда агрессор
уже физически захватил компанию-цель. В этой ситуа
ции рекомендуется арестовать имущество компании-це
ли, в противном случае захватчик предпримет все усилия
к его срочной реализации. Впрочем, ареста будет добить
ся несложно, т. к. он может быть получен в качестве обес
печительной меры по иску о взыскании задолженности
предприятия.
2. Как только на предприятии будет введено наблюде
ние, временный управляющий обратится к суду, рассмат-
ивающему дело о несостоятельности, с ходатайством об устранении руководителя должника, являющегося ставленником компании-агрессора. В дальнейшем обороняющейся стороне предстоит вытеснить с предприятия отстраненного директора вместе с его охраной и взять компанию под свой контроль.
Рассмотрев основные превентивные меры защиты от недружественного поглощения, мы обратимся к способам защиты в острый период корпоративного конфликта.
Одним из основных тактических способов защиты от недружественного поглощения в условиях начавшейся атаки является контрскупка акций (долей) компании-цели.
Этот способ борьбы с недружественным поглощением является наиболее простым, но и наиболее затратным.
Если на предприятие нет серьезного недовольства поли-'икой руководства, то миноритарные акционеры-работники скорее, даже по более низкой цене, продадут свои ак-яи именно менеджменту. Проблема заключается в том, °оы в кратчайшие сроки мобилизовать необходимые фи-совые ресурсы, что порой бывает затруднительно. Хо-
62 • Акционер против акционерного общества
тя, чем больше мы отдаляемся от времен чековой приватизации, тем меньше акций, представляющих интерес для захватчиков, остается на руках у миноритарных акционеров.
Преимущества скупки акций у мелких акционеров заключается в том, что приобретение акций в этом случае происходит по цене, намного меньшей их истинной стоимости, и существенно меньшей стоимости, за которую, возможно, готов продать свои акции владелец достаточно большого их пакета.
Провести скрытно для руководства предприятия скупку акций у значительного количества их бывших владельцев возможно только тогда, когда руководители настроены излишне благодушно и их не интересует информация о движении акций по лицевым счетам в системе ведения реестра.
Для того, чтобы эффективно противостоять захватчикам, важно вовремя распознать начало их действий.
Прежде всего, отнеситесь с особым вниманием к любому запросу о собственниках предприятия, особенно, если запрос исходит от акционера, владеющего более чем 1% голосующих акций и, соответственно, имеющего право на получения списка всех акционеров с указанием количества принадлежащих им акций. Правда, в этом списке не будет паспортных данных и адресов, по которым проживают акционеры. Последнее особенно важно для осуществления скупки, поскольку по этим адресам направляют письма, по этим квартирам ходят агенты-скупщики, и эти адреса позволяют узнать номера телефонов, чтобы звонить, звонить, звонить...
Получить полный список акционеров со всеми их данными можно тремя основными способами:
— получить список в самом акционерном обществе, воспользовавшись конфликтной ситуацией, халатностью в обращении с информацией или коммерческим подкупом должностного лица (наиболее распространенный способ);
Часть третья • 63
— получить список, подкупив сотрудника регистратора, имеющего доступ к этой информации (несмотря на кажущуюся простоту, это не всегда возможно);
получить список через органы (ФСБ, МНС, МВД и пр.),
имеющие право истребовать любую информацию от любых лиц.
Для закрытых акционерных обществом сигналом начала скупки может служить сделка, по которой акционер общества дарит свои ценные бумаги лицу, которому он ничем не был обязан всю свою прошлую жизнь.
Захватчик всегда стремится достичь максимального результата за минимальное время, он будет стремиться приобрести сразу много акций, обходить и обзванивать в первую очередь относительно крупных их владельцев.
Поэтому особо пристальное внимание следует уделять мажоритарным акционерам, их настроениям, их финансовому положению, семейным и иным проблемам. Необходимо, чтобы у больших пакетов всегда была возможность продать свои акции не на сторону, а другим совладельцам или самому обществу.
Естественно, что у владельцев скупаемого предприятия должно быть полное взаимопонимание с регистратором и работа регистратора должна быть организована так, чтобы в отношении эмитента регистратор работал в режиме наибольшего благоприятствования, а захватчику создавал любые препятствия, которые только возможны в рамках законодательства. Как правило, регистратор первый замечает начало скупки и от квалификации его сотрудников, от степени доверительности в отношениях с руководителями эмитента, зависит, узнают своевременно в скупаемом обществе о начале действий по захвату или же нет.
Получив сигнал о начале скупки, руководству предпринял необходимо собрать максимум информации о том,
° пРотив них действует, с какой целью, какими силами и какими ресурсами обладает захватчик.
Для тех компаний, которые имеют налаженную соб-енную службу безопасности, в которой работают люди,
64 • Акционер против акционерного общества
имеющие соответствующую профессиональную подготовку и обладающие множеством каналов сбора информации, эта, задача решается за сравнительно небольшое время. Для предприятий, служба безопасности которой ограничивается организацией охраны территории и осуществлением пропускного режима, такая задача уже не по зубам.
Собственная скупка акций должна быть более эффективной, нежели скупка, ведущаяся противником. Во-первых, руководство предприятия имеет возможность непосредственного воздействия на акционеров — нынешних и бывших работников предприятия. Во-вторых, руководство предприятия имеет возможность связать приобретение акций или получение их в залог самим обществом с дополнительными льготами для их продавца (участие в долевом строительстве жилья, получение путевок, получение беспроцентного займа и т.п.). Но самое главное — нельзя отставать в цене от цены, предложенной другой стороной. Синхронное повышение цены на акции скорее сдержит потенциальных продавцов акций и явится фактором, затрудняющим скупку.
Прорывом в этом деле могут быть решительные действия, когда цена изначально устанавливается запредельно высокой, после чего акционерное общество резко ее снижает, объясняя всем потенциальным продавцам, что советом директоров была поставлена задача купить только определенный процент акций, апоскольку желающих продать акции оказалось слишком много, то цена будет впредь снижаться. Тем самым исключается фактор ожидания акционерами более высокой цены предложения и, напротив, у них возникает опасение, что по сегодняшней цене завтра акции им уже не продать.
Большой эффект может иметь показательная контрскупка акций по завышенной цене. Акционеры — народ практичный и деньги свои считать умеют.
«На практике неоднократно бывало, — замечает М. Ион-цев в книге «Корпоративные захваты», — что после проведения такой показательной скупки свои акции компании-агрессору уже никто не продавал ».
Часть третья • 65
Срочная реструктуризация активов компании-цели, именуемая обычно «выводом активов», является типичным примером «отделения бизнеса от юридического лица» , о чем мы еще будем говорить в этой книге.
Выведение активов из предприятия позволяет создать « запасной аэродром », куда команда менеджеров рассчитывает «приземлиться» в случае утраты контроля над предприятием. С другой стороны, выведение активов из предприятия объективно снижает его привлекательность для захватчика. Риски, связанные с этим способом защиты от нежелательного поглощения, связаны с возможностью оспаривания сделок купли-продажи имущества в гражданском порядке и преследования генерального директора в порядке уголовном. Поэтому этот способ не слишком хорош, но в определенных ситуациях к нему стоит обратиться. Если агрессор по каким-то причинам не стал или не смог арестовать активы предприятия-цели (не смог « зафиксировать ситуацию»), то немедленный вывод активов является неплохим средством защиты.
Вывод активов обычно осуществляется путем заключения сделок по их отчуждению, при этом надо не нарушать положения действующего законодательства, касающиеся порядка одобрения крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность.
В самом крайнем случае недвижимость, принадлежащую компании-цели, а также наиболее ценные активы можно передать в долгосрочную аренду дружественной структуре, хотя уже существует судебная практика (Высший арбитражный суд, п. 40 Информационного письма №66 от 11.01.2002 г.), позволяющая считать договоры аренды, заключаемые на длительный срок, сделками, связанными з отчуждением имущества арендодателя.
Блокировка пакета акций, приобретенных агрессором,
'Жет служить целям защиты от недружественного погло-
ения, если только руководство компании-цели сумеет вос-
гьзоваться этой ситуацией и провести дополнительную
ссию, «размыв» пакет акций, принадлежащих агрессору.
66 • Акционер против акционерного общества
Обычно обороняющаяся сторона, используя вполне легальные юридические механизмы, способна заблокировать пакет акций, приобретенный захватчиком, поскольку в ходе проведения скупки агрессор вынужден идти на некоторые нарушения действующего законодательства.
Например, при скупке акций закрытого акционерного общества нападающая сторона вынуждена преодолевать преимущественное право других акционеров на приобретение продаваемых акций. Для этих целей обычно используется притворное дарение акций, всегда прикрывающее истинную куплю-продажу. Если несколько физических лиц-акционеров закрытого акционерного общества обратятся в суд с иском о признании недействительной сделки дарения и переводе на них прав и обязанностей по договору купли-продажи акций, который имел место на самом деле, то, в порядке обеспечения иска, суд может арестовать не только «подаренные» компании-агрессору, но и прочие приобретенные ей акции, и даже запретить ими голосовать.
Если в такой ситуации компания-цель сумеет провести дополнительную эмиссию, то усилия агрессора могут оказать напрасными.
Для того, чтобы оперативно провести дополнительную эмиссию, требуется наличие в уставе положений о достаточном количестве объявленных акций и об этом стоит подумать заранее.
Работа с акционерами, как способ защиты от начавшегося недружественного поглощения, способна принести весьма полезные плоды.
Агрессор, склоняя акционеров к продаже акций, обычно использует группу недовольных акционеров, которая начинает на него работать. Доверчивые акционеры часто верят тому, что им рассказывают, не подозревая при этом, что группа недовольных осуществляет свою деятельность отнюдь не на добровольных началах.
Поэтому первым шагом в работе с акционерами в случае начала враждебной атаки является выявление этой группы недовольных. Сделать это несложно: достаточно
Часть третья • 67
всего лишь поговорить с несколькими акционерами. В дальнейшем с этими «агитаторами» полезно провести разъяснительную работу, а также сообщить другим акционерам о том, что известные им люди работают на компанию-агрессора за приличное вознаграждение.
Как показывает практика, в результате таких действий большинство акционеров утрачивает доверие к группе недовольных и у некоторой части акционеров пропадет всякое желание общаться со скупщиками акций.
Большое значение в работе с акционерами имеет вовремя начатая PR-компания, которая разъясняет им суть всего происходящего. Полезно также провести общее собрание коллектива и написать соответствующие письма пенсионерам.
По разным оценкам эффективная работа с акционерами в сочетании с другими методами защиты и покупкой акций у тех, кто остро нуждается в деньгах, способна лишить компанию-агрессора от 30 до 50% потенциальных продавцов. Если захватчик делал ставку на молниеносную скупку и приобретение контрольного пакета, то его планам не суждено будет сбыться.
В борьбе с недружественным поглощением следует задействовать все возможные способы. Одним из таких довольно нетривиальных способов является встречное нападение на компанию-агрессора и людей, ее представляющих. Хорошие, например, результаты дает внеплановая проверка захватчика с привлечением налоговой полиции и с изъятием документации. Но, при этом, надо иметь в виду, что захватчик, занимаясь своим специфическим бизнесом, как правило, имеет налаженный контакт с административными органами и достаточное количество собственных средств для ведения «боевых действий».
1 ем не менее, существует целый арсенал средств, с помо->к> которых можно бороться даже со значительно преходящими силами противника, и в числе этих средств: • Обращение с заявлениями в правоохранительные ор-*• «захватчик часто вынужден вступать в противоре-
68 • Акционер против акционерного общества
чия с уголовным кодексом, поэтому по всем выявленным фактам имеет смысл обращаться с заявлением в правоохранительные органы.
Обращение в суды с исками в отношении агрессора. Предметы таких исков требуют креативного подхода, но если в результате применения обеспечительных мер будут арестованы счета компании-агрессора, то ей будет сложно расплатиться с акционерами за приобретенные акции.
Привлечение к происходящему широкого внимания общественности. Полезно провести митинг рабочих (пусть даже не санкционированный) с призывами о защите предприятия и сохранении их рабочих мест.
Срыв отдельных мероприятий компании-агрессора. Данный способ защиты может быть реализован с использованием различных средств. Все зависит от фантазии обороняющейся стороны. Можно только предполагать, какая начнется неразбериха, если в помещении, где собрались акционеры для скупки, внезапно погаснет свет.
В вопросах срыва отдельных мероприятий компании-агрессора другая сторона способна творить настоящие чудеса. Например, при попытке изъять реестр с помощью определения суда о его передаче другому регистратору было проделано следующее. Сотрудники компании-регистратора любезно встретили судебных приставов-исполнителей, угостили их печеньем и показали реестр на экране компьютера. В течение нескольких часов пока ждали руководителя регистратора, приставов развлекали разговорами, а потом сообщили, что архив, где находится бумажный реестр и все документы, отражающие движение акций по лицевым счетам, уже закрыт. Приставов попросили приходить завтра с утра. Когда утром следующего дня ничего не подозревающие приставы явились в офис регистратора, то их изумленному взору открылось объявление, которое с прискорбием извещало всех заинтересованных лиц о том, что вчера при переносе аптечки разбился ртутный термометр, а потому работы по сбору ртути будут закончены через неделю. Компания временно закрыта, а все сотрудники отпущены по домам.


Часть третья • 69
Отдельно надо сказать о способах защиты топ-менеджеров обороняющейся стороны. Термины, которые обычно используются в этой ситуации, пришли к нам из-за рубежа где подобные способы защиты уже давно получили широкое распространение под названием «отравленные пилюли» (poisonpill)и. «золотыепарашюты».
Под отравленными пилюлями принято понимать различные действия бывшего менеджмента поглощенной компании-цели, призванные создать захватчику дополнительные проблемы.
Классический вариант «отравленной пилюли» — когда в устав компании вносятся положения, обязывающие захватчика выкупить акции у других акционеров по неприемлемо высокой цене. В наших условиях эта норма не работает: практически невозможно доказать в суде, что группа лиц, дружно скупавшая акции, координируется из одного центра. В российской практике используется много других вариантов «poisonpill». Например, можно заключить договор с поставщиком или потребителем своей продукции, предоставив ему возможность расторгнуть договор и взыскать убытки, а также штрафные санкции в случае смены собственника предприятия.
Наиболее распространенной разновидностью отравленных пилюль являются кабальные сделки, заключенные незадолго перед захватом предприятия. Как правило, это сделки по закупке сырья по завышенным ценам или по продаже продукции по заниженным ценам. Соответствующие договоры предусматривают непомерные штрафы за отказ от их исполнения. Столкнувшись с такими пилюлями, компания-цель будет вынуждена оспаривать эти сделки, а случае, если документы будут безупречными — терпеть убытки или платить огромные неустойки.
Одной из разновидностей «отравленных пилюль» явля-
гся векселя, выданные компанией-целью. Если дело идет
скорому захвату, то ее руководители могут начать выдать векселя на астрономические суммы. В отличие от сдел-вексель — это ничем не обусловленное обязательство за-1тить предъявившему его лицу указанную в нем сумму.
70 • Акционер против акционерного общества
С векселями сложно бороться, т.к. отсутствие вексельной силы может быть обусловлено только пороком его формы. Зная об этом, агрессоры всеми силами пытаются предотвратить массовую эмиссию векселей, поскольку в дальнейшем они будут вынуждены отлавливать эти векселя по всей России.
Если сдача в долгосрочную аренду недвижимости не была использована в целях создания дополнительных препятствий агрессору, то эта сделка также может быть использована в качестве весьма едкой «отравленной пилюли». Пока она не будет признана недействительной, арендатор вправе требовать устранения любого нарушения принадлежащего ему права. Если в аренду было сдано, например, здание заводоуправления, то арендатор вправе по суду истребовать его у собственника, при этом новому руководству, назначенному компанией-агрессором, придется размещаться на улице. Кроме того, арендатор, используя исполнительное производство, может постоянно захватывать арендованное им помещение, причем на совершенно законных основаниях.
Классической «отравленной пилюлей» является сокрытие или уничтожение всех документов компании-цели. Уходя с предприятия не по своей воле, бывшие его руководители уносят с собой абсолютно все, начиная от учредительных документов, заканчивая бухгалтерскими, а также форматируют жесткие диски компьютеров, уничтожая все, что на них хранилось.
В отличие от «отравленных пилюль», «золотые парашюты» используют исключительно правовые средства. Классический золотой парашют топ-менеджера заключается в оговорке, содержащейся в трудовом контракте, в силу которой при досрочном прекращении его полномочий он получает значительную денежную компенсацию.
В той степени, в которой захватчику не нужна излишняя публичность в освещении его действий, обороняющейся стороне важно, чтобы общественное мнение было на ее стороне. Наилучшим вариантом является привлечение спе-
Часть третья • 71
циалиста по « пиару », обязанности которого должны включать мониторинг средств массовой информации, рассылку пресс-релизов и организацию публикаций, репортажей, интервью, освещающих события с выгодной стороны.
Обороняющейся стороне необходимо быть готовой к тому, что захватчик будет пытаться оказать психологическое давление на руководителей и создавать различные проблемы для самого предприятия.
Например, могут быть оспорены в суде решения собрания акционеров, решения совета директоров, сделки, совершенные обществом. Могут быть поданы заявления о возбуждении уголовного дела в отношении генерального директора и других руководителей и так далее.
При этом оснований для исков и заявлений на самом деле может и не быть, факты, на которые ссылается заявитель, могут быть плодом его собственной фантазии, однако с подачей заявления запускается механизм его рассмотрения, и руководителей предприятия эта история не оставляет равнодушными. Более того, одновременно с предъявлением безосновательного иска захватчик может потребовать и мер по его обеспечению в виде ареста имущества и денежных средств ответчика. Суд до момента рассмотрения иска по существу не может вынести суждение в отношении заявленных требований, поэтому определение о наложении ареста на денежные средства акционерного общества выносится судьей достаточно легко, особенно в случае известной ангажированности суда.
В такой ситуации постоянного давления на руководителя компании важно, чтобы кто-то публично говорил и прямо противоположные вещи, поэтому хорошо и правильно организованный PR — сильное оружие в руках обороняющейся стороны.
Административный ресурс, если таковым располагает
оороняющаяся сторона, в какой-то степени может защи-
ить общество от неправомерных действий захватчика, но
всегда он бывает достаточно эффективным. Более того,
исватчик часто обладает гораздо большим администра-
72 • Акционер против акционерного общества
тивным ресурсом, нежели обороняющаяся сторона. Видимо такое положение будет сохраняться все время, пока любезное отечество наше будет входить в дюжину наиболее коррумпированных стран мира.
Таков достаточно краткий обзор методов противодействия захватническим действиям компании агрессора, который мы изложили, используя как свои материалы, так и текст книги М. Ионцева «Корпоративные захваты».
Заметим, что правовое поле, на котором идут корпоративные бои, определяется, в первую очередь, тем объемом прав, который принадлежит акционерам, и эти права они могут использовать как плацдарм для успешного наступления.
ПЛАЦДАРМ ДЛЯ НАСТУПЛЕНИЯ
Чтобы вести борьбу за контроль в акционерном обществе, необходимо быть его акционером.
Чем больше акций находится у акционера, тем больше его влияние на акционерное общество.
Закон специально оговаривает реализацию акционерами отдельных прав в зависимости от того, каким пакетом акций они владеют.
Таблица 1 иллюстрирует связь между числом голосующих акций и правами, обязанностями и возможностями обладателя этих акций.
Таблица 1

Процент
от общего числа
голосующих
акций
Права, обязанности и возможности акционера
Основание
1%
Право ознакомления со списком лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров.
Закон «Об
акционерных
обществах»
Ст.51,п.4
Часть третья • 73 Таблица 1 (продолжение)


Право получить у регистратора сведения из системы ведения реестра, содержащие имена владельцев (наименования), количество, категорию (тип) и номинальную стоимость принадлежащих им акций.
Право обратиться в суд с иском к чле-

ну совета директоров, единоличному исполнительному органу (генеральному директору), члену коллегиального исполнительного органа, а равно к управляющей организации или управляющему о возмещении убытков, причиненных обществу их виновными действиями (бездействием).
Постановление
ФКЦБ №27
1997г.
П. 7.9.1.

<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>