<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 46)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

нейшее развитие каждой данной кости заключается в росте этой хря-
щевой закладки, и, в то же время, в постепенном замещении ее костной
тканью, что происходит соответственно определенной закономерности
в строго последовательном порядке.
Преобразование хрящевой ткани в костную в трубчатых костях
начинается почти одновременно на периферии и в центре диафиза,
т. е. происходит перихондральное и энхондральное построение кости.
В центре кости хрящевая ткань обызвествляется, чему предшествует
дегенерация ее с размягчением и растворением основной субстанции.
Со стороны надхрящницы, превратившейся в надкостницу, через об-
ласть будущего питающего канала в обызвествленный участок врас-
тают кровеносные сосуды, несущие с собой соединительнотканные эле-
менты с остеобластами и остеокластами. Это сопровождается рассасы-
ванием дегенерировавшей хрящевой ткани и построением на ее основе
костной ткани. Из данной точки окостенения костеобразовательный
процесс постепенно распространяется на весь диафиз. Еще раньше та-
кой же костеобразовательный процесс возникает и на поверхности
диафиза хрящевой кости, т. е. в области надхрящницы, которая преоб-
разуется в надкостницу. Постепенно эти два источника окостенения
сливаются, и к моменту рождения ребенка весь диафиз уже состоит из
костной ткани.
Непрерывно происходящая перестройка диафиза обеспечивает появ-
ление в центре его участка, построенного из более крупноячеистой
костной ткани, чем по периферии. Так образуется костно-мозговое про-
странство, содержащее костный мозг, в начале несущий кровотворную
функцию, а затем постепенно преобразующийся в жировой костный
мозг, характерный для диафизов трубчатых костей взрослых. С воз-
12
растом перестраивается не только костный мозг, но и костная ткань
костно-мозгового пространства. Она становится все более крупноячеи-
стой за счет уменьшения количества костных пластинок.
В отличие от диафизов к моменту рождения ребенка подавляющее
большинство эпифизов, все губчатые кости кисти и часть губчатых
костей стопы состоят еще только из хрящевой ткани. Эти отделы ске-
лета так же, как и позвонки, окостеневают за счет одиночной или мно-
жественных точек окостенения, возникающих в центре соответствующей
хрящевой закладки. К моменту рождения такие точки окостенения
имеются в центральных участках смежных эпифизов бедренной и боль-
шеберцовой костей, в таранной, пяточной и кубовидной костях, а так-
же в телах всех позвонков и в их дугах.
В дальнейшем, при нормальном развитии организма, в определен-
ные сроки и в определенном порядке появляются самостоятельные
точки окостенения (единичные или множественные) для всех губчатых
костей кисти и стопы, для всех эпифизов и всех апофизов. Последние
окостеневают позднее остальных отделов, многие из них формируются
уже в предпубертатном периоде.
По периферии этих точек окостенения, между ними, а также ме-
жду точками окостенения для эпифизов и окостеневшими метафизами,
между апофизами и окостеневшими диафизами находится активно
растущая хрящевая ткань. За счет роста этой ткани постепенно увели-
чивается хрящевой скелет и, в то же время, в нем развиваются и
растут окостеневшие участки. До появления в эпифазах точек окосте-
нения рост трубчатой кости в длину осуществляется за счет развития
всей массы ростковой хрящевой ткани, образующей конец кости
(Bhaskar, Weinmann, Schon, 1954; А. Л. Дрейер, 1958). После возник-
новения точек окостенения в эпифизах удлинение диафизов обеспечи-
вается развитием ростковой хрящевой ткани, находящейся между час-
тично окостеневшим эпифизом и метафизом, т. е. в эпиметафизарной
зоне, а увеличение эпифизов и апофизов происходит в результате ана-
логичного процесса в ростковой хрящевой ткани, окружающей соот-
ветствующие точки окостенения.
Сложный процесс, происходящий в ростковой хрящевой ткани и
завершающийся построением на ее основе костной ткани, схематически
можно представить в виде трех фаз (Rossle, 1923; Erdhein, 1931).
В первой происходит активное размножение, т. е. пролиферация хря-
щевых клеток, постепенно сменяющаяся дегенеративно-дистрофическим
процессом в них, близким к тому, что наблюдается при старении
(Silberberg, 1949) и заканчивающимся обызвествлением дегенериро-
вавшей хрящевой ткани. Во второй фазе дегенерировавший и обызве-
ствившийся хрящ разрушается клетками, врастающими в этот отдел
вместе с сосудами. В третьей фазе происходит построение костной тка-
ни на основе разрушенного хряща.
Весь этот процесс особенно четко выявляется в эпиметафизарной
зоне, где ростковая хрящевая ткань располагается в виде нескольких
слоев, постепенно переходящих друг в друга и отражающих фазы ее
развития (Kaufmann, 1892, и др.). Эти особенности строения эпимета-
физарной зоны хорошо прослеживаются на всех соответствующих
гистологических препаратах. Непосредственно к эпифизу прилежит
слой наименее активной хрящевой ткани, в котором клетки находятся
в состоянии относительного покоя. Затем идет слой усиленно размно-
жающихся клеток. В третьем слое хрящевые клетки не только интен-
сивно делятся, но и располагаются в виде своеобразных столбиков,
перпендикулярных к поверхности метафиза. В следующем слое обна-
13
руживаются явления дегенерации хрящевых клеток, образующих эти
столбики. Пятый слой, непосредственно примыкающий к поверхности
метафиза, характеризуется обызвествлением дегенерировавших хряще-
вых клеток. Эта зона предварительного или препараторного обызвест-
вления отчетливо обнаруживается рентгенологически.
В зону предварительного обызвествления со стороны диафиза вне-
дряются кровеносные сосуды, а вместе с ними и остеобласты. Это
сопровождается разрушением обызвествленной хрящевой ткани и по-
строением на ее основе костной ткани. Слой предварительного обызве-
ствления постепенно преобразуется в костную ткань, напластовываю-
щуюся на метафиз. При этом последний перемещается от середины
кости к ее периферии, за счет чего удлиняется диафиз. В то же время
изменяется характеристика и остальных слоев росткового хряща за
счет смены фаз развития и мобилизации покоящихся клеток, находя-
щихся в слое, примыкающем к эпифизу. Таким образом, в области
эпиметафизарной зоны развитие росткового хряща происходит преиму-
щественно в одном направлении и обеспечивает постепенное удлинение
диафиза.
Короткие трубчатые кости имеют одну постоянную эпиметафизар-
ную зону; длинные растут за счет двух эпиметафизарных зон, актив-
ность которых различна. Результаты экспериментальных исследований
(Compera, Adams, 1957; В. С. Геликонова, 1940; 3. А. Ляндрес, 1950,
и др.) и многочисленные клинические наблюдения показали, что в ниж-
ней конечности более активны зоны, располагающиеся вблизи колен-
ного сустава, а в верхней конечности — отдаленные от локтевого су-
става. Однако даже соответствующие зоны парных костей, т. е. обеих
костей предплечья и обеих костей голени, не равнозначны в смысле
активности процессов роста. Так, например, проксимальная зона роста
малоберцовой кости несомненно активнее той же зоны большеберцовой
кости. Это обстоятельство в патологических условиях имеет существен-
ное практическое значение.
Одновременно с удлинением диафизы трубчатых костей увеличи-
ваются и в поперечнике, т. е. утолщаются. Это происходит за счет кос-
теобразовательного процесса, идущего со стороны надкостницы, вну-
тренний (камбиальный) слой которой у детей постоянно продуцирует
новую костную ткань, напластовывающуюся вокруг диафиза (ОШег,
1867). Таким образом, кортикальный слой все время наращивается по
периферии. Одновременно со стороны костно-мозгового пространства
он подвергается постоянной резорбции. Вследствие этого увеличивается
поперечник всей кости и поперечник ее костно-мозгового пространства,
а кортикальный слой приобретает толщину, соответствующую возрасту.
Доказано, что ростковая хрящевая ткань, находящаяся в эпимета-
физарной зоне, в процессе своего развития увеличивается не только
в продольном направлении, но и в поперечном и поэтому постоянно
соответствует метафизу и эпифизу, которые постепенно расширяются.
Следовательно, эпиметафизарная зона принимает определенное участие
и в росте кости в толщину. В то же время на уровне метафиза, где
заканчивается активная надкостница, она образует своеобразную
«манжетку» вокруг эпиметафизарной ростковой зоны и в этом месте
принимает участие в росте кости в длину (А. В. Русаков, 1959).
Таким образом, правильное формирование диафиза каждой труб-
чатой кости происходит за счет гармоничного сочетания хондропласти-
ческого и периостального костеобразовательного процесса. В отличие
от этого все отделы скелета, построенные, в основном, из спонгиозного
костного вещества, т. е. все эпифизы, апофизы, кости запястья и пред-

14
плюсны, тела позвонков, формируются почти исключительно за счет
энхондрального процесса (Hertwig, 1915; Г. А. Зедгенидзе, 1940;
А. Л. Дрейер, 1958). Элементы периостального окостенения в этих
участках скелета если и проявляются, то во всяком случае очень незна-
чительно (А. В. Русаков, 1959).
Точки окостенения для данных отделов скелета увеличиваются за
счет костеобразовательного процесса, происходящего на их периферии
и заключающегося в последовательном превращении в кость смежных
слоев хряща. Однако не все участки хрящевой ткани, окружающей
точку окостенения, одинаково активны. В частности, костные эпифизы
развиваются преимущественно за счет участка хрящевой ткани, обра-
щенного к суставу, наиболее периферический слой которого является
суставным хрящом. Развитие этого отдела хрящевой ткани обеспечи-
вает общее увеличение эпифиза и, таким образом, эпифизарный хрящ
в некоторой степени принимает участие и в общем удлинении кости
(А. Л. Дрейер, 1958). Развитие эпифизарной хрящевой ткани имеет
некоторые особенности. Работами последних лет показано, что новые
слои хрящевых клеток образуются преимущественно на поверхности,
обращенной в сустав, т. е. в области суставного хряща, а слои хряща,
прилежащие к точке окостенения, постепенно дегенерируют, обызвест-
вляются, рассасываются и преобразуются в костную ткань, наслаи-
вающуюся на ранее образовавшуюся точку окостенения (К- Е. Гром-
цева, 1949).
Изложенные представления не отражают процесса формирования
скелета во всем его объеме и сложности. Помимо энхондрального и
периостального костеобразовательного процесса, несомненно, имеет
значение и интерстициальный рост кости. В течение всего периода
развития каждая кость в целом постоянно находится в процессе пере-
стройки; она непрерывно резорбируется, разрушается и в то же время
созидается вновь. Это две неразрывно взаимосвязанные и взаимообус-
ловленные стороны единого костеобразовательного процесса. В пони-
мании этой диалектической неразрывной связи двух противоположно
направленных тенденций заложен ключ к трактовке многих сложных
явлений, наблюдающихся при нормальном и тем более при патологи-
ческом развитии костно-суставного аппарата. В процессе этой транс-
формации всей массы кости каждый отдельный ее элемент не только
перестраивается, но одновременно и увеличивается, т. е. происходит
интерстициальный рост скелета. Впервые эти представления высказал
еще Havers (1734). Интерстициальный рост установил эксперименталь-
но П. Г. Корнев (1925). Его идеи были поддержаны А. В. Русаковым
(1959). Интерстициальный рост особенно ярко обнаруживается в пато-
логических условиях, когда он может приобрести самостоятельное
большое клиническое значение (Н. С. Косинская, 1958).
Помимо указанных источников окостенения для развития костей,
в целом энхондрально преформированных, некоторое значение имеет
также и метапластическое образование кости, возникающее на ее по-
верхности за счет прямого преобразования соединительной ткани
р костную, т. е. фибропластическое формирование кости, аналогичное
развитию покровных костей. Это наблюдается в области апофизов и
костных шероховатостей, т. е. в местах прикрепления сильных сухо-
жилий, волокна которых частично преобразуются в костную ткань без
предварительной хрящевой закладки (Weidenreich, 1923; Б. А. Долго-
Сабуров, 1930; А. В. Русаков, 1959). В этих отделах особенно ярко
выявляется общность костной и соединительной ткани, их онтогенети-
ческое и филогенетическое единство (А. А. Заварзин, 1938).

15
Костеобразовательный процесс в энхондрально преформированном
отделе кости, смежном с участком, развивающимся фибропластическим
путем, также несомненно находится под влиянием постоянного эласти-
ческого напряжения, идущего со стороны соответствующего сухожилия.
Поэтому структура этих отделов скелета имеет характерные особен-
ности. В частности, расположение волокон в зародышевой кости, а
в дальнейшем остеонов, совпадает с направлением натяжения мышеч-
но-сухожильных волокон (А. Г. Губанов, 1938).
Развитие костной ткани в этих участках скелета в значительной
мере зависит и от тесной связи их кровоснабжения с кровоснабжением
соответствующих сухожилий и мышц и от функций этих мышц, опре-
деляющих степень кровенаполнения сосудов (Д. А. Жданов, 1965).
Представленные данные относятся преимущественно к тем фазам
и деталям развития костно-суставного аппарата, которые могут быть
раскрыты главным образом или даже исключительно посредством
микроскопических исследований. Однако с момента возникновения
в хрящевой ткани точек окостенения развитие костно-суставного аппа-
рата переходит в новую фазу, которая в значительной мере может изу-
чаться уже и макроскопически. Это относится преимущественно к пост-
натальному периоду.
В течение довольно длительного времени этот период развития
изучался почти исключительно анатомически. Отдельные анатомы про-
шлых веков внесли определенный вклад в исследование этого процесса.
Так, например, еще Везалий открыл самостоятельную точку окостене-
ния для апофиза пятой плюсневой кости, названную в дальнейшем
«кость Везалия». Однако систематическое анатомическое изучение
постнатального периода развития костно-суставного аппарата, часто
сочетавшееся с гистологическим исследованием, было проведено пре-
имущественно в конце прошлого и в первой половине настоящего века,
в том числе и отечественными авторами (Стрельцов, 1874; В. А. Бец,
1887; Н. Мачинский, 1891; М. Т. Тихонов, 1894; А. И. Греков, 1903;
В. Е. Игнатьев, 1913; А. М. Шкловский, 1938; В. Г. Штефко, 1947, и др.).
Эти исследования показали, что развитие костно-суставного аппа-
рата в постнатальном периоде происходит неравномерно'. Особенно
энергичен рост скелета в первые два года жизни, затем интенсивность
его несколько снижается, но все же остается значительной до 6—7 лет.
В дальнейшем энергия процессов развития снижается и вновь нарас-
тает преимущественно в предпубертатном и пубертатном возрасте.
Анатомические исследования выявили некоторые важные общие
закономерности. Все же ввиду трудоемкости таких исследований и воз-
можности их проведения только после гибели организма анатомическое
изучение развития костно-суставного аппарата оказалось весьма огра-
ниченным и не могло раскрыть ни всех деталей этого процесса, ни его
индивидуальных особенностей.
Использование рентгенологического метода исследования и широ-
кое внедрение его в медицинскую практику и в научную работу опреде-
лило новые возможности изучения этого сложного процесса, преиму-
щественно в постнатальном периоде. На перспективы использования
рентгенологического метода исследования с целью изучения анатомии,
и в частности для выяснения всего процесса формирования костно-
суставного аппарата, крупные отечественные анатомы указали уже
в самом начале рентгенологической эры — В. Н. Тонков в 1896 г. и
П. Ф. Лесгафт в 1897 г. Эти возможности были очень скоро реализо-
ваны. Так, Hasselwander (1903, 1910) использовал рентгенологический
метод исследования для изучения развития стопы. Отдельные детали

16
процесса формирования скелета показал Grashey в атласе, изданном
в 1908 г. Более подробные, но также отрывочные сведения по этому
вопросу привел Kohler (1905) в монографии, явившейся первым тру-
дом, специально посвященным рентгеноанатомии.
Повсеместное внедрение рентгенологического метода исследования
в медицинскую практику обусловило необходимость систематического
изучения дифференцирования костно-суставного аппарата у живых для
уточнения этапов этого сложного процесса во всей широте его индиви-
дуальных особенностей. Без знания всех соответствующих деталей ока-
залась невозможной точная диагностика целого ряда патологических
изменений. Изучение этого процесса было осуществлено Д. Г. Рохли-
ным (1928—1957) и его школой (А. Е. Рубашева, 1936, 1961; В. С.Май-
кова-Строганова, 1939—1957; Н. С. Косинская, 1958; О. Я. Суслова,
1949; Г. П. Назаришвили, 1952; К. Б. Шимановская, 1952; М. С. Рома-
нова, 1959, и др.). К настоящему времени весь процесс формирования
костно-суставного аппарата в целом и детали развития его отдельных
частей уже достаточно полно изучены. Соответствующие данные пред-
ставлены в специальных руководствах и монографиях (В. С. Майкова-
Строганова и М. А. Финкельштейн, 1952; В. С. Майкова-Строганова
и Д. Г. Рохлин, 1955 и 1957; В. А. Дьяченко, 1954; Д. Надь, 1961, и др.).
Многочисленные гистологические, анатомические и рентгенологиче-
ские исследования показали, что скелет, как уже было упомянуто, фор-
мируется за счет многих источников окостенения. Поэтому при маце-
рации скелет растущего организма распадается на значительно большее
число отдельных элементов, чем скелет взрослого. Точки окостенения
для различных участков скелета возникают в разные сроки и сохра-
няют самостоятельность неодинаковое время. Д. Г. Рохлин (1936,
1957) предложил различать основные и добавочные центры окосте-
нения.
За счет основных центров или точек окостенения формируется
основная масса каждой кости в ее общем виде, характерном для дан-
ного вида, в частности для человека, но без тонкого моделирования ее,
без тех сугубо индивидуальных черт, которые свойственны только от-
дельному конкретному индивидууму. Среди основных центров окосте-
нения цитируемый автор выделяет первичные точки окостенения, из
которых формируются диафизы всех трубчатых костей, кости запястья
и предплюсны, тела позвонков, и вторичные точки окостенения, возни-
кающие преимущественно в постнатальном периоде для всех эпифизов
v для большинства апофизов.
Индивидуальное моделирование каждой данной кости осуществ-
ляется за счет добавочных точек окостенения, которые всегда появ-
ляются позднее, многие из них уже в предпубертатном периоде, и срав-
нительно скоро сливаются с основными источниками окостенения.
Среди добавочных точек окостенения Д. Г. Рохлин выделил постоян-
ные и непостоянные. К последним, в частности, относятся так называе-
мые псевдоэпифизы, т. е. точки окостенения, возникающие в суставных
концах коротких трубчатых костей, формирующихся обычно за счет
диафизов. Псевдоэпифизы возникают относительно часто (К-Б. Кочиев,
1940). Однако в норме наблюдаются только единичные псевдоэпифизы,
преимущественно в области первой пястной и первой плюсневой костей,
довольно скоро сливающиеся с соответствующим метафизом. Множе-
ственные псевдоэпифизы, длительно сохраняющие самостоятельность,
характерны для различных извращений формирования скелета.
В патологических условиях могут возникать изолированные или
преимущественные нарушения развития каждой из указанных групп
17
2 Н. С. Косинская
точек окостенения, что и определяет характер изменений в строении и
функции костно-суставного аппарата.
Развитие скелета прекращается, когда ростковая хрящевая ткань
оказывается исчерпанной. Почти одновременно заканчивается рост
скелета и за счет всех других источников окостенения, что еще раз
подчеркивает тесную взаимосвязь энхондрального, периостального, ин-
герстициального и фибропластического процессов формирования кост-
ной ткани. Однако в различных участках костно-суставного аппарата
весь комплекс этих процессов завершается в разные сроки в законо-
мерном, строго определенном порядке. Возраст, в котором полностью
заканчивается формирование скелета, определяется полом (у женщин
раньше) и конституцией человека, в частности особенностями эндо-
кринной формулы. При нормальном развитии организма формирование
костно-суставного аппарата заканчивается не позже чем в 24—25 лет
(Д. Г. Рохлин, 1957). Однако увеличение роста обычно прекращается
у женщин с 19—20 лет, а у мужчин с 20—22 лет.
Окончание развития костно-суставного аппарата характеризуется
появлением синостозов. Термином синостоз обозначается слияние
в единую кость всех участков ее, формировавшихся за счет различных
источников окостенения. Когда ростковая хрящевая ткань оказывается
исчерпанной, в эпиметафизарной области приходят в соприкосновение
зоны препараторного обызвествления эпифиза и метафиза.Тоже проис-
ходит в области апофизов. Затем каждые две смежные последние зоны
препараторного обызвествления сливаются в эпифизарную (Hassel-
wander, 1903), точнее, физиологическую мозоль. Она состоит из сопри-
касающихся замыкающих пластинок эпифиза и метафиза (либо апо-
физа и диафиза) и остатков зон препараторного обызвествления. По-
степенно весь этот участок кости перестраивается, но еще в течение
некоторого времени в нем прослеживается поперечный тяж, состоящий
из уплотненной кости. При нормальном состоянии организма попереч-
ный тяж довольно скоро исчезает. Торможение процессов перестройки,
вызванное различными причинами, сопровождается длительным со-
хранением поперечных тяжей (Д. Г. Рохлин, 1931).
Весь процесс формирования скелета, как уже упоминалось, тесно
связан с кровоснабжением растущей костной ткани. Н. Ансеров (1936)
показал, что кровеносные сосуды особенно обильны и широки в обла-
сти метафизов, где они обеспечивают сложные явления, происходящие
в смежном отделе эпиметафизарной зоны роста. Сосудистая сеть
обильна и по поверхности точек окостенения эпифизов. После окон-
чания процессов роста число и калибр кровеносных сосудов постепенно
уменьшаются. У взрослых кровоснабжение соответствующих участков
не отличается от остальных отделов скелета. Однако клинико-рентге-
нологические наблюдения показывают, что у молодых людей в течение
некоторого времени после окончания процессов роста еще сохраняется
обильная васкуляризация участков скелета, в которых недавно произо-
шли синостозы, и субхондральных зон эпифизов. Об этом свидетель-
ствует своеобразное развитие остеопороза, наблюдающееся иногда
в этом возрастном периоде при различных патологических процессах,
сопровождающихся значительной гиперемией.
Вымывание извести всегда происходит прежде всего из участков
скелета, наиболее обильно снабженных сосудами. Вскоре после окон-
чания процессов роста остеопороз рентгенологически прежде всего об-
наруживается в области метафизов и в субхондральных участках эпи-
физов. Метафизы в рентгеновском изображении принимают вид широ-
ких светлых зон. В то же время, в результате вымывания извести из

18
субхондральных участков спонгиозного вещества, замыкающие плас-
тинки суставных поверхностей, расположенные между суставным хря-
щом и резко декальцинированным слоем губчатой кости, выделяются
особенно резко и кажутся как бы висящими в пространстве. При уве-
личении остеопороза эти особенности постепенно нарастают, но затем
стираются, когда рарификация в равной мере захватывает весь соот-
ветствующий эпифиз и распространяется на диафиз.
После наступления синостозов внесуставные участки скелета боль-
ше не содержат ростковой хрящевой ткани и утрачивают способность
к удлинению. В области суставов рост прекращается при сохранении
на суставных поверхностях определенного слоя хрящевой ткани, пре-
образующейся в суставной хрящ. Поэтому в области суставных концов
в течение всей жизни сохраняются потенциальные возможности к росту
(Г. А. Зедгенидзе, 1940; Siegling, 1941; Silberberg, 1949; А. Л. Дрейер,
1958). Однако удлинение кости за счет этого источника наблюдается
редко и оказывается ничтожным. Значительно чаще эти возможности
реализуются в патологических условиях в виде разрастания перифери-
ческих участков суставных хрящей, компенсирующих в известной мере
неполноценность центральных, наиболее нагруженных их отделов, т. е.
при развитии деформирующего артроза.
Потенциальные возможности к продуцированию костной ткани
в течение всей жизни сохраняет надкостница. Эти возможности реали-
зуются при самых различных патологических процессах и патологиче-
ских состояниях. На всю жизнь сохраняются также возможности
фибропластического образования костной ткани. Это ярко проявляется
при адаптации организма к нагрузке и при некоторых патологических
процессах. В патологических условиях в самые различные возрастные
периоды могут выявиться и потенциальные возможности к йнтерстици-
альному росту (А. В. Русаков, 1959).
Таким образом, после наступления синостозов в нормальных усло-
виях процессы роста прекращаются, но сохраняются потенциальные
возможности к росту в длину за счет суставных хрящей, к росту в тол-
щину за счет надкостницы, к увеличению всей массы кости за счет
интерстициального роста и к усилению ее рельефа за счет фибропла-
стического процесса.
Несмотря на теснейшую взаимосвязь и взаимообусловленность
процессов роста и формирования костно-суставного аппарата за счет
всех источников его развития, в патологических условиях могут возни-
кать совершенно иные их соотношения вследствие преимущественного
поражения какого-либо одного из этих источников.
В течение всего многолетнего периода развития организма, одно-

<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 46)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>