<< Пред. стр.

стр. 24
(общее количество: 46)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Развитие позвоночного столба к настоящему времени раскрыто
достаточно детально. В изучение этого сложного процесса вложили
большой труд многие эмбриологи, анатомы и рентгенологи (Rokitan-
sky, 1844; П. Ф. Лесгафт, 1892; Alexander, 1906; Н. Д. Бушмакин, 1912,
1913; В. П. Воробьев, 1932; В. Г. Штефко, 1933; А. И. Струков, 1936;
В. С. Майкова-Строганова, 1936, 1952; Д. Г. Рохлин, 1939; Д. И. Зер-
нов, 1939; В. А. Дьяченко, 1949; Т. П. Виноградова, 1963; И. А. Мов-
шович, 1964, и др.). Работы последнего времени основаны преимущест-
венно на результатах комплексных эмбриологических и рентгенологи-
ческих либо анатомических и рентгенологических исследований.
Установлено, что на самых ранних этапах эмбрионального периода
позвоночник первоначально представляет спинная струна (chorda dor-
salis) и находящаяся у ее боковых поверхностей мезенхима. Спинная
струна в виде эластичного тяжа располагается между аортой и нерв-
ной трубкой. Мезенхима в своем развитии постепенно распространяется
кпереди и кзади, охватывая спинную струну и нервную трубку. Эта
осевая мезенхима разделена на первичные сегменты (склеротомы) ар-
териями и венами (межсегментарными сосудами), проходящими пер-
пендикулярно хорде. Склеротомы, т. е. первичные мембранозные по-
звонки, точно соответствуют миотомам и спинальным ганглиям.
С пятой недели внутриутробного периода из этих первичных мем-
бранозных закладок начинают формироваться хрящевые позвонки
В каждой половине первичного позвонка появляется по три симметрич-
ных хрящевых центра — для тела, для дуги и для ребра. При этом
происходит пересегментировка позвоночника; каждый хрящевой (а на
его основе в дальнейшем и костный) позвонок формируется из примы-
кающих к межсегментарным сосудам половин двух смежных мембра-
нозных позвонков. Диск возникает из середины склеротома, т. е. из
участка его, наиболее отдаленного от межсегментарных сосудов.
Таким образом, тело каждого хрящевого, а затем и костного по-
звонка развивается из двух смежных половин различных мембраноз-
ных позвонков. Следы пересегментировки видны в течение всей жизни
в виде сосудистых каналов, которые пронизывают горизонтально в ме-
дианной плоскости тело каждого позвонка на месте бывшей локализа-

JS5
ции межсегментарных сосудов. Эти каналы отчетливо обнаруживаются
рентгенологически у всех детей, а нередко и у взрослых. После пере-
сегментировки позвоночника каждый миотом соответствует двум сосед-
ним позвонкам. Этим обеспечивается последующее нормальное при-
крепление мышц и необходимая подвижность позвоночника.
Симметричные хрящевые центры, возникшие в каждой из половин
этого нового позвонка, вначале разделены в медианной плоскости пери-
хондральной перепонкой. В дальнейшем хрящевые центры в процессе
своего развития прорастают эту перепонку и обе половины хрящевого
позвонка соединяются. Каждый из симметричных хрящевых центров
для боковых отделов дуги, возможно, вначале также формируется из
двух отдельных участков, разделенных слоем мезенхимы в зоне, нахо-
дящейся между верхним и нижним суставными отростками (Putti,
1909—1910).
На четвертом месяце эмбриональной жизни каждый позвонок уже
целиком построен из хрящевой ткани. Еще раньше, в конце второго
месяца, начинается процесс оссификации хрящевого позвонка. Таким
образом, в течение некоторого времени позвонок состоит одновременно
из мембранозной, хрящевой и костной ткани.
По поводу преобразования хрящевого позвонка в костный до на-
стоящего времени существуют некоторые разногласия.
Доказано, что перед появлением каждой отдельной точки окосте-
нения в соответствующий участок хрящевого позвонка со стороны над-
хрящницы внедряются кровеносные сосуды. Они как бы прокладывают
дорогу оссификации аналогично тому, что происходит в диафизах труб-
чатых костей. Каждая точка окостенения позвонка имеет свои «сосу-
дистые ворота» (И. А. Мовшович, 1964). Тело позвонка несомненно
формируется преимущественно из одной центральной точки окостене-
ния, а каждая половина дуги имеет самостоятельную точку окостене-
ния, возникающую в ее боковом отделе. За счет этой боковой точки
окостенения формируется вся данная половина дуги, соответствующий
корень дуги и смежный с ним задне-боковой отдел тела позвонка.
К моменту рождения вся периферия позвонка состоит еще из хряще-
вой ткани. Она образует также широкие прослойки — зоны роста, на-
ходящиеся между задне-боковыми отделами тела позвонка и его цен-
тральной частью. Из хрящевой ткани состоит в это время задний от-
дел дуги, остистый отросток и значительная часть других отростков.
Однако еще в 1864 г. Rambaud и Renault обнаружили, что в теле
хрящевого позвонка, помимо главной точки окостенения, возникающей
в его переднем отделе, имеется еще одна меньшая точка окостенения,
располагающаяся в заднем отделе. Alexander (1906) показал эти точ-
ки окостенения в рентгеновском изображении. На основании послед-
них данных Т. П. Виноградовой (1963), можно предположить, что
меньшая точка окостенения возникает позади канала хорды. В. С. Май-
кова-Строганова (1935, 1936) на основании анализа особенностей не-
которых аномалий развития считала, что тело позвонка формируется
из трех точек окостенения — двух передне-боковых и одной задней.
Многие другие авторы также полагают, что в теле позвонка могут по-
явиться две-три и даже большее число точек окостенения, которые,
однако, в дальнейшем довольно быстро сливаются (В. Г. Штефко, 1933;
В. А. Дьяченко, 1949, и др.) и поэтому при исследованиях, как правило,
обнаруживается только одна точка окостенения.
По некоторым данным, и в боковом отделе дуги, соответственно
особенностям формирования хрящевых центров, вначале иногда воз-
никают две точки окостенения, вскоре соединяющиеся (Rambaud,
186
Renault, 1864; Keibel, Mall, 1910; Willis, 1929; В. А. Дьяченко, 1949).
Нередко появляется непостоянная дополнительная точка окостенения
для каудального участка нижнего суставного отростка некоторых пояс-
ничных позвонков и менее часто — для верхушки их верхнего сустав-
ного отростка. За счет этих точек окостенения изредка образуются
сверхкомплектные кости, о которых упоминалось в третьем разделе
настоящей главы.
После рождения продолжается энергичный рост трех точек око-
стенения, имеющихся в это время в каждом позвонке (одна для тела
позвонка и по одной для каждой половины его дуги и смежных задне-
боковых отделов тела). В этот же период начинается костеобразова-
тельный процесс со стороны надкостницы, возникшей из надхрящницы
(А. И. Струков, 1936).
Слияние основной массы тела позвонка с его задне-боковыми от-
делами, а следовательно, и с корнями дуги, происходит к трем годам
жизни (В. А. Бец, 1887; П. Ф. Лесгафт, 1896; А. И. Струков, 1936, и
др.), т. е. когда ребенок уже освоился с вертикальным положением
тела и начал много ходить (Д. И. Фортушнов, 1955). И. А. Мовшович
(1964) считает, что слияние тела позвонка с его дугой заканчивается
значительно позднее: в поясничном отделе — на четвертом году жизни,
а в грудном — только на двенадцатом. Несомненно, что к препубер-
.татному возрасту тело позвонка всегда сливается с обеими половинами
его дуги. В раннем детстве зоны роста, находящиеся между основной
частью тела позвонка и его задне-боковыми отделами, хорошо просле-
живаются рентгенологически на боковых снимках. После синостози-
рования этих отделов позвонка структура тела его постепенно пере-
страивается и с течением времени все более приближается к функцио-
нальной дифференцировке, характерной для взрослого (А. И. Струков,
1936; Н. А. Панов, 1936; Д. И. Фортушнов, 1955).
Слияние обеих половин дуги, т. е. замыкание задней стенки по-
звоночного канала на всем его протяжении до четвертого поясничного
позвонка включительно, наступает, по данным всех анатомов и рент-
генологов, к трем годам жизни. В области пятого поясничного позвон-
ка и крестца это происходит значительно позднее — только к 10—12 го-
дам (Д. Г. Рохлин, 1939, и др.), а у многих людей костная ткань в
этом участке задней стенки позвоночного канала вовсе не образуется
( А. Д. Сперанский, 1925, и др.)
Рост тела позвонка в высоту происходит за счет гиалиновых пла-
стинок межпозвонковых дисков. Эти пластинки в течение всего перио-
да формирования организма, подобно суставным хрящам, состоят из
весьма активной ростковой ткани. Здесь обнаружено «палисадообраз-
ное» расположение хрящевых клеток (Schmorl, 1932), аналогичное ко-
лонкам их в зонах роста всех остальных отделов костно-суставного
аппарата, с типичной сменой фаз их состояния вплоть до дегенератив-
но-дистрофического процесса (Т. П. Виноградова, 1951), столь харак-
терного для естественного преобразования ростковой хрящевой ткани
в костную, где бы она ни располагалась.
Нормальное развитие позвоночника происходит только при нор-
мальной функции его, в частности при наличии естественной нагрузки
по оси. Длительная иммобилизация в период роста, нарушающая нор-
мальное влияние естественной нагрузки па формирование организма,
сопровождается максимальным выявлением потенциальных возможно-
стей зон роста позвонков, что приводит к их чрезмерному удлинению.
В силу этого у лиц, которые в детстве были длительно прикованы к по-
стели, тела позвонков в течение всей жизни остаются удлиненными и

187
по форме напоминают позвонки четвероногих, т. е. позвонки, естествен-
но развивающиеся без существенного влияния осевой нагрузки.
Костный краевой кант (лимбус) тела позвонка не принимает уча-
стия в росте его в длину. Подобно всем апофизам, лимбус формируется
за счет множественных самостоятельных точек окостенений, появляю-
щихся в предпубертатном возрасте и сливающихся с телом позвонка
к 22—25 годам, у мужчин иногда даже несколько позже (Schmorl,
1932; Д. Г. Рохлин, 1939; Nagy, 1961, и др.). То же наблюдается в бо-
ковых массах крестца, в области апофизов остистых и поперечных от-
ростков, а также сосцевидных отростков поясничных позвонков.
Одновременно с позвонками развиваются и формируются межпо-
звонковые диски. Основным звеном зтого процесса является естествен-
ное преобразование спинной струны. В мембранозной стадии развития
позвоночника она имеет равномерную толщину на всем протяжении.
В хрящевой стадии в области тел позвонков хорда постепенно подвер-
гается редукции, а в области дисков, наоборот, утолщается и преобра-
зуется в желатинозное ядро (Schmorl, Junghanns, 1932, 1957). Т. П. Ви-
ноградова в своих исследованиях (1963) показала, что в постнаталь-
ном периоде клетки хорды постепенно заменяются совершенно новыми
структурами, развивающимися независимо от спинной струны и обра-
зующими желатинозное ядро со всеми особенностями его, типичными
для взрослого. Таким образом, в процессе развития все остатки хорды
постепенно вытесняются и заменяются филогенетически более новыми
структурами. В постнатальном периоде в желатииозном ядре посте-
пенно уменьшается содержание жидких составных частей и увеличи-
вается количество соединительной ткани, которая к 25 годам жизни
по своей характеристике постепенно приближается к фиброзной ткани
(А. И. Струков, 1936).
Сложный процесс развития позвоночного столба может оказаться
нарушенным, главным образом заторможенным, на различных его эта-
пах, в различных участках и в различной степени.
Так, например, конкресценция позвонков, о которой уже упоми-
налось в четвертом разделе данной главы, образуется в разультате
торможения развития органов и тканей, разделяющих хрящевые, а за-
тем и костные позвонки. По-видимому, это явление иногда возникает
в период пересегментировки и выражается в торможении дифференци-
рования как межпозвонкового диска, так и межпозвонковых суставов к
соответствующих связок (желтой и межостистой). В таком случае
возникает конкресценция и тел и дуг соответствующих позвонков. Эта
же аномалия может развиться несколько позднее в связи с тем, что
спинная струна подвергается редукции не только в области тел по-
звонков, но и в зоне межпозвонкового диска. Тогда дуги позвонков
дифференцируются нормально, а между телами позвонков возникает
рудиментарный диск, лишенный желатинозного ядра. Это приводит
к изолированной конкресценции только тел позвонков, между которы-
ми в течение всего периода роста организма находятся гиалиновые
пластинки. Их следы прослеживаются и в дальнейшем в течение мно-
гих лет, иногда на протяжении всей жизни. Тела таких позвонков, как
правило, удлинены в результате выпадения влияния на зоны роста
естественного давления со стороны желатинозного ядра.
Аномалии развития позвоночника, входящие в анализируемую
группу, возникают в результате торможения формирования его на раз-
личных этапах и в различных участках. В основе некоторых из этих
аномалий лежит нарушение процесса пересегментировки в пределах
одного или нескольких сегментов, относящееся ко всему сегменту

188
в целом или к одной его половине. Другие аномалии образуются в ре-
зультате торможения редукции перихондральной перепонки между
симметричными половинами хрящевого позвонка, вследствие тормо-
жения редукции спинной хорды в области тела позвонка, из-за тормо-
жения развития или задержки слияния разных хрящевых центров либо
различных точек окостенения. Торможение нормального развития по-
звоночника в тот или иной момент эмбриогенеза является тем поворот-
ным пунктом, с которого начинается патологическое формирование его,
ибо эволюционный процесс не просто задерживается, но с этого момен-
та и извращается (Э. Ю. Остен-Сакен, 1928).
Взаимосвязь аномалий с процессом нормального развития хорошо
показали Putti (1909—1910), Н. Д. Бушмакин (1913), J u n g h a n n s
(1937, 1957). Д л я уточнения суждений о различных формах аномалий
развития позвоночника Putti предложил рабочую схему, в основу кото-
рой положено представление об «элементарном позвонке». При его по-
строении учтены участки позвонка, имеющие в различных фазах разви-
тия более или менее длительный период самостоятельности. «Элементар-
ный позвонок» Putti разделен тремя вертикальными плоскостями (меди-
анной и двумя симметричными диагональными) на шесть частей. Меди-
анная плоскость разделяет тело и дугу на две симметричные половины.
Правая диагональная плоскость проходит через правую задне-наруж-
ную зону роста тела позвонка и через левый межсуставной участок
дуги. Ей симметрична левая диагональ. Развитие каждого из выделен-
ных таким образом шести участков позвонка может оказаться затор-
моженным, вплоть до полной редукции на том или ином этапе эмбрио-
генеза. Кроме того, иногда тормозится процесс слияния каждого та-
кого участка со смежными отделами, в силу чего в костном позвонке
появляются более или менее широкие щели. Исходя из этой схемы,
Putti выделил 9 типов аномалий: 1) отсутствие сращения обеих поло-
вин дуги позвонка; 2) дефект одной половины дуги; 3) дефект всего
заднего отдела дуги; 4) сагиттальная щель в середине тела позвонка;
5) дефект половины тела позвонка; 6) дефект всего тела позвонка;
7) дефект половины дуги позвонка вместе с ее корнем и смежным от-
делом тела; 8) дефект половины всего позвонка; 9) дефект двух тре-
тей позвонка (сохранена одна половина дуги вместе с корнем и смеж-
ным отделом тела позвонка).
Эта схема заслуживает большого внимания, в ней учтено подавля-
ющее большинство аномалий позвоночника, наблюдающихся в жизни
и имеющих практическое значение, и все же она не исчерпывает мно-
гообразия нарушений развития позвоночника. Их разновидности более
детально показаны в схеме, которую предложил в 1937 г. J u n g h a n n s .
Однако эта схема ограничивается нарушениями развития тел позвон-
ков и оставляет в стороне аномалии развития их дуг. Помимо упомя-
нутых схем, известны и другие попытки классифицировать врожденные
аномалии и пороки развития позвоночника. Эти классификации начали
приближаться к действительности только после широкого внедрения
рентгенодиагностики во врачебную практику, что позволило накопить
достаточный фактический материал. Детальную классификацию пред-
ложил в 1949 г. В. А. Дьяченко.
Вопросу об основных формах аномалий позвоночника, об их разно-
видностях и клиническом значении посвящена обширная литература.
Интерес к этому разделу патологии связан с тем, что некоторые из
аномалий позвоночника сочетаются с нарушениями развития нервной
трубки (непосредственно спинного мозга, его корешков или только
оболочек). Значительно чаще спинной мозг и особенно его корешки

189
поражаются уже у взрослого в результате срыва компенсации нару-
шений функций позвоночника, когда на почве аномалии возникает вто-
ричный дегенеративно-дистрофический процесс.
Уже давно выявилась зависимость срыва компенсации от стано-
вой нагрузки, чрезмерной для человека с недостаточно полноценным
позвоночным столбом. Такая нагрузка, как правило, связана с профес-
сиональной деятельностью. Поэтому аномалии позвоночника преврати-
лись в своеобразную «медико-юридическую проблему» (Moreton, Win-
ston, Bibby, 1958), которая далеко не везде решается только с позиций
профилактики заболеваемости и инвалидности. Так, например, было
внесено предложение о поголовном рентгенологическом исследовании
позвоночника (преимущественно поясничного отдела) у всех поступаю-
щих на фабрики и заводы в качестве рабочих для отсеивания лиц
с «неустойчивым позвоночником» (Simril, 1958). Речь, несомненно, дол-
жна идти не об «отсеивании», а о рациональной организации трудовой
деятельности.
В начале разработки всего этого сложного вопроса понятие об
аномалиях позвоночника было очень широким и расплывчатым, так
как к ним присоединяли многочисленные индивидуальные особенности
в строении позвоночника, которые до конца XIX столетия не выявля-
лись прижизненно, но после введения в медицину рентгенологического
метода исследования стали повседневно обнаруживаться у многих лю-
дей, обращающихся за врачебной помощью по самым различным при-
чинам. По этому вопросу были опубликованы самые различные вы-
сказывания, нередко противоречивые и даже взаимоисключающие.
С отголосками этих старых недоразумений и даже явных заблужде-
ний иногда можно встретиться и в наши дни, несмотря на то, что кол-
лективным трудом многих исследователей в этот вопрос к настоящему
времени внесена достаточная ясность.
Современные представления основаны на результатах многочис-
ленных исследований, проведенных в различных направлениях. Боль-
шое значение имели массовые рентгенологические исследования рабо-
чих, трудовая деятельность которых связана с постоянной значитель-
ной становой нагрузкой (И. Л. Клионер, 1934; Moreton и соавт., 1958),
спортсменов наиболее высокой квалификации, занимающихся самыми
трудными видами спорта, требующими постоянного значительного на-
пряжения позвоночного столба (А. Е. Халявин, 1935), а также рабочих
различных профессий, страдающих многими заболеваниями, которые
в течение определенного времени было принято связывать с аномалия-
ми позвоночника (Г. С. Бом, 1926; Ф. Р. Богданов и В. А. Тартаков-
ская, 1931; А. Н. Роговер, 1936). Большой вклад в разработку этого
вопроса внесли тщательные анатомические исследования (А. Д. Спе-
ранский, 1925) и результаты сопоставления данных клинико-рентгено-
логического изучения больших групп здоровых людей и лиц, страдаю-
щих различными заболеваниями (Д. Г. Рохлин, 1939—1952; В. С. Май-
кова-Строганова, 1952, и др.). Обширные материалы, накопившиеся
в литературе, так же как и большой личный опыт, позволяют в настоя-
щее время довольно четко отграничить нормальные варианты строения
позвоночника, не оказывающие влияния на трудовые возможности че-
ловека, от аномалий развития его, многие из которых являются проти-
вопоказанием для трудовой деятельности, связанной с постоянной зна-
чительной становой нагрузкой.
Из всех аномалий развития позвоночника самое большое практи-
ческое значение имеют торможение слияния различных участков его,
формирующихся из отдельных источников окостенения, и торможение

190
развития того или иного участка тела позвонка, вплоть до пол-
ной редукции, в результате чего возникают полупозвонки различ-
ного типа.
Первые из этих аномалий известны под названием spina bifida.
Этот термин предложил в XVII в. Tulpius, впервые описавший (1641)
задние и передние расщелины в позвонках (цит. по В. И. Ростоцкой,
1963). Это старое название неудачно, так как оно подчеркивает нали-
чие раздвоения, расщепления надвое позвонка. В действительности речь
идет об отсутствии соединения различных частей позвонка, а не о разъ-
единении до того единого образования. Однако этот термин настолько
вошел в жизнь, что все попытки заменить его более удачным остались
безрезультатными.
В подавляющем большинстве случаев отсутствует костное соеди-
нение правой и левой половин дуги позвонка, из-за чего в его заднем
отделе остается более или менее широкая щель — spina bifida poste-
rior. Значительно реже образуется spina bifida anterior, т. е. сохране-
ние самостоятельности правой и левой половин тела позвонка, что
в норме наблюдается только в начале хрящевой стадии развития по-
звоночника. Очень редко эти аномалии сочетаются, т. е. сохраняют
самостоятельность обе половины позвонка и в области тела, и в обла-
сти его дуги.
Практически наиболее важна spina bifida posterior, которая неред-
ко относится к числу нормальных индивидуальных особенностей орга-
низма, но может быть и аномалией развития и пороком его. Эти каче-
ственно различные состояния отличаются уровнем расположения по
отношению ко всему позвоночному столбу, локализацией дефекта
в задней стенке позвоночного канала, его размерами и наличием или
отсутствием сочетания с нарушениями развития нервной трубки.
Наиболее часто spina bifida posterior наблюдается в переходном
пояснично-крестцовом отделе позвоночника и в области крестца. В со-
ответствующем месте задняя стенка позвоночного канала образована
фиброзной тканью (С. Н. Лисовская, 1934). Часто имеется лишь узкая
щель, пересекающая остистый отросток или смежный с ним участок
дуги Ls или S\. Иногда остистый отросток Si отсутствует и на его ме-
сте обнаруживается более или менее значительный дефект в задней
части дуги. Остистый отросток вышележащего пятого поясничного по-
звонка нередко удлинен вследствие присоединения к нему точки око-
стенения для апофиза отсутствующего остистого отростка Si, либо эта
точка окостенения превращается в самостоятельное костное образова-
ние, вправленное в соединительную ткань, заполняющую дефект в
задней стенке позвоночного канала. Иногда задняя стенка крестцового
канала отсутствует на всем протяжении (spina bifida posterior sacralis
totalis). При этом в заменяющей кость фиброзной стенке крестцового
канала часто обнаруживаются одно или несколько самостоятельных,
либо слившихся друг с другом костных включений, возникших из хря-
щевой ткани апофизов редуцированных остистых отростков.
Пока не был накоплен достаточный опыт, в конце прошлого века
патологоанатомы (Virchow, 1880; Recklinghausen, 1886), а в начале
XX в. и некоторые клиницисты были склонны придавать этим индиви-
дуальным особенностям в строении пояснично-крестцового отдела по-
звоночника патогенетическое значение в происхождении самых различ-
ных неврологических синдромов, особенно ночного недержания мочи.
Их оценивали как показатель миелодисплазии (Я. А. Ратнер, 1935),
как противопоказание для работы в профессиях, требующих значитель-
ной становой нагрузки (А. Н. Роговер, 1936, и др.), как явление, пред-

191
располагающее к «профессиональной инвалидности» (Г. В. Первушин,
1929, и др.) и т. д.
Однако А. Д. Сперанский (1925) в классическом анатомическом
исследовании доказал, что все эти особенности в строении крестца
являются результатом естественной редукции органа, утратившего свое
былое функциональное значение. Они не сопровождаются изменениями
дурального мешка и его содержимого, не связаны с особенностями
развития нервной трубки и не могут иметь клинического значения.
Отсутствие части или всей задней стенки крестцового канала является
характерной особенностью homo sapiens, не наблюдается у животных
и, по-видимому, связано с перестройкой позвоночного столба, вызван-
ной переходом в вертикальное положение и исчезновением хвоста.
По данным А. Д. Сперанского, spina bifida posterior occulta раз-
личного типа в области крестца имеется у 67% всех людей и поэтому
в качестве аномалии скорее следует рассматривать отсутствие этого
признака. При рентгенологических исследованиях живых людей, по-
видимому, улавливаются не все щелевидные дефекты в задней стенке
крестцового канала. Поэтому частота такого строения крестца по рент-
генологическим материалам не столь велика, но все же значительна —•
!
36% (А. Е. Халявин, 1935), 31 % (Ф. Р. Богданов и В. А. Тартаковская,
1931), 25% (Д. Г. Рохлин, 1927) и т. д. Накопившийся коллективный
опыт клинико-рентгенологических исследований показывает, что изоли-
рованный щелевидный дефект в области остистого отростка L$ или
в соседнем участке его дуги встречается реже, чем в крестце, но также
относится к числу вариантов нормы.
Таким образом, изолированные щелевидные дефекты в задней
стенке позвоночного канала на уровне L$ и все варианты spina bifida
posterior occulta в области крестца, вплоть до отсутствия всей задней
стенки крестцового канала, относятся к числу нормальных особенно-
стей строения организма человека, не являются почвой для вторичных
патологических процессов, не имеют клинического значения и не
влияют на трудоспособность (Э. Ю. Остен-Сакен, 1924; 1935; Д. Г.Рох-

<< Пред. стр.

стр. 24
(общее количество: 46)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>