<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 7)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Как и в случае с прививкой против гепатита А, ныне активно разрабатываются и продвигаются на рынок прививочные «коктейли», дабы без лишнего шума и разъяснения родителям крайней необходимости прививать ребенка против такой страшной болезни, как ветряная оспа, вводить по четыре-пять вакцин в одном шприце.
Закачивая разговор об этой вакцине, надо еще упомянуть, что описана и передача прививочного вируса. Представлен случай двенадцатимесячного ребенка, у которого, спустя 24 часа, после прививки развилась сыпь, напоминающая оспенную, и он заразил свою беременную мать, которая была вынуждена сделать аборт.
Другой ребенок, привитый за неделю до того, заразил свою мать на сроке в 39 недель беременности.
Поскольку прививка против ветряной оспы может вызвать появление характерной для нее сыпи (примерно у 3,4% привитых сыпь возникает вокруг места введения вакцины, а у 3,8% — может распространиться на все тело), то в таком случае привитому рекомендуется избегать контакта с новорожденными, беременными и лицами, страдающими заболеваниями иммунной системы.
Прививка от ветряной оспы еще не появилась в календаре прививок тех стран, в которых живет большинство моих читателей, но активное промывание мозгов, подготавливающее почву для широкого наступления новой вакцины на детей, там уже началось.
Как я показал в этой главе, прививка от ветряной оспы ведет к нарушению нормальной циркуляции возбудителя болезни и вполне может считаться преступлением не только против детей, но и против взрослых. Стоит ли нам принимать в нем участие?
Выводы
Ветряная оспа — одна из самых безобидных детских болезней, становящаяся причиной осложнений лишь в исключительных случаях и, как правило, у страдающих поражением иммунной системы. Гомеопатическое лечение ветряной оспы вполне эффективно. Раз перенесенное заболевание дает стойкий, обычно пожизненный, иммунитет при условии нормальной циркуляции вируса в человеческом сообществе.
Прививочные кампании против ветряной оспы предназначены не столько для защиты от нее детей, сколько для удовлетворения алчности производителей вакцин и для экономии государственных средств на больничных листах родителей по уходу за ребенком.
Элиминация вируса ветряной оспы может привести к непредсказуемым последствиям, ставя под угрозу здоровье как взрослых, так и детей. Регистрирующаяся сейчас повышенная заболеваемость детей опоясывающим герпесом, значительно более опасной болезнью, нежели ветряная оспа, может быть только одним из таких последствий.
Высокая эффективность вакцины, о которой заявляет ее производитель, сомнительна. Не прошло и пяти-шести лет с момента лицензирования вакцины, как начали раздаваться голоса, требующие повторных прививок.
Вакцина имеет свои побочные реакции, в том числе и со стороны нервной системы, а количество содержащейся в ней ДНК млекопитающих значительно превышает таковое в других вакцинах, что может увеличить риск онкологических заболеваний у привитых.
Гепатит А
Болезнь
Еще каких-нибудь 15-20 лет назад мысль о вложении денег в разработку вакцин для массового применения против таких болезней, как ветрянка или гепатит А, могла бы показаться совершенно абсурдной, но на фоне нынешнего массового наступления прививок на людей по всем фронтам вчерашний абсурд и тема для выступлений юмористов превращаются в сегодняшнюю отнюдь не веселую реальность.
Гепатит А, известный также как эпидемический гепатит, инфекционный гепатит или болезнь Боткина, традиционно считается одной из самых легких инфекционных болезней. В отличие от гепатитов В и С, передающихся почти исключительно через кровь, гепатит А — типичная детская энтеральная инфекция, «болезнь грязных рук», а проще — болезнь недоброкачественной воды и неудовлетворительных санитарно-гигиенических условий. Вирус гепатита А выделяется заболевшим в окружающую среду с фекалиями; соответственно заражение происходит фекально-оральным путем.
Инкубационный период болезни составляет в среднем 30 дней (максимум — 50). Симптомы преджелтушного периода, длящегося около недели, напоминают симптомы гриппа (резкое повышение температуры, головная боль, тошнота, потеря аппетита), но появление желтушного окрашивания кожи и склер, потемнение мочи и обесцвечивание кала, как и в случае других гепатитов, указывают на поражение печени и начало желтушного периода, длящегося до двух недель. Так развиваются события при типичном гепатите А, что бывает, согласно данным разных авторов, примерно лишь в 10 — 30% случаев у населения в среднем, но у детей чаще всего заболевание протекает в стертой форме, без выраженных клинических проявлений и просто остается незамеченным.
Диагноз ставится как по клинической картине, так и по обнаружению в крови антител к вирусу гепатита А. Даже в книгах, рекламирующих прививки, авторы затрудняются найти какое-либо рациональное обоснование для вакцинации против гепатита А, которое могло базироваться на тяжести самого заболевания.
Вот примеры: «Заболевание часто протекает в безжелтушной или субклинической форме. Тяжелые, фульминантные и хронические формы болезни практически не встречаются» или «Исход гепатита А обычно благоприятный.
Полное клиническое выздоровление в большинстве случаев (90%) наступает в течение 3-4 недель от начала болезни. У 10% период выздоровления затягивается до 3-4 месяцев, но хронический гепатит не развивается».
В недавней книге санкт-петербургских авторов, посвященной исключительно прославлению прививок, самые ужасные приведенные факты следующие:
«Лечение больных длительное. Выздоровление обычно наступает через 1-3 месяца, но нередко течение ВГА может затянуться из-за развития обострений и специфических осложнений. Со временем погибшие печеночные клетки замещаются соединительной тканью, что проявляется увеличением печени (во многих случаях пожизненным). Развиваются воспалительные изменения, дискинезия желчевыводящих путей. Нередко нарушается работа поджелудочной железы. Иногда длительно сохраняется желтуха».
Выглядит посильнее, но, учитывая, что ни к каким серьезным последствиям, как бы авторам этого ни хотелось, ни «пожизненное увеличение печени» в частности, ни гепатит А в целом все-таки не ведут, даже эта «страшилка» выглядит не слишком убедительно для информированного родительского согласия на прививку.
Раз перенесенное заболевание оставляет стойкий, как правило пожизненный, иммунитет. Госпитализация при обычном течении болезни не требуется. Также нет необходимости в каком-либо особом лечении. Покой и большое количество жидкости для предотвращения интоксикации — вот все, что обычно требуется заболевшему.
У взрослых эта болезнь протекает тяжелее, но и тогда серьезные последствия исключительно редки и почти всегда бывают только у лиц в возрасте, имеющих тяжелые хронические заболевания. Притом что гепатит А- преимущественно детская болезнь (67%), почти 70% смертности дают лица старше 49 лет.
Относительно гепатита А стоит отметить появившуюся недавно информацию, поступившую из Стэнфордского университета (Калифорния, США). Согласно проведенным там исследованиям, инфицирование вирусом гепатита А защищает человека от аллергий. Попадая в клетки, вирус гепатита А взаимодействует с некоторыми генами, отвечающими за развитие аллергических реакций. Так, он подавляет активность генаТ1М-1, контролирующего активность иммунных клеток и связанного с аутоиммунными реакциями. Согласно заявлению исследователей, эти данные могут частично объяснить, почему аллергические реакции и аутоиммунные болезни намного реже встречаются в развивающихся странах, где очень высока заболеваемость гепатитом А.
Действительно, гепатит А — типичная болезнь стран третьего мира, не имеющих канализации или неспособных поддерживать ее в исправном состоянии и, что не менее важно, характеризующихся высокой скученностью проживания населения. Это непременное условие.
Российские авторы сообщают: «Разительный и в какой-то степени неожиданный спад заболеваемости ГА стал отмечаться в 90-х годах, когда она достигла самых низких за всю историю регистрации ГА величин: в 1998 г. — 34,0 на 100 тыс. населения...
Этот спад несомненно связан с особенностями нового социально-экономического уклада: в социальной сфере разрушительные процессы преобладали над созидательными. Парадоксально, но такое положение вело к сокращению потенциальных очагов заражения ГА Это было связано с тем, что уменьшилось число детских садов и пионерских лагерей, прекратили существование студенческие строительные отряды и молодежные спортивные базы, исчезли дешевые предприятия общественного питания; в целом снизилась активность контактов основного восприимчивого населения (детей и подростков) вне семьи. Не исключено, что эти явления совпали по времени с естественным спадом заболеваемости ГА.
Согласно приводимым авторами сведениям, средний показатель заболеваемости гепатитом А на 100 тыс. населения в 1992 -1996 гг. равнялся 106,9 случая, а в 1997 — 2001 гг. - лишь 50. По сведениям с сайта Центра Госсанэпиднадзора РФ, заболеваемость гепатитом А составила на 100 тыс. населения 46,68 в 2002 г. и 28,41 в 2003 г. Для сравнения: заболеваемость гепатитом А в США в 1983 г. равнялась 9,2, а в 1989 г. -14,6.
Тут бы, казалось, российскому читателю самое время порадоваться: болезнь не опасна, клинические формы у детей редки, иммунитет формируется на всю жизнь, заболеваемость в последние годы снижается.
Ну, право, какие тут могут быть прививки? Наоборот, гордиться надо тем, что когда американцы в пику всякой логике эту прививку вводят в прививочный календарь, и без того переполненный многочисленными дозами разных вакцин, россияне торжествуют близкую победу, пусть даже над таким незначительным врагом, как вирус гепатита А, безо всяких прививок и даже при том, что проблема воды хорошего качества далека в России от своего решения.
Это — согласно обычным здравому смыслу и логике. Но для небескорыстных адвокатов вакцинаций (как так? есть вакцина, и ее не использовать?) все видится совершенно по-другому:
«Как бы ни сложилась социально-эпидемическая обстановка в стране и эпидемиологическая ситуация в отношении ГА в первые годы наступающего столетия, массовая вакцинация восприимчивого населения против ГА должна стать первоочередной задачей. Даже если допустить, что сохранится нынешняя тенденция к снижению заболеваемости ГА без продуманного профессионального вмешательства (?/ — А.К.), что поведет к дальнейшему увеличению неиммунной прослойки населения, можно ожидать вспышек ГА как следствия природных, техногенных или социальных катастроф, отсутствие которых пока не может быть гарантировано».
Итак, когда болезнь на подъеме, то прививка нужна, чтобы от нее защитить. Когда болезни нет (может, именно благодаря отсутствию «продуманного профессионального вмешательства»?), то... прививка все равно не меньше нужна, потому что нет иммунитета к болезни, а отсутствие катастроф кто же может гарантировать.
Короче, прививка нужна всегда - что с болезнями, что без них. Пожалуй, этот пример ловкой торгашеской логики — как бы дело ни повернулось, товар должен быть произведен и продан — вызвал бы только улыбку, если бы речь не шла о здоровье тысяч и миллионов людей и за заброшенными удочками разговоров о прививке от гепатита А не маячила пугающая тень прививки для «неиммунной прослойки населения» от натуральной оспы, унесшей (сейчас я говорю о прививке, а не о болезни!) тысячи человеческих жизней. Что же касается того, насколько первоочередной задачей должна стать «массовая вакцинация восприимчивого населения против гепатита А», то пусть это решат сами российские читатели моей книги. Подозреваю, что они вряд ли согласятся с теми, кто считает, что никаких других проблем, кроме гепатита А, в российском здравоохранении не осталось.
Показательно, что те, кто не имеет своей доли в прививочном бизнесе, видят совершенно другой выход: «Анализ свидетельствует, что только принятие кардинальных мер социального порядка: строительство очистных сооружений, проведение ремонтных работ систем канализации и водоснабжения — приводит к снижению заболеваемости (гепатитом А - А.К.).
Примером может служить Богучарский район Воронежской области, в котором заболеваемость снизилась до спорадической в 1997-1999 гг. (16,3-29,5 на 100 тыс.) с 207,4-316,6 — в 1992-1996 гг. после проведения указанных мероприятий.
Впрочем, при наличии прививки и это резкое падение заболеваемости благодаря таким разумным мероприятиям может быть целиком отнесено к эпидемическому циклу болезни.
Вакцина
Первая вакцина против гепатита А была лицензирована в США в 1995 г. Наибольшее распространение получили вакцины «Хаврикс» (производитель «Смит Кляйн Бичем»), «Вакта» и «Аваксим» («Авентис Пастер»). Они лицензированы и в России.
Кроме того, в РФ используется и вакцина местного производства ГЕП-А-инВАК (МП «Вектор», Новосибирск), представляющая собой смесь инактивированных очищенных вирионов вируса гепатита А, адсорбированных на гидроокиси алюминия. Последний, равно как и формальдегид, присутствует во всех перечисленных вакцинах.
Аннотация к «Хаврикс» сообщает, что вирус для вакцины выращивается на человеческих диплоидных клетках, т.е. на тканях абортированных плодов.
Это означает, что в вакцине неизбежно должны присутствовать остаточная ДНК и зародышевый белок.
Безопасность
Производитель вакцины сообщает: «Хаврикс» не оценивалась на канцерогенный потенциал, мутагенный потенциал или потенциал повреждения способности к воспроизведению». Точно так же не проводились исследования на беременных животных.
Производитель упоминает следующие возможные неприятности, которые могут последовать за прививкой: от 1 до 10% — уплотнение, покраснение и отек места укола, разбитость, повышение температуры (свыше 37,5°С); менее 1% — недомогание, гематома, зуд, сыпь, уртикария, фарингит, инфекции верхних дыхательных путей, боли в животе, понос, тошнота, боли в суставах, боли в мышцах, сонливость или бессонница, повышение давления, фотофобия, головокружение. «14% взрослых и менее 9% детей» жаловались на головную боль.
После появления вакцины на рынке были получены сообщения о случаях анафилактического шока, синкопов, желтухи, гепатита, мультиформной эритемы, гипергидроза, ангиоэдемы, дисп-ное, судорог, энцефалопатии, головокружения, нейропатии, миелита, парестезии, синдрома Гийена-Барре, рассеянного склероза; сообщалось также о врожденных уродствах, хотя производитель и отмечает, что причинно-следственная связь между этими заболеваниями и прививкой не установлена.
Список тем не менее впечатляет, если не сказать сильнее. Трудно представить себе родителя, который захотел бы рискнуть возникновением рассеянного склероза или миелита у собственного ребенка, чтобы защитить его от болезни, обычно протекающей не тяжелее гриппа.
Помимо перечисляемых стандартных реакций на прививку и таких довольно редких, но пугающих, как синдром Гийена — Барре или мультифор-мная эритема, заслуживает внимания и такое осложнение, как гепатит. Данных о том, протекает ли он легче, чем естественный гепатит и не ведет ли к более тяжелым последствиям, мне обнаружить не удалось.
Эффективность
Эффективность защиты оценивается производителем «Хаврикс» в 84%. Как и при гепатите В, вакцина может не обеспечивать защиты при уже имеющемся заражении.
В связи с тем, что для многих родителей главная неприятность прививки связана с необходимостью лишний раз посещать врача и подвергать ребенка процедуре укола, сейчас все активнее разрабатываются новые «прививочные коктейли» — одновременное введение в одном шприце нескольких вакцин, включая и вакцину против гепатита А Изучаются ее комбинации с вакциной против гепатита В, вакциной против гемофильной инфекции и АКДС.
Как и следовало ожидать, результаты превосходят все ожидания — эффект ничуть не теряется, опасности для ребенка нет ни малейшей и далее в том же духе. Пока что производитель еще осторожничает, предостерегая в аннотации от смешения в одном шприце вакцины против гепатита Ас другими вакцинами, но несомненно, что в ближайшем будущем на рынке появятся новые вакцинные «букеты», включающие и обсуждаемую здесь вакцину.
Судя по имеющейся информации, при совершенной абсурдности прививки вследствие безобидности самой болезни вакцина против гепатита А лишь с довольно большой натяжкой может быть отнесена к очень эффективной.
«Вакцинацию против гепатита А рекомендуется начинать с 12-месячного возраста. Стандартный первичный курс состоит из одной дозы. Поддерживающую вторую дозу рекомендуется вводить спустя 6-12 месяцев после первой дозы. В инструкции к отечественной вакцине против гепатита А рекомендуется трехкратная вакцинация по схеме 0,1,6 мес. с последующей ревакцинацией через каждые 5 лет».
И далее: «...после введения второй бустерной дозы титр антител резко возрастает и практически у всех обеспечивает защиту на протяжении 5 лет и более».
Это «более» в другой экзальтированной книге каким-то волшебным образом превращается... уже в 20 лет:
«Полный курс вакцинации с использованием препаратов «Хаврикс» и «Вакта» обеспечивает защиту от заболевания ВГА в течение 20 лет... Привить ребенка лучше заранее (как говорят медики, в плановом порядке), когда ему исполнится два-три года. Тогда вы сможете спокойно отправлять сына или дочь в детский сад, зная, что в ближайшие 20 лет никакой контакт с больным вирусным гепатитом А не страшен».
Собственно, с таким же успехом можно было утверждать и 40, и 60 лет, и даже гарантировать наследственный иммунитет внукам и правнукам. Принимая во внимание, что никакой разницы в составе вводимых первой и второй доз нет, ожидать, что первая доза создаст иммунитет только на год, а всего лишь вторая начнет с места в карьер творить чудеса на десятки лет, значит просто дурачить публику.
Впрочем, это экстремальный случай прививочных фантазий. Обычно везде повторяется срок примерно в пять лет. Кроме того — я не устаю это повторять -эффективность вакцин рассчитывается из учета периодического контакта с возбудителем, дающего необходимые «толчки» иммунитету. Сколько же реально длится зашита в отсутствие такого контакта — никто не знает. Пример такого рода — исчезающей защиты при снижении циркуляции возбудителя — я приводил в главе о ветряной оспе.
У любой прививки есть один аспект, о котором чаще всего вообще не упоминается. Каждая новая прививка обозначает дополнительную парентеральную антигенную нагрузку. Это возбудители болезни и их токсины, попадающие в организм противоестественным путем, в обход установленных эволюцией защитных барьеров (ртуть, формальдегид, алюминий, фенол, неомицин и другие столь же небезобидные вещества).
Где же предел? Появляются все новые вакцины, в том числе и от совершенно безобидных болезней, и их стремятся немедленно ввести в прививочный календарь, обеспечивая колоссальные доходы всем, вовлеченным в прививочный бизнес. Алчность ненасытна, но когда-то придется все же остановиться? Или можно так и продолжать десятками увеличивать количество прививочных доз для детей — ничего, мол, сойдет?
Я специально включил в книгу эту главу, чтобы еще раз показать читателям: для вакцинаторов всё население — не охваченный или недоохваченный прививками контингент и соответственное средство делать деньги.
При этом не имеет никакого значения, насколько серьезна болезнь. Прививочные кампании против гепатита А - лучшее подтверждение данного тезиса.
Выводы
Гепатит А является достаточно легкой, обычно детской болезнью. В подавляющем большинстве случаев, особенно у детей младшего возраста, болезнь протекает незаметно или не распознается ввиду ее легкости.
Осложнений практически не бывает, хронического носительства вируса гепатита А не существует. Заболевание дает стойкий, обычно пожизненный иммунитет.
Гепатит А — типичная болезнь неудовлетворительных санитарно-эпидемических условий, болезнь «грязных рук».
Никаких специальных защитных мер, кроме наведения элементарного порядка в канализации и водоснабжении и выработки у детей навыков минимальной чистоплотности, не требуется.
Описаны болезни, в том числе достаточно тяжелые, последовавшие за прививкой против гепатита А, что признает и сам производитель.
Помимо осложнений прививка означает дополнительную вирусную нагрузку и дополнительные токсические вещества, попадающие в организм.
Гепатит В
Болезнь
Гепатит В — вирусная инфекция, поражающая печень и передающаяся с кровью или, очень редко, с другими жидкостями организма. Возможности инфицирования гепатитом В, называющимся также сывороточным, через грязные руки или с материнским молоком, не существует. Этот гепатит традиционно считается «профессиональной болезнью» наркоманов, пользующихся общими шприцами для внутривенных инъекций, проституток, гомосексуалистов, а также тех пациентов, которые получают переливания цельной крови или плазмы (например, больные гемофилией либо пациенты отделений гемодиализа).
Даже медицинский персонал, не работающий постоянно с продуктами крови, не имеет ощутимо большего риска заражения, чем другие группы населения.
Вероятность передачи (не путать с заболеванием!) гепатита В при разовом сексуальном контакте оценивается в 20-70%; случаи бытового заражения от члена семьи, носителя вируса, относятся скорее к разряду казуистических, и вероятность их может быть практически полностью устранена использованием индивидуальных зубных щеток, расчесок, бритв и маникюрных ножниц.
Для тех, кто не принадлежит к указанным выше группам риска и не меняет беспрерывно половых партнеров, реальная возможность заражения гепатитом В может быть связана почти исключительно с медицинским инструментарием, не прошедшим необходимой стерилизации, или с многоразовым использованием одноразовых медицинских инструментов.
Раз перенесенное заболевание обеспечивает стойкий, обычно пожизненный иммунитет. Как минимум у 80% взрослых и еще большего количества детей болезнь заканчивается полным выздоровлением без каких-либо последствий. Всего лишь от 1 до 4 % взрослых, заболевших гепатитом В, становятся хроническими носителями болезни.
У определенного числа хронических носителей вируса гепатита В (обычно у людей с тяжелыми фоновыми заболеваниями или иммунной недостаточностью) хронический гепатит В может привести к печеночной недостаточности или гепатоцеллюлярному раку печени. С увеличением возраста опасность перехода гепатита в хроническую форму снижается. Наиболее опасно по своим последствиям превращение острого гепатита В в хронический у новорожденных (по некоторым оценкам, риск приобретения хронического гепатита составляет 90% с 25%-ной смертностью во взрослом возрасте от хронических болезней печени), но уже к четырем годам жизни этот риск оценивается всего в 10%.
Считается, что лечение интерфероном способно уменьшить как процент больных, у которых болезнь переходит в хроническую форму, так и процент тех хронических носителей вируса, у которых возникают серьезные заболевания печени. Д-р Фредерик Кленнер, прославившийся своими публикациями о пользе витамина С при самых различных заболеваниях, считает его препаратом выбора при вирусном гепатите и предлагает внутривенно вводить витамин С в дозе от 400 до 600 мг (в зависимости от тяжести болезни) на 1 кг веса каждые 8-12 часов. Дополнительно к этому 10 г в день должны приниматься в виде таблеток.
Обычно для гепатита В характерно легкое течение; общие симптомы заболевания напоминают симптомы гриппа, хотя желтуха, потемнение мочи, осветление кала и боли в суставах позволяют поставить клинический диагноз гепатита. Случаи злокачественного течения редки (менее 1%) и при этом обычно наблюдаются лишь у пациентов с тяжелыми фоновыми заболеваниями. Лабораторно диагноз подтверждается обнаружением в крови антител к поверхностному антигену вируса гепатита В, или, как его еще называют, австралийскому антигену (HBsAg), за открытие которого американский исследователь д-р Барух Бламберг получил в 1976 г. Нобелевскую премию.
Вакцина
Инициаторы прививочной кампании по борьбе с гепатитом В в СШАперво-начально планировали вакцинировать только группы риска, но ни к чему существенному это не привело, так как именно те, кого вакцина была призвана защитить от гепатита В, прививаться не желали и заболеваемость гепатитом В не снижалась. Произведенная вакцина, на которую было потрачено немало денег, лежала без дела. Тогда было решено изменить стратегию в пользу массового прививания... новорожденных, не имеющих никакого отношения к группам риска. В 1991 г. Центр контроля заболеваний (CDC) рекомендовал эту прививку для всех новорожденных и ее повторение в возрасте 1-2 и 6-18 месяцев. Как заявил глава Американской академии педиатрии (фактического рупора фармацевтических компаний) д-р Джордж Питер 12 июня 1992 г., для этого есть следующие основания:
1) Гепатит В представляет собой проблему общественного здравоохранения, и заболевания им случаются вне групп риска.
2) Входящие в группы риска отказываются от этой прививки или до них трудно добраться.
3) Дети доступны.
4) Цена прививки ниже, поскольку ребенку требуется меньшая доза.
Вряд ли можно усомниться в том, что в этом заявлении очень много цинизма и безразличия к интересам тех, о ком должны заботиться педиатры, и очень мало здравого смысла. Доступность (читай: беззащитность) контингента прививаемых и экономическая выгода производителей и распространителей вакцин перевесили все доводы рассудка.
Эффективность
Ни новорожденные, ни подростки, ни даже взрослые, не ведущие характерный для групп риска образ жизни, не являются контингентом, имеющим серьезный шанс заболеть гепатитом В, поэтому никакого оправдания для массовых прививок им быть не может. Вдвойне бессмысленна практикуемая вакцинация новорожденных. Приводимая обычно аргументация, что иммунизация новорожденных призвана предотвратить инфицирование в подростковом возрасте, не выдерживает критики даже с точки зрения самих сторонников этой прививки.
Никто не знает, как долго сохраняется в крови уровень антител, якобы достаточный для предотвращения заражения, а провозглашаемая «защита для всех на 10 лет», похоже, не более чем обыкновенный прививочный блеф. В последнее время «10 лет» без лишнего шума сменились на «7 лет»; не исключено, что эта цифра будет понижаться и дальше обратно пропорционально расширению рынка сбыта для вакцин и очень скоро выяснится, что прививки от гепатита В нужно повторять каждые 3-4 года.
История с прививками против натуральной оспы демонстрирует такую тенденцию очень наглядно. В двух исследованиях, проведенных в 1990 г., были показаны результаты, весьма отличные от заявляемых адвокатами прививки от гепатита. В одном из них было продемонстрировано, что через 4,5 года «защитный» уровень антител имеют 60% привитых, а в другом — что спустя 4 года он присутствует лишь у 52%.
Ещё безрадостнее оказались результаты другого исследования, опубликованные в 1995 г. Согласно им, всего через год от последней прививки «защитный» уровень обнару- . живался лишь у 45% привитых; через 5 лет он был найден у 38%.
В целом с этими данными согласен и другой апологет прививок в США, а именно упоминавшийся выше Центр контроля заболеваний.
А самое последнее ставшее известным автору исследование из числа опубликованных в крупных реферируемых медицинских журналах, вообще побило рекорд в демонстрации низкой эффективности прививки: большинство детей, привитых при рождении, к возрасту пяти лет уже полностью утратили антитела к вирусу гепатита В, при этом у трети не обнаружилось и «иммунной памяти», когда при новом контакте с возбудителем у ранее привитых быстро вырабатываются антитела.
Само собой разумеется, что к подростковому возрасту или даже позднее, когда только и формируется стиль поведения и жизни, предопределяющий повышенную вероятность заражения, никакой зашиты не может быть и по самым заниженным критериям, а потому трудно оспорить суждение, что «финансовые затраты, т.е., около 200$ на одного ребенка, лишь для начальной серии из трех доз вакцины для детей, не относящихся к группе риска, представляют собой абсурдную растрату ресурсов здравоохранения».
Даже принимая во внимание меньшую стоимость вакцин в экономически менее развитых государствах, нежели Канада, для которой был сделан этот подсчет, затраты на вредную и действительно абсурдную с точки зрения эпидемического процесса этой болезни прививку должны быть весьма и весьма ощутимы.
Традиционно считалось, что дети, рожденные у матерей носительниц вируса, являются одной из главных групп риска и уж они-то безусловно должны получить прививку против гепатита В, но и здесь все далеко не так однозначно. В недавней публикации было показано, что лишь 15 новорожденных от 402 матерей, у которых был обнаружен HBsAg (т.е. всего 3,7%), были инфицированы вирусом гепатита В при рождении, причем факторами риска являлись преждевременные роды, титр антител к вирусу гепатита В в крови матери и концентрация вирусной HBsAg.
Решая вопрос о том, необходима ли новорожденному весьма небезопасная прививка против гепатита В, следует принять все это во внимание. Заслуживает интереса и имеющийся парадокс, состоящий в том что именно у тех новорожденных, у которых вероятность инфицирования наиболее велика и которым, казалось бы, прививка нужнее всего, она имеет наименьшие шансы на успех, т.е. на выработку антител!
Добавим еще, что примерно у половины младенцев, рождающихся с положительным тестом на HBsAg, к возрасту полугода тест становится отрицательным. Все это делает пользу прививки против гепатита В очень сомнительной даже в тех случаях, когда на первый взгляд для нее имеются все показания, не говоря уже о прививках родившимся от здоровых матерей, которым она вряд ли может принести что-либо, кроме вреда, с любой разумной точки зрения.
Прививка против гепатита В включена в прививочные календари многих стран, и график ее проведения практически одинаков. Она делается при рождении, в 1-2 и 6-18, или в 1-2, 4 и 6-18 месяцев жизни.
Новорожденным от матерей — носительниц вируса прививку обычно делают при рождении (сразу вслед за введением иммуноглобулина) и в возрасте 1,2 и 12 месяцев. Ранее не привитым или получившим только одну прививку подросткам прививку делают в возрасте 11-15 лет двукратно с интервалом в 4 месяца.
Зачем вообще нужны повторные прививки? Считается, что по-настоящему полный иммунный ответ (выработка антител) может произойти только после дополнительных «толчков»; при этом первые две дозы рассматриваются как «начальные», или «инициирующие» процесс (нечто вроде затравки), а вот уже от третьей ждут высокого титра антител.
Необычность такого подхода (пока не сделаны все три прививки, на иммунитет можно не рассчитывать) помогает в определенной степени понять иное разъяснение, содержащееся в аннотациях к некоторым вакцинам (например, «Энд-жерикс В"). Оказывается, прививка может не помочь не только пока не сделаны все три укола, но и при уже имеющемся заражении гепатитом В.
Поскольку прививаемых на наличие HBsAg не проверяют (вполне предусмотрительно, не так ли?), то всякий раз, когда гепатит возникает в промежутках между прививками или до полугода спустя после последней, третьей прививки (такова максимальная длительность инкубационного периода гепатита В), все законно можно списать либо на неэффективность «неполного» прививания, либо на уже имевшийся гепатит, что может сыграть свою роль и тогда, когда подозрение в развитии гепатита падает на саму прививку.
Нехитрая, но вполне эффективная уловка!
Показательно, что и через 11 лет после введения обязательных прививок для новорожденных полной ясности с повторными (бустерными) дозами вакцины не было (впрочем, нет ее и сейчас, 14 лет спустя). Так, производитель вакцины «Рекомбивакс» признает, что длительность защиты не установлена и по сей день, а потому вопрос о повторных прививках остается открытым.
Кроме того, до сих пор еще является большим вопросом, какую роль антитела, вырабатываемые в ответ на введение вакцины, играют в иммунитете против гепатита В. Известно, что прочный и длительный иммунитет к гепатиту В возможен и при довольно низком уровне антител, меньше 10 mlU/L, признаваемом сегодня защитным. Возможным объяснением этого факта может быть то, что настоящая неуязвимость к гепатиту В основана на клеточном, а вовсе не на гуморальном иммунитете.
В противоположность тому, что иногда говорится родителям, повторные прививки позднее рекомендуемых сроков не уменьшают эффективности выработки антител.
От теоретических рассуждений перейдем к реальности. Читателям, разумеется, будет интересно узнать, как повлияла прививка против гепатита В на уровень соответствующей младенческой заболеваемости. Когда в мае 1999 г. на слушаниях в конгрессе США об этом спросили Гарольда Марголиса, главу отдела гепатитов Центра контроля заболеваний, тот отрапортовал, что число заболевших в возрасте до двух лет снизилось... с 266 в 1990 г. до 95 в 1997 г.
Таким образом, чтобы снизить заболеваемость за 7 лет на 111 человек, если вообще отнести это снижение на счет вакцины (вполне вероятно, что могли быть и другие причины), прививки получили миллионы новорожденных, и немалое их количество стали после нее инвалидами или погибли (см. ниже).
Помимо всего прочего, статистически малозначимое число в 266 детей, заболевших гепатитом В в возрасте до двух лет, лишний раз показывает, что проблемы младенческой заболеваемости гепатитом В как таковой в реальности не существует, а потому рассуждения «польза перевешивает риск» не могут не быть признаны чисто спекулятивными и преднамеренно вводящими в заблуждение.
Обычно новорожденных, в противоречии со всеми законами, прививают, не спрашивая родителей, — считается, что раз родители не возражают (обычно из-за того, что вообще ничего не знают о прививке!), то по умолчанию они на нее согласны. Поэтому те родители, которые хотят от прививки отказаться, должны побеспокоиться об этом заранее - до родов, а не после того, как новорожденного уносят.
Следует заблаговременно заявить об отказе от прививки и проконтролировать, чтобы это было зафиксировано в медицинской документации. К сожалению, в некоторых государствах даже всего этого недостаточно для родительской уверенности, что ребенку не будет сделана «для его же блага» какая-нибудь прививка или бессмысленная инъекция витамина К — в зависимости от господствующей в данный момент медицинской моды и инструкций вышестоящих учреждений.
В этом случае можно взвесить два варианта: либо покинуть роддом немедленно после родов, либо рожать в домашних условиях при помощи опытной акушерки или врача. Что касается подростков, то им прививки, как и вообще всем несовершеннолетним, также могут быть сделаны исключительно с разрешения родителей или опекунов.
Безопасность
Сегодня существует ряд вакцин против гепатита В, которые, в сущности, различаются лишь количеством содержащегося HBsAg в дозе. Консервантом для всех является ртуть (тиомерсал, он же в российской вакцине «Комбиотех» — мертиолят, в концентрации 0,005%), за исключением южнокорейской вакцины «Эувакс» (0,01%), а в американской вакцине НВ-VAXII присутствует еще и формалин (0,008-0,012%).
В качестве сорбента используется гидроокись алюминия.
Первая вакцина, производившаяся из плазмы больных гепатитом В, была лицензирована американской фармацевтической компанией «Мерк» в 1981 г. После ее применения были зарегистрированы случаи оптического неврита, сопровождавшегося полной или частичной утратой зрения, заболевания синдромом Гийена — Барре, поперечным миелитом и др.
Однако не по причине этих осложнений, а из-за массовых отказов от прививки из опасения передачи СПИДа с такой вакциной и связанным с этим коммерческим неуспехом «Мерк» начала разрабатывать новую генно-инженерную (рекомбинантную) вакцину, которая была лицензирована в 1986 г.
Предполагалось, что эта вакцина, основанная на достижениях генной инженерии, ознаменует собой новую эру в вакцинологии, вообще не вызывая осложнений. Но этот оптимистический прогноз не оправдался ни в малейшей степени. Новая вакцина оказалась не только не менее, а более опасной, чем ее «старомодные» предшественницы.
Кроме того, прививку так спешили протолкнуть на рынок, что Комитет по вакцинам и биологическим продуктам Управления контроля пищевых продуктов и лекарств (FDA), столь непримиримо стоящий на защите права общества за безопасную и надежную медицину, когда речь заходит об альтернативных лекарствах, внезапно стал настолько мягким и уступчивым, что позволил производителю не проверять вакцину в клинических условиях, а за гарантию эффективности принять лишь уровень образующихся после введения вакцины антител.
Президент группы экономического прогнозирования «Белкин Лимитэд» статистик Майкл Белкин из Нью-Йорка, чья пятинедельная дочь скончалась 15 часов спустя после второй прививки против гепатита В, изучил базу данных Системы сообщений о побочных эффектах прививок (VAERS) по осложнениям на эту прививку.
На слушаниях по прививке против гепатита В в подкомитете конгресса США 18 мая 1999 г. он заявил, что, по сделанным им подсчетам, в VAERS с июля 1990 по октябрь 1998 г. было направлено 24755 сообщений о побочных реакциях, последовавших за введением вакцины против гепатита В, причем 439 случаев закончились смертью привитых, а в 9673 случаях последствия оказались «просто» серьезными (визиты в приемные отделения больниц, госпитализации, инвалидизация разной степени тяжести).
Из 24755 сообщений 17497 относились исключительно к прививке против гепатита В, а остальные — к ныне столь излюбленным в США прививочным «коктейлям», когда одновременно вводилось несколько доз разных вакцин (оральная и инъекционная полиовакцины, вакцина против гемофильной палочки и др.), никаких исследований безопасности которых никогда не проводилось.
Именно на эти «коктейльные» эксперименты американских вакцинаторов, представляющих собой не меньше трети сделанных прививок, пришлось две трети (291) всех смертей, случившихся в среднем спустя два дня после прививки.
Белкину был задан следующий вопрос: «Почему же вместо прививания младенцев просто не проверяются матери на носительство вируса гепатита В (поскольку это единственный путь, которым новорожденный может заразиться этой болезнью)?». Ответ Белкина был вполне исчерпывающим:
«Продажа вакцин является крайне выгодным бизнесом, а процесс рекомендации вакцин запятнан злоупотреблением служебным положением производителей вакцин и лиц в Совещательном комитете по иммунизационной практике и Американской академии педиатрии. Модель бизнеса, при котором покупка товара навязывается государством, является мечтой монополиста».
Действительно, зачем тратить деньги в поисках тех единиц из числа беременных, будущие дети которых могут пострадать от гепатита В, и делать выборочные прививки, когда можно прививать всех новорожденных?
В тот же день, когда выступал Майкл Белкин, выступила и Мэрилин Киршнер, мать 16-летней Линдзи, ставшей стопроцентным инвалидом после полученной прививки против гепатита В. Совершенно здоровая до того девочка на следующей день после прививки упала в обморок.
С того времени она страдает от тяжелейших головных болей и головокружений, конвульсий, болей в суставах, выпадения волос, приступов тошноты и рвоты. Со слов Мэрилин Киршнер, после того, как об этом несчастье рассказала корреспондент WPLG Кристи Крюгер (это был первый репортаж о последствиях прививки против гепатита В в США), ей стало известно об огромном количестве случаев такого рода.
На слушаниях свидетельствовала также специалист в молекулярной биологии проф. Бонни С. Дюнбар из Бэйлоровского медицинского колледжа (Хьюстон, штат Техас), лауреат премии имени Маргарет Питмен, учрежденной Национальным институтом здоровья за разработку новых вакцин.
Ее брат стал тяжелым инвалидом, страдающим нейродегенеративным заболеванием, а одна из студенток начала стремительно терять зрение (вероятно, вследствие оптического неврита) после этой прививки. Дюнбар, занявшаяся проблемой прививки против гепатита В, заявила: «Сейчас я нахожусь в прямом контакте с сотнями тяжело больных людей (а также с врачами, имеющими сотни таких пациентов), у которых развились тяжелые неблагоприятные реакции в ответ на прививку против гепатита В.
Я считаю, что крайне необходимо исследовать как ранние реакции, так и их дальнейшее прогрессирование в аутоиммунные болезни в надежде, что нам удастся найти более специфическое лечение и предотвратить отсроченные реакции у тех, кто уже пострадал от этой прививки».
В ответ на вопрос о целесообразности прививки против гепатита В для новорожденных Дюнбар ответила: «Я оспорила бы утверждения моих коллег, исследователей в клинических или фундаментальной областях, заявляющих, что мы, в общих чертах, понимаем иммунную систему младенцев.
На моделях животных доказано, что иммунная система новорожденных очень отличается от иммунной системы взрослых и даже подростков. Фактически иммунную систему новорожденных животных очень легко потревожить так, чтобы убедиться, что во взрослой жизни ее функция будет нарушена.
И наоборот, крайне низка вероятность того, что в США новорожденный имеет хоть сколько-нибудь значительный риск заражения гепатитом В в детском возрасте, поскольку это болезнь, передающаяся с кровью. Вряд ли новорожденные могут быть вовлечены во внутривенное использование препаратов или небезопасный секс.
Вряд ли они могут пострадать от зараженной иглы, как медицинский работник. Единственный путь, которым они могут заразиться гепатитом, — через уже инфицированную мать. Для меня очень примечательно то, что в свете отсутствия научной и медицинской информации о неонатальной иммунологии новорожденные — и особенно те, которые не находятся в группе риска по гепатиту В, — получают многочисленные прививки против гепатита В.
Имеется мало или вообще не имеется клинических исследований для адекватной оценки возможных отсроченных реакций на прививки новорожденным, особенно в том, что касается генетических различий».
Дюнбар также обратила внимание присутствующих на слушаниях на то, что, по признанию сотрудников Управления контроля пищевых продуктов и лекарств, в VAERS сообщается о лишь от 1 до 10% всех постпрививочных осложнений. Таким образом, истинное число пострадавших от прививки против гепатита В может быть в десятки раз больше. Кроме того, упоминая о рекламируемой безопасности генно-инженерных вакцин, к которым принадлежат и вакцины против гепатита В, Дюнбар сказала:
«Любой пептид (ограниченная последовательность аминокислот белка) или полный пептидный набор, или «усеченный» белок (получающийся в результате выделения из биологического источника и очистки или путем использования технологии рекомбинантной ц-ДНК), будучи введенным в организм, может быть «переработан» иммунной системой и в зависимости от природы этого белка может стать причиной отсроченных аутоиммунных реакций...
Не вызывает сомнения, что вирус гепатита В (и вакцина, созданная на основе поверхностного антигена вируса) очень отличается от других вирусов (вакцин). Разрабатываются новые теории и эксперименты (например, теория так называемой молекулярной мимикрии и антиидиопатических антител), которые могли бы объяснить неблагоприятные реакции, вызываемые этим вирусом и вирусным протеином, используемым в вакцине... Десятки публикаций, связывающих этот вирус и его вакцину с аутоиммунными болезнями... доказывают нам, что вирусный антиген вызывает аутоиммунные болезни».
С последним заявлением проф. Дюнбар вполне перекликается мнение российского ученого: «...любое введение в клетки организма человека генных конструкций, с какой бы целью оно ни производилось, может иметь отрицательные последствия, способные привести к нарушению функций любых генов, в том числе регулирующих клеточное размножение и иммунные реакции. Это может, в свою очередь, вызвать крайне нежелательные изменения в организме, включая образование раковых клеток.
Вспомним здесь, что речь идет о несформированной иммунной системе новорожденного, в которой опасность непредсказуемых и опасных иммунных реакций умножается многократно.
Среди других выступавших на этих слушаниях был и д-р Дж. Бартелоу Классен, президент научно-исследовательской группы «Классен Имьюно-терапиз». Он заявил, что, согласно проведенным его группой исследованиям, частота диабета I типа в Новой Зеландии возросла на 60% после введения в прививочный календарь этой прививки.
Такой вывод, по его мнению, подтверждают и результаты другой группы исследователей, согласно которым прививка в первые 8 недель жизни связана с повышением на 90% риска заболевания диабетом, и это совершенно согласуется с последним исследованием того же Классена.
(В следующем году предположение Классена на годовом собрании Американской диабетологической ассоциации подтвердили итальянский педиатр проф. Паоло Позилли и его коллеги, проследившие за 150 тыс. привитых и тем же числом непривитых детей и обнаружившие, что шанс заболевания диабетом для непривитых в целом ниже в полтора раза, чем для привитых, а для тех, кто счастливо избежал прививки в возрасте 12 лет, он ниже в 2,5 раза).
Месяцем позднее слушания продолжились. Д-р Джейн Ориент, терапевт из Таксона (Аризона), исполнительный директор Американской ассоциации врачей и хирургов (созданной, в качестве альтернативы, пропрививочной Американской медицинской ассоциации), заявила 14 июня, что риск только серьезных реакций на вакцину против гепатита В может в 100 раз превышать риск заражения этой болезнью для подавляющего большинства детей.
Кроме того, д-р Ориент подчеркнула, что родителей сознательно вводят в заблуждение, когда им говорят, что риск заболевания выше риска осложнений на прививку, поскольку как бы ни был ничтожен риск заражения гепатитом В для детей, он все же выше нуля, а осложнения умышленно никогда не изучались и потому, по мнению вакцинаторов, их не существует вообще!
Стоит отметить, что д-р Ориент упомянула также о неприемлемости нынешнего положения вещей, когда решения о прививках в национальном масштабе принимаются крохотной группой людей, неоднократно пойманных на так называемом конфликте интересов, т.е. имевших собственную и вполне ощутимую выгоду (акции в фармацевтических компаниях, научные гранты от производителей вакцин) от принятия решения в пользу рекомендации все новых и новых обязательных массовых прививок.
Разумеется, о таких фактах не сообщают бодрые прививочные агитки, призывающие родителей прививать детей, ни о чем не беспокоясь. А ведь при аутоиммунных болезнях не бывает выздоровления в 90 — 95% случаев, как это происходит при естественной болезни! Аутоиммунное страдание практически всегда обозначает инвалидность большей или меньшей степени тяжести и достаточно безрадостный прогноз на будущее.
Сравните приведенные выше факты со слушаний в конгрессе США с такой исчерпывающей характеристикой осложнений от прививки против гепатита В, взятой из одной российской брошюры: «Общие и местные реакции отмечаются очень редко. Общая реакция может проявляться повышением температуры тела, болью в суставах, в животе, тошнотой, недомоганием. При длительных и упорных жалобах необходима консультация врача для дифференциального диагноза с каким-либо присоединившимся заболеванием.
Об осложнениях — это всё! Кроме того, вероятно, предполагается, что только совершенно случайно по времени совпавшее (присоединившееся) заболевание может стать поводом для обращения к врачу; от прививки же ничего серьезного, требующего консультации быть не может...
Говоря об осложнениях, аннотация к вакцине «Энджерикс В» (производитель «Смит Клайн Бичем») упоминает такие возможные последствия прививки: обычные (от 1 до 10% всех прививок) — мягкое местное воспаление, покраснение и уплотнение места укола; редкие (менее 1%) — низкотемпературная лихорадка, недомогание, усталость, боли в суставах, воспаление суставов, боли в мышцах, головная боль, головокружение, синкопа, тошнота, рвота, понос, боли в животе, лимфоаденопатия, патологические изменения в печеночных пробах, сыпь, включающая крапивницу.
После появления вакцины на рынке сообщалось о случаях анафилаксии, мультиформной эритемы, включая синдром Стивенса-Джонсона; отсроченные последствия включают боли в суставах (обычно преходящие), зуд и крапивницу, экхимозы, узелковую и мультиформную эритему. Сообщалось также о тромбоцитопении, алопеции, кератите, герпесе, тромбоцитопенической пурпуре, болях в ушах. Неврологические проявления могут быть представлены парезами и параличами, нейропатией, поперечным и оптическим невритами, синдромом Гийена- Барре, рассеянным склерозом.
Относительно последних, самых тяжелых во всем списке осложнений, в отчете комитета экспертов, созданного при американском Институте медицины (10 М) с целью изучения связи прививок с разными болезнями, было заявлено, что связь прививки против гепатита В с демиелинизирующими болезнями нервной системы (к которым относится и рассеянный склероз) и синдромом Гийена — Барре, а также с артритами продемонстрирована научными данными, а связь этой прививки с синдромом внезапной детской смерти и анафилактическим шоком допустима теоретически.
Читателям будет небезынтересно узнать, что, после того как адвокаты 15 тыс. (!) человек, главным образом подростков, заболевших нейродегенеративными болезнями во Франции после прививки против гепатита В, подали иски в суд, в октябре 1998 г. французское правительство отменило обязательность прививки против гепатита В для подростков.
Здесь не место рассказывать, какую ярость вызвало это известие у Главного друга всех детей мира — ВОЗ, обвинившей Францию не менее как в подрыве доверия публики к проводимым ВОЗ прививочным программам. Но, всего через несколько лет, словно убоявшись ВОЗ, эксперты упомянутого Института медицины в 2002 г. выпустили новый отчет, в котором ранее установленная связь прививки от гепатита В с демиелинизирующими заболеваниями теперь объявлялась недоказанной!
При этом, правда, было отмечено, что данные не достаточны ни для окончательного положительного, ни для окончательного отрицательного ответа; нужны-де дополнительные исследования.
Пока суд да дело, а ручные эксперты спешат поклониться то одним, то другим, прививки делаются во все возрастающих масштабах, и никто не рекомендует их приостановить хотя бы для тех, кто не относится к группам риска, — пусть даже только до внесения окончательной ясности в вопрос. А ведь для производителей количество реализуемой продукции — самое главное.
Кстати, опубликованное за несколько месяцев до выхода этой книги крупное исследование, изучавшее частоту возникновения рассеянного склероза у привитых от гепатита В и не привитых от него англичан в период с 1993 по 2000 г. обнаружило, что в три последовавших за прививкой года частота возникновения этой страшной болезни была в три раза больше у привитых...
Среди осложнений прививки против гепатита В описана также острая мозжечковая атаксия.
Аннотация к той же вакцине «Энджерикс В» сообщает, что противопоказанием к введению вакцины является «непереносимость любого компонента вакцины».
Но, спрашивается, каким образом это можно выяснить, когда прививка во многих странах делается всем новорожденным в первые 24 часа жизни?
Кто проверяет их на эту непереносимость и когда? Не в материнской же утробе?
Ни одна из вакцин против гепатита В не проверяюсь на канцерогенный или мутагенный эффект. Последнее подтверждается и самой аннотацией, признающей, что исследования на беременных животных не проводились, а потому прививка беременной может быть рекомендована лишь в исключительных случаях.
Как и другие вакцины, вакцины против гепатита В не изучались в контексте их возможных долговременных последствий. Стандартная временная граница — от 72 до 120 часов максимум после прививки. Все, что бы ни произошло после этого, автоматически приписывается чему угодно, кроме прививки.
Может быть, вакцины способны вызывать рак. Может быть, они способны вызывать тяжелейшие аутоиммунные или нейродегенеративные болезни. Все может быть. Никто этого никогда не изучал.
Те, кто делает деньги на прививках, не заинтересованы в таком изучении, поскольку негативные или даже сомнительные результаты могут подорвать их доходы. Гораздо проще голословно отрицать какую-либо связь, чем проверить, существует ли она на самом деле.
О том, к чему может привести та или иная прививка, публика может узнавать лишь ретроспективно, после того как количество осложнений превысит то, которое удается скрывать или списывать на «совпадения по времени», либо когда за дело берется пресса.
Гепатит В — что делать?
Было бы наивно считать, что такой проблемы, как распространение гепатита В, вообще не существует. Она есть, хотя безмерно искусственно раздувается, ибо существуют и множатся подлежащие реализации вакцины.
Сама же эта проблема вполне решаема безо всяких прививок. Разобраться в вопросе нам помогут знание четырех действий математики и другой гепатит — гепатит С, против которого прививок нет. Этот гепатит, имеющий сходный с гепатитом В парентеральный путь распространения, неизмеримо опаснее, ибо во много раз чаще ведет к хроническому носительству, и именно гепатит С, а отнюдь не гепатит В является главной причиной циррозов и рака печени. Правда, при этом вирус гепатита С гораздо менее стоек в окружающей среде, нежели вирус гепатита В.
Поскольку пропагандисты прививок заявляют, что именно прививки, и ничто другое, помогли снизить заболеваемость гепатитом В, то логично было бы ожидать, что заболеваемость гепатитом С на фоне прививочных усилий по гепатиту В в лучшем случае останется неизменной, однако статистика говорит о другом. Рискуя утомить читателя цифрами, я все же покажу, сколь ничтожное (если существующее вообще) влияние оказала прививка на динамику заболеваемости гепатитом В за последние несколько лет в Российской Федерации, где проживает большинство моих читателей.
РФ заслуживает особого внимания и потому, что когда для описания ситуации с гепатитом В приводятся США, то слышны возражения, что в России совершенно другая эпидобстановка и требуется совершенно иной подход. Официальные статистические данные я объединил в предлагаемую ниже таблицу заболеваемости гепатитами В и С.
Таблица 1
Заболеваемость гепатитами В и С в РФ в (абсолютных цифрах)

2000
2001
2002
2003

Всего заболевших
Дети до 14 лет
Всего заболевших
Дети до 14 лет
Всего заболевших
Дети до 14 лет
Всего заболевших
Дети до 14 лет
Гепатит В
61 997
2 651
5 305
2 302
28 741
1 417
18 784
907
Гепатит С
30 810
729
24 133
641
10 312
362
5 039
195

Исключительно, ради большей наглядности и точности, представим отдельной таблицей заболеваемость на 100 тыс. населения (ясно, что ни большого прироста, ни катастрофического уменьшения населения РФ в 1990-х — начале 2000-х годов не происходило, поэтому и таблица 1 отражает динамику заболевания достаточно точно).
Таблица 2
Заболеваемость гепатитами В и С в РФ
(на 100 000 населения)

1994
1995
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
ГепатитВ
26,8
35,4
36,6
35,7
43,3
42,5
35,3
19,8
13,1
Гепатит С
3,2
6,8
9,1
11,6
20,9
21,1
16,7
7,1
5,3

Здесь уместно напомнить, что решение о внесении вакцинации против гепатита В в календарь прививок было принято в Российской Федерации в 1997 г.; ни в 1997, ни в 1998 гг. (когда произошло небольшое снижение заболеваемостью гепатитом В) эта прививка хоть в сколько-нибудь статистически значимых масштабах не делалась вообще, в 1999 г. ее получили около 3% детей, а в 2000 г. — около 10%; при этом регионов с «необходимым прививочным охватом» — свыше 90%, не говоря уже о запланированных 95%, в 2000 г. (когда опять произошло небольшое снижение после подъема в 1999 г.) в РФ не существовало вообще.
Кстати, и в следующем, 2001 г. таких регионов, где «привитость» детей от гепатита В превысила 90%, отыскалось лишь 1,2%.
Отсюда понятно, что никакого ощутимого влияния на показатели заболеваемости гепатитом В у детей в 2000 г. прививки оказать не могли, а поэтому перед нами достаточно «чистая» цифра заболеваемости того года. И не столько по причине малого количества сделанных прививок, сколько потому, что те, кому они делаются, вообще составляют очень небольшой процент в структуре заболеваемости гепатитами, передающимися указанными выше путями.
Так, мы видим, что в 2000 г. гепатитом В в Российской Федерации заболели 61 997 человек, из них детей в возрасте до 14 лет... 2651, т.е. 4,27%! Как это связать с истерическими криками о необходимости срочного спасения прививками подрастающего поколения?
Для гепатита С тот же показатель составил еще меньше — 2,36%.
В 2001 г., когда число планово привитых детей превысило уже 40%, случаев заболевания гепатитом В среди взрослых было зарегистрировано 51 305, а среди детей — 2302.
Таким образом, принимая здесь условно количество населения РФ за неизменное (тем более что заболеваемость, относительно количества населения, сравнительно ничтожна) и вычитая из количества взрослых количество детей, мы получаем следующее снижение заболеваемости: (61 997 — 2651) — (51 305 — 2302) = 10 343, или примерно на 17,5%.
В интересующей нас прививаемой возрастной группе до 14 лет это снижение составило 2651 — 2302 = 349, или 13,16%.
Меньше, чем у взрослых, не получивших прививки!
Аналогичные вычисления для заболеваемости гепатитом С представляют для нас больше академический интерес за отсутствием прививания от этой болезни, однако и они, сделанные с использованием аналогичных арифметических действий, показывают снижение на 22% для взрослых и на 12% для детей.
В 2002 г. снижение шло следующими темпами: 44,9% для взрослых и 35,8% для детей по гепатиту В и 57,6 и 43,5% по гепатиту С соответственно, а в 2003 г. — 33,8% для взрослых и 38,6% для детей по гепатиту В и 51,3 и 53,9% по гепатиту С соответственно.
Можно прийти к выводу, что снижение заболеваемости гепатитами В и С продолжается, причем снижение заболеваемости в группе, для которой прививки от гепатита В не предназначены, за исключением последнего года, шло быстрее, чем в группе получающих прививки.
Заболеваемость «беспрививочным» гепатитом С также стремительно снижается за последние годы, причем, как свидетельствует табл. 2, оно точно так же началось в 2001 г.
Что же, если эти цифры истинны, то в РФ все идет к тому, что скоро вирусы гепатитов В и С для лабораторных исследований придется завозить из-за границы...
Разумеется, это довольно приблизительная статистика, не учитывающая многого, однако она однозначно свидетельствует о следующем: если имеются две болезни, идентичные по пути передачи и распространения, со вполне сравнимой заболеваемостью (несколько десятков тысяч случаев в год), и они начинают снижаться одновременно, при этом резко и примерно одинаковыми темпами, то в основе этого безусловно должно лежать что-то общее.
А что это общее относительно гепатитов В и С, известно давным-давно: разъяснение контингентам групп риска опасности общего использования шприцев и секса без употребления презервативов, тщательный контроль донорской крови, обеспечение одноразовым инвентарем и всем необходимым для стерилизации инструментов лечебно-профилактических учреждений и пр. Случайно ли снижение произошло в 2001 г.?
13 февраля 2001 г. состоялись парламентские слушания «О государственной политике по предупреждению распространения в Российской Федерации заболеваемости инфекционным гепатитом», результатом чего было как минимум дополнительное привлечение внимания законодателей и общественности к проблеме гепатитов и, вероятно, дополнительное финансирование борьбы с этим злом.
А 27 марта 2001 г. состоялась коллегия Минздрава РФ по вирусным гепатитам, на которой было отмечено, что «основной причиной резкого ухудшения эпидемической обстановки является интенсивный рост внутривенного употребления наркотиков, основными потребителями которых являются подростки и лица молодого возраста. Возрастает роль полового пути передачи инфекции, так как употребление ряда распространенных в молодежной среде наркотиков стимулирует половую активность и снимает морально-этические ограничения.
Все это свидетельствует о том, что заболеваемость вирусными гепатитами В и С трансформировалась из медицинской проблемы в социальную и представляет реальную угрозу для национальной безопасности страны (выделено мной. — А.К.)».
Все верно, и ни младенцы, ни иная публика, не имеющая отношения к наркотикам и связанным с ним сексом, никакого касательства к этой проблеме не имеет. Также было сказано, что «удельный вес заражений парентеральными гепатитами при проведении медицинских манипуляций составляет от 2 до 10%.
Это обусловлено недостаточным применением в лечебно-профилактических учреждениях современных высокоэффективных дезинфекционных препаратов, отсутствием в 40% больниц и поликлиник централизованных стерилизационных отделений, недостаточным обеспечением этих учреждений, особенно в сельской местности, одноразовым медицинским и лабораторным инструментарием».
Подумать только: хотя почти в каждой второй российской больнице нет должных стерилизационных отделений, миллионы долларов выбрасываются на вредную и ненужную прививку, приносящую пользу лишь ее производителям и распространителям, и на компенсации ее жертвам или на ведение судебных процессов, чтобы выплаты этих компенсаций избежать! Вряд ли могут быть сомнения, что не только производители, но и агитаторы за эту прививку на всех уровнях, начиная с Минздрава и заканчивая местными медицинскими властями, не остаются внакладе.
Ликвидация этой кормушки могла бы стать крайне болезненным ударом для привыкших к легкому и безответственному заработку, но это рано или поздно придется сделать в интересах всего общества, если последнее, конечно, хочет, чтобы его кровные деньги перестали перекачиваться в карманы вакцинаторов.
На коллегии Минздрава было решено следующее: «... эпидемиологическая обстановка по вирусным гепатитам требует принятия неотложных мер, и проблема борьбы с ними должна стать приоритетной в деятельности органов и учреждений здравоохранения и государственной санитарно-эпидемиологической службы». Разумеется, были намечены и соответствующие пути изменения обстановки к лучшему, причем указывалось на первоочередную необходимость разъяснительной работы среди молодежи и борьбы с наркоманией.
Помня о снижении заболеваемости гепатитом С в то же самое время, я вряд ли ошибусь, сказав, что прививка никакого отношения к процессу снижения заболеваемости не имела, а сыграли свою роль исключительно санитарно-профилактические мероприятия.
И они могли быть еще эффективнее, если бы на них и на лечение больных острым вирусным гепатитом В и хронических носителей инфекции были направлены те деньги, которые сегодня выбрасываются на прививку.
Выводы
Гепатит В, равно как и гепатит С, — болезни специфических групп риска- наркоманов, использующих общие шприцы, проституток, гомосексуалистов либо пациентов, получающих в процессе лечения переливания крови или ее продуктов, в меньшей степени - болезнь неразборчивых в половых связях взрослых. Относительной группой риска является медперсонал, работающий с кровью.
Ни новорожденные, ни подростки, ни иные категории населения, не относящиеся к перечисленным группам риска, не имеют серьезного шанса заболевания гепатитом В.
Прививка от гепатита В имеет огромное количество известных и описанных в литературе побочных эффектов, включая тяжелейшие болезни нервной системы, что ставит под сомнение необходимость ее использования даже у тех, кто действительно рискует заболеть гепатитом В, не говоря уже о тех, для кого этот риск минимален или отсутствует вообще.
Вопрос о том, следует ли делать прививку новорожденным матерей — носительниц вируса гепатита В, должен решаться после тщательных лабораторных анализов (определение титра антител и концентрации вирусной ДНК у беременной) и учета всех прочих факторов, которые могут способствовать инфицированию новорожденного.
На государственном уровне борьба с гепатитами В и С — это обеспечение лечебных учреждений одноразовым инструментарием и необходимыми системами стерилизации, широкая разъяснительная работа с подростками и молодежью, борьба с наркоманией.
Грипп
В последнее время мы являемся свидетелями новой мошной «психической атаки» под названием «Прививка — лучшая защита от гриппа!». Когда просматриваешь осенние медицинские новости, то не можешь отделаться от впечатления, что все остальные проблемы со здоровьем давным-давно решены и беспокоиться решительно не о чем, кроме прививки против гриппа. Отсчет до назначенного кем-то срока эпидемии идет, как до взрыва атомной бомбы или столкновения планеты с гигантским метеоритом. Все сообщения только о том, сколько уже «охвачено» прививками и что нужно сделать, чтобы «доохватить» остальных. В России восхваляют местные власти, с купеческой щедростью бросающие сотни тысяч рублей на прививку от гриппа, но не располагающие деньгами, чтобы выплачивать зарплату врачам и учителям и обеспечивать тепло в домах зимой. И наоборот, стыдят тех, кто считает, что деньгам можно найти куда лучшее применение. В школах и детсадах за прививки страстно агитируют родителей. В институтах не дают проходу студентам, пока те не привились. Кажется, вот-вот увидишь известный плакат времен Гражданской войны с видоизмененным призывом: «Ты записался на прививку от гриппа?». В то время как нет ни одной интернетовской дискуссии, в которой получившие прививку не сообщали бы, что сразу после нее они свалились с самым что ни на есть типичным гриппом, железную защиту от которого им обещали, а потом всю зиму вообще не могли избавиться от простуд. СМИ и научная литература сообщают о взявшихся словно из параллельной, живущей по собственным законам Вселенной фактах фантастического снижения смертности, заболеваемости, выплат по больничным листам и далее в том же духе, и все это - благодаря чудо-прививке...
Болезнь
Эта всем нам прекрасно известная болезнь вызывается РНК-содержащим вирусом из семейства Orthomyxoviridae, имеющим три серологических типа, условно названных А, В и С. «Эпидемии болезни вызываются типами А и В.
Вирус гриппа А подразделяется на субтипы в зависимости от особенностей двух поверхностных антигенов геммаглютинина (Н) и нейраминидазы (N). Заболевания у детей обусловлены разнообразными комбинациями трех подтипов гемагглютинина... и двух подтипов нейраминидазы».
Наибольшую опасность с эпидемической точки зрения вызывают изменения вируса типа А. Этот вирус поражает не только человека, но и морских млекопитающих и домашних животных (свиней и лошадей, например), а также птиц.
Сменив несколько хозяев, вирус может приобрести крайне опасную вирулентность. Предполагается, что эпидемии «испанского» (1918-1920), «азиатского» (1957), «гонконгского» (1968) и «русского» (1977) гриппа были вызваны именно таким мутировавшим вирусом гриппа А. Сегодня популярна гипотеза, что хозяевами всех известных разновидностей вирусов гриппа являются водоплавающие птицы. Вирусы у них не только быстро не изменяются, но и находятся фактически в состоянии эволюционного застоя. Вспышки эпидемий — и у птиц, и у человека, и у низших млекопитающих — происходят только при передаче вирусов или даже отдельных генов от птиц млекопитающим, у которых они претерпевают мутации, дающие начало эпидемиям. Так, «свиной» грипп 1970-х годов начался как инфекция свиней, заразившихся гриппом от птиц, а уже потом в эпидемический процесс был вовлечен человек. Возможно, не кто иной, как свиньи, служат передаточным звеном от птиц к человеку, а потому имеет смысл исследовать вирусы свиней (а не птиц, как это принято сейчас), пытаясь предугадать, какого гриппа следует ждать.
Несколько слов следует сказать о «Великой белой чуме» — эпидемии печально известного «испанского гриппа», или «испанки», унесшей жизни свыше 20 млн. человек.
Хотя нам упорно внушают, что эпидемия была вызвана в первую очередь высокой вирулентностью мутировавшего вируса гриппа, тот факт, что вспыхнула она на исходе Первой мировой войны и первыми пострадавшими были военнослужащие, которые затем принесли инфекцию в тыл, заставляет предположить, что здесь все было далеко не так просто (как бы ни были значительны более поздние мутации вируса гриппа, ничего даже близко похожего на эпидемию 1918 -1920 гг. более не повторялось).
Кроме того, у ряда авторов можно встретить указания, что немалое количество смертей следует приписать не в меру энергичному аллопатическому лечению, состоявшему в прописывании огромных доз аспирина, которые утяжеляли и без того нелегкое состояние заболевших и провоцировали пневмонию.
Вероятно, именно по этой причине наибольшая смертность наблюдалась там, где пациенты имели возможность обратиться за «квалифицированной медицинской помощью».
Клонившаяся к упадку американская гомеопатия блеснула тогда последний раз, проявив высокую эффективность (которую ранее продемонстрировала при эпидемиях холеры, тифа и желтой лихорадки), прежде чем исчезла со сцены почти на полвека. В 1921 г.
«Журнал Американского института гомеопатии» опубликовал статью д-ра Виллиса А. Девея (1858-1938), в которой сообщались некоторые любопытные факты относительно статистики успешности гомеопатического лечения.
Так, декан Ганемановского колледжа в Филадельфии д-р В. Пирсон собрал информацию о 26795 пациентах, лечившихся у гомеопатов. Смертность при гомеопатическом лечении оказалась равной 1,05%, в то время как аллопаты обычно теряли около 30%. Статистику 24 тыс. случаев собрал д-р Т. Мак-Кенн из Дейтона (Огайо) — смертность при аллопатическом и гомеопатическом лечении оказалась примерно такой же, как и по статистике д-ра Пирсона.
Знаменитый доктор Герберт Роберте (1868-1950) из Дерби (Коннектикут), автор книги, ставшей сегодня непременным пособием во всех гомеопатических колледжах, был в годы Первой мировой войны врачом на военном корабле. Он рассказывал: «Все мои пациенты — а их было 81 — выздоровели и благополучно сошли на берег.
Во время плавания к нам подошел другой корабль: на нем кончились гробы, и нас просили поделиться гробами из нашего запаса. Когда мой корабль вернулся в порт, командир спросил меня, все ли я использовал гробы. «Да, — ответил я, — и при этом не потерял ни одного человека!»
Тридцать врачей-гомеопатов из Коннектикута ответили на запрос д-ра Робертса: в совокупности они лечили 6602 пациентов и потеряли лишь 55 из них. Члены Гомеопатического врачебного общества округа Колумбия уведомили, что они лечили 15 тыс. пациентов. Умерли только 15.
Обычными были такие сообщения американских врачей-гомеопатов, упомянутые в статье:
«У меня был пакет с тысячей таблеток аспирина, из которых 994 были лишними. Вряд ли я использовал и половину дюжины из этого количества. Аспирин просто не требовался... Я практически неизменно давал Gelsemium и Bryonia и не потерял бы ни одного пациента, если бы те приглашали меня до того, как направлялись в аптеку за аспирином, после чего мне нередко приходилось лечить уже пневмонию...» (д-р Дж. П. Хафф, Олив Бранч, Кентукки).
«Я лечила 350 пациентов и потеряла лишь одного, с запущенной пневмонией, который появился у меня после того, как принял сотню гранов аспирина в течение последних суток» (д-р Кора Смит Кинг, Вашингтон, Дакота).
«Применение аспирина и препаратов из каменноугольного дегтя должно быть осуждено, как приведшее к огромному числу ничем не оправданных жертв. Вездесущий аспирин — самое вредоносное лекарство. Оно обманывает своим коротким действием, облегчая боль, но это все — мишура.
Аспирин ослабляет сердце, угнетает жизненные силы, увеличивает смертность в легких случаях и замедляет выздоровление. Он всегда маскирует симптомы и делает нахождение целительного лекарства несравнимо более сложным» (д-р Гай Бекли Стирнс, Нью-Йорк).
«На заводе, где трудились 8 тыс. работников, мы потеряли лишь одного. Пациентов не закармливали лекарствами до смерти, мы не использовали ни аспирина, ни вакцин. Практически единственным лекарством был Gelsemium» (д-р Франк Вилэнд, Чикаго).
«Я не потерял ни одного больного гриппом, а смертность от пневмонии у моих пациентов равнялась 2,1%. Салицилаты, включая аспирин и хинин, были почти единственным оружием старой школы, и не было ничего необычного в сообщениях, что при пневмониях они теряли до 60% своих пациентов» (д-р Дадли Уильяме, Провиденс, Род-Айленд).
Д-р Раймонд Зейдель (1908-1980), известный американский гомеопат прошлого века, рассказывал, что окончательно и бесповоротно он решил стать гомеопатом, когда десятилетним мальчиком работал посыльным у врача-гомеопата в Нью-Джерси во время этой эпидемии.
Тогда он видел, как «умирали принимавшие аспирин; та же участь ждала половину из тех, кто много пил... те же, кто лечился гомеопатией, — выздоравливали».
Но вернемся к болезни. Источником заражения при гриппе обычно является больной человек, механизм передачи — воздушно-капельный. Инкубационный период может длиться от одного до семи дней (обычно до 48 часов). «Грипп начинается остро, нередко с ознобом. Температура тела в первые сутки достигает максимального уровня, чаще в пределах 38-40°С.
На первый план выступают признаки интоксикации — головная боль с характерной локализацией в лобной области, боль в глазных яблоках, в пояснице, в разных группах мышц. Поражение дыхательных путей характеризуется появлением сухого кашля, першением в горле, саднением за грудиной, заложенностью носа, иногда носовыми кровотечениями... Высокая температура тела сохраняется до двух суток, после чего снижается. Общая продолжительность лихорадочного периода не превышает 4-5 дней».
Опасности для беременных грипп (во всяком случае, при отсутствии не в меру интенсивного аллопатического лечения), вероятно, не представляет. Так, в 1993-1994 гг. были изучены 1659 беременных в Ноттингеме, из которых, как выяснилось, 11% перенесли грипп.
Авторы исследования заявили, что грипп во втором и третьем триместре беременности - явление вполне распространенное, и ни к трансплацентарной передаче вируса плоду, ни к образованию аутоантител он не ведет, равно как и к каким-либо осложнениям беременности.
Факторами риска для госпитализации в связи с гриппом являются болезни сердца и бронхиальная астма, причем грипп требует меньшего (в США и Германии — в три раза) количества госпитализаций, чем так называемый респираторно-синцитиальный вирус, все попытки создать вакцину против которого провалились.
Согласно опубликованной статистике, ежегодно грипп и его осложнения становятся причиной смерти 10 — 40 тыс. человек в США, из которых 80% — пожилые люди.
Цифры выглядят изрядно завышенными. Как мы знаем из истории, наличие соответствующей вакцины всегда служит для врачей и их покровителей из различных служб по борьбе с инфекционными болезнями отличным стимулом завышать имеющиеся данные.
Смерть пожилых людей, страдающих тяжелыми сопутствующими болезнями, всегда можно приписать тому, что выгодно упоминать в интересах рынка: гриппу, геомагнитным бурям, неправильному питанию, бедному чем-либо или, наоборот, содержащему что-либо в избытке.
Уместно напомнить, что, согласно «Журналу Американской медицинской ассоциации», не что иное, как деятельность врачей в США, является третьей по распространенности причиной смерти после онкологических и сердечно-сосудистых заболеваний, приводя к смерти 250000 человек в год.
На этом фоне грипп выглядит не столь уж и страшным.
Дня рядового потребителя медицинских услуг искусственное выделение гриппа из числа иных простудных заболеваний представляет мало интереса, так как с точки зрения течения болезни большой разницы в том, какими именно вирусами (гриппа, парагриппа, аденовирусами, риновирусами и пр.) он заражается и заболевает, нет. Весьма похожие друг на друга симптомы простуды вызываются более чем 200 вирусами, причем 30-40% от этого числа приходится на риновирусы, от которых прививок не существует.
Авторы одного российского «справочника для всех» по инфекционным болезням, не мудрствуя лукаво, так и объединяют все эти различные по возбудителю и практически неразличимые в своем обычном течении недуги в ОРЗ (острые респираторные заболевания), описывая их как «группу болезней, характеризующуюся непродолжительной лихорадкой, умеренной интоксикацией, преимущественным поражением верхних дыхательных путей».
Наличие большого количества практически неразличимых болезней позволяет зарабатывающим на прививках делать нехитрый трюк, гарантируя привитым, что они не заболеют гриппом. Когда же привитые заболевают «чем-то простудным», то им объясняют, что они были спасены лишь от гриппа, причем от некоего специфического гриппа, а не от всех ОРЗ. Вирус гриппа можно обнаружить иммунофлюоресцентным методом, но на практике, разумеется, этим никто не занимается.
Необходимость говорить в данной книге о гриппе как об отдельной болезни связана лишь с тем, что в последние годы на рынок ежегодно выбрасываются все новые вакцины, которые не мытьем так катаньем всячески пытаются навязать потребителю. Соблазн хорошего заработка (ведь от гриппа надо непременно защищать всех, от грудных младенцев до глубоких стариков, как здоровых, так и больных!) так велик, что противогриппозные прививочные кампании приобретают невиданный доселе размах и интенсивность.
Так, компания «Виет», партнер компании «МедИмьюн», производителя назальной вакцины-спрея «ФлюМист», собирается вложить 100 млн. долларов в трехгодичную рекламную кампанию, призванную убедить врачей, что их продукция жизненно необходима для пациентов.
«МедИмьюн» с «Виет» рассчитывают зарабатывать на вакцине 1 млрд. долларов ежегодно — столько же, сколько «Мерк» на вакцине от гепатита В, включенной в прививочный календарь многих стран. И хотя рекламная кампания «ФлюМиста» 2003 г. полностью провалилась, количество желающих обогатиться на «вакцине для всех» меньше не стало: на подходе новые вакцины новых производителей.
Средств лечения гриппа так много, что лишь для самого поверхностного изложения их потребовалась бы увесистая монография; нет, вероятно, такой медицинской школы, которая не предлагала бы своих проверенных средств. Полагаю, что все школы могут между собой согласиться в том, что больной должен оставаться в постели, пить большое количество жидкости — в первую очередь минеральной воды и натуральных соков, особенно цитрусовых (но не напитков или так называемых нектаров, представляющих собой смесь сахарного сиропа с водой), отказаться от еды как минимум на весь период температуры и принимать витамины — в первую очередь С. Искусственно снижать температуру, если вы не хотите серьезно затянувшейся или осложнившейся болезни, не следует (во всяком случае, если она не достигла 38,5-39°С).
Поскольку почти в каждой главе я стараюсь уделять место гомеопатическому лечению и профилактике, не станет исключением и эта. Многообразие возможных вариантов течения болезни затрудняет однозначные и понятные всем читателям рекомендации; ограничусь лишь самыми общими.
В первую очередь следует обсудить вопрос о гомеопатической профилактике. Специфическая гомеопатическая профилактика гриппа, очевидно, началась с эпидемии «испанки» (до этого грипп не рассматривался ни гомеопатами, ни аллопатами как серьезная болезнь, требующая специфической защиты).
Известный швейцарский гомеопат д-р Пьер Шмидт (1894-1987) изготовил Influenzinum-Hispanica, три дозы которого с перерывом в восемь часов он рекомендовал использовать для профилактики болезни.
После этого было изготовлено немалое количество гриппозных нозодов, полученных из мокроты больных. Нынешний Infiuenzinum — это «специфический биотерапевтический препарат, динамизированная антигриппозная вакцина, изготовленная специально для использования в гомеопатии Институтом Пастера (Франция) из двух типов вирусов...
В связи с частой сменой и модификацией вирусов, характером эпидемиологической обстановки различные лаборатории готовят многочисленные разновидности Инфлюэнзинов с погодичной нумерацией или обозначением подтипов вирусов».
Не обсуждая сейчас спорный вопрос о сравнительной эффективности гомеопатических нозодов и обычных вакцин, отмечу, что нозоды обладают рядом явных преимуществ по самой своей природе. Во-первых, гомеопатический нозод делается на основе уже реально существующего материала, получаемого от заболевшего в ту эпидемию, для лечения которой и готовится нозод, а не задолго до вероятной эпидемии на основе лишь прогнозируемых штаммов.
Во-вторых, для его производства не требуется сложный и дорогостоящий технологический процесс: практически неограниченное количество лекарства может быть сделано в одной фармацевтической лаборатории в течение нескольких часов. Соответственно и цена препарата будет намного доступней цены вакцины. В-третьих, отсутствие вирусного материала делает препарат безопасным.
Поскольку Influenzinum применяется здесь по принципу тождественности (т.е. лечение проводится тем же веществом, что вызвало болезнь, а не тем, которое вызывает подобную клиническую картину), он не является гомеопатическим лекарством, хотя и потенцируется (динамизируется) согласно гомеопатическим правилам.
То же самое может быть сказано и о другом, очень популярном сегодня препарате — Oscillococcinum - автолизате из сердца и печени барберийской утки (известного резервуара вирусов гриппа), продаваемым по всему миру французской компанией «Буарон» в разведении 200 СК.
Гомеопаты, имеющие опыт работы с этим препаратом,- благоприятно отзываются о нем и как о профилактическом, и как о лечебном средстве при самых разных формах гриппа. В последние годы масштабы использования этого препарата во всем мире стали так значительны, что на него обратили внимание даже аллопаты.
На рынке фармацевтических препаратов стран СНГ, особенно России, имеется большое количество так называемых комплексных гомеопатических препаратов, представляющих собой смеси низкопотенцированных гомеопатических лекарств из числа тех, что чаще всего используются при гриппе, на различных носителях (обычно ими являются молочный сахар или этиловый спирт).
Например,
комплекс «ЭДАС-903» (производитель — концерн «ЭДАС», Россия) включает в себя Gelsemium sempervirens С6, Phosphorus С6, Aconitum napellus С6, Bryonia alba C3, Drosera rotundifolia C3, Rhus toxicodendron СЗ;
«Гомеоантигриппин» ("Гомеофар-ма», Россия) -Aconitum napellus 3CH, Bryonia alba 3CH, Atropa belladonna 3CH, Baptisia tinctoria 3CH, Gelsemium sempervirens 3CR,Allium сера ЗСН, Eupatorium perfoliatum 3CH, Ferrum phosphoricum 3CH, Echinacea angustifolia 3CH, Mercurius solubilis 6CH.
Похожие составы у «Антигриппина» (ООО «Доктор-Н»,Россия), «Грипп-Хель» ("БиологишеХайльмиттель ХельГмбХ», Германия) и др.
В строгом смысле слова эти препараты также не являются гомеопатическими, так как не соответствуют основополагающим гомеопатическим принципам одновременного назначения лишь одного лекарственного средства и необходимости предварительного прувинга (испытания лекарственного средства на здоровых взрослых добровольцах). Для приготовления «комплексных лекарств» каждый производитель берет первые пришедшие ему на ум вещества в произвольных разведениях и объединяет их в одно лекарственное средство. Вряд ли стоит ожидать от них большого эффекта как для профилактики, так и для лечения гриппа, ибо гомеопатические лекарства проявляют всю свою силу лишь тогда, когда применяются по принципу истинного подобия. Поэтому желающим использовать гомеопатию в своей домашней практике следует разобраться с показаниями к назначению наиболее широко применяемых лекарственных средств.
Кроме неизменных Aconitum и Belladonna из иных распространенных при гриппе лекарств можно выделить Gelsemium, Bryonia, Allium сера и Eupatorium perfoliatum. В случае Gelsemium болезнь развивается очень медленно; ребенок чувствует себя обессиленным и постоянно дремлет; веки тяжелые, словно налиты свинцом; трудно пошевелить рукой или ногой из-за слабости (а не из-за боли, как в случае Bryonia). Жажда отсутствует. Д-р Шеферд указывает, что это лекарство, равно как и Eupatorium perfoliatum, часто требуется тогда, когда болезнь возникает летом или теплой, мягкой зимой.
Впрочем, кроме этого и еще зябкости эти два лекарства больше ничто не роднит: для Eupatorium характерны сильнейшие боли в костях и крайнее беспокойство, а также сильная жажда с желанием холодной воды, от которой может начаться рвота. Bryonia, в отличие от этих двух, ищет прохлады, испытывает ухудшение от малейшего движения, а боли уменьшаются при давлении на больное место. Жажда отсутствует. Allium сера показана при обильных жидких выделениях из носа и глаз.
Аллопатическое лечение гриппа представлено главным образом лекарствами из группы амантадинов, среди которых читателям наиболее известен ремантадин. О какой-либо их эффективности можно говорить только при гриппе, вызванном вирусом типа А Препарат обладает выраженной токсичностью, особенно ощущаемой у пожилых пациентов, и, кроме того, к нему быстро развивается лекарственная устойчивость. Реже используются блокаторы нейраминидазы — в таблетках (оселтамвир) или для ингаляции (занамивир). Они действуют против вирусов как типа А так и типа В, обладают меньшей, в сравнении с амантадинами, токсичностью, и лекарственной устойчивости к ним обычно не возникает.
Конечно же, говоря о лекарствах, необходимо помнить о бесчисленном количестве проверенных временем, неподвластных моде и не зависящих от интересов фармацевтических компаний «бабушкиных средствах», чья эффективность отнюдь не уступает лекарственной, не говоря уже об отсутствии побочных эффектов, которые могут оказаться куда опаснее болезни. При недавнем исследовании эффекта пищевой добавки с аллицином (веществом, содержащимся в чесноке, которое отвечает за его антивирусную активность) были получены отличные результаты. Заболевших всеми видами простуд среди принимавших добавку оказалось в три раза меньше, чем среди получавших плацебо, а выздоравливали принимавшие добавку в пять раз быстрее. Авторы также отметили, что показана выраженная антивирусная активность аллицина не только против традиционных «простудных» вирусов (включая вирус гриппа В), но и против цитомегаловируса, вируса герпеса типов I и II и др.
В заключение было сказано: «Исследованная добавка, содержащая аллицин, может быть настоящим лечением для обычных простуд. Результаты указывают на то, что инфицирование и реинфицирование могут быть эффективно предотвращены ее ежедневным использованием, причем потенциал экономии для национальной индустрии за счет снижения заболеваемости может быть огромным. Препарат продемонстрировал выраженную противовирусную активность. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы установить природу и принцип его действия, направленного на разрушение вирусов.
После такого заявления, казалось бы, нет ничего логичнее, чем начать немедленное исследование такого простого, дешевого и всем доступного средства, как чеснок, чтобы реализовать наконец тот самый огромный потенциал экономии для национальной индустрии, но почему-то вместо этого все силы и средства бросаются на разработку и реализацию вакцин.
Вакцина
«Гриппозные вакцины индуцируют гуморальный иммунитет и очень слабо — клеточный. Иммунитет кратковременный, поэтому требуется ежегодная вакцинация. Основной причиной недостаточной эффективности противогриппозных вакцин является высокая изменчивость циркулирующего вируса гриппа, появление нового (или возврат старого) подтипа вируса. В связи с этим очень редко достигается соответствие вакцинного штамма эпидемическому».
Собственно, с этого начав, разговор о вакцине можно было бы этим и закончить, потому что все необходимое уже сказано. Если соответствие вакцинного штамма эпидемическому и в самом деле достигается «очень редко», то какой смысл во введении в организм токсических веществ и гарантии «прививочной» болезни (легкой, средней тяжести или тяжелой - тут уж кому как повезет)? Но даже если бы вожделенное соответствие достигалось не редко, а часто, то и в этом случае трудно поверить в то, что стоит подвергать себя разным связанным с прививками опасностям, чтобы избежать болезни, которая 99% заболевших держит в постели неделю.
«Для профилактики гриппа используются как инактивированные, так и живые вакцины. Инактивированные вакцины в зависимости от характера иммунизирующего антигена делятся на: 1) цельновирионные; 2) субъединичные, содержащие только поверхностные антигены гемагглютинин и нейраминидазу; 3) фрагментированные из разрушенного вируса — сплит-вакцины».
Поскольку беспрерывно лицензируются и выбрасываются на рынок все новые вакцины против гриппа, точное их число на рынке той или другой страны назвать трудно. В России в 2001 г. было зарегистрировано десять вакцин, из них пять российских и пять зарубежных.
Правда, из этого числа в том году применялось только пять инактивированных сплит- и субъединичных вакцин ("Ваксигрипп», «Флюарикс», «Бегривак», «Грип-пол» и «Инфлювак"). Почему всего половина? «Цельновирионные инактивированные и живые вакцины практически не используются из-за высокой реактогенности».
Калейдоскоп вакцин от гриппа не дает возможности в деталях анализировать их состав. Все нынешние инактивированные вакцины содержат остаточные количества тиомерсала (например, для вакцины «Флюзон» около 0,5 Mg/0,25 mL стандартной дозы или 0,01% для «Ваксигриппа"), вещества, в котором содержится 49,6% ртути. (Эти вакцины бестрепетно рекомендуются беременным, в отсутствие каких-либо свидетельств в пользу безопасности такой процедуры и при наличии сведений об эмбриотоксичности ртути!) В составе вакцин от гриппа может обнаруживаться и формальдегид, которым инактивируются вирусы. Из антибиотиков, традиционно добавляемых для подавления роста бактериальной флоры, - гентамицин или канамицин. Все вакцины содержат взятые в разных пропорциях цельные штаммы или отдельные антигены — комбинация зависит от того, какой прогноз дала ВОЗ на этот год. Угадывать же удается, как следует из приведенной выше цитаты, «очень редко».
Вирусы выращиваются на куриных эмбрионах, а потому их введение не рекомендовано тем, у кого есть аллергия на яичный белок. Учитывая традиционную способность вакцин к сенсибилизации организма, можно предположить, что массовое применение этих вакцин значительно увеличивает число имеющих такую аллергию.
Ответ на вопрос, кого же следует прививать от гриппа, по внимательному ознакомлению с рекомендациями американских медицинских властей достаточно прост: да всех поголовно, как о том и мечтали всегда производители вакцин. Малышей (с шести месяцев жизни) и пожилых (с 64 лет) — потому что они имеют риск осложнений по возрасту. Тех, кто курит, — безусловно. У них крайне высок риск осложнений. Родителей - чтобы не заразили детей.
Детей — чтобы не заразили родителей и росли здоровыми. Врачей, медсестер, социальных работников и вообще всех, так или иначе работающих с людьми, — чтобы не заразились сами и не заразили других. Беременных, начиная со второго триместра, — чтобы не надо было от гриппа лечиться и тем самым вредить плоду.
Путешественников — чтобы не подцепили и не импортировали инфекцию. Остающихся — чтобы могли работать спокойно на своем месте. И разумеется, в первую очередь совершенно необходимо прививать разнообразных больных, потому что уж они-то в первую очередь рискуют тяжелыми осложнениями гриппа. По приведенным в аннотации к вакцине «Флюзон» подсчетам Совещательного комитета по иммунизационной практике, в США таких больных имеется: в группе старше 65 лет — 35 млн. человек, от 50 до 64 лет — 10-14 млн., от 18 до 49 лет — 15-18 млн., от 6 месяцев до 17 лет - 8 млн.
Таким образом, настоятельно рекомендуется (и врачи, следовательно, будут добиваться прививания всеми правдами и неправдами, хотя бы для того, чтобы обезопасить себя от возможных обвинений на тот случай, если кто-то пострадает от гриппа) привить от 68 до 75 млн. человек, около четверти населения США, которые официально признаны больными и нуждающимися в защите от возможных осложнений гриппа. Неплохой показатель здоровья для самой привитой нации в мире!
На этом фоне рекомендации российских вакцинаторов намного безыскусней: «... Обязательную вакцинацию против гриппа следует проводить в домах ребенка, школах-интернатах, дошкольных учреждениях. Вакцинацию против гриппа в других группах детей проводят по желанию родителей.
То, что беззащитных детей в приютах будут прививать, никого не спрашивая, не должно удивлять читателей. Но то же самое, оказывается, следует делать и в «дошкольных учреждениях», словно и там исключительно сироты безгласные.
И это, несмотря на то, что в федеральном законе «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» однозначно сказано, что «профилактические прививки проводятся с согласия граждан, родителей или иных законных представителей несовершеннолетних и граждан, признанных недееспособными в порядке, установленном законодательством Российской Федерации».
Безопасность
Осложнения от вакцины против гриппа известны, многочисленны и не щадят даже медицинских работников, если те имеют неосторожность согласиться на прививку.
В одном проведенном в Канаде исследовании было показано, что у 89% привитых развились местные реакции (воспаление, покраснение, отек), а у 49% - системные (лихорадка, утомляемость, головная боль, насморк, воспаление шейных лимфоузлов, миальгии, боли в желудке, рвота, бессонница).
Вероятно, этот опыт навсегда отбил у канадских медиков желание самим служить объектом для экспериментов с вакцинами. Безопаснее и, добавлю, доходнее призывать прививаться пациентов.
Лучшей иллюстрацией того, насколько могут быть опасны даже такие «безобидные» вакцины, как вакцина против гриппа, служит печальная история вакцины против «свиного» гриппа, о которой я хотел бы вкратце рассказать в этой главе.
Когда в феврале 1976 г. двенадцать призывников заболели гриппом в военном лагере в ФортДиксе (Нью-Джерси) и один из них скончался, то доктора, якобы изучив антигенную структуру вируса, заявили, что произошла значительная мутация и следует ожидать ужасной эпидемии в национальном масштабе, подобной эпидемии 1918 -1919 гг.
Все находившиеся в лагере были срочно привиты вакциной «Порт Чалмерс», о которой с уважением говорили, что она защищает от всех штаммов гриппа. Вскоре после этого 500 «защищенных» человек заболели гриппом. Центр контроля заболеваний немедленно создал экспертную комиссию во главе со своими любимыми парадными конями, «спасителями мира от полиомиелита» — Солком и Сэбином, решившими поучаствовать в еще одной прибыльной кампании.
Очень скоро, впрочем, выяснилось, что никаких оснований для паники не было: на куриных эмбрионах экспериментальные вирусы росли крайне медленно и никакой явной эпидемической опасности не представляли. Кроме того, в спешке и суете срочного создания вакцины ее производитель — компания «Парк-Дэвис» забыла ввести в состав вакцины необходимый антиген, что, естественно, привело к полной неэффективности вакцины даже в эксперименте. Из-за этого создание «эффективной вакцины» затянулось еще на шесть недель. Долго ли, коротко ли, но к середине лета 1976 г. стало ясно, что никакой эпидемии нет и не предвидится, и приунывший Сэбин предложил полностью свернуть программу.
Однако в тот момент произошла первая вспышка так называемой болезни легионеров в Филадельфии, и она стала отличным поводом для продолжения начатого дела. Хотя никаких свидетельств в пользу того, что причиной болезни стал вирус гриппа, не было (позднее выяснилось, что болезнь вызывается неизвестным до того микроорганизмом, который назвали легионелла), Центр контроля заболеваний обратился к президенту Джеральду Форду с тем, чтобы были выделены деньги на экстренную разработку новой вакцины... против заветного «свиного» гриппа!
Загипнотизированный именами авторитетных «спасителей», конгресс предоставил внушающую уважение сумму в 135 млн. долл. на разработку вакцины и массовое прививание населения. Никаких серьезных проверок ни на безопасность, ни на эффективность вакцины в свете необходимости всех срочно спасать, конечно же, не проводилось. Заявление Центра контроля заболеваний в лице д-ра Уолтера Дудля о том, что вакцина «также безопасна, как чистая вода», и подписанный сертификат о безопасности продукта были наглым обманом. До конца ноября 1976 г. было произведено около 150 млн. доз и сделано 40 млн. прививок, в основном пожилым людям.
Результатом прививок действительно стала настоящая эпидемия... из сотен случаев синдрома Гийена-Барре — тяжелой и потенциально смертельной болезни, часто требующей подключения пациента к аппарату искусственной вентиляции легких, — и иных неврологических осложнений, причем в 113 только документированных случаях прививка привела к смерти.
Страховые компании, далекие от научных тонкостей, раньше других поняли, чем могут обернуться для них спасительные прививки, и наотрез отказались страховать деятельность производителей вакцин. Как всегда в таких случаях, на выручку пришло доброе и щедрое правительство, взявшее на себя гарантийные обязательства.
Доброта в итоге обошлась ему, по разным оценкам, в сумму от 400 млн. до 3 млрд. долл., выплаченных только в качестве компенсации по 4 тыс. искам за причиненный здоровью ущерб, не говоря уже о расходах, связанных с производством и распространением вакцины. На фоне свыше тысячи поступивших сообщений о синдроме Гийена — Барре, а также о внезапной смерти трех человек в Питтсбурге после прививки против гриппа, 16 декабря 1976 г. Службой общественного здравоохранения вся гриппопрививочная активность была полностью свернута «для оценки опасностей, связанных с использованием вакцины». Скандал разразился неимоверный. Чтобы убедить американцев в безопасности вакцины (и спасти собственное реноме), сам президент Форд закатил рукав и мужественно получил прививку перед телекамерами.
Уже 9 февраля 1977 г. вакцина с заслуживающим лучшего применения упорством была вновь рекомендована «для находящихся в группах риска по фатальным последствиям этой инфекции».
Однако кампания того года была уже безнадежно скомпрометирована. Как всегда некстати для вакцинаторов (см. главу о коклюше), объявился и неутомимый д-р Дж. Энтони Моррис. Моррис уже успел завоевать дурную славу у вакцинаторов в 1971 г., когда, возглавляя лабораторию по исследованию гриппозных вакцин, он обвинил родное Отделение биостандартов (DBS) при американском Национальном институте здоровья (NIH), отвечающее за стандартизацию и тестирование вакцин, в многочисленных нарушениях законов, устанавливающих его деятельность. Он был поддержан известным адвокатом Джеймсом Тернером и сенатором Абрахамом Рибикоффом из Коннектикута, организовавшим специальные сенатские слушания, на которых Отделение биостандартов трясли несколько лет, а жадная до разоблачений пресса смаковала обнаружившиеся факты фальсификации данных исследований и преступной круговой поруки. Помимо всего прочего, проверка Генеральной инспекции конгресса (GAO) вскрыла, что в вопиющее нарушение всех правил были одобрены серии гриппозных вакцин, которые вообще не прошли обязательные тесты Отделения: сотрудникам было просто велено принять без проверки данные, которые предоставил производитель (в действительности эффективность вакцины оказалась менее 1 % от декларированной). Кроме того, Моррис обнаружил, что живая вакцина против гриппа, уже испытанная на сотнях взрослых и детей и даже получившая поддержку конгресса, будучи введенной мышам (что не было сделано при проверке), стимулировала рост раковых опухолей.
Эти слушания надолго запомнились прививочным дельцам, и открытой, разнузданной коррупции на какое-то время стало меньше. Моррис же был переведен в Управление контроля пищевых продуктов и лекарств (FDA), где продолжил свою вредительскую антипрививочную деятельность. В 1976 г. он разослал разнообразным начальникам докладную записку, в которой делился данными работы своей лаборатории по изучению вакцины против «свиного» гриппа. Он заявил, что нет никаких доказательств возможности передачи вируса «свиного» гриппа от человека к человеку; что эффективность вакцины невозможно измерить по определению; что она просто опасна, так как способна вызывать сенсибилизацию и различные неврологические расстройства — от постоянной головной боли до паралича и даже смерти.
В отсутствие какой-либо реакции начальства и продолжавшейся при этом с большим размахом прививочной кампании он решился поделиться своими сомнениями насчет вакцины с многомиллионной аудиторией в телепередаче знаменитого Фила Донахью, известного гражданам бывшего СССР по первым телемостам, на которых тот представлял США (а Владимир Познер — СССР). После телепередачи Моррис был немедленно уволен «за отказ соблюдать субординацию». Очень примечательно, что уволивший его директор в середине 1980-х годов оставил Управление и перешел на работу в фармацевтическую компанию «Ледерле Лэборэториз.
Прививочные ларчики всегда открываются очень просто.
У людей, впрочем, короткая память, и прививки продолжились как ни в чем не бывало в следующем сезоне. С 1978 по 1981 г. в США было зарегистрировано еще 575 случаев синдрома Гийена-Барре, 67% из которых пришлись на привитых ранее, в 1977 г., и затем получивших вторую прививку от гриппа.
Это могло означать лишь одно — вакцины сенсибилизировали (повышали чувствительность), каждая следующая доза повышала опасность развития осложнения. Кстати, и эпидемия гриппа 1979-1980 гг., когда прививки делались особенно усердно, «не обратила на них никакого внимания». Вполне вероятно, что прививки лишь способствовали развитию эпидемии, ослабив иммунную систему ее будущих жертв.
С 1976 г. сообщения о случаях синдрома Гийена - Барре, неотвязно, как тень, преследуют гриппопрививочные кампании. Недавно коллектив американских исследователей изучил базу данных Системы сообщений о побочных эффектах прививок (VAERS) на предмет анализа связи синдрома Гийена — Барре с прививками против гриппа. В VAERS были зарегистрированы 382 случая синдрома Гийена — Барре, развившегося после прививок против гриппа в период с 1991 по 1999 гг. (напомню, что, по имеющимся оценкам, в Америке регистрируется от 1 до 10% случаев осложнений после прививок, так что истинное число случаев синдрома Гийена-Барре должно быть намного выше).
Авторы заявили, что риск синдрома Гийена — Барре у взрослых значительно превышает таковой после прививки от столбняка и дифтерии (эта группа ими была взята в качестве контрольной). Они обнаружили высокую концентрацию эндотоксина вируса гриппа в гриппозных вакцинах: она превышала в 125-1250 (!) раз концентрацию соответствующего эндотоксина в вакцине от столбняка и дифтерии.
Что же касается биологического механизма развития синдрома Гийена — Барре, то исследователи предположили, что к нему приводит сочетание высокой концентрации эндотоксина и аутоиммунных реакций, вызванных введением вакцины.
Кроме синдрома Гийена — Барре и энцефалитов, также описанных в качестве осложнения прививки против гриппа, в научной литературе можно найти указания и на возможность развития рассеянного склероза.
На этом фоне такие осложнения от прививки против гриппа, как невралгия тройничного нерва или межреберная невралгия, нистагм или диплопия, нарушения слуха или параличи мышц глаза, выглядят совсем невинно.
Эффективность
Вопрос об эффективности вакцин против гриппа тесно связан с особенностями вируса гриппа. Поскольку клеточный иммунитет, по процитированному выше мягкому выражению, индуцируется «очень слабо» (что в переводе с научного на нормальный человеческий язык обозначает: не индуцируется вообще), то остается уповать только на гуморальный, т.е. на антитела. Вирусу гриппа присуща фантастическая изменчивость. А «любая изменчивость вируса в рамках антигенного шифта (возникновение новых вариантов одного и того же подтипа вируса) приводит к его «ускользанию» от антител, индуцированных вакцинным штаммом при использовании живой вакцины и строго определенным набором антигенов в инактивированных вакцинах».
Поэтому сама идея вакцинопрофилактики гриппа представляется в высшей степени сомнительной. Высокая сероконверсия (образование специфических антител) может не иметь ничего общего с уровнем реальной защиты от гриппа этого года, что, вероятно, и происходит в действительности.
Очень хорошо это было подтверждено примером вспышки тяжелого гриппа (10% смертность) в одном из голландских домов престарелых. Были привиты две трети обитателей. Заболеваемость среди привитых составила 50%, среди непривитых — 48%.
Когда стали изучать причины провала вакцины, то, помимо прочего, выяснилось, что у 41% привитых и у 36% непривитых были антитела к вирусу типа А, против которого и делалась прививка. Никакой защиты не было.
Вообще же гриппозные вакцины не способны вызывать образование антител в достаточном титре у многих пожилых людей, которые больше всего рискуют осложнениями гриппа. По некоторым оценкам, максимальная их эффективность у пожилых — 52-67%.
Вполне бесполезными оказываются при ближайшем рассмотрении прививки и детям, что хорошо видно на примере Японии, где прививки против гриппа стартовали уже в 1960 г., когда было привито 3 млн. школьников.
В 1976 г. прививка от гриппа была объявлена обязательной, и 17 млн. школьников всех возрастов два раза в год ее исправно получали. Кончилось все полным провалом. Заболеваемость гриппом не только не снизилась, но и возросла в 12 раз (с 5 заболевших на 100 тыс. до 60). С 1989 г. количество прививаемых школьников начало резко сокращаться и в итоге снизилось в три раза (с 60 до 20%), но заболеваемость гриппом при этом не возросла. Помимо неэффективности прививок они оказались далеко не безобидными.
В течение 1972-1979 гг. было подано 142 иска с требованиями компенсации нанесенного прививками ущерба. Из самых тяжелых последствий прививки: 50 детей скончались, 35 получили тяжелую эпилепсию, а 65 стали отставать в развитии.
Здесь надо упомянуть и весьма примечательный мета-анализ данных научной литературы, проведенный коллективом авторов во главе с итальянским эпидемиологом д-ром Витторио Демичелли.
Во-первых, он установил, что с точки зрения «выгоды, перевешивающей риск», можно всерьез рассматривать лишь инактивированные гриппозные вакцины — применение живых вакцин связано как с их крайней неэффективностью, так и с совершенно неприемлемым риском тяжелых побочных реакций.
Во-вторых, Демичелли и сотрудники обнаружили, что хотя вакцина и может вызывать образование антител у 70-90% привитых, максимум, на что она способна, — предупреждать грипп лишь в 24% клинических случаев. При этом следовало помнить, что в среднем от местных реакций страдают 69% привитых, от системных — 26%.
В-третьих, по оценке этого авторского коллектива, антивирусные препараты, хотя и предотвращали грипп в 61-72% случаев, при уже имевшемся заболевании сокращали срок болезни лишь на один день. Кроме того, их применение также вызывало серьезные побочные реакции — угнетение или возбуждение ЦНС и расстройство функций пищеварительной системы.
Суммируя все это, авторы написали: «Если оценивать вакцины исключительно с точки зрения их эффективности, то они, безусловно, являются самой предпочтительной мерой профилактики гриппа у здоровых взрослых. Но если принимать во внимание их безопасность и качество жизни привитых, то парентеральные вакцины имеют такую низкую эффективность и такую высокую частоту обычных побочных реакций, что их применение становится нежелательным.
Это верно даже тогда, когда грипп встречается часто, а побочных эффектов лекарственных средств мало. К такому же выводу мы пришли относительно антивирусных... препаратов даже при высокой заболеваемости гриппом. На основании этого ты заключает, что экономически самым выгодным является ничего не предпринимать».
Я не случайно начал сейчас разговор об экономическом аспекте прививки против гриппа, потому что именно на него в последнее время вакцинаторы особо напирают. Трудно убедить человека, обычно один-два раза в год болеющего ОРЗ, что прививка против гриппа — это то, что спасет его здоровье и предотвратит ужасные последствия болезни.
Тем более это трудно, когда прививаемый должен платить за прививку из своего кармана. В этом случае заинтересованные в реализации вакцин лица стараются всеми доступными средствами убедить начальство, что массовое прививание позволит ощутимо сэкономить на оплате больничных листов и позволит успешно решить традиционную зимнюю проблему, связанную с отсутствием на рабочем месте заболевших.
Однако и здесь счёт не получается в пользу прививок. Американский коллектив исследователей установил, что при условно взятой (и, вероятно, завышенной) 70%-ной эффективности вакцины в предотвращении гриппа у лиц моложе 65 лет и 30-40%-ной для тех, кто старше 65 лет, при традиционном несовпадении штамма вакцины и эпидемического штамма (помните — «очень редко достигается соответствие вакцинного штамма эпидемическому»?), стоимость (т.е., все возможные расходы) «привитого» индивида на 65,59 доллара превышает стоимость непривитого.
Но даже в те крайне редкие благословенные для прививок годы, когда неожиданно удается выиграть в лотерею «эпидемический штамм = вакцинный штамм», «привитость» обходится на душу населения на 11,17 доллара дороже, чем «неприви-тость»!
Особый интерес вызывает такое вакцинаторское изобретение, как выделение вируса гриппа тогда, когда требуется подтверждение эффективности прививки. Например, привитый вакциной от гриппа заболевает не гриппом, а ОРЗ (ОРВИ). Во время визита к врачу у него берут смыв со слизистой носа — вирус гриппа не обнаруживается... и это считается доказательством того, что он защищен от гриппа, прививка оказалась эффективной!
То, что вскоре после прививки он получил, на фоне подавления иммунитета, иную респираторную вирусную инфекцию, хоть и не гриппозную, в счет не берется. Никто ведь и не говорил, что прививка защитит от ОРЗ, речь шла только о гриппе! Но что выиграл сам привитый от такого обмена? Он всё равно заболел, только не болезнью X, а болезнью У или болезнью Z, при этом получив еще токсические вещества с вакциной.
В последнее время поступают сообщения о попытках «привязать» вакцину против гриппа к уже существующим поликомпонентным детским вакцинам — чтобы не упустить возможность этого заработка. Нет сомнений, что скоро мы увидим сообщения о «научных исследованиях», финансированных какой-либо фармацевтической компанией, согласно которым добавление вакцины против гриппа не только не снижает эффективность некой поликомпонентной вакцины, но и значительно увеличивает ее.
И в заключение разговора об эффективности прививок от гриппа я приведу цитату из сравнительно недавней статьи российских авторов. Вот что они пишут:
«Борьба с гриппом у нас в стране ведется уже более 30 лет. Ежегодная массовая вакцинация населения, проводимая в 1970-1980 гг., по мнению наших ученых и специалистов, занимающихся этой проблемой, не только не привела к снижению заболеваемости гриппом и ОРВИ, но и не замедлила темпов роста этих инфекций. Так, в Москве в период наиболее активного проведения вакцинации против гриппа (1980-1986 гг.) отмечался значительный рост заболеваемости в группе гриппоподобных инфекций, а отмена вакцинации сопровождалась резким снижением заболеваемости ОРВИ. Трудности вакцинопрофилактики гриппа связаны прежде всего с высокой степенью изменчивости генома вирусов гриппа А, а также порой несовпадением вакцинного штамма и циркулирующего вируса, что делает вакцинацию неэффективной».
Итак, прививки от гриппа не только «не замедляют темпов», но и сами являются причиной роста заболеваемости ОРВИ. Ну и каков же вывод? «Несмотря на это, вакцинация, безусловно, продолжает оставаться самым надежным средством защиты, а прививки необходимо делать ежегодно».
Невольно возникает вопрос: да все ли в порядке с головой у тех, кто это писал? Или кампании «Защитись от гриппа прививкой!» и в самом деле рассчитаны на умственно неполноценных? Вопросы, похоже, риторические!
Выводы

<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 7)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>