<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 9)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

104
ры определенного социального слоя. Это отклонение от того понятия партии, которое сложилось в наше время на базе общегуманистических принципов.
Среди перечисленных признаков партии есть такие, которые совпадают с характеристиками общественных объединений вообще. Это естественно, так как партии - это один из видов общественных объединений в широком смысле слова. Вместе с тем в определении есть и специфические признаки партии: общность идеологических установок ее членов, участие в формировании и выражении политической воли народа, в борьбе за государственную власть мирными, конституционными средствами как ее главная цель.
Свобода образования политических партий и конституционные ограничения при их создании. В соответствии с демократическими конституциями партии организуются и действуют свободно. Они создаются, как правило, на основе явочного (иногда - явочно-регистрационного) порядка: никаких предварительных уведомлений или разрешения властей (государственных органов) для создания партии не требуется. Партии сами определяют свою структуру, внутреннюю организацию, порядок деятельности, что регламентируется принимаемыми ими уставами.
Однако, как уже отмечалось, в соответствии с общепринятыми нормами международного права свобода объединения, как и некоторые другие политические права, может подлежать ограничениям в соответствии с Международными пактами о правах человека 1966 г. Такие ограничения возможны лишь в интересах государственной или общественной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения, для защиты прав и свобод других лиц и могут быть установлены только законами. В соответствии с этим в демократических странах конституциями или специальными законами запрещены создание и деятельность партий, проповедующих насилие, разжигание социальной и национальной розни, преследующих антиконституционные цели, пропагандирующих человеконенавистническую идеологию (в конституции Болгарии, например, говорится о запрете фашистской идеологии). В ряде авторитарных и тоталитарных государств запрещены партии, проповедующие классовую борьбу и диктатуру пролетариата, а также коммунистическую, марксистско-ленинскую идеологию. Запрещается создавать военизированные партийные организации или военизированные отряды при партиях. Во многих развивающихся странах, где существует племенная рознь, запрещены партии, опирающиеся на одно племя, один язык, одну религию. В некоторых государствах запрещается создание при партиях женских и молодежных организаций, в других это не запрещено и такие организации существуют, равно как и профсоюзы, примыкающие
105
к тем или иным партиям. В отдельных государствах (например, в Сирии) политическую работу в армии и среди молодежи разрешается проводить только бессменно правящей партии. Не разрешается создавать партии под тем же названием, что и действующие в стране партии, а также использовать символы и знаки других партий.
Юридические процедуры при создании партии. Партии могут быть созданы только гражданами данного государства (иногда требуется и определенный срок состояния в гражданстве - например, 10 лет в Тунисе). Членами партии могут быть, как правило, лишь граждане данной страны, обладающие политическими правами и достигшие 18-летнего возраста. Иногда закон запрещает гражданам состоять более чем в одной партии (Кабо-Верде). Во многих государствах членами партии не могут быть военнослужащие, работники органов внутренних дел, национальной безопасности, юстиции, таможни, иностранных дел, службы президента. При поступлении на работу в такие ведомства иногда требуется представить справку о том, что лицо не состоит в какой-либо партии (Болгария). В посттоталитарных странах действуют также конституционные нормы, запрещающие принуждать кого-либо к вступлению в партию.
В странах тоталитарного социализма, напротив, считается, что государственные служащие, особенно высокого ранга, работники органов государственной безопасности, иностранных дел, юстиции должны быть членами правящей коммунистической партии, хотя юридической обязанности такого рода не существует. Обязательное членство в правящей партии предусмотрено для государственных служащих в отдельных странах с авторитарными режимами (например, в Индонезии).
В подавляющем большинстве государств партии строятся на основе индивидуального членства: в партию принимаются по заявлению вступающего (нередко - устному). В некоторых партиях эта процедура еще более упрощена; практически происходит запись в партию. В США две ведущие партии (Республиканская и Демократическая) не знают фиксированного членства - членами считаются все, кто голосовал на выборах за кандидатов данной партии. Однако в последние годы иногда вводятся и членские билеты. В редких случаях существуют также коллективные члены. Членами Лейбористской партии в Великобритании являются целые профсоюзные организации (они составляют большинство членского состава партии), коллективные члены есть в Институционно-революционной (правящей) партии Мексики.
Для создания партии созывается учредительное собрание. Оно правомочно, если на нем присутствует установленное законом число граждан, имеющих право быть членами партии (например, не менее 10 в Венгрии, 50 - в Болгарии). Иногда инициаторы должны создать учреди-
106
тельную комиссию (например, из 7-21 человека в Анголе), которая проводит подготовку к созданию партии. В ряде стран к учредителям и руководителям партии предъявляются дополнительные требования. Например, в Бенине они должны состоять в гражданстве государства не менее 10 лет. Иногда такие требования установлены только по отношению к натурализованным гражданам (Ангола). В странах, где давно существует многопартийная система, законы не содержат положений о порядке создания партий. В отдельных государствах объявить себя партией для целей участия в выборах (выдвижения кандидатуры) может один гражданин при поддержке еще одного избирателя (например, супруга или супруги).
На учредительном собрании избирают председателя и секретаря, составляется учредительный протокол о создании партии. На этом же или на другом собрании принимаются устав партии, ее программный документ (возможен краткий документ о целях партии). Во многих странах в результате этих действий партия считается созданной, ее члены могут проводить собрания, обсуждать различные вопросы, в том числе политического характера, принимать партийные решения; партия является легальной. Но такая партия еще не имеет прав юридического лица: не может выдвигать от имени партии кандидатов на выборах, приобретать на имя партии имущество и т.д. В некоторых странах партию можно не регистрировать, в других она подлежит обязательной государственной регистрации, но почти всегда для того, чтобы стать юридическим лицом, партия должна быть зарегистрирована уполномоченными на то законом органами государства, т.е. должна быть включена в реестр (регистр) - особый список политических партий. В некоторых странах (например, в Тунисе) партия может действовать только после регистрации: это явочно-регистрационный порядок создания партии.
Регистрация политических партий возлагается на разные органы государства: министерство юстиции, министерство внутренних дел (Франция, Бенин), городской суд столицы (Болгария), верховный народный суд (Ангола), федеральную избирательную комиссию (Мексика). Для регистрации обычно требуется представить следующие документы:
подписанное руководителями партии заявление, которое должно содержать название, цель, девиз, эмблему партии; учредительный протокол о создании партии с указанием присутствующих, фамилий и некоторых персональных данных председателя и секретаря собрания; список руководителей партии с указанием их профессии, адресов, номеров телефонов, данных удостоверений личности (серия, номер, дата); несколько копий устава партии, программного документа или документа о целях партии. В ряде стран к заявлению должна быть приложена квитанция об уплате государственной пошлины.
107
Обычно устанавливается определенный срок для регистрации (У- 4 месяца после представления документов). Если в течение этого срока не получен отказ, партия считается зарегистрированной и может действовать на правах юридического лица. Отказ в регистрации возможен только в случае несоответствия документов партии закону. Отказ может быть обжалован в суд первой инстанции: возможна апелляция. Решение суда второй инстанции имеет окончательный характер.
Для регистрации партии обычно требуется большее число членов, чем присутствовало на учредительном собрании. Так, в Анголе создание партии может быть осуществлено учредительной комиссией в составе 7-21 члена, а регистрация производится по заявлению, подаваемому от имени не менее чем 1500 членов, причем в их числе должны быть представители от 14 из 19 провинций страны.
В отдельных странах Латинской Америки (например, в Мексике) различаются условная и окончательная регистрация партии. Для условной регистрации нужно доказать, что партия в течение нескольких лет осуществляет политическую деятельность (например, проводит собрания). Такой партии дается право выдвинуть своих кандидатов на общегосударственных выборах. Для того чтобы получить окончательную регистрацию, она должна собрать на таких выборах определенное число голосов (в Мексике - не менее 1,5%). Процесс этот бывает довольно длительным. Для окончательной регистрации коммунистической партии Мексики потребовалось несколько десятилетий с момента ее создания.
В странах тоталитарного социализма создание партий не регулируется специальным законом, существует лишь общая конституционная норма о праве граждан на объединение, в том числе в политические партии. Другие партии могут существовать, но положение о руководящей роли одной, коммунистической партии исключает их участие в борьбе за государственную власть.
Как отмечалось, партия - устойчивая организация. Это связано с признаком членства в большинстве партий в отличие, например, от движений, некоторых других объединений. Устойчивость партии связана также с поддержкой ее политики и идеологии ее членами, с доверием с их стороны к лидерам партии. Утрата такой поддержки и доверия влечет выход из партии ее членов, падение численности партии, ее самороспуск. Члены партии, например марксистско-ленинской, иногда могут быть исключены из ее состава за нарушение устава, программы или по идеологическим причинам - за выражение взглядов, не одобряемых партийным руководством.
Идеология партий. Граждане объединяются в партию не по причинам культурнических или просветительских целей (хотя и такие задачи партия может выполнять), не из-за стремления к извлечению прибыли
108
(хотя вступление некоторых граждан в правящую партию может преследовать задачи материального благополучия), а на основе единства взглядов и политических целей, более или менее общего мировоззрения. Конституционное право в демократических странах устанавливает свободу и многообразие идеологии политических партий. Ограничения связаны лишь с общегуманистическими ценностями человечества: запрещается призывать к насилию, проповедовать национальную, религиозную и иную рознь, ненависть, вражду. В странах тоталитарного социализма конституции провозглашают господство марксистско-ленинской идеологии с теми или иными национальными особенностями (маоизм в Китае, идеи чучхе в КНДР). Эта идеология, обязательная для правящей партии, фактически становится обязательной и для всего общества, поскольку в некоторых государствах предусмотрено наказание за пропаганду антисоциалистических идей. Другие партии, если они существуют в странах тоталитарного социализма, также должны сообразовывать свою деятельность с основными постулатами марксизма, поскольку они являются союзными, а не оппозиционными. Как уже отмечалось, в ряде развивающихся стран также установлена обязательная, или государственная, идеология.
Правовое регулирование роли партий в обществе и государстве. Конституции демократических стран (Германии, Франции и др.) устанавливают, что партии содействуют выражению политической воли народа, выражению общественного мнения путем голосования. Законы о политических партиях определяют их роль более детально. В них говорится также, что политические партии стимулируют активное участие граждан в политической жизни, воспитывают их в духе ответственности за дела общества, выдвигают кандидатов на выборах, влияют на политическую деятельность парламента и правительства, заботятся о постоянной связи между народом и государственными органами, содействуют осуществлению политических прав граждан и т.д. Посредством партийной деятельности, как и деятельности некоторых других общественных организаций, осуществляется отбор и подготовка политической элиты, кадров управленческого аппарата. Законодательное регулирование деятельности партий в демократических странах исходит из возможности чередования их у власти в результате свободных выборов.
В странах тоталитарного социализма, а также в других странах с законодательно закрепленной однопартийной системой существует иной подход к роли партий в обществе и государстве. Как уже упоминалось, в странах тоталитарного социализма коммунистическая партия навсегда объявлена руководящей силой общества и государства, т.е. правящей партией: другие партии (если они есть) должны быть союзными, а не оппозиционными. При таком подходе смена партий у власти исключе-
109
на. Она тем более невозможна конституционным путем в странах с законодательно фиксированной однопартийной системой.
Принципы демократии и гласности в организации и деятельности партий. Конституции демократических государств устанавливают, что внутренняя организация и деятельность партий должны соответствовать принципам демократии и национального суверенитета (последнее положение исключает зарубежное влияние, что наблюдалось в деятельности некоторых коммунистических партий). Законы о политических партиях детализируют эти положения. Принцип демократии означает, что прием в партию не должен носить дискриминационного характера (не может быть ограничен, в частности, по признакам языка, национальности, пола, религии и т.д.); устав и программа (программный документ, заявление о целях) партии должны быть приняты на собрании ее членов или их представителями; периодически должны созываться собрания, съезды, конференции, на которых определяется политика партии, а также собрания местных партийных организаций (иногда в законах устанавливаются даже ориентировочные сроки таких мероприятий); периодически должны проводиться выборы центральных органов партии и руководства ее местных отделений. Однако не все эти требования осуществляются традиционными партиями, особенно на местном уровне (например, в США и Великобритании).
Гласность в деятельности партий означает, что устав и программа (заявление о целях деятельности) партии должны быть опубликованы (в некоторых странах предусматривается их обязательная публикация в официальном вестнике страны, где публикуются законодательные акты);
граждане страны (а не только члены данной партии) должны быть информированы о лицах, входящих в руководство партии, об источниках и использовании партиями финансовых средств.
Государственная власть, согласно законодательству, должна одинаково относиться ко всем партиям в том, что касается требований о соблюдении законов, предоставлении равных возможностей пользоваться общественными зданиями, радио и телевидением, финансируемыми за счет государства, государственной финансовой поддержкой (если она предусматривается). На деле правящая партия всегда пользуется фактическими преимуществами, а в условиях авторитарных режимов она сращивается с государственным аппаратом.
Денежные средства и имущество партий. Законы о политических партиях, а также иные законы содержат детальные правила о финансах и имуществе партий.
Во-первых, они устанавливают законные источники финансирования. Ими могут быть взносы членов партии, доходы от принадлежащего им имущества и деятельности, дарение и наследование имущества наци-
110
ональных (т.е. принадлежащих к данному государству) физических и юридических лиц, кредиты банков, средства, предоставляемые партиям государством на основании законов о партиях. Однако партии не могут получать денежные и материальные средства от государственных органов и организаций, органов местного самоуправления, иностранных граждан, иностранных государств, фирм с иностранным участием (в ряде стран Латинской Америки разрешаются дарения со стороны иностранных граждан, но в определенных пределах). Получение партией средств из запрещенных законом источников рассматривается как преступление и может влечь уголовную ответственность руководителей партии.
Во-вторых, партии обязаны вести учет всех поступающих взносов и пожертвований, доходов и расходов, иметь бухгалтерские и инвентарные книги, ежегодно представлять регистратору отчет о своем имуществе, доходах и расходах.
В-третьих, законы многих стран предусматривают финансовую поддержку проводимых партиями избирательных кампаний. Для этого выделяются средства из государственного бюджета. Такое финансирование может быть предоставлено всем партиям или только партиям, набравшим определенный процент голосов на выборах (обычно не менее 0,5 %);
оно возможно или в равной доле (Ангола), или опять-таки в зависимости от числа собранных голосов (так, в Германии до 1994 г. выплачивалось 5 марок за каждый голос, полученный партией, а теперь - по 1,4 марки за каждый голос из первых 5 млн. голосов и по 1 марке - за каждый голос свыше 5 млн.); наконец, финансирование может зависеть от процента собранных партией голосов: партии, получившие больше голосов, получают в процентном отношении больше средств из государственного бюджета (Канада).
Законы о партиях и иные законы устанавливают максимум для пожертвований, которые могут делать партиям физические и юридические лица в течение года. Обычно допустимый размер пожертвований от юридических лиц в 10-15 раз превышает размер дарений от физических лиц. Часто устанавливается также предельный размер пожертвований на избирательную кампанию партий (США и др.).
В отдельных странах, однако, запрещается государственное финансирование партий и других общественных объединений (ст. 5 конституции Казахстана 1995 г.).
Контроль за деятельностью политических партий, предупреждение и роспуск. Как отмечалось, партии обладают самостоятельностью, автономией, но регистратор обязан следить за соответствием деятельности партии конституции, законодательству, уставу и программным документам партии. При нарушении этих документов партией он вправе и обязан сделать ей предупреждение. Иногда закон предусматривает два
111
предупреждения. Если и после этого нарушения продолжаются, регистратор обращается в суд с иском о приостановлении деятельности данной партии или о ее запрещении. В некоторых странах в ходе рассмотрения такого иска судом регистратор вправе обратиться в суд с дополнительным иском о временном закрытии помещений партии и приостановлении ее деятельности (обычно на несколько месяцев). Если суд удовлетворяет дополнительный иск, постановление об этом исполняется немедленно, несмотря на возможную апелляцию. Кроме того, в ряде развивающихся стран и сам регистратор вправе приостановить деятельность политической партии на небольшой срок (обычно не более одного месяца), Приостановление деятельности партии не влечет за собой имущественных последствий, но при роспуске имущество и средства партии подлежат ликвидации, что осуществляется органами управления государственным имуществом.
В подавляющем большинстве стран роспуск политической партии может быть осуществлен только судом (общим или конституционным). В авторитарных и тоталитарных государствах партии запрещаются специально принятыми законами, после военных и государственных переворотов - военным советом, хунтой.
Типология партий. Классификация политических партий возможна по самым различным основаниям. В политологии выделяют буржуазные, крестьянские, рабочие и другие партии, правые, левые, центристские партии, демократические и авторитарные, радикальные и реформистские и т.д. При изучении конституционного права называют также несколько разновидностей партий, связанных главным образом с содержательными, политологическими характеристиками: 1) консервативные партии, выступающие за сохранение прежних порядков, против реформ (например, Консервативная партия в Великобритании); 2) клерикальные (религиозные) партии (Христианско-демократический союз в Германии, Мусульманская лига в Пакистане и др.), которые требуют, чтобы общественная жизнь и управление государством сообразовывались с догматами религии; 3) либеральные партии (Либеральная партия в Великобритании, Партия центра в Швеции), выступающие за свободу экономической деятельности, невмешательство государства в общественную жизнь;
4) реформистские партии, которые (особенно в развивающихся странах) выступают под лозунгами национального социализма, за социальную справедливость при сохранении частной собственности (социал-демократические партии в Европе, Индийский национальный конгресс, Институционно-революционная партия в Мексике, некоторые партии социалистического возрождения в арабских странах); 5) радикалистские партии, выступающие за коренное переустройство общества с применением, как правило, насильственных мер. В этой группе партий есть такие,
112
которые отражают устремления самых различных, в том числе противоположных, социальных слоев (например, с одной стороны, неофашистские партии, не имеющие теперь сколько-нибудь заметного влияния, а с другой - марксистско-ленинские партии).
С точки зрения организационной структуры принято различать партии кадровые, массовые и партии-движения. Кадровые партии имею! фиксированное членство, прием в них связан с определенными условия ми, иногда даже требуется письменная рекомендация от лиц, уже состоящих в данной партии; нередко до получения полного членства существует кандидатский стаж или статус сочувствующего, особенно характерный для некоторых, чаще всего правящих марксистско-ленинских партий. Кадровые партии основаны на признании довольно жесткой дисциплины, обязательных членских взносов; руководство ими в значительной степени централизовано (в марксистско-ленинских партиях существую принцип демократического централизма). Обычно эти партии немногочисленны, хотя в странах тоталитарного социализма правящие коммунистические партии имеют очень большое число членов.
В массовых партиях, как правило, нет фиксированного членстве или оно недостаточно строго учитывается. В США, как уже говорилось, Демократическая и Республиканская партии считают своими членами всех, кто голосовал на выборах за их кандидатов. Партийные взносы обычно не имеют фиксированного характера и уплачиваются по желанию или имеют вид пожертвований в партийную кассу. На местах нередко нет партийных организаций, собрания не проводятся, местное руководство не избирается, а составляется из известных бизнесменов и политиков, на низовом уровне партийным лидером является босс.
Партии-движения - в основном достояние прошлого. Они существовали в развивающихся странах различной ориентации (Гвинея, Заир и др.). Это была обычно единственная разрешенная партия, ее членами считалось большинство жителей страны (в Гвинее - с 7-летнего возраста, в Заире по конституции все граждане рассматривались как члены партии). В тех странах, где эти партии носили конституционное название "партия-государство", законодательные, исполнительные, судебные органы квалифицировались как органы партии (Заир). С крушением тоталитарных систем такие партии распались.
С точки зрения особенностей правового положения различаются партии зарегистрированные и незарегистрированные, легальные и нелегальные, партии, признанные национальными (общегосударственными), и др. О различиях в правовом положении зарегистрированных и незарегистрированных партий уже было сказано выше. Легальные партии - это партии, действующие на законных основаниях. Они могут быть и не зарегистрированы, хотя в ряде стран, как отмечалось, до регистрации
113
Я I465
партийная деятельность не разрешается. Партия становится нелегальной, если она запрещена законом, судебным решением, но продолжает свою деятельность в подполье. Как правило, запретить партию может суд (в Германии конституционный суд запретил около десятка различных экстремистских организаций), в некоторых странах (Индонезия, Турция, Гаити и др.) различные партии были запрещены законами. Во многих развивающихся странах конституциями были разрешены только правящие (единственные) партии, остальные являлись нелегальными и действовали преимущественно за рубежом. В настоящее время нелегально действуют во многих странах (Египте, Пакистане, Турции, Саудовской Аравии и др.) коммунистические партии. В постсоциалистических странах также в начале 90-х годов были приняты законы о запрещении компартий (иногда такие законы признавались судами неконституционными), проводились судебные процессы над руководителями компартий в Албании, Болгарии, Германии, Румынии, Чехии.
В отдельных странах (Мексика, Шри-Ланка и др.) существует понятие национальной, т.е. общегосударственной, партии, пользующейся особым влиянием в обществе: не все общегосударственные партии считаются национальными. Таковой признается партия, получившая на общегосударственных выборах установленный законом процент голосов. В Мексике национальная партия должна иметь декларацию принципов и устав, быть зарегистрированной, ее численность не может составлять менее 65 тыс. человек, причем она должна насчитывать не менее 3 тыс. членов в каждом из половины субъектов федерации. Такая партия проводит собрание в штате или в избирательном округе в присутствии судьи государственного нотариуса или служащего федеральной избиратель ной комиссии, которые удостоверяют, что на собрании присутствовал! указанное число членов и приняты устав и программные документы.
Партия, признанная национальной, имеет определенные правовых преимущества перед другими партиями. Она пользуется преимущества ми при выдвижении кандидатов на выборах (для нее не обязательны некоторые действия, в частности сбор подписей в поддержку кандидатур), при проведении избирательной кампании (привилегии доступа на государственное радио, телевидение). Вместе с тем на национальные партии возлагаются и дополнительные обязанности: публиковать периодическое издание, иметь центр политического образования и др.
Партии, не признанные национальными, могут претендовать на деятельность в общегосударственных масштабах и фактически в какой-то мере осуществлять ее (так действовала полвека коммунистическая пар тия в Мексике до признания ее национальной), но в подавляющем большинстве случаев это местные партии, действующие в отдельных регионах, штатах. Особенно много таких партий в Индии, в ряде случаев они
114
возглавляют правительства штатов, тогда как в центре у власти стоит другая партия.
Партийные системы. Вопрос о партийных системах одновременно политологический, если речь идет о фактическом положении, и юридический, если определенная система закреплена нормами конституции, закона, хотя эти нормы могут не соответствовать фактическому положению. В ряде стран таких норм нет, партийная система функционирует на основе слагавшихся десятилетиями правовых обычаев.
В большинстве стран конституции устанавливают многопартийность, запрещая нарушать принцип свободы образования политических партий. Такие нормы характерны для постсоциалистических государств, где свобода объединения нарушалась десятилетиями, и многих стран Африки, где ранее существовали тоталитарные системы. Там, где многопартийная система стала давно свершившимся фактом, специальных конституционных норм, запрещающих нарушать принцип свободы образования партий, нет.
Многопартийная система с позиций конституционного права - это не только существование нескольких партий в стране, но прежде всего возможность чередования у власти разных партий в результате выборов. В Китае девять партий, но бессменно у власти стоит одна - коммунистическая, и заменить ее путем выборов невозможно, поскольку именно за ней конституция закрепляет руководящую роль в обществе и государстве. С другой стороны, в некоторых капиталистических странах в рамках многопартийной системы складывается ситуация одной доминирующей партии, в течение десятилетий бессменно стоящей у власти. В Мексике более 60 лет правит страной Институционно-революционная партия; выборы проводятся, но в силу ряда причин они не изменяют положения. Подобная ситуация имела место в Италии (Христианско-демократическая партия), в Японии (Либерально-демократическая партия), существует в Египте (Национально-демократическая партия).
В Великобритании, США, Австралии, Венесуэле, Турции и некоторых других странах существует двухпартийная система. Она может иметь фактический характер, когда в стране существует несколько партий, но у власти в течение многих десятилетий чередуются лишь две (например, Республиканская и Демократическая в США, консерваторы и лейбористы в Великобритании). Иногда двухпартийная система может быть установлена законом. В Бразилии до 1979 г. действовало предписание "институционного акта" военной хунты о создании в стране двухпартийной системы: одна партия должна была быть правящей, а другая - выполнять роль лояльной оппозиции. По конституции Нигерии 1989 г. в стране также должны существовать только две партии, которые и были созданы в свое время "сверху".
115
Однопартийная система тоже может иметь и фактический, и юридический характер. Фактическая однопартийность существовала во многих странах тоталитарного социализма (хотя в некоторых из них было по нескольку партий). При однопартийности создание других партий в этих странах не было запрещено законом, но на деле создать их было невозможно: такие попытки рассматривались как контрреволюционная деятельность и влекли суровое уголовное наказание. Аналогичная ситуация существует в настоящее время на Кубе, во Вьетнаме, в КНДР, где действует одна, марксистско-ленинская партия. В отличие от фактически сложившейся однопартийности юридическая однопартийность устанавливается конституцией или законом: разрешается лишь правящая партия, а все остальные запрещаются (они могут существовать только нелегально). Так было в прошлом в Алжире, Бирме, Габоне, Заире, Конго, Танзании и многих других развивающихся странах, особенно в Африке, в условиях тоталитарных режимов.
Наконец, возможна "беспартийная система". В ряде мусульманских стран (Катар, Кувейт, ОАЭ, Оман, Саудовская Аравия и др.) все партии запрещены как разрушающие единство уммы - мусульманской общины "правоверных", хотя фактически в некоторых из них действуют также подпольные политические организации. Все партии были запрещены королевским указом в Непале (до 1990 г.) в условиях "беспартийной панчаятской демократии", но на деле они существовали и даже более или менее открыто проводили свои собрания.
§ 3. Правовое положение объединений социально-экономического и культурного характера
Сущность и функции объединений социально-экономического и культурного характера. Социально-экономические, социально-культурные и иные объединения граждан (организации, ассоциации) в обществе чрезвычайно разнообразны. Это профсоюзы рабочих и служащих, крестьянские кооперативы, объединения предпринимателей, культурные общества, союзы потребителей, женские и молодежные организации, экологические, благотворительные, спортивные общества и т.д. В ряде государств в форме общественных организаций создаются торгово-промышленные, ремесленные, крестьянские палаты. В странах Африки существуют племенные объединения, в Индии - кастовые общества (во многих государствах они запрещены законом).
Как уже отмечалось, в одних странах социально-экономические и культурные объединения, особенно массовые, участвуют в политической жизни, в частности выдвигают кандидатов на выборах, в других это
116
запрещено, хотя на деле иногда проводятся забастовки с политическими лозунгами. Вместе с тем есть и такие объединения, которые не участвуют, да и по своему характеру не могут участвовать в политической жизни (союзы филателистов, коллекционирующих почтовые марки, или объединения сексуальных меньшинств, которые, впрочем, иногда образовывали "партии" с требованиями сексуальной свободы, и др.).
Социально-экономические и культурные объединения не ставят своей целью извлечение прибыли, однако они могут заниматься предпринимательской, торговой деятельностью для обеспечения своих нужд. В отличие от политических партий они не имеют своей главной задачей овладение государственным руководством обществом (исключение составила, например, деятельность польских свободных профсоюзов "Солидарность"). Основная цель таких организаций - удовлетворение и защита социальных, профессиональных, экономических, культурных и иных интересов их членов. Осуществляя эти задачи, некоторые массовые объединения оказывают давление на государственную власть, в том числе путем организации демонстраций, забастовок. Такие объединения обычно называют заинтересованными группами или группами давления.
Социально-экономические и культурные объединения выполняют в обществе важные функции, но играют неодинаковую роль. Одни из них непосредственно входят в политическую систему общества, дополняя ее, другие, не входя в нее, развивают в обществе институты общественного самоуправления. По ряду вопросов они дополняют деятельность государственных структур в социальной и культурной областях, участвуют в подготовке и воспитании общественных лидеров, в ряде случаев становятся инструментами для проведения государственной политики (особенно это относится к тоталитарным режимам).
Правовой статус и виды объединений социально-экономического и культурного характера. Как отмечалось, создание всех общественных ассоциаций осуществляется на основе конституционного права на объединение. Кроме того, в большинстве стран действуют специальные законы об ассоциациях вообще, об ассоциациях, не занимающихся извлечением прибыли, а нередко и об отдельных видах объединений, чаще всего о профсоюзах. Созданные ассоциации, как правило, подлежат регистрации, но иногда (преимущественно в странах англосаксонского права) она не предусмотрена, хотя профсоюзы почти всегда подлежат регистрации, а массовые движения - почти никогда. Как устанавливает испанское законодательство, цель регистрации - придать ассоциациям гласность, публичность, сделать их известными населению. С регистрацией связаны, как отмечалось, права юридического лица, но некоторые объединения запрещены и не могут быть зарегистрированы (хотя бывают
попытки их организаторов зарегистрировать крайне правые объединения). К ассоциациям относятся те же запреты, что и к партиям: запрещены тайные и военные формирования, объединения на расистской основе, проповедующие насилие, преследующие антиконституционные цели, разжигающие национальную, социальную, религиозную вражду, и т.д. В Иране характер объединения не должен противоречить исламским ценностям, в Малайзии студентам запрещено создавать организации за пределами университетов, в большинстве стран социально-экономическим, культурным, иным непартийным объединениям запрещено заниматься политикой: это дело партий.
В общественных организациях в отличие от политических партий могут состоять иностранцы, но в некоторых странах государственным служащим запрещено быть членами профсоюза. Это сделано, в частности, для того, чтобы они не участвовали в забастовках. Законодательство обычно устанавливает требования к содержанию уставов организаций:
перечисляются вопросы, которые должны в них содержаться, предусматривается порядок роспуска общественных организаций (как правило, по суду). В редких случаях устанавливается обязательная идеология, которой должны руководствоваться все общественные объединения.
Классификация общественных объединений (иных, чем партии) довольно сложна из-за их многообразия. В наиболее общем виде принято различать организации, движения и учреждения общественной самодеятельности. Организации (например, профсоюзы) обычно имеют точно фиксированное членство, избираемые руководящие органы, свой устав. Общественные движения либо не имеют фиксированного членства, либо их членами являются другие объединения или организации, наряду с которыми индивидуальными членами движения могут быть известные в стране лица. Движение может иметь или не иметь свой устав (последнее - чаще), может обладать особыми руководящими органами, но иногда его руководством являются органы входящего в него объединения или орган, формируемый на паритетных (равных) началах из представителей нескольких организаций-членов. Примером такого более или менее оформленного общегосударственного движения были народные, национальные, отечественные фронты в странах тоталитарного социализма. В состав фронтов входили все партии и массовые общественные организации. Руководящей силой фронта была коммунистическая партия. В настоящее время таким объединением является в капиталистической и в значительной мере авторитарной Сирии Патриотический фронт, который возглавляет партия Баас (Партия арабского социалистического возрождения). Форму менее организованных временных движений имеют некоторые избирательные объединения, блоки различных организаций. Существует множество других движений: в защиту природной среды, за прекращение испытаний атомного оружия и др.
Учреждения общественной самодеятельности носят лишь локальный характер. В них нет членства, уставов. К их числу относятся создаваемые гражданами родительские комитеты в школах, уличные и квартальные комитеты, комитеты микрорайонов и т.д.
Организации (учреждения) общественного самоуправления создаются обычно в государствах тоталитарного социализма, а иногда и в других странах (особенно Востока). Их положение не регулируется конституциями (например, в конституции Китая есть только упоминания о них), оно регулируется законами о местных органах государственной власти или местного самоуправления. К числу таких организаций, органов, учреждений относятся комитеты или советы, создаваемые в кварталах городов, в отдельных деревнях, где нет органов местного самоуправления. Комитеты или советы, старосты кварталов избираются гражданами. При них иногда имеются канцелярии, которые содержатся на средства низовых органов местного самоуправления. Органы (учреждения) общественного самоуправления не имеют властных полномочий. Они раз решают мелкие споры между гражданами, выступают как представителя квартала, деревни, руководят местными инициативами по благоустройству территории, проведению санитарных мероприятий и т.д.
Как уже говорилось, наибольшими возможностями давления на государственную власть располагают массовые общественные организации. Это прежде всего профсоюзы - объединения рабочих и служаих для защиты своих социально-экономических интересов (улучшения условий труда, повышения заработной платы и т.д.). От государственной власти они требуют принятия законодательства, которое отвечало бы и? интересам. В большинстве стран в профсоюзах состоит меньшинстве рабочих и служащих (в Великобритании - около трети, в США - менее четверти, в Кении - менее десятой части, в Индии - около 5%). Лишь в странах тоталитарного социализма подавляющее большинство работников состоят в профсоюзах, ибо сам факт неучастия в этой организации расценивается властями отрицательно.
Профсоюзы строятся по-разному. Цеховые профсоюзы объединяют рабочих и служащих по принципу единства профессии, поэтому на одном предприятии, в учреждении имеются несколько профсоюзных организаций. По такой системе строится часть профсоюзов в Великобритании, США, Австралии. Эта система, восходящая в какой-то мере к традициям средневековых цехов, раздробляет и ослабляет силы работников в их конфликтах с работодателями. Производственные профсоюзы в отличие от цеховых объединяют рабочих и служащих по принципу единства производства: все работники данного предприятия, учреждения входят в
119
один отраслевой профсоюз, например профсоюз работников железнодорожного транспорта, высшей школы и т.д. В ряде стран (Германия, Италия, Камерун, Нидерланды и др.) существуют конфессиональные профсоюзы (преимущественно христианские), объединяющие работников по признаку единства религии. Эти профсоюзы обычно находятся под влиянием клерикальных партий.
Предпринимательские союзы объединяют предпринимателей, работодателей. Существует три основных вида предпринимательских организаций: торгово-промышленные палаты, ассоциации предпринимателей (отраслевые и национальные - общегосударственные), союзы работодателей. Торгово-промышленные палаты объединяют предпринимателей сначала по территориальному признаку (по месту расположения предприятий), а затем - в отраслевом и общегосударственном масштабе. В Великобритании, США, некоторых других странах участие предпринимателей в деятельности торгово-промышленных палат является добровольным, но во многих странах Европы оно обязательно, в частности в связи с тем, что эти организации выполняют некоторые публично-правовые функции, возложенные на них законом: выдают свидетельства о происхождении товаров, регистрируют торговые марки, осуществляют арбитраж по торговым делам. Отраслевые ассоциации объединяют предпринимателей одной отрасли хозяйства независимо от места расположения предприятий. Национальные ассоциации промышленников и торговцев (Национальная ассоциация промышленников США, Федеральный союз германской промышленности и др.) являются наиболее мощными союзами капитала и оказывают огромное влияние на законодательную деятельность и деятельность правительства (особенно по экономическим вопросам). Союзы работодателей создаются предпринимателями в некоторых странах (Германия, Скандинавские государства) специально для защиты своих интересов в сфере трудовых отношений. Эти организации, в частности, выступают в качестве стороны при заключении договоров с отраслевыми профсоюзами.
Предпринимательские организации активно финансируют различные политические партии (например, в США - обе наиболее влиятельные партии, чтобы не проиграть при любом исходе выборов), их представители участвуют в работе различных совещательных органов при правительстве и хозяйственных министерствах; при парламенте их интересы представляют группы лоббистов, так называемые парламентские агентства, контактные бюро.
Крестьянские (аграрные) союзы объединяют обычно не только крестьян, но и всех производителей сельскохозяйственной продукции. Они выступают за повышение цен на сельскохозяйственную продукцию, ограничение зарубежного продовольственного импорта (иногда ферме-
120
ры устраивают даже в этих целях "походы на столицу" или перегораживают грузовиками дороги), за субсидии сельскому хозяйству. Крестьянскими организациями являются также союзы кооператоров (преимущественно потребительских и сбытовых кооперативов). Однако их давление на государственную власть менее действенно, в частности в силу распыленности крестьянских хозяйств, худшей организованности крестьян. В европейских странах они имеют общегосударственные организации, но в подавляющем большинстве развивающихся стран - только региональные.
Женские организации обычно раздроблены, лишь в странах тоталитарного социализма существуют единые общегосударственные объединения женщин, находящиеся под руководством коммунистической партии. Женские организации отстаивают специфические интересы женщин, требуют усиления внимания государственных органов к делу охраны матери и ребенка, в развитых странах выступают за фактическое равенство с мужчинами, а в ряде развивающихся стран - и за юридическое равенство, которое там еще не достигнуто. Женщины требуют равной оплаты труда с мужчинами, равного доступа к государственным должностям и т.д. Некоторые феминистские организации выдвигают крайние лозунги ликвидации почти всяких общественных различий между полами. В отдельных странах (особенно в Скандинавских) женские организации довольно влиятельны, есть женщины-президенты и премьер-министры, но во многих других, даже развитых странах их влияние невелико (следует отметить, что даже избирательных прав в США и Великобритании женщины добились только после первой мировой войны, а во Франции - после второй).
Молодежные объединения имеют различный характер: создаются спортивные, студенческие и иные организации. Во многих странах есть молодежные организации различных партий, в некоторых странах это запрещено. Единые общегосударственные молодежные организации действуют в странах тоталитарного социализма, в отдельных государствах с авторитарными режимами. Очень часто молодежь, студенческие организации являются инициаторами разного рода радикальных требований, антиправительственных демонстраций. Государственные органы применяют суровые репрессии: в Таиланде во время одной из таких демонстраций в 90-х годах было убито около 400 и ранено 1000 студентов; в Малайзии было более 100 убитых и несколько сот раненых; были жертвы и при подавлении выступления молодежи и диссидентов на центральной площади столицы Китая; и т.д.
Глава 6 ОСНОВЫ ОРГАНИЗАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ
Государственная власть как явление изучается с социологических, политологических, психологических и иных позиций. В юридической литературе она изучается прежде всего как институт конституционного права, рассматриваются конституционное регулирование различных сторон, элементов этого института, способы (модели), организации государственной власти. Эти способы могут быть неодинаковы: в монархии они иные, чем в республике, в унитарном государстве они отличаются от федеративного, в одних странах могут быть созданы органы государственной власти на местах - в административно-территориальных единицах, в других существует только местное самоуправление - публичная власть территориального коллектива. Ниже, в различных главах, рассматриваются разные способы организации государственной власти в зависимости от формы правления, формы территориально-политического устройства государства и т.д. Здесь же речь идет о понятии конституционно-правового института государственной власти, о его элементах, а также о двух наиболее общих подходах к организации государственной власти: о разделении властей и единстве государственной власти. В своем концептуальном выражении, да и на практике эти две модели нередко рассматриваются как исключающие друг друга. В современных условиях, особенно на опыте постсоциалистических государств, переходящих от принципа единства к принципу разделения властей, все чаще обнаруживается, что в разных ракурсах они могут сочетаться, а их отдельные элементы - взаимопроникать друг в друга.
§ 1. Государственная власть как институт конституционного права
Конституционные нормы, содержащие термин "государственная власть", обычно немногословны. К тому же чаще всего определение "государственная" отсутствует, говорится просто о власти или о суверенитете народа. Основные законы устанавливают, что власть исходит от народа (ст. 20 конституции ФРГ (Германии) 1949 г.), принадлежит народу (ст. 1 конституции Бразилии 1988 г.), народ осуществляет суверени-
12;'
тет (ст, 1 конституции Италии 1947 г.). Эти краткие формулировки получают развитие во многих главах и статьях основных законов, в текущем законодательстве о целях государственной политики, о системе органов государства и их взаимоотношениях, о методах их деятельности и др. В своей совокупности они образуют институт государственной власти, занимающий одно из важнейших мест в отрасли конституционного
права.
Государственную власть следует отличать от политической. Конечно, государственная власть, взятая как единое целое, независимо от ее конкретных проявлений в различных ветвях власти, например в судебной, всегда имеет политический характер, но политическая власть не всегда является государственной. Политическая, но до образования Китайской Народной Республики еще не государственная власть существовала в течение почти трех десятилетий в красных, советских, освобожденных районах Китая под руководством Коммунистической партии, повстанческие органы десятилетие или более того осуществляли политическую власть в освобожденных от португальских колонизаторов районах Анголы, Гвинеи-Бисау, Мозамбика. С образованием соответствующих государств предгосударственная политическая власть переросла в государственную.
Объем конституционного регулирования отношений, связанных с государственной властью, в разных странах различен. В конституциях стран тоталитарного социализма (КНДР 1972 г., Кубы 1976 г., Китая 1982 г. и др.) обычно содержится социальная характеристика власти в связи с классами и социальными слоями общества, подробно говорится о целях государства, задачах государственной власти, об основных направлениях политики государства по отношению к различным социальным группам населения. В основных законах капиталистических и постсоциалистических государств, в современных конституциях развивающихся стран таких формулировок обычно нет, хотя и в них зачастую говорится о демократическом, социальном, правовом и даже социалистическом (Индия, Шри-Ланка и др.) государстве.
Обобщение конституционно-правовых норм на мировом уровне свидетельствует о том, что структура конституционно-правового института государственной власти складывается из различных норм, образующих его элементы. Это: 1) положения об источнике государственной власти и ее социальных носителях, субъектах ("народ" в подавляющем большинстве конституций, "трудящиеся" или "трудовой народ", определенные классы в конституциях стран тоталитарного социализма, блок классов и социальных слоев, включающий трудящихся и определенную часть нетрудящихся, как говорилось об этом в конституциях стран Азии и Африки, придерживающихся социалистической ориентации); 2) положения о
123
характере государственной власти (например, формулировка о диктатуре пролетариата в конституции Вьетнама 1980 г., замененной новой конституцией в 1992 г., положения о демократической диктатуре народа в конституции Китая 1982 г., статья, провозглашающая власть трудовых сил народа в конституции Египта 1971 г. в редакции 1980 г.); 3) положения о целях и принципиальных направлениях деятельности государственной власти (например, сосредоточение усилий на развитии, способном создать социалистические отношения в духе исламского наследия, как об этом говорится в конституции объединенного Йемена 1989 г.);
4) положения о структуре государственной власти (например, разделение ее на ветви законодательной, исполнительной и судебной власти по конституции Сирии 1973 г. и единство власти в руках органов типа советов по конституции Кубы 1976 г.); 5) положения об органах, осуществляющих государственную власть (например, различные органы законодательной, исполнительной, судебной власти по конституции США 1787 г. и органы государственной власти, государственного управления, суда, прокуратуры по конституции Китая 1982 г.); 6) положения о путях, формах, методах осуществления государственной власти (например, демократический централизм по конституции КНДР 1972 г. и нормы о партиципации граждан по конституции Колумбии 1991 г., которая говорит о "партиципаторном и плюралистическом государстве").
Рассмотрим названные элементы более подробно.
Нормы об источнике государственной власти и ее социальных носителях в большинстве конституций ограничиваются положениями о принадлежности власти народу. К ним примыкают нормы о демократическом и социальном государстве. Иначе решается этот вопрос конституциями стран тоталитарного социализма, где принята концепция власти трудящихся. В первых же статьях этих конституций утверждается, что государственная власть принадлежит рабочему классу, крестьянам и интеллигенции (ст. 7 конституции КНДР 1972 г. упоминает также солдат, в конституции Афганистана 1987 г., принятой в период декларированной социалистической ориентации, упоминались также ремесленники и кочевники). Иногда в этом подходе есть исключения. Конституции Зимбабве и Танзании, действовавшие в период социалистической ориентации этих стран, говорили только о народе в целом, а конституция Египта, действующая в период капиталистического развития страны, содержит положения о власти трудовых сил народа.
Конституция Социалистической Республики Вьетнам соединяет оба этих подхода. С одной стороны, в ней говорится, что государственная власть принадлежит народу, что Вьетнам является государством народа, через народ и для народа, а с другой - что основу народа составляет союз рабочего класса, крестьянства и интеллигенции (ст. 2)
124
Наконец, существует и третий подход, получивший выражение в конституциях, как правило, дарованных монархами, в странах с фактически неограниченной властью королей и султанов (Бахрейн, Катар, Саудовская Аравия и др.). Обычно в них провозглашается, что власть исходит от монарха (в Кувейте эти положения сочетаются с положениями о власти народа), иногда в конституциях мусульманских государств говорится, что суверенитет принадлежит Аллаху, а народ является лишь исполнителем его воли.
Формулировки конституций об источнике и социальных субъектах власти, несмотря на свою лаконичность, имеют принципиальное значение для всего конституционного законодательства. Если источник и субъект власти - народ, то формирование органов, выражающих его волю, должно основываться на принципах всеобщего избирательного права, какие-либо ограничения тех или иных социальных групп в избирательных правах недопустимы. Если власть принадлежит определенному классу или трудящимся, то такие ограничения не только допустимы, но часто и неизбежны. Известно, что ограничения избирательных прав по социальному признаку практиковались в свое время во Вьетнаме, Китае, Монголии, Румынии, Танзании, Эфиопии и некоторых других странах (те или иные категории "эксплуататоров" лишались избирательных прав). "Контрреволюционеров" лишали избирательных прав в период социалистической ориентации в Анголе и Мозамбике, делается это и в современном Китае. Если по конституциям ведущим в союзе трудовых сил является рабочий класс, то возможно неравное представительство, когда этот класс считается более ценным выразителем воли трудящихся. Городское население, а по существу, рабочий класс, имеет и сейчас преимущественное представительство в Китае, причем в отношении к сельскому населению при представительстве в парламенте эта пропорция составляет 8 : 1, в провинциальных собраниях народных представителей (советах) - 5:1.
Наконец, когда по конституциям власть исходит от монарха, то представительные органы, если они есть, имеют только консультативное значение (Кувейт), широко используются такие структуры (совет аш-шура, меджлис и др.), которые заменяют отрицаемые фундаменталистской мусульманской доктриной выборные народом органы.
Положения об источнике и социальных субъектах государственной власти непосредственно связаны с другим элементом этого института - с нормами о ее характере. При использовании концепции народа как источника и субъекта власти в конституционном праве отсутствуют оценки ее классового характера, положения о привилегированных классах рассматриваются как антиконституционные, а пропаганда идей верховенства какого-либо класса, его властвования (например, концепция
125
диктатуры пролетариата) иногда запрещена законами (порой законами о политических партиях). На деле, однако, реальная ситуация часто расходится с конституционными нормами о власти народа. В развитых капиталистических странах реальные рычаги властвования находятся в руках политической элиты, а опорой государственной власти обычно является "средний класс", стремящийся к стабильности и порядку. Во многих развивающихся странах господствует блок крупной буржуазии и помещиков (например, в Пакистане), блок финансовой буржуазии с полуфеодальной знатью (в Саудовской Аравии). В отдельных современных постсоциалистических странах реальные рычаги государственной власти находятся в руках блока крупных чиновников и формирующейся "новой буржуазии", нередко срастающейся с мафиозными структурами.
Другой подход к вопросу о социальных субъектах государственной власти существует в конституционном праве тоталитарных социалистических государств и был принят в странах социалистической ориентации. Перечень классов и социальных слоев, чьи интересы по тексту конституций выражает государство, находит свое естественное продолжение в концепции социальной диктатуры, т.е. власти определенного класса или блока классов и социальных слоев. Впервые в истории конституций это получило выражение в формулировках о диктатуре пролетариата, пролетариата и беднейшего крестьянства. В настоящее время таких положений в конституциях уже почти нет (сохранилось лишь в КНДР, во Вьетнаме исключено в 1992 г.), но в Китае применяется термин "демократическая диктатура народа". Слово "демократическая" призвано смягчить крайне негативное значение термина "диктатура", а упоминание о народе придает последней более широкую социальную основу (по официальным толкованиям в состав народа, особенно в прошлом, могли включаться не только трудовые классы и слои населения, но и часть "эксплуататоров" - национальная буржуазия).
Еще более широкое значение концепция власти-диктатуры получила в прежних конституциях стран социалистической ориентации, где использовался, правда, не всегда, термин "революционно-демократическая диктатура". Речь шла о власти разнородного блока социальных сил, в состав которого включались все патриотические классы и слои населения. Перечень этих сил был неодинаков (в одних странах упоминалась только "неэксплуататорская буржуазия", в других - армия, ремесленники, чиновники), но основу блока, как утверждалось в конституциях, составлял союз рабочих и крестьян (ст. 2 конституции Бенина 1977 г.).
На деле в странах тоталитарного социализма властные рычаги были сосредоточены в руках иерархической структуры органов правящей коммунистической партии, директивам которых подчинялись советы, осуществлявшие по конституциям "полноту власти", а в странах социалис-
126
тической ориентации власть была сосредоточена в руках узкой верхушки руководителей, еще более персонализирована, чем это было в социалистических странах (нередко полнотой власти обладал президент - генеральный секретарь, председатель правящей, почти всегда единственной партии, действия которого иногда имели волюнтаристский и непредсказуемый характер).
Положения о целях и направлениях деятельности государственной власти как элемент рассматриваемого конституционно-правового института присущи большинству конституций мира. В конституциях прежних эпох они ограничивались краткими формулировками о заботе о благе народа, но в современных конституциях капиталистических стран (португальской 1976 г., испанской 1978 г. и др.) содержатся развернутые формулировки. В конституции Италии 1947 г. говорится о задаче устранять препятствия, которые мешают участию трудящихся в политической, экономический и социальной организации страны. В основных законах стран тоталитарного социализма и некоторых развивающихся стран содержится зачастую большой перечень мероприятий, которые должна осуществлять государственная власть, имеются особые разделы и главы, посвященные директивным принципам политики государства. В конституциях стран тоталитарного социализма обычно говорится о целях строительства социализма, рациональном распределении средств потребления и накопления, осуществлении планирования, обеспечении прогресса образования, науки, техники, культуры, повышения производительности труда. В ст. 4 конституции Китая 1982 г. в качестве задачи государства сказано и о планировании рождений. В развивающихся странах нередко говорится о целях создания справедливого общества и повышения благосостояния народа (Бразилия), ускоренного экономического развития (Бангладеш), ликвидации эксплуатации человека человеком (Алжир), создания социалистических отношений на основе исламских ценностей (Йемен).
Конституционные положения о структуре власти обусловлены общим концептуальным подходом к типу политической системы в данной стране. В условиях плюралистической системы основные законы закрепляют принцип разделения властей, тоталитарная система исходит из принципа единства власти. Оба эти подхода могут находить различное выражение в системе органов государства. Вопросам об органах государства, их взаимоотношениях посвящено много конституционных норм, по своему объему они занимают в институте государственной власти доминирующее положение. Их удельный вес просто несравним ни с одним другим элементом этого института: в отличие от отдельных статей, посвященных, например, характеру государственной власти или ее задачам, регулирование системы органов, их взаимоотношений за-
127
нимает обычно несколько глав в основном законе. Если принята концепция разделения властей, то государственные органы строятся в зависимости от их характеристики как законодательных, исполнительных и судебных; на местах тоже могут быть государственные органы - они представляют власть центра, государственную власть. Другой подход существует в странах тоталитарного социализма и был принят в некоторых так называемых странах социалистической ориентации: органами государственной власти в специальном, конституционно-правовом значении этого понятия считались только представительные органы типа советов. Другие органы, включая правительство, характеризуются не как органы государственной власти, а как органы управления, правосудия, прокуратуры и др.
Последний элемент института государственной власти - нормы, характеризующие методы ее деятельности. В теории государства и права принято обычно различать методы либерализма (убеждения, демократические методы) и насилия (принуждения, авторитарные методы). В конкретных отраслях права используется более дробная классификация. Анализируя конституционные нормы зарубежных стран, можно установить, что государственная власть широко применяет методы стимулирования или поощрения (например, положения конституций стран тоталитарного социализма о поддержке государством кооперирования крестьян), дозволения (нормы о возможности проводить без уведомления полиции мирные собрания в закрытых помещениях), охраны (различные гарантии прав личности), требований (регистрация политических партий в некоторых странах обязательна), запрета и, соответственно, ответственности за его нарушение (запрещение предварительной цензуры).
§ 2. Разделение властей
Возникновение теории разделения властей связано с борьбой крепнувшей буржуазии против феодального абсолютизма. Стремясь к ограничению королевской власти, идеологи молодой буржуазии выдвинули тезис о разделении государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную. Предполагалось, что первая будет вручена избираемому народом парламенту (на деле в течение столетий существовало ограниченное избирательное право), вторая - главе государства, под которым буржуазия, стремившаяся сначала к компромиссу с феодальной верхушкой, в то время подразумевала наследственного монарха; считалось, что ему будут подчинены министры. Судебная власть должна была осуществляться независимыми судами, по уголовным делам - с участи-
128
ем представителей населения (суды присяжных, суды шеффенов или иные суды).
Против такого организационно-правового подхода к структуре государственной власти выступили другие мыслители XVIII в., отвергавшие идею разделения властей с социологических позиций. Они утверждали, что вся власть должна принадлежать народу, а формой ее осуществления должны стать народные собрания (для крупных государств допускалось также существование представительных органов).
В конституциях получили отражение оба эти подхода. Уже в первой писаной конституции - основном законе США 1787 г. - они, по существу, были соединены. Словами: "Мы, народ Соединенных Штатов..." - создатели конституции провозглашали его учредительную власть, суверенитет, а устанавливая систему органов государства с разделением их полномочий (конгресс, президент, суды), они закрепляли организационно-правовое разделение властей. В настоящее время для большинства конституций мира характерно одновременное присутствие того и иного подхода: социологического (власть народа) и организационно-правового (разделение властей).
В некоторых современных конституциях триада разделения властей подвергнута модификациям и дополнениям. Конституционная доктрина ряда стран Латинской Америки (конституции Никарагуа 1987 г., Колумбии 1991 г., Бразилии 1988 г. и др.) исходит из существования четырех властей: дополнительно названа избирательная власть (граждане, составляющие избирательный корпус). Свое организационное выражение эта ветвь власти нашла в создании специальных избирательных трибуналов (судов), которые, в частности, рассматривают споры о прямых выборах в государственные органы. В Бразилии их система имеет иерархический характер, завершаясь высшим избирательным судом. В литературе говорится о существовании иной четвертой власти - учредительной, под которой понимается право народа непосредственно или путем создания специального учредительного собрания принимать конституцию и определять тем самым основы организации государства. Наконец, четвертой властью называют также прессу, формирующую общественное мнение, но это уже социологический подход. Пресса государственной властью не обладает, равно как не являются государственной властью и другие называемые философами и социологами власти - корпоративная власть общественной организации, идеологическая власть, техническая, религиозная и др.
В редких случаях в законодательстве говорится о пятой, контрольной государственной власти, в отдельных конституциях в развивающихся странах с однопартийной системой упоминалась партийная власть, рассматривавшаяся как особая разновидность государственной власти.
129
9 1465
Теория разделения властей отнюдь не предполагает создание "китайской стены" между различными ветвями власти. Да это и невозможно, поскольку речь идет о едином институте, единой государственной власти. В государстве не может быть несколько различных по своей сущности властей: это исключается концепцией государственного суверенитета. В условиях редкого в истории и кратковременного двоевластия, по существу, имело место переплетение разных по своей сущности властей - политической и государственной. Единство государственной власти при необходимом разграничении ее ветвей порождает переплетение некоторых элементов, их взаимодействие, взаимозависимость, взаимопроникновение. Акты с названием "законы" вправе принимать за редкими исключениями только представительный орган народа - парламент, олицетворяющий законодательную власть. Но, во-первых, в ряде стран понятие парламента является более широким. В Великобритании, Индии и некоторых других странах этот орган триединый. Наряду с избираемой нижней палатой парламент включает неизбираемую прямыми выборами верхнюю палату (в Великобритании в основном наследственную, а в Канаде - назначаемую) и главу государства (в Австралии, Канаде - генерал-губернатора), без подписи которого закон не имеет юридической силы. Подписывая законы, обладая правом вето (от латинского глагола "ветаре" - запрещать), что выражается в праве главы государства возвратить закон в палату (палаты) на новое рассмотрение, глава государства участвует в осуществлении законодательной власти. Во-вторых, не только в чрезвычайных, но и в обычных условиях возможно так называемое делегированное законодательство или принятие органами исполнительной власти актов, имеющих силу закона (на основе конституционных норм о регламентарной власти).
В сферу законотворчества вмешивается не только исполнительная власть, но и суды - общие суды в англосаксонской системе права (это не относится к Великобритании, где нет конституционного контроля), верховные и конституционные суды, конституционные советы. Они вправе объявлять законы неконституционными и тем самым лишать их юридической силы.
В свою очередь парламент тоже может осуществлять отдельные исполнительные и судебные функции. Издание "частных" законов в отличие от "публичных" (а частные законы регулируют конкретные вопросы) имеет значение распорядительной деятельности. Так, парламент иногда подменяет исполнительную власть, обладает некоторыми судебными функциями: в одних странах он наделен полномочием на принятие обвинительного заключения и предание суду высших должностных лиц (президента, министров и др.), в других - рассматривает дело в порядке импичмента по правилам судебного процесса (правда, верхняя палата
130
только принимает решения об отрешении от должности высших долж ностных лиц, судей и некоторых других государственных служащих, :
судит их уже обыкновенный суд).
В связи с отмеченным взаимопроникновением ветвей власти концепция разделения властей в конституционном праве получила еще два важных дополнения: положения о необходимости баланса властей и о системе сдержек и противовесов. Обе проблемы впервые решались еще при принятии конституции США, но их окончательное правовое регулирование сложилось позже - в практике Верховного суда США при толкованиях конституции. "Отцы конституции США" стремились к уравновешиванию ветвей власти, с тем чтобы ни одна из них не была такой, которая могла бы возвыситься над другой, подавлять другую или другие Их скоординированность получила название баланса властей.
Те же цели, хотя и в несколько ином конституционном выражении. имеет система сдержек и противовесов', каждая ветвь власти не только уравновешивает, но и ограничивает другую (другие). Президент Бразилии, Мексики, США, другой президентской республики не может распустить конгресс (парламент), но и конгресс не может сместить президента и руководимых им министров (кроме случаев импичмента); президент мог задержать закон конгресса путем отлагательного вето, но конгресс преодолевал его 2/3 голосов. Вотум недоверия министрам не предусмотрен, их нельзя уволить таким путем, но в США само назначение министров нуждается в согласии сената. Верховный суд осуществляет конституционный контроль и вправе признавать законы конгресса недействующими. В отличие от президентской республики в США в парламентарной республике или парламентарной монархии система сдержек и противовесов имеет другие механизмы действия. Там, например, можно уволить правительство, выразив ему вотум недоверия; однако глава государства имеет выбор: уволить правительство или распустить парламент с назначением новых выборов.
Единство власти не исключает различий в способах осуществления государственной власти теми или иными органами государства, не отменяет возможных конфликтов властей на правовой основе (различия, а следовательно, противоречия при решении конкретных государственных задач неизбежны уже в силу самого факта существования нескольких ветвей власти), но состязание на правовом поле требует не доводить разногласия до борьбы. По принципиальным вопросам государственной политики все ветви власти должны действовать согласованно, иначе невозможно управлять обществом - альтернативой этому являются анархия и распад. Такое развитие событий, когда противоречия властей доводятся до стадии борьбы, как показывает опыт отдельных постсоциалистических и развивающихся стран, имеет только разрушительный характер.
131
Выше речь шла о горизонтальном разделении властей на уровне государства как целого, без учета особенностей его территориально-политического устройства. Вместе с тем в федерациях, унитарных государствах, имеющих автономные образования политического характера, основные законы решают вопрос о вертикальном разделении властей (государственной власти федерации и государственной власти ее субъектов, а также государственной власти политической автономии в унитарном государстве), а в связи с концепциями публичной власти территориального коллектива - также и о разделении государственной власти и власти местного самоуправления. Первая проблема решается на основе разграничения полномочий (предметов ведения) между федерацией и ее субъектами путем установления исключительных полномочий федерации, принципа верховенства федерального закона в сфере совместных полномочий и верховенства закона субъекта федерации в сфере полномочий, отнесенных к его ведению. С автономией дело обстоит несколько иначе: в конституциях и иных законах четко перечисляются вопросы, по которым органы политической автономии могут принимать местные законы. Если в административно-территориальных единицах создаются местные органы государственной власти (например, на Украине по конституции 1996 г.) и наряду с ними существуют местные выборные советы как органы местного самоуправления, полномочия между ними разграничиваются в конституциях или специальных законах. Но иногда на местах не бывает назначенных органов государства или представителей государственной власти (комиссаров, губернаторов, префектов), а существуют только органы иной публичной власти - власти территориального коллектива (местное самоуправление). В этом случае конституция и законы также определяют объем полномочий местных советов (органов местного самоуправления), но функции государственной власти они могут осуществлять только тогда, когда это им поручено государством.
§ 3. Единство государственной власти
Идеологическое обоснование необходимости единства власти появилось задолго до возникновения теории разделения властей и имело персонифицированный характер (в том числе обоснование суверенитета не народа, а монарха). Впоследствии такой подход возродился в вождистских концепциях фашизма. Практика вождизма существовала и в условиях тоталитарных коммунистических режимов (реальная власть и в ряде случаев культ личности генерального секретаря правящей партии), хотя в отличие от фашистских учений марксистская теория в принципе отрицала индивидуалистический подход.
132
Новый аспект идее единства власти был придан сочинениями некоторых французских просветителей, подходивших к этому вопросу скорее с социологических, чем с организационно-правовых позиций. Они рассматривали законодательную, исполнительную, судебную власть лишь как особые проявления верховной власти, суверенитета народа, считая, что все "члены государства" должны участвовать в управлении им через формирование "общей воли", как правило, на народных собраниях. Это был иной, коллективистский подход к идее единства государственной власти.
Такой подход был, хотя и в измененном виде, принят на вооружение и либеральной, и марксистской традицией. В первом случае, как уже говорилось, он ограничивался провозглашением в конституциях власти, суверенитета народа. Во втором наряду с суверенитетом народа, которому придавалось классовое истолкование, были осуществлены поиски того вида органов, который сосредоточил бы в своих руках всю полноту государственной власти. В качестве таких органов марксистско-ленинская теория предложила советы, что и было закреплено в конституциях стран тоталитарного социализма.
Таким образом, идея единства власти неоднозначна. Она имеет три разных аспекта: социальное единство власти, что проистекает из единства природы господствующих в обществе социальных групп; единство принципиальных целей и направлений деятельности всех государственных органов, обусловленное необходимостью согласованного управления обществом, без чего оно может быть ввергнуто в состояние анархии и распада; организационно-правовое единство, когда отвергается разделение властей и органами государственной власти признается только определенный вид органов.
Социальное единство власти с точки зрения содержания конституционных норм обеспечивалось принадлежностью власти народу (в большинстве стран), или трудящимся (в странах тоталитарного социализма, в некоторых других странах), или определенному блоку сил, составные части которого имели одинаковые первоочередные задачи, но расходились во взглядах на пути дальнейшего развития страны (например, в условиях отдельных переходных государств). Считалось, что в таком патриотическом блоке, составляющем основу государственной власти, существуют два союза: союз рабочих и крестьян (ведущая сила блока) и союз трудящихся и прогрессивно настроенных нетрудящихся, который складывается в результате давления первого союза. Эта трактовка социального единства власти допускает конституционно признанные противоречия в таком единстве, что находило выражение в формулировке:
"союз и борьба одновременно".
Второй аспект единства государственной власти - единство прин-
133
ципиальных целей и направлении деятельности государственных органов - получил выражение в конституционном праве в закреплении приоритетных целей государства, принципиальных ориентиров государственной деятельности. Некоторые из этих целей рассмотрены нами выше на примерах стран с различными социально-политическими системами. Без такого целеполагания невозможна ориентация общественного развития, а такое управление, хотя и в неодинаковой степени и в различном объеме, осуществляется во всех странах. Однако единство целей и деятельности государственных органов не является абсолютным. Даже при едином подходе к решению основных задач существует различное "прочтение" конституционных целей, предлагаются разные меры для их достижения (это ежегодно наблюдается, например, в коллизиях парламентов и правительства по поводу законов о государственном бюджете). При выдвижении разных принципиальных целей органами законодательной и исполнительной власти единство власти нарушается, что ведет к обостренному противоборству, а иногда и к трагическим последствиям.
Третий, организационно-правовой аспект единства государственной власти наиболее детально закреплен в конституциях стран тоталитарного социализма и доктринально разработан в марксистско-ленинском правоведении. Как уже отмечалось, была принята концепция советов как единственных органов государственной власти снизу доверху. Только органы типа советов (они имеют разные названия: Народное собрание, Национальное собрание, Всекитайское собрание народных представителей - в центре; народные советы, собрания депутатов, собрания народных представителей и т.д. - на местах) рассматриваются как органы государственной власти в масштабе страны и в каждой административно-территориальной единице. Другие органы государства с точки зрения конституционной доктрины считаются лишь органами государственного управления, правосудия, контроля и т.д., но не власти, хотя с точки зрения других отраслей права, например уголовного, полицейский является представителем власти. Действительность противоречила конституционной концепции. Как отмечалось, реальная власть принадлежала органам коммунистической партии, центральные органы которой принимали важнейшие государственные решения, послушно одобрявшиеся парламентами на их кратковременных заседаниях (обычно несколько дней в году).
Идея единства государственной власти в целом имеет авторитаристский характер. На практике ее использование ведет к широкому использованию принуждения, а иногда и насильственных мер в государственном управлении. Концентрация власти в одних руках противоречит основам демократии, порождает произвол. Однако не все ее элементы имеют только негативный характер. Требование социального единства
134
власти может служить целям поиска консенсуса и согласия в обществе, когда власть становится определенной "равнодействующей" соревнующихся сил и тенденций, если соблюдены условия "честного" соревнования при плюралистической демократии. Единство власти как единство принципиальных целей и направлений в деятельности государственных органов может иметь позитивное значение, так как усилия государственного аппарата сосредоточиваются на решении стоящих перед обществом крупных проблем. В то же время сосредоточение всей полноты государственной власти в руках одного должностного лица, одного органа или одного вида органов (не имеет значения, будут ли это монарх, президент или советы) в принципе не является плодотворной идеей, хотя сами по себе советы, например, как органы местного самоуправления являются демократическими институтами. Концентрация власти порождает бесконтрольность в деятельности государственных органов, несмотря на то что в определенных условиях общественного развития (острейший структурный кризис, процессы распада государственности, иностранное вторжение и др.) единство власти, как и авторитаризм в целом, временно может способствовать улучшению управляемости обществом, стабилизации положения, преодолению анархии. Этот способ использовался для преодоления экономических и политических кризисов в самых разных демократических странах (например, в США в 30-х годах, во Франции в 60-х годах).
Таким образом, две основные модели - разделение властей и их единство - не являются абсолютными, самодовлеющими. Разделение властей требует единства государственной политики, единства действий всех ветвей по принципиальным вопросам общественного развития, а единство власти не исключает "прозаического разделения труда" между различными органами государственной власти. Наиболее общим подходом конституционного права в современных условиях является соединение идей единства и разделения властей, их взаимодействия и системы сдержек и противовесов. Такое понимание отражено и в новейших конституциях. Наиболее отчетливым выражением этого является п. 4 ст. 3 конституции Казахстана 1995 г., который гласит: "Государственная власть в Республике Казахстан едина, осуществляется на основе Конституции и законов в соответствии с принципом ее разделения на законодательную, исполнительную и судебную ветви и взаимодействия их между собой с использованием системы сдержек и противовесов".
Глава 7 ФОРМЫ ПРАВЛЕНИЯ В ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАНАХ
§ 1. Понятия формы государства и формы правления
Понятие и классификация форм государства. В конституционном праве зарубежных стран традиционно используются несколько понятий, характеризующих с разных сторон форму государства. Это форма правления, форма государственного (территориально-политического) устройства, форма политического (государственного) режима. Однако сам термин "форма государства" имеет доктринальное происхождение, так как связан с учениями о государстве, и долгое время в конституциях он не употреблялся. Новые тенденции конституционного развития свидетельствуют о том, что форма государства как целостное явление становится предметом регулирования основных законов. В ряде конституций (Турции 1982 г., Сальвадора 1983 г., Эфиопии 1987 г.) есть главы с названием "Форма государства". Статьи многих конституций содержат синтезированные формулировки, включающие все три названных выше элемента. Так, конституция Бразилии 1988 г. говорит о федеративной республике, о демократическом правовом государстве, конституция Марокко 1972 г. - об унитарной демократической и социальной монархии, конституция Франции 1958 г. - о неделимой, светской, социальной, демократической республике.
Некоторые конституции включают в качестве одной из характеристик формы государства участие населения в деятельности его органов, т.е. принцип обратных связей государственных органов с управляемыми. Особенно часто говорится об этом в конституциях стран тоталитарного социализма, но нормы о партиципации есть и в других основных законах. Конституция Колумбии 1991 г. характеризует государство как "партици-паторную республику".
Таким образом, форма государства становится комплексным институтом конституционного права, представляющим собой внутренне согласованную систему норм, регулирующих в их единстве структуру и взаимоотношения основных органов государства (главы государства, парламента, правительства), территориально-политическое устройство, главные методы деятельности государственного аппарата и формы его обратной связи с населением. Элементы, составляющие в теории государствоведения форму государства (форма правления, государственного устрой-
136
ства и др.), в конституционном праве служат подынститутами комплексного института "форма государства". В свою очередь они могут выступать в качестве институтов при более дробной классификации (например, форма правления по отношению к главе государства, когда последний может рассматриваться как подынститут).
Классификация форм государства в конституционном праве. В теории государства и права используются различные классификации форм государства в зарубежных странах, в частности выделяются демократические государственные формы (например, Франция) и формы авторитарные (например, Индонезия). Применяются также более дробные членения: феодально-теократическая, буржуазно-авторитарная, буржуазно-демократическая, социалистическая, революционно-демократическая (в отдельных странах, декларировавших ориентацию на социализм) и другие государственные формы.
В конституционном праве для классификации форм государства может использоваться свой подход - с позиции теорий разделения властей и единства власти. С этой точки зрения в качестве основных разновидностей можно выделить поликратическую (многовластную) и монократическую (единовластную) формы государства. Промежуточное положение между ними занимает сегментарная государственная форма, соединяющая черты этих двух форм. Такая классификация применима ко всем зарубежным странам, в том числе и к тем, которые провозглашают себя в конституциях социалистическими. Каждая из этих трех форм имеет множество разновидностей. Но в целом поликратическая государственная форма характеризуется: разделением властей между различными органами государства (парламент - законодательная власть, глава государства и правительство - исполнительная власть, независимые суды - судебная власть), отлаженными способами взаимодействия ветвей власти, системой их взаимных сдержек и противовесов, самоуправлением территориальных коллективов, демократическим государственным режимом, различными формами партиципации населения.
Монократическая государственная форма характеризуется единовластием определенного органа или должностного лица. В конституциях может быть провозглашено полновластие не одного органа, а определенной системы однородных органов (например, советов в условиях тоталитарного социализма). Но и в этом случае считается, что государственная власть в центре и на местах принадлежит только им, остальные органы государства - это органы не государственной власти, а управления, правосудия и др. Полнота государственной власти может принадлежать одному лицу (например, фюреру, дуче, каудильо - в свое время в Германии, Италии, Испании, Португалии, монарху - в некоторых мусульманских странах, по конституциям которых вся власть исходит от
137
монарха). Во многих странах Африки (Гвинее, Заире, Малави, Тунисе, Уганде и др.) власть принадлежала "пожизненным президентам", которые одновременно являлись председателями единственной разрешенной (правящей) партии, хотя в некоторых конституциях и были отдельные положения о разделении властей. Наконец, реальная власть может находиться в руках хотя и не государственного, но на деле органа, выполняющего важнейшие государственные полномочия. Так было и есть в странах тоталитарного социализма, где все важнейшие государственные решения принимались и принимаются политбюро (президиумом, исполнительным комитетом, центральным комитетом) правящей коммунистической партии.
При такой государственной форме нет системы сдержек и противовесов; территориальные коллективы либо находятся под строгой опекой центра, либо местное самоуправление прямо отвергается как институт:
оно заменяется назначенными губернаторами (другими должностными лицами) или избранными советами, которым по конституции принадлежит вся власть, но которые на деле подчинены местным органам правящей партии; господствует единая государственная идеология (в одних странах, например в Бенине, Гаити, Заире, Индонезии, Иране, Пакистане, это было установлено конституциями, в других такое господство имело фактический характер); существует авторитарный режим; партиципация либо отвергается, либо формы, в которых она проводится, не имеют реального значения для определения политики государственных органов в центре и на местах.
Сегментарная государственная форма (сегмент - с латинского "отрезок") характеризуется тем, что государственная организация как целое складывается из разнородных отрезков, но ее объединяет единая природа государственной власти, единство государственной политики по принципиальным вопросам, единые принципы организации и деятельности. В данной государственной форме есть и элементы поликратии, и элементы монократизма, частички демократии, авторитаризма и даже тоталитаризма. Органы государственной власти формируются путем выборов, но они "заорганизованы", а число партий, допускаемых к участию в них, нередко ограничено (три в Индонезии, две в Нигерии, в свое время три, а затем четыре в Сенегале и т.д.). Выборы в парламент не имеют, однако, принципиального значения, поскольку традиционно решающая доля власти сосредоточена в руках президента (многие президентские республики в Латинской Америке), иного главы государства (Иордания, Марокко) или иной структуры (сената и военных в Таиланде). Разделение властей конституциями может признаваться, но на деле реальной системы сдержек и противовесов не существует. В территориальной структуре государства при сегментарной форме возможна автономия,
138
даже политическая (например, Филиппины), на местах могут существовать выборные органы (советы, старосты), но автономные полномочия на деле ограничиваются, а выборные главы советов, старосты утверждаются и могут быть не утверждены вышестоящими начальниками органов исполнительной власти. В деятельности органов государства значительное место занимает принуждение, партиципация граждан мала, хотя ее элементы и существуют. Демократические права и свободы в конституциях признаются (иногда их перечень довольно широк), но действенные юридические гарантии их реализации на практике отсутствуют.
Понятие и классификация форм правления. Термин "форма правления" содержится во многих основных законах стран мира. В некоторых конституциях этого термина нет, но всегда закрепляется главный принцип правления - монархия (например, конституция Испании 1978 г.) или республика (конституция Германии 1949 г.). Лишь единичные государства не имеют в официальном названии слов "монархия" или "республика" (Государство Израиль, Государство Кампучия до 1993 г., Ливийская Джамахирия, Украина, хотя в тексте конституции Украины сказано, что она республика).
В государствоведческой литературе существуют два подхода к понятию формы правления: узкий и широкий. С точки зрения узкого подхода (А.А. Мишин) понятие формы правления связано, по существу, с положением одного лица - главы государства, монарха или президента; с точки зрения широкого подхода (чехословацкий автор И.Благож) в понятие формы правления включаются отношения между органами государства и центрами экономической и политической жизни, политическая среда, в которой действуют государственные органы.
В действительности форма правления не исчерпывается положением одного лица (при классификациях необходимо учитывать разные взаимоотношения главы государства с парламентом и правительством), но, будучи формой управления государством, она не может включать всю политическую среду. Форма правления - это характеристика структуры и взаимоотношений органов законодательной и исполнительной власти или других основных органов государства в тех странах, где нет деления на законодательную, исполнительную, судебную власть, а принята концепция "республики советов". В ряде стран для характеристики особенностей формы правления имеет значение и деятельность органов конституционного надзора (верховных и конституционных судов, конституционных советов), некоторых других государственных органов, участвующих в управлении государством.
По традиции принято различать две основные формы правления: монархию и республику. Более детальная классификация создается в их рамках (дуалистическая монархия, президентская республика и др.).
139
Вместе с тем в современных условиях некоторые различия этих форм стираются. Возникают смешанные формы, в монархии появляются черты республики (например, периодическая, раз в пять лет, выборность монарха в Малайзии, "коллективный монарх" в ОАЭ), а в республике складываются, по существу, монархические элементы (пожизненные президенты); создаются полупрезидентские, полупарламентарные республики, сочетающие черты различных форм; даже абсолютная монархия все чаще принимает внешне конституционную оболочку (дарованные конституции, консультативные парламенты).
§ 2. Монархия
Монархическая форма правления. Монархия - это такая форма правления, когда главой государства является лицо, получающее и передающее свой государственный пост и особый почетный титул по наследству и пожизненно (король, император, султан и др.). Правда, в ряде стран (Малайзия, ОАЭ) из этого правила есть исключения, которые будут рассмотрены ниже.
Число монархий в мире довольно велико: если считать в их числе членов британского Содружества, в которых британский монарх представлен генерал-губернатором, то они составляют около шестой части государств мира. Среди монархий есть крупные страны - Великобритания, Испания, Япония, Таиланд, но есть и очень мелкие государства с населением в несколько сот тысяч (Свазиленд в Африке), десятков тысяч (Сент-Кристофер и Невис в Карибском бассейне) и тысячи человек (Тувалу в Океании).
Общая тенденция развития свидетельствует о переходе от монархии к республике как более демократической форме. После второй мировой войны монархия была упразднена в Болгарии, Италии, Румынии и некоторых других странах, а затем в Греции и Афганистане. Но есть и случаи восстановления монархии (в Испании после смерти диктатора генерала Франко). В развитых странах (Великобритания, Испания, Япония и др.) монархия фактически не влияет на политический режим в стране, положение в монархии Великобритании мало чем отличается от ситуации в соседней республике - Франции. Однако во многих развивающихся странах монархия, будучи феодальным институтом, ограничивает развитие демократии.
Хотя монарх - глава государства, на деле ему не всегда принадлежит верховная власть, не всегда он реально правит страной. Верховная власть в монархии зачастую осуществляется системой высших органов, включая главу государства, парламент, правительство, а иногда и нефор-
140
мальные структуры (семейный совет, высшее духовенство, совет аш-шура). Поэтому при изучении конституционного права не ограничиваются констатацией факта монархии, а различают определенные ее виды:
абсолютную, дуалистическую и парламентарную. Первая из них характеризуется юридически, а часто и фактически неограниченной властью монарха, две другие - конституционные монархии, власть главы государства ограничена, хотя и в разной степени.
Абсолютная монархия. До сих пор эта форма правления, свойственная докапиталистическим стадиям развития, существует в нескольких странах. В султанате Оман нет конституции, ее роль выполняет, как говорилось, Коран. Нет в этой стране и парламента, правительство формируется королем, ответственно только перед ним, а премьер-министром обычно является сын, брат или другой родственник короля. Многие министры, а также губернаторы провинций принадлежат к правящей семье.
В других эмиратах Персидского залива - Бахрейне, Катаре, Кувейте, в ОАЭ, Саудовской Аравии есть конституции, но они, во-первых, дарованы монархами (в ОАЭ - Советом эмиров), а не приняты демократическим путем, во-вторых, их действие часто приостанавливается (в Бахрейне - с 1975 г.), в-третьих, они устанавливают, что вся власть - законодательная, исполнительная, судебная - исходит от монарха, над конституцией стоит Коран. В этих странах есть парламенты, иногда избираемые населением (только мужчинами), но, по существу, это законосовещательные органы, поскольку их решения нуждаются в согласии монарха. В Катаре парламент так и называется: Консультативное собрание - и действует по мусульманской традиции аш-шура - совещания правителя с наиболее уважаемыми лицами. В ОАЭ члены парламента (Национального собрания) назначаются семью эмирами (Советом эмиров), а парламент действует в качестве совещательного учреждения даже не при Совете эмиров, а при правительстве, тоже назначаемом эмирами. В Саудовской Аравии взамен парламента создан совещательный совет, назначаемый королем (1992 г.). Таким образом, хотя в названной группе стран есть конституции и парламенты, они на деле не ограничивают власть монарха и эти государства тоже представляют собой фактически абсолютные монархии. То же относится и к султанату Бруней, расположенному на острове Калимантан, близ Индонезии.
Особое значение в системе управления в существующих ныне своеобразных абсолютных монархиях имеют семейный совет и мусульманская религия. Семейный совет - это неформальное, но весьма важное учреждение. Он состоит из членов правящей семьи, близких родственников короля и некоторых высших улемов, особо почитаемых знатоков Корана. В Саудовской Аравии семейный совет низлагал короля (в том числе за отсутствие должного благочестия, что устанавливалось улема-
141
ми) и назначал на его место нового из той же семьи. Король - это одновременно высшее духовное лицо - имам, а мусульманская религия - государственная религия. Светская власть короля соединяется с духовной. Таким образом, существующие в наше время абсолютные монархии являются абсолютистско-теократическими.
По своему социальному характеру современные абсолютные монархии не представляют собой полностью феодальные государства. Господствующий класс, хотя он и сформировался на базе феодальной аристократии, существует не за счет феодальной эксплуатации крестьянства, а за счет государственной эксплуатации нефтяных богатств. Кроме того, значительная доля власти сосредоточена в руках крупной, преимущественно финансовой, буржуазии.
В дуалистической монархии есть конституция (нередко она тоже даровалась народу монархом), парламент, без участия которого законы не могут приниматься. Однако правительство (совет министров) назначается монархом и ответственно только перед ним, но не перед парламентом. Фактически в такой монархии в результате влияния традиций, роли личности монарха, а также других, в том числе религиозных, факторов власть короля даже больше, чем это установлено конституцией. Некоторые монархии, которые по конституции ближе к парламентарным (Иордания, Марокко, Непал), являются на деле дуалистическими. Монархи этих стран неоднократно распускали парламенты и правили без них годами, а то и десятилетиями. Да и предусмотренная в конституциях ответственность правительства перед парламентом зачастую служит фикцией: по традиции правительство полностью подчинено королю.
В парламентарной монархии действует конституция, принятая демократическим путем, законодательной властью обладает избираемый парламент (по крайней мере, избирается его нижняя палата). Монарх юридически остается главой государства, но участия в управлении страной фактически не принимает. Конституция Японии 1946 г. (вступила в силу в 1947 г.) прямо запрещает ему это, в других странах (например, в Великобритании) монарх лишен властных полномочий на основе конвенциональных норм, сложившихся в порядке обычая в ходе государственной практики.
Правительство в парламентарной монархии ответственно только перед парламентом. Правда, по конституции оно обычно назначается монархом, но такое назначение, как правило, - чисто формальный акт. На деле правительство формируется лидером партии большинства в парламенте, которого король назначает премьер-министром. Назначить другого премьер-министра он не может, так как другой состав кабинета не получит вотума доверия (утверждения) в парламенте при представлении парламенту правительственной программы. Лишь в тех случаях, когда в
142
парламенте нет большинства какой-либо партии и политические партии не договорились о создании коалиционного правительства, монарх может играть более самостоятельную роль в подборе кандидатуры премьер-министра (так иногда бывает в Бельгии, Дании, Нидерландах).
В парламентарной монархии глава государства либо не имеет права вето по отношению к принятым парламентом законам и должен подписывать их, даже если у него имеются личные возражения (Япония), либо не применяет его (более трехсот лет монарх не применял вето в Великобритании, в результате чего сложилась конвенциональная норма неприменения вето).
Особая форма парламентарной монархии существует в некоторых государствах - членах британского Содружества (Австралия, Канада, Новая Зеландия, Папуа - Новая Гвинея, Ямайка и др.). Считается, что их главой является британский монарх, который представлен в этих странах назначаемым им генерал-губернатором. На деле же кандидатуру генерал-губернатора называет местное правительство, а иногда его избирает местный парламент. В республиках, входящих в Содружество (например, Индия, Пакистан), генерал-губернатора нет, избирается президент - глава государства.
Особенности монархии в некоторых странах. В некоторых, особенно малых, странах (Лесото и Свазиленд в Тропической Африке, Тонга в Океании и др.) монархия существует в условиях феодально-племенных и патриархальных институтов. Парламент избирается нередко лишь частично и в рамках системы традиционных общин (в небольшом государстве Тонга большинство его членов - местная знать, в том числе министры короля, в Свазиленде часть членов назначается королем, но парламент здесь распущен уже два десятилетия назад). При короле обычно действует племенной совет (в Свазиленде - два, большой и малый), имеющий иногда более важное значение, чем парламент. Многие решения король может принимать лишь с согласия вождей племен.
В Малайзии существует выборная монархия, в ОАЭ действует, по существу, "коллективный монарх" - наиболее важные полномочия главы государства, а также законодательные полномочия и некоторые функции правительства принадлежат Совету эмиров семи эмиратов федерации. Особенности формы правления в Малайзии и ОАЭ будут рассмотрены ниже.
§ 3.Республика
Понятие республики. Республика - форма правления, при которой главой государства является президент, избираемый на определенный срок из числа граждан, обладающих необходимыми "квалификациями"
143
(определенный возраст, рождение в данной стране от граждан этого государства, обладание полными гражданскими и политическими правами и др.). Есть и иные, искаженные формы республики, когда президент не избирается гражданами, а провозглашается таковым военным или революционным советом после государственного переворота, когда президент провозглашается пожизненным президентом и др.
Принято делить республики на президентские (например, США) и парламентарные (например, Индия). Особое распространение получила первая из этих форм. В Африке до 90-х годов совсем не было парламентарных республик,нет их и в Латинской Америке.
Президентская республика. В президентской республике президент, как правило, избирается независимо от парламента (например, в Мексике прямым голосованием избирателей, в США - косвенным), хотя есть и исключения (в Суринаме одно время - 2/3 голосов парламента, в Египте кандидатуру президента на голосование избирателей может предложить только парламент).
Президент назначает министров, как, например, в США или Бразилии, и в этом случае отдельного от президента правительства нет, существует кабинет президента, где министры имеют только совещательный голос. В некоторых президентских республиках он может назначить также премьер-министра. В этом случае есть правительство во главе с премьером, но фактическим руководителем правительства остается президент. Кроме того, ни премьер, ни министры политической ответственности перед парламентом не несут, не могут быть уволены им в отставку. Это означает, что кабинет или правительство формируется партией (крайне редко - блоком партий), победившей на президентских, а не на парламентских выборах, и президент - это лидер правящей партии, хотя во многих странах, будучи избран, он слагает с себя партийные обязанности и выступает как "надпартийный" деятель. Президент свободен в подборе членов правительства и делает это по своему усмотрению (в Нигерии, США и некоторых других странах необходимо, однако, при назначении министров согласие верхней палаты парламента - сената). Как правило, министры несут ответственность за свою деятельность только перед президентом и не могут быть уволены в отставку путем вотума недоверия в парламенте. Иногда конституция прямо устанавливает, что президент является главой правительства (ст. 117 конституции Мозамбика 1990 г.). Как уже говорилось, в большинстве президентских республик нет особой должности премьер-министра, им является президент. Если же такая должность есть (иногда она предусмотрена конституциями, но может и не упоминаться ими, и во многих странах Азии и Африки она то вводилась, то упразднялась), то это так называемый административный премьер. Политику правительства определяет президент,
144
под руководством которого проходят заседания совета министров, где решаются наиболее важные вопросы (менее важные вопросы решаются под председательством административного премьера).
В президентской республике осуществляется "жесткое" разделение властей: президент не вправе досрочно распустить парламент (на практике в развивающихся странах это бывает; например, в 1993 г. президент Перу приостановил действие конституции и распустил парламент, назначив, правда, новые выборы), но и парламент не вправе смещать министров путем вотума недоверия. В тех же редких случаях, когда такая возможность может быть использована, всегда предусмотрено, что это не относится к фактическому главе правительства - президенту. Ответственность правительства (министров) перед президентом - главный признак президентской республики. Правда, парламент в такой республике имеет определенные полномочия (нередко весьма значительные) по контролю над управлением, но все-таки он не вправе уволить в отставку не угодных ему министров.
В президентской республике вполне возможна такая ситуация (ее называют "разделенным правлением"), когда правительство сформировано одной партией, а в парламенте большинство мест принадлежит оппозиционной партии (партиям). Это неоднократно происходило в Венесуэле, Коста-Рике, США. Но в Мексике, например, такая возможность до сих пор была исключена, поскольку Институционно-революционная партия намного превосходит по своему влиянию другие партии и всегда побеждала и на президентских, и на парламентских выборах. Термин "разделенное правление" иногда используется и в другом значении: в условиях иной формы правления - парламентарной республики или парламентарной монархии - в состав правительства парламентского большинства включаются несколько министров от оппозиции. Обычно это делается в обстановке общенационального кризиса, войны, чтобы обеспечить единство действий различных политических сил в критических ситуациях.
Суперпрезидентская республика. Вследствие особой роли главы государства, концентрации в его руках больших полномочий отдельные страны Латинской Америки давно получили название суперпрезидентских республик. Однако в последние десятилетия в Азии и Африке появились такие республики, где власть президентов была еще более усилена. Они являлись руководителями единственной легальной, а то и вообще единственной партии, провозглашенной конституцией в тех или иных формулировках руководящей силой общества и государства. Президенты были главными идеологами страны, создателями официально провозглашенной обязательной идеологии (Гана при президенте Кваме Нкруме, Гвинея при президенте Секу Type, Заир при президенте Мобуту
145
10-1465
и т.д.). Наконец, многие из таких лидеров в разных странах (Заир, Тунис Уганда, Экваториальная Гвинея и др.) были провозглашены пожизненными президентами. Таким образом, возникла президентско-монокра-тическая республика, форма президентского абсолютизма.
В настоящее время в связи с процессами глобальной демократизации в мире таких форм президентской республики почти нет, но нельзя исключать появление их в дальнейшем.
Особой формой суперпрезидентской республики является такая форма правления, которая устанавливается во многих государствах Е результате военных переворотов. Это довольно частое явление в развивающихся странах: со времени образования независимых государств i Латинской Америке (приблизительно полтора века назад) в страна? этого региона, а также в Азии и Африке произошло более тысячи военных переворотов, более половины из них были успешными и привели " созданию новой системы управления. В этом случае парламент, как правило, распускается (исключение составила, например, Бразилия, где i 1964 г. была проведена лишь его чистка), правительство и президент смещаются со своих постов. Создается новый высший орган - военный совет (революционный совет, совет национального спасения и т.д.), его председатель - лидер переворота провозглашается президентом рее публики. На места назначаются военные губернаторы, коменданты и др Из прежних органов сохраняются обычно гражданские суды, но парад дельно с ними создаются военные трибуналы, которые судят и гражданских лиц. Хотя в условиях военного управления могут проводиться выборы низовых представительных органов на местах (как трижды было i Алжире и дважды - в Нигерии), они ставятся под надзор военных властей. Создается, таким образом, фактически республика без республиканских учреждений, можно сказать, что это президентско-милитарнси республика. Впрочем, и в других развивающихся странах используете? концепция двойной роли армии (военной и политической) и вооруженные силы служат остовом многих "гражданских" президентских республик (Индонезия, Турция и др.).
Специфическими чертами обладала президентская республика в не которых бывших странах/социалистической ориентации. В отдельные государствах (Ангола, Бенин, Конго, Мозамбик) практиковалось избрание президента республики высшим органом (съездом или центральны!" комитетом) единственной в стране правящей партии. Председатель это! партии, избранный ее съездом, становился в соответствии с этим партийным постом автоматически президентом республики. Он получал лишь инвеституру (утверждение, вручение власти) в парламенте: последний не мог ни отказать в признании его президентом, ни избрать президентом
146
дpyгoe лицо. Такой президент опирался не только на государственный, но \ на реально властвовавший партийный аппарат.
Парламентаризм в президентской республике и полупрезидентская республика. Наряду с чрезмерным усилением власти президента в одной группе стран в других государствах (особенно в Латинской Америке, в Шри-Ланке, а на рубеже 80-90-х годов - в Северной и Тропической Африке) обнаружились тенденции смягчения президентского всевластия (в Африке это было связано с крушением тоталитарных режимов в странах как капиталистической, так и социалистической ориентации). В то же время в результате последовательных конституционных реформ были ограничены полномочия президента в некоторых странах Европы (например, в Португалии). В результате возникли президентские республики с элементами парламентаризма. Эти элементы характеризуются тем, что в президентской республике предусматривается возможность вотума недоверия министрам (но не фактическому, а часто и юридическому главе правительства - президенту), которые остаются в то же время ответственными и перед президентом (двойная ответственность). Правда, в президентской республике такая ответственность имеет разную степень: главной все же остается ответственность министров перед президентом, который возглавляет кабинет (кабинет президента) и под началом которого работают министры. Примером этого служат конституционные изменения в Венесуэле, Колумбии, Уругвае и некоторых других латиноамериканских странах.
В Уругвае парламент может выразить недоверие министрам, хотя для этого требуется квалифицированное большинство голосов в 2/3, кроме того, президент в определенных случаях вправе не увольнять министра даже после вотума недоверия парламента. К тому же парламент не должен одобрять или не одобрять программу правительства. Он может ее обсуждать, но решения по этому поводу не выносит. В Венесуэле также есть институт вотума недоверия отдельному министру. Кроме того, в этой стране парламент рассматривает и одобряет программу правительства, представленную президентом. Это делается на совместном заседании обеих палат, а не только на заседании нижней палаты, как это принято в парламентарных республиках при двухпалатной структуре парламента. В Перу по конституции 1979 г. и затем по конституции 1993 г. при вотуме недоверия, выраженном парламентом, президент обязан сместить министра. Вотум недоверия отдельному министру возможен в Колумбии (конституция 1991 г.), в Эквадоре (конституция 1984 г. с последующими поправками).
Выше говорилось о вотуме недоверия в президентской республике отдельным министрам, который, однако, не затрагивает фактического главу правительства - президента. В некоторых странах возможно вы-
147
ражение вотума недоверия и всему совету министров, который характеризуется конституциями как орган исполнительной власти. Ответственность назначенного президентом правительства перед парламентом превращает президентскую республику в полупрезидентскую. Во Франции, например, новое правительство излагает свою программу и просит о доверии, хотя оно и не обязано делать это. Может быть принята резолюция порицания правительству, и оно должно уйти в отставку. Правда, принятие такой резолюции крайне затруднено, и за четыре десятилетия действия конституции 1958 г. во Франции были лишь единичные случаи такого рода. На базе использования прежних традиций парламентаризма, с появлением президентов с иными личными качествами, чем де Голль, Франция сохраняет все меньше черт полупрезидентской республики и все больше превращается в парламентарную. Этому способствовала и практика "разделенного правления": президент и парламентское большинство принадлежали к разным партиям (блокам). В Перу президент при вотуме недоверия может уволить правительство в отставку, а в отдельных случаях даже обязан сделать это.
Полупрезидентскими республиками являются некоторые страны СНГ. Согласно конституции Белоруссии 1996 г., правительство подотчетно президенту и ответственно перед парламентом (ст. 106). В соответствии со ст. 113 конституции Украины 1996 г. Кабинет министров ответствен перед президентом Украины, подконтролен и подотчетен Верховной раде (однопалатному парламенту). В постсоциалистических государствах премьер-министры нередко должны назначаться с согласия парламента, но назначение министров президентом такого согласия не требует. Ответственность всего состава правительства в связи с выражением вотума недоверия возможна, но крайне затруднена (например, необходимо двукратное отклонение программы правительства в Белоруссии, одного раза недостаточно). В других случаях двукратного вотума недоверия не требуется, но все равно президент сам решает, уволить правительство в отставку или распустить парламент. Правда, в разных постсоциалистических полупрезидентских республиках в решении этого вопроса имеются свои особенности, но отдельному министру вотум недоверия вынести невозможно (в случае его принятия никаких юридических последствий не возникает). В Етипте, напротив, требование отставки относится только к министрам. Если же недоверие выражено персонально премьер-министру или кабинету в целом, президент может не согласиться с этим и возвратить вопрос на новое рассмотрение парламента. Если последний подтверждает свое решение, президент вправе вынести спорный вопрос на референдум - голосование избирателей. Результаты голосования в пользу правительства влекут роспуск парламента, в пользу парламента - отставку правительства.
148
Примеры таких президентских республик, как, например, Венесуэла, Египет, Уругвай, свидетельствуют о том, что в тех из них, где возможен вотум недоверия министру или правительству в целом, он крайне затруднен, к тому же окончательное решение, как правило, принадлежит президенту. Эта же ситуация наблюдается в полупрезидентских республиках, где вотум недоверия одному министру вообще невозможен. Вопрос о недоверии правительству и министру в обеих группах республик может быть поставлен лишь значительным числом членов парламента: в Перу - 1/20 всего состава парламента, в Колумбии - 1 /10, в Белоруссии - 1 /З нижней палаты парламента, на Украине - 1 /З однопалатного парламента. Решается же он только большинством общего состава парламента, а иногда и квалифицированным большинством.
Правительство в президентской и полупрезидентской республике, если оно возглавляется административным премьером, может и само поставить вопрос о доверии. Этим оно обычно пытается укрепить свои позиции или провести в парламенте закон, угрожая в противном случае своей отставкой. Такой порядок тоже во многом сближает президентскую республику с парламентарной. Рассмотренные явления отражают современные тенденции в развитии конституционного права стран мира.
Парламентарная республика. Парламентарная республика, особенно в ее "чистом" виде, распространена гораздо меньше, чем президентская. Это Австрия, Германия, Индия, Ирландия, Италия, Португалия (после ряда реформ конституции 1976 г., существенно ослабивших позиции президента), Кабо-Верде в Африке (с 1990 г.), Вануату в Океании и немногие другие страны. Правда, в последние годы после ликвидации тоталитарных режимов по пути создания парламентарной республики идут многие страны Африки, но их опыт слишком мал, чтобы делать обобщающие выводы.
В парламентарной республике президент обычно избирается таким образом, чтобы он не получал свой мандат непосредственно от народа (граждан-избирателей) и не мог противопоставлять себя парламенту, депутаты которого избираются непосредственно гражданами. Применяются различные способы непрямых выборов президента. Он избирается либо парламентом (Греция, Ливан, Турция), либо особой коллегией (например, в Германии в состав коллегии входят все депутаты нижней палаты и такое же число депутатов, избранных представительными органами земель; эта коллегия называется Федеральным собранием). В Италии в состав коллегии входят члены обеих палат парламента и делегаты областных советов, в Индии - выборные члены парламента и выборные члены законодательных собраний штатов.
Способ выборов президента не является, однако, решающим критерием отличий парламентарной республики от президентской или полупре-
149
зидентской. Главное состоит в порядке назначения правительства и его политической ответственности. В парламентарной республике по тексту конституции, как и в республике президентской, правительство назначается президентом. Но в отличие от президентской республики это формальный акт. В парламентарной республике, как и в парламентарной монархии, глава государства не является главой правительства и не свободен в выборе премьер-министра, который потом определяет состав правительства (кабинета) и вносит его на утверждение парламента. Президенту приходится назначать лидером правительства лицо, которое пользуется доверием парламента (его нижней палаты), иначе правительство не будет утверждено парламентом. Поэтому в парламентарной республике пост премьер-министра занимает лидер партии, имеющей большинство в парламенте, или кандидат, предложенный блоком объединившихся партий, которые вместе располагают таким большинством (коалиционное правительство).
Это означает, что правительство формируется партией (партиями), победившей на парламентских (а не на президентских) выборах.
В парламентарной республике президент по конституции нередко наделяется широкими полномочиями, но осуществлять их может лишь по предложению ("совету") правительства. В такой республике он не правит, но это не значит, что его роль в государстве незначительна. Некоторые вопросы государственного значения президент решает самостоятельно (в Италии он назначает некоторых должностных лиц, в ФРГ в определенных условиях вправе отклонить просьбу правительства о роспуске нижней палаты). В условиях, когда в парламенте ситуация складывается таким образом, что правительственная партия утрачивает большинство (например, в результате перехода депутатов в другие партии), президент может проявить самостоятельность в формировании нового правительства (так было, например, в Индии).
В парламентарной республике правительство несет ответственность только перед парламентом, но не перед президентом. Вотум недоверия, принятый парламентом (большинством голосов), обязывает правительство уйти в отставку. Правда, есть вариант: президент, действующий в парламентарной республике по совету и с согласия правительства, может распустить парламент с обязательным назначением новых выборов. Если их результат будет не в пользу правительственной партии, т.е. она проиграет выборы, правительство уходит в отставку.
"Рационализированный парламентаризм" в парламентарной республике. Парламентарная республика, как и президентская, тоже испытывает в наше время давление, направленное на "рационализацию" парламентаризма. Но в данном случае суть этого давления состоит в том, чтобы ограничить возможность использования вотума недоверия,
150
создать стабильное правительство, исключить министерскую чехарду (в Италии, например, за послевоенные полвека сменилось более 50 советов министров). С этой целью применяются разные приемы, относящиеся к партийным комбинациям членов парламента (но есть и обратные комбинации с целью организовать выражение недоверия и "свалить" кабинет).
Существуют и конституционные способы для создания более стабильного правительства в парламентарной республике. Одним из наиболее действенных является "конструктивный вотум недоверия", предусмотренный конституцией Германии. Во-первых, ответственность перед нижней палатой парламента несет не все правительство, а только его глава (канцлер). Отдельным министрам недоверие не может быть выражено, они назначаются и смещаются канцлером. Во-вторых, бундестаг имеет право выразить вотум недоверия канцлеру только при условии, чтс проект резолюции, внесенный в бундестаг, будет содержать два пункта:
предложение о недоверии действующему канцлеру и предложение об избрании нового канцлера. Провести такую резолюцию в парламенте очень трудно, и на практике замена одного канцлера другим имела месте только один раз - в 1982 г.
Канцлер может и по своей инициативе поставить вопрос о доверии Предложение считается принятым, если за него голосует абсолютное большинство депутатов. Отклонение предложения о доверии не обязывает канцлера уйти в отставку. Он может обратиться к президенту с просьбой о роспуске в течение 21 дня бундестага. Право роспуска погашается, если бундестаг в этот промежуток времени изберет абсолютным большинством голосов нового канцлера. В этом случае прежний канцлер обязан уйти в отставку. В случае отставки канцлера покидают свои пость и все члены правительства.
Другим примером внедрения "рационализированного парламентаризма" является Франция, в которой это привело к преобразованию существовавшей по конституции 1946 г. парламентарной республики республику полупрезидентскую, полу парламентарную. В соответствии с конституцией 1958 г., разработанной под руководством президенте Франции генерала де Голля, власть президента была усилена таким образом, что он стал центральной фигурой всего государственного аппарата Прежде всего были ограничены законодательные полномочия парламен та. Теперь он не имеет права принимать законы по всем вопросам общественной и государственной жизни: в конституции есть перечень отведенных ему проблем. Все остальные вопросы решаются на основе применения регламентарной власти: президентом, правительством, министра ми; исполнительная власть издает, по существу, акты с силой закона Президент рассматривается как арбитр в государстве: на него возлагается
151
конституционная обязанность обеспечивать своим арбитражем функционирование государственных институтов. Он выносит на референдум любой вопрос, минуя парламент, и обнародует затем решение референдума в качестве закона. Он председательствует на официальных заседаниях правительства (хотя есть должность премьер-министра). По ст. 16 конституции президент имеет исключительные полномочия в случае политического кризиса, на срок действия этих полномочий в его руках сосредоточивается вся полнота власти (правда, с введением в действие исключительных полномочий автоматически созывается парламент и Национальное собрание не может быть распущено).
Вместе с тем элементы парламентарной республики сохраняются. Назначенное президентом правительство представляется нижней палате парламента, излагает свою программу и по традиции просит о доверии. Парламент может также принять резолюцию порицания правительству, что влечет его уход в отставку, но принятие такой резолюции затруднено:
она может быть внесена не менее чем десятой частью всего состава нижней палаты и принята абсолютным большинством голосов списочного состава парламента. Резолюция порицания с 1958 г. была принята всего один раз - в 1982 г.
Развитие Франции (особенно в связи с "разделенным правлением") свидетельствует, что парламент усиливает свои полномочия, а влияние президента ослабляется. Определенную роль в этом сыграли и некоторые решения Конституционного совета, которые привели, в частности, к тому, что установленное конституцией ограничение сферы законодательства парламента практически не соблюдается, а традиция голосования по вопросу о вотуме доверия (недоверия) новому правительству остается прочной.
"Рационализированный парламентаризм" Франции оказал влияние на другие страны (на некоторые франкоязычные страны Африки, Шри-Ланку и другие государства). Элементы "рационализированного парламентаризма" присущи всем постсоветским полупрезидентским республикам.
Наряду с формами республики и монархии есть смешанные формы государства, соединяющие некоторые черты и той, и другой.
Монархия с республиканскими элементами. Выше уже говорилось о смешанных формах правления, которые соединяют черты однопорядковых форм правления: об абсолютной монархии с элементами конституционности, о полудуалистической монархии, соединяющей черты дуалистической и парламентарной монархии, о полупрезидентских, полупарламентарных республиках. Вместе с тем бывают и такие смешанные формы правления, которые сочетают черты разнопорядковых форм - монархии и республики.
152
Как говорилось, важнейшим признаком монархии является то, что глава государства получает и передает свой пост по наследству и пожизненно. В Малайзии главу государства - монарха - выбирают на 5 лет. Он избирается не гражданами и не парламентом, а Советом правителей штатов, в состав которого входят не все главы штатов, а лишь султаны 9 из 13 штатов. Главы четырех штатов не являются наследственными султанами и потому участия в выборах главы государства не принимают. Обычно на пост монарха - главы государства избираются султаны штатов по очереди, для чего в Совете правителей ведется особый список. Таким образом, Малайзия представляет собой своеобразную форму правления - выборную (или ротационную) монархию.
Элементы выборности существуют и в ОАЭ. Эмиры семи объединившихся эмиратов выбирают на 5 лет председателя Совета эмиров, которого нередко называют президентом. Председатель Совета эмиров выполняет многие функции главы государства, особенно церемониальные. По своим полномочиям он ближе к президенту, чем к монарху абсолютной монархии, каковой являются ОАЭ с их коллективным монархом - Советом эмиров. В отличие от Малайзии в ОАЭ председателем Совета эмиров постоянно выбирают монарха крупнейшего эмирата Абу-Даби, который занимает 86% территории государства. Очередности занятия поста главы государства в этой стране нет.
Мы рассмотрели весьма слабые элементы республиканизма (выборность главы государства) в монархической форме правления. Но существуют и монархические элементы в республике.
Республика с монархическими элементами. Ранее уже говорилось о пожизненных президентах. Такая должность, созданная впервые в Югославии для Иосипа Броз Тито, первого президента Югославии, который возглавлял освободительную борьбу югославских народов против фашистских захватчиков, была затем установлена в некоторых странах Азии и Африки: в 60-х годах - в Индонезии, в 70-х годах - в Тунисе, Уганде, Центральноафриканской Республике, в Экваториальной Гвинее и некоторых других странах. Пост постоянного, пожизненного президента сочетался (кроме Индонезии) с однопартийностью (пожизненный президент всегда был лидером этой партии), с провозглашением президента "духовным вождем народа", основателем новой идеологии, объявленной государственной. Один из таких пожизненных президентов - Бокасса пошел еще дальше: провозгласил себя императором Центральноафриканской империи (он был свергнут в 1979 г.). В Корейской Народно-Демократической Республике сын пожизненного президента Ким Ир Сена был объявлен его наследником и стал руководителем страны в 1994 г. Институт пожизненного президента и особенно объявление этого поста
153
наследственным сближают данную республиканскую форму правления с монархией.
Как отмечалось, многих республиканских черт лишена форма правления, создаваемая в условиях военных режимов. Президенты таких республик не избираются населением или каким-либо легитимным конституционным органом, например парламентом или особой избирательной коллегией. Они провозглашаются президентами группой своих сообщников по государственному перевороту, которая образует военный, революционный или иной совет. Парламент в этих условиях распускается, конституция целиком или в значительной части отменяется (иногда при^ останавливается, что фактически не меняет положения вещей), выборы местных органов бывают редким исключением, управление строится на основе жесткой иерархии военных властей. Таким образом, создается необычная разновидность республики, в которой фактически отсутствуют республиканские учреждения.
Особая форма республики - теократическая республика, где правит мусульманское духовенство, - существует в Иране. В этой стране в соответствии с конституцией 1979 г. имеются избранные президент и парламент, но главную роль играет.Руководитель государства (рахбар). Этот пост создан с учетом традиций мусульманского фундаментализма и во многом напоминает организацию власти в идеальном мусульманском государстве - халифате. Пост Руководителя государства принадлежит высшему духовному лицу, которое подбирается мусульманским Советом экспертов. В случае вакансии Совет экспертов подбирает другое лицо на этот пост, руководствуясь прежде всего религиозными качествами кандидата, или составляет коллегиальный орган, выполняющий обязанности Руководителя государства.
Глава 8
ФОРМЫ ТЕРРИТОРИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОГО УСТРОЙСТВА ГОСУДАРСТВА
§ 1. Понятие территориально-политического устройства государства и классификация его форм
Понятие территориально-политического устройства государства. В конституционном праве есть понятия государственной территории и государственных границ, определяющих ее параметры. Пределы территории государства в тех или иных формулировках обозначаются в конституциях. Однако эти конституционные нормы нередко отражают лишь принципиальный подход к этому вопросу с позиций международного права: говорится о суше, внутренних водах, о 12-мильной полосе территориального моря у берегов страны, континентальном шельфе, воздушном столбе над этими сухопутными и водными пространствами на практически досягаемую высоту. Но иногда конституции фиксируют границы государства по параллелям и меридианам (как, например, в Западном Самоа), называют государства-соседей (Коста-Рика), перечисляют острова (Куба), определяют "свой" сектор моря и его границы с некоторыми государствами (например, сектор Каспийского моря в конституции Азербайджана) и т.д.
Территория государства всегда определенным образом организована, разделена на части административного или политического значения, в которых проживает население, с целью управления им. Соответствующие главы конституций иногда так и называются: "Об организации государства". В данном случае речь идет не о системе государственных органов, а о территориальной организации государства.
В качестве обобщающего для такой организации в отечественной литературе долгое время использовался термин "форма государственного устройства". Однако из-за многозначности слова "устройство" этот термин подвергается критике, ибо "государственное устройство" иногда понимается в предельно широком значении - как устройство государства в целом, включая некоторые социально-экономические и политические моменты, систему органов государства и т.д. В некоторых новых изданиях понятие "государственное устройство" заменено понятием "территориальная организация публичной власти". Поскольку публичной властью является и государственная власть, и власть территориаль-
155
иого коллектива, представленная местным самоуправлением, в главу о территориальной организации публичной власти включаются вопросы, относящиеся не только к государственным формам, но и к территориальной организации местного самоуправления. Однако, как известно, местное самоуправление не входит в систему государственной власти. Поэтому объединение этих разнородных явлений имеет свои негативные стороны. Вопросы территориальной организации государственной власти (например, федерация) и вопросы организации власти территориального коллектива (например, сельский сход) решаются в конституционном праве по-разному. В связи со всем этим в данном учебнике соответствующие вопросы разделены, термин "форма государственного устройства" не употребляется, а словосочетания "формы территориально-политического устройства государства" и "формы территориально-политической организации государства" использованы как синонимы.
Классификация форм территориально-политического устройства государства. Традиционно различаются две основные формы территориально-политического устройства государства: унитарное и федеративное государство. Конфедерация является союзом государств, в основном это международно-правовое объединение, но в нем есть некоторые конституционно-правовые элементы, и потому о конфедерациях тоже иногда упоминается в конституционном праве (хотя в настоящее время конфедераций в мире нет). Существуют и другие союзы и содружества государств (Европейский союз, британское Содружество, СНГ и т.д.), в отдельных из них тоже есть более (Европейский союз) или менее (СНГ) значительные элементы конституционно-правового регулирования. В созданном в 1996 г. Сообществе Белоруссии и России (в 1997 г. преобразовано в Союз) существуют общие органы, решения которых могут иметь обязательную силу для обоих государств. Эти объединения тоже в какой-то мере могут изучаться не только в международном публичном праве, но и в конституционном.
Формой территориально-политической организации государственности является также автономия, особенно политическая автономия, тем более если она создана на основе самоопределения этнических групп, национальных меньшинств. В последние десятилетия в некоторых странах (Испания, Италия и др.) сложилось так называемое регионалистское государство, сочетающее разнообразные элементы унитаризма, федерализма, автономии и являющееся, по существу, переходным от унитаризма к федерализму.
Административно-территориальное деление (области, районы и др.) также изучается в конституционном праве, но поскольку в соответствии с ним строятся органы местного самоуправления, оно рассматривается в главе, посвященной им.
156
§ 2. Унитарное государство
Понятие унитарного государства. Конституции, закрепляющие унитарный характер государства, либо содержат этот термин (например, Бангладеш, Румыния), либо говорят о едином, неделимом государстве (Франция, Таиланд). Унитарное государство (от латинского слова "унус" - один) - это единое государство, состоящее не из государственных образований (штатов и т.д.), хотя в его составе могут быть и отдельные автономные государственные образования, а из административно-территориальных единиц - областей, провинций, губерний, которые затем делятся на районы, уезды, а последние - на общины, коммуны. В отдельные административно-территориальные единицы обычно выделяются крупные и средние города, некоторые из них еще от прежних времен имеют свои хартии самоуправления. Такие города могут иметь статус общин с более широкими полномочиями, а могут быть городами центрального подчинения (в странах тоталитарного социализма).
Число звеньев административно-территориального деления может быть различным. В отдельных очень мелких государствах (например, в Науру и Тувалу в Океании, население каждого из которых не достигает 10 тыс. человек) вообще нет административно-территориального деления, в одних странах оно двухзвенное (например, области и общины в Болгарии), в других - четырехзвенное (регионы, департаменты, районы, общины во Франции). Наиболее распространено деление типа область - район - община. В каждой из административно-территориальных единиц имеются органы управления: иногда государственные (назначенные сверху губернаторы), иногда избираемые органы местного самоуправления, иногда, как во Франции или на Украине, и те, и другие. В административно-территориальных единицах, которые рассматриваются как территориальные коллективы, всегда есть избранные населением органы (иногда вместе с назначенными "сверху" чиновниками), в тех же, которые такого статуса не имеют и не являются общинами, действуют назначенные должностные лица.
В федеративных государствах административно-территориальное деление - это деление субъектов федерации, его устанавливают они сами. Мелкие субъекты (штаты, провинции, земли и др.) имеют в своем составе только один уровень административно-территориальных единиц - общинный, но в крупных субъектах бывает и два звена - районное и общинное.
Наряду с административно-территориальными единицами в зарубежных государствах встречаются и другие территориальные образования. В штатах США, в Великобритании, Канаде создаются школьные, экологические округа (этими вопросами руководят в основном избранные на-
157
селением лица, работающие на общественных началах или оплачиваемые из местного бюджета), во Франции историческими единицами являются кантоны. Последние не имеют собственной администрации, но используются как организационно-территориальная основа для выборов генеральных советов более крупных административно-территориальных единиц - департаментов.
Формы унитарных государств. Унитарное государство состоит в основном из административно-территориальнх единиц, но в сложном унитарном государстве имеются автономные единицы. В простом унитарном государстве существует только административно-территориальное деление, автономных образований нет.
По степени централизации принято различать централизованные, децентрализованные и относительно децентрализованные государства. В централизованном унитарном государстве во все звенья административно-территориального деления, включая общинное звено и иногда даже деревни, назначаются "сверху" чиновники для управления ими или такие чиновники утверждаются вышестоящими органами из числа кандидатур, предложенных местным собранием, местным представительным органом. Последнее имеет место, например, в Индонезии, Таиланде. В меньшей степени, но все же централизованным является унитарное государство, в областном звене которого (например, в областях Болгарии, воеводствах Польши) нет представительных органов, этими административно-территориальными единицами единолично управляют назначенные представители правительства (начальники областей - управители в Болгарии, воеводы в Польше).
В децентрализованном унитарном государстве нет назначенных на места (в административно-территориальные единицы) представителей правительства, обладающих общей компетенцией по управлению. На местах, в мелких административно-территориальных единицах, созываются сходы граждан, в более крупных избираются советы (Великобритания, штаты США, провинции Канады и др.). Местные должностные лица (например, казначей, шериф и т.д.) тоже зачастую избираются непосредственно населением.
Относительно децентрализованное унитарное государство характеризуется тем, что в высших звеньях административно-территориального деления (обычно кроме районного звена) есть два органа: назначенный сверху чиновник общей компетенции (комиссар, префект) - представитель государственной власти и избранный населением совет - орган местного самоуправления. В городах, общинах такой совет (муниципалитет) избирает мэра, который занимается управлением. Подобная система существует во Франции, ее заимствовали также некоторые
158
франкоязычные страны Африки, но в более централизованном варианте. Мэр может быть избран и непосредственно населением.
Приведенная классификация в определенной мере является условной. При единоличном воеводе в Польше существует совещательный орган - сеймик, куда каждая община (гмина) посылает двух представителей. Во Франции в большинстве звеньев есть выборные органы, но в районном звене такого органа нет, все дела вершит супрефект, который контролирует также деятельность нижестоящих муниципальных советов. В Индонезии все-таки есть в областях выборные советы, решения которых, правда, нуждаются в утверждении назначенными губернаторами.
В децентрализованном унитарном государстве границы между административно-территориальными единицами, особенно среднего и низового уровня, изменяются по соглашению между ними, без участия центральных органов государства. В централизованном государстве такие изменения требуют согласия центра. Это относится иногда даже к изменению границ общин.
§ 3. Автономия
Понятие автономии. В широком смысле слова автономия в конституционном праве означает предоставление какой-либо части государства (например, Аландским островам в Финляндии, Крыму на Украине), нескольким частям (двум округам, населенным индейскими племенами в Никарагуа, двум округам, населенным в основном гагаузами в Молдавии), всем однопорядковым единицам (например, областям в Италии), наконец, всем разнопорядковым административно-территориальным единицам (в Японии) внутреннего самоуправления, самостоятельности в решении местных вопросов. Именно в этом смысле конституция Японии 1946 г. говорит о "принципе местной автономии". Иногда такую автономию называют областной, имея в виду не только единицы областного уровня, но и другие. В большинстве случаев, однако, под автономией понимаются особые политико-территориальные единицы, созданные с учетом национального состава, культуры, традиций, быта проживающего в них населения (например, Корсика во Франции, Северная Ирландия в Великобритании, Иракский Курдистан). Ниже рассматривается именно автономия такого рода, а не просто автономия административно-территориальных единиц.
Автономные образования иногда создаются законом сверху (в Ираке), иногда предварительно проводится референдум в районах предполагаемой автономии, после чего издается соответствующий закон
154
(Филиппины). Нередко создание автономии является результатом длительной и упорной борьбы населения данной территории, особенно если это население характеризуется этническими особенностями. Компетенция автономных образований определяется конституцией (Италия) или специальными законами о конкретной автономии (Великобритания).
Виды автономии. В зависимости от того, компактно или разрозненно проживают этнические и иные общности, а также от других обстоятельств в зарубежной литературе используются три характеристики автономии :персональная, корпоративная и территориальная.
Персональная автономия обычно создается, когда какие-либо этнические группы, национальные меньшинства проживают разрозненно (например, в Австрии, в Венгрии) и создают свои объединения, которые в основном занимаются вопросами культуры, быта, но могут участвовать в политической жизни путем представительства (с правом совещательного голоса) при некоторых центральных органах государства.
Корпоративная автономия обычно связывается с существованием лингвистических общностей, для которых нередко резервируется определенная доля мест в государственном аппарате, а государственные служащие других этнических групп, работающие в данном районе, должны знать язык и быт местного населения, живущего небольшими группами вперемежку с другими народностями (существует экзамен по языку для государственных служащих). Кроме того, судебный процесс, преподавание в школе могут осуществляться на местном языке. Такую форму автономии имеют, например, так называемые зарегистрированные касты и племена в Индии.
Территориальная автономия обычно бывает национально-территориальной или этнотерриториальной (первое название в литературе зарубежных стран почти не применяется), но бывает и основанной не на этнических признаках, а на учете особенностей культуры, традиций, быта населения данной территории. Территориальная (этнотерриториальная) автономия образуется только в случае компактного расселения этнических групп или иных групп, отличающихся другими особенностями. Создаются автономные области, округа, районы, иные автономии, часто имеющие официальна лишь географические названия (например, Азорские острова в Португалии), иногда включающие в название наименование национальности (Иракский Курдистан), а в отдельных случаях - и определение автономии (Автономная Республика Крым).
Иногда одна и та же этническая группа одновременно использует разные формы автономии (например, саамы в Швеции и Норвегии).
В отечественной литературе принято различать две главные формы автономии: национально-территориальную (этнотерриториальную) и
160
культурно-национальную. Обе они, как видно из их названий, связаны с этническими характеристиками.
В зависимости от объема полномочий существуют две формы национально-территориальной (этнотерриториальной) автономии: политическая (ее часто называют еще государственной, законодательной) и административная. Политическая автономия имеет некоторые признаки государственности. Она (ее органы) обладает правом законодательства по местным вопросам (перечень этих полномочий указан в конституции, например в Италии, или определяется специальным законом:
в Ираке - законом об Иракском Курдистане 1974 г.). Иногда ей принадлежит также право участия в решении некоторых общегосударственных вопросов, в том числе при переговорах о международных соглашениях, если они затрагивают вопросы автономных образований, как это имеет место в Португалии (Азорские острова и некоторые другие автономные образования Португалии). В политической автономии создается местный парламент, иногда двухпалатный. Законы, принимаемые им, не должны противоречить интересам государства и его составных частей. Такие законы обычно могут издаваться по вопросам организации административных учреждений, подчиненных данному автономному образованию, административно-территориального деления автономии, местной полиции, рынков, санитарии, ремесленного обучения, дорожной сети, сельского хозяйства и др. Политическая автономия образует свой орган местной исполнительной власти. Это может быть коллегия, избранная законодательным собранием (советом) автономии, а может быть и его председатель, выступающий как глава исполнительных служб. В отличие от субъектов федерации, которые имеют иногда свою судебную систему вплоть до верховных судов (например, в США), автономные образования своих судов не имеют. В государстве существует единая судебная система, и суды, расположенные на территории политической автономии, входят в нее. В очень редких случаях политическое автономное образование имеет свое гражданство и свою конституцию. Гражданин автономии одновременно является гражданином государства, а если автономия входит в состав субъекта федерации - еще и гражданство этого субъекта. Ныне свою конституцию имеет Автономная Республика Крым на Украине, но собственного гражданства она не имеет.
Различные формы политической автономии существуют во многих странах. Это Северная Ирландия в Великобритании (правда, более четверти века в ней существует прямое правление Лондона, а местный парламент распущен из-за жестоких столкновений между католиками и протестантами), Аландские острова в Финляндии, населенные преимущественно шведами, Гренландия в Дании (Гренландия пользуется значи-
161
тельной самостоятельностью: хотя Дания является членом Европейского союза, гренландцы на референдуме отказались от участия в нем), Корсика во Франции и др. Политическая автономия есть в постсоциалистических государствах. Помимо упоминавшегося Крыма это Республика Каракалпакия в Узбекистане, Республика Нахичевань в Азербайджане. По конституции Азербайджана 1995 г. Нахичевань - это автономное государство. Есть политическая автономия в Грузии. Правда, ситуация в Грузии до конца не определилась, между Грузией и ее автономией - Абхазией - шла настоящая война, а сейчас ведутся переговоры о создании федерации или иной формы.
Административная автономия не обладает правом издавать свои местные законы, хотя ее представительные органы издают нормативные акты в пределах ее полномочий. Однако по сравнению с обычными административными единицами, которые тоже издают нормативные акты местного значения, административная автономия обладает некоторыми дополнительными правами. В Китае представительные органы автономных образований могут принимать акты (положения) об автономии (такие акты подлежат утверждению вышестоящих представительных органов или Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей), могут изменять или отменять акты вышестоящих органов государства, если такие акты не соответствуют местным условиям (но с разрешения вышестоящих органов), могут участвовать во внешнеэкономических отношениях в соответствии с законами государства. В районах административной автономии в судопроизводстве может применяться местный язык, учитываются обычаи населения, на местном языке издаются газеты, осуществляются радиопередачи, он используется для обучения в школах. Кроме того, государственный аппарат комплектуется из лиц, знающих местный язык, коренным жителям отдается предпочтение при формировании местного управленческого аппарата.
Как уже отмечалось, автономные образования могут создаваться и i субъектах федеративных государств. Они имеются в Индии, например В штате Ассам. Губернаторы штатов Индии, где есть автономные округе некоторых этнических rpyпп, вправе делать изъятия из законов в польза местных обычаев по вопросам рыбной ловли, лесопользования, сельского хозяйства и др. Автономный край Косово имеется в Сербии - субъекте югославской федерации.
Административная автономия существует в меньшем числе стран чем политическая. В Никарагуа есть два округа на Атлантическом побережье, населенных индейскими англоговорящими племенами, в Молдавии - два округа, где проживают гагаузы, в Индии автономия создаете
162
для некоторых мелких народностей в отдельных штатах. Больше всего автономных образований в Китае (более сотни). В этой стране есть три ступени автономии: автономные районы, являющиеся наиболее крупными автономными образованиями (в том числе крупнейший из них Тибет), автономные округа (среднее звено) и автономные уезды (низовое звено).
Наряду с двумя формами территориальной автономии в некоторых странах используется культурно-национальная автономия. Она применяется там, где национальности, этнические группы живут не компактно, а разрозненно, вперемежку с представителями других этнических групп. В этом случае национальности создают свои организации и выборные органы, которые занимаются преимущественно вопросами языка и культуры, иногда посылают представителя данной этнической группы в парламент (с правом совещательного голоса), имеют представителя (или избранный этнической группой совет) при правительстве государства. С ними консультируются при решении вопросов языка, быта, культуры. Эта форма используется в Австрии в отношении венгров, словенов, хорватов, чехов и некоторых других разрозненно живущих национальностей, в Венгрии в отношении представителей более 10 различных национальных групп, в Скандинавских странах (Финляндии, Швеции, Норвегии) в отношении прежде всего саамов. Саамы создают свои выборные советы, которые часто называют саамскими парламентами. Есть и межгосударственный совет саамов, он не столько занимается вопросами языка и культуры, сколько регулирует оленеводство (определяет районы и периодичность выпасов и т.д.).
В некоторых странах существуют своеобразные полуавтономные образования. К их числу относятся так называемые исторические единицы Великобритании - Шотландия и Уэльс. В главных городах этих единиц страны есть свои ведомства, в правительство Великобритании входят министры по делам Шотландии и Уэльса (а также Северной Ирландии, которая является автономией), но предложение об автономии Шотландии и Уэльса было отвергнуто на референдуме их избирателями. В отдельных странах Африки есть межгосударственная "кочевая автономия" для туарегов - кочевых племен, определены границы их сезонных миграций, охватывающих разные государства.
В целом возрастает богатство разных форм автономии, ее разнообразие, увеличивается численность автономных образований в мире. Вместе с тем есть и конституционные запреты создавать автономные образования. Конституция Болгарии 1991 г. запрещает создавать территориальную автономию в стране исходя из того, что ей достаточно местного самоуправления.
163
§ 4. Федерация
Понятие федеративного государства. Термин "федерация" происходит от латинского слова "федераре", что означает "объединять", "укреплять союзом". Это сложное государство. В отличие от унитарного государства, которое целиком или в основе своей состоит из административно-территориальных единиц (как мы видели, в некоторых унитарных государствах есть также автономные образования), составными частями федерации являются государства-члены или государственные образования. Они называются по-разному: штаты (США, Индия и др.), земли (Австрия, Германия), провинции (Канада, Пакистан и др.), кантоны (Швейцария), эмираты (ОАЭ) и т.д. Обобщенно их называют обычно субъектами федерации. Этот доктринальный термин принят теперь и отдельными конституциями. Наряду с субъектами федерации, которые занимают всю (например, Австрия) или подавляющую часть территории государства (Индия), существуют иногда и другие части федеративного государства: территории или союзные территории (например, Индия, США), владения (Венесуэла), федеральный или столичный округ (Бразилия, Нигерия), ассоциированные государства, занимающие особое положение (США).
В настоящее время среди зарубежных стран существует 23 федеративных государства: 6 в Европе (Австрия, Бельгия, Германия, Швейцария, Югославия, а также созданная в 1995 г. сербо-хорвато-мусульманская федерация в Боснии и Герцеговине - бывшей республике Югославии, а ныне самостоятельном государстве), 4 в Азии (Индия, Малайзия, ОАЭ, Пакистан), 6 в Америке (Аргентина, Бразилия, Венесуэла, Канада, Мексика, США), 4 в Африке (Коморские Острова, Нигерия, Танзания, Эфиопия, где федерация учреждена в 1994 г.), 3 в Океании (Австралия, Папуа - Новая Гвинея, Соединенные Штаты Микронезии). Многие из них имеют свои особенности, но сербо-хорвато-мусульманская федерация уникальна: это "государство в государстве", федеративное государство внутри унитарного. Таким путем на основе международного соглашения был найден выход для прекращения длительных военных действий, возникших на этнической и религиозной основе.
Большинство федераций .^- крупные и средние государства, в которых в совокупности проживает около трети населения Земли. Среди них есть мощные в экономическом отношении страны (Германия, США и др.), небольшие государства с высоким уровнем развития (Австрия, Бельгия и др.), но есть и отсталые государства, где промышленность развита крайне слабо (Нигерия) или ее вообще нет (Коморские Острова).
Возникновение федеративных государств и их структура. Создание федераций в зарубежных странах проходило по-разному. Некоторые
164
из них были созданы на основе союза, объединения независимых государств (например, образование Танзании на основе объединения Танганьики и Занзибара в 1964 г.), объединения или вступления в союз государственных образований или политических единиц, имевших фактически (но не юридически) некоторые признаки государственности (штаты в США, кантоны в Швейцарии, эмираты в ОАЭ). Многие федерации образовывались "сверху", актами государственной власти (Индия при реорганизации федерации в 1956 г., современный Пакистан на основе конституции 1973 г.). Первая группа федераций стала называться федерациями на основе союза или договорными федерациями. В прошлом в некоторых из них (в так называемых социалистических федерациях, но не всегда: в Чехословакии, например, этого не было) субъекты федерации сохраняли суверенитет и право сецессии (выхода) из федерации, что было записано и в конституциях. Отсюда проистекала концепция "двойного суверенитета" федерации и ее субъектов, членов. Субъекты такой федерации обязательно имели свои конституции, свое гражданство. Границы субъектов не могли быть изменены без их согласия.
Вторая группа федераций - это федерации на основе автономии, или конституционные федерации. Субъекты таких федераций не обладают суверенитетом (конституционное положение о внутреннем суверенитете штатов в Мексике относится лишь к самостоятельному решению ими внутренних вопросов), зачастую не имеют собственных конституций, их границы иногда изменяются актами центральных органов (парламента). При этом мнение субъектов (штатов, провинций и т.д.) должно быть выслушано, но оно имеет лишь консультативный характер.
Деление федераций на указанные две группы в современных условиях имеет преимущественно исторический характер. После распада социалистических федераций не стало конституций, где говорится о суверенитете субъектов и о праве выхода. Подавляющее большинство федераций основаны фактически на принципах автономии составных частей. Единственным исключением является конституция Эфиопии 1994 г., где говорится о праве выхода из состава федерации, но это право сформулировано не как право штатов, а как право национальностей.
С точки зрения структуры различают симметричные и асимметричные федерации. В первом случае в состав федерации входят только однопорядковые субъекты (например, земли в Австрии, Германии, эмираты в ОАЭ), несубъектов - федеральных территорий, владений и Др. - в ее составе нет. Абсолютно симметричная федерация предполагает полное равенство субъектов, их одинаковый статус и полномочия. На деле таких федераций нет. В Германии земли представлены неодинаково в верхней палате, в ОАЭ эмираты имеют неодинаковое представительство в однопалатном консультативном Национальном собрании. В
165
трети зарубежных федераций есть несубъекты - особые территориальные образования. Во всех зарубежных федерациях есть какие-то элементы асимметрии, если не юридические, то фактические (ср., например, влияние каждого из двух субъектов - Сербии и Черногории - на федеральные дела в Югославии).
В зарубежной литературе различаются также интеграционные и деволюционные федерации. В первых при сохранении особенностей составных частей высока степень централизации, во вторых преобладает тенденция все большего учета специфики различных субъектов федерации, в связи с чем положение отдельных субъектов может быть не совсем одинаковым. В отечественной литературе первая группа обычно называется централизованными федерациями (к ней относится большинство федераций, основанных на автономии), вторая - относительно децентрализованными федерациями (к ней относится и часть федераций, основанных на автономии). Это различие определяется не столько путем анализа конституционных документов, сколько практической политикой, реальным положением дел.
В науке и конституционной практике используются три различных подхода к структуре федерации: национально-территориальный, территориальный и комплексно-территориальный. В "чистом" виде ни один из них не применяется, всегда используются несколько факторов, следовательно, имеются элементы комплексного подхода. Речь в данном случае идет о том, какому из факторов придается решающее, доминирующее значение. Подавляющее большинство федераций в зарубежных странах построено по территориальному признаку. Национальный момент не учитывался, а зачастую и не мог быть учтен. Германия, Мексика, Бразилия, ОАЭ, США, Швейцария построены по территориальному признаку. При создании некоторых из них учитывались исторические, а иногда экономические или географические факторы.
В марксистско-ленинской концепции федерализма доминирует национально-территориальный принцип создания федерации. Это значит, что субъекты федераций должны создаваться по национальному признаку, на территориях, где компактно проживает та или иная этническая группа (в марксистской теории говорится обычно о нациях). Составное слагаемое этого принципа - "территориальный" - было направлено против "ревизионистов", предлагавших культурно-национальную автономию, о которой говорилось выше. Национально-территориальный принцип был положен в основу прежней югославской федерации, которая распалась в 1991 г., Чехо-Словакии, прекратившей свое существование с 1 января 1993 г. в связи с разделением на два государства: Чехию и Словакию. Распался Советский Союз, построенный по национально-территориальному принципу. Использование этого принципа без учета ре-
166
альной обстановки в ряде случаев породило сепаратизм, чем воспользовалась этнократия. Однако это не значит, что данный принцип не может быть применен в соответствующих условиях. В 1993 г. небольшая Бельгия была преобразована в федерацию по национально(этно)-территориальному принципу. Он использован в конституции Эфиопии 1994 г. В своеобразных условиях Индии также частично используется этот принцип в форме территориально-лингвистического подхода к структуре федерации.
В настоящее время в науке и конституционной практике предпочтение чаще всего отдается комплексно-территориальному подходу. Он предполагает, что может быть учтен национальный фактор, как в Бельгии, но наряду с этим используются и все другие факторы: исторические, экономические, географические и иные, как в Индии, Пакистане, Малайзии.
Субъекты федерации и их правовое положение. Подавляющую часть территории федеративных государств занимают субъекты федерации (в некоторых федерациях, например, в Малайзии, ОАЭ, вся территория состоит только из субъектов). Их число неодинаково: от 2 в Танзании до 50 в США. В Соединенных Штатах Микронезии и Пакистане - по 4 субъекта, в Эфиопии - 9, в Малайзии - 13, в Мексике - 31 и т.д. Субъекты федерации называются по-разному: штаты - в США, Индии, Эфиопии; провинции - в Канаде, Пакистане; земли - в Австрии, Германии; кантоны - в Швейцарии; эмираты - в ОАЭ.
Субъекты федерации часто имеют свои конституции (в США, Мексике - все штаты, в Танзании - только Занзибар, в Индии свой конституционный закон имеет штат Джамму и Кашмир), но в провинциях Канады и Пакистана, у штатов Венесуэлы конституций нет. В отличие от автономии субъекты федераций сами принимают свои конституции, которые не нуждаются в утверждении центральных органов (речь, разумеется, идет о тех федерациях, где субъекты имеют свои конституции). Субъекты федераций создают свои парламенты (кроме ОАЭ, где субъектами управляют абсолютные монархи - эмиры). Эти парламенты могут быть и однопалатными, и двухпалатными (в Индии, например, часть штатов имеют двухпалатные парламенты, а часть - однопалатные). Парламенты издают местные законы. В Швейцарии в некоторых небольших кантонах законы принимаются народными собраниями. Штаты имеют свое правительство (его глава - губернатор, премьер-министр, главный министр), могут иметь собственную судебную систему, вплоть до верховных судов штатов, действующих параллельно с федеральными судами (например, в США), но во многих федерациях (например, в Канаде) у провинций собственной судебной системы нет. Субъекты федераций могут иметь свое гражданство (в США его имеют все штаты, а в Индии и
167
Пакистане у субъектов федерации собственного гражданства нет). Иногда штаты имеют свои символы (герб, флаг, столицу), могут заключать между собой неполитические союзы (создание федеративных образований, иных, чем существующая федерация, им запрещено), а также соглашения экономического и культурного характера с субъектами федераций других государств (это делается главным образом между субъектами, близкими по языку, а иногда и с другими государствами, например соглашения франкоязычного Квебека в Канаде с Францией).
Иногда субъекты федераций создают свои представительства в других государствах, но только с разрешения министерства иностранных дел. Такие представительства выполняют лишь задачи экономического и культурного, но не политического характера.
Субъекты федераций представлены во второй палате федерального парламента, которая считается специфическим органом выражения их интересов. Они имеют в этой палате или равное представительство, независимо от численности населения (по 2 сенатора от каждого штата США, по 3 - в Бразилии), или неравное, которое зависит от численности населения, хотя и не пропорционально ему (например, от 3 до 6 от каждой земли в Германии, от 1 до 34 от каждого штата в Индии). Нет такого представительства в Танзании - там парламент однопалатный и действует иной порядок представительства субъектов в нем, в ОАЭ нет избираемого парламента, но есть консультативное однопалатное собрание при правительстве с разным представительством эмиратов.
Штаты иногда создают свои координационные органы (совет глав правительств штатов, национальная ассоциация легислатур - законодательных органов штатов), иногда несколько штатов объединяются в крупные экономические районы, которые не создают свои политические органы, но образуют разного рода экономические комитеты по различным совместным программам.
Несубъекты в федеративных, государствах. Наряду с субъектами в состав многих федеративных государств входят территориальные образования, не являющиеся субъектами федерации. Это федеральный округ - столица с прилегающими окрестностями (округ Колумбия со столицей Вашингтоном в США, столица Бразилиа в Бразилии, федеральный округ Абуджа в Нигерии и т.д.), федеральные территории (например, остров Гуам в США), федеральные владения (обычно это прибрежные острова, которые не населены или население которых имеет переменный состав - служба маяков, метеостанций и т.д.). В США есть так называемые ассоциированные государства - Пуэрто-Рико, Республика Маршалловых Островов, Соединенные Штаты Микронезии, Республика Палау. Число различного рода несубъектов невелико (9 в Австралии, 6 в Индии, 2 в Венесуэле и т.д.).
168
Составные части федераций, не являющиеся субъектами, своих конституций не имеют. В некоторых случаях они создают местные парламенты, которые в Индии, например, принимают даже местные законы, но эти законы требуют санкции назначаемого губернатора, да и сами парламенты действуют скорее как совещательные органы при нем. Владения целиком управляются федеральными органами, лишь в отдельных из них есть племенные советы. Ассоциированные государства теоретически независимы (Республика Палау, Соединенные Штаты Микронезии, Республика Маршалловых Островов являются даже членами ООН), но ответственность за их оборону и внешние сношения несет правительство США, сами они никаких внешнеполитических акций не осуществляют. Несубъекты федерации за редкими исключениями не представлены в верхней, федеральной палате парламента (в Бразилии и Нигерии они посылают представителей в сенат, но меньшее число, чем штаты). В США несубъекты посылают одного делегата (резидент-комиссара и т.д.) в нижнюю палату парламента с правом совещательного голоса.
Проблема сецессии субъектов. Как отмечалось, в настоящее время конституционное право не признает права выхода субъектов из состава федерации, признается лишь право самоопределения внутри федерации. Единственным, хотя и своеобразным исключением, как отмечалось, является конституция Эфиопии 1994 г. Остальные конституции о таком праве умалчивают.
Факты сецессии, удачные и неудачные, все же бывали. В XIX в. группа кантонов попыталась выйти из состава Швейцарии, образовав свое объединение - Зондербунд (особый союз). Они были возвращены в федерацию с помощью вооруженных сил. В США в связи с попыткой выхода из федерации 11 южных штатов была Гражданская война 1861- 1865 гг. Уже тогда Верховный суд США сформулировал конституционный принцип: наш союз нерасторжим. В XX в. попытки сецессии отдельных штатов были предприняты в Австралии, Мексике, Нигерии, но были пресечены силой оружия (в Австралии - судебным приказом). В 1985 г. и в 1995 г. для сецессии франкоязычного Квебека из Канады был использован референдум, но оба раза сепаратистам не удалось собрать большинства голосов (правда, в последний раз сторонники единства одержали победу с незначительным большинством голосов - приблизительно 40 тыс.).
В начале 90-х годов несколько республик ("социалистические республики" Словения, Хорватия и др.) вышли из состава Югославии и применение вооруженных сил не остановило сецессию.
В 70-х годах сецессия Бенгалии из Пакистана была осуществлена вооруженным путем, при помощи войск Индии. Образовалось государство Бангладеш. В Малайзии конституция не предусматривает права выхо-
169
да, но в 1965 г. Сингапур вышел из ее состава мирным путем и образовал собственное государство; каких-либо вооруженных мер по его возвращению в федерацию не предпринималось.
В Чехо-Словакии сецессии не было. Произошло разделение государства на два: Чехию и Словакию. В 1991 г., используя конституционные положения, из состава СССР вышли Латвия, Литва и Эстония, ставшие самостоятельными государствами. В результате Беловежских соглашений самостоятельными государствами стали Россия, Белоруссия, Украина, вышедшие из состава СССР, а затем и другие бывшие союзные республики - Азербайджан, Армения, Грузия, Казахстан и др.
Размежевание предметов ведения федерации и ее субъектов. Поскольку и федерация в целом, и ее субъекты обладают качествами государственности, конституции федеративных государств размежевывают предметы ведения федерации и ее субъектов, чего не делается при определении полномочий даже политической автономии (в последнем случае предоставляется лишь право издания местных законов по некоторым вопросам). Существует несколько способов такого размежевания, в основе которых лежит различное сочетание четырех элементов:
1) исключительные полномочия федерации; 2) исключительные полномочия субъектов; 3) совместная компетенция федерации и субъектов;
1) остаточные полномочия, не охваченные ни одним из перечисленных элементов.
Трудно точно классифицировать способы размежевания полномочий (предметов ведения) федерации и ее субъектов из-за множества оговорок, запретительных формулировок, несовершенства содержащихся в конституциях перечней полномочий, из-за того, что в одной и той же конституции иногда используются элементы разных способов, из-за казуистичности формулировок. Но в основном такие способы могут быть сведены к пяти вариантам. Первый способ состоит в том, что конституция устанавливает исключительную компетенцию федерации, а все остальные вопросы относит к ведению ее субъектов. Компетенция федерации может быть установлена путем перечня вопросов, относящихся к ее исключительному ведению (так была установлена компетенция федерации, например, в Танзании по конституции 1977 г., перечислявшая 17 вопросов общего значения; таким же образом предусматривает 19 пунктов с подпунктами конституция Эфиопии 1994 г.). В этом случае дается перечень вопросов, по которым федеральные органы могут принимать законы. Компетенция федерации может быть определена и "негативным способом" - путем запрета субъектам федерации принимать законы по указанным в конституции вопросам. К предметам ведения федерации обычно относятся оборона, внешняя политика, авиатранспорт, железные дороги, почта, телеграф и др. Только федерация может
170
регулировать эти вопросы актами, принимаемыми ее органами. При данном способе регулирования тенденция заключается обычно в том, что полномочия федерации расширяются, нередко путем толкований конституции судами.
Второй способ размежевания предметов ведения заключается в том, что устанавливается исключительная компетенция субъектов федерации, в которую федеральные органы не могут вмешиваться. Это редкий способ размежевания предметов ведения, и в чистом виде он сейчас не применяется, но как частный случай наряду с другими используется конституциями США, Швейцарии и некоторых других стран. Он дает определенные гарантии субъектам от вмешательства в сферу их ведения со стороны федеральных органов. Однако к ведению субъектов обычно отнесены вопросы, не имеющие принципиального значения.
При третьем способе конституции устанавливают две сферы компетенции: федерации и ее субъектов (Аргентина, Канада и др.). Часто в конституции дается перечень вопросов, относящихся к обеим сферам, а иногда четко перечислены только федеральные полномочия, полномочия же субъектов охарактеризованы в "негативном плане" - говорится, какие меры федерация не вправе применять по отношению к ее субъектам. В конституции Швейцарии исчерпывающего перечня полномочий ни в одной статье не дается, полномочия федерации и штатов сформулированы казуистично и разбросаны по разным статьям конституции. При этом особое значение приобретает вопрос об остаточных полномочиях, не упомянутых ни в том, ни в другом перечне. Поэтому в конституции может содержаться специальная оговорка, согласно которой не названные в конституции полномочия могут быть отнесены к компетенции либо федерации, либо ее субъектов. В первом случае это означает огромное расширение полномочий федерации, во втором даются дополнительные полномочия субъектам, укрепляется их самостоятельность.
Четвертый способ размежевания предметов ведения состоит в том, что указываются три их сферы: компетенция федерации, ее субъектов и совместная компетенция федерации и субъектов. Сфера совместной компетенции часто называется в конституциях и теории совпадающей, конкурирующей компетенцией. Наиболее подробный перечень такого рода содержится в конституции Индии 1949 г. В специальном приложении к ней названы 97 вопросов, относящихся к компетенции федерации, 47 вопросов совпадающих полномочий и 66 вопросов, относящихся к компетенции штатов. Многие из этих вопросов имеют комбинированный характер: под одним и тем же номером обозначаются не совсем сходные вопросы. Остаточные полномочия отнесены к ведению федерации.
Этот способ размежевания компетенции является довольно сложным, использование его затруднено ввиду сходства многих вопросов,
171
расписанных по разным рубрикам. Такую детализацию конституции федеративных государств, кроме Индии, не используют.
Наконец, пятый способ размежевания компетенции присущ конституциям Пакистана, Нигерии и некоторых других стран. Он заключается в том, что конституция дает перечень только двух сфер: федеральной и совместной компетенции. Перечня же исключительных полномочий субъектов не существует (в конституции Пакистана, правда, о нем упоминается, но на деле его нет). Конституция содержит общую формулировку: все вопросы, которые не вошли в указанные два перечня (остаточные полномочия), относятся к исключительному ведению субъектов федерации, и в этой сфере закон субъекта федерации имеет преимущество по отношению к федеральному закону, т.е. действует закон субъекта, а не федеральный закон. Такой подход имеет преимущества по сравнению с охарактеризованной выше трехчленной классификацией. Он избавляет от излишней "жесткости" списков (а при любой тщательности их составления что-то может быть упущено, забыто), способствует укреплению самостоятельности субъектов в рамках федеральной конституции. В новейших федеральных конституциях все чаще используется именно этот способ.
Наряду с рассмотренными пятью основными способами размежевания компетенции в некоторых конституциях федераций применяются i другие способы. Так, в Австрии разделены вопросы, относящиеся к ком потенции законодательной и исполнительной власти федерации и ее субъектов. Конституция этой страны содержит также понятие "основы законодательства". Их устанавливает федерация, а субъекты (земли) в соответствии с этим издают местные законы. Оригинальный способ размежевания компетенции применен конституцией Бразилии 1988 г. Она предусматривает размежевание предметов ведения при участии не только федерации и штатов, как это принято в других государствах, но и федерального округа и муниципий (в последнем случае - административно-территориальных единиц внутри штатов). Эта конституция различает: исключительную компетенцию союза (федерации), совместную компетенцию союза, штатов, федерального округа и муниципий и, наконец, компетенцию союза, штатов и федерального округа по законодательству. Остаточные полномочия отнесены либо к компетенции штатов, либо к компетенции муниципий.
Формы участия субъектов федерации в решении общегосударственных вопросов. Существует множество таких способов. К их числу относятся: 1) осуществление совместной компетенции федерации и ее субъектов. По вопросам совместной компетенции могут быть изданы и законы федерации, и законы ее субъектов, но в данной сфере отношений превалирует федеральный закон, действует он, а не закон субъекта феде-
172
рации; 2) создание особой палаты в парламенте, обычно называемой сенатом и рассматриваемой как орган специфического представительства субъектов (установлено представительство в данную палату от субъектов в равном или неравном количестве). Федеральный закон не может быть принят без согласия этой палаты. Он принимается без ее согласия, только если нижняя палата преодолеет отказ верхней палаты (ее вето) квалифицированным большинством голосов; 3) автоматическое включение по должности должностных лиц субъектов федерации в общефедеральные органы; 4) периодически созываемые совещания премьер-министра федерации и премьер-министров (главных министров, губернаторов) ее субъектов (Индия, Канада, Папуа - Новая Гвинея и др.); результаты таких совещаний иногда оформляются федеральным законом, иногда, хотя это сделать и не удается, они используются в практической деятельности исполнительных органов; 5) совещания президента и глав исполнительной власти субъектов; 6) совещания руководителей одноименных министерств (департаментов) федерации и ее субъектов, которые во многом формируют политику в данной отрасли экономики, управления. Такого рода совещания направлены также на координацию практических действий.
Федеральный контроль и федеральное принуждение. Поскольку федеральные конституция и законы имеют верховенство, существует федеральный контроль за соблюдением конституции субъектами федерации. Обычный, регулярный контроль осуществляется конституционными и иными судами (контроль за соответствием актов субъектов федеральной конституции), действует контроль по линии исполнительной власти (в отличие от законодательных органов органы исполнительной власти в большинстве федераций подчинены по вертикали), применяется финансовый контроль (за правильным использованием субсидий федерации ее субъектами) и т.д.
Вместе с тем во многих федерациях существуют чрезвычайные способы федерального контроля: введение чрезвычайного положения на территории субъекта (субъектов) федерации, президентское правление в субъектах, федеральное принуждение, институт федеральной интервенции (вмешательства), приостановление собственного управления субъекта федерации. О возможности федерального принуждения говорят конституции США, Германии, других стран. Крайним способом федерального принуждения являются военные действия; они использовались при сецессии некоторых субъектов в США, Швейцарии, Нигерии, Пакистане.
Возможность введения чрезвычайного положения на части территории субъекта федерации, в субъекте федерации в целом или в федерации подчиняется общим правилам, указанным выше. При введении чрезвы-
173
чайного положения ограничиваются политические и личные свободы граждан, применяются "жесткие" способы управления и т.д. Чрезвычайное положение вводилось на части территории Индии в связи с действиями террористов, в Пакистане во время этнических столкновений, в Малайзии, на Коморах в связи с попытками военного переворота, в отдельных штатах Мексики в связи с партизанским движением повстанцев.
Институт президентского правления особенно часто используется в Индии, где было уже более 100 случаев его применения. Президентское правление вводится целиком в штате или в группе штатов сроком на 2 месяца, а в крайнем случае - на 6 месяцев. Основанием для применения этой меры являются массовые беспорядки, исчезновение в штате конституционных властей, иные чрезвычайные обстоятельства (например, массовая коррупция в органах власти штата). Президент издает указ о введении президентского правления по совету кабинета (премьер-министра). Деятельность законодательного собрания штата приостанавливается или оно может быть даже распущено, правительство штата смещается или его деятельность приостанавливается, вся полнота власти по управлению штатом переходит к президенту. Он назначает для этого своего представителя (обычно им бывает назначенный ранее губернатор штата, который в нормальной ситуации не обладает существенными полномочиями, поскольку штатом управляет его правительство, сформированное партией или партиями, имеющими большинство в законодательном собрании штата). Губернатор управляет штатом до тех пор, пока не будет восстановлена нормальная ситуация. После этого деятельность прежних органов штата возобновляется, а если они были распущены и смещены, проводятся новые выборы в законодательное собрание штата, которое формирует его правительство. После этого губернатор утрачивает чрезвычайные властные полномочия.
Близкий к этому институт - федеральное принуждение по отношению к земле (землям) в Германии. При применении этой меры парламент земли (ландтаг) распускается, для управления землей назначается федеральный комиссар. Случаев применения федерального принуждения в Германии не было.
Институт федеральной интервенции (вмешательства) вдела штатов предусмотрен конституциями латиноамериканских федераций - Аргентины, Бразилии, Венесуэлы, Мексики, а также конституцией Эфиопии 1994 г. В случае чрезвычайной ситуации в штате президент, привлекая армию, вправе сместить органы власти и управления штата, назначить для управления им своего представителя. Президент действует самостоятельно, так как, например, в латиноамериканских федерациях нет совета или кабинета министров как особого органа, или по совету такого органа либо премьер-министра (Эфиопия). Перечень в
174
конституциях условий для применения федеральной интервенции является исчерпывающим и не подлежит произвольному расширению. Согласно конституции Бразилии 1988 г., федеральная интервенция в дела штата возможна в точно указанных восьми случаях (обеспечение целостности страны, угроза публичному порядку, необходимость обеспечения свободного осуществления власти и др.), в том числе в случае, если штат не платит в течение двух лет налоги в федеральный бюджет. Штаты в Бразилии также имеют право вмешательства в дела муниципий (административно-территориальных единиц), но тоже в точно указанных случаях, в частности при непредставлении отчетов, предусмотренных законодательством.
В истории латиноамериканских федераций было несколько сот случаев федеральной интервенции, но в XX в. этот институт используется все реже. Действуют другие, отлаженные механизмы подчинения субъектов воле федерации, способы координации деятельности федерации и штатов.
Институт приостановления собственного (провинциального) управления субъекта федерации предусмотрен конституцией Папуа - Новой Гвинеи 1975 г. Эта страна в отличие от рассмотренных ранее имеет квазимонархическую форму правления (монарха Великобритании представляет генерал-губернатор), поэтому указанная мера осуществляется не главой государства (он не имеет существенных полномочий), а премьер-министром, лицом, которому принадлежит реальная власть; однако акт премьер-министра требует последующего утверждения парламента. Приостановление собственного управления провинции - субъекта федерации - возможно в случаях коррупции в ее органах управления, развала управления, несоблюдения конституции. При этом управление провинцией, каждая из которых имеет свою конституцию, переходит непосредственно к федеральному правительству, провинциальное законодательное собрание распускается, орган исполнительной власти провинции отстраняется от выполнения своих обязанностей. В этот период руководит управлением провинции федеральный министр, ответственный за местное управление. Эта мера не может длиться более 9 месяцев, но парламент может продлить срок еще на 6 месяцев. В течение этого времени должны быть проведены выборы в провинциальное собрание и сформировано местное правительство.
Конституции предусматривают необходимость контроля парламента за применением чрезвычайных мер в отношении субъектов федерации. В Бразилии, например, при применении федеральной интервенции должен быть в течение пяти дней созван парламент для контроля за действиями исполнительных органов. В Индии парламент принимает на себя полномочия законодательного собрания штата при введении в нем
175
президентского федерального в других странах.
§ 5. Регионалистское государство
Выше упоминалось об унитарных государствах, в составе которых имеются автономные образования. Однако в последние десятилетия, сначала с принятием конституции Италии в 1947 г., а затем Испании в 1978 г. и, наконец, с принятием особой, 15-й поправки к конституции Шри-Ланки в 1987 г., появилась новая форма государства, вся территория которого, а не отдельные части, состоит из автономных образований. Эти автономии могут представлять собой территориальную автономию (большинство из 20 областей Италии), строиться с учетом бытовых особенностей населения и географических факторов (пять областей Италии) или создаваться на основе некоторых этнических, лингвистических, бытовых, исторических характеристик населения (Страна Басков, Андалузия и др. в Испании), но могут быть образованы и по смешанному - этническому и территориальному - признаку (одна из провинций, населенная тамилами, и девять других, сингальских провинций в Шри-Ланке). В Испании в более крупные автономные образования входят более мелкие автономные единицы.
Обычно эти государства рассматривают в качестве унитарных, но на деле они имеют особенности, которые отличают их от сложных унитарных государств, имеющих отдельные автономные образования, и одновременно от федераций. В литературе такие государства иногда называются регионалистскими (от слова регион) и рассматриваются как начальная стадия перехода от унитарного государства к федеративному. В регионалистском государстве автономные образования своих конституций не имеют, но в конституциях государств за ними закреплены определенные полномочия, для осуществления которых они издают местные законы. Автономные образования имеют также особые документы - статуты об автономии, которые утверждаются общегосударственным парламентом/статуты пяти областей в Италии утверждаются в форме конституционного закона). Наряду со своими местными представительными органами автономии имеют также местные органы исполнительной власти, формируемые местными законодательными органами. Однако наряду с ними в автономные образования назначаются представители центра - комиссары, губернаторы. Их полномочия неодинаковы, в Италии они невелики, в Шри-Ланке - очень обширны и включают право вето по отношению к законам, принимаемым предста-
176
вительными органами ;
тельного органа автоно
§ 6. Конфедерации, содружества, иные политико-территориальные образования
Наряду с политико-территориальными образованиями, структура и органы которых регулируются конституционным правом, есть и такие, которые созданы на основе международных соглашений и регулируются в основном нормами международного права, но с элементами конституционно-правового регулирования. Традиционным образованием такого рода является конфедерация.
В отличие от федерации это не союзное государство, а союз государств. Конфедерация может иметь свой парламент наряду с парламентами государств-членов, главу конфедерации наряду с главами государств-членов, обычно президентами, свое правительство, но в отличие от федерации акты общих органов не действуют непосредственно на территориях государств-членов. Эти акты вступают в силу в частях конфедерации только после ратификации соответствующими органами государств-членов, которые могут также их нуллировать (отклонить). В настоящее время конфедераций в мире нет, последняя - Сенегамбия (объединение Сенегала и Гамбии в Африке) прекратила свое существование в 1988 г. Президентом Сенегамбии был по должности президент Сенегала, а вице-президентом - президент Гамбии; обе эти страны оставались самостоятельными членами ООН.
Незначительные элементы конституционно-правового регулирования имеет британское Содружество, поскольку в некоторых его членах (не во всех) главой государства считается британский монарх, представленный генерал-губернатором (например, в Австралии, Канаде, Ямайке), хотя во многих других государствах имеются собственные президенты (Индия, Кения и др.). Указанные элементы присущи Европейскому союзу, особенно после 1993 г., когда усилились интеграционные процессы. У него есть, в частности, собственный парламент (Европарламент), избираемый непосредственно гражданами государств-членов, а не их парламентами, как это было сначала, есть свои исполнительные органы. Акты этих органов по некоторым вопросам обязательны для государств-членов. В меньшем объеме элементы конституционного регулирования присущи СНГ, в состав которого наряду в Россией входят 11 государств - бывших республик СССР (кроме прибалтийских), а также Содружеству четырех государств - Белоруссии, Казахстана, Киргизстана и России. Они создают общие органы, решения которых по некоторым
177
12 1465
вопросам могут иметь обязывающий характер (однако на практике это не осуществляется). Более высокая степень интеграции присуща созданному в 1996 г. Сообществу Белоруссии и России.
Особый статус имеют колониальные и зависимые территории, находящиеся за пределами метрополии, а также резервации, находящиеся на территории метрополии. Зависимые территории (заморские департаменты и др.) - это остатки колониализма. К их числу, например во Франции, относятся заморские департаменты Реюньон, Гвиана, заморская территория Каледония и др. Заморские департаменты во многих отношениях приравнены к французским. Заморские территории имеют свое территориальное собрание, принимающее в соответствии с конституционным законом Франции 1992 г. местные законы, но большей властью обладает назначаемый правительством Франции губернатор. Великобритания сохранила некоторые мелкие колониальные владения (главным образом островные). Часть из них является так называемыми самоуправляющимися колониями (население избирает свои местные органы), другие управляются назначенными губернаторами.
В некоторых странах существуют резервации для коренного населения. В Канаде, Колумбии, США это индейцы, в Австралии, Новой Зеландии - маори. Теоретически резервации рассматриваются как особая единица, управляемая племенными советами в соответствии с местными обычаями, но на деле жизнь племен находится под надзором федеральных властей (но не властей штатов).
Глава 9 ГОСУДАРСТВЕННЫЙ РЕЖИМ В ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАНАХ
Форма правления и форма территориально-политического (государственного) устройства, рассмотренные выше, дают представление преимущественно об организационной структуре государства, внешнем выражении государственности. Реальная же роль тех или иных институтов государственной власти, действительное состояние демократии, способы властвования в той или иной стране находят выражение в понятии государственного режима.
Это понятие утвердилось в отечественной литературе по конституционному праву далеко не сразу. Долгое время в науке пользовались термином "политический режим", под которым понимались формы и методы осуществления государственной власти. В зарубежных странах различались методы либерализма и насилия, "кнута" и "пряника", как их образно охарактеризовал В.И. Ленин, и две разновидности режимов - буржуазно-демократический и авторитарный (в литературе последний часто трактовали как фашистский). В последние десятилетия постепенно стал превалировать взгляд, согласно которому политический режим выходит за пределы формы государства, относится не только к такой форме, но и к политической системе общества в целом. Он не может быть сведен к методам деятельности государственных органов, а включает, например, роль политических партий (в странах тоталитарного социализма невозможно понять существо политического режима без учета руководящей роли коммунистической партии), массовых общественных объединений, политическую, в том числе неорганизованную, деятельность различных социальных групп. Поэтому в конституционном праве все чаще говорится не о политическом режиме (это скорее категория политологии), а о режиме государственном, иногда государственно-правовом. Однако эти понятия нельзя "разводить" и тем более противопоставлять. При демократическом политическом режиме и государственный режим будет демократическим, и наоборот.

<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 9)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>