<< Пред. стр.

стр. 34
(общее количество: 36)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

устанавливался неусыпный идеологический контроль. В-третьих, резко расширялись масштабы и
объем народного образования, к бесплатному государственному образованию получали доступ
практически все слои населения. В результате уже в 1921 г. количество вузов в стране уве-

Кравченко А. И. К 78 Культурология Учебное пособие для вузов — 4-е изд — М Академический Проект,
Трикста, 2003 — 496 с — (серия «Gaudeamus»)
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru 214


личилось до 244 по сравнению с 91 в дореволюционной России. Декрет «О правилах приема в
высшие учебные заведения» (1918) разрешал свободный прием в вузы. Упразднялась не только
плата за обучение и вступительные экзамены, — не требовался даже диплом об окончании
средней школы.
В стране развернулась массовая кампания ликвидации неграмотности среди взрослых и детей.
В 1919 году вышел декрет «О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР»,
обязывавший все неграмотное население в возрасте от 8 до 50 лет обучаться грамоте на родном
или русском языке. Повсеместно создавались чрезвычайные комиссии по ликвидации негра-
458
мотности. Общество «Долой неграмотность» возглавили М.И. Калинин, В.И. Ленин, А.В.
Луначарский. Была создана широкая сеть школ, кружков и курсов. В 1917—1920 гг. грамотой
овладели около 7 млн человек. По данным Всесоюзной переписи 1939 года, численность
грамотных в возрасте от 16 до 50 лет поднялась до 90%. Количество учащихся в общеобразова-
тельной школе превысило 30 млн человек по сравнению с 7,9 млн в 1914 году, а количество
выпускников вузов превысило 370 тыс. Число научных работников, занятых в 1800 научно-
исследовательских учреждениях, увеличилось до 100 тыс., превзойдя уровень 1913 года почти в 10
раз.
Форсированная подготовка школьников и студентов на первых порах привела к заметному
снижению качества обучения. Выпускники могли читать, но не владели передовыми
достижениями науки того времени, а в ФЗУ (фабрично-заводских училищах) уровень знаний
часто был просто катастрофическим и граничил с функциональной неграмотностью (умением чи-
тать, но неспособностью разбираться в прочитанном). Советское правительство поступило так,
как, наверное, поступило бы на его месте любое другое, поставленное в крайние условия
руководство: из страны эмигрировали миллионы грамотных специалистов и ученых,
необходимость восстановления разрушенного войной народного хозяйства, а затем широкое
строительство тысяч новых предприятий требовало быстрейшей подготовки квалифицированных
кадров. Стране, окруженной идеологическими противниками, требовался мощный оборонный
потенциал. В подобной ситуации все ресурсы были брошены на подъем технических наук и
оборонной промышленности, где сосредоточились лучшие интеллектуальные силы.
С тех пор соотношение бюджетных средств, выделяемых государством на развитие науки,
строилось в пропорции примерно 95:5 в пользу технического и естественного знания, в 30-е годы
такая политика принесла свои плоды. На основе научных изысканий академика С.В. Лебедева
(1874—1934) в СССР впервые в мире было организовано массовое производство синтетического
каучука. Благодаря выдающимся научным открытиям советских физиков впервые в мире вне-
459
дрены в жизнь принципы радиолокации. Под руководством академика А.Ф. Иоффе (1880—
1960) создана всемирно признанная школа физиков, внесшая большой вклад в изучение атомного
ядра и космических лучей. В 30-х годах советская наука и техника создали первоклассные
самолеты, на которых наши летчики ставили мировые рекорды дальности и высоты полета.

§ 2. Новая культура быта
Результаты культурной революции, как позитивные, так и негативные, сказались не только в
науке и образовании, но также в переустройстве культуры быта.
Историки, изучающие советский период нашей истории, считают, что в 30-е годы в
деятельности большевиков произошел новый и не менее радикальный, чем в 1917 году, поворот. В
частности, американский социолог Н. Тимашев (эмигрировал из России) выдвинул тезис о том,
что в 30-е годы внутренняя политика СССР перестала соответствовать господствовавшим ранее
революционным идеалам1. Раннебольшевистская культурная политика строилась на радикализме:
отвергались ценность и необходимость семьи, поощрялся отказ от своих родителей, если те были
«буржуазного» происхождения, старой культуры, осуждались мещанство, умеренность,
утверждался безусловный приоритет общества и коллектива над индивидом и т. д. Вслед за
Маяковским партийная интеллигенция стремились построить модель новой семьи, свободной от
ревности, предрассудков, традиционных принципов отношений женщины и мужчины.
В середине 30-х годов наблюдается поворот вспять — переход от революционного аскетизма к
благополучию частной жизни и более цивилизованным формам поведения. Восстанавливаются в
правах семейные идеалы, преданность службе и профессиональная карьера, ценность
классического образования. Проис-
1
Timasheff N. The Great Retreat: The growth and decline of communism in Russia. New York: Dutton & Co,
1946.
460

Кравченко А. И. К 78 Культурология Учебное пособие для вузов — 4-е изд — М Академический Проект,
Трикста, 2003 — 496 с — (серия «Gaudeamus»)
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru 215


ходят перемены в обиходе, вкусах, манерах. Газеты и журналы 30-х годов широко обсуждают
проблему культурности человека, в Москве был открыт Институт косметики и гигиены
Главпарфюмера и появились журналы мод.
Забота о внешности и личной гигиене вышла на первый план: женщины стали беспокоиться о
своих прическах, парфюрмерии и нарядах, мужчины — о воспитании галантных манер.
Популярная ранее военная форма уступила место одежде гражданского типа. В 1936 году
Советский Союз по выпуску парфюмерии превзошел Францию и занял третье место в мире после
США и Великобритании. Появились ранее не виданные вещи: этажерки с книгами, платяные
шкафы, шелковые абажуры, белоснежные занавески, скатерти и т. д. В те годы рабочий класс
страны, пополнявшийся главным образом за счет беднеющей деревни, жил в бараках,
коммунальных квартирах, общежитиях, а потому элементарные правила гигиены, правила
приличествующего поведения, хорошая одежда многим была внове.
В стране развернулось широкое движение за личную гигиену, совпавшее по времени со
знаменитым стахановским движением. В 1935—1936 гг. стахановцев преподносили как образец
культурности. Пресса восторженно описывала, как они приобретают дорогие вещи, одежду, книги,
мебель, велосипеды и даже автомобили.
Кампания за чистоту тела проходила под лозунгом: «Давайте бороться за чистоту тела, за
чистое носильное, постельное белье, за чистый носовой платок, за чистую салфетку, за общий
культурный внешний вид». Главными показателями культурности советского человека считались
в то время образцовое поведение на производстве (соблюдение дисциплины, высокая про-
изводительность труда и культура рабочего места) и в быту (соблюдение правил общежития,
товарищеская взаимопомощь, активное участие в субботниках и агитационной деятельности).
«Белый воротничок и чистая кофточка — это необходимый рабочий инструмент, который влияет
на выполнение плана, на качество продукции», — писали в газетах.
В 1936 году развернулось так называемое «движение общественниц» — плановая мобилизация
жен ру-
461
ководящих работников промышленности для внедрения культурности в рабочую массу. Они
занимались сугубо практическими делами, в частности уничтожением грязи и бескультурья в
рабочих бараках, их переоборудованием и улучшением рабочего быта. В 1937 году столетие со
дня смерти Пушкина превращается уже во «всенародный праздник». В советский быт
возвращаются ценности старой культуры. На страницах печати, в агиткампаниях, на митингах и
встречах с трудящимися разворачивается борьба за культуру речи. Четко обозначилось слияние
русской и советской культуры. Пушкин был объявлен достоянием трудящихся, образцом
гражданственности, выразителем национального духа. Пушкинский язык объявлялся речевым
каноном1.
В 1938 году чтение было провозглашено основной формой политического самообразования.
Разворачивается массовое соревнование за то, кто больше книг прочитает. Так, в речи на отчетной
конференции московского комитета ВЛКСМ весной 1936 году секретарь комитета представил
образец культурного и образованного человека — 20-летнего слесаря ленинградского завода
«Электроаппарат» Нину Елкину, которая «за 1935 год прочла 78 книг, среди них Бальзак, Гамсун,
Гончаров, Гофман, Гюго, Ростан, Флобер, Франц, Чехов, Шекспир, Вересаев, Новиков-Прибой,
Серебрякова, А. Толстой, Тынянов, Чапыгина, Б. Ясенский»2.
Однако культурный подъем, как выяснил В.В. Волков, длился очень недолго. В конце 30-х
годов вместо лозунга «Овладеем культурой!» появился новый: «Овладеем большевизмом!». Он
подразумевал знание основ марксизма и предполагал воспитание большевистской сознательности.
Культура растворилось в более широкой концепции политического самообразования. Модная
одежда, хорошие манеры и даже грамотная речь стали ассоциироваться с образом врага. Если в
середине 30-х годов молодежь призывали овладевать хорошими манерами и обращаться друг с
1
Волков В.В. Концепция культурности, 1935—1938 годы: советская цивилизация и повседневность
сталинского времени // Социологический журнал. 1996. № 1—2. С. 194—213.
2
Клуб. 1936. № 6. С. 1.
462
другом, особенно с девушками, галантно, то в конце 30-х ситуация изменилась: внешние
атрибуты культурности подверглись осуждению, на первый план вышли твердые убеждения и
партийная сознательность1.

§ 3. Советская литература первой половины XX века
Жизнь литературной элиты протекала совсем не так, как жизнь простого народа. Первые годы

Кравченко А. И. К 78 Культурология Учебное пособие для вузов — 4-е изд — М Академический Проект,
Трикста, 2003 — 496 с — (серия «Gaudeamus»)
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru 216


после Великой Октябрьской революции для многих оставшихся на родине поэтов, писателей и
художников явились периодом творческого взлета и откровения. В атмосфере раскрепощения и
свободы поиска, царившей все 20-е годы, рождались новые таланты, направления, журналы, тео-
рии. Первое время официальные власти не прибегали к методу прямого давления, предпочитая
агитировать и убеждать в преимуществах социалистической идеологии, нежели приказывать,
запрещать и расстреливать. До 1922 года, когда В.И. Ленин впервые проявилпринудительные
методы по отношению к нелояльным философам, ученым и писателям, выслав в Европу несколько
десятков выдающихся мыслителей, составлявших цвет нации, в стране свободно выходили
журналы и газеты самого разного идеологического толка, на университетских кафедрах можно
было встретить оголтелого марксиста и ярого идеалиста, в прокуренном кабаке — спорящих
между собой акмеиста, символиста и футуриста. Никто не боялся говорить о том, какой идейной
позиции он придерживается.
Поэтическим выражением революционной эпохи, с ее творческими взлетами, преследованием
инакомыслящих, метаниями и отчаянием русской интеллигенции, стало деятельность трех
великих поэтов — В. Маяковского, А. Блока и С. Есенина.
В.В. Маяковский (1893—1930), один из выдающихся представителей авангардного
искусства
1
Волков В.В. Концепция культурности, 1935—1938 годы: Советская цивилизация и повседневность
сталинского времени // Социологический журнал. 1996. № 1—2. С. 194—213.
463
1910—1920-х гг., родился в дворянской семье. В юности обучался живописи, ваянию и
зодчеству. Его бунтарская натура проявилась задолго до Октябрьской революции, пламенным
певцом которой он стал. В молодости Маяковский постоянно что-то совершал: то агитировал
московских рабочих, то организовывал кружки футуристов, то громил противников на диспутах о
новом искусстве, выставках и вечерах, проводившихся радикальными объединениями
художников-авангардистов «Бубновый валет» и «Союз молодежи». В 1918 году он организует
группу «Комфут» (коммунистический футуризм), в 1923 году создает «Левый фронт искусств»
(ЛЕФ), пишет злободневную сатиру, стихи и частушки для агитационных плакатов {«Окна
РОСТА», 1918—1921).
Его поэзия наполнена бунтом против всего мироустройства — социальных контрастов
современной цивилизации, традиционных взглядов на прекрасное и поэзию, представлений о
Вселенной, рае и Боге. Маяковский использует намеренно грубый, стилистически сниженный
язык, но его лирический герой остается романтиком, одиноким, нежным и страдающим. Рево-
люция была воспринята Маяковским как осуществление возмездия за всех оскорбленных, как путь
к земному раю. К концу 20-х годов у Маяковского нарастает ощущение несоответствия идеалов и
реальной практики революции. Тревога перерастает во внутренний конфликт, духовную
катастрофу, закончившуюся самоубийством.
Другой великий русский поэт С.А. Есенин (1895— 1925), родился в крестьянской семье. Ему,
как и Маяковскому, была свойственна противоречивость характера: за пьяными кутежами,
эксцентричными выходками и литературными боями скрывалась натура глубоко ранимая и
романтическая. Есенин вошел в историю русской литературы как проникновенный лирик, тонко
чувствующий родную природу, самобытность национального духа. Тема крестьянской Руси, с ее
«хилыми» избами и «тощими» полями, с ее песнями под тальянку, с белыми монастырскими
стенами и маковками церквей, занимает в его поэзии центральное место («Радуница», 1916;
«Сельский часослов», 1918). Ему так и не удалось понять «коммуной вздыбленную
464
Русь», коллективизацию, индустриальный подъем и культурную революцию. Его
мироощущение становится все было трагическим. В состоянии депрессии в возрасте 30 лет
Есенин покончил жизнь самоубийством.
Великий русский поэт А.А. Блок (1880—1921) происходил из профессорской семьи. Писать
стихи начал с 5-ти лет. Наиболее важные литературно-философские традиции, повлиявшие на
становление творческой индивидуальности — учение Платона, лирика и философия B.C.
Соловьева, поэзия А.А. Фета. Раннее творчество Блока развивалось в русле символизма («Стихи о
Прекрасной Даме»). Он не стремился к высоким административным постам, хотя в 1920 году
являлся председателем Петроградского отделения Союза поэтов. На всю жизнь Блок остался верен
культу вечно-женственного и мировой души. Лирика Блока ближе музыкальной стихии, нежели
рифмованным стихам индустриальной поэзии Маяковского.
Как и у многих других интеллигентов той поры, первоначально восторженное отношение Блока
к революции, выразившееся в знаменитой поэме «Двенадцать» (1918), постепенно сменилось
разочарованием и угнетением духа. В статьях и дневниковых записях появляется мотив

Кравченко А. И. К 78 Культурология Учебное пособие для вузов — 4-е изд — М Академический Проект,
Трикста, 2003 — 496 с — (серия «Gaudeamus»)
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru 217


«катакомбного существования» культуры: Блок высказывает мысли о неуничтожимости истинной
культуры и о «тайной свободе» художника, противостоящей попыткам «новой черни» на нее по-
сягнуть. Нарастающая депрессия и психическое напряжение усугубили болезнь сердца и в
возрасте 40 лет Блок умирает.
Хотя вся публиковавшаяся в советские годы художественная, научная и публицистическая
литература может называться официальной, далеко не все советские писатели, даже оставшиеся в
стране, выражали внутреннее согласие с идейными установками большевистской партии, которые
прямолинейно проводились частью чиновников от культуры, занимавших министерские посты и
ответственные должности в отделе пропаганды и науки ЦК КПСС. Состояние внешнего согласия с
проводимым партией курсом и внутреннего несогласия с ним по общечеловеческим и общегу-
манным соображениям именовались внутренней эмиграцией.
465
Из большого списка наиболее крупных поэтов и писателей советского периода — А.А. Блок,
В.В. Маяковский, С.А. Есенин, A.M. Горький, Д.А. Фурманов, М.М. Зощенко, К.А. Федин, М.А.
Шолохов, Л.Н. Толстой, Вяч.Вс. Иванов, Л.М. Леонов, А.П. Платонов, М.А. Булгаков, Ф.В.
Гладков, Б.Л. Пастернак, К.Г. Паустовский, В.П. Катаев, К.М. Симонов, И.Г. Эренбург, А.Т.
Твардовский, А.А. Фадеев, Д.А. Гранин, А.И. Солженицын, Е.А. Евтушенко, А.А. Вознесенский,
Р.И. Рождественский, Г.Я. Бакланов, Ю.В. Бондарев, А.А. Ананьев, В.П.Астафьев, Ф.А. Абрамов,
В.И. Белов, В.Г. Распутин и др. — не найдется практически ни одного, кто не побывал бы во
«внутренней эмиграции». Одних она вынуждала общаться с читателем эзоповым языком, других,
желающих во всем быть искренним и принципиальным, доводила до нервных срывов, душевных
потрясений, самоубийства или, довольно часто, до алкоголизма. Последнее служило формой
духовного эскапизма — ухода от реальности.
Наиболее ярко и талантливо эзопов язык проявился в области юмора и сатиры. В отличие от
юмора Западной Европы, Америки и Японии русский юмор гораздо более социален и политичен.
Русский юмор и русская сатира, быть может, лишены английской утонченности или французской
изящности, но они наделены тем, чем не обладает ни одна культура мира, — способностью в
завуалированной форме донести до слушателя всю гамму политических теорий, концепций,
общественных реакций на важнейшие события, не утрачивая глубочайшей самоиронии. Юмор и
сатира, имеющие в России одну из самых мощных за всю историю человечества традицию,
формировались по принципу антисимметрии: чем больше запрещали, тем выше поднималось
искусство иносказания. Анекдоты, юмор и сатира служили оборотной стороной официального
искусства: чем худосочнее становилось второе, тем плодовитее было первое. Они являлись не
только «завитринной» стороной советского искусства, но и компенсацией того морального и
культурного ущерба, который наносит народу всякая цензура, любые запреты.
Творчество И. Ильфа (1897—1937) и Е.Петрова (1902—1942), М.М. Зощенко (1894—1958)
—доказательство того, каких высот в искусстве можно достичь,
466
пользуясь формой иносказательного повествования при рассмотрении самых серьезных, самых
фундаментальных вопросов бытия. Романы «Двенадцать стульев» (1928) и «Золотой теленок»
(1931) рассказывают не о похождениях талантливого мошенника и авантюриста — здесь дана
панорама социальных типов советских людей, раскрыта анатомия советских нравов 20-х годов. В
«Голубой книге» (1934—1935) М.Зощенко, произведения которого подверглись уничтожающей
критике в постановлении ЦК ВКП(б) как клевета на советскую действительность, завуалированно
показано то, о чем в слух сказать было невозможно — ханжеская мораль строителей
коммунистического общества, которые, как и любые строители, вовсе не лишены человеческих
пороков.
Сатирики говорили со страниц журналов и газет о том, о чем каждый день думали и боялись
произнести вслух миллионы советских людей. Они писали правду, которую давно и во всех
подробностях знали все — даже партийные чиновники, запрещавшие эту правду. Знали, но делали
вид, что этого нет или не должно быть. Коммунисты старались выглядеть лучше, чем они есть,
хотя этого от них никто не требовал — ни собственный народ, ни их враги за рубежом.
Идеологическая поза, раздувание щек стали основной причиной превращения культуры — живого
творчества живых масс — в придворную служанку. От напомаженных портретов и
отлакированных романов плевались все, и в первую очередь партийные работники, тайком
читавшие запрещенные и западные книги. Все понимали, что официальное советское искусство —
давно не искусство, а плакат, и все делали вид, что не верят этому.
Творчество А.П. Платонова (1899—1951) искусствоведы ставят в один ряд с величайшими
фантасмагористами XX столетия. В его прозе [романе «Чевенгур», повестях «Котлован» и
«Ювенильное море») мир предстает как противоречивая, часто трагическая целостность
Кравченко А. И. К 78 Культурология Учебное пособие для вузов — 4-е изд — М Академический Проект,
Трикста, 2003 — 496 с — (серия «Gaudeamus»)
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru 218


человеческого и природного бытия, в завуалированном под отвлеченные понятия и метафоры виде
в них выражено неприятие социалистических форм переустройства жизни.
Другим антагонистом социалистического реализма проявил себя гениальный русский писатель
М.А. Бул-
467
гаков (1891 —1940). В романе «Белая гвардия» (1927), пьесах «Дни Турбиных» (1926), «Бег»
(1928) писатель показал трагические коллизии Гражданской войны и крах «белого движения». С
начала 30-х годов до конца жизни он работал над получившим мировую известность романом
«Мастер и Маргарита», где поставлены вечные проблемы добра и зла, ложной и истинной
нравственности. В течение долгих лет творчество Булгакова замалчивалось официальной
советской критикой, а сам он причислялся к писателям, «искажавшим социалистическую
действительность». Лишь с 60-х годов началось массовое издание его произведений.

§ 4. Авангардизм в живописи
В живописи «серебряный век» продолжался вплоть до эмиграции из России плеяды
выдающихся представителей абстрактного искусства (Ларионова, Гончаровой, Кандинского,
Малевича, Татлина и др.). Расцвет русского абстрактного искусства пришелся на период Первой
мировой войны. Последовавшие за ней революционные события и ужасающая разруха Граждан-
ской войны не остудили творческий жар русской интеллигенции.
После 1915 года Москва становится столицей новаторского искусства. С 1916 по 1921 год
именно здесь формируются авангардные тенденции в живописи. Набирает силу объединение
«Бубновый валет» (Кончаловский, Куприн, Фальк, Удальцова и др.) и кружок «Супремус»
(Малевич, Розанова, Клюн, Попова). В Москве и Петербурге то и дело возникают новые направ-
ления, кружки и общества, появляются новые имена, концепции и подходы. Революция 1917 г.
заставила живописцев перенести новаторские эксперименты из замкнутого пространства
мастерских на открытые площадки городских улиц. Открываются художественные вузы, в Москве
создаются Институт художественной культуры (Инхук) и Высшие художественно-технические
мастерские (Вхутемас).
Исключительно важное место в развитии абстрактной живописи принадлежит гениальному
русскому художнику, поэту и теоретику искусства В.В. Кан-
468
динскому (1866—1944). Кандинский происходил из разбогатевшей семьи нерчинских купцов,
потомков каторжан. Как это было принято в среде крупной московской буржуазии, Кандинский
изучал право и экономику в Московском университете, но юридическая карьера не привлекала
его. В 1889 году он едет с этнографической экспедицией в Вологодскую губернию, где знакомится
с древнерусской иконописью и народным творчеством. Другим важным событием в его
художественном становлении явилась картина «Стог сена» Моне, глядя на которую Кандинский, в
те годы студент юридического факультета Московского университета, почувствовал, что «в этой
картине нет предмета». С этого момента предмет потерял для Кандинского прежнюю значимость.
Постепенно живопись вытеснила юриспруденцию: в 1896 году он отказывается от должности
профессора Дерптского (Тартуского) университета.
В начале 1900-х годов Кандинский много путешествовал по Европе и Северной Африке, но
постоянным местожительством избрал Мюнхен (1902—1908). В 1910 году создал первое
абстрактное произведение — хаотичное размещение красочных пятен и линий, ничего не
изображающих и не обозначающих, и написал трактат, озаглавленный «О духовном в искусстве».
С этого момента в искусстве XX столетия стало развиваться новое направление, получившее
название абстрактного. Кандинский полагал, что нарождается новая эра в развитии человечества,
возникает раса людей будущего. Для них будет ценен мир внутреннего и духовного. В 1911 году
вместе с Францем Марком Кандинский создает знаменитое объединение «Синий всадник».
Художники организуют выставки, налаживают издание альманаха. Период с 1909 по 1914 год был
самым интенсивным, Кандинский написал около 200 картин, которые группировались по трем
циклам: «импровизации», «композиции», «впечатления», нередко имеющие порядковые номера и
подзаголовки.
С началом войны Кандинский, российский подданный, вынужден был покинуть Германию.
Возвратившись в Москву, он активно включается в художественную жизнь: участвует в создании
Музея живописной культуры (всего он участвовал в создании
468
22 провинциальных музеев), преподает в университете и Вхутемасе. В 1920 году Кандинский
выступает инициатором создания Инхука. В 1921 году он становится одним из организаторов и

Кравченко А. И. К 78 Культурология Учебное пособие для вузов — 4-е изд — М Академический Проект,
Трикста, 2003 — 496 с — (серия «Gaudeamus»)
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru 219


вице-президентом РАХН. В 1921 году Кандинский уезжает из Москвы и возвращается в
Германию, где становится профессором Баухауза в Веймаре. Этот период, названный Кандинским
«лирическим геометризмом», был самым продуктивным в его творчестве. Художник достигает
всемирного признания, его персональные выставки проходят во многих странах Европы и США.
Другим творцом современного искусства стал К.С. Малевич (1878—1935). С него начинается
эра супрематизма (от лат. supremus — высший, последний), или искусства геометрической
абстракции. Выходец из многодетной польской семьи, он в 1905 году приезжает в Москву
обучаться живописи и ваянию. С 1912 года, под влиянием знакомства с поэтами А.Е. Крученых и
В. Хлебниковым, в творчестве Малевича начинается период футуризма, получивший название
«кубофутуризм», в котором геометрические формы пронизаны динамизмом, характерным для фу-
туристов. В 1915 году возникли первые полотна, созданные в новом стиле супрематизма, в нем
сохранилось «кубофутуристическое» единство динамики и статики: однотоновые геометрические
фигуры были погружены в некую «белую бездну», призванную символизировать превосходство
чистой формы над текучей предметностью.
В 1915 году Малевич выставил в Петрограде 39 «беспредметных» произведений и среди них —
«Черный квадрат». Освободившись от порабощения сюжетом и предметами, живописцы
устремились к открытию внутренних законов искусства. Новому стилю были свойственны
геометрические абстракции из простейших фигур (квадрат, прямоугольник, круг, треугольник).
После революции Малевич являлся комиссаром по охране памятников старины и членом
Комиссии по охране художественных ценностей в Москве, возглавлял Государственный институт
художественной культуры (Гинхук) в Петербурге, после разгрома которого в 1926 году он
преподавал в Киевском художественном институте.
470
Одной из центральных фигур русского авангарда, был В.Е. Татлин (1885—1953),
считающийся основоположником конструктивизма, течения, которое до 1921 году официально
признавалось властями в качестве ведущего направления революционного искусства. Он прожил
интересную, насыщенную жизнь. В конце 1900-х — начале 1910-х годов художник сблизился с
отечественными авангардистами, прежде всего с М.Ф. Ларионовым и Н.С. Гончаровой, поэтами
Велимиром Хлебниковым, А.Е. Крученых, среди которых достаточно быстро выдвинулся на одно
из первых мест. После Октябрьской революции Татлин энергично включился в общественно-
художественную жизнь: в 1917 году был председателем «молодой фракции» в профессиональном
союзе художников-живописцев, с 1918 года — председателем Московской художественной
коллегии Наркомпроса, инициатор создания музеев нового типа («музеев художественной
культуры»), председателем Объединения левых течений в искусстве (1921 —1925), руководил
Отделом материальной культуры Гинхука (1923—1925) в Петрограде.
Сущность конструктивизма составляла идея практичного, утилитарного использования
абстрактного искусства. Татлин и конструктивисты прославились одним из самых грандиозных
сооружений начала XX века — памятником III Коммунистическому Интернационалу (1919—
1920). Спиральная башня, высотой 400 м, включала в себя куб, пирамиду и цилиндр,
предназначавшиеся для размещения залов конгрессов, различных учреждений и радиостанции,
которая должна была распространять информационные сообщения через громкоговорители.
«Башня Татлина», превосходившая в полтора раза по высоте Эйфелеву башню, была задумана как
административный и агитационно-пропагандистский центр Коминтерна, организации, готовившей
человечество к мировой революции. Конструкция из металлических балок и четырех вращаю-
щихся с разными скоростями прозрачных объемов должна была вмещать исполнительные,
законодательные и пропагандистские учреждения Коминтерна. Применение технологически
новых материалов и абстрактные формы, полностью лишенные какого-либо
471
привкуса традиций, наглядно отражали дух революции. Сам Татлин почитал свое творение
высшей точкой синтеза разных искусств.
Другой выдающейся фигурой конструктивизма являлся Эль Лисицкий (псевдоним A.M.
Лисицкого) (1890—1941), известный как талантливый российский график, иллюстратор, типограф,
архитектор, фотограф, теоретик и архитектурный критик, один из создателей нового вида
искусства — дизайна. Один из самых интересных периодов его творчества связан с Витебском,
который в 1919—1921 годах был чуть ли не художественной меккой всей России. Достаточно
сказать, что здесь жили и трудились М. Шагал, возглавлявший Народное художественное
училище, К. Малевич, основавший группу УНОВИС, и Эль Лисицкий, руководивший мастерской
у Шагала и вместе с Малевичем оформивший юбилейные празднества витебского Комитета по
борьбе с безработицей (1919). В Витебске Лисицкий изобрел и развил собственный вариант
трехмерных супрематических композиций, названных им «проуны» (проекты утверждения
Кравченко А. И. К 78 Культурология Учебное пособие для вузов — 4-е изд — М Академический Проект,
Трикста, 2003 — 496 с — (серия «Gaudeamus»)
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru 220


нового). Проуны, по мысли автора, синтезировали методы супрематизма и конструктивизма,
служа «пересадочной станцией от живописи к архитектуре». Они сыграли роль проектной стадии
для создания дизайнерских разработок: из проунов впоследствии выросли прославленные проекты
«горизонтальных небоскребов», театральные макеты, декоративно-пространственные установки,
проекты павильонов и выставочных интерьеров, новые принципы фотографии и фотомонтажа,

<< Пред. стр.

стр. 34
(общее количество: 36)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>