<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Отсутствие дееспособности или ее наличие в ограниченном объеме не тождественно отсутствию (ограничению) правоспособности, которое означает невозможность приобретения прав вообще (частично). Отсутствие дееспособности влечет лишь невозможность приобретения прав своими действиями. Это приводит к необходимости совершения соответствующих действий другими лицами в отношении полностью недееспособных и к установлению юридического факта — согласия (говоря языком ст. 9 ГК) «законных представителей», по поводу действий, совершаемых ограниченно дееспособными2.
В подобных случаях связь дееспособности с юридическими фактами выступает наиболее наглядно. При наличии определенных юридических фактов — родства, усыновления
1 Наша судебная практика требует для признания лица недееспособным неуклонного выполнения требований ст. 8 ГК. В тех случаях, когда требования этой статьи не выполнены, лицо признается дееспособным (см , например, «Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховногс Суда СССР 1940 год», Юриздат, 1941, стр. 223; «Сборник постановлений ппенума и определений коллегий верховного Суда СССР 1943 год», Юриздат, 1948, стр. 217; «Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного L№ СССР 1942 год», Юриздат, 1947, стр. 135.
? Здесь имеется в виду, конечно, совершение правомерных действий. На совершение деликтов никто не у правом очен.
43
и т. д. —^посредством действий одних лиц происходит воспил нение недостающей или полная «подстановка» отсутствую, щей дееспособности других лиц. Однако не всякое лицо мо жет выступить в роли, например, восполняющего ограничен ную дееспособность несовершеннолетнего. Для этого требуют ся указанные выше факты. Не следует, конечно, думать, что восполняя ограниченную дееспособность несовершеннолетних родители, усыновители и тому подобные лица как бы «отры вают» часть своей дееспособности в момент одобрения еде лок. Восполнение дееспособности есть реализация соответствующих субъективных прав родителей, опекунов, усынови телей и тому подобных лиц. Дееспособность данных ЛИ1 проявляется в этих случаях через осуществление указанны* прав. В противном случае, нужно признать способным «всякой и каждого» полностью дееспособного к восполнению ограниченной дееспособности, «всякого и каждого» несовершенно летнего. Однако такое положение будет находиться в прямом противоречии с законом (ст. 9 ГК).
Аналогичные выводы необходимо сделать и в части «под становки» дееспособности как по отношению к малолетним, так и душевнобольным и слабоумным — полностью недееспо собным.
Таким образом, ^дееспособность одних лиц может быть восполняема юридическими фактами — действиями другие определенных лиц. Однако явлений обратного порядка не су ществует, дееспособность остается юридической способностью с точки зрения возможности, но пе необходимости, обя зательности движения конкретного правоотношения.
Дееспособность сама по себе (помимо юридических фактов) не порождает никаких прав и обязанностей. Она составляет общую основу, предпосылку для реализации субъектом его правоспособности своими действиями — юридическими фактами. Если же лицо не обладает предусмотренной законом юридической способностью (дееспособностью), то и правовой эффект его действий будет отличным от результатов действий лица, обладающего указанной способностью и cooi ветствующем объеме. Наиболее наглядно это положение можно проиллюстрировать на тех гражданских судебных делах, в которых «виновными» причинителями или потерпев шими являются лица недееспособные. Приведем нескольк1 таких дел, кратко изложив их фабулу;
1) несколько несовершеннолетних ребят школьного возраста играли возле стога сена, принадлежащего гражданам Катасонову и Сазоновой. Из-за шалостей детей с огнем возник пожар, в результате которого стог сена сгорел, и указанным выше лицам был причинен ущерб в сумме 1SS9 руб.1,
! См, постановление Президиума Свердловского областного суда от 27 января 1956 г. Дело по иску Катасонова и Сазоновой 44
2) четверо мальчиков школьного возраста (9—13 лет) „зложили в стеклянную бутылку карбит и, залив некоторое количество воды, закрепили горлышко бутылки пробкой. Сна-пяженная подобным образом бутылка была брошена под ноги ученице 6-го класса Ивановой. Бутылка взорвалась, и содержащаяся в ней жидкость попала на пальто Ивановой /пальто было испорчено). Родители Ивановой обратились с иском на основании ст. ст. 405 и 408 ГК РСФСР к родителям, дети которых причинили вред1;
3) Боря Шишкин 8 лет был отпущен родителями в город с одним из его приятелей. Во время поездки в трамвае, не доезжая до остановки, Боря спрыгнул с трамвая и попал под колеса вагона, в результате чего у него была произведена ампутация ноги. На основании ст. 404 ГК РСФСР родители обратились с иском к трамвайно-троллейбусному управлению г Свердловска о взыскании средств на дополнительные расходы по уходу и лечению мальчика2.
Не останавливаясь на вопросах обоснования ответственности родителей за вред, причиненный их детьми, а равно па вопросах о значении вины родителей в случае причинения вреда их детям, обратимся непосредственно к вопросам о соотношении юридических фактов и дееспособности в приведенных выше обязательствах из причинения вреда3.
Непосредственными фактическими причинителями вреда в первом и во втором случаях являются дети. Поскольку эти причинители вреда полностью недееспособны, закон возлагает ответственность (то есть устанавливает определенные юридические последствия) на тех лиц, которые обязаны нести надзор за детьми. Иначе говоря, отсутствие дееспособности у лица, причинившего вред (в частности, у ребенка), приводит к тому, что юридическая оценка его поведения приобретает особый характер. Действия ребенка рассматриваются как своеобразный «результат» выполнения родителями ил обязанности по воспитанию. Это положение относится не только к случаям, когда ребенок «виновен» в причинении вреда
1 См. дело народного суда Советского района г. Каменск-Ураль
ского Свердловской области (1956 г.) по иску Иванова к Сухареву,
Волотову, Осипову и Ряпикову о возмещении вреда.
2 См. постановление президиума Свердловского областного суда
°т 14 марта 1956 г. Дело по иску Шишкиной к Свердловскому Трам-
еайно-троллейбусному управлению о возмещении вреда.
3 Обзор существующих высказываний относительно обосновании
ответственности за вред, причиненный малолетними и несовершенно
летними, см. в работе А. И. Пергамент, К вопросу о правовом
положении несовершеннолетних. «Ученые записки ВИЮН», Госюр-
"эдат. 1955. вып. 3. стр. 62.
45
другим лицам, но и к тем случаям, когда он «виновен»; бу I дучи потерпевшим. Однако юридические последствия связы-1 ваются не с самим по себе «результатом врспитания&_4дей I ствиями .ребенка), а с_дейстБия_ми родителей по воспитанию I хотя и судить о_таких_деиствиях приходится подчас по-«ре-зультатам».
3. Выше было указано, что норма права и юридический факт в движении гражданских правоотношений выступают в качестве общей правовой предпосылки и частной основы возникновения, изменения и прекращения этих правоотношений. Аналогичные суждения были высказаны сейчас и относительно соотношения правосубъектности и юридически* \ фактов в динамике гражданско-правовых отношений. Однако норма права, регулирующая соответствующие общественные1 отношения и правосубъектность лица, будучи общими; правовыми предпосылками, не «равновелики» между собой, не тождественны как по своему юридическому существу, так! и по их влиянию на движение правоотношения.
Правосубъектность в огличие от нормы права, регулирую щей данный вид общественных отношений, не является мери лом поведения любого и каждого участника общественною отношения, а служит мерилом способности обладать соответствующими правами определенными субъектами! Так, если в отношениях по розничной купле-продаже в каче-1 стве покупателя выступает какая-либо социалистическая ор ганизация, то она будет нести совершенно идентичные обязанности по оплате купленного, как и любой гражданин! совершающий покупку в том же магазине. Иное положение складывается в отношении правосубъектности. Последняя различна у различных субъектов права. Наиболее наглядно это положение вырисовывается применительно к юридическим • лицам, правосубъектность которых определяется их уставами (положениями) в соответствии с теми целями и задачами, для достижения которых было создано (образовано) дан-1 ное юридическое лицо.
Правосубъектность в движении гражданских правоотно • шсний (так же, как и норма права) — общая правовая предпосылка, но предпосылка более конкретизированная в зависимости от субъекта, будущего участника гражданских пра-| воотношений. При этом, разумеется, не следует смешивать правосубъектность с теми нормами права, в которых дается регламентация правосубъектности тех или других лиц. Нельзя, в частности, смешивать положения ст. ст. 4—10 ГК, опре-. деляющие правосубъектность граждан с реальной правосубъ-1 ектностью, как нельзя смешивать правосубъектность юриди-i ческих лиц с нормативными установлениями, регламентирую щими правосубъектность данной категории лиц гражданского права. 46
я 5. Юридический факт и гражданское правоотношение
1. Уяснение соотношения и связи между юридическим фактом и гражданским правоотношением требуют фиксации некоторых общих отправных положений относительно каждого Й3 названных явлений. Это тем более необходимо, поскольку проблема правоотношения, будучи одной из центральных в советском правоведении, до настоящего времени еще не получала полного и всестороннего разрешения.
Б нашей юридической литературе имеется ряд высказываний относительно существа правоотношения Согласно одной точке зрения правоотношение представляет собой урегулированное нормой права общественное отношение'.
Однако этот взгляд, по нашему мнению, неправильно отражает сущность ^правоотношений, ибо при таком понимании названных от-ноитений'про изводе г венное или иное эьономическое отношение, будучи урегулированным нормами права, становится юридическим, то есть оно._из_.материаль_но_г_о .превращается в иде_о.ло_гичсское, так сказать, из базиса перемещается в надстройку. В действительности не, как известно, материальные отношения не перестают.быть-таковыми в результате того, что они регулируются нормами права, устанавливаемыми государством. Против этих соображений высказывались возражения, заключающиеся в том. что право регулирует не производственные (экономические) и иные общественные отношения, а правоотношения. Концепция, согласно которой ' прав_о_ per; лирует правоотношения, имеет определенное распространение, ее можно найти на страницах учсбной-и--лшцографической литературы, в частности, в работе проф. (.О. _С ^ИоффеО На рассмотрении положений данной концепции, может˜быть, не стоило специально останавливаться, поскольку по данному вопросу имеется ряд высказываний проф. С. Ф. КсчекьянаЗ, проф. А. Е Пашерстника1, проф. С. Н. Бра-туся5, проф. А. К. Стальгевнчаб и Др.
Однако в последнее время эта точка зрения получила свое отра жение в работах некоторых цивилистов, в частности К. К. Яичковэ?, А. И. Ваксбергаз, В. Г. Вердникова3.
1 См., например, «Теория государства и права», Юриздат, 1949,
стр. 400.
2 См О. С. И о ф ф о, Правоотношение по советскому граждан
скому праву, Л,, 1949, стр. 19.
3 См. С. Ф. Кечекьян, Норма права и правоотношение, «Со
ветское государство и право» 1955 г. № 2, стр. 23 и ел.
4 См А. Е. П аш е рст ник, Теоретические вопросы кодифика
ции общесоюзного законодательства о труде, издательство Акаде
мии наук СССР 1955, стр. 75.
5 См. С. Н. Братусь. О роли советского права в развитии про
изводственных отношений, издательство «Знание», 1954, стр. 11.
6 См. А. К, Стальгевич, Некоторые вопросы теории соци
алистических правовых отношений, «Советское государство и право»
1957 № 2. стр. 23 и ел.
7 См, К, К. Яичков, Система обязательств из причинения вре-
Да в советском праве, «Вопросы гражданского права», издательство
МГУ, 1957, стр. 151.
s См. А. И. В а к с б е р г, Основные черты издательского догово-Ра по советскому гражданскому праву, «Ученые записки ВИЮН», вьщ з Госюриздат, 1955. стр. 101.
См, «Советское гражданское право», учебное пособие для студентов ВЮЗИ, ответственный редактор проф. В А. Рясенцев, ч. I, :'*ОЗИ, 1955, стр. 9.
47
Так, В. Г. Вердников определяет социалистическое гражданское правоотношение, как «...урегулированное нормами советского гражданского права волевое общественное отношение, участники которого являются носителями гражданских прав и обязанностей»!.
Несколько выше В, Г. Вердников указывал, что предмет право вого регулирования советского социалистического гражданского прг ва «- .составляют определенные имущественные и личные неимуще -ственные отношения социалистического общества»2.
При этом автор исходит из того, что имущественные отношения представляют юридическое выражение экономических (произволе! венных) отношений^. Иначе говоря, право регулирует правоотноше ния. поскольку имущественные отношения есть юридическое отр^ жение экономических отношений.
С приведенными положениями В. Г. Вердникова трудно согла ситься. Если исходить из того, что гражданское право регулируе гражданские правоотношения, а отношения имущественные (будучи предметом правового регулирования] представляют собой уже готовое юридическое выражение экономических (производственных! отноше чий, то необходимо дать более или менее определенные ответы на гри следующих вопроса: 1. Если право регулирует правоотношения чем же регулируются со стороны нашего государства экономические (производственные) отношения, 2. Если гражданское право регулируе! имущественные отношения, которые уже суть юридическое отраже ние экономических (производственных) отношении, то откуда беретсч это' юр_1Щическое_отражение до того^ как оно будет юридически ^рс тулнрпн˜яггп_ уюрмимдДрГва'?'ГГ "Дппурняит ли˜автор раесмутрЯБаёМо 11 гонки зрения возможность воздействия советского гражданскою права на социалистический базис, представляющий собой определенную совокупность именно производственных отношений, или удел права гражданского регулировать юридические отражения и не иметь «прикосновенности» к материальным, то есть производственным от ношениям"
Отвечая на поставленные вопросы необходимо прежде всего указать на то, что советское гражданское право, являясь одним ия средств, одной из форм государственного руководства, регулирует не правоотношения, а различные, в том числе и производственные, общественные отношения. В противном случае следует признать, что i советское государство не оказывает в правовых формах воздействия на развитие общественных отношении, в частности отношений в еф* ре производства и обмена.
Если гражданское право регулирует юридическое отражение эк<> комических (производственных) отношений, а не сами экономически, (производственные) отношения, то как можно ответить на вопрос -откуда берется такое юридическое отражение. Из отношений эконо мических (производственных)? Но последние, сами по себе, помимо правового регулирования, неспособны к подобному рефлексу Ес™и же это юридическое отражение, составляющее предмет правовок регулирования гражданского права, возникает до того, как cootblm ствующне отношения будут урегулированы нормами гражданской1 права (так как для регулирования требуется определенный предмет который будет подвержен регулированию), то это означает, что со встское гражданское право идет «проторенной дорогой* — норыь. иной отрасли права заранее урегулировали производственные (эконо мические) отношения, а результаты их регулирования — юридиче
«Советское гражданское право», учебное пособие для студентов
ВЮЗИ, ответственный редактор проф В. А. Рясенцев, ч. ! ВЮЗИ
1955, стр. 8.
Т ам же, стр. 8.
'i См там же стр. 9
48

ские отроения — регулируются правом гражданским Однако подоб пая конструкция будет, по меньшей мере, спорной. Правовое регулирование не создается для регулирования юридических, правовых отражений. Последние — суть определенный результат правового регулирования производственных (экономических) и иных общественных отношений.
Наложенное выше не позволяет согласиться с точкой зрения согласкоже'кшой право регулирует правоотношения. Последние --суть р'ез у ль тат) правового регулирования советским правом производ-стврнн_ых˜(экбномических) и иных общественных отношений.
˜ При этом, разумеется, нельзя представлять себе дело таким об
разом, что правовое регулирование подменяет существо и законы
развития материальных общественных отношений." Законы юридиче
ские не отменяют и не подменяют объективных экономических и.
иных социологических законов, а наоборот, издаются с учетом последних в целях решения задач, стоящих перед нашим социалистическим государством.
Б заключение по этому вопросу нельзя не привести высказывание Энгельса, на которое ссылается в обоснование своей точки зрения Б. Г. Вердников, Энгельс писал. «Государство и государст венное право определяются экономическими отношениями. Само со бой понятно, что то же приходится сказать и о гражданском праве, роль которого, в сущности, сводится к законодательному освящению существ! ющих, при данных обстоятельствах нормальных, экономических отношений между отдельными лицами»'. А что такое «законодательное освящение» «экономических отношений», о которых писал Энгельс, как не их закрепление, которое является одним из моментов правового регулирования названных отношений гражданским правом.
Приведенное В. Г. Вердниковым высказывание Энгельса не обосновывает точки зрения относительно того, что право регулирует правоотношения Слова Энгельса приводят скорее к обратному представлению о роли права в обществе, в частности, к выводу, что право регулирует («освящает») экономические отношения
Правоотношение является результатом правового регулирования общественных отношений нормами права. Оно выступает в качестве идеологической, в частности, юридической формы соответствующей общественной связи. Обоснование такого решения вопроса относительно сущности правоотношения, по нашему мнению, необходимо усматривать в следующем. Движение гражданского правоотношения предполагает*
1. Наличие определенных общественных отношений, кото-Р.Ь1§_вы_ражают материальные.процессы производства, распределение (обмена) и возникновение которых обусловливается материальными общественными потребностями. Эти материальные (производственные, экономические) отношения подчинены в своем развитии объективным экономическим законам, что, однако, не исключает возможности и необходимости воздействия (регулирования) на эти отношения советского социалистического государства в направлении, выгодном и угодном рабочему классу и колхозному крестьян-СТВУ нашей страны. Производственные экономические отношения, являясь материальной предпосылкой правоотноше-
1 К. Маркс, Ф Энгельс, Соч , т XIV, стр 672.
А Красавчиков 49
ни'й в классовом обществе, выступают в качестве предмета правового регулирования.
2. Однако сами по себе производственные экономические отношения не могут приобретать правовую форму, давать юридическое отражение, которое характеризуется особой связью участников данного общественного отношения, в виде прав и обязанностей. Нер^йдимы^п?едедегшые_ют)идические предпосылки для.-ВО31жкшв_ения_^_последую1НЛегр__;№ижения советского социалистического гражданского правоотношения. Среди этих юридических предпосылок нужно строго'различать следующие, взаимно связанные, но в то же время существенно отличающиеся друг от друга правовые явления:
aj нормы ^светского социалистического гражданского права, которые устанавливают юридическую возможность (обязательность) определенного поведения людей (лиц), при наличии определенных условий, которые также предусматри-1 Баются в норме права. Однако сама по себе эта юридическая предпосылка не порождает правовой связи, не сообщает правовую форму соответствующему (регулируемому данной нормой права) конкретному общественному отношению;
б) правосубъектность, как юридическая (общественная)
способность лиц к обладанию (приобретению) правами я.
обязанностями. Она, как и первая юридическая предпосылка,
не порождая сама по себе прав и обязанностей, создает так-!
же возможность возникновения и последующего движения
советских гражданских правоотношений. Правосубъектность!
в отличие от нормы права •—предпосылка уже в значитель
ной мере конкретизированная, она определяет круг тех прав
и обязанностей, носителем (приобретателем) которых может!
быть данное конкретное лицо;
в) юридиче_ские_факты — это те факты реальной действи
тельности, с которыми нормы права связывают наступление
юридических последствий, то есть связывают возникновение,!
изменение гражданских правоотношений. Юридические фак-1
ты реализуют создаваемую материальными и указанными!
выше юридическими предпосылками возможность возникно
вения гражданского правоотношения, превращают ее в дей
ствительность — участники регулируемого" правом общест
венного отношения, будучи в необходимой мере правосубъ
ектными, становятся связанными между собой определенными
правами и обязанностями.
Изложенное показывает, что возникновение гражданского! правоотношения является именно p^JLyJLb-T а т о м взаимодействия указанного выше комплекса предпосылок. Иначе говоря, гражданское правоотношение возникает, изменяется или прекращается в связи с тем, что нормами права регул и-| руется определенное общественное отношение, участники которого празосубъектны, и налицо указанные в норме прая^
50
r
юридические факты к Каждая, взятая в отдельности, мате-лиальная или юридическая предпосылка не влечет за собой возникновения гражданского правоотношения. Последнее возникает в результате установления определенной взаимосвязи, определенного взаимодействия между указанными предпосылками. Правоотношения являются результатом правового регулирования общественных отношений со стороны нашего социалистического государства, поскольку существование юридических предпосылок зависит именно от установления государством тех или иных норм, того или иного правового регулирования общественных отношений. При этом, разумеется, не следует забывать об относительной самостоятельности надстроечных явлений и их зависимости от базиса.
2. В нашей литературе, говоря о юридических фактах, называют последние либо основаниями движения правоотношения, либо обстоятельствами, влекущими юридические последствия, либо фактами, с которыми нормы права связывают юридические последствия. Надо полагать, что последняя формулировка более правильна: она удачно подчеркивает соотношение и взаимосвязь нормы права и юридических фактов — общей предпосылки и частной основы движения конкретного' правоотношения.
Кроме приведенных определений юридических фактов как основания, обстоятельств, условий и т. п., в нашей литературе подчас можно встретить и иные формулировки, отражающие место и значимость юридических фактов в динамике правоотношения. В некоторых случаях значение юридических фактов принижается, они рассматриваются в качестве явлений, лишь _с п о с_р__б-СТ-ву ющ их движению правоотношения.
Иногда же роль юридических фактов чрезмерно преувеличивается — юридические факты рассматриваются в качестве ист о_ч_н и к а правоотношения, при этом и нормы права, и правосубъектность, равно как и материальные .предпосылки, выпадают из общей цепи моментов, определяющих возникновение, применение и прекращение юридических отношений1,
Высказывания о юридических фактах, как источниках конкретных правоотношений, можно встретить также, в частности, в работах проф. С. И. Вильняпского3 и проф. Н. Г. Александрова. Последний считает, что «...источниками конк-Ретных субъективных прав и соответствующих обязанностей, источниками конкретных правоотношений являются юридиче-
1 См. В. П. К азимирч у к, О природе юридической нормы и • Равового отношения, «СРотмшк научных работ слушателей Военно-юРидической Академии МВС СССР», М., 1948, стр. 31 — 33.
- См. С. И. Вильнянский, Обычай и правила социалисти-;;ского общежития, «Ученые записки Харьковского юридического ин--титута, БЫП 5 Харьков, 1954 стр. 13,
4* ' 51
ские факты»1. Но после приведенного утверждения проф. Н, Г. Александров сразу же делает оговорку о том, что явление может быть расцениваемо в качестве юридического факта лишь «...тогда, когда нормой права за ним признается такое значение». Этим самым фактически снимается ранее выдвину,! тое положение о юридическом факте как источнике правоотношения.
Применение термина источник субъективных прав ц •обязанностей к юридическим фактам является весьма заманчивым и в то же время неверным. Под источников..опреде-] ленного явления обычно понимается сшта, -создавшая это яв--ление, вызвавшая.?го^.к._жизпи:) Юридические же факты, по-1 мимо нормы права и правосубъектности, не могут Нй_создать,1 ни изменить, ни прекратить ни одного правоотношения сами! по" себе, а следовательно, и быть источниками прав и обязан-! ностей.
Таким образом, как нельзя умалять Значение юридиче-1 ских фактов (рассматривать их в качестве явлений, лишь спо-1 собствующих движению правоотношения), так и приписы-1 вать юридическим фактам несвойственную им силу (рассмат-1 ривать их в качестве источника правоотношения).
1 Н. Г. Александров, Некоторые вопросы учения о прани отношении, «Труды научной сессии ВИЮН 1—6 июля 1946 г.-. Юриздат, 1948, стр. 34.
Глава И
ЮРИДИЧЕСКИЙ СОСТАВ.. ЮРИДИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ § 1. Понятие юридического состава1
I. Движение гражданских правоотношений может иметь в качестве своего основания различные юридические факты. Иногда для возникновения, изменения или прекращения правоотношения бывает достаточным одного юридического факта. Например, для возникновения у приобретателя индивидуально-определенной вещи права собственности может быть достаточно одного юридического факта—договора купли-продажи. Подобные факты, которые независимо от других фактов (но не нормы -права и правосубъектности) приводят в движение гражданское правоотношение, -можно назвать, с а моего ятед ьн ым HJ
Самостоятельность этих фактов проявляется только в том, подчеркиваем еще раз, что они обусловливают движение гражданского правоотношения независимо от иных юридических фактов, но .при наличии соответствующей нормы права и правосубъектности лица,'о возникновении, изменении или прекращении права (обязанностей) которого идет речь.
Один и тот же юридический факт может быть самостоятельным для движения одних правоотношений и не иметь такого значения для движения других. Достаточно указать на такой юридический факт, как договор. Если для движения правоотношений по купле-продаже данный факт может быть самостоятельным, то для возникновения отношений займа его одного будет недостаточно.
Приведенное положение показывает относительность разграничения фактов на самостоятельные и несамостоятельные. v тому же движение гражданских правоотношений в большинстве случаев имеет в качестве своего основания не отельный юридический факт, ^определенную совокупность тэких фактов — юридический состав.
' Обоснование отказа от существующей терминологии: «Факти-"˜№ий состав», см. низае (раздел 6 настоящего параграфа).
53
Под юридическим составом обычно понимается совркщ i ность юридических фактов, необходимых для наступления! определенных юридических последствий.^ уча и, когда дви жение гражданских правоотношений обусловливается ц. ' одним юридическим фактом, а юридическим составом весьма многочисленны Примером тому служи! возникновение, изменение или прекращение большинства обязательны!, правоотношений, семейных, наследственных прав и др Эт однако, нисколько lie умаляет роли и значимости каждого' отдельною юридического факта, причем независимо от того. входит ли он в юридический состав или сам (независимо от других юридических фактов) обусловливает движение гражданскою правоотношения
Противоположная точка зрения на значение и место гори дичсского факта в составе может привести к тому, что мы не сумеем отличить одщ совокупность юридических фактов от другой. Оперируя целой совокупностью юридических фактов.' не подразделяя ее на отдельные элементы — юридические факты, мы увеличиваем риск включения в юридический со став тех фактов, которые не являются в нем необходимым, или, наоборот, упустим из поля зрения явление, значимое с точки зрения права1 Это не может не привести к большим практическим ошибкам и теоретическим затруднениям.
Анализ фактической стороны дела нельзя себе мыслить как процесс, развертывающийся по одной прямой — от вьин нения гипотезы нормы права к установлению соответствующих элементов юридического состава Рассматривая опреде ленную совокупность фактов в процессе применения нормы гражданского права, нередко можно столкнуться с тем, чти фактические обстоятельства значительно богаче требовании гипотезы нормы Подобное положение приводит к необходимости отыскания другой нормы права, которая предусматривает соответствующую совокупность фактов Найдя нов^ю норму права, следует опять проверить, насколько удовлетво ряют фактические обстоятельства требованиям, предусмотренным в гипотезе вновь избранной нормы.
Таким образом, определение круга фактов, подлежащие установлению, представляет собой постепенное «сближение-фактической и юридической «сторон» дела Сопоставив пре i усмотренные нормой факты с имеющимися фактами действи телькасти, мы убеждаемся в правильности нашего выбора нормы, подлежащей применению. Но для этого требуется са мъш тщательным образом исследовать все то, что имеет или может иметь существенное значение, то есть абсолют но точно установить юридический состав движения рассмат
1 См 1U М Агарков Обязательство по советскому граждан скому праву Юрнздат 1940 стр. 80.
54
пиваемот правоотношения В некоторых случаях определенная часть фактов какого-либо юридического состава движения одного правоотношения может выступать в качестве завершен110^ юридической совокупности для движения др; гого правоотношения, и это затрудняет анализ фактической стороны дела Иначе говоря, установив тот или другой юридический состав, можно оказаться перед лицом фактов, которые как бы «излишни» для рассматриваемого отношения. Однако подчас выясняется, что «излишние» факты не только не излишни, но необходимы и, более того, в известных случаях определяют характер и юридическую природу рассматриваемого нами правоотношения Вот конкретный пример
В 1936 году 16-летняя Пахтусова в порядке наследования получила половит дома, паходяЕ;егося в г Благовещенске. При оформлении документов о вступлении во владение ча стью дома мать Пахтусова подарила ей и свою часть, вследствие чего с 29 августа 1936 г Пахтусова Л П была собственником всего дома. В 1938 год; мать Пахтусовой вышла замуж за Михеенко, а сама Пахтусова выехала в г Свердловск, где поступила учиться в индустриальный институт. В 1939 году, когда Пахтусова приехала на каникулы к матери в г Благовещенск, мать ее стала уговаривать, чтобы она подарила дом Михеенко, за что он обязуется оказывать Пахтусовой помощь во время учебы Пахтусова, уступая настоятельным требованиям своей матери, 29 июля 1939 г за ключила с Михеенко договор дарения дома. Михеенко вскоре после заключения договора дарения прекратил брачные отношения с матерью Пахтусовой и нереста! оказывать Пахт\со вой материальную помощь Когда Пахтусова возвратилась из г. Свердловска к матери в г. Благовещенск, то Михеенко заявил ей, что он является хозяином дома и хочет его продать. Михеенко потребовал, чтобы Пахтусова с матерью освободили дом, в связи с чем Пахтусова в феврале 1946 года предъявила в суде иск о признании договора дарения недействительным1
Народный суд, рассматривавший это дело, иск удовлетворил. Однако областной суд решение народного суда отменил и передал на новое рассмотрение, при котором народный суд в иске Пахт; совой к Михеенко отказал Последнее решение народного суда было оставлено в силе областным судом. Cv Цебная коллегия по гражданским делам .Верховного Суда РСФСР отклонила протест Генерального" Прокурора СССР об отмене решения народного суда и опрсдетение областного суда
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного руда СССР, признавая протест Генерального Прок\рора
1 «Судебная практика Верховною Суда СССР» 1948 вып TV стр у
55
СССР подлежащим удовлетворению, в своем определении указала на следующее: «Согласно ст. 138 ГК РСФСР договор дарения — это безвозмездная уступка имущества. Между тем материалами дела установлено, что при заключении договора дарения дома ответчик Михеенко обязался оказывать материальную помощь гражданке Пахтусовой Л, П., чего не. отрицал в судебном заседании и сам Михеенко. При этих условиях договор дарения нельзя признать законным»1
Приведенное дело показывает, что областной суд, а равно и народный суд (при вторичном рассмотрении спора) формально подошли к изучению фактической стороны дела. Они ограничились установлением состава, необходимого для возникновения правоотношения по дарению, упустив из поля своего исследования факт, меняющий характер 'Правовой связи между сторонами по договору. Встречная имущественная обязанность снимает конструкцию рассматриваемого отношения как безвозмездного, а следовательно, устраняет и характер договора дарения имеющей место сделки.
Это дело также показывает возможность таких случаев, когда некоторая часть юридического состава движения одного правоотношения служит внешне формальным основанием для движения другого правоотношения. Задача суда как раз и состоит в том, чтобы вскрьпь действительные взаимоотношения сторон —- установить материальную истину, а не основывать акт правосудия лишь на формальных моментах.
Таким образом, всесторонний подход к фактической стороне дела — тщательное установление всех фактов, имеющих значение для определения характера рассматриваемого отношения, составляет предпосылку для вынесения законного и обоснованного акта правосудия. Для того чтобы избежать ошибок, советский юрист должен правильно определить место и оценить значимость каждого отдельного юридического факта в юридическом составе; он должен уметь анализировать юридический состав, влекущий движение гражданского правоотношения.
2. Владимир Ильич Ленин писал, что «...отдельное не существует иначе как в той -связи, которая ведет к общему. Общее существует лишь в отдельном, через отдельное. Всякое отдельное есть (так или иначе) общее. Всякое общее есть (частичка или сторона или сущность) отделы-гого»2-Именно таким представляется и соотношение, устанавливающееся между юридическим составом (как общим) и отдельным юридическим фактом (как элементом, частичкой) тКаж-
1 «Судебная практика Верховного Суда СССР», 1948, вып. IV. стр. 7.
г В. И. Ленин, Философские тетради Госполитиздат 1947 стр. 329.
56
ггыЙ отдельный юридический факт, входя в юридический состав, то есть определенную общность фактов, находит там и только там свое признание в качестве юридиу веского. Однако и сама совокупность, которая образуется отдельными фактами, находит свое юридическое бытие лишь в фактах, ее составляющих.
Это видно хотя бы из того, что отсутствие одного из элементов искомой совокупности приводит к омертвлению не только юридического состава в целом, но и отдельных его частей по отношению к данному составу.
Как известно, выпадение одного из элементов целого влечет либо распад этого целого, либо его изменение. Так происходит и с юридическим составом. Однако факты, потерявшие свой юридический облик для данного состава, в связи с его распадом или незавершенней его формирования могут выступить в качестве элементов другой совокупности, где они с другими, а может быть и в имеющемся соотношении прежнего со/ става, могут образовать новое единство юридического характера — новый юридический состав. В новом составе соотношение между отдельными юридическими фактами и юридическим составом, как целым, будет подчинено тому же закону соотношения отдельного _и общего,,
Прд_зл_ементом_юридического состава следует понимать отдельные юридические факты, образующие данную совокупность. Элементы "состава—отдельные юридические факты -очень часто смешивают с элементами юридического факта и, наоборот, элементы факта — с элементами состава. Проф. М. М. Агарков полагал, что противопрявностъ, вина, вред и причинная связь являются элементами юридического состава ст. 403 ГК1. С нашей точки зрения, ни вред, ни вина не являются сами по себе юридическими фактами. Они —-элементы самостоятельного юридического факта — причинения вреда.
В указанном случае возникновение обязательства (ст. 403 ГК) обусловлено не юридическим составом, а одним юридическим фактом — противоправным действием. Вина и вред характеризуют это действие с двух сторон — первая в плоскости психического отношения лица к его неправомерному поведению, второй (вред) — в плоскости результата совершенного Действия. Вина характеризует поведение субъекта с субъективной стороны, вред — с объективной. Поэтому следует считать вину и вред элементами не юридического состава, а Факта.
Таким образом, под_.эд_емснтом_юридического состава ел Дует понимать отдельный юридический факт (событие или Щствие). Под элементом юридического факта следуе.т_ЛР= Шолать явления, .составляющие событие или действие.
1 См М. М. Агарков, Обязательство по советскому граждан--«ому праву, Юркздат, 1940, стр. 141.
57
3. Вопрос о соотношении элементов юридического состава с составом, как целым, очень близко соприкасается с пробл&. мой накопления, юридического состава и тех правовых послед, -ствий, которые наступают в связи с этим накоплением.
Имеет ли юридическое значение возникновение од, лого из элементов юридического состава?
Проф. И. Б. Новицкий, рассматривая данный вопрос в плоскости формирования сделки, дает следующий ответ «Юридическая сила незавершенных сделок определяется следующими положениями:
а) пока не наступил недостающий элемент фактического
состава, сделка in pendenti, то есть имеет место состояния не-
определенности;
б) если недостающий элемент фактического состава на
ступает, сделка получает полную силу..;
в) наконец, если выясняется, что этот элемент не наступит,
сделка считается неосуществившейся»'.
Таким образом, проф. И. Б. Новицкий считает, что юридк ческая сила незавершенной сделки может трактоваться! двояко, в зависимости от «познания» со стороны субъектов, наступит ли недостающая часть состава или нет: если они ж знают — сделка в неопределенном состоянии, если они узнали! то положение становящейся сделки теряет неопределенность и она приобретает наименование неосуществившейся. Практически это означает, что сделка как была, так и осталась! неосуществленной. Очевидно, нельзя согласиться с поетрое-1 нием проф. И. Б. Новицкого в части различия юридической! силы незавершенной сделки по такому субъективному момен-1 ту, как осведомленность субъектов о возможности заверше-1 ния юридического состава. Сделка остается незавершенной независимо от осведомленности субъектов2. Отсюда неизбежен вывод: незавершенная сделка тождественна по юридиче скому значению сделке несостоявшейся, то есть она не имеет никакого юридического значения для развития правоотноше ния, на установление, изменение или прекращение которого! она направлена.
В одной из более поздних работ проф. И. Б. Новицкий перенес вопрос о значении незавершенного юридического со става из проблемы сделки в целом в проблему одного из ви I дов сделок, в частности условных. Поставив вопрос, связыва [ готся ли правовые последствия сделки лишь с законченным»
И. Б. Новицкий, Недействительные сделки. «Вопросы со
ветского гражданского права», издательство Академии наук СССР!
1945, стр. 36—37.
В связи с этим нельзя не отметить противоречивость понятия
несостоявшейся сделки, предлагаемого проф. И. Б. Новицким, если
сделка не состоялась, то она не является юридическим фактом, а слр
довательно, и сделкой,
58
„олньш юридическим составом или же частично осуществившийся состав уже влечет за собой какие-то правовые послед-птвия, проф. И. Б. Новицкий дает на него следующий ответ: «При' условном договоре неполный фактический состав, то есть само соглашение сторон, имеет и до наступления условия юридическую силу, которая состоит в том, что есть уже завязка юридических отношений. Вследствие этого ни та, ни другая сторона не вправе произвольно отступить от договора, то есть иными словами, уже имеется действительный договор Окончательное действие договора зависит только от наступления условия, по не во власти сторон лишить договор значения»1.
В совершенных под отлагательным условием договорах, о которых говорит проф. И. Б. Новицкий, следует различать, по нашему мнению, правовые связи двоякого рода. Во-первых, главное правоотношение, для возникновения прав и обязанностей по которому необходимо по меньшей мере наличие двух юридических фактов, то есть определенного юридического состава-—договора и факта наступления >словия. Во-вторых, вспомогательное правоотношение (обязательство), возникающее на основе одного договора, юридические последствия которого для данного правоотношения наступают с момента совершения соответствующей сделки. Содержанием этого вспомогательного правоотношения являются обязанности (и соответствующие им права) каждой из сторон не препятствовать (не содействовать) наступлению предусмотренного договором условия. Если условие наступило, данное вспомогательное обязательство прекращается исполнением и возникает главное правоотношение, которое имелось в виду сторонами прн заключении условной сделки.
Следовательно, и для движения правоотношений, возникающих из условных сделок, также требуется наличие завершенного юридического состава. Из того обстоятельства, что один и тот же юридический факт может служить основанием возникновения одного правоотношения и в то же время входить в юридический состав, служащий основанием возникновения другого правоотношения, по нашему мнению, нельзя сделать вывода: будто_и_незавер1'|р"н"" тарип^ргкий состав порождает юр идйческие_п о следствия
˜˜в""принципе знало! ичную с проф^ И. Б. Новицким точку зрения в рассматриваемом вопросе, занимает проф. О. С, Иоффе. Он полагает, что «...при наступлении некоторых или хотя бы даже одного из фактов, являющихся элементами юридического основания права, могут наступить известные, хотя и не-
1 И. Б Новицкий, Сделки, исковая давность, том курса советского гражданского права. Госюриядат, 1954, стр 49,
59
завершенные, правовые последствия» (разрядка наша. —О. К.)1.
В качестве примера проф. О. С. Иоффе рассматривает юридическую значимость оферты. С нашей точки зрения, оферта сама по себе не порождает никаких юридических последствий для правоотношения, на движение которого она направлена. Оферта лишь постольку порождает юридическую связанность, поскольку она является самостоятельным юридическим фактом, предусмотренным специальными нормами права, регулирующими порядок заключения договоров (ст. ст 131 —134 ГК) Возникшее в связи с дачей предложения заключить договор правоотношение имеет своим содержанием не те права и обязанности, которые возникнут в результате заключения договора, а лишь права и обязанности по заключению самою договора, выступающего в качестве юридического факта для развития правоотношения, на установление, изменение или прекращение которого направлено предложение. В этой плоскости оферта является юридическим фактом, причем одной ее достаточно для установлений юридической связанности будущих контрагентов по договору Иначе говоря, мы здесь имеем самостоятельный юридический факт, содержание которого исчерпывается одной офертой. Для договорного правоотношения, на развитие которого направлена оферта, юридическая значимость ее может быть выяснена лишь после наступления всех необходимых условии, то есть после завершения юридического состава.
„Таким образом, в данном случае незавершенная часть юридического состава —оферта — никаких юридических последствий, хотя бы и «незавершенных», Tie порождает. Юридическая значимость оферты, самой по себе, лежит в плоскости отношений по заключению договора, но не в плоскости того правоотношения, на возникновение которого она направлена.
Исходя из указанной выше точки зрения на значение отдельного элемента незавершенного юридического состава, проф. О. С. Иоффе при рассмотрении оснований возникновения наследственных прав высказывает следующие положения- «Не порождая наследственных прав непосредственно, перечисленные факты (родство и иждивение. — О. К.) приобретают известное юридическое действие сами по себе, поскольку они связывают наследодателя, лишая его 1 возможности неограниченно свободного распоряжения своим имуществом на случай смерти. В то же время, придавая юридическое значение этим фактам, закон тем самым обеспечивает интересы как самого наследодателя, так и
1 О. С. Иоффе, Правоотношение по советскому гражданском'" праву, Л., 1949, стр. 123.
60
наследников, для которых создается возможность приобретения наследственных прав...» (разрядка наша.—О. /С.)1
В приведенном рассуждении проф. О. С. Иоффе остается несколько неясным, интересы какого будущего или действительного наследодателя обеспечивает закон. Если речь идет о живом человеке, то указанная правовая связанность далеко не всегда в его интересах. Если же иметь в виду «действительного наследодателя» (умершее лицо), то о его интересах говорить более чем затруднительно: субъектом прав н обязанностей может быть лишь живое лицо. В противном случае необходимо признать правильной точку зрения В. М. Гордона, что наследодатель является ответчиком по иску о недействительности завещания2. Да и что это за правовая связанность, в которой нет ни прав, ни обязанностей. Субъект может рассматриваться в качестве наследодателя лишь в перспективе, в будущем, но не в настоящем, иначе он уже не субъект. Если же говорить о будущем наследодателе, то не следует при этом забывать, что будущие обязанности (если они вообще могут существовать в настоящем) сами по себе еще никою ни к чему не обязывали.
Нельзя не отмстить, что рассмотрение проф. О. С. Иоффе оснований возникновения семейно-правовых отношений приводит его по существу к отрицанию выдвинуюго ранее тезиса о юридической значимости отдельного факта незавершенною юридического состава. Вот, что конкретно пишет проф. О. С. Иоффе: «...в отличие от отдельных элементов юридического основания возникновения наследственных прав, ии один из положительных элементов основания возникновения семейно-брачных отношений, при отсутствии факта регистрации брака, не порождает ни правовой связанности, ни реальных юридических возможностей»3.
Правильна, на наш взгляд, та часть высказываний проф О. С. Иоффе, в которой отмечается, что возникновение (накопление) отдельных юридических фактов незавершенного юридического состава создает возможность движения конкретного правоотношения. Однако, когда за этой возможностью проф. О. С. Иоффе усматривает юридическое значение, его положения становятся более чем спорными.
Возможность еще не есть действительность и для того, чтобы она стала таковой, должно наметь место развитие явлений. Юридическое значение имеют лишь факты действительности, а не возможность, которой, быть может,
1 О С. Иоффе, Правоотношение по советскому гражданскому
«Рану, Л., 1949, стр. 135—136.
2 См. В. М, Гордон, Ответчик по иску о недействительности
завещания, «Вестник гражданского права» 1913 г. № 3, стр. 67—90.
3 О. С, Иоффе, Правоотношение по советскому гражданскому
пРаву, Л.. 1949 стр. 139
61
и «не суждено» стать действительностью Будущие «факты*. не порождают юридических последствий в настоящем.
4 Поставленный выше вопрос о значении 01дельных юри дических фактов незавершенного юридического состава, с на-шей точки зрения, должен быть разрешен следующим образом.
Поскольку юридические последствия наступают в результате накопления всех необходимых элементов юридического состава, постольку нельзя и говорить о юридических последствиях, наступающих якобы в связи с наличием одного или нескольких элементов незавершенного состава До тех пор пока юридический состав не завершен в своем объеме и содержании, до тех пор и составляющие его элементы остаются толь ко фактами. Юридическими эти факты становятся только тогда, когда количественные изменения (накопление) в составе окончены и следуют изменения качественные. Только за вершенный состав становится юридическим. В противном случае, если признать эти факты юридическими для развития определенного правоотношения еще до завершения процесса накопления состава, то необходимо признать существо вапие таких юридических фактов, которые не порождают юридических последствий.
Таким образом, завершающий момент накопления состава -''представляет собой тот скачок, который переводит состав из одного состояния—фактического, в другое состояние — юридическое. Количество переходит в качество—факты стано-еятся юридическими, порождая установленные нормой права юридические последствия. Отдельный факт не может бить рассматриваем, как юридический, так как он является частичкой, стороной общего состава, который, в силу своей незавершенности, еще не обладает юридическим характером По скольку целое не обладает подобным характером, постольку частичка, сторона целого, не имеет того же характера
До завершения юридического состава никаких ю р и д и-ч е с_к и х последствий (понимая под этими последствиями движение правоотношения) для данного конкретного право-отношения не наступает. Для наступления юридических последствий в определенных случаях требуется также определенный порядок и последовательность накопления юридического состава.
В подтверждение изложенных положений приведем одно гражданское дело1. Свердловской областной прокуратурой б порядке ст 2 ГПК РСФСР было возбуждено гражданское дело в интересах Селезнева Г С. о признании договора дарения
1 См. дело народного суда 1-го участка Железнодорожного района г. Свердловска 1955 г., № 2—786 по иску Селезнева Г к Селезневу Ф. И о признании договора дарения недействительным. 6J
«действительным и о взыскании 3000 руб с Селезнева Ф И. Сущность дела сводится к следующему.
10 января 1947 г. в поселке Верхние Серьги умерла Селез-тева А П В наследственном ее имуществе среди других вещей находилось также домовладение (дом с надворными no-стройками). После открытия наследства во владение домом вступил ее сын Селезнев Ф. И , считая себя единственным наследником в имуществе матери, на основании «дарственной бумаги», составленной наследодателем и удостоверенной в по селковом Совете В «дарственной бумаге» указывалось, что данный документ имеет силу после смерти дарительницы.
19 марта 1955 г Селезнев Ф И. продал унаследованное домовладение гр-ну Аникину И П Вскоре после этой сделки к Селезневу Ф И. обратился с требованием об уплате 3000 руб (половины продажной стоимости дома) Селезнев Г. С., внук наследодательницы, отец которого (брат Селезнева Ф- И.— Селезнев С. И.) пропал без вести в 1942 году иа фронте.
В связи с тем, что Селезнев Ф. И отказался добровольно удовлетворить требования своего племянника, областная прокуратура в интересах Селезнева Г. С. просила признать договор дарения («дарственную бумагу») недействительным, признать Селезнева Г. С наследником половины спорного домовладения, но поскольку оно отчуждено добросовестному приобретателю, то взыскать указанные выше 3000 руб
В ходе судебного разбирательства по делу ответчик Селезнев Ф. И. иска не признал и суду пояснил, что данный дом передан ему его матерью Селезневой А П. на основании «дарственной бумаги». Ранее никто и никогда никаких претензий к нему по данному домовладению (с 1947-—по 1955 год) не предъявлял. За эю время он вложил значительные средства Для поддержания дома в исправном состоянии.
Среди документов, представленных истцовой стороной, имеется в деле свидетельство нотариальной конторы г Свердловска, из которого видно, что Селезнев С. И. признан умершим как пропавший без вести на фронте Свидетельство датировано 29 августа 1955 г
Перечислим факты и обстоятельства, имеющие или могу-Щие иметь юридическое значение для разрешения данного епора, в их хронологической последовательности: 1) 1942 год — Селезнев С. И. пропал без вести на фронте, 2) 5 января '94? г.— Селезнева А П. оформляет «дарственную бумагу» на случай смерти; 3) 10 января 1947 г — Селезнева А. П. уми-Рает, открывается наследство; 4) январь 1947 года (во всяком случае не позже апреля—Селезнев Ф. И. вступает в права наследника, поскольку он является присутствующим наслсд-ником; 5) 19 марта 1955 г —Селезнев Ф И продает домо-владение Аникину; 6} 29 августа 1955 г. — Селезнев С. И. при-
63
знается умершим; 7) 30 августа 1955 г —исковое заявление поступает в суд.
Обсудив содержание «дарственной бумаги», суд пришел ^ выводу о том, что по существу своем} она является не чем иным, как скрытым завещанием и на этой основе совершенно справедливо отнес ее к числу документов, как и факты, в чей отраженные, к числу юридически безразличных. После этого суд поставил два других вопроса может ли Селезнев Г С рассматриваться в качестве наследника по праву представлю ния или в порядке наследственной трансмиссии На указан ные вопросы суд дал отрицательный ответ и отказал в иске мотивируя свой отказ тем, что «Селезнев С И. был признан умершим 29 августа 1955 г., то есть спустя 7 лет после откры тия наследства, вследствие чего Селезнев Г С, являющийся сыном Селезнева С И , ire является наследником имущества баб\шки Селезнев С И признан \мершим не до открытия наследства, как того требует ст. 418 ГК, а признан умершим после открытия наследства и на его сына право представле пня не распространяется» К приведенным положениям с\ дебного решения следует добавить, что Селезнев Г С не мо жет наследовать и в порядке наследственной трансмиссии -для этого требовалось, чтобы признание умершим Селезнева С. И было осуществлено не позднее, чем в течение 6 месяцев со дня открытия наследства, в это же время необходимо было также обратиться в нотариальную контору для оформления наследственных прав.
Что же является основанием отказа в иске по приведение му делу с точки зрения тех правовых последствий, которых к бивался истец, и накопления юридическою состава5
Рассматриваемый юридический состав, хотя и содержи] i себе все необходимые юридические факты, но один из основ ных фактов — факт признания умершим —появился в юриди ческом составе с «опозданием», в связи с чем состав не был своевременно завершен.
Данное дело, на наш взгляд, наиболее локаза1ельно в то^ отношении, что для наступления соответствующих правовые последствий требуется не только полное завершение юриди ческого состава. Оно иллюстрирует также и то положение1 что соответствующие факты_^юлжны__ наступать в определен ной законом последовательности и, более того в установлен ные сроки.
Советском} гражданскому праву неизвестны понятия «при готовления и покушения» на совершение сделки. Оно знает лишь законченный юридический состав фактов, который лежит в основе возникновения, изменения или прекращения советских социалистических гражданских правоотношений. В отдельных правовых институтах имеются положения, пред} сматривающие соглашения о запродаже, предоставления
64
займа в будущем и др Однако и в подобных случаях соответ ствуюш.ие соглашения приобретают юридическое значение, могут породить на основе норм права юридические последствия лишь тогда, когда они представляют собой завершенные накоплением юридические составы, либо самостоятельные юридические факты.
5. Факты незавершенного состава могут быть названы по
тендяально юридическими. Их потенция может быть реализо
вана лишь при замкнутой цепи совокупности. До указанного
момента они не могут быть рассматриваемы в качестве юриди
ческих фактов в узком смысле этого слова.
Необходимость выделения потенциально-юридических фактов из общей массы обстоятельств, сопутствующих определенному этапу движения правоотношения, имеет большое практическое значение. Зная, какие именно факты могут обладать «потенциально-юридической» значимостью, судья сможет точно определить, какие факты из числа предусмотренных законом уже есть, каких еще не хватает. «Потенциально-юридические» факты незавершенного юридического состава являются правоподготовляющими; факты, замыкающие цепь незавершенного юридического состава, будут фактами правоустанавливающими.
Установление, хотя бы одного или некоторых правогтодго-товляющих фактов, обязывает суд к активной деятельности по установлению других фактов, поскольку речь идет о защите законных прав и интересов трудящихся (ст 5 ГПК РСФСР)1
6. Из изложенного видно, что явления, обычно именуемые
фактическим составом в настоящей работе, обозначены тер
мином «юридический состав». По мнению проф. И. Б Новиц
кого, «такое изменение терминологии представляется необос
нованным; все-таки в данном случае имеет место совокуп
ность фактов (хотя бы и юридических)»2
1 Одним из случаев конкретного преломления и дальнейшего раз
вития принципов ст 5 ГПК является то, что «сделка, совершенная с
нарушением ст 29 ГК но не заключающая в сеПе ничего противоза
конного или явно сбыточного для государства фактически целиком
Или в большей своей части выполненная сторонами, может быть в ин
тересах участвующих в сделке трудящихся признана с; дом действи
тельной с возложением на заинтересованную сторону" обязанности
оформить сделку в нотариальных органах и определенный судом
срок» (Из инструктивного письма ГКК Верховного Суда РСФСР № 1
за 1927 год. помещено в постатейном материале к ст. 29 ГК РСФСР)
В приведенном случае незавершенный состав приводит в движение
процессуально-правовое отношение завершающим этапом движения
которого (отношения) является судебный акт, обязывающий заинте
ресованную сторону восполнить потенциально юридический состав
Движения материально-правового отношения и тем самым привести
это основание в полное соответствие с требованиями закона.
2 И. В Новицкий, Сделки Исковая давность, том курса со
ветского гражданского права Госюриздат 1954, стр 16
т О д Красавчиков 65


Термин «фактический состав», с нашей точки зрения, неправильно отражает вкладываемое в него содержание. Понятия фактического и юридического обычно противопоставляются друг другу.ЛПод фактическим разумеется то, что не имеет значения для права. Под юридическим же понимается самая сущность, исходя из которой на основе закона должен быть решен спор о праве гражданском.) Когда говорят, что факт юридический, а состав—фактический, то создается неправильное представление, якобы значение имеет только отдельный юридический факт, а совокупность — юридически безразлична, она носит фактический характер. В действительности, факт обретает свою юридическую оценку (поскольку он не является самостоятельным) находясь в определенном составе, который и порождает юркдкческке последствия, то есть в юридическом составе.
Термин «фактический состав» может быть сохранен для обозначения всех обстоятельств, сопутствовавших определенному моменту движения конкретного правоотношения, из которых, в известных случаях, суд будет черпать д о к а з а-т_е л ь с т в е н н ы е факты.
Юридический состав обычно определяют как совокупность фактов, влекущую юридические последствия. Точнее, юридический состав следует определятыдак совокупность юридических фактов, необходимую для наступления указанных в норме права юридических последствий/ Добавлять, что совокупность должна состоять из фактов не только необходимых, но и достаточных, не следует1.
7. Понятие юридического состава в гражданском праве нетождественно понятию состава преступления в уголовном праве. Необходимость уяснения соотношения этих двух понятий объясняется, в частности, тем, что иногда совершенное преступление служит основанием возникновения обязательных правоотношений (ст. 403 ГК).
Сопоставляя определение состава преступления, даваемое наукой уголовного права2, с определением юридического состава, нельзя не отметить существенного отличия одного от другого. Содержание первого заполняется признаками, характеристиками и т. д., содержание второго — фактами, которые могут быть охарактеризованы. Поэтому неправильны, на наш взгляд, высказывания, в которых проводится отраслевая параллель между составом преступления и юридическим составом и, тем более, те, в которых последний рассматривается в
1 В. И. Ленин, конспектируя «Науку логики* Гегеля, записал;
«Излишне прибавлять- достаточное основание. Недостаточное но есть
основание» (Б, И, Ленин, Философские тетради, Госполктиздат
1947, стр. 119).
2 Си А. Н. Трайннн, Состав преступления по советском%
уголовному праву. Госюриздат, 1957, стр. 59—60.
66
качестве своеобразного аналога понятия состава преступления в уголовном праве1. Состав преступления не может быть отождествляем как с юридическим фактом, так и с его элементами. Дело в том, что одной из сторон (элементов) состава преступлений является субъект2. Но вполне понятно, что лицо не может быть отождествляемо ни с юридическим фактом или его элементом, ни с юридическим составом. Это положение относится в равной стелени как к гражданскому, так и-угловному праву.
В науке уголовного права и процесса, говоря о юридических фактах, пользуются термином преступление, событие преступления и участие в нем обвиняемого3. Говорят также о главном факте и о фактических элементах совершенного преступления4, о составе преступления как единственном основании уголовной ответственности5. Кроме того, можно встретить рассуждений и о фактическом составе6.
Во избежание каких-либо смешений состава преступления с юридическим составом (фактом) отметим, что юридическим фактом в материальном уголовном праве является только преступление, представляющее собой «...конкретный акт человеческого поведения или совокупности таких актов»7.
8. Подводя краткий итог, отметим: под юридическим составом следует понимать совокупность юридических фактов, необходимую для наступления юридических последствий, предписанных нормой права. Соотношение отдельного юридического факта как элемента состава с юридическим соета- * зом, как общностью фактов, подчинено закону соотношения общего и отдельного. Элементом юридического состава яв.-ляется юридический факт'(событие и действие). Элементом юридического факта будет всякое явление (совокупность явлений, обстоятельств), составляющее данное событие или действие.
! См. О. С. Иоффе, Правоотношение по советскому гражданскому праву. Л.. 1949, стр. 117.
2 См. «Уголовное право-, учебник юридических вузов, 3948, стр. 314.
f 3 См. М. И. Гродзинский, Улики в советском уголовном процессе, «Ученые труды ВИЮН*. вып. VII, Юриздат, 1944. стр. 3; см. М а. Ч ельцов. Уголовный процесс, учебник для юридических вузов, Юричдат, 1948, стр. 247. (
4 См А. Н. Т раин и н, Учение о соучастии, Юрнздат, 1941
стр. 155.
5 См. А. А, Пионтковский, Вопросы общей части уголов
ного права в практике су дебн о-прокурорских органов, Госюриздат.
1954, стр. 33 и ел.
6 См В. Я. Лившиц, Принцип непосредственности в советском
уголовном процессе, издательство Академии наук СССР, 1949,
СТР- 18; см М С. Строгович, Учение о материальной истине в
Уголовном процессе, издательство Академии наук СССР, 1947, стр. 5.
7 Н. Д. Дурманов, Понятие преступления, издательство Ака-
Демии наук СССР, 1948, стр. 31.
S* 67
Юридические последствия наступают только при наличии всех юридических фактов соответствующего юридического состава. Создаваемая отдельными юридическими фактами незавершенного состава возможность движения конкретного правоотношения сама по себе, как и факты, ее создающие, юридического значения не имеет. Завершающий момент накопления состава является скачком, который переводит состав из одного состояния — фактического, в другое •—юридическое. Количество переходит в качество — состав и факты становятся юридическими и влекут юридические последствия, указанные в норме права. До накопления составом всех элементов имеющиеся факты могут быть условно названы потенциально-юридическими.
Понятие состава преступления нетбждественно понятию юридического состава (факта).
-^-— .
§ 2. Виды юридических составов
Для правильного понимания вида юридического состава необходимо уяснение содержания и структуры рассматриваемой в каждом конкретном случае юридической совокупности Оно помогает выяснить правовую природу соответствующего гражданско-правового отношения, а следовательно, необходи мо в процессе применения норм советского гражданского права1.
В советском гражданском праве следует различать такие виды юридических составов, как гщдсдае, и сложные, альтернативные и бланкетные.., Первоначально обратимся к анализу простых и сложных юридических составов.и
Правовые отношения, будучи определенным результатом правового регулирования общественных отношений при наличии соответствующих условий (нормы права, правосубъектности и юридических фактов), могут создавать новые возможности для совершения тех или других юридических действий, наступления тех или других юридических последствий. Пра воотношсние может само по себе выступать в роли юридического факта. На эту сторону вопроса в нашей литературе уже обращалось внимание. В частности, проф. О. С. Иоффе отмечал, что «...наряду с другими явлениями внешнего мира, в качестве юридических фактов могут выступать сами гражданские права и правоотношения»2.
Наше гражданское законодательство, как и практика еш применения, знает немало случаев, когда то или другое правоотношение лежит в юридической основе (является "юридиче-
- •
1 О понятии юридической природы гражданского правоотношения
см. гл. VI
2 О. С. Иоффе. Правоотношение по советскому гражданском^'
праву. Л., 1949, стр. 124.
68
ским фактом) другого правоотношения. Недостаточный учет складывающейся взаимосвязи между этими правоотношениями может привести к ошибкам на практике и затруднениям в теории.
В народном суде г. Свердловска РайжилуправЛением был предъявлен иск о выселении Таскаевой, Фомина и Ваниной. Истец просил выселить Таскаеву (основная квартиросъемщица) по мотивам фактического непроживания в квартире и длительной сдачи указанного помещения в поднаем Фомину и Ваниной. Выселение последних мотивировалось отсутствием прав на занимаемую жилплощадь. Народный суд иск удовлетворил1.
В кассационной жалобе Таскаева указала на 1рубсйшее процессуальное нарушение (ей не была вручена судебная повестка), а также привела ряд обстоятельств матерально-пра-вового характера. Областной суд в своем определении постановил: решение народного суда в части, касающейся Фомина и Ваниной, оставить в силе, а в части Таскаевой — отменить и дело передать на новое рассмотрение. Проанализируем существо дела.
В предъявленном иске оспариваются два правоотношения, имеющие под собой самостоятельные, хотя и односторонне связанные юридические составы. Первое правоотношение; юридическим основанием возникновения которою выступает договор жилищного найма Таскаевой с домоуправлением, является главным, основным правоотношением. Вторая правовая связь, возникновение которой обусловлено юридическим составом, состоящим из договорного отношения Таскаевой с домоуправлением и договором поднайма Таскаевой с Фоминым и Ваниной, является подчиненным (зависимым) правоотношением Ошибка областного суда в данном случае состоит в том, что он признал главное правоотношение одновременно и существующим (для Таскаевой), и несуществующим (для Фомина и Ваниной). Для последних упразднение главного правоотношения повлекло ликвидацию подчиненного. Но, поскольку для Таскаевой жилищное правоотношение не было признано прекратившимся, областной суд не мог оставить в силе решение народного суда в части, касающейся Фомина и Ваниной.
Это дело наглядно показывает существование з нашем праве главных (основных) и подчиненных (зависимых) правоотношений. Оно также показывает и различную структуру юридических составов, обосновывающих рассматриваемые правоотношения. Юридический состав возникновения 1лавно-
1 Дело № 2/666 народного суда 1-го участка Верх-Исетского района г. Свердловска (1938 г.) по иску Райжилуправления к Таскаевой, фомину и Ваниной о выселении.
69
го правоотношения выступает в виде договора жилищною найма1. Юридическое основание возникновения подчиненною правоотношения имеет характерную особенность — оно имеет в своем содержании два конструктивно отличных друг от друга элемента. Первым элементом этого состава является договорное правоотношение, вторым — договор поднайма. По-', добпые составы следует именовать сложными юридиче-J скими составами. Сложность указанного состав а, состоит в том, что первый его элемент является правоотношением^" Те юридические составы, которые не содержат в себе подобного элемента (правоотношения), следует именовать простыми юридическими составами.!—
В нашей науке права была высказана мысль, согласно которой сложным составом следует считать каждый юридический состав, состоящий более чем из одного факта, то есть по существу, всякий юридический состав, состоящий из двух юридических фактов (например, сделки и административного акта), является сложным2. Эта точка зрения поддерживается проф. Н. Г. Александровым3.
Очевидно, правильнее все же считать простым юридический состав, включающий в себя два названных элемента (административный акт и сделку), так как в нем пет ничего сложного. Сложность может быть в аспекте взаимодействия этих двух юридических актов либо в конструкции создаваемого ими правоотношения, но, отнюдь, не в конструкции самою юридического состава. Число юридических фактов, входящих в состав, может сделать его большим, но не сложным.
Юридический состав, обосновывающий изменение или прекращение правоотношения, всегда является сложным, ибо если усложняющего факта нет — нечему изменяться или прекращаться.
Существование простых и сложных юридических составов я соответственно главных и подчиненных правоотношений находит свое выражение в нашем законодательстве и судебной практике4. Подобные отношения складываются межд] опекуном, проживающим на площади подопечного, и послед
1 Юридический состав договора жилищного найма в рассматрл
баемом случае состоит из двух юридических фактов — адлганистра
тибпого акта (ордера! и договора домоуправления с квартире съем
шиком.
См. М. М. Агарнов, Обязательства по советскому граждан
скому праву, Юрнздат, 1940, стр. 132.
См. Н. Г Александров, Правовое регулирование распре
деления рабочей силы. «Советское право в период Великой Отечес! венной войны», т. I, Юриздат, 1948, стр. 281.
* См. «Судебная практика Верховного Суда СССР» 1949 г. № 7, стр. П; «Сборник постановлений Пленума и опоеделений коллегий Верховного Суда'СССР 1941 год», Юриздат, 1947, стр. 118.
70
ним1, продавцом и покупателем по поводу недостатков в проданном имуществе (ст. 196 ГК)2, собственником и залогодержателем (ст. 85 ГК) и т. д. Во всех этих и подобных им случаях отпадение главного правоотношения, влекущее за собой распад сложного юридического состава, при определенных к тому условиях приводит к упразднению подчиненных правоотношений.
Не следует, однако, думать, что главное правоотношение всегда обосновано простым юридическим составом. Оно само может находиться в аналогичной зависимости от другого правоотношения и иметь сложный юридический состав в своем основании.
Таким образом, не исключается возможность существования особо усложненных юридических составов, в которых усложняющий элемент — правоотношение — имеет в своем 'основании аналогичный юридический факт — другое правоотношение.
Существует отдельная группа правоотношений, которая при своем возникновении требует подобно подчиненному правоотношению сложного юридического состава. Однако характерной особенностью этой группы является то, что, возникнув из сложного юридического состава, они не становятся подчиненными, а имеют самостоятельное существование, независимо от бытия, усложняющего правоотношения.
Так, «лицо, проживающее на жилой площади в качестве супруга съемщика, не может считаться временным жильцом»3. Жилищные права супруга могут возникать при наличии сложного юридического состава, имеющего в своем содержании два усложняющих элемента — семейно-брачное отношение с другим супругом и договорное отношение по жилищному найму другого супруга с домоуправлением. Жилищные права супруга, равно как и других членов семьи, возникнув на основе этого состава, обретают самостоятельную силу и существуют даже тогда, когда усложняющие элементы прекращаются (прекращение брака, прекращение жилищного отношения Другого супруга). Эти права как бы отрываются от своего первоначального основания4.
1 См. «Сборник постановлений Пленума и определений коллегий
Верховного Суда СССР 1944 год», Юр'издат, 1948, стр. 257; «Сборник
постановлений Пленума и определений коллегий Верховного Суда
СССР 1943 год», Юриздат, 1948, стр. 195.
2 См. «Сборник постановлений Пленума и определений коллегий
Верховного Суда СССР 1944 год*, Юриздат, 1948, стр. 230,
3 «Судебная грактика Верховного Суда СССР» 1949 г. Ке 12,
СГР. 36; см. также «Судебная практика Верховного Суда СССР»
*950 г. № 5. стр. 11; 1946 г . вып. IX (XXXIIlj, стр. 22: 1949 г.
J* 10. стр. 8.
4 Судебной практике известно, в частности, положение о том, что
«в случае выезда из дома съемщика, получившего жилую площадь в
свяли с трудовыми отношениями, выселение в судебном порядке чле-
71
Й ,'l К'. '


Изучение подобных правоотношений лежит за пределами нашей работы и потому мы ограничиваемся только их конста тацией и указанием на то, что они при своем возникновении требуют сложного юридического состава.
2. Анализируя действие юридических составов под углом зрения тех юридических последствий, которые они порождают на основе предписаний норы права, нельзя не отметить, ч-ь •различные по своим элементам, а подчас и по содержанию и структуре составы могу: влечь одни и те же юридические по следствия.
В качестве иллюстрации приведенного положения можнг I сослаться на ст. 30 постановления ЦИК и СНК СССР от '7 октября 1937 г. Как известно, в соответствии с правилами, этой статьи при трех различных основаниях может наступить одно и то же юридическое последствие — прекращена граж данско-правового отношения по найму жилого помещения и выселение квартиросъемщика. Следует подчеркнуть, чю приведенные в ст. 30 основания совершенно различны как по своему характеру, тек и по содержанию: систематическая порча и разрушение помещения (п. «а»); невозможность сов местного проживания в одной комнате или квартире (п. «б») и, наконец, неплатеж квартирной платы более трех1 месяцев (п. &в»).
Советское гражданское право и практика его применении знает немало случаев, когда одни и тс же правовые послед ' ствия могут наступить при самых различных фактических об стоятельствах1. Названные юридические составы можно на звать альтернативными^ Под альтернативными юридическими составами, таким образом, понимаются два или,более юридических состава, влекущих самостоятельно (независимо друт от друга) одно и то же юридическое последствие!^-
Нельзя не отметить, что альтернативными могут быть н< только юридическ-ие-еоставы, но также и отдельные юридические факты.
нов его семьи, оставшихся на этой площади, может быть произведено не иначе как с предоставлением им другого годного для жилья помс1 щения» (см. «Судебная практика Верховного Суда СССР» 1956 i № 5, стр. 26 и ел.).
1 Судебная коллегия по гражданским делам в одном из опреде гений указала Право собственника на выселение (нанимателя. — О. К.) возникает (общее последствие. — О, К.} только в тех случаях, когда с момента заключения договора изменились жилищные (первый состав. — О. А.) или семейные условия (второй состав. — О. К.), Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда СССР по делу № 36/452 по иску Каспарова к Мазепа о выселении («Судебная практика» 1946 г., вып. VII (XXXI), стр. 14/4). См. такие Определение № 235 Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда СССР по иску Джалиашвили к управлению строителт ства Храмгэсстрой, «Сборник постановлений Пленума и определение коллегий Верховного Суда СССР, 1941 год». Юриздат, 1947, стр. 112
11
Приведенные положения не следует смешивать с альтернативными юридическими последствиями, наступающими при наличии определенного одного юридическою состава (факта). Так, например, ст. 198 ГК РСФСР предоставляет покупателю, обнаружившему недостатки в проданном имуществе и своевременно о них заявившему, право требовать по его выбору (альтернативно) либо доставления вещей надлежащего качества (если проданы вещи, определяемые родовыми признаками), либо соответствующего уменьшения покупной цены, либо расторжения договора и возмещения ему всех убытков. Диалогичные последствия (альтернативные) установлены, в частности, в ст. 227 и других статьях Гражданского кодекса РСФСР.
3. В большинстве случаев гипотеза каждой правовой нормы дает вполне точное указание, какой необходим юридический состав для наступления юридических последствий. Как правило, законодатель раскрывает или сжато формулирует характерные черты соответствующего юридического состава, определяет круг его элементов. Однако в сравнительно редких случаях законодатель этого не указывает. Так, ст. ст. 49. 234, 282 ГК говорят о наличии уважительных причин, ст, 254 ГК — о силе обстоятельств, ст. 231 ГК—об изменившихся объективных условиях и т. д. В перечисленных статьях Гражданского кодекса юридические составы (факты) не раскрыты в своем конкретном (видовом) содержании; они получили лишь типическое (родовое) определение. Суд, например, рассматривая вопрос о восстановлении срока исковой давности, может услышать от истца самые различные причины истец был болен, находился за границей, забыл о существовании определенного права и т. д., но удовлетворение просьбы будет дано лишь «...стороне, пропустившей срок по причинам, признанным судом уважительными»1. Суд сам опреде-, ляет уважительность причин, так как законодатель не указывает, что именно к ним относится и когда они наступают. Закон связывает с признанием судом причин уважительными известные юридические последствия.
Аналогичной нормой является привило, зафиксированное в ст. 40 КЗоБСО РСФСР: «Если родители не живут вместе, то от их согласия зависит, при ком должны проживать несовершеннолетние дети; при отсутствии соглашения между родителями вопрос этот разрешается общеисковым порядком-народным судом». Какие юридические факты должен установить суд, рассматривая спор в порядке ст. 40 КЗоБСО? Закон о них не говорит, и поэтому суд каждый раз изучает фактическое положение дел у родителей, возможность обеспече-
' См «Сборник постановлений Пленума и определений коллегий верховного Суда СССР 1943 tor», Юрнздат, 1948: см также «Судебная практика Верховного Суда СССР» 1949 г, № 1, стр. 4 — 5.
73
ния надлежащего воспитания детей у каждого из них и др. Причем, понятно, что вряд ли представляется возможным найти хотя бы два дела с одинаковой фактической стороной, послужившей основой для решения суда по иску отца или матери о передаче им на воспитание ребенка
Практике Верховного Суда СССР известно, например, дело, сущность которого вкратце сводится к следующему Супруги Козакова и Соболев, прожив в зарегистрированном браке два года, развелись После развода их дочь Светлана осталась с отцом, а мать уехала к своим родителям в другой город. По прошествии еще двух лет отец Светланы, желая пре!радить возможность своей бывшей супруге в будущем забрать дочь к себе, добился решения народною суда (вынесенного с грубыми процессуальными нарушениями), которым за Собо левым было признано «право на постоянное воспитание Светланы» Соболев после получения указанного решения передал Светлану совершенно посторонним лицам (Фоминым) и от непосредственного воспитания дочери практически уклонился Фомины проживают в двух полутемных комнатах, будучи людьми преклонного возраста, не могут обеспечить воспита ния Светланы, и последняя выглядит чрезвычайно болезненным и забитым ребенком Все эти факты были установлены в ходе проверки, проведенной Прокуратурой республики по жалобе матери Светланы Верховный Суд СССР совершенно правильно отменил вынесенное народным судом решение1
А вот другое дело из практики одного из народных судов Свердловской области, дело, в котором в роли1 истца выступал отец. Сущность дела вкратце сводится к следующем}
У. и Я. состояли в браке, от которого имели дочь Вален тину (942 года рожде>гая. После развода супругов Валентина была оставлена у матери В 1951 юду отец обратился в суд с иском о передаче ему на воспитание его дочери Валентины. В обоснование своих требований У. указал на следующие факты. Он выплачивает матери на содержание ребенка ежемесячно до тысячи рублей. Однако указанная сумма рас ходуется не па ребенка: мать, ведя далеко не безупречный в моральном отношении образ жизни, часто устраивает (на присланные У. деньги) «пирушки», воспитанием ребенка не занимается, проводя значительную часть свободного времени в обществе различных мужчин Валентина ходит в школу очень плохо одетая. Понятно, что суд, рассматривавший это дело на основании ст 40 КЗоБСО РСФСР, вынес реше ние о передаче ребенка на воспитание отцу2 Впоследствии
' Си «Сборник постанов пений Пленума и определений коллегий Верховного Суда СССР 1941 год», Юриздат, 1947, стр 143
2 См Решение народного суда Богдановичского района Сверд ловской области от 31 декабря 1951 г по иску У к Я о передаче ребенка на воспитание
74
другой народный суд взыскал по иску отца с матери алименты на содержание Валентины1.
Из приведенных двух дел видно, что в практике примене иця норм права суды, а равно и иные органы советского государства, могу г столкнуться с таким потожением, когда в пщшеняемы^лши-лхормах _не указываются^конкретные уело-l/вия, юридические составы (факты), при которых должны наступать те или другие юридические последствия. Такие юридические составы можно назвать бланкетными. Бланкетными могут быть не только юридические составы, но, в рав-лой степени, и отдельные юридические факты
Кроме приведенных выше случаев, когда законодатель устанавливает бланкетные юридические составы (факты), можно указать также, например, на юридический состав прекращения брака, в котором один из элементов является бланкетным
Как известно, в законе не установлено никаких формальных признаков, при наличии которых брак должен быть признан расторгнутым. Суд, рассматривая каждое бракоразводное дело, должен установить, что семья действительно распалась и восстановить ее невозможно. Факты, свидетельствующие о распаде семьи, могут быть самыми различными
Таким образом,у(од бланкетным юридическим составом (фактом) следует понимать юридические составы (факты), содержание которых в норме права не раскрыто, но приводятся отдельные признаки тех или других фактов, с установле нием которых судом норма права связывает юридические последствия
Существование бланкетных юридических составов (фак тов) в нашем законодательстве неоспоримо. Оно находит свое подтверждение и в нашей судебной практике, хотя последняя и не присваивает им термин «бланкетные»2
§ 3. Понятие и виды юридических последствий
1. Под юридическими последствиями обычно понимают две категории явлений, связанных пежду собой. Под первой категорией юридических последствий понимают движение правоотношения, то есть его.возникновение, изменение и прекращение вне связи с его осуществлением Эта категория последствий всецело предопределяет вторую, которая составляет последствия, наступающие в результате осуществления определенного правоотношения. К последней категории обыч-
1 См решение народного суда 2-го участка Железнодорожного
Района г Свердловска от 26 августа 1955 г. по иску У к Я. о взыска
иии алиментов.
2 См например «Сборник постановпений Пленума и определений
коллегий Верховного Суда СССР 1942 год», Юриздат 1947, стр 149.
75
но относят — истребование вещи по виндикационному иск^ у несобственника, выселение квартиросъемщика, взыскание-пени, неустойки и штрафа за невыполнение договорного обязательства и т. д. Иногда юридические последствия отождествляют именно с этой последней группой юридических последствий.
В рамках теории юридических фактов необходимо рассмотреть лишь первую из указанных категорий юридических последствий. Под юридическими последствиями в дальнейшем будет пониматься только движение, то есть возникновение, изменение или прекращение конкретного правоотношения.
2. В движении правоотношения можно наметить два главных узла — возникновение и прекращение. К ним нужно добавить еще один промежуточный и не всегда существующий момент— изменение.
Возникновение правоотношения представляет собой установление между лицами общественного отношения юридической связй-г'Одно из лиц наделяется правом, другое — обязанностью. В большинстве случаев каждый из субъектов наделяется и правами, и обязанностями, которые корреспондируют обязанностям и правам" другого субъекта.
Момент возникновения правоотношения не следует смешивать с моментом, который определяет время исполнения лежащих на субъектах обязанностей, Осуще-етвление прав и исполнение обязанностей может быть отодвинуто на'олреде-ленный, а иногда и неопределенный срок (до востребования и до наступления отлагательного условия). Определенный срок обычно фиксируется в договоре, административном акте и т. д. и потому при решении вопроса о начале действия субъективного права не возникает каких-либо затруднении.
В тех случаях, когда исполнение отодвинуто на неопределенный срок, права и обязанности возникают не в момент их осуществления, а одновременно с установлением правоотношения. Иллюстрацией к этому положению может служить договор займа, в котором не указан.момент возврата занятой суммы и договор страхования, по которому обязанность выплаты страховой суммы возникает у страховщика с момента заключения договора, но осуществление права страхователя отодвинуто и поставлено в зависимость от наступления или ненаступления страхового случая^уПрекращение правоотношения является своеобразным антищЩШ^етсГвозникновения Оно разрывает правовую связь субъектов •— должник не обязан, а веритель не может требовать определенного поведе-
1 Возникновение правоотношения является одним из наиболее освещенных в нашей литературе моментов в движении правоотношения.
76
иия. Права и обязанности отпадают. Прекратившееся право-отношение может явиться основанием для возникновения нового.
Наиболее сложным моментом движения правоотношения •является его изменение^ Всякое изменеттие есть отрицание старого и возникновение нового. Правоотношение может изменяться в двух направлениях — по линии его содержания и по линии субъектов. Не исключена возможность изменения правоотношения в обоих направлениях. В этом случае изменение будет усложненным. Говоря об изменении правоотношения, следует иметь в виду также отрицание, прекращение старого правоотношения и возникновение на его месте нового. Образование нового правоотношения может быть осуще-|ствлено на основе старого. Например; вместо возврата утраченного предмета найма должник уплачивает стоимость последнего.
Изменение правоотношения не следует смешивать с возникновением подчиненных правоотношений на основе сложных юридических составов. Например, при залоге право собственности не изменяется, а возникает дополнительное подчиненное правоотношение.
Говоря об изменении, установлении и прекращении определенного правоотношения, мы рассматривали эти моменты движения со стороны прав одного субъекта/Если же рассматривать движение правоотношения с точки*зрения прав и обязанностей двух или более субъектов, то окажется, что правоотношение может одновременно возникать для одного, прекращаться для другого и изменяться для третьего. Это, в частности, можно наблюдать при цессии: правоотношение прекращается для цедента, возникает для цессионария, изменяется для должника. Таковы основные моменты движения правоотношения в целом.
3. Категория юридических последствий содержит в себе не только развитие правоотношения в целом, но и развитие его отдельных элементов, в частности субъективного права. Движение последнего в основном совпадает с движением правоотношения, с возникновением правоотношения возникают субъективные права, с прекращением этого отношения прекращаются и правомочия, являющиеся элементами этого отношения.
Однако не исключены и такие случаи, когда правоотношение в целом не претерпевает изменений, а приходит в Движение только один из его элементов — субъективное право. Развитие последнего (вне связи с движением правоотношения в целом) происходит в направлении от правомочия к правопритязанию. Возможно движение субъективного пра-8а и в обратном направлении, то есть правопригизание, те-Ряя напряженный характер, превращается в правомочие. Для
77
fi

теории юридических фактов данное движение не представ ляет само по себе особого интереса, поскольку юридические-формы, в которых происходит внутреннее развитие субъек. тивного права, идентичны юридическим фактам, влекущич движение правоотношения в целом.
Для того чтобы решить вопрос о том, какие же имени» юридические факты влекут развитие правомочия в право притязание, необходимо в каждом отдельном случае обр i. щаться к анализу конкретного правоотношения, элементом которого является соответствующее субъективное право
Движение субъективного права и движение правоотноик. ния в целом далеко не всегда совпадают Правоотношение может оставаться прежним, в то время как субъективно право будет находиться в движении. Рассмотрим эте* поли-жепие на конкретном примере.
Управление скульптурно-художественных предприятий 11 апреля 1946 г. заключило с гр ном Кагановым договор на издание научно-технического труда Согласно п. 3 этого договора автор обязался сдать труд в готовом для печати виде не позднее 6-месячного срока со дня заключения договора В исполнение принятого обязательства Каганов II декабря 1946 г. представил рукопись своего труда, но одновременно обратился к начальнику управления с заявлением, в котором поставил вопрос о необходимости изменения и дополнения своего произведения. Предложение автора Управлением скульптурно-художественных предприятий было принято, однако срок представления рукописи в готовом для печати виде не был определен Впоследствии Каганов грубо уклонялся от выполнения своих договорных обязательств и на протяжении двух с половиной лет недостатки произведения не восполнил, получив в счет авторского гонорара, помимо 25 процентов аванса, дополнительно 11554 руб. В связи с этим возник вопрос о том, с какого момента Управление (истец) может востребовать с Каганова (ответчика) готовую рукопись или возврат сумм, полученных помимо 25 процеп тов аванса.
Проанализируем развитие субъективных прав Управление (истца) в сложившемся отношении.
«В данном случае согласие истца на изменение и допол некие представленной ответчиком рукописи произведения нельзя рассматривать,как новацию правоотношений стороч так как эти изменения и дополнения произведения носят ха рактер переделки ..»'. Следовательно, в данном случае право отношение в целом не изменилось, а находилось в движени только субъективное право.
1 См «Судебная практика Верховного Суда СССР» 1950 г № стр. 36.
78
Возникает вопрос, с какого же момента это субъективное право может вновь обрести полную силу, то есть стать лра-в0М, допускающим принудительное осуществление.
В данном случае применение ст. 111 ГК терпит большое ограничение. Статья 111 ГК предусматривает (в случае уста-Но0ления неопределенного срока в обязательстве) возможность требовать исполнения немедленно (по востребованию кредитора), при этом должнику представляется 7-дневный дьготный срок. Ограничение положений ст. 111 ГК происходит потому, что согласно типовому издательскому договору для исправлений (переделок) и вторичной сдачи рукописи издательство обязано предоставить автору достаточный для переделки срок Судебная коллегия по 1ражданским делам Верховного Суда СССР в своем определении по данному делу указала, что этот^ срок не может превышать срока, предусмотренного договором на составление труда.
Следовательно, окончательная картина движения субъективного права во бремени выглядит следующим образомг-
11 апреля 1946 г. — заключение договора — субъективное^ право Управления возникает в форме правомочия, 11 октября 1946 г. — обусловленный договором день сдачи рукописи -правомочие превращается в правопритязание и существует в таком виде до 11 декабря 1946 г. В этот день происходит соглашение между сторонами, которое переводит праволри-тязание в правомочие. 11 июня 1947 г. — последний день вторичной сдачи рукописи после внесения изменений (переделок), субъективное право вновь обретает напряженный характер, то есть становится подлежащим удовлетворению в принудительном порядке Следовательно, с 1 июня 1947 г. истец мог требовать с ответчика возврата сумм, превышающих 25 процентов авторского гонорара.

<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>