<< Пред. стр.

стр. 4
(общее количество: 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

t деликта. Деликт может протекать в форме сделки. Именно только в форме, которая не может определить существо юридического факта. Неправомерность «соглашения» сторон k превращает сделку в правонарушение, лишает ее юридической природы, о которой говорит ст. 26 ГСК-
Таким образом, необходимо признать, что правомерность является конститутивным элементом сделки как юридиче-;ского факта.
1 6. Вопрос о юридической природе двусторонних сделок (догов.оров). не лишен своей "актуальности. В этом отношении характерным является случай из нашей судебной практики. Даритель, подписав договор в присутствии нотариуса и свидетеля, «будучи в твердом сознании и ясной памяти», неожиданно умер до подписания договора одаряемой. Нотариальная контора договор как недооформленный окончательно документ постановила считать недействительным. Одаряемая обратилась в суд с иском о признании договора. Началось судебное дело, которое нашло свое окончательное разрешение в-Коллегии по гражданским делам Верховного Суда СССР. В определении Коллегии была совершенно правильно выражена следующая мысль: «Смерть дарителя, оформившего со своей стороны договор дарения, не может служить препятствием для дальнейшего оформления договора»1.
: Это положение, по нашему мнению, имеет своим обоснованием то, что^ договор не является суммой двух односторонних сделок, но представляет собой единое изъявление воли Квух или более лиц.
[ Обращение в нотариальную контору (как и вызов нотариуса на дом) предполагает наличие согласованного волеизъявления. Нотариус только проверяет указанное согласование.
I В рассматриваемом случае единый волевой акт имел место до прихода нотариуса и свидетелей. Согласие дарителя было установлено И надлежащим образом оформлено. Установлено было и согласие одаряемой. Поэтому не было никаких оснований для прекращения оформления договора. Воля сторон изъявлена, и требуется лишь дооформление изъявления. Оформление договора никогда не должно быть смешиваемо с самим договором, взаимным волеизъявлением сторон: «Договор есть тот конечный результат, в котором их воли находят свое общее юридическое выражение»2. Оформление же договора — это только юридическое закрепление существующего взимного волеизъявления.
Таким образом, следует признать, что договор является Не суммой двух односторонних сделок, а тем.конечным ре-
| ' См. «Сборник постановлений Пленума и определений коллегии Верховного Суда СССР 1940 г.», Юриздат, 1941, стр. 223. 2 К. Маркс, Капитал, т. I, Госполитиздат, 1949, стр. 182.
121
зультатом, в котором воля сторон находит свое общее выра. жение, то есть единым, с.юридической точки зрения, волевым актом.
s
§3. Административные акты в движении гражданских правоотношении
"1. Среди проблем юридических фактов советского гражданского права вопросы относительно административных, судебных и семейно-правовых актов имеют свою особенность в том, что они становятся и разрешаются не с точки зрения понятия, содержания, видов и значения названных актов, э лишь применительно к тому, какое'-в'лияние оказывают административные, судебные и семейно-правовые акты на динамику советских социалистических гражданских правоотноше-ний. Такая постановка вопроса; такой подход к названным юридическим актам объясняется соображениями двоякого рода: во-первых, соображениями относимости тех или других правовых явлений к предмету теории юридических фактов советского гражданского права и, во-вторых, соображениями о том, что изучение административных, судебных и семейно-правовых актов должно найти себе место в работах специалистов соответствующих отраслей науки советского социалистического права. -
2. Осуществляя организаторскую деятельность, Совет
ское социалистическое государство, как уже отмечалось
выше, использует различные формы и методы государствен
ного руководства. Одной из таких" форм является правовое
регулирование социалистических, общественных отношений.
Гибкость правового регулирования позволяет нашему госу
дарству как устанавливать определенный «правовой режим»
целой группы (рода) общественных отношений ' путем нор
мативного закрепления определенных правил поведения, так
и посредством издания административных актов оказывать
•влияние на динамику конкретных гражданско-правовых от-
й^шений. В настоящем параграфе подлежит рассмотрению
последняя из названных правовых, форм государственного
управления. \
Юридические составы, вдекущие движение социалистических Гражданских правоотношений, коренным образом отличаются от юридических составов права буржуазного. Это отличие находит свое выражение, в частности, в качественном составе! элементов юридических составов.
В условиях социалистической экономики, основанной" на социалистической собственности на орудия и средства производств^, действуют социалистические экономические законы, и развитие народного хозяйства в соответствии с этими законами /Определяется .плановым началом. Активная роль социа-
122 .'
диетической надстройки и, в частности социалистического государства, являющегося главным орудием трудящихся в построении коммунистического общества, находит свое отра-дсение во всех областях общественной жизни страны. Государственным планированием и регулированием охватываются промышленность и трлнспорт, сельское хозяйство и торговля fa-т. Д.1 Формы, которые использует советское государство в регулировании имущественных отношений, довольно различны: здесь и организационные мероприятия, и осуществление определенной политики цен, и многое другое. Свое определенное место в государственном руководстве хозяйственной жизнью страны занимают и правовые средства и формы, среди которых, как известно, определяющее значение имеют нормативное (путем установления нормы права) и оперативное (путем издания индивидуальных конкретных актов) регулирование общественных отношений, что в свою очередь приводит к тому, что акты государственных органов не могут не оказывать своего определенного влияния на движение гражданских правоотношений. Принципиальное обоснование приведенных положений состоит в том, что, как учит В. И. Ленин, «мы ничего «частного»"не признаем, для нас все в области хозяйства есть публично-правовое, а не частное»1.
Успешное развитие производительных сил нашей страны потребовало в-настоящее время проведения реформы и даль.-, нейшего совершенствования системы управления промышленностью •'и строительством. Проведение мероприятий по осуществлению Закона от 10 мая 1957 г. «Об улучшении орга-.низации управления промышленностью и строительством» влечет за собой изменение системы управления всем народным хозяйством в целом, служит основой к дальнейшему I мощному подъему советской экономики. Развитие инициативы и усиление ответственности мест, в частности экономиче-кких административных районов в решении государственных [задач, ставит в число актуальных проблем вопросы как внутри-, так и межрайонного народнохозяйственного планирования и организации экономических связей между предприятиями, стройками и другими хозяйственными органами. В [правовом аспекте названные вопросы находят свое отраже-гнйе,-1 в частности, в проблеме плановых предпосылок договор-тых связей, в структурном построении и формах последних Ь др. Наиболее сложным вопросом является вопрос о плано-[вых предпосылках межрайонных гражданско-правовых связей, когда, например,' поставщики и покупатели находятся •ft только в разных экономических административных райо-[нах одной союзной республики, но расположены на террито-. рии разных союзных республик. Как известно, хозяйственная
В. И. Ленин. Соч., т. 36. стр. 518.
123
Ш ":'' ™ iSil

практика последнего времени отказывается от сложной структуры договорных связей, отдавая предпочтение п р я м ы м договорам. Последние, как известно, в большей степени способствуют установлению производственных и хозяйственных отношений между изготовителем и потребителем продукции, что находит свое прямое отражение в успешном выполнении планов и поднятии рентабельности (хозрасчетное™) наших предприятий и строек. Однако установление прямых договорных отношений требует со стороны планово-регулирую-щих органов союзных республик экономических административных районов проведения большой организационной работы в целях обеспечения своевременного заключения и исполнения договоров их сторонами. В осуществлении этих мероприятий органы государственного управления будут широко использовать (с точки зрения правовой) административные акты, то есть акты государственного оперативного управления. Указанные акты, разумеется, использовались и используются не только в сфере хозяйственного руководства, но также и во всех иных отраслях государственного управления.
Акты советских государственных органов оказывают свое воздействие на движение социалистических гражданских правоотношений в следующих основных формах.
В некоторых случаях для движения гражданско-правового отношения достаточно наличие одного акта государственного органа. Например, при поставке на экспорт.
Наиболее характерной формой воздействия административных актов на движение гражданско-правовых отношений является воздействие этих актов через посредство административных правоотношений. Механизм воздействия административного акта в данном случае выглядит следующим образом. Компетентный союзный, республиканский или районный орган (органы) государственного управления, устанавливая, например, обязательное для сторон плановое задание (фонд, наряд и т. д.), издает административный акт, в силу которого между каждой из сторон будущего гражданского правоотношения и государственным органом, издавшим соответствующий акт, возникает, административное отношение. Содержанием этого административного правоотношения является обязанность предприятий выполнить преду-смотрешгую планом производственную программу и заключить между собой гражданско-правовой договор и право требования соответствующего органа о совершении предприятиями указанных действий.
Указанная форма воздействия административных актов через административно-правовые отношения наиболее характерна для установления гражданско-правовых связей между государственными социалистическими предприятиями.
Иначе оказывает свое воздействие административный акт
124
да движение гражданско-правовых связей в случаях распоряжения компетентными на то государственными органами жилыми помещениями. Здесь административный акт (ордер) входит вместе с актом гражданско-правовым (сделкой) в юридический состав, служащий основанием возникновения права на предоставляемую жилплощадь.
Приведенные формы воздействия актов государственных органов ija движение социалистических гражданских право-отношени^ не включают в себя еще одного важного и существенного! момента. Они не отражают тех случаев, когда акт государственного органа не входит непосредственно в тот или другой юридический состав, но выступает в качестве предпосылки формирования состава и последующего движения социалистического гражданского правоотношения. Примером таких правоотношений могут служить правовые связи, направленные на обеспечение удовлетворения потребностей к защиты интересов граждан социалистического общества. В данном случае акт государственного органа возлагает на соответствующую социалистическую организацию определенную административно-правовую обязанность, исполняя которую организация вступает в гражданско-правовые отношения. Такой характер, в частности, носят основания возник-.яовения отношений, складывающихся у предприятий советской торговли с гражданами.
Принципиальное обоснование косвенного воздействия актов государственных органов на движение социалистических гражданских правоотношений в данном случае состоит в том, что советское государство не только формулирует в нормах социалистического права всестороннее удовлетворение потребностей и интересов личности, но дел.ает все необходимое для их реального удовлетворения.
Таким образом, административно-правовые акты могут оказывать свое воздействие на движение советских гражданских правоотношений в следующих основных формах (в пла-»е юридических фактов):
11. Прямое воздействие на возникновение, изме
нение или прекращение гражданских правоотношений может
иметь место в силу того, что: а) административный акт яв
ляется самостоятельным юридическим фактом для указанных
'правоотношений; б) административный акт входит в юриди
ческий состав фактов, во взаимодействии с которыми пркво-
"Дит к наступлению определенных юридических последствий.
К этому же виду прямого воздействия административ
ных актов па динамику гражданских правоотношений отно
сятся случаи влияния указанных актов через административ-
Ью-правовые отношения.
12. Косвенное воздействие на возникновение,
изменение или прекращение гражданско-правовых отношений
125
административно правовые акты оказывают в тех случаях когда названные акты выступают в качестве предпосылки формирования определенного юридического состава, не вхо дя в этот последний.
Приведенные формы воздействия актов советских государственных органов на движение социалистических граж данских правоотношений, разумеется, не исчерпывают всего многообразия этих форм Гибкость и оперативность государственного руководства на практике создают много и иньп форм, однако каждая из них может быть сведена к указан ным выше в их «чистом» виде в отдельности или в опреде ленном сочетании.
Административные акты, с точки зрения их воздействия на движение гражданско-правовых отношений, могут быть подразделены на два основных вида акты оперативного уп-, равления и акты государственного контроля. Общее между^-* указанными видами административных актов состоит в том, что они могут входить в правообразуюшие (правоизменяю-щие, правопрекращающис) юридические составы движения гражданских правоотношений либо непосредственно, либо опосредованно — через соответствующие административно правовые отношения, возникающие между органом управле ния и будущей стороной гражданского правоотношения.
Различие между названными видами административных актов применительно к рассматриваемому кругу вопросов со стоит в том, что административные акты оперативного управ ления служа! средством организации и направления гражданско-правовых отношений, предопределяют соответствую щим образом и в известной степени существо, содержание этих отношений. Административные же акты государственно го контроля служат средством выражения государственногс отношения к тем или другим гражданско-правовым связям складывающимся вне инициативы данного органа управле ния, содержание которых определяется в соответствии с зако ном самими сторонами гражданского правоотношения
Наиболее характерными актами оперативного управления (с точки зрения их влияния на динамику гражданско-правовых связей) являются плановые задания по производств} и поставке соответствующего вида предукции, акты об учреждении тех или иных организаций и предприятий, акты по распоряжению жилой площадью, акты по перераспределению оборотных средств и т. д. К актам государственною 'контро ля в указанном аспекте следует отнести санкцию прокурора об административном выселении, акты об открытии расчет ных (текущих) счетов социалистическим организациям в учреждениях банкаХакты об установлении опеки (ст. 71 КЗоБСО РСФСР) и т\д Своеобразную ветвь актов государ ствешгого контроля составляют удостоверительные акты к 126
акты регистрации, осуществляемой различными государственными органами, например, по удостоверению договоров
(ст. ст 138, 153, 185, 265 и другие статьи Гражданского кодекса) и/завещаний (ст 429 ГК), о регистрации брака и развода (ст' ст А, 6 и 138 КЗоБСО), рождения и смерти граждан (ст. ст 118 и ел., 124 и ел. КЗоБСО) и др.
L Говоря о воздействии административных актов на динамику гражданско-правовых связей, не следует упускать из. виду и сам характер воздействия, определяемый существом того или другого акта По своей юридической силе, обязательности административный акт может иметь либо императивный, либо рекомендательный характер Причем такой характер могут иметь административные акты не только для сторон того или другого гражданского правоотношения, Ер также и для суда, рассматривающего спор о праве гражданском, возникший из этого правоотношения (хотя суд в. данном случае и не является исполнителем обязанностей, налагаемых соответствующим административным актом) Так, например, месячный план перевозок является императивным административным актоМ как для грузоотправителя, так и для перевозчика и в то же время он обязателен для суда, рассматривающего спор об ответственности за невыполнение плана перевозок в том отношении, что суд должен исходить при рассмотрении спора именно из данного плана перевозок (количества вагонов, установленных данным планом, дата подачи и т д), а не какого-либо другого плана. Суд не может ревизовать месячный план перевозок
I Иной характер нося\ например, акты органов опеки относительно целесообразности оставления ребенка на воспитании у того или другого из родителей, между которыми возник спор о праве на воспитание ребенка В данном случае суд, по результатам судебного разбирательства дела может прийти к выводам, отличным от выводов, сделанных органом опеки Здесь административный акт может носить только рекомендательный характер, и заключение органа опеки не является обязательным для суда.
Г Наиболее сложным практически и интересным теоретически является вопрос о «судьбе» гражданско правового отно-шенй;:, возникающего из административного акта и гражданско правовой сделки (действующих в одном юридическом составе) в случаях отпадения (отмены или изменения) административного акта Применительно к отношениям между социалистическими организациями решение данного вопроса, Как правило, не вызывает особых затруднений В этом слу-Ве следует плановое изменение (отпадение) существующего гражданско-правового обязательства, поскольку плановое за-Данис было обязательно для обеих сторон Если же плановое Здание было обязательно лишь для одной из сторон граж-
127
данско-правового отношения, то в этом случае заинтересованная сторона вправе требовать расторжения соответствующего договора либо его изменения, но с нее не снимается обязанность возмещения другой стороне убытков в связи с изменением договора или его аннулированием.
Сложнее становится решение поставленного выше вопроса в тех случаях, когда одной из сторон гражданско-правового отношения является гражданин, а другой стороной — социалистическая организация. Особую сложность поставленный вопрос приобретает в жилищных правоотношениях, где административный .акт (ордер) совместно с договором в одном юридическом составе служит основанием возникновения пра-воотношения. Одним из принципиальных положений жилищного права как института советского гражданского права является то, что свободная жилая площадь государственного жилого фонда распределяется компетентными на то государственными органами. Выдав ордер на жилплощадь, указанные органы уже не могут без соответствующих к тому оснований односторонне отменить его, аннулировать или выдать второй ордер на ту же жилую площадь другому лицу. В силу чего при решении подобного рода споров следует исходить не из формальной действительности договора самого по себе. а из тех конкретных условий, при которых был издан соот-: ветствующий административный акт.
Как известно, в рассматриваемых случаях издание административного акта (выдача ордера) производится по инициативе заинтересованного лица (будущего квартиросъемщика). Поэтому, с нашей точки зрения, решая вопрос об аннулировании ордера (а следовательно, и о прекращении жилищных прав лица, получившего ордер), необходимо принимать во внимание как характер действий opiana, выдающего ордер, так и характер поведения заинтересованного лица.
Если ордер выдан тем или другим органом неправомерно (например, в случае выдачи, ордера на жилую площадь, находящуюся в ведении другого органа), то такой ордер должен быть, естественно, аннулирован, и поведение заинтересованного лица в данном случае не имеет юридического значения с точки зрения норм гражданского права. Как уже отмечалось в нашей литературе, обжалование такого рода административных актов может иметь место только в административном порядке, поскольку суд осуществляет правосудие, но не общий контроль за деятельностью органов государственного управления1.
Поскольку указанный орган (который не следует смешивать с должностными лицами этого органа) правомерно рас-
1 Си. С. М. АскяХзий. И. Л. Бра уде, А. И. Пергамент. Жилищное право>^осюриздат. 1956. стр. 78
12R
порядился свободной жилой площадью, постольку он не вправе односторонне отменить ранее совершенный акт (аннулировать ордер), хотя бы отдельные должностные лица данного''органа и совершили при этом те или другие административные правонарушения, например, нарушили правила распределения жилой площади между гражданами. В подобном случае (правомерного издания акта) юридическое значение может приобрести поведение (действия) заинтересованного лица. Если заинтересованное лицо действовало добросове-Вгно и его инициатива в издании административного акта была реализована в правомерных действиях, то никаких оснований к отмене ордера быть не может. Если же данное лицо действовало недобросовестно (например, обманным путем) и его инициатива в издании соответствующего административного акта была проявлена в неправомерных действиях, то ордер должен быть аннулирован, а квартиросъемщик вы-Деелеп без предоставления другого жилого помещения.
Приблизительно в таком же плане высказалась и Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда СССР Ко делам Бзрандово^и Байрамова. В определении по делу Барандовой было сформулировано положение относительно того, что «лицо, неправомочно получившее жилую площадь в ведомственном доме и не состоявшее с этим ведомством в трудовых отношениях, может быть выселено без предоставления другого жилого помещения1. Свое мнение о необходимо-Иги выселения лица, неправомочно получившего жилую площадь, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда СССР обосновали ссылкой на ст. 23 Закона от 17 октября 1937 г., которая, как известно, определяет порядок предоставления в пользование свободных жилых помещений в Комах местных советов и ведомств. •
В определениях по делу. Байрамова та же Коллегия Верховного Суда указала, что «съемщики, правомерно получившие ордера, не могут быть лишены предоставленных им помещений на том лишь основании, что при выдаче им ордеров должностные лица не соблюдали правил распределения жилой площади между гражданами»2.
§4. Судебные акты в движении гражданских правоотношений
1. Вопрос о роли судебных актов в движении гражданских материально-правовых отношений в литературе граж-
W1 «Судебная практика Верховного Суда СССР» 1956 г. № 1. стр. '16.
I. г «Судебная практика Верховного Суда СССР» 1956 г. № 6,
|Ер. 35.
Во. д. красавчиков 12;)
даыского права не получил своего надлежащего освещения1. Едва ли не единственным высказыванием относительно ролн судебных актов в возникновении, изменении и прекращении гражданских правоотношений является высказывание проф. Д. М. Генкина, который в учебнике гражданского права 1944 года, давая классификацию юридических фактов, отнес к последним также и судебное решение, вынесенное по право-образующему иску. Рассматривая вопрос об осуществлении и защите гражданских прав, проф^Д^М^Гевкин, в частности, писал: «Вынося решение по(пр-явообразующему)иску, суд не создает нормы права, что ему˜гге˜˜пр˜сдЬставлено, а на основании существующей нормы своим решением вызывает к жизш, правоотношение. Другими словами, решение суда является юридическим фактом, рождающим правоотношение с вытекающими из него субъективными правами и обязанностями»3
Что же касается иных процессуальных актов (действий суда и сторон), кроме решения, то, насколько нам известно, в литературе гражданского права о них, как о юридических фактах гражданских материально-правовых отношений, высказываний нет.
Иное положение сложилось в науке советского гражданского процесса, литература которой содержит немало работ, в которых рассматривается под определенным углом зрения проблема воздействия судебного акта на динамику гражданско-правовых связей. В силу того, что разработкой рассматриваемой проблемы занялись именно специалисты граждан ского процесса, но не гражданского права, вполне закономерным оказалось, что отправными исходными вопросами в постановке проблемы и отыскании путей ее разреше ния были не вопросы движения гражданского правоотношения и роли в этом движении судебных актов, а, по вполне понятным причинам, вопросы сугубо процессуальные, в частности вопрос о видах исков в советском гражданском про цессе.
Хотя вопрос о видах исков в советском гражданском процессе и по сей день сохраняет свою дискуссивность, тем не менее нельзя не видеть положительной стороны ведущейся
В данной работе мы не затрагиваем всех вопросов проблемы с>
дебпого решения в советском гражданском процессе и, в частности
такого из ее аспектов, как судебное решение — ант го су дарствен и он
власти. По этому вопросу см. Н. Б. Зейдер, Судебное решение в
советском гражданском процессе, автореферат диссертации на соиска
ние ученой степени доктора юридических наук, М., 1955; Н, А. Ч е
чина, Судебное решение как акт государственной власти, «Вопросы
советского государства и права*, Ученые записки Ленинградского го
сударственного университета имени А. А Жданова, № 182, серп
юридичес1ШХ-4щу-к^_вып 5, Л., 1954, стр 135 н ел.
«Гражданское пр"зчю^ учебник для юридических вузов, т. I
Юриздат. 1944. стр. 7 1проф. Д. М. Генкин).
Ш
вокруг него дискуссии в том, что, в частности, последняя способствует более полному и всестороннему изучению пробле-Ьы судебного решения, важнейшей проблемы науки совет--скою гражданского лропесса.
Высказывания процессуалистов относительно роли и значении судебного решения в движении гражданских правоотношений, как известно, опираются на ту или другую концепцию о видах исков в советском гражданском процессе, и потому представляется необходимым, хотя бы в самых общих чертах, привести имеющиеся суждения по данному вопросу. В этой связи напомним, что одна часть процессуалистов исходит из существования в советском гражданском процессе двух видов исков — исков_о_лр_изданйи и исков о присуждении;..соответствен но видам исков различаются и виды решений — решения по иску о признании и решения по иску о присуждении. Преобразовательных^ исков и соответствующих названным искам решений не существует. В настоящее время указанная точка зрения п одерживаете я проф. Н. Б. Зейде-ром1, проф. А. Ф. Клеёнмакомэ, проф. К. С. Юдельсоном3, Б. М. Семеновым4 и некоторыми другими представителями науки гражданского процесса.
Согласно другой точке зрения необходимо различать три вида исков, а именно: иски о признании, иски о присуждении в преобразовательные иски. Наиболее обстоятельное, на наш взгляд, освещение вопросов о преобразовательных исках дано в работах проф. М. А. Гурвича5. В свое время за трехчленное деление исков высказывались проф. Поволоцкий, М. И. Елье-вич и др. Суждения пр\ф. М. А. Гурвича о видах исков нашли поддержку в работах Н. А. Чечиной8. [ Сторонники точки зрения, согласно которой в гражданском процессе существует только два вида исков (иски о при-
1 См. Н. В. 3 е и д е р, Спорный вопрос гражданского процесса
(к допустимости преобразовательных исков в советском праве), «Со
ветское государство и право» 1947 г. М> 4, стр. 36—53; его же,
«Судебное решение в советском гражданском процессе», автореферат
Конторской диссертации. М., 1955. стр. 19—22,
2 См. А. Ф. К'л ейнман, Советский гражданский процесс, учеб-
Вк для юридических вузов, издательство МГУ, 1954, стр. 148—149
I я См, К С Юдельсон Советский гражданский процесс, учеб-шк для юридических вузов, Госюриздат, 1956, стр. 210 и ел.
I * См В. М. Семенов, Взаимная обязательность решений и приювиров в советском гражданском процессе, «Вопросы советского гражданского права я процесса». Ученые записки Свердловского юри-дичрского института имени А, Я. Вышинского, Госюриздат 1955, г. III. сгр. 140 и ел,
Г 5 См. М. А. Гурвич, Виды исков по советскому гражданскому Процессуальному праву, «Известия Академии наук СССР, Отделение экономики и права» 1945 г. № 2, стр. 1 — 12; его же, «Лекции по Светскому гражданскому процессу», ВЮЗИ, 1950, стр. 77—81
Iе См. Н. А. Чечина, Судебное решение как акт государствен-
*й власти. «Вопросы советского государства к права», Утеные
131
знании и иски о присуждении), не относят судебное решение к числу юридических фактов гражданского права. Те же про. ц ее су ал исты, которые отстаивают существование в гражданском процессе трех видов исков, рассматривают судебное решение по преобразующему иску в качестве юридического факта, имеющего значение в динамике спорной гражданско-правовой связи.
Особую позицию в этом вопросе занимает Н. А. Чечина. Будучи •сторонником точки зрения, согласно которой преобразовательные иски имеют право на 'существование наряду с иенами о признании и исками о присуждении, А. Н. Чечина тем не манее отрицае_т__значскио юридичесногд_^акта^за__всеми в даами_судебцых. решений, в том числе и за решениями, вынесенными по преобразующим искам,
Нельзя не отметить, что приведенные выше взгляды относительно видов судебного решения и значения этого решения в динамике гражданско-правовых отношений имеют свое определенное обоснование и в то же время, по нашему мнению, не лишены односторонности, а потому не могут не иметь как своих положительных, так и отрицательных моментов.
Положительным в высказываниях о существовании в гражданском процессе преобразовательных исков и о выносимых по таким искам решениях (выступающим в качестве юридических фактов) является то, по нашему мнению, что данная точка зрения правильно обращает внимание на активную роль судебного решения в динамике гражданских материаль-• но-правовых связей, в частности, в таких моментах движений гражданского правоотношения, как его осуществление (прекращение) или изменение. Данная точка зрения правильно определяет юридическую природу судебного решения по отношению к спорным гражданско-правовым связям, относя данное решение к юридическим фактам материального права.
Однако наряду с этим, рассматриваемая концепция, на наш взгляд, страдает также и существенным недостатком, который состоит в n^j) е о ц е_н_к_е роли судебного решения в движении гражданских правоотношений. Сторонники конститутивных решений в советском гражданском процессе в обоснование своих положений приводят примеры вынесения решений по искам о разделе общей собственности, о прекращении договора купли-продаж-иТ'о расторжении договора имущественного найма, о лишении родительских прав и т. л При этом в каждом отдельном случае внимание концентри-. руется на том, что суд сам -своим решением либо изменяет, либо прекращает правоотношение. В частности, проф. М. А. Гурвич, высказываясь относительно расторжения
записки Ленинградского государственного университета имени А. Л-Жданова, № 182, серия юридических наук. Д., 1954. вып. 5, стр. 15-: ее же, «К вопросу о видах судебных решений в советском грая-"-данском процессе»,'«Вопросы советского государства и права», V'ff-ные записки Л снинг раде кото-гее уда˜рс таенного университета, № 18" серия юридических наутСЛ,. :155, вып. 6, cm?. 205 и. ел.
132
/
у
I
договора купли-продажи в порядке ст. 198 ГК, считает, что
этот договор может быть расторгнут только по решению су-
Га1. Говоря о прекращении договора найма в порядке ст. 171
ВК, проф. М, А. Гурйнч приходит к выводу о том, чтр «...рас
торгнуть договор найма по основаниям, указанным в ст. 171
ИК, можно не иначе, как через суд, т. е. посред-
'ством судебного решения» и что «здесь суд вовсе не конста
тирует, существует ли составляющее предмет спора правоот
ношение, а прекращает, т. с. преобразует, его»2. Об-.
суждая судебные решения, выносимые по иску о разделе
общей собственности, проф. М. А. Гурвич констатирует, что
ш подобных случаях вместо ранее существовавшей общей
собственности возникает индивидуальная собственность у од
ного или нескольких бывших собственников и обязательство
по отношению к другому или другим. Основанием этих изме
нений в праве служит судебное решение, имеющее преобра
зовательный характер»3. ^
I Переоценка роли судебного решения (выражающаяся в утверждении, что суд сам своим решением изме: .няет, прекращает гражданские правоотношения) в динамике гражданских материально-правовых связей обусловлена тем, ио нашему мнению, что сторонники рассматриваемой точки зрения упускают из поля своего зрения нормативную и фактическую основы судебного решения, отрывают судебное ре-В*ние от юридических фактов и нормы права, не замечают значение последних в движении гражданских празоотноше- • ний. Как уже было показан^ выше (см, гл. I и II), для на- . ступления определенных юридических последствии, то есть возникновения, изменения или прекращения гражданских правоотношений требуется наличие определенных материаль-Kix и юридических предпосылок, причем среди последних &ыли названы, в частности, нормы права и юридические фак-т>1, Согласно рассматриваемой точке зрения допроцессуаль-ibe (досудебное) движение гражданского правоотношения выпадает из динамики спорной правовой связи, и все преобразования последней происходят лишь только на основе одного •, судебного решеутия, помимо норм права и юридических фак^. тв.' Однако такая трактовка роли судебного решения в динамике гражданских материально-правовых отношений пред- , жавляется неправильной, ибо никакая специфика судебного.., решения, ни особое место суда в системе государственных-, органов не могут снять того положения, что суд выносит, свои решения на основе норм права и его решения являют^
I ' См, М. А. Г у рви ч, Лекции по советскому гражданскому Нюцессу, ВЮЗИ, I960, стр. 78. ; а т а и ж е, стр. 80. 3 Там Же, стр. 81.
133
ся средством защиты прав, возникших в силу ю р я д и ч е-ских ф-актов до того, как возникает гражданский процесс. Как известно, это положение вытекает из требований законности и обоснованности судебного решения.
Следовательно, для того чтобы избежать указанного отрыва (отрыва судебного решения от его нормативной и фактической основы, от норм права и юридических фактов), судебное решение следует видеть не в качестве какого-то само-давлеющего "изолированного акта от норм права и фактов, а рассматривать его в связи с другими предпосылками и основаниями движения гражданского лравоотнол!е-ния и, в частности, рассматривать судебное решение в качестве одного из звеньев в общей цепи обстоятельств и фактов, выражающих движение гражданско-правовой связи, видеть его в качестве элемента юридического состава движения, в данном случае изменения или прекращения спорною правоотношения.
В другой из названных выше точек зрения нашло свое выражение отрицательное отношение ряда процессуалистов к возможности существования и допустимости в советском гражданском процессе преобразовательных исков. Напомним, что сторонники этого взгляда не усматривают за судебным решением значения юридического факта.
Положительным в данной концепции, по нашему мнению. является то, что ее сторонники совершенно обоснованно концентрируют внимание на допроцессуальном (досудебном) развитии гражданско-правовых отношений. Неоспоримо, на наш взгляд, утверждение о том, что право, о защите которого просит истец, возникло до судебного решения. В противном случае не о чем-просить. Истец находится в определенном правоотношении с ответчиком, ко не может в силу тех или других причин осуществить имеющегося у него права и обращается к суду за помощью. Наряду с этим нельзя не отметить и недостатков данной концепции.
Один из основных, если не самый главный, аргумент сторонников рассматриваемой точки-зрения состоит в том, что судебное решение не может рассматриваться з качестве юридического факта" в˜"ДШ˜аШГкё гра"ждангайх˜правобтнбшений, поскольку оно (решение) ничего нового с'фактической-сторо-ны к имеющемуся до судебного разбирательства не прибавляет, а суд только конкретизирует право и^тца и осуще- 1 ствляет защиту оспариваемого права.
Следует согласиться с тем, что судебное решение с «ф а к-тической стороны» к имеющемуся до суда ничего не прибавляет. Однако этого, очевидно, нельзя сказать относительно стороны юридической. Если рассматривать каждый правовой акт под угло'.г этой, если можно так выразиться, «фактической прибавки»,''то необходимо будет отрицать юри-134
\
Гдическое значение за теми актами, принадлежность которых |к юридическим фактам никем^еще не оспаривалась. Например, нужно будет отвергнуть зна-че_ни_е__администр.йтивного . акта за действиями нотариуса, удостовер.яющегат_ЛО_г_овор купли-продажи или завещание, значеи»е-лэр.и-Д-иыески-х—актов 'за.санкдией прокурора на административное._вь1селение_ и за [актом разрешения органов опеки на отчуждение имущества (подопечного и т. д., ибо каждый из перечисленных актов ни-1чего с «фактической стороны» к имеющемуся до его издания |не прибавляет. Более того, руководствуясь указанным при-[знаком, необходимо будет отрицать значение юридического факта за плановыми актами средних звеньев государственного управления (главк, совнархоз, трест), так как они ничего •«нового» к установленному до них министерством или иным органом плановому заданию с «фактической стороны» не (прибавляют.
Таким образом, решая вопрос^об отнесении или неотнесении тех или других явлений и фактов (в том числе и судебных актов) к юридическим, нельзя исходить из того, прибавляет ли тот или другой* акт государственного органа (в том числе и суда) -что-лнбо с «фактической стороны» или нет. Дело, очевидно, в существе и характере самого акта, а также в том, что, не прибавляя ничего со «стороны фактической», акт государственного органа может привнести нечто |со «стороны юридической».
Процессуалисты, не признающие за судебным решением значение юридического факта, видят развитие спорной правовой связи только до определенного предела, после которого | правоотношение останавливается, они видят только допро-цессуальное (досудебное) развитие спорной правовой связи. После же того, как спорное правоотношение попало в сферу •судебной деятельности, стало предметом судебного разбирательства, правоотношение, по их мнению, перестает двигать-[ся, так как никаких юридических фактов нет, им не является, j в частности, и судебное решение. Однако истец обращается |в суд не для «приостановления» правоотношения, а скорее, i наоборот, для того, чтобы привести спорное правоотношение процессуальными (судебными) средствами к желательному j для него финалу, например в исках о присуждении, к тому, чтобы была исполнена лежащая на должнике обязанность. Таким образом, для того чтобы избежать односторонности рассматриваемой точки зрения, необходимо видеть не •только допроцессуальное развитие гражданского правоотношения. Это только одна сторона общей картины. Нужно не 1 упускать из поля зрения и того развития, движения правоотношения, которое происходит со спорной гражданско-правовой связью после того, как она стала предметом судебного рассмотрения.
•135
Выше уме отмечалось, что особую в данном вопросе позицию h занимает Н. А. Чечина. Признавая, с одной стороны, существовании1 в гражданском процессе преобразовательных исков, Н, А. Чечина, с другой стороны, отрицает значение юридических фантов за судебным решением, причем это положение в равной, степени относится указанным автором как к решениям, вынесенным по искам о признании и искам о присуждении, так и по преобразовательным искам.
Ход рассуждений Н. А. Чечшюй по данному вопросу вкратце сводится к следующему. Спорное правоотношение возникло в силу определенных юридических фактов до обращения в суд' и, конечно. до вынесения решения. Неправильным будет вывод, считает Н. А. Чечина, что из решения не вытекает никаких обязанностей, что решение не имеет авторитета и есть пустое сотрясение воздуха.' «Щ решения, — пишет Н. А. Чечина, — вытекают обязанности, которые точно и в срок должны быть сторонами исполнены под страхом принудительного исполнения. Эти обязанности, к которым принуждаются обязанные лица, не вытекают только и непосредственно из решения; не решение является первопричиной этих обязанностей, обязанности вытекают из существования или несуществования правоотношений, в решение- определяет порядок и срок их выполнения на основе действующего законодательства»'. По изложенным соображо ниям Н. А. Чечина "приходит к выводу о том. что судебное решение не является юридическим фактом.
В приведенных суждениях автора рассматриваемой точки зрения весьма удачно, по нашему мнению, подчеркнута та мысль, что судебное решение действительно не является первопричиной вытекающих из этого решения прав и обязанностей. Однако не будучи первопричиной; решение остается все же «причиной», так сказать, «причиной производной» и тем не менее оказывающей своо влияние на движение гражданского правоотношения, ибо, как нише1! Н. А. Чечина, именно решение определяет, то есть устанавливает на основе закона порядок и сроки выполнения сторонами лежащих на них обязанностей. Не принося ничего нового с «фактической стороны», решение суда в то же время не остается бесследным со «стороны юридической» (из решения вытекают обязаккости, которые должны быть исполнены под страхом принудительного исполнения). Но из этих рассуждений трудно не прийти к заключению, которое противоположно выводу Н. А, Че-чиной — решение оказывает влияние на движение спорного правоотношения, а следовательно, является юридическим фактом.
Подведем некоторый итог рассмотрению основных высказываний относительно роли судебного решения в динамике гражданско-правовых связей. Процессуалисты, отрицающие за судебным решением характер юридического факта, видя'1 только допроцессуальное (досудебное) развитие правоотношения и не замечают того, что на этом движение не прекращается, но вступает с момента предъявления__иска з следующий специфический этап развития спорной гражданскочща-вовой связи. Иначе говоря, они вддят только первую половину картины общего движения правоотношения. В то же время сторонники преобразовательных исков видят только вторую половину этой же картины, когда судебное решение высту-
1 Н. А. Чечина, Судебное решение .как акт государственной власти, «Вопросы советского государства и права», Ученые записки Ленинградского государственного университета имени" А. А, Жданова N° 182, серия юридических' '• пук, вып. 5, Л., 1954, стр. 151.
136
Чтает б качестве юридического факта, и оставляют вне поля своего зрения досудебное (допроцессуальное) движение указанного отношения. Для правильного, с нашей точки зрения,, йонимания роли судебного решения в динамике гражданских правоотношений следует объединить обе названные половины общей картины движения гражданского правоотношения и в •единстве проследить значение акта правосудия в возникновении, изменении или прекращении спорной правовой связи.
I Как известно, необходимость в судебном решении у заин
тересованного лица возникает тогда, когда лицо не может
осуществить свое право. Последнее обстоятельство может
иметь место в силу того, что другое лицо, на котором лежит
корреспондирующая данному праву обязанность, либо не
признает данного права, либо, если и признает себя обязан
ным, то тем не менее не исполняет лежащей на нем обязан
ности. х
Осуществление правоотношения, то есть осуществление-прав и исполнение обязанностей, составляющих содержание данной правовой связи, может протекать в двух формах — •добровольной и принудительной. При добровольном исполнении обязанности нет нужды обращаться в суд. Должник использует свое право 'на исполнение по обязательству, и последнее прекращается. Иное положение складывается". тогда, когда добровольного исполнения обязанности нет.
| Выше было показано, что понятие юридических последствий включает в себя ка]Ддвижение правоотношения в це-к>м (его возникновение, изменение и прекращение), так и динамику его отдельных элементов^ .в частности развитие субъективного права от правомочия к правопритяззнию. Однако-посдеднее не может быть принудительно осуществлено без соответствующей санкции со стороны государства в лице его полномочных органов. Санкция может быть дана прокурором, нотариусом (учиняющим, например, исполнительную надпись) и др. Однако в большинстве случаев для рх отношений, участниками которых являются граждане,, законодатель устанавливает именно судебный порядок такого/ санкционирования, ибо процессуальная форма осуществления последнего служит наиболее надежным средством обе.спече-юя защиты прав как истца, требующего осуществления Права, так и ответчика, возражающего против такого осуществления.
I Однако какой бы орган ни санкционировал принудителъ-Ве осуществление субъективного права, его акт является Выражением отношения государства (в лице .данного органа) •соответствующей конкретной общественной связи. Указанный акт на основе норм права в силу юридических фактов Превращает возможность осуществления субъективного пра-Ш в принудительном порядке -в действительность. Именно с
137
момента вынесений соответствующего акта (для решения с момента вступления в законную силу) право истца становится действительно осуществимым в принудительном порядке. Без этого акта данное право не подлежит принудительному осуществлению (в противном случае будет иметь место самоуправство).
Следовательно, реализация возможности принудительного осуществления субъективного права в дей-'ствительность и является тем новым моментом, который вносит судебное решение в динамику спорной гражданско-правовой связи. Вынесение данного акта невозможна без наличия других предпосылок движения правоотношения, в частности, норм права и юридических фактов допроцес-суального (досудебного) развития данного отношения. Оно невозможно потому, что и норма права, и юридические факты создают только возможность осуществления права в принудительном порядке.
Процесс принудительного исполнения не следует представлять себе, конечно, в том плане, что он требует обязательного вмешательства судебного исполнителя. Должник может исполнить обязательство после вынесения судебного решения и сам, 'но это последующее обстоятельство уже не может отразиться ни на содержании, ни на юридической природе судебного решения.
Юридический состав принудительного осуществления права может состоять из фактов: 1) наступления срока исполнения, или, если срок не указан, востребования кредитора; 2) неисполнения должником обязанности; 3) предъявлении иска; 4) судебного решения; 5) исполнения обязанности должником.
В своем содержании судебное решение аккумулирует юридический состав, обосновывающий установленное судом право истца, и фиксирует факты состава осуществления этого права. Аккумуляция предыдущего юридического состава и фиксация наступившей части накапливающегося состава не являются самсщщью. Они составляют основу и предпосылку для судебного акта, акта государственной власти. .
Входя в юридический соста>"^осуществления˜^дределен-ного правоотношения, судебное решение может бытьправо-изменяющим или право прекращающим юридическим фактом для этого правоотношения и правообразующим для другого. Последствия наступают не только в силу одного судебного решения, но и других фактов, с которыми оно образует юридический состав. Не суд предписывает юрядитеские последствия. Они предписаны нормами социалистического права.
Судебное решение обычно выступает в качестве правоустанавливающего факта, . есть замыкающего элемента юриди-138
ческого состава. Юридические последствия наступают лишь при завершенном составе. В силу этого и создается обычно впечатление якобы судебное решение само, независимо от травоподготовляющих юридических фактов, порождает правовые последствия. Однако судебное решение не всегда мо-Ькет быть правоустанавливающим юридическим, фактом. На-I пример, «брак считается прекращенным с того момента, когда на основании судебного решения развод будет зареги-[етрирован по требованию одного или обоих супругов в оргя-[ нах записи актов гражданского состояния»1.
Судебное решение не теряет характера юридического фак-Ьга оттого, что оно вынесено по иску о признании, а не о [присуждении. Вынесенное на основе всестороннего анализа [фактов с фиксацией юридически значимых, судебное реше-[ние остается проявлением отношения государственной власти |к рассматриваемому судом явлению. В данном случае судеб-I ное решение также ничего не прибавляет с фактической сто-гроны к тому, что уже имеется. Но и здесь дело не в «прй-1-бавке». Возьмем для примера определение суда о признании |Лица умершим (в порядке ст. 12 ГК) и акт нотариуса, совср-: тленный по тому же поводу. Не будет -никакой разницы в [юридическом эффекте оттого, что в одном случае признание [•прошло в судебном, а в другом — в нотариальном порядке. (Подведомственность нотариата или подсудность суда опреде-[.ляется в данном случае лишк наличием документальных дан-[ных (ст. 12 ГК.) у заинтересованного лица. Но доказатель-1егва не являются юридическими фактами материального пра-1ва. В данном случае и определение суда, и акт нотариуса, 'являясь аккумулирующими юридическими фактами, в существе своем остаются отношением государственной власти (в лице суда или нотариата) к рассматриваемому общественному явлению. Необходимость названных актов наиболее наглядно видна из того, что сам по себе, например, «факт пропажи военнослужащего на фронте не является обстоятельством, влекущим за собой переход имущества безвестно-отсутствующего к наследникам»3. Для наступления указанных юридических последствий необходимы акты органов государства: суда или нотариата. Акты этих органов лают санкцию конкретному отношению, абстрактное выражение 'которого дано в норме права.
Аналогичное действие имеет судебное решение и в том случае, когда получают защиту интересы не истца, а ответ-
! «Судебная практика Верховного Суда СССР» 1949 г. № 10. 'стр. 1В, Аналогично решается этот вопрос в постановлении Пленума Верховного Суда от 16 сентября 1949 г. («Судебная практика Верховного Суда СССР» 1949 г. № 11, стр. 4).
3 «Судебная практика Верховного Суда СССР* 1949 г. № 10. Етр. 28.
139
чика. В данном случае меняется лишь направление действия судебного решения, как материально-процессуального юридического факта. Оно и здесь аккумулирует юридически значимые факты и на их основе дает отрицательную защиту. Аккумуляции в данном случае подлежат юридические факты, послужившие основанием 'к освобождению ответчика (должника) от обязанности (например, факт исполнения). Отрицательный характер защиты определяется тем, что судебное' решение не только признает ответчика свободным от определенной обязанности, но и в то же время закрывает путь к вторичной попытке со стороны истца принудительного осуществления несуществующего права (ст. 2.ГПК), ибо «в случае вторичного обращения в суд с иском, уже разрешенным ранее судебным решением, суд должен 'вынести определение о прекращении дела по вторичному иску...»1.
Выдвинутые положения о том, что судебное решение не теряет характера юридического факта оттого, какой предъявлен иск (о присуждении, о признании или так называемый право-образующий иск) и чьи права нашли защиту (истца или ответчика), могут быть еще раз подтверждены на следующем деле, нашедшем свое разрешение в Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда СССР. Фактическая, сторона дела сводится к следующему.
В 1931 году гр-ка Сухина со своим мужем, с разрешения домоуправления, .переоборудовала подсобное помещение в жилую комнату. В 1941 году муж Сухиной из занимаемого помещения выбыл. Совместно с Сухиной в, квартире проживал ее родственник — Сухин со своей семьей. После выбытия мужа Сухиной ее родственник Сухин включил комнату Сухиной по оплате и свой лицевой счет. По этому счету Суяияа и продолжала оплачивать занимаемую ею комнату до II января 1950 г.
В указанный день Сухин предъявил в Московский городской суд иск о выселении Сухиной, обосновывая исковые требования тем, что она является временным жильцом, так как оплачивает комнату по его^дйдевому-ечеху, и он (истец) проживает с семьей в комнате размером 13 kb>ul Ответчица Сукина предъявила встречный иск к Сухину о праве на занимаемую ею площадь.
Московский городской суд, правильно устгановив\Ьактичс-скую сторону дела, в то же время сделал неправильные юридические выводы, результатом чего явилось удовлетворение . иска Сухина и отказ во встречном иске Сухиной. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РСФСР оставила в силе решение Московского городского суда.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного
1 «Судебная практика Верховного Суда СССР* 1949 т. №' Ю стр. 40. НО
|Суда СССР 'отменила решение суда первой инстанции и опре-[деление суда второй инстанции, решив спор по существу1. В ее (определении, в частности, было указано, что «...для признания 1Сухиной временным жильцом одного только факта оплаты [спорной площади по единому лицевому счету истца еще недо-[статочмо, ...тем более, что в течение 18 лет истец на комнату [ответчицы не претендовал и прав ответчицы не оспаривал». Приведенное дело интересно тем, что в нем встретились |два иска—иск о присуждении (иск Сухина о выселелии Су-Гкиной) и иск о признании (иск Сухиной о признании права на Занимаемую площадь). При этом нашли защиту права ответ-ргика по иску о присуждении (истца по иску о признании).
Данное дело наглядно показывает, что юридическая при-грода судебного решения ие. зависит от того, какой предъявлен риск, от того, чьи права нашли защиту и от того, каков харак-Irep представленной судом защиты.
Расчленим мысленно этот спор на два производства одного [суда с одинаковой фактической стороной, но с разными лица-1ми. Сухин предъявляет иск о выселении Сухиной по первому [делу, а Иванова, допустим, предъявляет иск о признании пра-Lea на занимаемую жилплощадь к Иванову. Отличие судебно-[го решения, вынесенного по иску о присуждении, от судебного (решения, вынесенного по иску о признании, будет обнару-[живасмо только в фамилиях сторон процесса, все остальное гоудет, с точки зрения существа материально-правового акта, [идентичным, несмотря на то, что первое из них вынесено по [иску о присуждении, .а второе — по иску о признании, иесмот-1ря на то, что в первом решений нашли защиту права ответчика, а во втором — права истицы.
Следовательно, как вид иска, твк к процессуальное положение стороны, права которой на основе закона нашли судеб-иую защиту, не конструируют юридическую природу судебного решения как материально-процессуального юридического 1факта.
Характер и направление действия судебного решения определяются на основе советского закона содержанием материального гражданско-правового отношения; по поводу которого возник спор между сторонами.
Если гражданский процесс является только формой зако-йа. то судебное решение является формой отношения социалистического государства в лице советского суда к конкретному Отношению, регулируемому социалистическим законом. Неслучайно поэтому в .актах (постановлениях и определениях) Верховного Суда СССР мы находим каждый раз указание на необходимость концентрации внимания при рассмотрении гражданских дел на действительные взаимоотношения сторон.
1 См. «Судебная практика Верховного Суда СССР» 1950 г. М> И. стр. 30.
14Г
на фактическую сторону дела, которая на основе закона и on ределяет характер и направление действия судебной решения.
Активность судебного решения, как матерально-процессу-альиого юридического факта, бывает неодинакова в зависимости от характера зашиты, предоставляемой субъекту. В тех случаях, когда суд на основе закона дает положительную защиту, судебное решение является наиболее активным и суще ственным элементом юридического состава движения правоотношения. В тех же случаях, когда судебная зашита носит негативный характер, роль судебного решения, как юридиче ской формы отношения государства к рассматриваемой судом гражданско-правовой связи, сводится в основном к право укрепляющему значению, действию.
Таким образом, характер и направление действия судебного решения определяются не характером иска самого по себе и процессуальным положением стороны, права которой нашли свою защиту, а на основе норм материального пра ва — содержанием материально-правового гражданского отношения, по поводу которого возник спор.
Принципиальное обоснование указанного воздействия cj дебного решения на динамику отношений гражданско-правовых следует усматривать в том, что «Судебный процесс и право так же тесно связаны друг с другом, как, например, формы растений связаны с растениями, а формы животных — с мясом и кровью животных. Один и тот же дух должен одушевлять судебный процесс и законы, ибо процесс есть только форма жизни закона, следовательно, проявление его внутренней жизни»1.
Из этих же принципиальных положений следует исходить при определении места и значения иных процессуальных действий для динамики гражданско-правовых отношений3.
Подводя некоторый итог сказанному относительно роли судебного решения в динамике гражданских правоотношений, необходимо отметить, что ?удебж>е._йешение является юриди-
1 К. Марне, Ф. Энгель\с, Соч.. г Г/Тоеполитиздат, 1955
стр. 158. \
2 Кроме судебного решения как юридического факта материаль
но-процессуального характера из I актов Процессуальна;, с которыми
нормы материального права связывают материально-правовые послед
ствия, следует назвать предъявление иска (см. ст. ст. 50\ 51, 182-а,
191, 192 и др. ГК РСФСР). Этот факт является значимый с точки
зрения норм материального права и в то же время «...оказывается
правообразующим фактом, порождающим возникновение... обязанно
сти правосудия по данному делу» (М. А. Г у р в и ч, Право на иск
издательство Академии наук СССР, 1949, стр, 98). Нельзя не отме
тить, что ранее проф. А. М. Гурвич определял предъявление
иска, как одностороннюю сделку истца (см. Ы. А. Гурвич, Виды
исков по советскому гражданскому процессуальному праву, «Изве
стия Академии наук СССР. Отделение Экономики и права»
1945 г. № 2.
Ш
Кским фактом не только в процессуальном, но в материальном гражданском праве. Оно входит в юридический состав, осуществления правоотношений либо в другие составы, обосновывающие иные этапы движения (например по искам о
И&изнании). Судебное решение, отражая особую ступень в
Кззвитии субъективного гражданского права, сообщает последнему на основе норм права и юридических фактов допро-цессуального (досудебного) развития правоотношения силу
Принудительного осуществления.
§5. Сеиейно-правовые акты
1. Семейное право является самостоятельной отраслью нашего единого советского социалистического права. Движение семейно-правовых отношений, как-то: отношений между супругами, между родителями и детьми, усыновителями и усыновленными и др. — происходит на основании норм права данной отрасли и соответствующих юридических фактов. Последние оказывают свое определенное воздействие также и на движение имущественных правоотношений, в частности, отношений гражданско-правовых. Обсуждая вопрос о воздействии семейно-правовых актов на динамику гражданских правоотношений, нельзя в то же время не учитывать особой структу-Вы семейно-правовых отношений, в которых мснут тесно переплетаться связи как строго личного, тфк и сугубо имущественного порядка.
Отличие предмета правового регулирования гражданского права от общественных отношений, регулируемых семейным правом, требует определенного размежевания не только норм, относящихся к названным отраслям, но также и тех юридических актов и иных юридических действий, которые в соответствии с этими нормами вызывают возникновение, изменение и прекращение соответствующих правоотношений.
Однако в науке права вопрос о юридической природе и содержании семейно-правовых актов как таковых не имеет сво-Эго надлежащего освещения. В литературе эта проблема об-кодится; главное внимание концентрируется на процедуре совершения того или другого акта и тех последствиях, которые заступают в связи с тем или другим (земейно-правовым актом аелизя сказать, что эта сторона проблемы не имеет практи-еского значения, скорее наоборот, но ее разрешение не осво-вждает науку от необходимости постановки и обсуждения Юпросов относительно семейно-правовых актов как таковых.
Не следует думать, что в описанном выше положении на-юдится только рассматриваемая категория семейного права Шмейно-правовые акты). Судьбу этой категории разделяют I другие общие понятия данной отрасли, в частности катего-Шя лица в семейном праве, его семейной правосубъектности, категория семьи и другие. Отсутствие надлежащей и всесто-
143
ронней разработки общих научных понятий семейного права отражается не только па развитии знаний о Данной отрасли права, но и на законодательной деятельности и практике кодификационно-подготовленных работ, развернувшихся r нашей стране.
Специалистами семейного права за последнее время бы.п высказан ряд предложений по развитию семейного законодательства. Однако в статьях и выступлениях на совещаниях предлагается изменить содержание некоторых семейно-пра-вовых институтов или отдельных их норм: например, упростить процедуру расторжения брака, внести некоторые коррективы в нормы, определяющие размер алиментов, взыскиваемых на детей, и т. д. Что же касается предложений относительно необходимости пересмотра внутренней системы действующих республиканских кодексов в целом, то такого рода предложений, насколько нам известно, сделано еще не было. Объясняется это.тем, как нам кажется, что авторы соответствующих предложений об усовершенствовании семейного законодательства не видят необходимости в создании о б-щ е й- части КЗоБСО. С таким положением согласиться нельзя. Сформулированные в общей части данного кодекса общие принципы и положения дадут, по нашему мнению, ориентировку и ясность в применении конкретных институтов и норм, облегчат понимание духа закона и того порядка отношений, к установлению которого стремился законодатель. В этом, как известно, состоит одна из сторон практического значения общей части каждого кодекса, каждого законодательного акта.
В общей части брачно-семейного кодекса, по нашему мне
нию, следовало бы изложить положения относительно важ
нейших принципов построения семьи в советском обществе, об
отношении к семье советского государства, в том числе об ох
ране государством материнства и детства, положения о субъ
ектах семейно-правовых тэт-ношений и др. В ходе теоретиче
ской подготовки совершенствования семейного законодатель
ства необходимо особое вниманиеХ)братить на семейно-право-
вые акты, ибо их неразработанность в нашей литературе
имеет своим результатам то, что до\сравнительно недавнего
времени, например, считалось допустимым отождествление по
юридической природе брака как героического акта с до
говором1. \
Основным в содержании семейных отношений социалистического общества, как уже отмечалось, Являются отношения личные, но не имущественные. Последние имеют подчиненный характер перед отношениями личными. Советскому праву чуждо перенесение имущественной мерки в регулирование от-
i См. «Гражданское право», учебник для юридических вузов, 1944. •стр. 98; Г. М. С в е рд л о в, Брак и рйрвод, М.—Л., 1949. стр. 58. 64. 144
Гошений личных, Положения нашего законодательства, регу-•ирующие отношения имущественные, принципиально не- мо-Вут быть перенесены на отношения семейные.
Правильное уяснение данных положений имеет .большое [практическое значение. Это видно из того, что Верховный •уд СССР постоянно требует от наших судебных органон концентрации внимания на личных взаимоотношениях сторон [процесса, поскольку обсуждается семейно-правовое отноше-Ке. Высказываясь о характере взаимоотношений между су-1 яругами, Bt-рховный Суд СССР указал, что • «Важнейшими Клементами создания здоровой советской семьи, основанной •а социалистических принципах, являются общность интере-•в и взглядов, взаимное понимание и уважение супругов, равное положение жены и мужа в семье»1.
Приведенное еще раз показывав! на недопустимость отождествления семейЁо-правовых отношений с отношениями 'Гражданско-правовыми, а следовательно, и недопустимость кмешения актов, служащих основаниями движения этих отношений.
2, Семейно-правовые отношения, равно как и иные право-' Вые связи, возникают, изменяются и прекращаются в силу не иолько одних юридических актов, но и др^их юридических .фактов. Семейному праву в качестве последних известны и 'юридические события (например, факт рождения, факт смер-кк к др.), и юридические поступки (например, согласие одного супруга на усыновление другим супругом ребенка), и правонарушения (например^ вступление во второй брак при верасторгнутости первого). Однако с точки зрения круга вопросов, рассматриваемых в настоящей работе, интерес представляют именно семейно-правовые акты,
Под семейно-правовым актом следует понимать такой юридический акт, который направлен на установление, измерение или прекращение брачно-семейных правоотношений.
Соответственно институтам советского семейного права следует различать такие виды юридических актов, как брач-1ые (заключение брака или требование о его расторжении), акты усыновления, акты признания отцовства, акты принятия Опгки (попечительства) над определенными лицами, акты, направленные на изменение фамилии, и т. д. Как видно из приведенного перечня, круг юридических фактов семейного права довольно широк и разнообразен по своему содержанию, В вастоящей работе не представляется возможным обсудить все емейно-правовые акты, и приходится ограничиться рассмот-
i Определение Судебной коллегии по гражданским делан Еер-шного Суда СССР от 14 января 1947 г., цитируется по райоте
И. Поволоцкий, В, А. Л исков ец. А. С, Сомин-&НЙ, Дела особого производства, Юриздат, 1948, стр. 80.
О Ч» О. А. Красавчиков 145
рением вопроса о браке как юридическом акте в порядке постановки проблемы.
В литературе по семейному праву, а равно и в законодательстве можно наблюдать картину, аналогичную той, которая отмечалась нами при анализе гражданско-правовых сделок. В данном случае имеется в виду отождествление брака как юридического акта с брачным правоотношением, возникающим на основе этого акта.
Основанием возникновения брачного правоотношения является- не-один юридический факт, но совокупность фактов, в которой браку (как юридическому акту) принадлежит центральное определяющее место. Юридический состав, обесно-вывающий возникновение указанного правоотношения, содержит в себе следующие элементы: 1) взаимное согласие принять, на себя права и обязанности супругов (юридический акт); 2) несостояние в другом зарегистрированном браке (правоотношение как отрицательный юридический ф-акт); 3) отсутствие между брачущимися определенной степени родства (отрицательное юридическое событие); 4) регистрация взаимного согласия принять на себя права и обязанности супругов (административный акт).
Представление документов является условием регистрации брака (ст. 4 КЗоБСО), но не элементом юридического состава, обосновывающего возникновение брачного правоотношения. Совершеннолетие и здравый рассудок бра-чущихся не входят непосредственно в указанный юридический состав, выступая в качестве элемента одной из общих предпосылок движения брачного правоотношения, в частности брачной правосубъектности брачущихся.
Необходимость взаимного согласия на вступление в брачное правоотношение приводит к выводу о том, что брак всегда должен быть рассм-а-хривасм только как двусторонний, взаимный (встречный) юридический акт.
Правовая природа брака^как юридического акта) подтверждается его направленностью. При этом следует отказаться от положений законодательства (ст. 4 КЗоБСО) в части того, что брак (как юридический ант) будто бы направлен н;> регистрацию волеизъявления, в котором этот акт находит свое объективное выражение. Взаимное согласие брачущихся направлено не на регистрацию брак'а, а на установление (с юридической точки зрения) брачного правоотношения, создание прав и обязанностей супругов (см. ст. 1 КЗоБСО). В противном случае следовало бы признать, что появление брачущихся в отделе загса является самоцелью, воля изъявляется только для того, чтобы быть зарегистрированной и не более; дальнейшей направленности брак (как юридический акт) не имеет. Подобное" понимание этс,го акта не позволит .в необходимых случаях отличить действительный брак от фиктивного. 146
Таким образом, брак — это двусторонний юридический Кт, направленный на возникновение брачного правоотно-рдения.
Решение вопроса об отграничении брака (как юридиче-Bforo акта) от иных юридических актов, в частности .от актов [административных и судебных, особых затруднений не вызы-[вает. И административный, и судебный акты издаются (вы-[носятся) компетентным на то органом государства, тогда как [участником брачного (как и иного семейного) правоотношения, а следовательно, и субъектом, совершающим брачно-кемейно-правовой акт, может быть только гражданин, но не Ккое-либо общественное образование (юридическое лицо).
Сложнее провести разграничение между актом граждан-кко-правовым (сделкой), с одной стороны;" и юридическим ак-и-ом семейного права, в частности с браком как юридическим юктом, с другой стороны. Как известно, и тот, и другой акты [являются правомерными юридическими действиями и могут (быть совершаемы гражданами. Следовательно, отграничить ро признаку правомерности и по субъекту обсуждаемые акты |*е представляется возможным. Остается еще один признак, карактерный для всех юридических актов, а именно признак направленности совершаемых субъекту*! действий. Одинакова |ш' направленность брака как юридического акта и сделки? Н. В. Рабинович по этому вопросу пишет: «Сделки носят имущественный характер, направлены на установление, изменение или прекращение гражданских правоотношений, когда "как заключение брака рассчитано прежде всего на со-.здание личной связи брачущихся»1. Приведенное сужде-(ние Н. В. Рабиновича в принципе правильно отражает разлит Вне между сделкой и браком как юридическим актом, но тре-рует некоторой конкретизации и уточнения.
Как известно, сделка, будучи актом гражданско-правовым, [используется, с точки- зрения экономических категорий, в сфере обращения. Заключение же брака, а следовательно, и использование брака (как юридического акта), протекают в совершенно иной сфере жизни общества и прямо не связаны с шатериальным производством и обращением. Кроме того, если Инелка служит средством установления прежде всего имущественных и связанных с ними неимущественных отношений, (направлена именно на создание гражданско-правовой связи, во брак (как юридический акт) направлен прежде всего на установление лично-правовых и связанных с ними имущест-
1 Н. В. Рабинович, Заключение брака и признан;::! (5рапа •^действительным по советскому социалистическому праву. «Вопросы советского государства и права». Ученые записки Ленинградского государственного университета имени А. А. Жданова, Д? 1р7. серил Юридических наук, выл, 6, Д., 1955. стр. 17§,
1.47
венных правоотношений на тавязывание семейно правовых связей
Таким образом, отграничение брака (как юридической, акта) от гражданско-правовой сделки нужно проводить как по сфере применения соответств\ющею акта, гак и по его па прав темности
3 Не менее существенным вопросом в теории юридиче ских фактов семейного права является проблема недействи тельности брака В имеющихся по =itom\ вопросч вьгсказыва гшях приводятся соображения относительно того, что брак может быть признан недействительным, поскольку он совер шел и ш межд; близкими родственниками или с пицом несовершеннолетним, шш в результате насилия Кроме этого, указывают также на обман и забл\ждение, как на основания для признания брака недействительным1 Постеднее утверждение более чем спорно, чтобы не сказать неправильно
Пленум Верховного С\да СССР, высказываясь относи •клыю оснований признания брака недействительным, неслучайно не предусматривает возможности такого признания по мотивам заблуждения или обмана-1 Теоретическое обоснование именно такого решения вопроса но нашему мнению, со стоит в с 1едующем.
Во-первых, следует отмети 1ь что принципиальной разни цы (с точки зрения содержания неправиньного предс!авления человека о реальной действительности) между обманом и з? блужденисм нет Разница есть в причинах, вызывающих не правильное представление лица о тех или других обстоятельствах В с п, чао заблуждения причиной искаженного представления о реальной действительности могут явиться н<_ осмо1ритетыгость невежественность и i п со стороны за бл уж дающегося, т ибо неосторожные или даже просто невиновны*, действия друюло шца При обмане причиной заблуждениг! яв гяются преднамеренные (умышленные) действия обманщика который Ъозда i мираж в представлении обманутого. Однако расхождение в причинах, вызвавших не
1 См Г Л1 Свердлов. БраЛи развод издательство Акаде
мии наук СССР. 1949. стр 63 Нель-Цне отметить, что Г. М. Свсрд
лов возвращаясь h вопросу об основаниях признания браьэ
недействительным в работе изданной в 11951 году (см Г. М. С в е р Д
'1ов СовС1ское семейное право Госюриздат 1951 стр. 76). приво
дит соображения относительно того что] брак может быть рризнан не
действительным при нар\шении одного рг условии решстрации браья
(кроме предусмотренных в г «в» с˜а 4 и в п «б» ci G КЗоБСО
РСФСР) Однако никаких высказываний относительно оставления
им критикуемой точки зрении в названной работе не содержится что
дает основания полагать что Г "VI Свердлов придерживается в рас
сматривасмом ропроср своих прежних взглядов высказанных им в
1944 год\
2 См постановление Пленума Верховного С\да СССР от 16 cfH
тября 1944 i «Судебная практика Верховного С>да СССР» 194R г ;
.№ 11 стр 1
ив
правильное представление лица, не отражается на содержании этих заблуждений Будущий супруг может заблуждаться, Вапример, в вопросе об имущественном, служебном или ином юоложении другого супруга, без каких либо намерений пекарить действительное положение вещей со стороны последнего. Юднако, конечно не исключены случаи прямого обмана Следовательно, лицо может заблуждаться в одном и том же обстоятельстве как по своей «вине», так и по «вине» другого Вуируга. Поскольку возникает вопрос о признании брака недействительным, постольку приобретут значение не причина. Во характер и содержание заблуждения, которые обусловили | допустили) согласие со стороны заблуждающегося па встул-веиие в брак
Во-вторых, что может быть отнесено к существенному, то [есть заслуживающему внимания заблуждению На этот во-Врос нельзя дать прямого и исчерпывающего ответа. В одних Ёлучаях существенным может оказаться то, что безразлично •ля других случаев и наоборот, поскольку речь идет именно •об отношениях брачных, но не имущественных.
Замена поставленного вопроса другим применяемым к •ражданско правовым сделкам, в частности, «мог ли быть со вершен данный брак (как юридический акт}, если действи Вельное положение вещей быто бы известно*заблуждающему-Ея (обманутому)», также не даст практического результата. Еупруг, пришедший в суд в качестве истца по делу о признании его брака недействительным, всегда ответит отрицатель Во на поставленный вопрос Поэтому, с нашей точки зрения, будет более правильным существенное заблуждение (глав-жым образом в свойствах личности) относить к основаниям шля расторжения брака, но не к обстоятельствам, влекущим его недействительность.
В связи с изложенным следует присоединиться к высказы ваниям И В Рабинович относитетьно того, что «ссылки на Вман, заблуждение, угрозы и на влияние неблагоприятных Ватериальных условий не должны опорочивать заключение брака и приводить к его недействительности, так как это от Врывало бы широкий простор для прекращения брачных от-,кошсний не прибегая к сложной процедуре судебного развода На самом деле эти моменты относятся к мотивам вступле-1кл в брак Мотивы же, с точки зрения закона, для действи-?гечьности брака значения иметь не могут, хотя они и играют иьшую роль при общественной, моральной оценке noseie ня советского гражданина»1
_ ' Н. В Рабинович Заключение брака и признание брака
действительным по cobctckomv социалистическому прав\ «Вопросы
вегскою государства и права*- Ученые записки Ленинградского го-
Дарственного университета К° 187 серия юридических на\тк
П 6 Л 1955. стр 195—196
О Ч Крл< «B'lijuoi 149
4. Сфера воздействия семейно-правовых актов на динамику отношений гражданско-правовых по сравнению с актами административно-правовыми и судебными, разумеется, уже. Тем не менее такое воздействие предусмотрено законодательством и, следовательно, требует изучения. Семейно-правовые юридические акты оказывают свое влияние на возникновение, изменение или прекращение гражданских правоотношении не в качестве самостоятельных юридических фактов, но входят в определенную совокупность таких фактов, в юридический состав. Это положение имеет силу для большинства правовых институтов.
Те или другие семейно-правовые акты сами по себе (или в виде возникающих на их основе семейко-правошх отношений) могут входить б правообразующие, правоизменяющие и правопрекращающие юридические составы движения гражданских правоотношений. Так, например, поступающее в семью имущество от трудовых доходов одного супруга в силу существования брака становится совместной собственностью обоих супругов; в силу причинения вреда малолетним ребенком на обоих родителей возлагается равная обязанность по возмещению вреда, хотя, быть может, один из них последнее время и не занимался воспитанием ребенка, находясь в длительной заграничной командировке. Своеобразно взаимодействие гражданско-правовых актов и семейно-правовых отношений (выступающих в качестве юридического факта) в одном юридическом составе возникновения жилищных правоотношений членов семьи. Приведем в качестве примера одно из гражданских судебных дел.
Истица Грачева в 1954 году, вступив в зарегистрированный брак с ответчиком Грачевым, переселилась на жилплощадь, ответственным съемщиком которой была мать ответчика—Грачева К- Е. 20 марта 1956 г. Грачев получил ордер (по месту работы) на занятие освободившейся жилой площади в доме № 47 по улицд имени Сакко и Ванцетти. В ордер были вписаны супруги Грачевы и «х ребенок. Вскоре все трое были прописаны по указанному выше адресу, но сразу заселить предоставляемую'жилплощадь не смогли, так как в указанной в ордере комнате б1гл только начат ремонт.
В связи с возникшими в семье ссорами истица Грачева А. А. в августе 1956 года вместе с ребенком выехала с жилой площади Грачевой К. Е. и переселилась в указанный дом № 47, но занять комнату не смогла, так как ремонт еще не был окончен, и она была вынуждена временно разместиться в примыкающем к квартире вспомогательном помещении (чулане). Ответчик Грачев, желая отомстить жене за имевшие место ранее ссоры, сдал полученный им ранее ордер'На ком-•нату в доме № 47, отказавшись от жилплощади, а сам остал-1 ся проживать в комнате матери.
150
Трест Уралруда, в котором работал Грачев, воспользовавшись размолвкой супругов, опечатал ранее предоставлявшуюся Грачевым комнату и тем самым воспрепятствовал занятию .данного помещения Грачевой А. А,
Свердловский областной суд, рассматривая 'возникшее . гражданское дело в кассационном порядке, по жалобе одной : из сторон процесса, в своем определении отметил, что «В силу ет. 1-а постановления Пленума Верховного Суда СССР от 12 декабря 1940 г., истица с момента выдачи ордера на комнату имела право на жилплощадь наравне с мужем, и ликвидация ордера могла иметь место лишь с согласия всех членов , семьи»1.
Приведенное дело представляет интерес с точки зрения теории юридических фактов в том отношении, что в нем, по нашему мнению, довольно рельефно вырисовывается связь и взаимодействие различных по своей отраслевой принадлежно-; сти юридических фактов в одном юридическом составе. Ведомство, выдавая ордер своему работнику и создавая для не-, го право на жилплощадь (точнее на занятие жилого помеще-1ния), одновременно с этим в силу семейно-правового отноше-' ния данного работника с членами *?го семьи (указанными в ордере — женой и ребенком), наделило последних равными правами с самим работником на занятие спорной площади, и отказ одного работника от предоставленных ему ведомством прав не влечет за собой прекращение прав членов его семьи, [поскольку они сами от данных прав не отказались.
Понятно, что наступившие юридические гражданско-пра-! вовые последствия имели бы совершенно иной характер, если [бы отношения Грачевой не были скреплены зарегистрирован-1ным браком (юридическим актом семейного права). Типич-i ным примером в этом отношении может послужить следующее дело из судебной практики.
Слободчиков, демобилизовавшись из Советской Армии, [вернулся к прежнему месту своего жительства. Он поселился Гу матери, которая к моменту возвращения сына находилась в s тяжелом болезненном'состоянии. Не имея возможности лич-|но обеспечить ухода за больной матерью, по договоренности с [Последней Слободчиков прописывает на занимаемую им и ма-рерью площадь гр-ку Петрову и ее совершеннолетнюю дочь [Никифорову с условием, что Петрова будет безвозмездно [осуществлять уход за больной матерью, а он, Слободчиков, ^обеспечивает Петрову и Никифорову жилплощадью.
Вскоре после переезда Петровой и Никифоровой (29 июля '1955 г.) Слободчиков стал сожительствовать с последней. После смерти матери (6 июня 1956 г.) Слободчиков предложил Петровой и Никифоровой освободить принадлежащую
! См. определение Свердловского областного суда (1956 г., дело
Jtfe 33/609Г' то иску Грачевой А. А. к Грачевым.
РО* . 151
ему жилую площадь, так как он намерен создать устойчивую семью и жениться на девушке, с которой давно дружит.
Петрова и Никифорова отказались добровольно освободить комнату, считая себя членами семьи Слободчикова. Как выяснилось в ходе судебного разбирательства по возникшему в связи с 31 им гражданскому делу, сожительство Слсбодчико-ва с Никифоровой носило случайный характер, Никифорова же вступила в зарегистрированный брак с гр-ом Грибковым и намерена поселить его в комнату Слободчикова после того, как за ней (Никифоровой) будет признано право на жилплощадь1.
Естественно, что при сложившихся обстоятельствах суд не мог иначе квалифицировать правовое положение Петровой и Никифоровой на жилплощади Слободчикова, как положение временных жильцов. К этому выводу необходимо прийти, исходя из учета цели поселения Петровой и Никифоровой (уход за больной матерью Слободчикова) и того факта, что между Слободчиковым и Никифоровой не могли сложиться с е м е и н о-п равовые отношения, поскольку последняя вступила в зарегистрированный брак с Грибковым.
В основании сложившихся между сторонами гражданских правоотношений фигурируют два семейно-правовых акта — один факт отрицательный, другой факт положительный. От-ряцательйым юридическим фактом является отсутствие се-мейно-правовой, в частности, брачной связи между Слободчиковым и Никифоровой. Положительным юридическим фактом семейного права является наличие брака (как юридического акта) в отношениях между Никифоровой и Грибковым. Эти два факта в совокупности с иными обстоятельствами дела па основании закона и определяют положение Никифоровой и ее матери на площади Слободчикова как временных жильцов
§ 6. Гражданско-правовые юридические поступки
В советской Haykte права впервые обратил внимание на
категорию юридичесюис поступков проф. М. М. Агарков. В
работе, написанной тридцать лет тому назад, он отмечал
«Теория юридических фактов знает целый ряд действий, кото
рые не являются ни сделками, ни правонарушениями и, тем
не менее, порождают, изменяют] и прекращают правоотно
шения»2. /
После этой работы яроф. М. М. Агаркова проходит почти двадцатилетний период времени, прежде чем в нашей науке стали вновь обсуждать юридические поступки Возрождение
См. дело Свердловского областного суда (1957 г. дело
№ 3/1866) по иску Слободчинова к Никифоровой и Петровой о высе
лении (по I инстанции].
М М. Агарков, Учение о ценных бумагах. М , 1927 стр 9.">
152
I анализа данных фактов на этот раз нашло себе место, глав-|ным образом, в учебной литературе.
Наиболее полное освещение рассматриваемой категорий i юридических фактов мы находим в учебнике гражданского права 1944 года. Однако наряду с положительными момен-[тами (выделение юридических поступков в отдельную груп-|пу юридических фактов, указание на их правомерный харак-|тер) в этом учебнике дается не совсем удачная, с нашей точ-|ки зрения, трактовка правового характера юридических [поступков. Проф. Д. М. Генкин, обсуждал конкретные виды юридических действий, пишет; «В ряде случаев фактические [действия людей порождаю! юридические последствия, хотя |эти действия совершаются и не с намерением достичь того [или другого правового результата»1. Приведенное высказыва-|ние не может быть признано правильным. Любое действие, (поскольку оно только фактическое, то есть не имеет юридической значимости, никогда не вызывает ю р к д и ч е-Е к и х последствий.
В 1946 юду выходит в свет одна из последних работ проф. №1. М. Агаркова, посвященная анализу понятия сделки, в кокорой он одной части правомер!Тых действий, не направлен-, иых па юридические последствия, присваивает наименование юридических поступков. Под юридическими поступками проф. |М. М. Агарков понимал такие правомерные действия, которые исправлены на признание каких-либо фактов или уведомление [о фактах прошлых, настоящих, или обстоятельствах, которые будут иметь место в будущем и которые влекут за собой юридические последствия независимо от того, были ли указанные [действия направлены на эти последствия или нет2.
В данном определении, по нашему мнению, сфера применения юридических поступков необоснованно сужена. Усматривая среди юридических поступков только уведомления и признания определенных фактов, мы будем оставлять за пределами этих поступков еще значительное число правомерных юридических действий, которые ни по существу своему, ни по характеру, ни по юридической направленности не могут быть отнесены к юридическим актам, в частности к гражданско-правовым сделкам.
В постановке вопроса и анализе юридических поступков
1 i «Гражданское право», учебник юридических вузов, Юриздат, 1944, стр. 64 (проф. Д. М. Г е н к и н). В учебном пособии для сту-цедтов ВЮЗИ (1955 г.) юридические поступки уже имеют «права гражданства», хотя авторы этого пособия и именуют юридические Зоступки «так называемыми» («Советское гражданское право», ч I, (чебное пособие для студентов ВЮЗИ, под редакцией проф. В А. [ясенцева, ВЮЗИ, 1955. стр. 34).
1 2 См. М. М. Агарков, Понятие сделки по советскому граж-Кнскому y' ту, «Советское государство и право» 1946 г. № 3—4, pp. 51— 5^
153
следует идти дальше как в отнесении к числу юридических поступков всех иных правомерных действий (а не только уве домления и признания), так и в определении юридической природы самих юридических поступков; необходимо не толь ко констатировать наличие юридических поступков среди юридических фактов, вызывающих движение советских соци алистических гражданских правоотношений на основе норы права и привести частные примеры, но прежде всего выяснить общее понятие данной категории юридических действий и провести их основное разграничение.
Категория юридических поступков охватывает собой весь ма многогранные формы деятельности людей советского общества Работа из заводе и в школе, в колхозе и консерватории, в технической лаборатории и за столом писателя — все это с правовой точки зрения юридические поступки В них деятельность рабочего и учителя, колхозника и музыканта, изобретателя и писателя направлена, в первую очередь, на создание определенного блага. В процессе создания этих благ они целеустремляют свою деятельность отнюдь не на юридические последствия Их воля направлена на предмет труда — создаваемое благо: «...во все время труда необходима целе сообразная воля, выражающаяся во внимании ..»'.
Важнейшим юридическим поступком (из перечисленною вида правомерных юридических действий) применительно к советским гражданским правоотношениям является исполне ние должником лежащей на нем по обязательству имущественной (а в определенных случаях и неимущественной) обя занности Сюда должны быть отнесены не только деист вия по передаче имущества должником кредитору, но также действия по выполнению работ и оказанию услуг. Категория юридических поступков не исчерпывается указанными юриди ческими действиями В ней содержатся еще явления и не сколько отличные от перечисленных, но с юридической точки зрения сходные с н*даи.
Если просмотретьваше гражданское законодательство, то нельзя не отметить таких правомерных юридических деист вий, которые, не явияясьу(сделками, все ч*е имеют юридическое значение Проф М М А*арков указывал, в частности, на при знание долга (ст. 50 ГК), уведомление об определенных фактах (например, об уступке требования — ст 124 ГК), заяв ление об отказе принять исполнение (примечание кет. 122 ГК) и др Однако и исполнение обязанности должником, и уведомления или признания тех или других фактов не исчерпывают всего многообразия, разносторонности рассматриваемой категории юридических действий
154

'К Маркс Капитал т I Госполитиздаг 1949 стр 185
К числу юридических поступков должны быть также от месены те правомерные юридические действия, в результате [которых создаются новые объекты, а следовательно, вознияа-•от и новые права Примером такого вида юридических по |ступков является создание нового материального или духов-иого блага—соответственно постройка дома застройщиком, шаписание научным работником определенного научного трупа и др Правда, в определенных случаях создание того или иного объекта, чего, разумеется, нельзя не отметить, может ивляться исполнением обязанностей в сфере тр)довых, адми 1нистративныхи иных правоотношений Например, выполнение шаучным работником плановой научной работы, бесспорно, (является выполнением его обязанности по трудовым правоотношениям и в то же время порождает гражданские права — •трава авторства
К этому же виду юридических поступков должны быть от-^есены также и те действия лиц, которыми не создаются, но правомерно уничтожаются (потребляются) те шш другие верш или производится их существенная переработка.
Следующий вид юридических поступков складывается из кех правомерных юридических действий, которыми осуществляется принадлежащее данному лицу право. Сюда можно отвести, например, такие правомерные юридические действия, как выбор кредитором предмета исполнения по альтернативному обязательству {поскольку это право дано ему по до-^гонору) , досрочный возврат предмета займа должником кредитору, в результате чего уменьшается ранее установленная сумма процентов по договору, и т д.
Наконец, к юридическим поступкам должен быть отнесен акже широкий круг действий по защите лицом принадлежавших ему прав и охраняемых законом интересов В данном случае имеется в виду не обращение лица к компетентному юргаиу государственного управления за защитой нарушенного или нарушаемого права (иск, жалоба и т д), но действия самого лица по защите охраняемых законом прав и интересов Вт посягательств со стороны третьих лиц или в случаях, когда защищаемым благам грозит опасность уничтожения (повреждения) я результате проявления отрицательных сил природы К числу этого вида юридических поступков следует прежде всего отнести действия, совершаемые в состоянии необходимой обороны и крайней необходимости
Как известно, проблема указанных обстоятельств, устра-йяющнх уголовно-правовую ответственность, в науке советского гражданского права рассматривается лишь применительно к случаям освобождения от ответственности за причинение внедоговорного вреда. Действия лица в состоянии Необходимой обороны и крайней необходимости в науке со 'етошгг оловного права рассматриваются как действия
155
правомерные1. Имеют ли эти действия такой же характер по отношению к нормам советского гражданского права? Отрицательного ответа на этот вопрос в гражданско-правовой литературе не дано, хотя и высказаны справедливые соображения относительно того, что причинение вреда в состоянии крайней необходимости, являясь основанием освобождения от уголовного наказания, в то же время не может выступать в качестве акта «помилования» в плане гражданско-правовом2.
Это, в свою очередь, не может не привести к выводу о том,. что советскому гражданскому праву известны в качестве оснований возникновения обязательств из причинения вреда не только действия, противоправные и виновные (например, предусмотренные ст. 403 ГК), противоправные и невиновные, «случайные» (например, предусмотренные ст. 404 ГК), но и действия невиновные и непротивоправные, то есть правомерные действия со стороны причинителя вреда3.
Из изложенного выше видно, что под юридическим поступком понимается правомерное юридическое действие, с которым нормы права связывают юридические последствия независимо от того, было ли направлено это действие на указанные последствия или нет4.
Указанные выше отдельные виды юридических поступков могут быть распределены по отдельным группам в зависимо сти от наличия в тех или других правомерных юридических действиях определенных квалифицирующих признаков. Как уже отмечалось, общее для юридических поступков состоит в
1 См А. Н, Т р а В н и н, Состав преступления по советском'-
уголовному праву, Госюриздат, 1951, стр. 337 и ел ; А. А. П и о н т
к о в с н и и. Вопросы общей части уголовного права в практике с>'
дебно-прокурорских органов, Госюриздат, 1954, стр. 78 и ел.; М. Д
Ш a prop о дек иА Вопросы общей части уголовного права, изда
тельство Академии з<аук СССР. Л,. 1955, стр. 86 и ел., 102 и ел
В. Ф. Кириченна Основные вопросы учения о необходимой
обороне в советском уголовном праве, 1948, стр. 3 и ел.; С. А. До-
махин, Крайняя необходимость по советскому уголовному праву.
Госюриздат, 1955. стр. 12-—13.
См. Г. К. М а т в ее в,- Вина в советском гражданском праве
Киев, 1955, стр. 36; Е. А. Флейшиц, Обязательства из причине
нкя вреда и неосновательного обогащения, Госюриздат, 1951,
стр. 48—419.
Этот аспект юридических поступков как оснований возникнове
ния обязательств иа причинения вреда лежит за пределами настоящей
работы и может найти ^вое освещение в монографиях, посвященные
вопросам гражданско-правовой ответственности. В теории юридиче
ских фактов достаточным будет указать лишь правовую природу
этих правомерных юридических действий.
К такому определению юридических поступков прнсоедя
няется Ю. К. Толстой (см. Ю. К, Толстой. Содержание и граж
данско-правовая защита права собственности в СССР, Л., 1955-
стр. 168).
156
том, что все они являются действиями правомерными, и направленность действий лица на юридические последствия носит чисто факультативный характер (она может быть и может не быть — последствия будут одни и те же). Не будучи направлены на достижение каких-либо правовых последствий, юридические поступки тем не менее должны иметь какую-то иную определенную направленность, поскольку они являются действиями людей. Последние ничего не совершают бесцельно. Конечно, цель как по содержанию своему, так и по характеру может быть самой различной, но тем не менее она предполагается в действиях лица. Действия лица не могут быть несоизмеримы с его целями и результатами действий.
Перечисленные выше отдельные виды юридических поступков могут быть распределены, по нашему мнению, по следующим основным группам:
Юридические поступки, посредством которых осуществ
ляются передача имущества, выполнение работ и оказание
услуг.
Юридические поступки, посредством которых осуще
ствляется уведомление (признание) об определенных фак
тах.
Юридические поступки, посредством которых осуществ
ляется создание новых (уничтожение, потребление сущест
вующих) объектов прав.
Юридические поступки, посредством которых осуществ
ляется то или Другое право, принадлежащее данному
лицу.
Юридические поступки, посредством которых осуществ
ляется самозащита прав и охраняемых законом интересов

<< Пред. стр.

стр. 4
(общее количество: 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>