<< Пред. стр.

стр. 14
(общее количество: 29)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

ной моделью стремительный характер преобразований явился од-
ним из факторов трансформационного спада.
Но не менее важно и другое обстоятельство: эта же модель впол-
не соответствовала интересам и принимающей стороны — правя-
щей номенклатуры, инициировавшей радикальные преобразования
ради реализации собственных целей, но не имевшей, однако, в го-
товом виде приемлемой программы под такую инициативу. Прежде
всего несомненным достоинством данной модели было то, что
предусмотренная ею политика шоковой терапии позволяла за ко-
роткий период придать рыночной трансформации необратимый ха-
рактер. Это имело чрезвычайно важное значение в стране, где ши-
рокие слои населения отнюдь не требовали подобного рода пере-
мен. Отметим, однако, что угроза реставрации, успешно предотвра-
щенная на тот момент, не изжита в полной мере и по сей день, пи-
таемая острым неприятием выявившейся дифференциации по
уровню доходов в стране недавнего социалистического равенства.
Сложившаяся за годы социализма крайняя нетерпимость к иму-
щественному расслоению — не случайно номенклатура тщательно
скрывала и весьма успешно держала в глубокой тайне данные об
уровне своих доходов — уверенность в воровском происхождении


134
богатства, поиск причин своих бед прежде всего во внешних обсто-
ятельствах питают — и небезуспешно, а тем более активно накану-
не очередных выборов — подогреваемую представителями левых
партий готовность определенных слоев населения к очередному ре-
волюционному «черному переделу», что несет с собой угрозу реак-
ционного отката от завоеванных с таким трудом позиций. Такая
опасность поддерживается широко бытующим представлением о
том, будто рыночная трансформация осуществлена исключительно
в интересах узкого круга людей — правящей верхушки и «новых
русских», — что совсем не так. Богатыми становятся выходцы из са-
мых различных слоев населения, способные успешно выполнять
функции собственника, а тем самым обеспечивать не только рост
личного дохода, но и прогресс общества в целом. Ситуация, при ко-
торой народ выступает в качестве сособственника, а номенклатура
выполняет еще и функции управленческого труда, оказалась эко-
номически несостоятельной, что и показал опыт социалистическо-
го хозяйствования, доведшего национальную экономику до полно-
го развала во всех странах, такой опыт накопивших.
Данной моделью предусматривалась безотлагательность корен-
ных преобразований, столь актуальных ввиду катастрофического
состояния советской экономики, равно как и экономик других со-
циалистических стран, что наиболее наглядно проявлялось в пол-
ном развале внутреннего рынка, в буквальном опустошении мага-
зинных полок. Вместе с тем либеральная модель прежде всего и в
наибольшей мере соответствовала экономическим интересам
ТЭКовской номенклатуры. Это было важным обстоятельством с
той точки зрения, что именно данная прослойка номенклатуры в
силу сложившихся в предшествовавший период обстоятельств к
моменту преобразований сумела занять лидирующие позиции на
номенклатурном Олимпе. Дорога на чрезвычайно выгодный
внешний рынок для данного комплекса была проторена еще в го-
ды социализма. Теперь же открывалась реальная возможность осу-
ществить приватизацию объектов российского Клондайка. Не
случайно представитель именно этого комплекса оказался
рекордсменом «долгожительства» в качестве премьер-министра в
90-е годы. И времени даром не тратил: косноязычие отнюдь не
помешало ему весьма успешно заняться делом. Как известно,
объекты ТЭК были приватизированы в первую очередь, начало


135
было положено еще на этапе спонтанной приватизации. Здесь
практически не было «временщиков»: первые же «приватизаторы»
оказались подлинными собственниками, состав их изменился не-
значительно. Именно здесь появились первые российские милли-
онеры и миллиардеры, и в наибольшей мере — из числа бывшей
советской номенклатуры.
Итак, вынужденный характер заимствования, с одной стороны,
совпадение при этом интересов предлагающей и принимающей
сторон — с другой, и обусловили выбор модели реформирования
российской экономики. Она же была принята и другими постсоци-
алистическими странами во многом по тем же причинам. И там не
оказалось в готовом виде собственной модели реформирования,
а либеральная модель вполне позволяла немедленно «приступить
к делу», не терпящему отлагательства в условиях краха социализма.
К тому же она вполне поддавалась корректировке в зависимости от
национальных особенностей.
Данная модель была реализована проведением политики «шо-
ковой терапии», что нашло отражение в осуществлении либерали-
зации внешней и внутренней экономической деятельности, нача-
ло которой в России, например, было положено отпуском цен в
январе 1992 г. В рамках данной политики все страны приступили к
преобразованию социалистических форм собственности путем
проведения бесплатной и денежной приватизации на основе при-
нятого в этих целях законодательства, хотя фактически ни одна из
них не избегла и спонтанной приватизации, в тех или иных мас-
штабах осуществленной еще до официального провозглашения
рыночных преобразований. Так, в России она была проведена в те-
чение 1987-1991 гг.
Стремительная либерализация экономической деятельности,
предусмотренная данной моделью, сопровождалась неоднознач-
ными социально-экономическими явлениями. Так, отпуск цен в
высокомонополизированной, хронически дефицитной экономике,
характеризующейся к тому же глубокими структурными и техноло-
гическими дисбалансами, не мог не породить гиперинфляцию со
всеми вытекающими из нее последствиями. Избежать ее при дан-
ной, монетаристской по своему теоретическому происхождению,
модели реформирования оказалось невозможным. А иного не было
дано, если исходить из реального хода истории, а не всякого рода


136
предположений относительно того, что было бы, если бы, напри-
мер, были другие реформаторы. Ведь и политические лидеры —
отнюдь не случайные фигуры. Они выносятся историей на аван-
сцену как способные действовать адекватно сложившимся обстоя-
тельствам. А обстоятельства были таковы, что массовой поддержки
рыночным преобразованиям в стране не было вопреки катастрофи-
ческому положению советской экономики, массами не осознавае-
мому, и тем более не усматривалось лучшей альтернативы сущест-
вующему строю. Но опасность социального взрыва назревала
вследствие полного экономического застоя, из состояния которого
социализм вывести так и не удалось в годы предпринятой именно в
этих целях перестройки.
Важным направлением реформирования явилась либерализа-
ция внешнеэкономической деятельности. Была упразднена моно-
полия государства на внешнюю торговлю, правом ведения внешне-
торговой деятельности наделялись все хозяйствующие субъекты.
Это способствовало бурному развитию торгово-посреднической
деятельности, крайне прибыльной в стране хронического дефици-
та, равно как и формированию торгового капитала. Это было весь-
ма существенно, так как такой капитал является историческим
предшественником промышленного, он играет важную роль в на-
коплении денежного капитала, необходимого для участия в денеж-
ном этапе приватизации. Вместе с тем внешняя открытость пост-
социалистической экономики мгновенно выявила низкую конку-
рентоспособность отраслей гражданского сектора ввиду его техни-
ко-технологической отсталости, что привело к массовому банкрот-
ству не только отдельных предприятий, но и целых отраслей.
Доминирующими направлениями экономической политики го-
сударства при данной модели реформирования стали денежно-кре-
дитное и финансовое. В условиях огромного государственного дол-
га такая политика носила преимущественно фискальный характер,
что неизбежно вело к ухудшению финансового положения пред-
приятий, истощению их инвестиционного потенциала, нараста-
нию кризиса неплатежей, появлению денежных суррогатов, раз-
растанию теневого бизнеса и пр. Но тем самым фискальная поли-
тика вынужденно ускоряла процесс демонтажа социалистической
экономики. Именно это обстоятельство имело решающее значе-
ние, хотя и уровень компетенции в ее проведении был невысок, тем


137
более что весьма активную роль в формировании экономической
политики в тот период играли западные консультанты и советники —
в связи с тем, что модель была заимствована. Беда состояла в их не-
адекватном представлении о российской экономике, что не меша-
ло им навязывать свои рекомендации.
Все эти обстоятельства, в свою очередь, явились причиной рез-
кого снижения жизненного уровня основной массы населения. Ре-
форматоров и по сей день упрекают в том, что они провели рефор-
му за счет населения. И это действительно так, но иначе и не может
быть в любую переходную эпоху, а тем более когда речь идет о пе-
реходе от социализма. Ведь в отличие от 1917 г. других собственни-
ков в стране, кроме народа, на сей раз не оказалось. Именно обще-
народная собственность и подлежала экспроприации. Народ в це-
лом утрачивал свой уникальный статус сособственника средств
производства, а вместе с тем и экономические способы его реали-
зации и приобретал совсем иной статус; при этом большинство —
статус наемной рабочей силы. Процесс действительно чрезвычайно
болезненный. И тем не менее социальная политика государства в
этот период при всей ограниченности его финансовых возможнос-
тей и просчетах в ее проведении все же оказалась достаточной для
избежания крайних форм социальных конфликтов. Последние бы-
ли порождены главным образом несвоевременной выплатой зара-
ботной платы и социальных трансфертов.
Задним числом может быть и справедливо говорить о чрезмер-
ной поспешности в проведении тех или иных мер, но в момент их
реализации это было далеко не столь очевидно, не говоря уже о
том, что альтернативы им действительно не было. Важно понять
исторический процесс в его данности, а не выставлять ему оценки
и уж тем более не строить несбыточные прожекты относительно
прошлого. Конечно, вполне справедливо говорить о некомпетент-
ности в проведении тех или иных реформаторских акций, но и по-
следняя приходит лишь с опытом. К тому же подобного рода пре-
образований в мировой истории не было. Критический анализ ре-
формирования совершенно необходим, так как несет в себе пози-
тивное начало для последующего развития. Он способствует более
полному учету всей совокупности факторов при выработке основ-
ных направлений дальнейших преобразований, способов и мето-
дов их осуществления.


138
Отметим, что в странах ЦВЕ и Балтии либерализация экономи-
ческой деятельности в меньшей мере сопровождалась негативными
явлениями, так как здесь сложились более благоприятные условия
для ее проведения, о которых говорилось выше.
При всех издержках реформирования реализация либеральной
модели рыночной трансформации тем не менее соответствовала
достижению поставленной реформаторами цели: она действитель-
но способствовала весьма быстрому разложению системы социали-
стических экономических отношений и становлению рыночной
капиталистической экономики.


4.3. Специфика градуалистской модели

Модель реформирования экономики КНР была разработана
китайскими учеными на основе обобщения мирового экономи-
ческого развития стран Запада и социалистических стран. В осно-
ву был положен присущий компаративистике как науке метод
сравнительного анализа противоположных экономических систем
в целях заимствования наиболее эффективных форм хозяйствова-
ния, соответствующих условиям национальной экономики, позво-
ляющих вследствие такого соответствия получать наибольший
экономический и социальный эффект в своей стране в процессе
преобразований. Использование данной модели позволило не
только предотвратить кризисные явления в связи со сменой сове-
тской модели социализма на «социализм с китайской специфи-
кой», трактуемый как социалистическое плановое рыночное хо-
зяйство, но и добиться выдающихся экономических успехов и уж
тем более избежать крупных социальных потрясений. Решающее
значение имело, во-первых, сохранение социализма как системы
отношений общенародной, то есть государственной собственнос-
ти, во-вторых — смена модели социализма, снявшая препятствия
для формирования отношений негосударственной, собственности
во всем их многообразии. Китайскими учеными социализм трак-
туется как высшая стадия развития рыночной экономики. А это
означает по существу полный отказ от марксистской модели соци-
ализма. Как известно, К.Маркс и Ф.Энгельс трактовали социа-
лизм как систему отношений общественной, общенародной


139
собственности, материальной основой становления которой
признавали индустриальный этап развития производительных
сил в пору его зрелости. И совершенно открытым текстом они го-
ворили о несовместимости этих отношений с рыночными, товар-
но-денежными. Отказ от марксистского толкования социализма
позволил китайским ученым разработать и успешно использовать
наиболее бесконфликтный способ преобразования социалисти-
ческой экономики в национальную разновидность по существу
современной модели смешанной рыночной экономики. Таким
образом, китайские реформаторы и от социализма не отказались,
коль скоро социалистические идеи не были изжиты в массовом
общественном сознании к началу преобразований, и вместе с тем
создали благоприятные условия для стремительного становления
в стране рыночных отношений, совместив тем самым несовмес-
тимое с точки зрения концепции научного социализма. Началась
длительная эпоха мирного сосуществования отношений государ-
ственной и негосударственных форм собственности, в ходе кото-
рого складывается их оптимальное по критериям смешанной ры-
ночной экономики соотношение, изменяющееся по мере внедре-
ния достижений НТП.
Концепция преобразований была разработана на рубеже
70—80-х годов под руководством выдающегося политического дея-
теля и ученого Дэн Сяопина (1904—1997). В ней дано четкое обос-
нование содержания и последовательности этих преобразований,
их институционального оформления. Было достигнуто своевре-
менное правовое обеспечение реформы. Критерием ее успешности
был провозглашен устойчивый экономический рост, направлен-
ный на повышение жизненного уровня населения. Проведение ре-
формы сопровождалось разъяснительной работой среди широких
масс населения, что позволило сформировать позитивное отноше-
ние к ней и обеспечить социальный мир на протяжении всех лет
преобразований. Необходимость реформы обосновывалась тяже-
лым наследием предшествующего развития, принявшего наиболее
уродливые формы в годы «больших скачков», народных коммун и
последующей «культурной революции». В результате всех этих экс-
периментов экономика оказалась в катастрофическом положении.
Преодолению подлежали унаследованные макроэкономическая
несбалансированность, низкая эффективность социалистического


140
производства, острый дефицит товаров и услуг, чрезвычайно низ-
кий жизненный уровень населения, крайняя бюрократизация
административно-командного аппарата. В связи с этим и требова-
лось «немедленное лечение», методы которого разрабатываются
китайской экономической наукой на протяжении всех лет рефор-
мы применительно к каждому данному этапу развития при целевой
установке на построение социалистического планового рыночного
хозяйства. Обоснование преобразований, «подобных революции»,
велось по целому ряду направлений. Прежде всего была разработа-
на и реализуется на практике концепция многосистемной структу-
ры собственности, включающей наряду с государственной и кол-
лективной индивидуальную частную и смешанную формы, призна-
ны достоинства акционерной собственности. Содержание государ-
ственной собственности как экономической категории конкрети-
зировано на основе концепции четырех прав: права собственности,
права владения, права распоряжения и права пользования. Таким
разграничением в теории и на практике прав собственности и прав
хозяйствования, то есть прав владения, прав распоряжения и прав
пользования, устраняется чрезмерная централизация управления, а
вместе с ней и сугубо административные методы хозяйствования,
расширяется хозяйственная самостоятельность государственных
предприятий, внедряются экономические методы государственно-
го регулирования. Слабая мотивация к эффективному труду на
предприятиях государственной собственности преодолевается пу-
тем внедрения новых форм хозяйствования, как то: хозяйственный
подряд, аренда, кооперирование, акционирование — каждая из ко-
торых имеет множество разновидностей в зависимости от того, ка-
кие конкретно экономические проблемы решаются на том или
ином этапе.
Большое внимание уделено и обоснованию перестройки систе-
мы планирования. Были разграничены понятия директивного и
направляющего планирования и рыночного регулирования. Прио-
ритет отдан направляющему планированию, суть которого состоит
в использовании законов рыночной экономики (закон стоимости,
закон спроса и предложения, закон конкурентной борьбы) в про-
цессе планирования.
Обоснован тезис о социалистической экономике как социалис-
тической товарной экономике, где социализм трактуется как выс-


141
ший этап развития рыночной экономики, что принципиально от-
лично как от концепции советских ученых об использовании ТДО
при социализме, так и от югославской модели рыночного социа-
лизма. Осуществлен синтез «системы планирования китайского
типа» и «социалистической товарной экономики», в рамках кото-
рого обосновано органическое сочетание плана и рынка как едино-
го регулятора, суть которого в том, что государство регулирует
рынок, а рынок ориентирует деятельность предприятия. Концеп-
ция «социалистической товарной экономики» как социализма с
«китайской спецификой» в 80-е годы трансформируется в более
зрелую концепцию «социалистического рыночного планового хо-
зяйства», принятую XIV съездом КПК (1992).
В рамках данной концепции был разработан вопрос о социали-
стической конкуренции, исследование которого велось в следую-
щих направлениях:
- механизм ценовой и неценовой конкурентной борьбы в
«социалистическом плановом рыночном хозяйстве»;
- соотношение конкуренции и монополии;
- взаимосвязь конкуренции и монополии.
На основе решения этих вопросов был принят «Закон о бан-
кротстве» (1986) как гарант конкурентной борьбы, направленной
против бесхозяйственности и нерадивости. На рубеже 80—90-х го-
дов реформа была приостановлена вследствие перегрева экономи-
ки и последовавшей инфляции, успешно преодоленной в течение
трех лет. С возобновлением преобразований этот закон получил
широкое практическое использование начиная с 1994 г.
Обоснован тезис о внешней открытости китайской экономики,
что явилось теоретической базой политики экономического зони-
рования. Ее проведением решалась проблема либерализации внеш-
неэкономической деятельности, в КНР направленной на широкое
привлечение прямых иностранных инвестиций путем формирова-
ния следующих моделей зон территориальной открытости:
- специальные экономические зоны (СЭЗ);
- открытые города и территории;
- зоны экономического и технологического развития;
- зоны экономического развития;
- зоны пограничного экономического сотрудничества;
- зоны свободной торговли.


142
Наиболее открытый режим установлен в СЭЗ и зонах сво-
бодной торговли. Наряду с зонами создаются открытые терри-
тории и города, широкое развитие получила практика создания
смешанных предприятий с участием иностранного капитала не
менее 25%.
На протяжении всех лет преобразований научные исследования
в области экономики носили сугубо прикладной характер и были
подчинены достижению следующих результатов:
- комплексной сбалансированности национальной экономики;
- оптимальному соотношению темпов экономического роста и
пропорциональности развития;
- наилучшему сочетанию методов макрорегулирования и
макроконтроля;
- наиболее эффективному взаимодействию старых и новых
экономических отношений и соответствующих им институтов.
В рамках выработанной стратегии экономического развития во-
прос о соотношении реформы, развития и роста благосостояния
весьма успешно решался в пользу их синхронизации. Признано
было недопустимым ускорение реформы за счет снижения жизнен-
ного уровня населения. Так, обострение социально-экономичес-
кой ситуации в стране в конце 80-х годов, обусловленное перегре-
вом экономики в связи с чрезмерным ростом промышленного про-
изводства, вследствие чего инфляция за 1989 г. составила 19%, при-
вело к приостановке реформы. Последовала трехлетняя пауза, в те-
чение которой акцент был поставлен на антиинфляционную поли-
тику, весьма успешно проведенную, что и было отмечено специаль-
ным призом МВФ.
Реформа в КНР началась в конце 1978 г., когда ЦК КПК было
принято решение о проведении преобразований экономического и
политического характера, «подобных революции». Она в исходном
пункте была направлена на преобразование всех сторон жизнедея-
тельности китайского общества, последовательно осуществляемое
на протяжении всех лет путем перехода:
- от натурального и полунатурального хозяйства к товарному
плановому;
- от аграрного общества к индустриальному;
- от деревенского к поселково-городскому типу проживания;
- от закрытого к открытому обществу;


143
- от однообразия к многообразию форм хозяйствования;
- от экстенсивного экономического развития к интенсивному;
- от общества моральных принципов к правовому.
В соответствии с данными целевыми установками основные
направления китайской реформы следующие:
- коренное преобразование аграрных отношений;
- реализация программы специального экономического зониро-
вания;
- преобразования в государственном секторе в целях коммерци-
ализации деятельности государственных предприятий на основе
внедрения новых форм хозяйствования;
- реструктуризация народного хозяйства в целях переориента-
ции на производство потребительских товаров и услуг;
- создание частного сектора путем законодательного допущения
частнопредпринимательской деятельности в городе и деревне;
- проведение политики макрорегулирования и макроконтроля.
Как уже отмечалось, реформирование все эти годы проводилось
под социалистическими лозунгами, имея в виду, однако, модель со-

<< Пред. стр.

стр. 14
(общее количество: 29)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>