<< Пред. стр.

стр. 10
(общее количество: 29)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

первом этапе бесплатной приватизации, хотя ей подлежала отнюдь
не большая и не лучшая часть государственного имущества. Но уже
вскоре за ней последовала денежная. К тому же практически сразу
начался постваучерный передел собственности, участие в котором
также немыслимо без денежного капитала. Острая и настоятельная
потребность в денежном капитале в немалой мере питала
криминальные способы борьбы с конкурентами за объекты
присвоения.
Отметим, что, с данной точки зрения, и спонтанная приватиза-
ция носила вынужденный характер, тем более что осуществлена
была — еще до официального провозглашения рыночных преобра-
зований — в тех или иных масштабах во всех постсоциалистических
странах. Денежного капитала как такового не было, но вместе с тем
можно было в полной мере и безнаказанно использовать админист-
ративный ресурс в условиях начавшегося хаоса. Поэтому вполне
объяснимо то, что ее субъектами стали прежде всего представители
власть имущей номенклатуры, а также представители крупного те-
невого бизнеса, получившие к тому времени возможность легали-
зовать свой капитал на основе вновь принятых в тот период проры-
ночных по существу законов.


93
Итак, требуется длительное время для появления новых соб-
ственников. К тому же первые из них, появившиеся в годы ваучер-
ной приватизации, весьма часто оказывались временщиками, те-
рявшими в силу тех или иных причин приобретенные объекты в хо-
де начавшегося постваучерного передела собственности. Потребо-
валось время и для накопления денежного капитала. И хотя победу
на аукционах и тендерах обеспечивали не только деньги, но и мно-
жество привходящих обстоятельств, как, например, степень близо-
сти претендентов к властным структурам, подкуп государственных
чиновников разного уровня, способность успешно лоббировать
конфликтные сделки и пр., — все же их участникам пришлось вы-
кладывать сотни миллионов долларов, а в начале нового века счет
пошел и вовсе на миллиарды. Но их надо было накопить, начиная,
по существу, с нуля. Многообразные способы такого накопления
наработаны историей становления капитализма и весьма приумно-
жены российской практикой первичного капиталообразования в
лихие 90-е годы. Но в любом случае между образованием денежно-
го и промышленного капитала неизбежен временной лаг, что уже
само по себе выступает фактором трансформационного спада.
Продолжительность трансформационного спада тем более воз-
растает, если накопленный в стране денежный капитал устремляет-
ся за рубеж. А это вполне естественно в условиях экономической,
политической и прочей нестабильности, свойственной всякой пе-
реходной экономике, в условиях, когда за прозрачными и легко
преодолимыми границами давно сформировался благоприятный
инвестиционный климат. По экспертным оценкам, за 90-е годы из
России было вывезено порядка 200—300 млрд долл. накопленного
в стране капитала, не говоря уже об ущербе, причиненном эконо-
мике так называемой утечкой мозгов, потери от которой не менее
значительны.
Как видим, множество внутренне присущих переходной эконо-
мике обстоятельств не только ограничивают экономический рост,
но и порождают прямо противоположное явление — трансформа-
ционный спад разной продолжительности и разрушительной силы в
зависимости от конкретно-исторических условий той или иной
постсоциалистической страны. Переход от спада к росту происхо-
дит по мере овладения капиталом реальным сектором экономики,
по мере формирования благоприятного инвестиционного климата в


94
стране, не только приостанавливающего отток отечественного ка-
питала за рубеж, но и стимулирующего приток иностранного капи-
тала. Такой процесс отчетливо наметился в российской экономике в
последние годы, начиная с 1999 г. Так, по заявлению министра фи-
нансов А. Кудрина, чистый приток капитала в российскую экономи-
ку за второй квартал 2003 г. составил около 2 млрд. долл. (Ведомос-
ти, 24 июня 2003). Вместе с тем любое обострение взаимоотноше-
ний властных структур с крупнейшими российскими компаниями
без убедительных для представителей крупного бизнеса причин чре-
вато опасностью ухудшения ситуации для национальной экономи-
ки с точки зрения притока иностранного капитала и оттока отечес-
твенного. И уж во всяком случае сдерживается переход от восстано-
вительного экономического роста к инвестиционному.
Все эти процессы и явления, порождающие и питающие транс-
формационный спад, отчетливо просматриваются не только в пе-
реходной российской экономике, но и экономике в других постсо-
циалистических стран, хотя в силу специфики каждой из них они
протекают в них по-разному. Но в любом случае по мере появления
критической массы подлинных собственников, способных перейти
от первоначального, то есть вневоспроизводственного, накопления
капитала к воспроизводственному, трансформационный след ста-
новится отправной точкой экономического роста.
Что же касается феномена китайской реформы, также носящей
четко выраженный рыночный характер при всей специфике преоб-
разований, то главной причиной, позволившей не только не допу-
стить трансформационного спада, но и обеспечить самые высокие
и устойчивые в мире темпы экономического роста на протяжении
всех лет реформирования, представляется то обстоятельство, что
формирование рыночного сектора происходило не за счет разруше-
ния государственного сектора. Частнопредпринимательская дея-
тельность развертывалась путем поиска выгодных ниш для прило-
жения капитала. Государственный сектор был сохранен в силу мно-
гих обстоятельств, и в частности вследствие неизжитости в массе
своей нищим китайским народом идей социализма за предшеству-
ющие тридцать лет социалистического строительства. А потому и
негативные последствия его функционирования в предшествую-
щий период, совершенно одинаковые во всех социалистических
странах, объяснялись не имманентно присущими данной системе


95
противоречиями, а проведением с 50-х годов в рамках генеральной
линии авантюристической по своей природе политики «больших
скачков», народных коммун и последовавшей «культурной револю-
ции», направленной на травлю и уничтожение главным образом
местных партийных, профсоюзных и хозяйственных кадров специ-
ально сформированными отрядами хунвейбинов.
Вместе с тем преданность идеям социализма не помешала ки-
тайским реформаторам признать за рыночными отношениями спо-
собность обеспечивать более быстрый рост эффективности нацио-
нальной экономики, в связи с чем и был выбран вариант сочетания
отношений присущей социализму государственной собственности
с различными формами частной. Интенсивный процесс становле-
ния последней в соответствии с принятым законодательством и по-
зволил не только избежать экономического спада, но и обеспечить
высокие и устойчивые темпы роста. Но широкое допущение форм
частной собственности означало отказ от советской, то есть марк-
систской, модели социализма в пользу социализма с китайской
спецификой, трактуемого как высшая стадия развития рыночной
экономики. Иными словами, под социалистическими лозунгами
осуществляется возведение смешанной рыночной экономики с
четко выраженной социальной направленностью, что вполне соот-
ветствует ее природе.
При таком подходе к преобразованиям государственный сектор
не утрачивал своего собственника в лице государства, хотя и весьма
уязвимого относительно его способности обеспечивать эффектив-
ное функционирование предприятий этого сектора. Государствен-
ная собственность не подвергалась разделу и переделу, а тем более —
приватизации, трактуемой китайскими реформаторами как мера
«буржуазной либерализации», уже в силу этого неприемлемая. Го-
сударственная собственность в КНР фактически была признана
«священной и неприкосновенной, единой и неделимой» и остается
по существу таковой и поныне, хотя повышение эффективности
функционирования именно предприятий государственного сектора
остается весьма проблематичным. В настоящее время численность
государственных предприятий не превышает четверти их общего
числа, при этом почти половина из них убыточна, несмотря на ап-
робацию самых разнообразных методов хозяйствования в целях их
финансового оздоровления. Однако на них сосредоточено две трети
городской рабочей силы, а потому закрыть их попросту нельзя из-за
угрозы массовой безработицы. Их функционирование обеспечива-
ется кредитами, предоставляемыми государственными банками,
что, однако, ставит под угрозу судьбу банковской системы. Рефор-
мирование государственных предприятий осуществляется ныне на
основе «Закона о компаниях», предполагающего использование
различных методов акционирования путем разграничения прав соб-
ственности и прав хозяйствования, которыми наделяются предпри-
ятия. Допускается даже продажа государством своего контрольного
пакета акций иностранным инвесторам, исключая, естественно,
предприятия стратегических отраслей.
Но и появление частного собственника происходило здесь во
многом иным и гораздо более успешным и коротким путем. Так,
в готовом виде частный собственник прямо и непосредственно
привлекался из-за рубежа, да еще совершенно осознанно в целях
создания суперсовременного производства, за счет прямых иност-
ранных инвестиций. Именно на это была направлена политика
экономического зонирования. Такую совершенно особую форму
приняло одно из важнейших направлений либерализации внешне-
экономической деятельности. Результатом проведения политики
зонирования явился сугубо рыночный по своему происхождению
сектор экономики, обладавший к тому же высоким демонстраци-
онным эффектом. Формировался он внутри страны на основе и в
пределах созданного государством для его деятельности правового
поля, включавшего широкий набор экономических преференций
для иностранного капитала.
Огромное значение в становлении рыночных отношений в ки-
тайской деревне имела проведенная в первые же годы аграрная ре-
форма, суть которой состояла в деколлективизации сельского хо-
зяйства путем роспуска народных коммун и перевода крестьян на
семейный подворный подряд с ведением хозяйства на арендован-
ной у государства земле. Это создало предпосылки для превраще-
ния натурального хозяйства в товарное для 709с населения страны,
проживающего в сельской местности.
Но и в городах, и в поселках предпринимательский слой населе-
ния получил возможность развернуть частную деятельность в про-
мышленности и сфере услуг на основе принятого законодательст-
ва, осваивая не занятое государственным сектором экономическое


97
пространство и постепенно наращивая экономическую мощь
вследствие более высокого потенциала эффективности рыночных
отношений, что также явилось фактором экономического роста. В
результате происходило постепенное и неуклонное изменение со-
отношения государственного и частного секторов в китайской эко-
номике в пользу частного, рыночного, то есть формировались эко-
номические отношения, гарантировавшие устойчивость экономи-
ческого роста. Так, если в 1980 г. в валовой продукции промышлен-
ности КНР приходилось на долю государственного сектора 76%,
коллективного — 23,5%, единоличного — 0,15%, других типов хо-
зяйств — 0,5%, то уже в 1997 г. эти показатели равнялись соответ-
ственно 26,5,40,5,15,9,17,1 (Э.П. Пивоварова. Социализм с китай-
ской спецификой. М.:1999, с. 161).
Вполне резонно не отрицается значимость и государственного
сектора в современной китайской экономике, однако он сохраня-
ется в пределах, в которых это не препятствует росту ее эффектив-
ности. К тому же в целях повышения эффективности функциони-
рования самих государственных предприятий осуществляется по-
степенный процесс коммерциализации отношений на этих пред-
приятиях, в ходе которого были использованы различные и весьма
многообразные способы, начиная от хозяйственного подряда, с са-
мого начала реформы весьма успешно апробированного в сельском
хозяйстве, и кончая акционированием, получившим широкое раз-
витие на исходе 90-х годов. Теоретической основой коммерциали-
зации деятельности государственных предприятий явилось обос-
нованное китайскими учеными разграничение прав собственности
и хозяйствования.


3.2. Трансформационный спад и экономический кризис:
общие черты и различия

В современной экономической науке трансформационный спад
нередко и едва ли не полностью отождествляется с периодически
повторяющимся экономическим кризисом, хотя это не вполне так.
На основании такого отождествления делаются далеко идущие вы-
воды. В поисках путей преодоления трансформационного спада
взор невольно обращается к западной экономической науке,


98
наработавшей множество способов и методов преодоления экономи-
ческих кризисов, сглаживания экономического развития в пределах
промышленного цикла. Как известно, последний выступает всеоб-
щей формой движения общественного воспроизводства в условиях
машинизации производительных сил, не претерпевающей принци-
пиальных изменений в процессе эволюции экономических отноше-
ний при переходе от индустриального к постиндустриальному этапу.
Основой такого отождествления становится прежде всего об-
щность форм проявления того и другого: абсолютное снижение ма-
кроэкономических показателей, рост безработицы, появление ин-
фляции, нарастание социальной напряженности и т.п. Единство
внешних форм проявления обусловлено единством функции, кото-
рую каждый из них выполняет. Она состоит в насильственном раз-
решении накопленных ранее социально-экономических противо-
речий, материализовавшихся, что очень важно для понимания кри-
зиса или спада, в сформированной в предшествующий период ма-
кроэкономической структуре. Разрешение этих противоречий не-
избежно сопровождается частичным разрушением сформирован-
ной всякий раз в соответствии с данным поколением техники и тех-
нологии макроструктуры, чем высвобождается экономическое
пространство для становления новой, соответствующей очередно-
му этапу в развитии НТП.
И все же при весьма существенном единстве экономический
кризис и трансформационный спад имеют различия с точки зрения
их происхождения. Они осуществляют свои функции в принципи-
ально различных исторических условиях. А потому вполне естест-
венно, что и способы их преодоления не могут быть одинаковыми.
Оба они выполняют функцию механизма разрешения накопленных
в предшествующий период противоречий, неизменно сопровожда-
ющегося разрушительными последствиями — прежде всего потому,
что эти противоречия нашли воплощение в сформированной мак-
роэкономической структуре. Но этот предшествующий период ока-
зывается разным не только по продолжительности, но и по сущест-
ву. В рыночной экономике этот период измеряется продолжитель-
ностью промышленного цикла, завершающегося кризисом, знаме-
нующим исчерпание потенциала развития на материальной основе
данного поколения техники и технологии, кризисом тем более глу-
боким и продолжительным, если происходит при этом еще и смена


99
технологических укладов. Технико-технологическим обновлением
снимаются достигнутые данным промышленным циклом границы
повышения эффективности, открываются новые перспективы эко-
номического роста в пределах очередного делового цикла. Макро-
экономическое равновесие всякий раз устанавливается на основе
более совершенной техники и технологии, что открывает новые
перспективы эффективного функционирования реального сектора
экономики и соответственно обеспечивает более высокий уровень
удовлетворения общественных потребностей. Тем самым преодоле-
ваются социально-экономические противоречия, накопленные в
течение предшествующего цикла. При этом система экономических
отношений не только сохраняется. Сменой промышленных циклов
как определенных этапов в реализации НТП обеспечивается его
дальнейшее поступательное развитие, равно как сохраняется и
критерий сбалансированности подлежащей корректировке
макроструктуры в ее отраслевом, территориальном, секториальном
(например, в интерпретации Д.Белла, первичный, вторичный,
третичный сектор) и прочих аспектах.
Иная картина складывается в переходной экономике. Транс-
формационным спадом разрешаются противоречия, накопленные
предшествующей экономической системой и материализовавшие-
ся в сформированной по ее критериям, а потому не могущей в пре-
делах данной системы быть иной структуре народного хозяйства.
Вследствие этого последняя на определенном этапе становится ту-
пиковой, исключающей дальнейший экономический рост. Пре-
одоление этих противоречий осуществляется переходом к принци-
пиально иной экономической системе, а вместе с ней — к иному
типу хозяйствования, с иными критериями макроэкономической
сбалансированности. Масштабы разрушения здесь принципиально
иные, несопоставимые с аналогичными процессами в пределах
промышленного цикла, так как частичному разрушению подлежит
структура народного хозяйства, сформированная за несколько де-
сятилетий социализма. Число последних разное для стран ЦВЕ
и СНГ, что является одним из факторов, воздействующих на глуби-
ну спада в них.
Уже в силу этого способы и методы преодоления разрушитель-
ных процессов принципиально разные. В рыночной экономике
они реализуются при том же рыночном механизме хозяйствования


100
с той или иной долей государственного регулирования, в переход-
ной — при ином: плановый механизм рухнул еще до официального
провозглашения рыночных преобразований, а регулирующая роль
государства принципиально меняется, сохраняясь в жестких фор-
мах преимущественно в сфере ВПК. В масштабах же национальной
экономики возобладали имманентно присущие переходному пери-
оду стихийные процессы, в ходе которых происходило массовое
банкротство убыточных предприятий, нередко сопровождавшееся
слиянием и поглощением и, напротив, разукрупнением, перепро-
филированием на выпуск продукции, пользующейся спросом,
в целях выживания в экстремальных условиях. Меняется и крите-
рий оптимальности макроэкономической структуры, каковым
становится повышение прибыли экономических субъектов. При
социализме в качестве такового провозглашался неуклонный рост
жизненного уровня населения.
Смена экономических отношений, а вместе с ними и механизма
хозяйствования, сопровождается, что представляется чрезвычайно
важным обстоятельством, временным исчезновением подлинного
собственника как главного действующего лица воспроизводствен-
ного процесса во всякой экономической системе. В ожесточенной
конкурентной борьбе формируется новый класс собственников,
функцией которого и становится преодоление трансформационно-
го спада, обеспечение последующего экономического роста путем
развертывания инвестиционной деятельности. Последняя в усло-
виях конкуренции носит непременно инновационный характер.
Непременно, так как в конкурентной борьбе в конечном счете по-
беждает новатор в области освоения НТП. В свою очередь, это
предполагает возрождение предпринимательского слоя, который в
трактовке Й.Шумпетера и является носителем экономической ди-
намики. Но, как известно, именно предпринимательской инициа-
тиве не было места в директивно планируемой экономике, превра-
щавшей работника в «винтик». Для появления ее носителей также
требуется время.
С завершением переходного периода и становлением рыночной
экономики, где критерием завершенности является полное овладе-
ние промышленным капиталом реальным сектором экономики,
вступает в свои права циклическая форма движения воспроизвод-
ственного процесса в качестве всеобщей, в рамках которой кризис


101
выступает циклообразующей фазой. На этой фазе актуализируется
потребность в антикризисном государственном регулировании в
соответствии с рецептами, прописываемыми экономике учеными
эскулапами. Но и здесь подходы могут быть разными, в зависимос-
ти от того, ставится ли акцент на стимулирование спроса или
предложения или предпочтение отдается монетаристским методам
антикризисного регулирования — преимущественно через
механизм кредитно-денежной и финансовой политики. Но в
любом случае назначение такого регулирования состоит в том,
чтобы «обезболить» структурно-технологические преобразования
путем ослабления социальных потрясений, вызванных ломкой
сложившейся в течение предшествующего цикла структуры
народного хозяйства и соответственно структуры занятости, что
неизбежно сопровождается для части работников временной
потерей рабочего места.
Итак, периодически повторяющийся экономический кризис —
явление сугубо рыночной экономики. Его причина — накопленные
в пределах цикла противоречия экстенсивного и интенсивного эко-
номического роста, разрешаемые путем массового внедрения техни-
ки и технологии того же или нового, более сложного технологичес-
кого уклада, каждый из которых подготавливается достижениями в
области фундаментальных и прикладных наук. Все это находит вы-
ражение в изменении соотношения между первичным, вторичным и
третичным секторами, между добывающей и обрабатывающей про-
мышленностью, между материальным производством и сферой
услуг внутри реального сектора, между реальным и финансовым сек-
торами национальной экономики. Таким путем осуществляется
дальнейшее повышение эффективности функционирования нацио-
нальной экономики, обеспечивающее рост душевого ВВП, углубле-
ние социальной направленности рыночной экономики.
В свете сказанного несостоятельными представляются попытки
решать проблему преодоления трансформационного спада как явле-
ния переходной экономики исключительно методами монетаризма,
кейнсианства и институционализма. Все эти теории дают в той или
иной мере адекватное отражение иной экономической реальности,
реальности зрелой рыночной экономики, в которой давно сложился
промышленный цикл, поддающийся регулированию в определен-
ных границах при высокой компетенции регулирующих органов.


102
Теория переходной экономики, внутренним моментом которой
является проблема трансформационного спада, лишь создается.
Однако теоретический вакуум не может быть заполнен даже вре-
менным заимствованием западных теорий, по своей природе не
могущих содержать позитивного решения данной проблемы. И уж
во всяком случае следует проявлять крайнюю осмотрительность
при таком заимствовании, коль скоро не разработана собственная
концепция. Это обстоятельство вполне осознано китайскими уче-
ными, усилиями которых и была разработана адекватная китай-
ским реалиям, а потому весьма эффективная модель реформирова-
ния национальной экономики.
В связи с вопросом о трансформационном спаде следует отме-
тить, что заимствованная модель реформирования отнюдь не вос-
препятствовала преобразованию плановой экономики в рыноч-
ную. Однако по своей природе она способствовала развертыванию
во многом стихийных процессов и в этом смысле - и трансформа-
ционному спаду. Вытекающие из ее теоретического происхождения
монетаристские методы регулирования оказались неспособными
не то что предотвратить спад, но хотя бы его ослабить. Процесс
первоначального накопления капитала, например в России, в не-
малой мере благодаря либеральной модели развертывался по став-

<< Пред. стр.

стр. 10
(общее количество: 29)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>