<< Пред. стр.

стр. 24
(общее количество: 29)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

ственной и муниципальной собственности и институтов под реали-
зацию этих программ. Важнейшая функция государства в этот пе-
риод в том и состоит, чтобы такое законодательство разработать.
В рамках этого законодательства, равно как и в нарушение его,
протекает процесс разгосударствления экономики, принимающий


235
форму жесткой и беспощадной конкурентной борьбы за обладание
наиболее привлекательными объектами. В ходе нее и происходит
социальный отбор лиц, способных на деле выполнять функции
собственника, из числа которых и складывается, в конечном
счете, этот новый класс. Стихийные процессы в формировании
отношений собственности (а именно это образует основное со-
держание эпохи первоначального накопления капитала), не под-
даются государственному регулированию. Так, например, абсо-
лютно все граждане РФ получили ваучеры, но лишь немногие из
них стали собственниками бывших государственных предприя-
тий. При этом стали именно самостоятельно, в ходе жесткой
конкурентной борьбы, в том числе и путем подкупа чиновников.
Но не государство как институт сделало их таковыми. В России
первоначальное накопление капитала наиболее бурно протекало
в 90-е годы как стихийный, не управляемый государством про-
цесс, участники которого широко использовали все доступные
им средства — законные и насильственные — ради достижения
столь жизненно важной и желанной цели. К тому же и норма-
тивно-правовая база формируется государственными деятелями,
весьма экономически заинтересованными в ее несовершенстве.
Тем самым допускается неоднозначность ее толкования, что зна-
чительно расширяет возможности для личного обогащения
должностных лиц, выступающих активными участниками этого
процесса.
Потому столь актуальна проводимая ныне административная
реформа, тесно взаимосвязанная с совершенствованием законода-
тельной базы в целях исключения влияния чиновников на приня-
тие решений. Реформированию подлежит и судебная система, что
в немалой мере способствует совершенствованию и администра-
тивной системы. Оно направлено на преодоление бездеятельности
и беспомощности судебных органов в обеспечении защиты прав
собственности физических и юридических лиц, на недопустимость
принятия незаконных решений, на придание им независимого ха-
рактера. Деятельность судебной системы должна быть прозрачной
и находиться под эффективным контролем общества. Но время для
проведения таких реформ пришло лишь по истечении без малого
целого десятилетия, в течение которого государственными чинов-
никами разного уровня и ранга в полной мере были использованы


236
по существу безграничные способы обогащения. Назовем наиболее
распространенные из них в российской практике:
- участие в финансовых спекуляциях государственными ценны-
ми бумагами;
- получение взяток за доступ к участию в аукционах и конкурсах
по продаже наиболее привлекательных объектов государственной
собственности;
- торговля информацией (напомним, например, о так называе-
мом «деле статистиков»);
- незаконный отвод лучших земель под видом неудобий (факти-
чески распродажа государственной земли за взятки местным чи-
новникам);
- восстановление приверженцами советского менталитета столь
привычных, прежних привилегий, но в еще больших объемах;
- взятки при лоббировании интересов определенных групп;
- торговля местами в Государственной думе и многое другое.
Некоторые из легких способов обогащения используются и по-
ныне. Даже по итогам приватизации 2003 г. отмечалась непрозрач-
ность деятельности РФФИ. Все эти обстоятельства и породили не-
обходимость положить конец чиновничьему произволу путем про-
ведения административной реформы, направленной, по существу,
прежде всего на преодоление (или, по крайней мере, на смягчение)
противоречий, внутренне присущих государству как институту.
Осознание особой значимости данной проблемы в России нашло
выражение в создании в конце осени 2003 г. даже особого специаль-
ного президентского Совета по борьбе с коррупцией в составе пре-
мьер-министра, председателей обеих палат парламента и председа-
телей Конституционного, Верховного и Высшего арбитражного су-
дов. Его назначение состоит в выработке антикоррупционной стра-
тегии, основные направления которой президентом определены
следующим образом: проведение «постоянной и системной анти-
коррупционной экспертизы законодательства» в целях прежде все-
го исключения норм двойного толкования; анализ деятельности
органов власти всех уровней, в том числе и на предмет недопуще-
ния создания ими внебюджетных фондов, не предусмотренных за-
коном; оздоровление государственного аппарата, деятельность ко-
торого должна стать прозрачной.



237
Российские реформаторы при проведении рыночных преобразо-
ваний не встретили ни малейшего сопротивления со стороны широ-
ких слоев населения и вследствие того, что исходным явился этап
ваучерной, то есть бесплатной, приватизации, пусть не лучшей и не
большей части государственного имущества, но тем не менее со-
здавший действительно равные стартовые условия для вхождения в
рынок для всех членов общества в условиях отсутствия денежного
капитала. Однако далеко не все сумели наилучшим образом распо-
рядиться своим ваучером и не упустить шанса стать собственником
того или иного объекта государственной собственности.
При таких предпосылках не могло быть активного протеста
против рыночных преобразований со стороны широких слоев на-
селения, на равных условиях участвовавших в приватизации объ-
ектов государственной собственности на ее первом этапе, тем бо-
лее что была реализована инсайдерская модель, позволившая сос-
редоточить блокирующий и даже контрольный пакет акций в ру-
ках трудового коллектива и бывших красных директоров. К тому
же избранная модель реформирования не оставляла времени для
размышлений. Она в полной мере способствовала мгновенному
разрушению отношений государственной собственности и высво-
бождению экономического пространства для становления иной
системы экономических отношений. И в этом смысле государство
со своей функцией вполне справилось, если подходить к оценке
его деятельности с точки зрения достижения поставленной цели,
состоящей в преобразовании плановой экономики в рыночную.
Начался стремительный и уже в силу этого воспринимавшийся
массами необратимым переход от социалистической плановой к
капиталистической рыночной экономике. В свою очередь это спо-
собствовало приобщению к активным действиям дееспособной
части населения. Важно было не упустить время. Однако необра-
тимость этого процесса имеет глубокие внутренние причины.
Страна вернулась в русло общих закономерностей экономическо-
го развития после завершения провальных социалистических экс-
периментов. Опасаться можно лишь рецидивов, которые и в са-
мом деле могут затормозить продвижение к рыночной экономике.
И опасения эти не столь уж и безосновательны в условиях унасле-
дованного широкими массами социалистического менталитета,



238
отторгающего рыночные отношения, препятствующего адаптации
к рыночной среде.
Своевременно государством были приняты и законодательные
акты, создавшие юридические предпосылки для преобразования
отношений собственности. Напомним, что первое сугубо проры-
ночное законодательство было принято еще в конце 80-х годов. По
существу, оно было достаточным основанием для так называемой
спонтанной приватизации 1987—1991 гг., что и явилось важной, хо-
тя и не единственной причиной того, что судебных преследований
по ее поводу не было. Открывшейся возможностью в полной мере
воспользовалась номенклатура и наиболее предприимчивые пред-
ставители других слоев, осуществив прямое превращение основ-
ных производственных фондов в промышленный капитал, минуя
предварительную, столь затяжную и непростую, стадию формиро-
вания денежного капитала, в результате чего бывшие советские ме-
неджеры и иже с ними в мгновение ока превратились в крупных ак-
ционеров, а наиболее удачливые в исторически кратчайшие сроки
вошли в число наиболее богатых людей мира.
Итак, на начальном этапе рыночного реформирования наибо-
лее интенсивно протекал процесс первоначального накопления ка-
питала — как путем активного участия в проводимой государством
приватизации, так и путем присвоения, в интерпретации западных
ученых, экономической ренты, то есть путем расхищения государ-
ственных средств, получения дотационных кредитов, коррупции,
лоббирования, спекуляции государственными ценными бумагами,
применения чисто криминальных способов. Именно в этот период
и возобладали стихийные процессы в разделе и переделе объектов
государственной собственности, регулируемые механизмом конку-
рентной борьбы между потенциальными собственниками, что от-
нюдь не исключало широкого и повсеместного привлечения по-
следними государственных чиновников, далеко не бескорыстно
помогавших овладевать самым щедрым из числа претендентов эко-
номически привлекательными объектами государственной соб-
ственности.
Стихийные процессы уничтожили исходное социальное равен-
ство, предусмотренное ваучерной приватизацией, иллюстрируя тем
самым в очередной раз правомерность утверждения А. Маршалла
относительно того, что равенство только и может быть «разовым».


239
В рыночной экономике все члены общества собственниками
средств производства по определению быть не могут. В преобразо-
вании отношений собственности решающую роль сыграл рыноч-
ный механизм в облике жесткой, бескомпромиссной конкурент-
ной борьбы, в ходе которой и был произведен социальный отбор
хозяйствующих субъектов, действительно способных выполнять
функции собственников приватизированного имущества.
Вместе с тем неправомерно трактовать рыночную трансформа-
цию постсоциалистической экономики как соответствующую ин-
тересам исключительно вновь нарождающегося класса собствен-
ников. Как показала практика, социализм именно как система,
в которой все члены общества обладают статусом сособственника,
оказался неспособным обеспечивать неуклонный рост жизненного
уровня трудящихся. И напротив, на этом поприще весьма преуспе-
ли страны с развитой рыночной экономикой, создающей мощную
мотивацию к эффективному труду, снимающей жесткие границы
между классами. При высоком жизненном уровне акции, напри-
мер, становятся доступными едва ли не для всех членов общества,
что позволяет пополнять трудовой доход доходом от собственнос-
ти. В широких масштабах во всех развитых странах процветает ма-
лый бизнес, позволяющий приобщиться к частнопредпринима-
тельской деятельности.
Но, как уже отмечалось, и государство отнюдь не бездействова-
ло. Оно вполне справлялось с присущими ему в этот период функ-
циями, то есть формировало законодательную и институциональ-
ную базу под приватизацию объектов государственной собственно-
сти, определяло этапы, способы и методы ее проведения, принима-
ло активное участие в формировании слоя крупных собственников,
в том числе и номенклатурного происхождения, среди которых
оказалось немало самих государственных чиновников. И уж во вся-
ком случае проводимая государством политика не препятствовала
становлению рыночных отношений, процессу первичного капита-
лообразования. И даже частичное разрушение реального сектора
было объективно неизбежным, исходя из специфики сформирован-
ной в советский период макроэкономической структуры, а потому
предотвратить его было невозможно. Финансовый кризис 1998 г.
явился завершением периода активного накопления денежного ка-
питала, последующее превращение которого в промышленный


240
оказалось самой прочной основой экономического роста, начав-
шегося сразу же вслед за финансовым кризисом и продолжающего-
ся и поныне, хотя еще раз отметим значимость других факторов,
как то: рост мировых цен на энергоресурсы, протекционистский
эффект девальвации рубля и пр.
По мере овладения объектами реального сектора российской
экономики новые собственники в силу объективной необходимос-
ти приступают на соответствующем масштабам их бизнеса уровне к
решению проблемы реструктуризации народного хозяйства. Но та-
кая проблема в силу ее масштабов и сложности не может быть ими
успешно решена вне тесного контакта с макроэкономическим
субъектом, то есть с государством. Только им может быть разрабо-
тана долгосрочная программа преобразования структуры народно-
го хозяйства в соответствии с общенациональными интересами,
могущая явиться своеобразным компасом для частнопредприни-
мательской деятельности.
В связи с возрождением воспроизводственного процесса завя-
зывается совершенно новый тип взаимоотношений власти и биз-
неса, нежели в начальный период — период первичного капитало-
образования, для которого столь значимой была близость к поли-
тической власти, на формирование и подкуп которой в тот пери-
од не скупились в условиях дефицита денежного капитала, коль
скоро без него немыслимым было участие в денежной приватиза-
ции. Но этот этап миновал. Ныне представителей крупного отече-
ственного бизнеса вполне устраивает равноудаленность от власти.
К началу нового века они успели приобрести столь желанные объ-
екты государственной собственности. Представители крупного
бизнеса, по мере сосредоточения в своих руках блокирующих и
контрольных пакетов акций, готовы приступить к выполнению
важнейшей функции собственника — инвестиционной деятель-
ности, которой и обеспечивается не только их дальнейшее личное
обогащение, не только воспроизводство их социального статуса
собственника, но, что еще более важно и экономический рост в
интересах всех членов общества. Однако ситуация несколько из-
менилась в связи с неожиданно возникшей опасностью пересмотра
итогов приватизации, вопреки всем словесным заверениям поли-
тических лидеров. Отметим, что этому в немалой мере способ-
ствовали сами олигархи. Шокирующие носителей социалистичес-


241
кого менталитета масштабы их личного обогащения не только ак-
туализируют проблему совершенствования налоговой системы в
целях недопущения чрезмерной дифференциации доходов, не-
терпимой даже в развитых странах, но, что гораздо опаснее не
только для них, но и для страны, возрождают лозунги эпохи соци-
алистической революции типа «грабь награбленное», могущие,
однако, приобрести и юридическую силу.
В изменившихся на рубеже веков условиях перед государством
как макроэкономическим субъектом в качестве первоочередной за-
дачи ставится активная промышленная политика, направленная на
формирование принципиально иной структуры народного хозяй-
ства, на диверсификацию национальной экономики. Но глобаль-
ная реструктуризация немыслима без разработки и принятия тео-
ретически обоснованной стратегической программы экономичес-
кого развития, ориентированной на формирование структуры на-
родного хозяйства в соответствии с современными технологичес-
кими укладами. И самая сложная проблема состоит в том, чтобы
суметь наладить на принципиально новой основе взаимоотноше-
ния с бизнесом, что позволит активизировать в целях реализации
общенациональных интересов их инвестиционную активность на-
работанными мировой практикой методами и способами админис-
тративного и экономического, прямого и косвенного государствен-
ного регулирования. Важнейшим результатом предшествующего
этапа реформирования явилось завершение трансформационного
спада.
Ныне на первый план выдвинулась иная функция государства.
Она состоит в том, чтобы по мере становления национальной мо-
дели рыночной экономики сформировать условия для устойчивого
экономического роста социальной направленности, для обеспече-
ния в этих целях амбициозных темпов роста ВВП. Это тем более
важно, что четко просматривается становление современной, то
есть смешанной, модели рыночной экономики. Особенность по-
следней состоит в весьма значимой роли государства именно как
макроэкономического субъекта в обеспечении диверсификации
национальной экономики в условиях переходной экономики, на-
правленной на завершение индустриального и становление пост-
индустриального этапа, чем и обеспечивается экономический рост.
В развитых странах традиционно мощным фактором экономичес-


242
кого роста выступает государственный бюджет. Именно за счет не-
го финансируются приоритетные направления экономического
развития, дающие мультипликативный эффект для экономики в
целом. В большинстве этих стран бюджетный дефицит рассматри-
вается как средство стимулирования экономического роста. Так,
накопленный бюджетный дефицит США за 1983—1997 гг. составил
около 2 трлн. долл., а экономический рост за этот период - 5 трлн.
в текущих ценах и 3,2 — в постоянных, то есть реальный ВВП уве-
личился на 65%. Бюджетный дефицит США продолжает расти и в
2003—2004 гг. составит не менее 4% ВВП (М.Ершов. Актуальные
направления экономической политики. — Вопросы экономики.
2003, №12, с. 30). Особенно широко бюджетный дефицит ис-
пользуется в целях преодоления кризисных ситуаций. Важно воз-
действие государства и на регулирование кредитных отношений.
В США, например, ставка рефинансирования установлена ныне
на уровне 1%, что ниже уровня инфляции. Такая политика вполне
объяснима: как известно, истоки финансовой стабилизации прямо
и непосредственно связаны с состоянием реального сектора наци-
ональной экономики, на обслуживание потребностей которого и
направлена деятельность финансовой системы. Между тем в рос-
сийской экономике и поныне не преодолена политика, направ-
ленная на пополнение золотовалютных резервов, на бездефицит-
ный бюджет. А потому экономический рост и поныне обеспечи-
вается прежде всего экспортным потенциалом страны, к тому же
ограниченным пропускной способностью трубопроводов и пор-
тов. В итоге инвестиционный потенциал ЦБР и Минфина все еще
остается незадействованным, тем более что четкой политики госу-
дарства в области высоких технологий все еще не выработано, не
создано условий для приоритетного развития наукоемкого произ-
водства, что не менее важно и для частнопредпринимательской де-
ятельности. К тому же нестабильная конъюнктура не стимулирует
крупных предпринимателей к инвестированию в добывающую
промышленность. Мировая практика убедительно показывает, что
ныне наиболее выгодно вкладывать в высокие технологии, в сфе-
ру хай-тека. Однако отсутствие четкой и ясной стратегической
программы диверсификации российской экономики порождает
парадоксальную ситуацию, когда инвестиции накоплены, но эко-
номическим субъектам макро- и микроуровней не вполне ясно,


243
какие направления их использования являются наиболее перспек-
тивными и прибыльными.


8.3. Экономическая политика государства
в переходный период

Государство реализует себя в качестве носителя общенациональ-
ных интересов посредством проведения экономической политики
во всем многообразии ее направлений. Политика государства в пе-
реходный период подчинена преобразованию социалистической
плановой экономики в капиталистическую рыночную. Прежде
всего этим определяется критерий ее адекватности переживаемому
этапу развития во всех постсоциалистических странах. Однако рас-
становка акцентов на ее основных направлениях, значимость каж-
дого из них, последовательность и темпы их проведения во многом
определяются принятой моделью реформирования, а в пределах
одинаковой модели — национальными особенностями каждой
страны.
Как известно, в России была принята либеральная модель,
предложенная для практического использования МВФ. Уже в силу
того, что она была рекомендована финансовой международной ор-
ганизацией, во-первых, а ее теоретической основой явился монета-
ризм, во-вторых, при ее реализации приоритетными оказались
кредитно-денежная и финансовая политика. В странах Латинской
Америки такая политика была направлена на финансовое оздоров-
ление их уже рыночной экономики. В постсоциалистических стра-
нах она была востребована либерализацией внешней и внутренней
экономической деятельности хозяйствующих субъектов, включая
высвобождение цен и приватизацию государственного имущества
на основе принятого в этой связи законодательства. Государство
приступило к регулированию денежного обращения в соответствии
с присущими рыночной экономике законами. Финансовая поли-
тика была направлена на создание принципиально нового меха-
низма формирования государственных доходов и их оптимального
использования с точки зрения первоочередного решения наиболее
актуальных проблем, среди которых самой острой оказалась проб-
лема погашения государственного долга и его обслуживания.


244
Методами кредитно-денежной и финансовой политики госу-
дарство стремилось преодолеть финансовую дестабилизацию. Оно
даже преуспело на этом поприще — в той мере, в какой это возмож-
но при разрушительных процессах в реальном секторе экономики.
И хотя придать устойчивость финансовой стабилизации при таких
объективных предпосылках невозможно, тем не менее удалось
обуздать гиперинфляцию первой половины 90-х годов, порожден-
ную либерализацией цен в январе 1992 г. Цены только за один 1992
год выросли более чем в 26 раз. Вполне естественно, что в этих ус-
ловиях во внутренней политике возобладал курс на финансовую
стабилизацию как предпосылку экономического роста методами
кредитно-денежной и финансовой политики, вследствие этого
действительно оказавшимися приоритетными направлениями.
Вместе с тем кредитно-денежная и финансовая политика в нема-
лой мере сами по себе способствовали разрушению реального сек-
тора, и без того находившегося в крайне тяжелом состоянии. Од-
нако частичное разрушение унаследованной от прошлого макро-
экономической структуры, характеризующейся глубокими струк-
турными и технологическими дисбалансами, совершенно неизбеж-
но в постсоциалистической экономике. И уже в силу этого трудно
провести грань между созиданием и разрушением. К тому же в эпо-
ху первоначального накопления капитала весьма специфично вза-
имодействие финансового и реального секторов экономики. Эта
специфика состоит в том, что финансовая система становится
мощным механизмом накопления денежного капитала, последую-
щее превращение которого в промышленный осуществляется в хо-
де денежной приватизации и постприватизационного передела
собственности, то есть с немалым временным лагом.
В области кредитно-денежной политики в целях борьбы с ги-
перинфляцией начала 90-х годов был взят курс на сжатие денежной
массы в обращении путем изъятия якобы излишней денежной мас-
сы, но при этом без жесткой увязки с резким повышением оптовых
и розничных цен, многократно перекрывшим сокращение ВВП.

<< Пред. стр.

стр. 24
(общее количество: 29)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>