<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 29)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

смене промышленных циклов, знаменующих переход к новому по-
колению техники и технологии, создающему новые сферы эконо-
мической деятельности, эффективно осуществляемой при различ-
ных масштабах приложения труда и капитала. Многоукладность
же, напротив, преодолевается отмиранием унаследованных эконо-
мических отношений и утверждением новых, лишь по мере станов-
ления смешанной рыночной экономики предстающих многообра-
зием форм собственности;
- крайняя несбалансированность унаследованной макроэконо-
мической структуры как структуры народного хозяйства, сформи-
рованной по принципиально иному критерию ее оптимальности,
уже вследствие этого подлежащая частичному разрушению, что и
находит выражение в трансформационном спаде, функцией кото-
рого является преодоление сложившихся в предшествующий пери-
од дисбалансов, воспринимаемых таковыми с точки зрения новой
системы экономических координат;
- неопределенность перспектив дальнейшего развития, создаю-
щая иллюзию свободы выбора в соответствии с национальными
особенностями, которой, однако, в действительности не существу-
ет. Становление той или иной экономической системы предопре-


22
делено общими закономерностями движения, выявленными стра-
нами — лидерами такого движения. Речь может идти о необходи-
мости максимально возможной ориентации на национальные осо-
бенности вновь формирующейся системы, присущие каждой стра-
не, которые и предопределяют специфику ее национальной моде-
ли, но не более того. Так, ныне во всех развитых странах представ-
лена одна и та же система экономических отношений, именуемая в
экономической науке смешанной рыночной экономикой, в каж-
дой из этих стран последняя выступает социально ориентирован-
ной. Тем не менее глубина, направления, способы и методы вмеша-
тельства государства в экономические и социальные процессы в
них весьма различны.
Итак, переходная экономика предстает сложным социально-
экономическим организмом, внутренне глубоко противоречивым
и неустойчивым, требующим специального экономического иссле-
дования, в ходе которого и формируется теория переходного пери-
ода, именуемая теорией экономики переходного периода, реже —
теорией трансформационных процессов, особым объектом анализа
которой в любом случае является переходная, в данном конкрет-
ном случае — постсоциалистическая экономика. Чрезвычайная
сложность такого исследования порождена тем, что в мировой ис-
тории нет аналога перехода к рыночной экономике от плановой,
к капиталистической — от социалистической. Между тем велика
практическая значимость вновь формирующейся теории, так как
переход осуществляется путем целенаправленного реформирова-
ния, предпринятого по инициативе лидеров социалистического го-
сударства в облике правящей номенклатуры. Но такое осознанное
реформирование тем успешнее, чем глубже научное обоснование
стратегии социально-экономических преобразований.
Отметим, что предметом изучения в данном курсе является
постсоциалистическая экономики, каковой выступает экономика
стран ЦВЕ, Балтии, СНГ. Большое внимание уделяется и КНР, хо-
тя китайские реформаторы к числу постсоциалистических свою
страну не относят. Тем не менее здесь четко просматривается пе-
реходный характер развития. Естественно, что наибольший инте-
рес представляет российская экономика, хотя различия по стра-
нам относительно содержания переходного периода не являются
принципиальными. Во всех этих странах осуществляется переход


23
от плановой социалистической экономики к рыночной капитали-
стической.
Вместе с тем отметим, что типов переходной экономики ныне
значительно больше. Так, Всемирный банк предлагает следующую
ее классификацию: индустриальная постсоциалистическая модель,
латиноамериканская модель (Латинская Америка, Ближний Вос-
ток, Северная Африка, Филиппины), модель стран Африки к югу
от Сахары, азиатская аграрная модель. Каждая из этих моделей яв-
ляется предметом научного изучения.


1.3. Особенности переходного периода
в постсоциалистических странах

Как уже отмечалось, всякий переходный период имеет свое осо-
бое содержание в зависимости от исходного и конечного пунктов
движения. Во всех постсоциалистических странах такое содержа-
ние является одинаковым: социалистическая плановая экономика
преобразуется в капиталистическую рыночную, чем и предопреде-
лен ряд общих для этих стран особенностей переходного периода.
Наиболее существенными из них представляются следующие:
- такой переход не имеет аналогов в мировой истории, а потому
не существует и опыта подобных преобразований;
- на путь рыночного капиталистического развития эти страны
вступают вторично. Как известно, в России, например, такое раз-
витие в начале прошлого века было прервано социалистической
революцией, в странах ЦВЕ — послевоенным разделом мира, по
итогам которого им был уготован социалистический путь развития;
- переход совершается эволюционно-реформаторским путем по
инициативе и под руководством бывшей советской номенклатуры,
инициировавшей и возглавившей рыночные преобразования;
- гибель социализма оказалась непредсказуемой, неожиданной
даже для критически мысливших западных советологов, а потому
единой приемлемой для главных действующих лиц модели преобра-
зований не было выработано, вследствие чего ее пришлось позаим-
ствовать на Западе, хотя и здесь она была разработана в исходном
пункте совсем для других стран и для решения иных проблем. Речь
идет о либеральной модели, теоретической основой которой являет-


24
ся монетаризм. Она была разработана экономической элитой США и
принята к использованию МВФ и другими международными органи-
зациями первоначально для оздоровления экономики ряда латиноа-
мериканских стран в целях погашения ими огромной внешней задол-
женности перед международными финансовыми организациями;
- движение к рыночной экономике оказалось безальтернатив-
ным во всех странах. Вопрос состоял лишь в том, какая модель ры-
ночной экономики возобладает. Как известно, исторически и логи-
чески исходной является свободная рыночная экономика, порож-
денная отношениями индивидуальной частной капиталистической
собственности, материальной основой которых в свою очередь
является индустриальный этап развития производительных сил.
По мере перехода к постиндустриальному развитию свободная ры-
ночная экономика эволюционирует в смешанную;
- как известно, в постсоциалистических странах к моменту кра-
ха системы индустриальный этап развития в большей или меньшей
мере был пройден, но далеко не завершен, а потому нет оснований
говорить о переходе в них прямо и непосредственно к постиндуст-
риальному развитию. Так, в гражданском комплексе советской
экономики все еше весьма высокой оставалась доля ручного труда,
что свидетельствовало о незавершенности индустриального разви-
тия. С этой точки зрения логичным представляется становление
в стране свободной рыночной экономики;
- вместе с тем имеются предпосылки и для становления совре-
менной модели рыночной экономики. Так, отрасли ВПК и непос-
редственно работавшие на него смежные отрасли оказались на
уровне суперсовременных технологических укладов. К тому же со-
ветская экономика не только в качестве индустриальной, но и уп-
равляемой из единого экономического центра подверглась крайней
монополизации, что создавало предпосылки для появления акцио-
нерной формы собственности в процессе рыночного преобразова-
ния советских монополий, представленных ПО и НПО. Оба эти
обстоятельства и явились основой формирования смешанной мо-
дели рыночной экономики. Пока что невозможно однозначно ска-
зать, какая модель возобладает в стране в процессе преодоления
многоукладности. Последняя, будучи свойственной всякой пере-
ходной экономике, создает ложную видимость уже существующей
смешанной экономики как органической целостности различных


25
форм собственности. Тем не менее вполне отчетливо просматрива-
ется формирование различных форм индивидуальной и ассоцииро-
ванной, совместной собственности. Однако насколько устойчиво
это формообразование и как сложится окончательная картина, не
вполне ясно вследствие незавершенности этого процесса.
Известно, что смешанная рыночная экономика при общности в
наиболее существенных моментах в разных странах имеет свои наци-
ональные особенности, питаемые многими обстоятельствами, сопут-
ствующими развитию каждой из них. Это нашло выражение в появле-
нии таких моделей, как социальное рыночное хозяйство, сформиро-
вавшееся в послевоенной Германии, скандинавская модель, дирижис-
тский вариант государственного регулирования с многолетней после-
военной практикой индикативного планирования, наработанной та-
кими странами, как Франция и Япония. Это, наконец, американская
модель, наиболее близкая к исходной классической с точки зрения
эффективности функционирования рыночного механизма хозяйство-
вания, но отнюдь ей не тождественная, так как именно здесь наиболее
совершенны способы и методы государственного регулирования раз-
ного уровня, позволяющие в полной мере выявить достоинства рын-
ка путем оптимального взаимодействия обоих механизмов — рыноч-
ного хозяйствования и государственного регулирования.
В связи с таким многообразием в экономической науке постсо-
циалистических стран активно обсуждался вопрос о том, какая раз-
новидность смешанной экономики возобладает в каждой из них
исходя из недавнего социалистического прошлого и национальных
особенностей. Если говорить о российской экономике, то в ней
есть основания для формирования рыночной экономики типа со-
циального рыночного хозяйства путем использования наработан-
ной социализмом, а потому столь привычной для населения прак-
тики предоставления общественно значимых благ и услуг через так
называемые общественные фонды потребления, ныне в значитель-
ной мере разрушенные, но тем не менее поддающиеся возрожде-
нию. Это тем более логично, что нынешняя российская правящая
элита такую форму оплаты труда, в советский период получившую
название привилегий, для себя не только сохранила, но и весьма
приумножила. Не вполне резонно отказываться и от государствен-
ного регулирования методами планирования, но не директивного,
а индикативного — опять-таки вследствие накопленного в данной


26
области в советский период богатейшего опыта, не приемлемого по
многим причинам для переходного периода, но могущего быть вос-
требованным по мере его завершения. Вместе с тем национально-
этническое, природно-климатическое, производственно-экономи-
ческое и прочее многообразие при огромном территориальном про-
странстве создает предпосылки для использования столь успешного
американского опыта взаимодействия рыночного и государствен-
ного механизмов хозяйствования.
Видимо, все эти обстоятельства и окажут соответствующее воз-
действие на становление национальной модели рыночной эконо-
мики. Отметим лишь, что все разновидности современной смешан-
ной рыночной экономики имеют четко выраженную социальную
направленность развития. И в этом смысле формирующаяся в
постсоциалистических странах рыночная экономика в любом слу-
чае — тем более при унаследованных в этой области традициях —
не составит исключения.


1.4. Переходный период как процесс первоначального
накопления капитала

Переходный период в российской экономики с точки зрения фор-
мационной концепции есть переход не просто от плановой к рыноч-
ной экономике, но переход от социализма к капитализму. Процесс
становления капитализма вошел в мировую экономическую науку
как процесс первоначального накопления капитала (ПНК). Такое
определение ему впервые в науке было дано А.Смитом. В последую-
щий период эпоха ПНК была подвергнута еще более обстоятельному
анализу К.Марксом, рассматривавшим ее как «предысторию капита-
лизма». На основе обобщения западноевропейской истории ПНК
К.Маркс выявил содержание этого процесса, охарактеризовал спосо-
бы и методы его осуществления, обосновал роль насилия в процессе
становления нового общественного строя, вскрыл характер экономи-
ческого развития, равно как и роль государства в эпоху ПНК. Им бы-
ли подвергнуты обстоятельной критике взгляды А.Смита и его после-
дователей — представителей классической экономической школы,
в соответствии с которыми в основе ПНК лежат «право» и «труд»,
что не вполне соответствует реальному историческому процессу.


27
Экономическое наследие К.Маркса в данной области приобре-
ло актуальность для новейшей истории постсоциалистических
стран, России — прежде всего вследствие того, что для нее 90-е го-
ды оказались классической эпохой ПН К. Эта эпоха обогащена рос-
сийской практикой становления капитализма, придавшей ей ряд
особенностей, обусловленных социализмом как историческим
предшественником вновь становящегося капитализма и фактором
времени — она наступила на несколько столетий позже, чем в раз-
витых ныне странах, и с вековым перерывом в самой российской
истории, а также их национально-историческими особенностями
во всем их многообразии, что не отменяет, однако, свойственных
данному процессу закономерностей.
В содержательном плане становление капитализма как системы
есть становление присущих только ему отношений собственности,
осуществляемое путем преобразования предшествующих экономи-
ческих отношений. Такое преобразование сопровождается сменой
собственников ранее созданных объектов реального сектора наци-
ональной экономики, что и предопределяет суть первоначального,
то есть вневоспроизводственного, накопления капитала. Становле-
ние отношений собственности в данном случае образует предпо-
сылку, но не результат процесса воспроизводства как такового.
Раздел и передел ранее созданных средств производства сопро-
вождаются сменой их социально-экономической формы, в данном
случае — основные производственные фонды превращаются в про-
мышленный капитал. И это не просто формальный акт. Как изве-
стно, форма содержательна, а содержание не существует вне фор-
мы. По поводу производства и присвоения средств производства
складывается принципиально иная система отношений — по мере
становления товарного производства и товарного обращения в ка-
честве всеобщих, приходящих на смену непосредственно обще-
ственным, планомерным, свойственным общенародной собствен-
ности. В новой системе экономических координат собственнику
средств производства присуща иная целевая установка при осу-
ществлении инвестиционной деятельности, иные способы ее до-
стижения, иной критерий эффективности функционирования объ-
екта присвоения.
С этой точки зрения несостоятельно столь часто встречающееся
в современной отечественной экономической литературе отож-


28
дествление созданных в процессе социалистической индустриали-
зации средств производства с капиталом, на основе чего и отверга-
ется процесс первоначального его накопления в переходный пери-
од. Между тем средства производства как таковые выступают лишь
материальным субстратом тех отношений, которые складываются в
обществе, вследствие чего и приобретают соответствующую новым
отношениям социально-экономическую форму, хотя с точки зре-
ния их натурально-вещественного содержания разницы действи-
тельно может и не быть. Первоначально эти отношения формиру-
ются вне воспроизводственного процесса, путем присвоения ранее
созданных средств производства, что и составляет предпосылку для
становления отношений наемного труда и капитала непосред-
ственно в процессе производства, где эти отношения воспроизво-
дятся уже на собственной основе, становятся самовоспроизводя-
щейся реальностью.
Как известно, историческим предшественником капитализма в
странах Запада были отношения феодальной земельной собствен-
ности. Сельскохозяйственное производство, а следовательно, зем-
ля выступала основным средством производства в домашинную
эпоху. Общинные, церковные, государственные земли и станови-
лись объектом экспроприации у бывших собственников под при-
крытием законодательных актов, разработка и принятие которых
составляет исходную функцию государства как законодательного
органа при смене социально-экономических систем. Так называе-
мое огораживание земель, то есть присвоение последних новыми
собственниками, было чрезвычайно важным обстоятельством в тот
исторический период, так как капиталистическая индустриализа-
ция начиналась с легкой промышленности.
Способы и методы присвоения объектов собственности, со-
зданных в предшествующий период, весьма многообразны. Среди
них можно выделить как общие для большинства стран, порожден-
ные эпохой ПН К, так и специфические, присущие в данном случае
постсоциалистическим странам как таковым.
К числу последних можно отнести, например, проведенную в
большинстве постсоциалистических стран, включая и Россию,
спонтанную приватизацию, где она была осуществлена в течение
1987—1991 годов. Целью такой приватизации явилось присвоение
наиболее прибыльных и перспективных объектов государственной


29
собственности прежде всего правящей номенклатурой на основе
широкого использования административного ресурса. Спонтанной
приватизации в немалой мере способствовало также развернувшееся
в стране с 1988 г. кооперативное движение, позволившее в широких
масштабах осуществлять перекачку государственных средств в част-
ные руки, а также либерализация цен в январе 1992 г., породившая
гиперинфляцию, традиционно сопровождающуюся перераспреде-
лением денежных средств в пользу предпринимательских слоев.
Наряду со столь специфическими способами в этих странах ши-
роко использовались и весьма традиционные, общие едва ли не для
всех стран эпохи ПН К, как, например, расхищение средств госу-
дарственного бюджета, государственных займов, присвоение чу-
жого имущества путем мошенничества, вымогательства, шантажа
и т.п. К.Маркс не без основания иронизировал по поводу тезиса
А.Смита о том, что якобы «право» и «труд» лежат в основе первич-
ного капиталообразования. Это не совсем так уже в силу того об-
стоятельства, что всякий переходный период как таковой характе-
ризуется именно «правовым вакуумом» (Л. фон Мизес), причиной
которого выступает смена экономических отношений, а вместе с
ней — и законодательства, эти отношения освящавшего и регули-
ровавшего. Еще более важной причиной такого вакуума является и
то, что юридические отношения вторичны относительно экономи-
ческих, а потому не могут возникать до них, предшествовать им.
Нормативно-правовые акты лишь закрепляют юридически вновь
формирующиеся отношения собственности, придавая последним
характер имущественных. На опережение работает лишь законода-
тельство, создающее юридические предпосылки для раздела и пе-
редела объектов собственности, как, например, принятие государ-
ственных программ приватизации в постсоциалистических стра-
нах, снятие запрета на частнопредпринимательскую деятельность в
них и т.п.
Накопление капитала не может быть объяснено и такими лич-
ностными качествами потенциальных собственников, как трудо-
любие, бережливость, воздержание, хотя и они значимы. «Капита-
лы, — писал А.Смит, — возрастают в результате бережливости и
уменьшаются вследствие мотовства и неблагоразумия» (А.Смит.
Исследование о природе и причинах богатства народов. М., Наука,
1962, с. 249). И все же более важными факторами оказываются


30
иные, как, например, предприимчивость, изобретательность, энер-
гия, умение ориентироваться в экстремальной обстановке и прини-
мать адекватные ей решения, благодаря которым и обнаруживает-
ся, что «удел слабого — зависть и прозябание, сильного — воля и
процветание» (Л.Толстой).
В бескомпромиссной конкурентной борьбе за обретение нового
социального статуса, в данном случае — капиталиста-собственника —
типичным становится попрание норм нравственности. Всеобщее
распространение получают методы насилия вплоть до его самых
крайних форм, что ускоряет становление новой экономической си-
стемы, разрушая прежние формы хозяйствования.
Отметим также, что происходящее в переходный период имуще-
ственное расслоение населения в процессе раздела и передела объ-
ектов собственности становится внутренним моментом эпохи
ПН К, вследствие чего она неизбежно оказывается асоциальной по
своей сущности. Это эпоха тяжелых жизненных испытаний для всех
слоев населения, из которых одни выходят собственниками, другие —
неимущими, превращающимися в лиц наемного труда. В этот пери-
од со всей очевидностью обнаруживается, что отнюдь не право и
труд играют решающую роль в обретении статуса собственника.
Однако присвоение ранее созданных объектов осуществляется
не только методами их насильственного изъятия. Не менее значи-
мо наличие денежного капитала, являющегося, как это было обос-
новано К.Марксом, историческим предшественником промыш-
ленного, сферой деятельности которого выступает реальный сек-
тор экономики. Полное овладение промышленным капиталом
этим сектором, как представляется, и выступает критерием завер-
шенности переходного периода, эпохи ПН К.
Накоплению денежного капитала способствовала деятельность
так называемых «допотопных» форм капитала: купеческого и рос-
товщического, исподволь разрушавших натуральное хозяйство. На-
копленный денежный капитал ускорял процесс формирования но-
вой системы экономических отношений, постепенно во все боль-
шей мере распространявшихся на реальный сектор экономики.
В советский период накопление денежного капитала не могло
происходить в силу специфики существовавшего экономического
строя. И даже трудовые сбережения населения СССР, составлявшие
огромную сумму в размере более 296 млрд. руб. на начало 1989 г.


31
(«Народное хозяйство СССР в 1989 г.» // Статистический ежегод-
ник.— М.: Финансы и статистика, 1990, с.93), не состоялись в каче-
стве потенциального денежного капитала, так как были уничтоже-
ны гиперинфляцией первых лет преобразований. Но зато этот про-
цесс в полной мере развернулся в последующие годы путем бурно-
го развития деятельности стремительно возникших все тех же «до-
потопных форм капитала», купеческого и ростовщического, то есть
торгового и банковского в формах торгово-посреднической и фи-
нансово-спекулятивной. Последняя активно протекала вплоть до
финансового кризиса 1998 г.
Деятельное участие в процессе первичного капиталообразова-
ния во всех странах принимало и государство — не только тем, что
создавало правовые предпосылки для осуществления этого процес-
са. Совсем не случайно сплошь и рядом оно оказывалось совер-
шенно «беспомощным» в борьбе с хищениями государственных
средств. В новейшей российской истории фактов тому множество,
на основе которых и делаются обобщения. Наш бизнес-класс в не-
малой мере сформировался путем беззастенчивого разворовывания

<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 29)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>