<< Пред. стр.

стр. 7
(общее количество: 29)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

выглядела вполне обоснованной. И в самом деле в условиях обще-
народного присвоения, наделявшего каждого члена общества ста-
тусом сособственника средств производства, не могло быть иной
цели общественного производства. При управлении из единого
экономического центра, представляющего интересы всех членов
общества, директивное планирование оказывалось единственно
возможным механизмом хозяйствования. Распределением матери-
альных благ и услуг по труду получал реализацию принцип соци-
ального равенства. Тем более уместной при заведомом неравенстве
в потреблении вследствие неравенства самого труда на этапе инду-
стриального развития была система социальной защиты населения
через механизм общественных фондов потребления, доступ к кото-
рым был равен для всех. Распадение национального дохода на фон-
ды потребления и накопления предопределялось двумя видами по-
требления — личного и производительного. Задача социалистичес-
кого государства в регулировании процесса накопления вполне ло-
гично усматривалась в том, чтобы обеспечивать оптимальное соот-
ношение между этими фондами. Критерием такой оптимальности
признавалось обеспечение максимально возможного прироста бу-
дущего потребления за счет текущего производительного при не-
пременном условии всеобщей гарантированной занятости.
Однако практика социалистического хозяйствования, направ-
ленная на реализацию общих и специфических экономических за-
конов, выявила социально-экономические противоречия отноше-
ний общенародного присвоения, встроенным механизмом разре-
шения которых, как оказалось, система не обладала. Вследствие
этого неизбежным было их накопление, что фатально вело ее к ро-


63
ковой развязке. Как уже отмечалось, возникновение социализма
как системы явилось нарушением логики экономического разви-
тия, предпосланной общими закономерностями. Такое нарушение
обернулось неспособностью данной системы превратить страну в
лидера экономического развития по основным макроэкономичес-
ким показателям, вывести ее из числа стран догоняющего типа, хо-
тя ценой неимоверных усилий и была осуществлена индустриали-
зация. Но она оказалась подчиненной прежде всего милитаризации
экономики — в силу необходимости защиты социализма как чуже-
родной системы в мировом экономическом пространстве, в силу
собственных экспансионистских устремлений.


2.2. Противоречия социализма как противоречия
общенародного присвоения средств производства

Присущие социализму противоречия нашли выражение прежде
всего в том, что действие специфических экономических законов
привело к совершенно неожиданным социально-экономическим
последствиям. Остановимся на наиболее существенных из них.
Так, вытекающая из общенародного присвоения средств производ-
ства гарантированная государством всеобщая занятость трудоспо-
собного населения неизбежно сопровождалась неуклонным нара-
щиванием производительного потребления. В свою очередь, это
требовало повышения нормы производственного накопления в це-
лях преимущественного развития отраслей тяжелой промышлен-
ности. Как известно, приростом продукции именно этих отраслей
в первую очередь обеспечивался прирост рабочих мест. Но тем са-
мым заведомо ограничивались возможности одновременного уве-
личения личного потребления. Последнее на протяжении всех лет
социализма приносилось в жертву производительному во имя все-
общей занятости, что и нашло материальное воплощение в прио-
ритетном развитии отраслей тяжелой промышленности, в утяже-
ленной макроэкономической структуре, сформированной за годы
социализма. Доминирование в ней отраслей тяжелой промышлен-
ности заведомо ограничивало возможности повышения жизненно-
го уровня населения. Это и явилось одной из важных причин того,
что карточная система распределения материальных благ и услуг


64
так и не была преодолена в довоенный период, когда ударными
темпами шел процесс индустриализации, а кратковременное повы-
шение жизненного уровня населения в 50-е годы сменилось его па-
дением в связи с начавшимся повышением государственных роз-
ничных цен уже с 60-х годов. Такое повышение стало систематиче-
ским в течение всего последующего периода. К исходу 80-х годов
фактически была вновь возрождена карточная система — ввиду
полного опустошения магазинных прилавков.
Крайне противоречивой оказалась практика социалистичес-
кого планирования. Она характеризовалась полным несоответ-
ствием экономических интересов макро- и микрохозяйствующих
субъектов. Государственные институты планирования стремились к
максимизации плановых заданий по выпуску готовой продукции и
минимизации затрат на ее производство. Государственные предпри-
ятия были заинтересованы в прямо противоположном. В условиях
материального вознаграждения трудовых коллективов по итогам
выполнения и перевыполнения плановых заданий плановые ор-
ганы на низовом уровне стремились обосновать заниженные
плановые задания по объему выпуска продукции и завышенные
потребности в производственных ресурсах и рабочей силе под их
выполнение. В этом противостоянии победителями, как прави-
ло, оказывались предприятия, утаивавшие достоверную инфор-
мацию о своих производственных возможностях. Следствием
такого противоречия являлось неуклонно нараставшее скопле-
ние на государственных предприятиях огромных излишков ос-
новных и оборотных производственных фондов и рабочей силы,
а следовательно, неизбежное падение уровня эффективности ис-
пользования того и другого, а сами излишки оборачивались без-
возвратными потерями для общества. В свою очередь, уже одно
это обстоятельство порождало неуклонно нарастающий дефицит
факторов производства, а следовательно, и предметов потребле-
ния. Неизбежным следствием дефицита становилось неизмен-
ное снижение качества готовой продукции. В лучшем случае из-
лишние производственные ресурсы становились материальной
базой для теневой экономики. Масштабы последней стреми-
тельно нарастали по мере углубления дефицита, особенно в пос-
ледние десятилетия, что все в большей мере подрывало отноше-
ния планомерности. Высшие плановые органы не располагали


65
достоверной и исчерпывающей информацией, необходимой для
составления оптимальных народно-хозяйственных планов.
Парадокс директивного планирования состоял и в том, что ни
одна пятилетка так и не была полностью выполнена, но при этом
неизменно выполнялись и перевыполнялись плановые задания по
отраслям тяжелой промышленности. Многолетняя практика более
высокого материального вознаграждения за перевыполнение
плановых заданий относительно их выполнения становилась
фактором разбалансированности структуры народного хозяйства.
Еще более тяжелым следствием вознаграждения по итогам
выполнения и перевыполнения плановых заданий было тормо-
жение НТП. Как известно, внедрение новой техники и технологии
всегда связано с рисками, совершенно нетерпимыми с точки
зрения хозрасчетного предприятия в условиях вознафаждения по
итогам выполнения и перевыполнения плановых заданий.
Таким образом, плановый механизм централизованного дирек-
тивного планирования как механизм устойчивого сбалансированно-
го по критериям данной системы развития, исключающего кризис-
ные спады, призванный обеспечивать оптимальное функционирова-
ние социалистической экономики, на практике обнаружил свою
полную экономическую несостоятельность. Количественные и осо-
бенно качественные показатели эффективности социалистического
производства неизменно снижались, планы в полном объеме не вы-
полнялись, структура народного хозяйства оказывалась все более не-
сбалансированной даже по критериям социализма. В ней неизменно
доминировали отрасли тяжелой промышленности, соотношение
между отраслями добывающей и обрабатывающей промышленности
изменялось в пользу первых, нарастало технико-технологическое от-
ставание от развитых стран, успешно вступивших на путьп постин-
дустриального развития, а следовательно, увеличивался разрыв в
уровне производительности общественного труда.
Не лучшим образом обстояло дело и с реализацией закона рас-
пределения по труду. В условиях всеобщего дефицита, выявившего-
ся уже к середине 20-х годов, распределение по труду постепенно и
неуклонно вырождалось в уравнительное распределение, которое
наряду с фактически уравнительным по определению распределе-
нием материальных благ и услуг через общественные фонды по-
требления, имевшим явно выраженную тенденцию к нарастанию,


66
все в большей мере гасило мотивацию к эффективному труду, утра-
та которой в связи с дискредитацией карательных органов после
смерти И.Сталина не могла быть компенсирована их деятельнос-
тью. Все это вело к катастрофическим последствиям, что наиболее
отчетливо проявлялось в неизменном нарастании дефицитного ха-
рактера социалистической экономики.
Что же касается закона социалистического накопления, то его
основной функцией явилось обеспечение всеобщей гарантирован-
ной занятости. Такая занятость вытекает из природы общенарод-
ной собственности, имманентно присуща только ей. В условиях об-
щенародного присвоения нетрудовые доходы попросту исключа-
ются, а потому именно всеобщая занятость, гарантированная зако-
ном (примечательно, что за тунеядство предусматривалась еще и
уголовная статья), является исходной предпосылкой роста жизнен-
ного уровня. Вместе с тем именно всеобщая гарантированная заня-
тость, как экономический механизм реализации общенародной
собственности, порождает неразрешимые противоречия, а потому
последние накапливаются и по достижении критической массы ве-
дут к гибели социализма как системы. Иными словами, противоре-
чия социализма — это противоречия господствующей общенарод-
ной формы собственности, внутренне присущие ее природе.
Как известно, все в мире противоречиво. Однако специфика
противоречий общенародной собственности состоит в том, что в
силу присущего ей механизма реализации, состоящего в обеспече-
нии всеобщей гарантированной занятости, эта форма собственнос-
ти в качестве господствующей оказывается несовместимой с внед-
рением НТП. И в этом основа несостоятельности социализма. Та-
кая несовместимость объясняется тем, что внедрение новой техни-
ки и технологии по своей природе сопровождается сначала относи-
тельным, а затем и абсолютным сокращением численности заня-
тых в сфере материального производства. Именно с этим свой-
ством НТП, оборачивающимся массовой безработицей, связывал
К. Маркс неизбежность гибели капитализма. Однако этого не про-
изошло. Данная проблема была им самим успешно решена путем
развития сферы услуг, сопровождающегося неуклонным нарастани-
ем занятости в данной сфере как сфере преимущественно малого
бизнеса. Численность занятых в ней во всех развитых странах ныне
значительно превышает занятость в материальном производстве.


67
Однако в марксистской доктрине реальный сектор экономики
сведен исключительно к материальному производству, а потому в
практике социализма сфера услуг в качестве непроизводительной
финансировалась по остаточному принципу. И уже вследствие сво-
ей неразвитости она оказывалась неспособной поглощать высво-
бождающуюся из материального производства по мере внедрения
НТП рабочую силу. При таких предпосылках проблема полной за-
нятости фактически решалась консервацией трудоемкого произ-
водства, отторжением НТП. Неизбежным следствием слабой вос-
приимчивости социализма к НТП явилось четко выраженное и уже
вследствие этого не отрицаемое даже официальной экономической
наукой преобладание на протяжении всего советского периода экс-
тенсивного типа социалистического воспроизводства, характери-
зующегося существенно завышенными по меркам индустриально-
го этапа развития сроками службы основного производственного
оборудования, ориентированными на его полный физический из-
нос. Приоритет экстенсивного экономического роста явился эко-
номической закономерностью данной системы. Но такой рост уже
сам по себе обладает весьма ограниченным потенциалом.
Еще более важно понять, что вместе с отторжением НТП систе-
ма лишается и встроенного механизма разрешения присущих ей
противоречий. Без НТП невозможен интенсивный экономический
рост, а следовательно, неуклонное повышение производительности
общественного труда, а следовательно, и повышение жизненного
уровня населения. Вследствие отсутствия такого механизма проис-
ходило неизбежное и стремительно ускоряющееся накопление вну-
тренних и внешних противоречий, которое, достигнув критичес-
кой точки, привело к устранению господствующей формы соб-
ственности. Этим прежде всего объясняется столь кратковремен-
ная для экономической системы история социализма.
И все же НТП внедрялся при социализме. Однако он имел весь-
ма ограниченную сферу своего распространения. Едва ли не ис-
ключительно он сосредоточился в советской экономике в отраслях
ВПК. Это произошло вследствие того, что данный комплекс фак-
тически оказался поставленным в условия внешней конкурентной
борьбы с высокоразвитыми странами, отставание в которой было
смерти подобно для системы в целом, что в полной мере и выяви-
лось на исходе 80-х годов. Поражение в «холодной войне» и гибель


68
социализма совпали во времени отнюдь не случайно. Полное
истощение системой потенциала своего экономического развития
наиболее наглядно выявилось в неспособности поддерживать на
мировом уровне жизненно важный в любом случае, а тем более
приоритетный в условиях антагонистического противостояния
ВПК. Еще раз отметим, что технологическое лидерство ВПК оста-
валось его монополией на протяжении всех лет социализма. Дости-
жения НТП по мере их рассекречивания не распространялись на
весь массив социалистической экономики.
Углубление противоречий социализма, снижение эффектив-
ности функционирования системы объясняется и тем, что всеоб-
щая гарантированная занятость обесценивала труд как таковой,
способствовала низкой трудовой дисциплине тем более, что рабо-
чая сила в условиях преобладания экстенсивного экономического
роста практически всегда и повсеместно была в дефиците. Об
этом прозорливо писал еще французский мелкобуржуазный со-
циалист П.Прудон в работе «Философия нищеты», подвергшейся
уничижительной критике со стороны К.Маркса в работе «Нищета
философии». Вот что писал П.Прудон: «Издайте указ, в силу ко-
торого с 1 января 1847 г. всем и каждому гарантировались бы труд
и заработная плата; тотчас же бурное напряжение промышленно-
сти сменится сильнейшим застоем» (цитируется по работе:
К.Маркс. Нищета философии//К.Маркс и Ф.Энгельс. Соч., изд.
второе. — М., Государственное издательство политической лите-
ратуры, 1955. Том 4, с. 162).
В отличие от К.Маркса, В.Ленин, вполне осознавая это, еще в
20-е годы предлагал считать нарушение трудовой дисциплины уго-
ловным преступлением, наказуемым вплоть до тюремного заклю-
чения. К тому же весомый вклад в обесценение труда вносило фак-
тически бесплатное, то есть независимое от личного трудового
вклада, распределение общественно значимых благ и услуг через
общественные фонды потребления.
Как уже отмечалось, необходимость обеспечения всеобщей га-
рантированной занятости порождала необходимость преимущест-
венного роста отраслей первого подразделения относительно вто-
рого, коль скоро именно в этих отраслях создавались средства про-
изводства, за счет которых и формировались дополнительные ра-
бочие места, столь необходимые в условиях преобладания экстен-


69
сивного экономического роста. При таких обстоятельствах преиму-
щественный рост первого подразделения относительно второго
действительно оказался экономическим законом, но не всеобщим -
таковым он никогда не был, а специфическим, порожденным отно-
шениями общенародного присвоения. А потому макроэкономиче-
ская структура, будучи материализацией присущих данной системе
противоречий, планомерно формировалась под воздействием это-
го закона, предопределявшего неизменно приоритетное развитие
отраслей тяжелой промышленности.
Циклическая форма движения воспроизводственного процесса,
будучи всеобщей в условиях машинизации производительных сил,
была отброшена социалистической практикой планирования со
всеми присущими этой форме закономерностями, включая органи-
ческое взаимодействие экстенсивного и интенсивного экономичес-
кого роста в пределах каждого промышленного цикла с вытекающи-
ми отсюда последствиями, важнейшими из которых были нараста-
ющее отставание в области НТП, истощение природных ресурсов,
порождение и последующее углубление экологического кризиса.
Еще одним чрезвычайно важным фактором, предопределявшим
приоритетное развитие отраслей тяжелой промышленности в мак-
роэкономической структуре социалистического общества, явля-
лась необходимость наращивания средств производства как мате-
риального субстрата отношений государственной собственности в
качестве господствующей, как объектов общенародного присвое-
ния, как символа экономической мощи страны и системы.
Существенное значение в формировании макроэкономической
структуры советского общества имели и внешние обстоятельства.
Социализм, возникнув в обход общим закономерностям, предстал
инородным телом в мировом экономическом пространстве, в каче-
стве такового, да еще весьма агрессивного, подлежащим отторже-
нию. Это породило необходимость по существу всеобщей милита-
ризации экономики, которой с самого начала была подчинена ин-
дустриализация. В условиях глобального противостояния антаго-
нистических систем это было совершенно необходимо, что еще бо-
лее усугублялось неизменным стремлением социалистических ли-
деров реализовать идею мировой революции путем ее навязывания
(естественно, слаборазвитым странам). Все эти обстоятельства яви-
лись мощным фактором подчинения преимущественного развития


70
отраслей тяжелой промышленности формированию ВПК на уров-
не мировых стандартов, коль скоро он оказался поставленным в ус-
ловия внешней конкуренции. Под воздействием последней именно
в этом комплексе и сосредоточилось наиболее высокотехнологич-
ное и наукоемкое производство.
Совокупность всех этих внутренних и внешних факторов и обсто-
ятельств явилась причиной, предопределившей формирование край-
не утяжеленной структуры народного хозяйства, с приоритетом от-
раслей первого подразделения, с технологическим лидерством ВПК и
устойчивой технологической отсталостью гражданского комплекса,
с разоренным сельским хозяйством, на которое была возложена
функция донора тяжелой промышленности вплоть до 70-х годов, ко-
гда эта функция перешла к ТЭК, с неразвитой вследствие указанных
ранее причин сферой услуг. Иными словами, сложилась структура, по
определению не способная работать на реализацию так называемой
высшей цели социализма в ее официальной интерпретации.
Такая структура народного хозяйства действительно обеспечи-
вала всеобщую гарантированную занятость, но ценой торможения
НТП. В результате даже по официальным данным к началу 90-х го-
дов в народном хозяйстве СССР ручным трудом было занято более
половины трудоспособного населения. Обеспечение такой занято-
сти, гарантированной к тому же конституцией, фактически и со-
ставляло специфическую цель данной системы экономических от-
ношений. Именно такая цель прямо и непосредственно вытекала
из природы общенародной собственности, исключавшей нетрудо-
вые доходы, являлась экономическим способом ее реализации на-
ряду с формированием общественных фондов потребления. Но тем
самым чрезвычайно ограничивалась реализация той общей законо-
мерности экономического развития, которая состоит во все более
полном удовлетворении общественных потребностей по мере пере-
хода ко все более сложным технологическим укладам. Таким пере-
ходом обеспечивается неуклонный рост производительности об-
щественного труда, что и составляет материальную основу роста
жизненного уровня населения. Теоретическое предположение от-
носительно того, что всеобщий закон повышающейся производи-
тельной силы общественного труда наиболее полно заработает
именно при социализме, коль скоро общенародной собственнос-
тью устраняется эксплуатация труда, каждый трудится на себя и


71
свое общество, а экономика развивается планомерно, оказалось
ошибочным. А потому и не удалось реализовать высшую цель соци-
ализма в ее официальной формулировке.
Противоречия общенародной собственности непосредственно вы-
текают из ее природы. Будучи крайней, высшей формой совместного
присвоения средств производства, и к тому же по существу единствен-
ной и уж во всяком случае безраздельно господствующей, она уже
вследствие масштабов обобществления средств производства создава-
ла ложную видимость бесхозности объектов государственной соб-
ственности. В свою очередь это обстоятельство, с одной стороны, не
создавало стимулов для эффективного использования членами
общества как сособственниками воспринимаемых ими не только не
своими, но просто ничейными объектов, с другой — порождало такое
специфическое явление, как хищение государственной собственнос-
ти, принимавшее все более массовый характер по мере ослабления де-
ятельности карательных органов в связи с разоблачением на XX съез-
де КПСС культа Сталина (естественно, после его смерти). Клептома-
ния приобрела социальный характер. А будучи унаследованной, она
породила едва ли не массовое растаскивание в пределах личных воз-
можностей объектов государственной собственности уже в переход-
ный период. Иными словами, члены социалистического общества в
равной мере не были заинтересованы ни в эффективном использова-
нии средств производства, реально будучи их сособственниками, ни в
повышении эффективности своего труда в качестве работников.
Противоречия социализма наиболее отчетливо на эмпиричес-
ком уровне проявлялись в нарастании массового хронического де-
фицита практически всех товаров. Это было настолько очевидно,
что отрицать его не представлялось возможным. Причин дефицит-
ного характера социалистической экономики было множество. Ос-
новными представляются следующие: преобладание экстенсивно-
го типа социалистического расширенного воспроизводства, огра-
ниченные экстенсивным экономическим ростом возможности по-
вышения производительности труда, слабая мотивация работника
к эффективному труду, низкий уровень эффективности использо-
вания производственных и трудовых ресурсов вследствие противо-
речивости отношений планомерности, нарастающее по мере ос-
лабления деятельности карательных органов хищение государ-
ственной собственности.


72
Следствием дефицита становилось не только снижение качества
готовой продукции, что еще более его усугубляло, но и все большее
распространение фактически уравнительного распределения матери-
альных благ и услуг. Это, в свою очередь, тем более гасило мотивацию
к эффективному труду, углубляя тем самым дефицитный характер
экономики. За нарастающим дефицитом скрывалось падение эффек-
тивности общественного производства, ухудшение соотношения за-
трат и результатов до абсурдного уровня, когда последние нередко
оказывались ниже первых, исчерпание наиболее богатых источников
природных ресурсов, ухудшение экологической ситуации, крайнее
обострение инвестиционного кризиса, а в итоге — возрастающее от-

<< Пред. стр.

стр. 7
(общее количество: 29)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>