<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 11)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>



* Шершеневич Г. Ф. Общая теория права. Т. 1. Вып. 1. М., 1995 (по изданию
1910-1912). С.182. ,
** Покровский И. А. История римского права. 2-е изд. Пг.. 1915. С. 29-33,
87-96, 97-114.
*** ДайсиА. В. Основы государственного права Англии. Введение в изуче-ртие английской конституции / Пер. с англ. 2-е изд. М.: Тип. т-ва И. Д. Сытина, 1907. 671 с.; Дюги Леон. Конституционное право. Общая теория государства / Пер. с фр. М.: Тип. т-ва И. Д. Сытина, 1908. 957 с. и др.
**** Иеринг Р. Цель в праве. Спб., 1881. С. 232.
***** Там же. С. 190.

и наука о нем; государственный правопорядок; международные отношения; систематика наук о государстве и праве*.
Во вступительном очерке к этой книге русский переводчик-исследователь И. Н. Неровецкий писал: "Это был социолог-государственник, монист, верно преданный заветам естествознания и стремившийся поставить государственную науку на позитивную почву"**.
Уделяя главное внимание государствоведению, Гумплович определял государство как "естественно возникшую организацию властвования, предназначенную для охраны определенного правопорядка"*** и критиковал определения государства Велькера (1790-1869), Моля (1799-1875), Аренса (1808-1874), Гербера (1823-1891), Гегеля (1770-1831)и др.
Отметим, что Гумплович еще в 1877 году, говоря о политике, заявлял: "Мы имеем в виду область политики; и не в том смысле, в каком слово это употреблялось у Аристотеля и других греческих писателей;
... Только государственное право может считаться "наукой", политика же является лишь своего рода "тактическим учением", катехизисом правил для жизни и деятельности входящих в состав государств людей"****. Гумплович серьезно критиковал Гольцендорфа, который в 1869 году в Берлине в своей книге "Принципы политики" излагал политику как науку.
Можно представить, как же эволюционировали и переменились наши взгляды с тех пор, если мы сегодня, как правило, считаем политику наукой, а о науке о власти практически почти не говорим. Тем не менее, обращаясь к прошлому отечественной мысли, следует еще раз подчеркнуть, что фактически все сколько-нибудь крупные мыслители России на рубеже XIX-XX веков обращались к проблематике власти, к богатому идейному содержанию и лексикону этой области знания.
А. Н. Бердяев в своей книге "О назначении человека", вышедшей в 1931 году в Париже, задаваясь вопросом о природе власти, писал, что в человеке, по выводам психопатологии, "ослаблены инстинкты его природы, инстинкт половой и инстинкт власти, подавлены и вытеснены цивилизацией, создавшей болезненный конфликт сознания с бессознательным"*****.
Как видим, проблематика власти столь богата, широка, многогранна еще и потому, что ее истоки восходят не только к рациональному в человеке, но и к инстинктивному, не только к продуктам сознания, но и к бессознательному.
Таковы власть и ее природа в мире человека, в мире живого. Это уже само по себе указывает на необходимость для науки прежде всего идти к власти, исходить из осмысления власти, а затем уже выстраивать и политику, и науку о политике, т. е. политологию.
Серьезнейший перелом в постановке и налаживании теоретико-методологических исследований власти был конечно же связан с Октябрем 1917 года. Революция - сначала в теории, а потом и на практике - перенесла смысловые ударения, иначе расставила акценты в науке о власти. Главным в науке стало обращение не собственно к власти, а к


* Гумплович Л. Общее учение о государстве. Спб., 1910. С. Ill-VII.
** Там же. С. XVI.
*** Там же. С. 36.
**** Там же. С. 464, 467.
***** Бердяев Н. А. О назначении человека. М.: Республика, 1993. С. 60.



политике, борьбе за власть, революции, диктатуре пролетариата, Советам, вопросам руководящей и направляющей роли коммунистической партии, а в перспективе - к проблемам отмирания государства, а значит, и собственно государственной власти, перенос в установках на перспективу упора на общественное коммунистическое самоуправление.
Но это особая глава в истории отечественной и мировой кратологической мысли. Задача нашего труда видится в том, чтобы привлечь к этому внимание и высказать несколько исходных идей, побудить к последующей перспективной разработке данной проблематики, проблематики сложной, дискуссионной, но для изучения крайне нужной и не подлежащей дальнейшему откладыванию.
Итак, как же развернул кратологическую проблематику в науке и на практике год 1917-й?
Естественно, что в теоретических установках, а еще более в практических делах миллионов, вершивших Октябрьскую революцию и осуществлявших ее курс в последующий период, сказывались программные установки марксизма, большевистской партии. Главные из них следующие:
а) установление диктатуры пролетариата - с фактическим креном собственно к диктатуре, а не к пролетариату;
б) отказ от мировой практики разделения властей, а отсюда - уход от теории власти, от разделения трех ветвей власти к концентрации, соединению в единых органах Советской власти законодательной и исполнительной властей и отодвигание судебной власти на задний план, непризнание ее властью;
в) провозглашение принципа коллективного руководства - с фактическим игнорированием коллективности, особенно в высших органах;
г) упор на единоначалие не только в армии, но и в других сферах деятельности и введение кратких периодов деятельности комиссаров в армии в условиях массовых репрессий против командных и политических кадров;
д) уход в теории и на практике от собственно властного лексикона в сторону повседневных и постоянных рассуждений о руководящей и направляющей роли коммунистической партии.
Эти ключевые моменты отражены в первую очередь в основополагающих теоретических трудах марксизма XIX века и особенно советских времен - К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина, И. В. Сталина, других руководителей КПСС.
Фактическая реальная власть РКП(б), ВКП(б), КПСС и ее руководителей была беспредельной, но об этой власти (кроме Советской власти) даже в последние годы существования СССР речь не шла.
Вот почему даже такой идеологический центр и законодатель теоретических изысканий, как Институт Маркса-Энгельса-Ленина- Сталина при ЦК ВКП(б) (затем Институт марксизма-ленинизма), в целом обходил собственно властную проблематику в течение десятилетий. Наиболее показательны в этом отношении предметные указатели к сочинениям классиков марксизма-ленинизма.
В 1969 году вышел "Справочный том к Полному собранию сочинений В. И. Ленина". В первую его часть входил предметный указатель, составленный 35 научными сотрудниками. В предисловии к нему отмечалось: "Предметный указатель призван помочь читателям лучше и глубже овладевать идейным богатством ленинского наследия. Он составлен к 55 томам Полного собрания сочинений, включающим около 9000 произведений и документов В. И. Ленина. В указателе имеется несколько тысяч понятий, которые содержат сотни тысяч отсылок к ленинскому тексту... При работе над подготовкой этого издания авторский коллектив взял за основу схему указателя к 4-му изданию Сочинений В. И. Ленина. Однако при этом проведена большая работа по ее улучшению с учетом опыта, накопленного за многие годы работы над изучением ленинского идейного наследия. Значительное увеличение объема работы (в прежнем указателе было расписано 35 томов, включавших 3000 документов и произведений В. И. Ленина) также потребовало нового подхода к составлению схемы. В предметный указатель включены новые важные, актуальные рубрики, которых в прежнем издании не было"*.
Таким образом, в рассматриваемом предисловии подчеркнуто, что в указателе имеется несколько тысяч понятий и что в данный указатель введены новые важные рубрики.
Вправе ли мы ожидать тщательного изучения проблем власти в трудах Ленина? Конечно, вправе. Писал ли Ленин о власти? Да, писал. Указатель свидетельствует, что о диктатуре буржуазии и пролетариата он высказывался тысячи раз, о демократии - множество раз, о бюрократии - около 400 раз**.
Но ведь он говорил и непосредственно о власти, ее разновидностях, и о Советской власти, хотя и меньше, чем о названных выше явлениях и понятиях. Имеется ли в указателе понятие власти? Нет. В указателе нет рубрики "Власть", нет рубрики "Государственная власть", нет рубрики "Советская власть", нет и модного в советскую пору понятия "Политическая власть". И неудивительно, что, кроме "бюрократии" и "демократии", нет вообще никаких других "кратий" (а ведь их в русском языке более полусотни).
Автору данной книги, подготовившему кратологический словарь "Власть", нетрудно назвать до 1000 понятий, прямо связанных со словом "власть", а вот в указателе к главному собранию политических произведений в СССР понятию и явлению "власть" места не нашлось.
Можно ли было в таких условиях ожидать внимания к теории власти, разработки "науки о власти"? Конечно же нет.
То, что это не случайность, подтверждает и второй по значимости источник советских времен - состоящий из трех частей "Предметный указатель ко второму изданию Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса"***. В этом указателе появляются две небольшие рубрики:
"Власть законодательная и исполнительная" и "Государственная власть"****.
Если "власть" как феномен в предметных указателях к произведениям К. Маркса, Ф. Энгельса и В. И. Ленина не пользовалась должным вниманием, да и в самом марксизме-ленинизме ее заслоняла диктатура пролетариата, то разве можно было рассчитывать на глубокую, концептуально продуманную, всестороннюю науку о власти?

* Справочный том к Полному собранию сочинений В. И. Ленина. Ч. 1. М.:
Политиздат, 1969. С. III-IV.
** См. там же. С. 136-143, 125-133, 63-65.
*** Предметный указатель ко второму изданию Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса (1-39 тома). Ч. 1. А-М. М.: Политиздат, 1978. Ч. 2. Н-Я. М.: Политиздат, 1978 (40-50 тома). М.: Политиздат, 1986
**** См. там же. Ч. 1. С. 94, 141; Ч. 2. С. 38, 57-58.

И еще одно обстоятельство надо иметь в виду - это то, что марксизм трактовался как имеющий три источника (немецкая классическая Философия, английская политэкономия и французский утопический социализм) и три составные части (философия, политэкономия и научный коммунизм). Здесь тоже дело не доходило до адекватного феномену власти разговора. И при всей важности хотя бы политэкономии, материального производства, собственности во всех ее видах, рынка вполне можно утверждать, что власть как реальный многоплановый феномен не только стоит в одном ряду с экономикой, но и нередко ею
управляет.
Казалось бы, фантастически выглядит прорыв идей К. Маркса, ф. Энгельса, В. И. Ленина к умам, сознанию и деяниям сотен миллионов людей на всей планете в целом ряде поколений. Но жизнь показывает, что все-таки не за ними закрепляет история роли своих первых лиц.
Или, скажем, не так уж и давно в СССР миллионам людей внушалась мысль о том, что идеи и дела Н. С. Хрущева (в пору его правления), или Л. И. Брежнева (в пору его правления), или М. С. Горбачева (в пору его правления) войдут на века в благодарную память народов. Но прошло совсем немного времени, и каждый из названных руководителей КПСС уже получил свое место на страницах летописи истории.
Науке пришлось пройти через ленинский, сталинский и постсталинский периоды, чтобы наконец-то начать осмысливать явление власти, и прежде всего государственной власти, в России до 1917 года, в Советской России и Советском Союзе.
В России первые обстоятельные работы о сути, особенностях, роли и многообразии форм власти начали появляться после взлета кратологической мысли в конце XIX - начале XX века, потом лишь в конце 80-х годов XX века, а затем уже после 1991 года. Это была пора, когда начинало осмысливаться явление тоталитаризма в годы Советской власти и влияние этой власти на процессы экономической, социальной, политической, духовной и научной жизни.
Здесь можно выделить по крайней мере три группы книг.
I. Первая серьезная попытка осмысления феномена власти в последние годы Советской власти.
Назовем следующие издания: Ф. Бурлацкий, В, Мушинский "Народ и власть" (М., 1986); А. П. Бутенко "Власть народа посредством самого народа" (М., 1988); В. М. Карельский "Власть. Демократия. Перестройка" (М., 1990); С. А. Никольский "Власть и земля" (М., 1990); Ю. Феофанов "Бремя власти" (М., 1990) и др.
II. Первые теоретические труды, посвященные становлению науки о власти.
В их числе: "Философия власти". Под ред. В. В. Ильина (М., 1993);
М. И. Колесникова, В. Ф. Борзунов "Социология власти" (М., 1994);
В. ф. Халипов "Власть. Основы кратологии" (М., 1995); В. И. Ефимов "Власть в России" (М., 1996); В. Ф. Халипов "Введение в науку о власти" (М., 1996); "Россия: власть и выборы" (М., 1996); В. Ф. Халипов "Власть. Кратологический словарь" (М., 1997) и др.
III. Публикации, посвященные осмыслению прошлого власти в СССР, ее проявлениям в разных сферах жизни, в том числе и негативным воздействиям на ключевые области жизни, науки, искусства.
В числе книг такого рода: Е. И. Чазов "Здоровье и власть. Воспоминания "кремлевского врача" (М., 1992); В. Сойфер "Власть и наука. История разгрома генетики в СССР" (М., 1993); А. Богданова "Музыка и власть (постсталинский период)" (М., 1995); Ф. Д. Бобков "КГБ и власть" (М., 1995); "Социология и власть. Документы и материалы. 1953-1968". Под ред. Л. Н. Москвичева (М., 1997) и др.
Есть основания считать, что все такого рода издания убедительно свидетельствуют о становлении в России системы знаний о власти. Это тем более важно, что сам феномен власти рассматривается многопланово, все более полно и доказательно.
К проблемам власти и ее различных проявлений обращаются ученые, деятели литературы и искусства, а также многие лица, оказавшиеся волей судеб на руководящих постах.
Не случайно, например, М. Петрачев в "Независимой газете" 29 ноября 1997 года опубликовал статью "Партия власти в России - это "Союз писателей" с подзаголовком "Страсть к сочинению книг компенсирует профессиональные неудачи политиков всех властей". Автор отмечает, что эту тягу российских политиков к писательскому труду подметил еще на заре века Максим Горький. Троцкому и Тухачевскому писательские откровения стоили жизни. В период застоя предвестниками будущего литературного потока на Олимпе власти стали мемуары Хрущева, Жукова и Брежнева. Затем в литературную нишу ринулась первая когорта оставшихся не у дел прорабов перестройки. Писателями от политики стали: Александр Яковлев, Михаил Горбачев, Егор Лигачев, Валентин Павлов, Вадим Бакатин и многие другие бывшие партийные лидеры. Газета называет и ряд других имен*.
Для нас существенно иное: сегодня и книжный рынок, и библиотеки основательно насыщены литературой о властной практике конца XX века. А если учесть, что весьма значителен и поток литературы этого рода за рубежом, то сейчас как раз подошел тот момент в развитии науки, когда есть все необходимые и достаточные основания для того, чтобы начать развивать поистине новое серьезное и перспективное направление - науку о власти (кратологию). Более того, это не просто одна область знания, это - целая группа областей, целая система наук.
А если ставить вопрос в более широком плане, то не пора ли в гигантском здании современной науки наводить порядок по существу - заново выстраивать систему естественных, технических и общественных наук во всем обилии их областей и отраслей, осмысливать и смело развивать новые области знания, переконструировать существующие, уводить с первых ролей конкретных лиц, как не оправдавших надежд и т. д.? А в нашем случае разве не стоит поставить структуру наук с головы на ноги: власти - свое (первое место), а политике - свое (последующее место)?
Приведем еще и такой современный аргумент. Когда в системе вузовского преподавания в 1991/92 учебном году надо было удержать гуманитарные науки, то свою роль сыграло и оперативное введение преподавания политологии. К сожалению, с течением времени по мере деполитизации жизни и в связи с неумелым преподаванием политологии к ней стал падать интерес, и ныне, согласно данным Центра социологических исследований Госкомвуза, "наибольшее неприятие опрошенных студентов (даже у "чистых" гуманитариев) вызывает курс политологии"**.

* См.: Независимая газета. 1997. 29 нояб. С. 8.
** Высшая школа в зеркале социологии. Вып. 1. Тенденции развития российской высшей школы. Ярославль, 1997. С. 154.

Ученые, проводившие исследования в октябре 1996 года и опросившие в 40 вузах России 2000 студентов, пришли к неутешительному выводу: тот факт, что лишь 35,6% студентов считают для себя полезным изучение политологии, свидетельствует прежде всего "о неспособности коллективов многих кафедр политологии, сформированных из бывших преподавателей истории КПСС и научного коммунизма, полностью освободиться от прежних мировоззренческих и идеологических догм, кардинальным образом переосмыслить происходящие общественно-политические процессы и соответственно перестроить свои учебные курсы"*.
Видимо, сказывается и доставшееся от былых времен излишнее усердие педагогов в ненужных рассуждениях о политике и политизации, в пропаганде надоевшей молодежи сугубо политической проблематики вместо активного привлечения внимания к вопросам государственной жизни и государственной власти, к сугубо конституционной проблематике и необходимости введения жизни не в так называемое политическое русло, а в русло конституционное, государственное. Именно такой подход отвечает установкам нынешнего законодательства на пребывание вне политики широкого круга государственных служащих (в том числе военнослужащих).
Подведем итоги анализа, проведенного в данной главе.
Власть в ее различных видах и формах с давних пор, со времен возникновения на заре цивилизации представлений о жизни человека и общества, пользуется все возрастающим вниманием. К ее осмыслению и истолкованию обращались многие выдающиеся умы человечества и многие правители разных времен и народов.
К нашим дням накоплен достаточный материал для обдуманного, квалифицированного, нацеленного на перспективу построения системы знаний о власти, точнее - системы наук о власти. Такова главная цель этой книги. Теперь мы приступаем непосредственно к систематизации знаний, относящихся к сфере власти.



* Высшая школа в зеркале социологии. Вып. 1. Тенденции развития российской высшей школы. С. 154-155.



Глава III
СОДЕРЖАНИЕ КРАТОЛОГИИ И ВОЗМОЖНОСТЬ ЕЕ СИСТЕМНОГО ОСМЫСЛЕНИЯ И ПОСТРОЕНИЯ
Кратология имеет дело с властью, многообразием ее явлений, ее законами, с чрезвычайно сложной, своеобразной и часто очень динамичной и напряженной властной деятельностью. Перед кратологией необъятный мир - власть во всех ее видах, формах и проявлениях и во всех слагаемых этой области знания и деятельности.
Определившись в общем принципиальном плане по главному вопросу о необходимости формирования, конституирования науки о власти как одной из важнейших современных гуманитарных наук и выяснив суть интернационального названия такой науки - кратологии, следует с теоретико-методологических позиций более основательно и всесторонне обрисовать и оценить рассматриваемую науку.
Мы не можем не видеть необходимости поистине универсального подхода к власти - подхода всеохватывающего, интегрального, комплексного, системного. Более того, в связи с исключительным богатством содержания и многообразием проявлений такого феномена, как власть, надлежит поставить и рассмотреть вопрос о целой совокупности, целом комплексе, обширной семье наук о власти и системе этих наук. И лишь дав исходное общее решение этого вопроса, мы получим право посвятить очередные главы монографии анализу и освещению органично связанных друг с другом относительно самостоятельных областей и отраслей знаний о власти, составляющих единый общий комплекс, общую систему наук о власти - кратологию.
Именно такой подход и позволит не собирать эту науку по кусочкам, не увлекаться пестрой мозаикой отрывочных сведений из отдельных наук, а добротно и как бы заново, с позиций нашего времени строить единое общее здание кратологии и достойно размещать его рядом с правом, историей, социологией, философией, экономикой, политологией, культурологией, психологией в едином ансамбле необходимых и полезных людям наук.

1. Предмет и объект кратологии, ее цели, задачи, функции и методы
Самое главное, с чего, собственно, и начинается любая из наук, - это определение и уяснение ею своего собственного предмета и объекта. Речь идет об определении той конкретной сферы объективной реальности, с которой имеет дело данная наука, и уяснении той группы явлений и закономерностей окружающего мира, изучению которых она посвящает свои усилия, оправдывая тем самым свое существование.
Если сказать в нескольких словах, объект кратологии - власть, прежде всего государственная власть, и другие ее многочисленные и разнообразные виды, сферы и проявления. Говоря иначе, феномен власти во всем ее разнообразии - это и есть собственно объект кратологии, ее многочисленных отраслей и областей.
Ее предмет - основные явления, принципы и закономерности этой области реального мира. По более строгим оценкам и подходам таким предметом должны были бы стать объективные закономерности собственно власти, властной деятельности. И хотя в жизни они реально существуют, но во многом еще не до конца познаны и сформулированы. Более того, сфера власти содержит такую массу субъективных моментов, привходящих факторов, что на данной стадии развития кратологии можно не увлекаться проблематикой сугубо закономерных процессов в сфере власти (и властей разного рода и предназначения).
Как же можно определить кратологию?
Кратко говоря, это - наука о власти. Если же дать развернутое определение, то это - одна из важнейших социальных наук - учение о власти, о закономерностях ее происхождения, функционирования и развития, о типах и видах власти и их специфике, ее субъектах, объектах, источниках и носителях, о целях, функциях, системах, структурах, механизмах, нормах и принципах, о сути и особенностях разделения властей, взаимодействия власти с другими сферами жизни и властей разного рода между собой, а также с зарубежными властями.
Кратология должна рассматриваться как целостная система знаний, включающая в первом приближении общую кратологию, историю власти, философию власти, теоретическую, практическую, прикладную и сравнительную кратологии, социологию власти, логику власти, педагогику и психологию власти, этику власти, специальные кратологии, а всего - более семидесяти областей и отраслей знания.
Русскоязычный аналог понятия "Кратология" - властеведение.
Комплексному анализу всей этой совокупности, семьи наук, знаний, пока еще только становящихся реальной системой, будет посвящено все последующее содержание данной книги.
Если сейчас мы говорили о кратологии в целом, о ее предмете и объекте, то по мере конкретизации ее составляющих речь пойдет и о том, что в каждой соответствующей отрасли и области кратологии правомерно формулировать и уточнять ее собственный предмет и объект. И это будет означать не распыление научных усилий, а, напротив, их наращивание в целях обогащения, расширения круга и объема знаний во имя комплексного, всестороннего охвата проблематики власти. Ведь именно так мы поступаем применительно к областям и отраслям права, исторической науки, социологии, политологии, выделяя десятки областей их знаний. И хотя Кратология (наука о власти) еще только встает перед нами во весь свой рост, с ней с самого же начала надлежит обращаться с уважением, учитывать ее достойный статус и несомненный паритет во всей большой семье гуманитарных знаний.
Есть и еще одно существенное обстоятельство. Поскольку данная монография не преследует цели исчерпать весь обширный круг проблем и весь объем задач, встающих в пору формирования кратологии, мы не будем конкретизировать многие частные вопросы. Это будет кому сделать в нужное время. Но похоже, что оно пока не пришло.
Сегодня же, на наш взгляд, к целому ряду актуальных проблем кpaтологии надо лишь безотлагательно привлечь внимание, о некоторых хотя бы упомянуть и пригласить к более глубокому размышлению в последующем. Короче говоря, на данном этапе необходимо обозначить, наметить назревшую проблематику и тематику. -
В отличие от других наук - политологии, социологии, культурологии, уже обретающих в российской действительности прочную почву под ногами, кратология во многом еще только оформляется. Для нее очень важно и полезно воспользоваться опытом других наук. Наличие развивающейся мировой и российской системы гуманитарных наук - главнейшее условие и залог расцвета собственно кратологической проблематики.
Лишь на базе осмысленных научно достоверных (а не надуманных, утопических) знаний об обществе, на основе правильной методологии анализа и прогнозирования путей и вариантов его развития сможет в полный голос заговорить и сама кратология. Преодоление отставания социальной теории от осмысления действительного состояния общества, его глубинных тенденций, нынешних болезненных процессов и завтрашних перспектив очень важно и для кратологии, и для образующих ее систему разнообразных отраслей знания.
Сегодня кратология, практически делающая свои первые шаги, особо нуждается во внимании, поддержке и ученых, и властных структур, и средств массовой информации. Нуждается она и в использовании возможностей современной информатики.
Объектом внимания и забот самой кратологии, средством обогащения ее интеллектуального содержания являются разнообразные идеи, теории власти, учения о власти, т. е. учения мыслителей разных веков и народов по вопросам власти. Они порой небезуспешно пытались разгадать тайну и раскрыть сущность такого фундаментального явления, как власть, выявить ее принципы и законы, обобщить ее опыт, найти пути ее совершенствования, продления сроков господства, общения с массами, а при возможности и привлечения их на свою сторону (Платон, Аристотель, Макиавелли, Гоббс, Локк, Монтескье, К. Маркс, М. Вебер, В. Парсонс, Б. Н. Чичерин, Б. А. Кистяковский, и многие другие). В этой совокупности идей интересны властные идеалы как прошлого, так и современные, т. е. комплексы высших целей и устремлений, провозглашаемых властью, а также система представлений у граждан о тех достоинствах, которые они хотели бы видеть у власти и властителей, прежде всего у наиболее близко стоящих к ним органов власти.
В общей характеристике кратологии, как и любой другой из наук, существенно важны не только ее объект, предмет, но и ее цели, задачи, особенности, функции, методы, категории. К их характеристике мы и переходим.
Целями (задачами) кратологии являются те ее мысленные предвосхищения результатов деятельности и установки на достижение таких результатов, которые предопределяют исследовательские, прогностические, практические усилия и преследуют необходимость найти оптимальные решения возникающих проблем применительно ко всему разнообразию условий - исторических, социальных, персональных и т. д.
Среди таких целей отметим:
- выяснение сути, природы, состава (комплекса) властей и возможностей их использования;
- определение подлинных (и закулисных) действующих субъектов, _объектов (их замыслов, расчетов, взаимосвязей), их силы, мощи, влия-ни1, возможностей эффективного воздействия на реальную среду, людей и сложившуюся обстановку;
- установление принципов, закономерностей, отслеживание (мониторинг) тенденций развития конкретных явлений, сил, процессов, ДВИжений, их вероятных трансформаций, эволюции, стадий и финалов;
- изучение меры, степени, масштабов воздействия внутренних и внешних факторов на происходящие преобразования, возможности перемен и их направленности;
- трезвая, непредвзятая оценка истинного состояния власти и науки о ней, наличной информации, учет возможных и имеющихся здесь парой ошибок, просчетов, отклонений, подлогов, неблаговидных деяний и замыслов, ибо власть - это сфера активной деятельности и нередко жестокой борьбы.
Что касается особенностей властей, властителей и наук о власти, то и конкретным лицам, и этим наукам, и их представителям должны быть присущи профессионализм, масштабность взглядов, широкий кругозор, строгость и объективность оценок, богатство содержания исследований и точность выводов; необходимо взаимодействие теории и практики, умение отразить подлинные, коренные, глубинные процессы властной деятельности и научно их истолковать, иными словами - получать информацию, накапливать и анализировать ее, правильно пользоваться ею. Это требует независимости поисков и суждений ученых от своекорыстных интересов тех или иных властей или властителей. Отсутствие такой независимости веками оказывалось камнем преткновения в учениях о власти, и лишь все большая демократизация жизни общества постепенно снимает препятствия на пути утверждения научных взглядов нa власть.
В нашу эпоху растущей интернационализации связей и отношений государств и народов кратология и сама призвана обретать своего рода интернациональный характер, обобщать, анализировать и осмысливать опыт различных государств и народов, пользоваться их идеями и предлагать им новые идеи и знания. Как ни хороши национальные кухни (французская, китайская, японская и т. д.), "кухни власти" у разных народов должны все больше иметь общего и сходного, правда, без диктаторских "приправ".
У кратологии и кратологов, при всех трудностях нашего времени, именно в пору нарастающих международных связей, деятельности ООН, ее специализированных организаций и множества разного рода неправительственных организаций чрезвычайно широкое поле для исследования, популяризации идей и взглядов, выработки современного демократического кратологического мышления.
В числе функций кратологии можно назвать очевидные - познавательная, информационная, регулятивная, прогностическая, а также обучающая и воспитывающая, - которые нет необходимости характеризовать в деталях.
Кратология зачастую пользуется теми же методами, что и другие социальные (общественные) науки: сбор информации, наблюдение, анализ документов, анкетные опросы, интервьюирование, экспресс-опросы, эксклюзивные интервью, аналитические исследования, прогностические разработки, поиски в архивах и т. д. Другое дело, если речь _идет не о науке о власти, а собственно о самой власти. Здесь можно не отказать себе в удовольствии заявить: сколько существует npaвителей, столько у них и методов. Во всяком случае, властная практика, несомненно, намного более пестра и интересна своими проявлениями, чем более "скучная" властная теория. Достаточно вспомнить фигуры Александра Македонского, Цезаря, Петра I, Наполеона.
Наконец, кратология имеет и обширный понятийный, категориальный аппарат. Отметим прежде всего общность многих ее понятий с понятиями таких гуманитарных наук, как философия, право, политология, социология. Разумеется, до выделения кратологии как самостоятельной науки многие из ключевых ее понятий были широко распространены и фигурировали в качестве понятий философских, политологических и правоведческих наук. Это прежде всего сама власть, ее разного рода модификации и проявления. Такого рода практика будет иметь место и впредь.
Но если всерьез создавать кратологию, то, конечно, необходим и процесс отбора, накопления, классификации соответствующего категориального аппарата. В этом случае уже можно толковать категории теории власти (кратологии) как те основные научные понятия, которые на деле выражают наиболее общие свойства и связи явлений и процессов в сфере власти и общественно-политической жизни (они подробно характеризуются в данной книге),
Это, в свою очередь, позволяет поставить вопрос о кратологическом тезаурусе по аналогии с другими областями знания*. О чем здесь идет речь? Кратологический тезаурус - это словарь, в котором максимально полно представлены слова того или иного языка, охватывающие сферу власти, с обстоятельным перечнем примеров их употребления. По нашей оценке, в области кратологии (в ее различных отраслях и областях) правомерно выделять около 5000 понятий, терминов, категорий, устойчивых словосочетаний, которыми прежде всего описывается многогранная и многовековая властная практика.
И очень важны теперь энергичнейшая работа в сфере теории власти, создание и реализация новых наработок, преодоление отстраненности людей от власти, налаживание союза власти и общества.
А практически первостепенная проблема - упорядочение, систематизация знаний о власти.

2. Общая система наук о власти и проблемы их классификации
В этом параграфе мы переходим к общей отправной, исходной и принципиальной характеристике совокупности тех знаний наук о власти (семьи этих наук, их комплекса), которые уже можно обоснованно выделить с учетом прошлого опыта учений о власти, примера других областей знания, а также суммы современных представлений о власти и властителях.
Можно отправиться от того, что сегодня еще продолжается процесс становления научных знаний о власти. Поэтому в буквальном, строгом смысле уверенно, безоговорочно говорить о сложившейся системе наук

* См., напр.: Русско-английский тезаурус коммерческой лексики / Сост.:
Басманов В. С., Лутис С. А. М.: ПАИМС, 1991.

о власти, может быть, и преждевременно. Однако, учитывая перспективы, будущее, все-таки целесообразно уже сейчас наметить, очертить такую о систему наук и предложить характеристику ее составляющих. Сегодня для России это имеет не просто познавательное значение, но во многом может оказаться полезным в деле подготовки кадров для органе в государственной власти, государственной службы и целенаправленной кратологической подготовки населения,
Начиная изложение научных представлений по интересующей нас проблеме, сразу же отметим, что, несмотря на внешнюю близость понятий "система власти" и "система наук о власти", различия их глубоки и принципиальны. Если понятие "система власти" дает представление об ее строении, структуре, элементах, действующих субъектах и объектах и г. д., что составляет предмет специального рассмотрения, то понятие "система наук о власти" относится лишь к сфере собственно теоретических представлений о власти.
Система наук о власти - это и есть, по существу, упорядоченная, классифицированная характеристика всего многообразия видов и форм властей, включающая выделение, построение разнообразных наук о власти, их подразделение на соответствующие отрасли (подотрасли, области), выявление их взаимосвязей, взаимозависимости и способности наиболее полно, в известном смысле исчерпывающе, всесторонне осветить изучаемый массив знания.
Фактически сегодня кратология уже и есть такой массив знания. Она сама может предстать как общая сумма, целостный комплекс образующих ее кратологии другого порядка, меньшего уровня и масштаба. А собственно теорию, науку об этой совокупности представлений, знаний о комплексе областей, отраслей, несущих конкретные знания о власти, мы полагаем возможным и обоснованным назвать общей кратологией.
Конечно, назревшая задача упорядочения всей системы кратологических знаний требует серьезного внимания исследователей к проблемам анализа, сопоставления, классификации разнообразных доктрин и концепций власти, учений о власти, теорий власти. Требуют немалых усилий (не только национальных, но и международных) и язык, лексикон, глоссарии власти, словари и энциклопедии власти, да и сами монографии, посвященные этой области знания.
Приводя в порядок интересующие нас знания, нужно учесть, что объективно здесь может быть использовано несколько разных подходов, и определить, на каком из них следует остановиться.
Такого рода систематизацию разнообразных областей знаний о власти можно вести:
во-первых, в зависимости от основных сфер жизни общества (например, экономическая, социальная, государственная, духовная, военная власть и т. д.);
во-вторых, в связи с основными этапами, эпохами жизни человечества и конкретных стран и устройством соответствующих им властей от Древнейших времен до наших дней;
в-третьих, с учетом своеобразия, особенностей современного устройства власти в различных государствах, на разных континентах, принимая во внимание национальные, исторические и другие особенности;
в-четвертых, в зависимости от выделения конкретных социальных институтов, объектов, в которых имеют место проявления власти (национальная, военная, партийная, церковная, семейная, школьная власть и т. д.).
Несомненно, все это важно учитывать. И тем не менее необходимо прежде всего выделение собственно государственной власти, как правило, регулируемой ныне конституциями государств, и всесторонний ее анализ на основе обширного опыта других наук и оправдавших себя приемов упорядочения и классификации научных знаний.
Объективно, к сфере кратологии - науки (и наук) о власти ближе всего сфера права, правоведения и в значительной мере политологии; У этих наук разветвленная и упорядоченная структура и богатейший мировой и отечественный опыт.
Система права вырабатывалась постепенно, последовательно обретая новые знания, обогащаясь новыми областями и отраслями, учитывая национальные (государственные) и межгосударственные особенности. Широко известно, что на мировую практику наложило неизгладимый отпечаток римское право, т. е. система рабовладельческого права Древнего Рима*. Оно включало частное право и публичное право**. Римское право явилось классическим правом общества, основанного на частной собственности, и было заимствовано многими государствами. Отметим также, что много поучительного, своеобразного и заимствованного другими государствами в гражданском праве Франции, Англии, Швейцарии, США, ФРГ.
В кратологии полезно принимать в расчет и зарубежный опыт, и отечественный. В России еще в 30-40-е годы XIX века в связи с работой над кодификацией действовавшего права впервые сложились основные отрасли права: государственное, гражданское, административное, уголовное, процессуальное***. Со времен декабристов, особенно со второй половины XIX века и тем более в пору деятельности партии кадетов (конституционных демократов), в России при императорской власти все большее распространение получают идеи конституционного права.
В настоящее время система права Российской Федерации, по оценке ряда авторов, включает одиннадцать отраслей: государственное право, административное, финансовое, земельное, гражданское, трудовое, природоохранительное, семейное, уголовное, уголовно-процессуальное и гражданское процессуальное право****. При этом каждая из этих отраслей охватывает целую группу областей права и представляет несомненный интерес для кратологии, так как прямо или косвенно затрагивает интересы, позиции и практику властей различных видов и уровней.
Особенно тесно с кратологией связана ведущая отрасль - государственное право. Оно закрепляет основы общественного строя и политики Российской Федерации, основные права, свободы и обязанности граждан, национально-государственное устройство, избирательную систему, порядок создания и компетенцию федеральных органов государственной власти и управления и субъектов Федерации, а также органов местного самоуправления. Нормы государственного права сформулированы


* См.: Покровский И. А. История римского права. 2-е изд. Пг., 1915.
** См.: Тихомиров Ю. А. Публичное право: Учебник. М.: Изд-во ВЕК, 1995. С. 1-2.
*** См.: Исаев И. А. История государства и права России. Курс лекций. М.:
Изд-во БЕК, 1993. С. 160.
**** См.: Общая теория права: Учебное пособие для юридических вузов/ Под ред. А. С. Пиголкина. М.: Манускрипт, 1994. С. 199.



"В Конституции Российской Федерации (РФ), в конституциях республик в составе РФ и в ряде других актов.
Важно отметить и роль административного права, регулирующего отношения, складывающиеся в процессе государственного управления*.
(Наконец, все большее значение приобретает сегодня конституционное право, непосредственно связанное с кратологией и фактически все чаще идущее на смену государственному праву.
В первую очередь обратим здесь внимание на первый том учебника "Конституционное (государственное) право зарубежных стран", вышедший под редакцией профессора Б. А. Страшуна**. Это был первый в России учебник по конституционному праву на опыте демократических государств, излагавший основы этой дисциплины, не прибегая к марксистской идеологии.
Внимательного изучения достоин и учебник Е. И. Козловой и О. Е. Кутафина "Конституционное право Российской Федерации"***, изданный в 1995 году. Здесь впервые системно и полно изложен курс конституционного права Российской Федерации. Авторы удачно пользуются историко-правовым и сравнительным методами, внимательно прослеживают этапы становления современной российской государственности и государственной власти, ее закрепление в Основном Законе, проводят его сравнение с дореволюционными конституционными актами и советскими конституциями, показывают новации в современном конституционном строительстве. В книге содержатся и критические замечания в адрес ряда положений ныне действующей Конституции, обусловленные переходным периодом в жизни России.
Из последних изданий заслуживает внимания учебное пособие "Иностранное конституционное право*' под редакцией профессора В. В. Маклакова****. В книге рассматриваются конституционное право и политические институты 15 государств: США, Великобритании, Франции, Германии, Италии, Испании, Швейцарии, Японии, Индии, Индонезии, Бразилии, КНР, Польши, Венгрии и Болгарии. Авторами внимательно учтены как изменения в законодательстве этих стран, так и новые подходы к изучению и восприятию конституционного права этих государств в России.
Для тех, кто глубоко интересуется проблематикой кратологии и конституционного (государственного) права, большой интерес представляет книга "Федеральное конституционное право России", дающая наиболее полное представление об объеме и структуре современного конституционного права России. В данной книге наряду с Конституцией Российской Федерации опубликованы и такие источники, как федеральные конституционные законы, договоры между Федерацией и ее субъектами о разграничении предметов ведения и полномочий, постановления Конституционного Суда Российской Федерации*****.

* См.: А. Б. Агапов. Федеральное административное право России. Курс лекций. М.: Юристъ, 1997. _м ** Конституционное (государственное) право зарубежных стран: Учебник:
В 4 т. М.: Изд-во БЕК, 1993. Т. 1.
*** Козлова Е. И., Кутафий, О. Е. Конституционное право Российской Федерации: Учебник. М.: Юристъ, 1995.
**** Иностранное конституционное право. М.: Юристъ, 1996.
***** Федеральное конституционное право России. Основные источники по состоянию на 15 сентября 1996 года / Сост. и авт. вступ. статьи профессор Б. А. Страшун. М.: Изд-во НОРМА, 1996.


Предваряя указанную публикацию, Б. А. Страшун отмечает, (что Конституция "...представляет собой основной источник, можно Оказать - сердцевину конституционного права и вообще всего права России. Однако складывающееся в нашей стране конституционное право в силу исторических причин обрело более сложную систему источников, чем та, которая питала в свое время советское государственное право. Конституционные по своему содержанию и значению нормы российского федерального права находятся сегодня в составе не только самой Конституции Российской Федерации, но также в федеральных конституционных законах и договорах между Российской Федерацией и ее субъектами о разграничении или взаимном делегировании предметов ведения и полномочий. К этому следует присовокупить и решения Конституционного Суда Российской Федерации, в которых содержится общеобязательное толкование норм Конституции Российской Федерации. Все эти положения имеют более высокую юридическую силу, чем федеральные законы, не говоря уже о законодательстве субъектов Российской Федерации, и это необходимо иметь в виду при работе с текущим законодательством"*.
Наконец, привлечем внимание к обстоятельному учебнику М. В. Баглая "Конституционное право Российской Федерации"**.
После этого важного для кратологии экскурса в сферу конституционного права вернемся к существенному для логики и содержания нашего анализа вопросу о систематизации собственно научных и практических знаний в правоведении.
Для теории и практики кратологии представляет интерес уже само решение юридической мыслью проблем систематизации отраслей права. Так, С. С. Алексеев, характеризуя систему права и указывая на важность общей классификации отраслей права, отмечает необходимость выделения в ней трех основных звеньев:
- профилирующие, базовые отрасли, охватывающие главные правовые режимы: конституционное право, затем три материальные отрасли - гражданское, административное, уголовное право, соответствующие им три процессуальные отрасли - гражданское процессуальное, административно-процессуальное, уголовно-процессуальное право;
- специальные отрасли, где правовые режимы модифицированы, приспособлены к особым сферам жизни общества: трудовое право, земельное право, финансовое право, право социального обеспечения, семейное право, исправительно-трудовое право;
- комплексные отрасли, для которых характерно соединение разнородных институтов профилирующих и специальных отраслей: хозяйственное право, сельскохозяйственное право, природоохранительное право, экономическое право, торговое право, право прокурорского надзора, морское право.
Помимо этого, общее "сквозное" значение, охватывающее все три указанных звена отраслей, имеют публичное право и частное право. К частному праву относятся гражданское право и семейное право, к публичному

* Федеральное конституционное право России. Основные источники по состоянию на 15 сентября 1996 года. С. V.
** См.: Баглай М. В. Конституционное право Российской Федерации. М., 1998. 752с.


- административное, уголовное, финансовое право и право прокурорского надзора*.
Следует отметить, что если Россия обходится примерно этим перечнем, то в международной практике перечень отраслей и областей права более широк и многообразен. Это в значительной мере связано с признанием и наличием частной собственности.
Существуют отличия в таких системах права, как американская, английская, германская и т. д. В целом в мировой практике автору известно более 110 отраслей и областей права, хотя даже специалист права обычно может назвать лишь 30-40.
В подходах к систематизации знаний о власти, конечно, не следует ограничиваться лишь опытом и примером правовой науки. Отметим, как разнообразны и как выстраиваются знания в области политологии, социологии, истории и других наук.
В политологии, например, речь идет о теоретической и практической политологии, сравнительной политологии, военной политологии, социологии политики, философии политики, этике политики и
др.**.
В исторической науке наряду со всеобщей историей и историософией существует, естественно, и история России, а также история средневековья, нового и новейшего времени и т. д.
Весьма многогранными предстают педагогика и психология.
Многие десятки областей и отраслей знания (в целом их насчитывается до 250) включает социологическая наука.
Именно все это и дает возможность в такой сложной, многогранной и важной сфере, как наука о власти, ставить и решать вопросы масштабно, комплексно, с позиций всего современного знания. Если не вдаваться в детали осмысления информации, необходимой для создания системы наук о власти, а предложить уже сложившийся вариант, то его развернутая характеристика может быть изложена следующим образом:
1) фундаментальные, базовые (основополагающие, исходные, профилирующие) отрасли и области кратологии;
2) специальные (специализированные, частные) отрасли и области кратологии;
3) комплексные (смешанные, междисциплинарные, своего рода межведомственные) отрасли и области кратологии.


* См.: Алексеев С. С. Государство и право. Начальный курс. М.: Юрид. лит., 1993. С. 85-86.
** В России с 1990 года появляются и книги такого рода: Матвеев Р. Ф. Теоретическая и практическая политология. М.: РОССПЭН, 1993; Иванов В. Политическая психология. М.: Филос. об-во СССР, 1990; Бакштановский В. И., Согомонов Ю. В. Введение в политическую этику. М.; Тюмень: Филос. об-во СССР, 1990; Д,оган М., ПелассиД. Сравнительная политическая социология / Пер. с англ. М.: Соц.-полит, журн., 1994; Голосов Г. В. Сравнительная политология: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. Новосибирск: Изд-во Новосиб. ун-1'а, 1995; Дилигенский Г. Г. Социально-политическая психология. М.: Наука, 1994; Цыганков П. А. Политическая социология международных отношений. М-: Радикс, 1994; Политическая история России. Хрестоматия: В 2 ч. / Сост. В. И. Коваленко, А. Н. Медушевский, Е. Н. Мошелков. М.: АО "Аспект Пресс", 1995.

Далее мы опишем их в самом общем плане, ибо подробно они будут охарактеризованы в последующих главах.
К фундаментальным, базовым отраслям в первую очередь следует отнести общую кратологию, теоретическую кратологию, практическую кратологию и сравнительную кратологию. В числе фундаментальных отраслей можно назвать также историю власти и философию власти. Особо выделим общую кратологию, которая должна обрисовывать целостную картину властей в человеческом обществе и предлагать рациональные подходы к их систематизации, распределению и последующему анализу. Следует оговорить также особое место и возможности сравнительной кратологии, призванной с учетом конкретных характеристик сопоставлять и систематизировать богатейший властный опыт человеческого сообщества, делая возможным извлечение из него уроков и выводов для использования новыми поколениями людей.
Специальные отрасли и области кратологии объединяют и систематизируют обширный массив знаний о власти и сопровождающих их данных, который фиксирует информацию о власти (и властях) на конкретных, нередко сугубо специализированных или профилированных, властных участках. К ним можно отнести: академическую, эмпирическую, прикладную, экспериментальную, описательную, партийную, военную кратологию, частные кратологии и даже кратологию оппозиционных движений (у них есть свои взгляды на власти), а также кратологию церковную.
Наконец, весьма широк в этом перечне блок комплексных (междисциплинарных) отраслей (областей) кратологии, о которых будет идти речь: история власти, социология власти, психология власти, философия власти, логика власти, этика власти, эстетика власти, анатомия власти, алгебра власти, физика власти, экология власти и т. д. В этих комплексных науках о власти, разумеется, потребуется группировка областей знания по соответствующим основаниям.
На наш взгляд, такого рода систематизация кратологического знания должна быть ориентирована на человека, исходить из своеобразия человеческой натуры и общества. В числе используемых блоков знаний правомерно выделить следующие группы:
- гуманитарно-познавательные области знаний о власти: история власти, философия власти, социология власти, азбука власти, аксиология власти, морфология власти и др.;
- естественно-научные области знаний о власти: алгебра власти, арифметика власти, геометрия власти, география власти, физика власти и др.;
- биологические области знаний о власти: анатомия власти, психология власти, физиология власти и др.;
- технико-технологические области знаний о власти: технология власти, техника власти, информатика власти и др.
А теперь приведем систематизированный перечень отраслей и областей кратологических знаний (наук о власти). Будем исходить из того, что время формирует все новые и новые виды власти в человеческом обществе и вместе с тем создает предпосылки и условия для оформления и развития соответствующих областей знаний (наук) о власти.
В данном перечне автор оговаривает участие конкретных ученых в формировании системы знаний о власти и факты первых (насколько удалось установить) случаев упоминания в печати о соответствующих областях знания.

Наука о власти (Аристотель, IV в. до н. э.) Кратология Властеведение Властезнание

1. Базовые (фундаментальные, основополагающие) области кратологии
Общая (всеобщая) кратология Теоретическая кратология Практическая кратология Сравнительная кратология


Азбука власти Философия власти (В. В. Ильин, 1993) История власти (кратологии)
2. Специальные (частные, конкретные) области кратологии (предлагаемые автором)

Законодательная
Исполнительная
Судебная
Контрольная
Глобальная
Международная
Универсальная
Национальная
Муниципальная
Академическая
Аналитическая
Системная
Компаративная
Прикладная
Эмпирическая
Экспериментальная
Прогностическая
Структурная
Функциональная
Вспомогательная
Нормативная
Описательная
Элементарная
Формальная
Экономическая
Социальная
Военная
Оппозиционной деятельности
Церковной деятельности
Статистическая
3. Комплексные (междисциплинарные, смешанные) области кратологии

Акмеология власти
Аксиология власти
Алгебра власти
Анатомия власти (Дж. Гэл-брейт,1984)
Арифметика власти
Археология власти (М. Фуко, ';к 1969)
Генеалогия власти (В. А. Подорога, 1989)
География власти
Геометрия власти
Имиджелогия власти
Информатика власти
Искусство власти
Культурология власти
Логика власти (В. В. Ильин, 1993)

Микрофизика власти (В. А. Подорога, 1989)
Морфология власти
Онтология власти (В. В. Мшвениерадзе, 1989)
Педагогика власти
Психоанализ власти (Н. С. Автономова, 1989)
Психология власти (Р. В. Сэмп-сон,1965)
Социология власти (С. А. Котляревский, 1909)
Технология власти
Топография власти (В. В. Ильин, 1993)
Топология власти (В. И. Кравченко, 1989)
Физика власти (Ю. М. Батурин,
1993) Физиология власти (В. Д. Тополянский,1996)
Феноменология власти (Л. Г. Ионин, 1989)
Филология власти Экология власти Экономика власти Эстетика власти Этика власти

4. Области наук о власти, нуждающиеся в осмыслении и осознании необходимости и возможностей их применения (предлагаемые автором)

а) Метакратология
Мегакратология
Макрократология
Мезократология
Микрократология
Протократология
Поликратология
Паракратология
б) Кратоведение
Кратогнозия
Кратография
Кратодинамика
Кратократия (А. Фурсов, 1991)
Кратолингвистика
Кратометрия
Кратономия
Кратософия
Кратостатистика
Кратоэтика
Банкократология
Бюрократология
Геократология
Геронтократология
Демократология
Инфократология
Медиократология
Ноократология
Охлократология
Партократология
Плутократология
Сайенсократология
Социократология
Теократология
Технократология
Феминократология
Элитократология
Этатократология
Этнократология
Этократология
Юнократология
Юрократология


Разумеется, время откорректирует данный перечень и откроет новые возможности выделения новых областей знаний о власти и непосредственно властной деятельности.
В заключение речь пойдет о разнообразных учениях, доктринах, концепциях, ставящих властеустройство в центр внимания (макиавеллизм, марксизм, национализм, фашизм и т. д.), и о многообразии типов, видов, форм власти. Это - серьезная кратологическая проблема, которая всегда влекла к себе исследователей, но часто и упускалась из поля зрения*.
О каких явлениях можно говорить в этой связи? Назовем хотя бы некоторые из них.
Автократизм - своеобразная исторически распространенная система взглядов и форма правления, при которой одному лицу принадлежит верховная, неограниченная власть, используемая им в соответствии со своими субъективными представлениями, интересами и прихотями.

* См., напр.: Джилис М. Лицо тоталитаризма / Пер. с сербо-хорват. М.: Новости, 1992; Арон Р. Демократия и тоталитаризм / Пер. с фр. М.: Текст, 1993;
БелоусовЛ. С. Муссолини: диктатура и демагогия. М.: Машиностроение, 1993;
Самойлов Э. В. Общая теория фашизма. Кн. 1, 2, 3. Калуга: СЭЛС, 1993.

Это нередко ведет к серьезным злоупотреблениям властью и в целом несовместимо с демократизмом и гуманизмом. Такова власть диктаторов, тиранов, шахов, императоров, царей да и некоторых генсеков.
Авторитаризм - антидемократическая совокупность воззрений и система государственной власти, присущая наиболее реакционным режимам. Как правило, эта система власти включает элементы и признаки личной диктатуры, а в своих крайних проявлениях тяготеет к абсолютной диктатуре.
Абсолютизм - неограниченная абсолютная монархия, самодержавная власть; форма государства, при которой монарху принадлежит неограниченная верховная власть, исключающая участие народа в законодательстве и контроле за исполнительной властью. Своего расцвета абсолютизм достиг в странах Западной Европы в XVII-XVIII веках. В России царь в XVI-XVII веках правил вместе с боярской думой, а в XVIII - начале XX века существовала абсолютная монархия. Абсолютизмом можно считать и комплекс взглядов, отстаивающих указанную
форму власти.
Бюрократизм - система казенно-формального мышления, действия и управления, ведения важных государственных и общественных дел, когда из-за чисто чиновничьего отношения лиц и учреждений к делу главные интересы людей ущемляются, а само дело страдает. Это и нередко встречающиеся на местах и даже в органах власти проявления канцелярщины, волокиты, формализма в ущерб интересам физических и юридических лиц, тех или иных учреждений и даже общества в целом.
Демократизм - признание и осуществление демократии; важный принцип властеиспользования в интересах, с участием и под контролем народа; простота, общительность в отношениях.
Тоталитаризм - одна из систем власти авторитарного государства, отличающаяся всеобщим и полным контролем над всеми сторонами жизни общества и граждан, фактической ликвидацией конституционных прав и свобод, репрессиями против оппозиции и инакомыслящих. Это также и система взглядов, оправдывающих тоталитарную деятельность (в том числе этатизм, авторитаризм) властей.
Этатизм - направление общественной мысли, рассматривающее государство как высший результат и цель общественного развития; политика активного участия (вмешательства) государства в сфере экономики, экономической жизни.
Заслуживают здесь упоминания и технократизм, и партократизм, и

либерализм, и консерватизм, и радикализм.
К данной области явлений и понятий, связанных с властью, ее природой и использованием, относятся и появившиеся еще в Древнем Риме представления о диктатуре, прошедшие через толщу веков и во множестве случаев подтвержденные и дополненные жизнью.
Приведенная выше совокупность рассуждений позволяет сказать, что в целом уже сейчас имеется сложившаяся система знаний, характеризующих структуру науки о власти. Эту область знаний мы и называем общей кратологией.
Таким образом, в настоящее время понятно, что именно, а также как можно и нужно сделать для того, чтобы формировать кратологию, строить звенья системы знаний о власти, каковы должны быть в ней основы, элементы, связи и переходы, как проясняются проблемы ее развития; понятно, наконец, какие проблемы могут встать перед наукой о власти в будущем.
Вывод состоит в том, что кратология - это не только наука сама по себе, но и система наук. Это - обширная система наук, тесно, органично связанных между собой и изучающих власть во всех ее видах и проявлениях, на всех уровнях и стадиях ее развития, во всех аспектах ее связей с другими основными общественными явлениями, структурами и социальными институтами.
В центре кратологии стоят человек и власть. Прежде всего это область интересов базовых отраслей кратологии, особенно общей кратологии. С них мы и начнем конкретную характеристику системы наук о власти, всей совокупности знаний, областей и отраслей кратологии, долгое время не пользовавшихся должным вниманием и выпадавших из поля зрения теории и практики.
Однако есть еще один важный теоретический вопрос, который относится к проблематике всех областей и отраслей науки о власти и который необходимо рассмотреть до их конкретного анализа и учитывать применительно к любому виду власти.

3. Необходимость учета в кратологии эволюции и состояния разных форм, типов и видов власти

Любая власть, и особенно власть государственная, не остается неизменной и не пребывает в одной лишь стадии расцвета. Она представляет собой развивающееся, меняющееся явление. Поэтому важно видеть власть в ее динамике, в ее движении от истоков до эпилога, уметь сравнивать ее этапы, циклы, состояния. Это и позволяет ставить вопрос о кратогенезе властей и властных структур, их эволюции. Кратогенез - это индивидуальное развитие конкретного вида, типа власти, охватывающее все ее изменения начиная с момента возникновения (формирования, образования) и до окончания существования (естественного конца или разгрома, краха).
В условиях обилия властей различных типов, видов и разновидностей данный анализ носит преимущественно методологический характер. Он призван в любой области кратологии показывать власть как процесс, в ее эволюции, раскрывать модификации конкретной власти, охарактеризовывать жизненный цикл и состояния данной власти. Поэтому здесь основное внимание будет уделено категориальному аппарату, умелое владение которым открывает возможности для непредвзятой сравнительной оценки властных реалий, влияния и перспектив той или иной власти, прогнозирования ее грядущих судеб, предвидения вероятного будущего самих обладателей власти и учета влияния этих лиц, событий и перемен на судьбы народов и государств.
Эволюция власти - это процесс постепенного непрерывного развития власти, накопления потребности в ее изменениях и их осуществления, процесс спокойного (или лихорадочного) приведения структур власти и содержания ее деятельности в соответствие с меняющейся действительностью. Сама по себе эволюция власти не предполагает ни коренных поворотов в судьбах власти, ни ее крупных преобразований, ни ее ликвидации. Однако этого могут потребовать новая обстановка, качественные изменения в самом обществе, которое в таком случае не останавливается не только перед радикальным реформированием власти, но и перед ее сменой.
Именно демократические механизмы выборности, обновляемости, сменяемости властей, выработанные опытом человечества, являются гарантией против грубых революционных потрясений и катаклизмов в общественно-политической жизни. Крайне необходимо, чтобы такие механизмы работали четко и безотказно. Но происходит это весьма сложно, трудно и с нередкими сбоями. Сказываются и частая неопытность, и амбициозная самоуверенность претендентов на власть, а главное - масса столкновений, жестоких схваток, беспощадных расчетов на этом многовековом поле брани. Все это надо видеть и учитывать, делать из этого выводы, извлекать уроки.
Характеризуя более или менее продолжительные отрезки времени существования той или иной власти, ее эволюции, можно говорить об эпохе, эре, истории, а также о фазах, стадиях, ступенях развития власти. В истории власти и в сравнительной кратологии могут применяться разные подходы и основания при выделении и характеристике конкретных эпох, стадий и ступеней эволюции власти. Чаще всего они связаны с конкретными властвующими лицами, их целями, расчетами, программами, устремлениями, с ходом реализации их курсов, установок.
На процесс эволюции власти кладет неизгладимый отпечаток прежде всего сам динамизм власти, ее активность, инициатива, предприимчивость, настойчивость, диктуемые множеством мотивов, или же, напротив, адинамизм, пассивность, бестолковость, всегда вызывающие скольжение вниз, к упадку. Богатая на факты история полна имен и примеров таких лиц, павших, не справившихся с властью, но они и забываются быстрее других.
Такова по сути трансформация власти - ключевые превращения в структуре, системе, содержании и даже сущности. В последнем случае это уже переход от старой власти к новой.
Любители громких слов и радикальных потрясений часто говорят о эволюциях. Но Россия, как справедливо отмечается, свою норму по эволюциям выполнила, вверх дном жизнь соотечественников перевернула уже не единожды. Гораздо предпочтительнее поэтому эволюционная преемственность власти - переход власти из одних рук в другие по мере необходимости, в порядке преемства, в определенной последовательности, с определенной процедурой; передача власти от предшественников к преемникам (единомышленникам, наследникам).
в' К разновидности эволюции можно отнести и модернизацию власти В|- обновление, совершенствование власти, ее структур и механизмов, Превращение их в более современные, отвечающие новым требованиям, запросам, технико-технологическим и информационным возможностям. Здесь для России много нового открывают политический маркетинг, менеджеризм, компьютеризация, информатика.
Сказанное, конечно, не исчерпывает эволюционных вариаций, заслуживающих специального анализа и сравнений. Назовем еще некоторые.
Мутации власти - те или иные изменения, возникающие и закрепляющиеся в организации власти в разных странах при одном типе (виде) власти. Они формируют исторически индивидуальный, по-своему неповторимый облик власти и властителей, обогащают их элементами Новизны.
Болезни власти - образное осмысление патологических процессов в механизмах функционирования власти; расстройство дел в регионе или государстве, нарушение нормального хода общественных процессов, потеря необходимой управляемости. Затяжные хронические болезни власти ставят под вопрос существование данной дефектной системы, структуры власти и, в частности, целесообразность нахождения у власти тех или иных лиц и партий. В роли "лекаря", судьи все чаще выступают граждане, как правило, объединенные в определенные партии, союзы, организации.
Деградация власти - постепенное ухудшение деятельности и положения власти, снижение ее результатов, утрата положительных качеств. ,
Деформации власти - негативные изменения в системе, структуре, механизмах власти, полномочиях властных органов.
Чаще всего они проявляются в дестабилизации власти - процессах и результатах происходящего разрушения существующей власти. Их можно оценивать в целом как дестабилизацию политической жизни. В более широком историческом контексте - это процесс, вызванный кризисом, банкротством, распадом властных структур, безвластием, ведущим к разрушению экономики, противоречивым и конфликтным явлениям во всех сферах жизни общества, к игнорированию конституции и других законов, а также указов и постановлений государственной власти. Такого рода дестабилизация крайне негативно отражается на силовых структурах, на состоянии армии, органов государственной безопасности и внутренних дел, суда и прокуратуры, а также традиционных политических институтов.
Жизненные интересы страны, коренные потребности ее развития требуют преодоления дестабилизации власти, преодоления безвластия, снижения уровня политической и социальной напряженности, разрешения основных конфликтов между различными политическими силами, обеспечения тесного взаимодействия законодательной, исполнительной и судебной властей, а также центра и мест и главное - достижения взаимопонимания властей и населения. Углубляющаяся дестабилизация ведет к негативным качественным изменениям власти, ее перерождению, дегенерации, утрате ею прежнего облика, ценных свойств, ее вырождению и краху.
Фаза власти - момент, определенная ступень, стадия в развитии власти, в ее эволюции, подъеме или на стадии упадка. Фаза власти исследуется или оценивается в интересах всестороннего осмысления динамики власти, ее сильных и слабых сторон, в целях стабилизации и укрепления власти, а с позиций оппозиционных сил - в целях ее ослабления, устранения и собственного вхождения во власть.
Стадия власти - один из периодов в процессе развития (эволюции) власти, имеющий ряд отличительных черт и признаков (например, подъем, расцвет или упадок власти).
Ступень власти - образное осмысление силы и проявлений власти:
1) место данной власти, ее органов в общей структуре, занимаемый ею властный "этаж"; 2) этап в развитии власти; 3) степень, уровень власти и возможностей ее проявлений в общей системе власти.
Богатая политическая лексика, кратологический словарь и прежде всего красочный язык публицистики рождают хотя и не строго научные, но выразительные образы, понятия. В их числе "сто дней" - начальный отрезок властной деятельности президентов в США и ряде других стран или иных лиц, по которому уже делаются более или менее обоснованные выводы о начале чьего-либо правления и даются прогнозы. Россия, в свою очередь, в связи с властной практикой знавала и пятилетки, и семилетки, и другие периоды, отрезки времени. Если их связывают с какой-либо перспективой, то обычно замахиваются на сроки более длительные. Дело в том, что в таком случае или все забудется, или проверять уже будет некому, или спросить будет не с кого. Так было, например, с перспективой построения в СССР основ коммунистического общества в 1960-1980 годах.
<• Эпилог власти - эволюционный (или революционный) финал, венчающий ход событий, последняя часть, заключительный акт, развязка драмы конкретной власти. Такого рода эпилог может охватывать спокойный (мирный) переход власти в другие руки, к другим силам в цивилизованных демократических условиях, а может и разворачиваться в обстановке ожесточенного противоборства. Он требует знания методики сравнительной кратологии и внимательного учета расстановки сил, здравой оценки их возможностей, последствий различных форм противостояния и борьбы, осмысления и использования исторического опыта, принятия в расчет конкретной международной обстановки.
С эволюцией, динамикой власти связаны многие явления, о которых надо знать.
Виды на власть - это расчеты на приход к власти, на ее использование и преобразования, обычно характерные для сил, организаций, находящихся в оппозиции или даже в теневых структурах в рамках уже пришедшей к власти организации (партии). Такие виды на власть нередко объявляются, провозглашаются в заявлениях, платформах, программах, декларациях и т. д.
Тесно связаны с этим притязания на власть: стремление получить власть (прийти к власти), предъявление своих прав на власть; стремление добиться своего влияния, авторитета, власти без достаточных оснований на такое признание.
Практику реализации этих притязаний именуют борьбой за власть. Это напряженная, конфликтная степень противостояния и противодействия социальных сил и организаций в вопросах отношения к власти, понимания ее роли, призвания, задач и возможностей. Эта борьба преследует взаимоисключающие цели обладания властью и ее использования в своих интересах каждой из противоборствующих сторон. Она может вестись в различных масштабах (международных, внутригосударственных, в рамках регионов, объединений, учреждений и т. п.) и с применением разнообразных средств, методов, с привлечением тех или иных союзников. Последствия борьбы за власть по большей части являются разрушительными, ведущими к ухудшению социально-экономического положения страны и жизни ее граждан.
Разумеется, лучший способ выхода из противостояния - поиск компромиссов, согласия, путей примирения, переход к взаимным уступкам и прекращение противоборства. Но на практике очень часто бывает иначе. Борьба разрешается или отстаиванием существующей власти, или выходом на авансцену политики и власти новых лиц, сил, движений, наций, классов, сословий и даже государств.
Приход к власти - достижение власти (овладение ею) в результате каких-либо заявлений, решений, выборов, действий. Он завершается процедурой официального объявления и оформления этого факта.
За период своего реального существования власть проходит последовательную череду периодов, этапов, состояний.
Состояние власти - положение, в котором находится власть (власти) в ходе своего развития. Состояния власти, ее этапы могут оцениваться по разным основаниям: по силе воздействия, могуществу, опыту, длительности существования и т. д. Наиболее характерные состояния:
возникновение, подъем, расцвет, застой, нисхождение, упадок, крах, возрождение. Для самой власти наиболее значимо состояние наивысшего влияния, опирающегося на накопленный опыт, понимание людей и их поддержку.
В рамках названных состояний возможна детализация явлений и соответствующих понятий. Перечислим характерные из них: формирование, образование, восхождение, закрепление, упрочение, консолидация, стабилизация власти, а также кризис, загнивание, распад, разлом, падение власти и т. д. Эти ступени показывают активность и направленность действий людей, личностей, вождей, масс, партий, сил, движений, короче говоря, самого человека - субъекта и объекта и власти, и истории, творца или разрушителя.
Конкретным стадиям, состояниям власти соответствуют и ее определенные качественные и количественные характеристики.
На стадии расцвета власть выступает как законная, твердая, надежная, умная, сильная, эффективная, справедливая, устойчивая, уверенная, повелевающая, организующая, управляющая, воспитующая, торжествующая, контролирующая, уважаемая, а если надо, то и негодующая, строгая, взыскательная, словом - активно действующая.
На стадии упадка это власть стареющая, дряхлеющая, хилая, слабая, ленивая, безынициативная, ненадежная, удручающая, нередко проклинаемая, как правило, уже и битая, и глупая, и мнимая, уходящая в небытие.
На стадии перерождения, извращения - власть напуганная, трусливая, лживая, позорная, ненужная, а в чем-то и преступная.

<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 11)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>