<< Пред. стр.

стр. 6
(общее количество: 11)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>


* См.: 50/50: Опыт словаря нового мышления / Под общ. ред. М. Ферро и Ю. Афанасьева. М.: Прогресс, 1989. С. 368-369.
** См.: Буллок А. Гитлер и Сталин: Жизнь и власть: Сравнительное жизнеописание: В 2 т. / Пер. с англ. Смоленск: Русич, 1994.
*** См.: Ефимов В. И. Система государственной власти. М.: Универсум, 1994. С. 141

системы государственной власти, разграничении предметов ведения и полномочий между субъектами федерации.
В рамках сравнительной кратологии отметим, что президентство в структуре власти впервые введено в России в июне 1990 года.
Следует, однако, иметь в виду, что это лишь на первый взгляд глубочайшая и радикальнейшая новация во властной практике в нашей стране. Например, созданное еще в марте 1917 года, вскоре после краха царизма, Юридическое совещание разработало в сентябре - начале октября ряд важных проектов конституционных законов. По одному из них - "Об организации Исполнительной власти при Учредительном собрании" - предполагалось, что это собрание должно избрать в России временного президента республики, который стал бы главой государства и главой правительства. Однако эти и другие проекты создания сильной исполнительной власти оказались не реализованы*.
Президентство в целом как явление мировой практики** влечет за собой во властной сфере обширную совокупность многих властных институтов и большой круг понятий. Назовем некоторые из них.
Президентская республика - одна из форм государственного устройства в мировой практике с сильной президентской властью и правом президента формировать правительство.
Президентский совет - рабочий орган при президенте, решающий применительно к условиям той или иной страны вопросы выработки рекомендаций и мер по реализации внутренней и внешней политики, обеспечению национальной безопасности и т. д.
Президентское правление - временно вводимое президентом правление в интересах соблюдения прав граждан в тех или иных местностях при объявлении чрезвычайного положения или в других случаях, предусмотренных конституцией, законом. При этом полномочия соответствующих органов государственной власти и управления приостанавливаются.
Следующее часто рассматриваемое в сравнительной кратологии ключевое звено власти - парламент (англ. parliament, нем. Parlament, фр. parlement, от parler - говорить) - общенациональное представительное учреждение государства, осуществляющее законодательные функции. Это выборный высший законодательный орган. В большинстве стран он состоит из двух палат. В Великобритании он называется парламентом, в США - конгрессом, в Швеции - риксдагом и т. д. В Англии в средние века парламент представлял собой сословно-предста-вительное учреждение, возникшее в XIII веке; во Франции до революции XVIII века - высшее судебное учреждение.
Парламентаризм - это система организации и функционирования верховной государственной власти, характеризующейся разделением законодательных и исполнительных функций при привилегированном положении парламента. Парламентаризмом именуют также теорию и практику деятельности парламента. В мировой практике встречается и парламентарная монархия - тип государственного устройства, при котором в стране наряду с монархом (с его формальными функциями главы государства) существует и действует парламент.

* См.: Исаев И. А. История государства и права России. Курс лекций. М.:
Изд-во БЕК, 1993. С. 245.
** Из 183 стран, входивших в ООН в 1993 году, 130 имели пост президента.


Для России важнейшее значение имеет ее парламент - Федеральное Собрание - представительный и законодательный орган Российской Федерации, состоящий из двух палат - Совета Федерации и Государственной Думы - и являющийся постоянно действующим органом.
Следует еще раз отметить, что в мировой практике (и исторической, и современной) названий (и функций) парламентов и их палат обширное множество.
Конвент (от лат. conventus - собрание, сходка) - 1) высший законодательный и исполнительный орган Первой французской республики (1792-1795); 2) в некоторых странах часть названия политических партий, организаций.
Кортесы (исп. cortes) - 1) сословно-представительные собрания в Испании и Португалии (в XII-XIV веках); 2) в Испании (до 1977) - парламент.
Лагтинг (норв. lagting) - верхняя палата норвежского парламента - стортинга (нижняя - одельстинг).
Ландрат (нем. Landrat) - 1) в ФРГ глава местного управления; 2) в некоторых кантонах Швейцарии название законодательного органа; 3) в прошлом в России советник от дворян того или иного уезда при губернаторе.
Меджлис - название парламента или одной из его палат в Иране и Турции.
Сейм (польск. Sejm; англ. seim) - название парламента в некоторых государствах (например, в Польше).
Сенат (англ. senate; от лат. senatu.s; от senex - старший, старец) - 1) в Древнем Риме республиканского периода - верховный орган власти; 2) в России в 1711-1917 годах - правительствующий Сенат, высший государственный орган, подчиненный императору. Учрежден Петром I как высший орган по делам законодательства и государственного управления. С первой половины XIX века - высший судебный орган, который осуществлял надзор за деятельностью государственных учреждений и чиновников. Согласно судебным уставам 1864 года - высшая кассационная инстанция; 3) название верхней палаты парламента в ряде государств (США, Италия и др.); иногда - наименование органа городского управления.
А дальше - рейхстаг и бундестаг, кнессет, коккай (в Японии), палата общин, скупщина, хурал и т. д.
Теперь мы подошли к правительству (англ. Government). Это высший исполнительный и распорядительный орган государственной власти в стране. Правительства (совет министров, кабинет министров и т. д.) также весьма многообразны в разных странах.
Конституция Российской Федерации (статьи 110-117) характеризует место, роль, порядок назначения Правительства РФ, его полномочия и деятельность.
К властной сфере часто относят и партии (от лат. pars, partis - часть, группа). Партия - это политическая организация той или иной части населения, сословия, класса, выражающая и защищающая его интересы и стремящаяся направлять его действия. Партии создаются, как правило, с целью прихода к государственной власти или участия во власти. В связи с этим выделяют партии правящие и оппозиционные. Распространено и наименование "правительственная партия" - партия, члены которой возглавляют правительство или входят в него.

По целям, профаммам, содержанию деятельности, социальной базе различают множество партий. Общее число партий в отдельно взятых странах может составлять десятки. Таким образом, сфера власти, ее структура находятся в числе первопричин многопартийности.
Многопартийность - одновременное существование и деятельность двух или нескольких политических партий в одной стране. На крутых поворотах истории в России существовали многие десятки партий: в 1917 году- более 70, в 1994 году - 56, а ныне - более 100. Как правило, спектр видов их взаимодействия весьма широк - от противоборства или игнорирования друг друга до различных совместных акций.
В этом круге рассуждений нельзя обойти еще одну тему, которая не только в кратологии заслуживает специальных (теоретических, практических, сравнительных, прикладных, функциональных и даже планетарных) исследований. Речь идет о крепнущих, обретающих новые масштабы теневых структурах. Это те самые организации, партии, лица, вновь созданные структуры, которые до поры до времени остаются в тени, предпочитают держаться за кулисами и воплощать в жизнь свои замыслы, не привлекая особого внимания, ожидая своего часа. О широком распространении такой практики говорит и растущее число все более внушительных явлений и обусловленных ими понятий: теневая власть, теневая политика, теневое правительство, теневой кабинет, теневой премьер, теневой министр и т. д. Впору уже и сравнительно-теневую кратологию создавать.
Если рассматривать властную структуру, вертикаль власти в полном объеме, в общем разрезе государства, то, конечно, нельзя ограничиваться вершиной пирамиды власти, которую обычно показывают энциклопедические справочники, посвященные отдельным странам и современному миру в целом*. Только к Олимпу вся власть в конечном счете не сводится. Поэтому в столь многоэтажной постройке нельзя обходить вниманием ни один уровень, ни один этаж и даже, так сказать, ни одно межэтажное перекрытие. Здесь раздолье для сравнений и сопоставлений.
В завершение экскурса в этот раздел сравнительной кратологии отметим особое значение ряда ключевых исследовательских моментов.
Прежде всего, это уроки власти как нечто весьма поучительное в деятельности власти, из чего можно и нужно делать беспристрастные, объективные полезные выводы (как позитивного, так и негативного характера) на будущее и для данной, и для других властей.
Далее, это традиции власти. Их составляют подлежащие особому вниманию и сравнению обычаи, установившиеся порядки, унаследованные от прошлого, оберегаемые и хранимые данной властью, изучаемые ею и используемые для поддержания преемственности и стабильности власти.
Нередко обоснованно говорят о самых разнообразных традициях:
государственных, общественных, монархических, демократических, политических, национальных, военных, производственных, правовых, культурных, педагогических, вузовских, школьных, семейных, религиозных и даже революционных и т. д. Но если в каждом такого рода случае внимательно подумать, то очень часто за этими традициями вполне

* См., напр.: Весь мир (Энциклопедический справочник). Минск: Литератрау-139
отчетливо можно увидеть, уловить и воздействие, и влияние, и интересы конкретных властей того или иного рода.
Обратим внимание и на обычаи власти как общепринятые порядки, традиционно установившиеся правила общественного поведения властей, реализации проводимого ими курса, общения представителей власти с населением и между собой. Конечно же их надо и изучать, и сравнивать, и отшлифовывать, а кое-что и отбраковывать.
Пожалуй, наиболее интересны в сравнительной кратологии, как, впрочем, и в теоретической и практической кратологии, тайны власти, многочисленные, разнообразные и нередко уникальные, неповторимые и особенно впечатляющие в их сопоставлении, сравнении. Ими полна история любых государств, и, видимо, особенно выделяется своими тайнами наша отечественная власть разных веков и эпох.
Не случайно именно повествованиями о власти и ее тайнах выделяются труды российских историков Н. М. Карамзина (1766-1826), В. О. Ключевского (1841-1911), С. М. Соловьева (1820-1879). Вот почему составители сборника "Тайна власти", представляющего впечатляющие отрывки из трудов этих историков и других авторов, обращаются к читателю со следующими словами:
"В чем тайна власти? В чем ее притягательность? Почему ради власти люди жертвуют всем - честью, свободой, добрым именем, детьми, жизнью?
История свидетельствует: каждый, кто рвался к трону, искал своего:
один - богатства, другой - почестей, третий - права вершить судьбы людей, четвертый стремился изменить мир... И почти все они вели борьбу за власть - борьбу не на жизнь, а на смерть"*. В этой борьбе множество тайных, малопонятных, труднообъяснимых страниц. Сказанное относится ко всем видам власти, особенно к власти противозаконной.
Наконец, интересны и многочисленны загадки власти.
Это, во-первых, непонятные, труднообъяснимые, таинственные ощущения, возникающие нередко у граждан (в том числе у ряда ученых и исследователей) от общения со своими властями, органами власти и властвующими лицами.
Во-вторых, это труднопонятные и нелегкие для объяснения ощущения, рождающиеся от общения со своими согражданами, соотечественниками у самих представителей властей всех уровней, возникающие из непонятных "тайн" поведения граждан.
В-третьих, это нелегкое объяснение и поиск ответов в самом человеке, который, как известно из мифологии, был сутью загадки легендарного Сфинкса.
Дело в конце концов даже не в самом правящем режиме, а в человеке - в сложности, неисчерпаемости и противоречивости его натуры:
в его стремлении, с одной стороны, к удовольствиям власти, к повелеванию себе подобными, а с другой стороны - в его нежелании подчиняться властям, в трудностях его обуздания, "оцивилизовывания" за счет воспитания, образования и культуры.
И несомненно, что наиболее поучительны и загадочны сами властители. Что же представляют собой властвующие персоны?
Фактически, реально власть приводят в движение, придают ей энергию, делают ее активной, эффективной, деятельной так называемые

*Тайна власти. Харьков: Фортуна-Пресс: РИП "Оригинал", 1997. С. 3. 140

первые лица - монархи и президенты на самом верху, а порой и фигуры рангом, ступенью пониже на других этажах власти (часто это местные властители и феодалы), способные не очень уж уступать первовластителям по влиянию на сограждан или подданных. А рядом нередко находится очень влиятельное окружение (сановники, элита, "команда", придворные и т. д.)*. Все эти фигуры и соответствующие им понятия и термины сложились объективно и существуют как факты жизни.
И наука, если она хочет быть честной, объективной, беспристрастной, обходить эти лица не должна. Ее долг - выявлять их роли, понимать их функции, задачи, предназначение, сравнивать и сопоставлять их, классифицировать, предлагать свои оценки, суждения и рекомендации. Вместе с тем она должна быть готовой к тому, что ее выводами и суждениями могут и не захотеть воспользоваться и, более того, могут поставить ученым и науке в вину их оценки.
Первых лиц, ключевых фигур, властвующих персон действительно много. Другое дело, что всех их назвать, перечислить, классифицировать все еще трудно. Но они всегда, во все времена и, пожалуй, особенно в канун XXI века вызывают общий интерес. Не случайно во введении к книге "Монархи Европы" доктор исторических наук С. П. Пожарская пишет: "В последнее время отмечается интерес к судьбам европейских династий, как ныне царствующих, так и покинувших историческую сцену. Это связано, видимо, с желанием по-новому осмыслить прошлое, понять, что двигало историю, какие силы определяли ее развитие. ...Династия - это монархи, связанные между собой общим происхождением, сменяющие друг друга на троне по праву родства и наследования... Сами истоки и эволюцию европейской цивилизации трудно постичь без учета той роли, которую сыграли монархии в ее истории"**.
Для нынешних поколений россиян постижение отечественной и мировой истории с учетом подлинной роли династий, монархов, императоров, царей, генсеков, а теперь и президентов - дело в общем новое, а главное, необъятное. Можно лишь упомянуть, что общее число существующих в кратологической лексике названий, относящихся к первым лицам и более или менее используемых и в научных трактатах на русском языке, и в обыденной речи, - свыше 150. И это не считая тех, что уже ушли в прошлое как устаревшие и даже в словарь В. Даля не всегда включались, а также тех, что принято относить к так называемой табуированной (непечатной) лексике. Кроме того, здесь по соседству массивы понятий, особенно из восточных языков, которые к одним лишь микадо или шах-ин-шах не сводятся. А еще есть и обилие титулов из сферы многочисленных африканских родоплеменных наименований.
* См., напр.: Монархи Европы: судьбы династий / Ред.-сост. Н. В. Попов. М.: Республика, 1996; Чулков Г. И. Императоры. Психологические портреты. М.: Моск. рабочий, 1991; Ноймайр А. Диктаторы в зеркале медицины. Наполеон. Гитлер. Сталин. Ростов н/Д: Феникс, 1997; Бурлацкий Ф. М. Вожди и советники. О Хрущеве, Андропове и не только о них... М.: Политиздат, 1990; Чернев А.-Д. 229 кремлевских вождей. Политбюро, Оргбюро, Секретариат ЦК Коммунистической партии в лицах и цифрах: Справочник. М., 1996; Пчелов Е. В., Чумаков В. Т Правители России от Юрия Долгорукого до наших дней. М.: Сполохи, 1997.
** Монархи Европы: судьбы династий. С. 3.


Действительно, велик и многообразен мир властителей, находящихся на вершине власти со всей непредсказуемостью своих мыслей, решений, действий. Историк Н. Я. Эйдельман отмечал: "История владеет пестрым и жутким набором самовластных деспотов: Хеопс, Навуходоносор, Калигула, Нерон, Цинь Ши-Хуанди, Тимур. По основным "параметрам" они были сходны с тысячами других самодержцев и выделялись из их среды, оставались печальной памятью иногда ввиду особого зверства, но чаще из-за какой-то странной, особенной черты, сохраненной сагами, преданиями. Таков был, например, египетский тиран Хаким из династии Фатимидов (996- 1021), перевернувший жизнь страны, приказавший женщинам никогда не выходить на улицу, днем всем подданным спать, ночью - бодрствовать; и так в течение четверти века, пока имярек не сел на осла, не объявил правоверным, что они не достойны такого правителя, и уехал, исчез (после чего попал в святые, от которого ведет свое начало известная мусульманская секта друзов)"*.
Разумеется, во все времена во всех странах трудно было подданному или гражданину остаться вне поля зрения властей, действий властителей и их окружения. Правда, не до каждого доходила рука правителя, не каждого миловала или щадила, карала или казнила. Но уж если судьба простого или не всегда простого человека оказывалась на пути, перед очами повелителя, след оставался на века. Примеров этому множество. Сошлемся лишь на А. С. Пушкина. В стихотворении "Моя родословная" (1830) он писал:
Упрямства дух нам всем подгадил:
В родню свою неукротим,
С Петром мой пращур не поладил
И был за то повешен им.
Его пример будь нам наукой:
Не любит споров властелин**.
Итак, что же являют собой правители, властители, вожди, лидеры в мире человеческой жизни, во властной деятельности? Где здесь область интересов сравнительной кратологии? Это - анализ нескончаемого перечня и череды властителей, проникновение в суть их замыслов и дел, их сопоставление, а также оценка и сравнение результатов и последствий их правления.
Для нас интересна судьба собственной страны с ее многочисленными властителями, императорами и вождями.
Выделим лишь Дом Романовых. Это - царствовавшая в России в течение 300 лет (1613-1917) династия Романовых, включавшая не только всех царей и императоров, но и широкий круг их родственников. Наиболее обстоятельным и высококвалифицированным современным изданием в этой области можно считать книгу "Дом Романовых" (авторы-

* См.: В борьбе за власть: Страницы политической истории России XVIII в. М.: Мысль, 1988. С. 355.
** Пушкин А. С. Полн. собр. соч.: В 10 т. М., 1957. Т. III. С. 209. При жизни Пушкина стихотворение не печаталось. Имеется в виду Федор Пушкин, казненный в 1697 году за участие в заговоре Циклера (см. там же, с. 513-514).


составители П. X. Гребельский и А. Б. Мирвис; оформление А. В. Малафеева; фотограф Н. И. Сюльгин. Спб., 1992).
В книге помещены в хронологическом порядке материалы по истории Дома Романовых, начиная с боярина Андрея Ивановича Кобылы (1347) и до наших дней, и родственных им домов, как происходящих от общего предка, так и породнившихся с ними посредством браков (Английского, Датского, Шведского и др.). Приведены сведения о жизни и деятельности всех царей и императоров из Дома Романовых (18 человек) и членов их семьи: жен, детей, внуков, правнуков, а также сведения по истории родственных им дворянских фамилий с биографическими данными наиболее выдающихся представителей этих фамилий.
Властителей, правителей всегда во все времена было множество на нашей планете. На страницах истории осталось огромнейшее число имен и фамилий, хотя попасть в ее анналы и войти в сознание потомков всегда было трудно, особенно когда книгопечатание еще только на ноги становилось, а компьютерных банков информации даже и в фантазиях не было. Конечно, сейчас стало получше. Теперь о сколько-нибудь заметной персоне кто-то рано или поздно напишет и расскажет, с теми или иными предшественниками и современниками персону эту сравнит.
На Западе такого рода практика существует давно. Достаточно назвать издания типа "Who's who" - "Кто есть кто". Стараясь не уступать дальнему зарубежью, и у нас в стране недавно заговорили на эту тему*.
Как бы там ни было, вершина пирамиды власти обретает свой неповторимо индивидуальный облик. Это позволяет составлять вполне сопоставимую предметную картину деятельности власти в лице ее ключевых фигур, определяющих направление властного процесса и судьбы власти.
Мы уже упоминали об обилии властных персон с огромным перечнем их титулов и наименований. Поскольку весь такой перечень сформулировать практически невозможно, а его типология затруднена и поныне, ограничимся у истоков современной сравнительной кратологии перечислением лишь некоторых титулов и образных названий влиятельных фигур. Полная же их систематизация должна стать дальнейшим шагом в развитии кратологии.
Автократ (от греч. autocrates - самовластный) - самовластитель, самодержец, неограниченный единоличный правитель с необъятной . верховной властью (буквально, как говорил А. С. Пушкин, "самовластительный злодей").
Бей, бек (в тюркских языках - властитель, господин) - титул родоплеменной и феодальной знати в странах Ближнего и Среднего Востока.
Венценосец - государь, монарх, носитель венца, драгоценного головного убора, короны как символа власти монарха.
Вождь - от глагола водить (предводительствовать, управлять), отсюда и вожак, и вожатый, и вождь: 1) общепризнанный идейный, политический.


* Кто есть кто в мировой политике / Ред. кол.: Л. П. Кравченко (отв. ред.) (др. М.: Политиздат, 1990; Кто есть кто в России и ближнем зарубежье: Справочник. М., 1993; Кто есть кто в России: Справочное издание. М.: Олимп: ЗАО 1зд-во ЭКСМО-Пресс, 1997.


руководитель; 2) в старину: военачальник, предводитель. В. И. Даль писал даже о "вожде начальнике" как старшем вожде. Ныне понятие "вождь" иногда употребляется в негативном, осуждающем смысле для характеристики жесткого или обанкротившегося правителя. Такая практика ведет начало со времен разоблачения культа личности Сталина.
Генсек, или персек (генеральный, или первый секретарь), или председатель, или сопредседатель партии особенно влиятелен, если сама партия является правящей, а в стране она единственная.
Государь- 1) в Древней Руси и царской России наименование князя-правителя, царя; 2) в дореволюционной практике - любой светский владыка, верховный глава страны, владетельная особа: император, царь, король, владетельный герцог или князь. Государями называли всех членов царской семьи.
Градоначальник - в России XIX века: начальник с правами губернатора, управлявший градоначальством - городом, который был наряду с губернией особой административной единицей (по В. Далю, градо-блюститель, градодержатель, градодержец, градоуправитель, градоправитель, градоначальник, градохранитель, градооберегатель и т. д.);
общее название начальника или старшего по званию чиновника в городе; комендант крепости; полицеймейстер или городничий в городе. Звание градоначальника присваивалось правителю такого города, который почему-либо не был подчинен губернатору (например, Санкт-Петербург).
Диктатор (лат. dictator) - 1) правитель, пользующийся неограниченной властью; 2) лицо, ведущее себя по отношению к другим властно, нетерпимо.
Император (от лат. imperator - повелитель, полководец) - титул некоторых монархов, а также лицо, носящее этот титул. Первоначально в Древнем (республиканском) Риме - почетный титул полководцев, со времен Августа (с 27 г. до н. э.) - титул главы государства.
Король - один из титулов монарха, а также лицо, носящее этот титул.
Махараджа (санскр., буквально-великий правитель)-титул князя в Индии, высший правитель, которому, в свою очередь, подчинено несколько других правителей.
Микадо (яп., буквально - величественные врата)-титул императора Японии.
Монарх (греч. monarchos, от monos - один и archos - правитель) - единоличный правитель, лицо, стоящее во главе монархии (король, царь, император). Как правило, монарх получает власть в порядке наследования.
Правитель (англ. ruler) - лицо, которое правит страной, государством.
Председатель (англ. chairman, president) - выборный руководитель организации; глава коллективного органа, учреждения, даже страны.
Президент - выборный глава государства.
Премьер-министр - председатель кабинета (совета) министров, глава правительства.
Соправитель - один из двух, трех и т. д. одновременно властвующих правителей, которые, по условиям договора между ними, делят власть между собой. Так, римский император в 284-306 годах Диоклетиан назначил себе трех соправителей, разделив империю на 4 части. Практика соправительства возникает вынужденно как результат компромисса в борьбе за власть, носит, как правило, временный характер и на деле не оправдывает себя.
Спикер (англ. the Speaker, speaker) - 1) председатель палаты общин в Великобритании; 2) председатель палаты в парламентах ряда государств (США, Канаде, Индии, Японии и др.); 3) выступающий, диктор, ведущий (программы).
Суверен (фр. souverain, англ. sovereign) - носитель верховной власти.
Султан - титул монарха в некоторых мусульманских странах, а также лицо, носящее этот титул.
Царь (англ. tsar, tzar, king, ruler) - в России в 1547-1721 годах официальный титул главы государства. Введен при Иване IV Грозном. При Петре I заменен титулом император, но существовал неофициально до 1917 года.
Цезарь (лат. caesar) - в Древнем Риме титул императора. | Здесь стоит вспомнить о том, какое обилие названий рождено правителями, особенно монархического рода: герцогство, графство, империя, княжество, королевство, султанат, халифат, ханство, царство и т. д.
Вместе с тем отметим, что множество первовластителей и первых лиц (лиц собственно церковного сана мы здесь не упоминаем) не нашли отражение в этом списке. Вот лишь некоторые из хорошо известных:
адмирал, генерал, генералиссимус, гетман, глава, главнокомандующий, голова, диарх, директор, дуумвир, дож, дофин, дуайен, дуче, кайзер, канцлер, командир, командор, лидер, маршал, начальник, патрон, полководец, порфироносец, префект, проконсул, раджа, ректор, руководитель, самодержец, старейшина, староста, столоначальник, тиран, трибун, триумвир, триумфатор, управляющий, фараон, фельдмаршал, фюрер, халиф, хан, шах, шеф, да и хозяин в конце концов.
Исторический опыт, практика сравнений показывают, что путь к власти пролегает через:
- нелегкое восхождение к власти - процесс поднятия, передвижения по ступенькам власти или же сам результат прихода в, ту или иную структуру власти, в орган власти, на властную должность;
- традиционное пышное воцарение - возведение на царство, облечение царским саном;
- восшествие на престол - процедура и факт вступления во власть, обретения высшей (царской, королевской и т. п.) власти;
- вхождение во власть - момент, процедура, процесс вступления во властную должность, начала исполнения властных обязанностей, освоения круга полномочий, привыкания к властной роли, структуре, сфере;
- дебют во властных структурах - первое (пробное) выступление на властном поприще, начало пути (иногда и конец);
-| - демократическое избрание.
Затем начинается фаза пребывания у власти - нахождение у руля государства или его органов, позволяющее влиять на ход процессов жизни и контролировать их.
Властитель обретает бразды правления (бразды власти) - власть начальственную, управление (от "бразды" - удила конские, коленчатый прут, которым посредством узды взнуздывают лошадей). Он принимает на себя бремя власти (от "беремя") - тяжесть, тяжелую ношу, выпадающую на долю властителей. Он достигает вершины карьеры - высшей ступени карьеры определенного ряда лиц. Предельно возможная вершина - глава государства. Наконец, он осваивает вершину власти - верхнюю часть органов власти и управления. В ее фокусе - должность единоличного главы государства.
Рядом, по соседству находятся - в разных странах и в разных условиях разные - желанные и влиятельные:
- верхи - высшие руководящие круги общества, государства;
- верхний эшелон - образно осмысленная характеристика высшего круга руководителей, представителей и носителей власти;
- высший свет - круг лиц, принадлежащих к привилегированным слоям общества.
Существенны и коридоры власти - в переносном смысле слова высшие слои руководства; места и центры, где прорабатываются и предрешаются ключевые вопросы, где можно деликатно, тонко и желательно умно вмешаться, повлиять на выработку решений, действий, мер.
Как ни хороша власть, какого обилия титулов она ни таит, как ни радуются ей и диктаторы, и демократы, она сама по себе несет и тяготы, и трудности, и все чаще очень серьезный риск, вплоть до покушений на жизнь и убийств*. Эти драматические и трагедийные страницы, сколь они ни ужасны, сравнительная кратология не имеет права замалчивать. Другое дело, что заниматься здесь сравнениями порой неэтично.
Власть практически всегда манит к себе людей. Но она и требует от них особых качеств, а также очень внимательного отношения к ближайшему окружению, к своей охране и все чаще - умения уйти от власти спокойно, при жизни и сохранив лицо.
К бывшим властителям добавляют приставку "экс".
Экс - первая часть сложных слов, обозначающих звание, должность бывших властителей (например, экс-губернатор, экс-король, экс-министр, экс-правитель, экс-президент, экс-вице-президент, экс-премьер и т. п.).
Важнейшую роль в судьбах правителей, в их деятельности, в жизни их народов и государств играет ближайшее окружение первых лиц. Несмотря на обилие титулов и званий, главными качествами этого слоя людей являются их функции - оказание помощи, дача советов, обеспечение охраны и всевозможных услуг. Из этих рядов нередко вырастают и очередные правители, особенно из демократических замов и вице-правителей.
К властителям всегда ближе всех стояли (хотя и могли оказываться их врагами) соправители, сопредседатели, соучредители, сооснователи. В этом кругу прорастали всходы не только сотрудничества, сообщничества, но и острого соперничества. Затем шли наследники, кандидаты в Преемники, заместители и вице-деятели.
Вице - это приставка, заимствованная из латинского языка и применяемая в начале слов для обозначения заместителя или помощника крупного должностного лица, представителя власти (например, вице-президент, вице-премьер, вице-министр, вице-король, вице-губернатор,

* См., напр.: Тайны политических убийств / Сост. и авт. вступ. ст. В. Т.
Вольский. Ростов н/Д: Феникс, 1997. С. 544.


вице-мэр, вице-консул, вице-адмирал и т. д.). В различных странах нередко законодательным путем устанавливается круг обязанностей, полномочий и прав лиц такого рода и уровня.
Обычно в непосредственной близости к первому лицу существует круг приближенных, доверенных, помогающих ему лиц. Среди них помощник, порученец, секретарь, спичрайтер и т. д. К этому же кругу относятся штатные и нештатные советники, консультанты, эксперты, наставники и т. д.
• В окружении властителя существуют наделяемые определенными правами и ответственностью различные советы (государственные, тайные и пр.), совещания, комиссии, администрации, секретариаты, пресс-службы и т. д.
Наконец, к стоящим близко к правящему лицу относится и круг лиц, обслуживающих запросы его родных и приближенных - их уют, отдых, развлечения, охрану их собственности, движимого и недвижимого имущества.
Мы ведем повествование из области сравнительной кратологии о властвующих лицах в самом общем плане, не затрагивая массы любопытных и поучительных деталей и подробностей их государственной и личной жизни, их облика и т. д. И все же обратимся для разнообразия к паре любопытных сюжетов.
Особое место везде всегда занимала тема - женщины и власть, точнее, женщины, власть и любовь*.
Как свидетельствует Ги Бретон, один из биографов Наполеона, император Бонапарт "обожал женщин. Он был помешан на них. Чтобы встретиться с ними, он оставлял свои дела, планы сражений, своих солдат, своих маршалов. Чтобы завлечь их, он тратил миллиарды из казны, чтобы обольстить их, он писал им тысячи любовных писем. Чтобы насладиться их любовью, он посвящал им столько дней и ночей, что было непонятно, как он находил время, чтобы управлять империей и вести войны. Известно, что у него одного было больше любовниц, чем у Людовика XV, Франциска I и Генриха IV, вместе взятых. Общество женщин было ему настолько необходимо, что невозможно понять его как личность, если отказаться увидеть его резвящимся в постели"**.
А теперь иной сюжет. Бывший президент Французской Республики Валери Жискар д'Эстен откровенно повествовал о тех сторонах властительства, о которых редко свидетельствуют власть имущие и без которых картина властей была бы неполной. В книге "Власть и жизнь" в главе "Удар, который власть наносит жизни" он писал: "Находясь на посту президента Республики, внешне я стал меняться в дурную сторону. Этот процесс, конечно, начался несколько раньше, но он неуклонно продолжался. Я никогда не был доволен своей внешностью: слишком высокий рост, препятствующий естественной походке; слишком широкий таз, начинающийся сразу от пояса, и в юношеском возрасте, как об этом свидетельствуют фотографии того времени, я пытался слащавой гримасой смягчить впечатление от этого. Я начал лысеть очень рано. Впервые я это заметил в ванной комнате

* См., напр.: Салливан М. Любовницы американских президентов / Пер. с Ганга. М., 1994.
** Бретон Г. Наполеон и Жозефина / Пер. с фр. Л. И. Боровиковой. М.:
ройиздат, 1994. С. 5-6.

в одном небольшом городке, на немецких водах, при свете плафона. Свет падал отвесно, и я увидел в зеркале свою шевелюру, отдельно каждую ее прядь, а также просвечивающую под ними кожу. Я испытал нечто вроде ужаса"*. И далее: "Президентство прежде всего сказалось на моей нервной системе. Я настолько невежествен в том, что касается функционирования моего организма (мои познания - на уровне выпускника средней школы!), что понятия не имею, как характеризовать уровень напряжения, раздражительности или же слабости нервной системы. Все пережитое мною, все удары, которые приходится сносить, не проходят даром; моя нервная система постоянно изнашивается. Любой агрессивный выпад вызывает целый поток обратных реакций, которые с каждым разом становятся все более острыми и все меньше поддаются контролю. Последствия этого особенно ощущаются в отношениях с окружающими, а когда речь идет о тех, кто стоит у власти, - в отношениях с сотрудниками... Я постоянно контролирую свое настроение, стараясь избежать его перепадов, поддерживать естественную, гармоничную атмосферу в отношениях между людьми. Долгое время такой контроль давался мне легко, не требовал особых усилий. Но, став президентом, я почувствовал, что это доставляет мне все больше хлопот. Раздражительность, о которой до этого времени я не имел представления, постепенно накапливалась во мне. Сдерживать себя становилось все сложнее, и это было лишь дополнительным источником нервного напряжения. Вот объяснение моей привязанности к тишине, простору, надежным друзьям, африканским животным, к этому лишенному раздражительности миру, где можно без опаски дать волю чувству, где человеку ничто не мешает отдаться мирному течению жизни"**.
Таковы некоторые сравнительные подробности жизни и судеб властителей в одной и той же стране, но в разные эпохи и на разных "должностях". У одного - пост неограниченного императора, у другого-демократического президента.
В целом сравнительная кратология - наука серьезная. Она побуждает из сферы эпизодов и деталей жизни лиц, состоящих при власти, возвращаться в сферу самой власти, к сравнению ее элементов, сопоставлению властей и их судеб, а также судеб самих лиц, стоящих у власти.
Здесь теперь весьма поучительной становится российская практика, особенно когда с начала 90-х годов социологи, историки, журналисты, писатели открыли для себя неисчерпаемую тему - жизнь отечественной власти и власть имущих в нашем Отечестве.
Эта тема, фактически являвшаяся запретной во времена правления КПСС, стала одной из наиболее популярных в печати и на телевидении. Особенно активно ею стали заниматься такие газеты, как "Независимая газета", "Российская газета", "Известия", "Комсомольская правда", "Московский комсомолец" и другие, перешедшие к практике периодических социологических опросов на темы власти и определения рейтингов популярности властных лиц. Определение и учет такого рода рейтингов - широко распространенная практика в современном обществе. Это и фиксация реального влияния человека на дела общества, и признание его активного стремления выделиться
* Жискар д'Эстен В. Власть и жизнь. Кн. 2. Противостояние / Пер. с фр-Л. Д. Каневского. М.: Междунар. отношения, 1993. С. 267.
** Там же. С. 269.

среди .других, занять заметное, подобающее место в жизни. Это и своего рода пример для других лиц, прежде всего для молодежи, пример того, что при хорошем образовании, жизненной хватке, предприимчивости, энергии, хорошем здоровье можно прожить жизнь благополучно, обеспеченно, уверенно. Оговоримся, что такое поведение не лишено риска и требует в целом спокойной, безопасной жизни. Способствовать ее формированию и поддержанию - важнейшее призвание властей, государства, права. Естественно и закономерно, что сравнительная кратология в своих практических выводах обращает внимание именно на эту сторону действительности. '
Человек - существо, одаренное разумом. Ему доступно искусство осмысленно, свободно, справедливо и счастливо устраивать свою жизнь. Этому призваны служить в первую очередь базовые отрасли науки о власти - теоретическая, практическая и сравнительная кратологии.
Поскольку сейчас речь идет прежде всего о сравнениях, рассмотрим пример из мира живого, в котором царит (а не регулируется разумом) инстинкт власти.
Приведем любопытные рассуждения такого вдумчивого исследователя, как А. М. Зимичев. Он не случайно отмечает, что в отличие от стадных животных, где, например, вожак-баран всегда бежит впереди стада, у более организованных животных существует своеобразная иерархия.
Во главе стада гамадрилов стоит вожак, у которого есть несколько приближенных (обычно не больше трех), есть и приближенные приближенных и т. д. Если "простая" обезьяна (не входящая в число приближенных) подойдет напрямую к вожаку, минуя своего "непосредственного начальника", то она тут же получит от вожака пинок (а потом еще и пинок от своего начальника). Иерархическую структуру нельзя нарушать. Если какой-то гамадрил претендует на более высокое положение, то он должен доказать, что он сильнее, чем его соперник. Каждое место в иерархии - это результат жесткой борьбы.
На роль вожака претендует не один гамадрил, а минимум два. Вожаком становится только один. Неудачник, который мог бы занять в стаде второе место, не идет в подчинение к своему сопернику. Он прекращает всякую борьбу и живет где-то на окраине территории, занимаемой стадом; при этом он слабеет настолько, что самая слабая обезьяна в стаде может его побить, за шесть месяцев лысеет и погибает. (В редких случаях возможен и другой исход: неудачник может сохранить власть над частью стада, увести эту часть с собой и стать вожаком в этом меньшем стаде.)
Не происходит ли то же самое у людей? Оказывается, происходит. Причина этого - ярко выраженное стремление человека быть первым, лидером, возвыситься над окружающими, которое тоже имеет иерархическую природу*. Обратим внимание, что А. М. Зимичев прямо фиксирует существование иерархии и стремление к лидерству и у человека, и в животном мире.
Конечно, власть - доля и ноша тяжкие, лишь со стороны кажущиеся сладкими и желанными. Но человеку разумному, человечному обществу

* См.: Зимичев А. М. Психология политической борьбы. Спб.: Санта, 1993. С. 12-13.

власть была, есть и будет необходима для нормальной организации совместной жизни людей. С ней надо уметь обращаться. С ней надо уметь ладить. Ее надо знать, понимать, уважать, беречь и совершенствовать.
А самой власти и властителям надлежит быть разумными, цивилизованными, компетентными, демократичными, гуманными, правоспособными, ответственными, активными, авторитетными, признаваемыми, уважаемыми и желанными. Ведь в конце концов не люди и общество должны существовать ради власти, а власть - во имя общества, ему на пользу и процветание. Власть призвана действовать ради людей, ради их уникальной жизни, ради их благополучия, прав и равноправия, свободы и счастливой судьбы.



Глава V
СПЕЦИАЛЬНЫЕ ОБЛАСТИ КРАТОЛОГИИ


Ныне совершенно очевидно, что в системе гуманитарного знания на ведущее место все более явно выходит комплекс наук о власти. Пока он лишь становится на ноги, обнаруживает свою актуальность, необходимость и незаменимость, обретает свое подлинное содержание и начинает привлекать внимание вдумчивых исследователей и практиков.
Поэтому очень важно, не ожидая детальных разработок, попытаться с учетом того, что уже фактически сделано далекими предшественниками и делается в наше время, дать принципиальную, обобщенную характеристику специальных, а затем и комплексных областей (и отраслей) кратологии.,
1. Постановка проблемы
Специальные области кратологии имеют дело с существенными, важными сторонами знаний о власти, хотя не обладают столь всеобщим характером, как базисные области кратологии, и используются по мере необходимости в случае возникновения потребности в конкретизации и углублении познаний на том или ином участке властной практики. Это отдельные, относительно самостоятельные области науки о власти, которые могут рассматриваться как специализированные учения (науки), посвященные изучению относительно независимых целостных блоков знания в сфере властей различного характера и предназначения.
Каждая из специальных областей кратологии имеет свой предмет, свою сферу изучаемых явлений в пределах общей проблематики кратологии.
I, Наиболее целесообразно - наряду с уже рассмотренной в предыдущей главе сравнительной кратологией - выделение специальных кратологии прежде всего по основным видам государственной власти - законодательной, исполнительной, судебной. Это важно тем более, что такого рода идеи, точнее, их зачатки получают все более фундаментальную разработку еще со времен Аристотеля (384-322 гг. до н. э.), Эпикура (341-270 гг. до н. э.), Полибия (201-120 гг. до н. э.) и особенно в новое время. Провозвестники крупных общественно-исторических перемен в своих странах и во всем мире англичанин Дж. Локк (1632- 1704) и француз Ш. Монтескье (1689-1755) способствовали оформлению концепции разделения властей в завершенном виде.
Свое отражение и закрепление эта концепция нашла в таких важных актах мировой властной практики, как Декларация независимости Североамериканских Соединенных Штатов от 4 июля 1776 года и французская Декларация прав человека и гражданина от 26 августа 1789 года. В современной России мы только возвращаемся к проблематике трех видов властей, и это открывает большие перспективы совершенствования нашей жизни*. В системе и структуре кратологии, взятой в целом, этим областям науки о власти принадлежит большое будущее.
Необходимо и правомерно выделение специальных наук о власти и по основным сферам жизни общества - экономической, социальной, политической, духовной, военной, в каждой из которых существуют соответствующие виды властей**.
Возможно выделение областей знания и в зависимости от конкретно определившихся субъектов властной деятельности, обращавших на себя внимание уже в прошлом.
Особенно это связано с такими фиксирующими проявления власти факторами и соответствующими понятиями, как демократия, аристократия, бюрократия, охлократия, монархия, иерархия и т. д.***. И производными явлениями и понятиями (не всегда привычными) выступают здесь демократология, бюрократология, аристократология, партократология, технократология, феминократология и т. д.****.
Власть женщин, например, далеко не всегда рассматривается и анализируется. Особенно это дало о себе знать в советские времена. Однако теперь уже не только в зарубежных изданиях и исследованиях, но и в отечественных все больше говорится о феминократии, а значит, разговор идет в русле возможной самостоятельной области знания о власти. Так, Н. А. Васецкий, исследуя "белые пятна" в российской истории, вышел на проблематику "женщины во власти". Он повествует о временах императриц Елизаветы Петровны и Екатерины II, о женах русских самодержцев от Ивана Грозного до Николая II. А вот "женщины в безвластии" - это Софья, сестра Петра I, и боярыня Морозова; Инесса Арманд, близкая к Ленину, и Фрида Кало, последняя любовь Троцкого. Эта малоисследованная тема таит в себе целую область знания.
Наконец, возможно выделение и таких отраслей кратологии, как академическая, эмпирическая, прикладная, электоральная, военная,

* См.: ЭнтинЛ. М. Разделение властей: опыт современных государств. М.:
Юрид. лит., 1995. 176 с.; Мельников Ю. Ф. Власть в современном обществе. М.:
ГА ВС, 1995. 64 с.; Исполнительная власть в Российской Федерации / Под ред. А. Ф. Ноздрачева, Ю. А. Тихомирова. М.: Изд-во БЕК, 1996. 269 с.; Савицкий В. М. Организация судебной власти в Российской Федерации. М.: Изд-во БЕК, 1996. 320 с.
** См., напр.: Здравомыслов А. Г. О соотношении экономической и политической власти в переходный период//Куда идет Россия? Альтернативы общественного развития / Общ. ред. Заславской Т. И. и Арутюняна Л. А. М.: Интер-пракс, 1994. С. 93-97; Кейзеров Н. М. Коалиционная власть//Власть. 1994. № 2 С. 79-84; Лепехин В. Предприниматели и власть в современной России // Власть, 1994. № 2. С. 85-89.
*** См., напр.: Мачинский В. Д. Бюрократия с точки зрения социологии// Образование. 1906. № 5. С. 49-66; Ивановский В. В. Бюрократия, как самостоятельный общественный класс//Русская мысль. 1903. № 8. С. 1-23; Катаев И. М. Дореформенная бюрократия по запискам, мемуарам, литературе. Спб.:
Энергия, 1913. 180с.
**** См., напр.: Васецкий Н.А. Женщины во власти и безвластии. М., 1997. С.386.


церковная, структурная, функциональная, описательная, вспомогательная, частная, и ряд других областей знаний.
Таким образом, речь идет не просто о назревшей необходимости изучения кратологии, но и об обилии областей науки, которые потребуется разрабатывать при неизбежном признании важности безотлагательной разработки науки о власти.
Необходимо принимать во внимание тот факт, что, поскольку вопросы разнообразия наук, причем не только в сфере власти, в советский период не получали, к сожалению, серьезной разработки, следует полнее опираться на опыт российских ученых конца XIX - начала XX века. Ведь именно в этот период были опубликованы многие работы по сравнительным, прикладным, экспериментальным, вспомогательным, частным и другим областям знания в социологии, философии, психологии, педагогике, правоведении, государствоведении и т. д. ч Поскольку многие вопросы в данной книге ставятся впервые и часто еще не имеют должной разработки, то и в сфере специальных областей кратологии порой можно вести речь лишь в общем плане и говорить о разных подходах и неустоявшихся точках зрения.
Остановимся теперь на общей характеристике целого блока специальных областей кратологии.
2. Академическая кратология
Академическая кратология (от греч. academia) - это нуждающаяся повышенном внимании и разработке область строго теоретического (академического) знания о власти, не встречавшая порой должного интереса и понимания. Дело в том, что вся прошлая история властей и властителей (да во многом и современность), как правило, была пронизана личностным фактором, субъективными суждениями, произвольными оценками, волюнтаристскими приемами во властной практике.
А между тем становление гражданского общества и правового государства требует органического единства науки и власти, перевода представлений о власти и действий властей на подлинно научную основу, перехода к научному планированию, научному проектированию, программированию и прогнозированию во властной сфере.
Академическая кратология предстает перед читателем и исследователем как сфера сугубо рафинированного, порой формализованного знания о власти. Однако она необходима, ибо способна четко обрисовать сущность, систему, структуру, логику научно-отшлифованных представлений о власти и как о социальном феномене в целом, и в ее многочисленных видах.
Это и позволяет выстроить необходимый каркас знаний, полнее освоить понятийный аппарат в сфере власти, образно говоря, воздвигнуть то здание рафинированной теории власти, в которое затем за счет усилий практической и прикладной кратологии можно будет вдохнуть живую жизнь, заполнить его этажи разнообразными конструкциями, привести в действие все обслуживающие системы, технологии и механизмы. Строго говоря, это задача не столько сегодняшнего дня, сколько будущего, причем отдаленного будущего.
Но если человечеству по силам фактическое создание правового государства, то и академически строгая область знаний о власти, адекватная этому государству, тоже вполне может стать реальностью.

3. Эмпирическая и прикладная кратологии
Следующим звеном специальных областей кратологии можно назвать эмпирическую и прикладную кратологии. Это две самостоятельные, но сравнительно близкие области, которые по мере развития науки о власти будут обретать все большую автономию и значимость и в то же время будут все более тесно взаимодействовать.
Особого разговора требует идея экспериментальной кратологии. В сфере власти, как известно, лучше не экспериментировать. Вспомним времена Н. С. Хрущева с его неудачной попыткой разделения всевластных партийных органов той поры на промышленные и сельскохозяйственные. Да и шумно разрекламированную в 80-е годы так называемую социалистическую перестройку тоже можно считать неудавшимся крупномасштабным общественным экспериментом, в том числе и в области укрепления власти - власти Советов. Но все же надо полагать, что в цивилизованном правовом государстве будут и возможны, и приемлемы разумные властные эксперименты.
Однако обратимся к собственно эмпирической кратологии (англ. empirical cratology). Это область науки о власти, занимающаяся изучением, обобщением, систематизацией фактических (эмпирических) данных из области властной практики путем их прямого или косвенного наблюдения, регистрации, в том числе и непосредственного (включенного) наблюдения, участия.
Это одна из перспективных областей кратологии, ориентированная на сбор, исследование и обобщение конкретных данных властной практики и фактов отношения к ней населения с использованием социологических методов (опросов, интервью, анкетирования, статистических и математических методов и т. д.). Эмпирическая кратология должна быть тесно взаимоувязана с прикладной кратологией, а также с эмпирической социологией и эмпирической политологией и не вправе ограничиваться результатами эмпирических наблюдений в так называемой политологической сфере.
Первоочередным предметом анализа в эмпирической кратологии в отличие от сугубо теоретического исследования выступают решения, акции, акты, поступки, поведение властей, представителей органов власти, конкретные результаты законодательной, исполнительной, судебной властной деятельности, их восприятие гражданами, их отражение в сознании, в общественном мнении. В свою очередь, умело систематизируемые и обобщаемые сведения могут составить надежную информационную базу для новых теоретических обобщений, выводов, рекомендаций и т. д.
В условиях правового демократического государства данные эмпирической кратологии могут широко использоваться в органах власти для совершенствования их деятельности.
В рассматриваемой группе специальных и даже базисных отраслей науки о власти по мере развития кратологии могут сформироваться и такие области, как аналитическая, прогностическая, формальная и даже, может быть, описательная кратологии*.


* Вильгельм Дильтей (1833-1911) - выдающийся немецкий историк культуры, философ и психолог-сделал себе имя в мировой науке, разработав концепцию "описательной психологии". См.: Дильтей В. Описательная психология / Пер. с нем. Спб.: Изд-во Алетейя, 1996. 155 с.


Особое место должно принадлежать своего рода международной и 1этом смысле всеобщей, планетарной кратологии (именно своей планетарностью она уникальна), изучающей общемировые тенденции развития власти как социального феномена, ее типичные черты и проявления в разных странах, перспективы и будущность власти как важнейшего социально-политического явления человеческой истории.
Прикладная кратология (англ. applied cratology) - область науки о власти, включающая социально-практические, управленческие приложения теоретической и эмпирической кратологии, соответствующей методологии и информации. Ее важной функцией является подготовка и разработка научного обеспечения для решения практических задач власти того или иного уровня.
Прикладная кратология представляет собой совокупность моделей власти, методологических принципов и методов их исследования, сопоставления и применения, а также технологий, программ и рекомендаций, нацеленных на их практическое использование и получение ожидаемого социального результата. Отправляясь от положений общей кратологии и содействуя ее научно-практическому обогащению, прикладная кратология использует опыт, идеи и данные прикладной социологии и прикладной политологии, служит интересам развития и обогащению содержания специальных и частных кратологических дисциплин.
Прикладная кратология может оцениваться как новое перспективное научное направление, которое по ряду вопросов делает только первые шаги. Она обладает большими потенциями и займет свое важное место в системе наук о власти. Прикладная кратология должна быть тесно связана и гармонично взаимодействовать с прикладной политологией. Поэтому остановимся на роли и значении этой области знания.
Прикладная политология (англ. applied politology) - важнейшая составная часть политологии как крупного научного направления. Она представляет собой систему конкретных теоретических моделей политики и политического процесса, а также методологических принципов, методов и процедур их исследования. Она также включает в себя сумму политических технологий и конкретных программ, ориентированных на практическое применение и получение реального политического эффекта, и развивается в тесной связи с прикладной социологией и кратологией. Прикладная политология также относится к числу научных дисциплин, в которых начинают разворачиваться серьезные работы.
4. Электоральная кратология
И прикладная, и эмпирическая кратологии могут найти себе широкое
применение, обрести место в условиях развития властной практики, в частности в связи с избранием центральных и местных органов власти. Своей практической направленностью и тесной связью с теоретической кратологией они вполне могут послужить базой для разработки такой специализированной области, как электоральная кратология (англ. electoral cratology).
В "Независимой газете" несколько лет назад с полным основанием обсуждались вопросы создания необходимых политико-правовых предпосылок для перехода от разрозненных, несогласованных, а порой и конфликтогенных действий по реформированию законодательства о выборах к разработке и принятию полномасштабной федеральной программы, охватывающей ключевые аспекты формирования новой российской избирательной политики, права и законодательства*.
В рамках такой программы, своего рода политического путеводителя, целесообразно осуществлять поэтапное решение целого комплекса вопросов по формированию новой, демократически ориентированной электоральной теории и практики, конституционной избирательной политики и законодательства о выборах, в частности:
- обозначить основные направления, этапы и правовые формы организации и проведения федеральной избирательной политики и реформирования системы выборов;
- разработать модельные концепции и проекты рамочных и конкретных законодательных актов о выборах представительных и иных выборных государственных институтов и должностных лиц;
- выработать предложения и рекомендации по совершенствованию правового механизма реализации гарантий политических прав граждан, составной частью которых является конституционное право избирать и быть избранным.
Избирательное право призвано обеспечить в случае необходимости нормальную ротацию (передачу) государственной власти от одной политической силы к другой в результате выборов, гарантируя при этом соблюдение политического нейтралитета со стороны государственных служащих и недопущение превращения их в заложников политического курса той или иной партии (коалиции), пришедшей к власти. Все эти и подобные идеи получают постепенное признание и реализацию.
Обратимся к важной для легитимной власти характеристике некоторых составных элементов выборной (электоральной) теории и практики, которая, наконец, и в России начинает получать соответствующую разработку**.
Прямые выборы -это такой порядок проведения выборов, при котором избиратели прямо и непосредственно избирают депутатов в представительные органы власти. Главное действующее лицо здесь избиратель, принимающий участие в выборах и имеющий на это право. Активно отслеживается ныне такое явление и понятие, как электорат - совокупность (контингент) избирателей, круг лиц, голосующих на тех или иных выборах за определенную политическую партию, политических лидеров.
В целом вся эта стадия общественно-политической жизни рассматривается как предвыборная кампания - кампания, предшествующая тем или иным выборам. В случае необходимости - при особом значении и больших масштабах такой кампании - в мировой практике все шире и эффективнее практикуются средства и методы современного политического маркетинга и мониторинга.
Выборная инженерия - вид политической технологии. Она может использоваться и как средство в борьбе за власть. Выборная инженерия

* См.: Независимая газета. 1994. 20 июля. С. 3.
** См., напр.: Алексеров Ф. Т., Ортешук П. Выборы. Голосование. Партии. М.: Академия, 1995. 208 с.; Самый короткий путь к власти: Сборник технологий проведения политических выборных кампаний / Под общ. ред. Н. Н. Петропавловского. Таганрог: Сфинкс, 1995. 256 с.; Представительная демократия и электорально-правовая культура / Под общ. ред. Ю. А. Веденеева и В. В. Смирнова. М.: Изд-во Весь мир, 1997. 221 с.

представляет собой профессиональное сравнительное исследование ситуации в различных избирательных округах для выработки рекомендаций претенденту для повышения его шансов на избрание. Она включает также внимательное изучение избирательного корпуса путем сопоставления технологических карт электората по округам, создание имиджа кандидата, партии, поэтапную проработку тактики избирательной кампании и т. д.
Большую роль в современных условиях приобретает и технологическая карта электората - графическое изображение, чертеж территории избирательных округов, где наглядно, доступными средствами (цветом, ретушью) изображается в соответствии с данными социологического изучения картина симпатий, предпочтений и антипатий избирателей, выборщиков, отражается динамика реального и прогнозируемого отношения избирателей к тем или иным кандидатам.
Однако выборами, как известно, дело теперь не ограничивается. Не только на выборах демократически решаются или должны решаться вопросы судеб власти. В мировой практике, например, в ходу плебисциты, в России именуемые референдумами.
Плебисцит (англ. plebiscite, от лат. plebiscitum - решение народа) - в древнем мире это были постановления, принимавшиеся собранием плебеев. Теперь это один из видов всенародного обсуждения, народного голосования, референдум.
Референдум (от лат. referendum - то, что должно быть сообщено, передано) - всенародное голосование с целью выявить подлинные настроения народа, общественное мнение для принятия окончательного решения по тому или иному вопросу, жизненно важному для государства.
Сказанное выше относится к проблеме легитимности, законности власти, нелегко, но все-таки утверждающейся в жизни не только России, но и всей планеты. А рядом были, есть и будут и околозаконные деяния. Например, в СССР и в КПСС практиковалась кооптация.
Кооптация (лат. cooptatio - довыборы, дополнительное избрание), или, говоря иначе, недемократическая процедура пополнения состава какого-нибудь выборного органа дополнительными людьми, работниками без обращения к избирателям, т. е. без вынесения вопроса на их рассмотрение и голосование.
Возрастание роли и значения электората, самих выборных процедур вносит существенные коррективы в систему современных представлений об основах и возможностях реально действующих властей. Это вызывает потребность в умении разумно воспользоваться таким новым участком знаний, как электоральная теория (электоральная кратология).
Далее мы остановимся на конкретных соображениях и выводах, которые формулируют российские исследователи избирательных процессов.
Электоральная культура российского избирателя, уровень знания процедур избирательных кампаний и умение компетентно судить о кандидатах, политических силах, их программах не могут быть такими же, как в странах, где демократические выборы проходят на протяжении столетия. Тем не менее начиная с 1989 года наш избиратель многому науЧИЛСЯ, и сегодня он не похож на наивного простака, а по мере дальнейшего участия в выборах будет накапливать опыт и становиться более компетентным.

Теория обучающегося электората приобрела в последнее время довольно много сторонников, прежде всего благодаря работе английских специалистов Р. Роуза и Я. Макаллистер "Избиратели начинают выбирать: от строго классовых к открытым выборам в Великобритании" (1986). Авторы описывают модель "рассуждающего электората", который учится с возрастом и принимает решение о голосовании, основываясь на анализе сложной совокупности факторов, меняющихся от выборов к выборам, и соотнося свои социальные и экономические интересы, политические принципы с заявлениями и программами партий и отдельных кандидатов, оценкой их реальных действий. Выборы 1995 и 1996 годов дали российскому избирателю ценный опыт, и манипулировать его сознанием с помощью средств массовой информации и изощренных технологий становится все трудней.
Любая учеба, как известно, немыслима без практического овладения соответствующими навыками. В данном случае речь идет не только о голосовании, но и о других формах участия в избирательной кампании. Активен ли наш российский избиратель? В общей сложности 13,7% из числа опрошенных принимали участие в последних избирательных кампаниях (помимо голосования). Эти избиратели проявляли следующие виды активности (в %)*:
- собирали подписи для кандидатов партий - 34,7;
- участвовали в предвыборных собраниях, личных встречах по выдвижению кандидатов - 48,9;
- агитировали за кандидата (партию) - 15,1;
- участвовали в работе избирательных комиссий - 29,4;
- принимали непосредственное участие в организации кампании кандидата (партии) - 10,0;
- помогали в сборе средств в поддержку кандидата - 4,7;
-- вносили средства в фонд кандидата - 6,2;
- распространяли агитационный материал, листовки - 19,0.
Каждый седьмой российский избиратель знает избирательный процесс "изнутри", включен в него не только как рядовой избиратель, но и как активный участник.
Мужчины в целом больше интересуются выборами, чем женщины, сильнее верят в возможность с их помощью изменить положение дел в стране. Тем не менее женщины несколько активнее принимают участие в сборе подписей в поддержку кандидатов, в агитации по домам, в работе избирательных комиссий, в распространении листовок. Зато мужчины активнее посещают собрания, участвуют в организации избирательной кампании, в сборе средств.
Среди возрастных категорий выделяются своей активностью молодежь в возрасте 20-29 лет и группа лиц среднего возраста - 40-49 лет. Эта группа опережает другие по участию в собраниях, агитации на дому, вкладу денежных средств в фонд кампании. Категория 50-59 лет уступает большинству почти по всем формам активности участия в мероприятиях избирательной кампании. Тем не менее у нее самый высокий показатель участия в работе комиссий. Активность группы от 60 лет и старше выше, чем 50-59-летних, что объясняется наличием свободного времени, а также желанием заработать на выборах.

* См.: Представительная демократия и электорально-правовая культура. С. 171-173, 175,176.


Активность более образованных избирателей естественна. Эта тенденция наблюдается едва ли не во всех странах.
Весьма существенны различия в формах деятельного участия в избирательной кампании верующих и неверующих. Если неверующие чаще собирают подписи, участвуют в собраниях, агитируют по домам, работают в избирательных комиссиях, то верующие предпочитают менее публичные формы участия. Городские жители в целом значительно больше задействованы в избирательной кампании, чем сельские, за исключением участия в сборе подписей и работе избирательных комиссий. На селе вообще отсутствуют формы активности, связанные с финансами. Это вполне объяснимо - село сейчас переживает огромные трудности, свободных денег там просто нет.
Интенсивность участия в избирательной кампании людей, придерживающихся "левых" и "правых" политических взглядов, в целом примерно одинакова, но резко различается в отношении конкретных форм. "Левые" активнее в сборе подписей, распространении листовок; "правые" - в участии в работе избирательных комиссий (что, кстати сказать, ставит под сомнение утверждение о фальсификации итогов прошедших выборов в пользу коммунистов), а также в личном вложении средств в кампанию.
Региональные различия выражены очень сильно едва ли не по каждой форме участия.
Таблица
Активность избирателей в различных формах выборной кампании (в%)
Ф о р м ы у ч а с т и я
Регион
России.
Собирал подписи
Участвовал в собраниях
Агитировал по домам
Участвовал в работе избиркомов
Участвовал в орг-ии изб. Камп.
Помогал в сборе средств
Вносил средства в фонд
Северно-западный

34.7
48.9
15.1
29.4
10
4.7
2.1
Центральный

39.3
80.7
14.5
28.2
12.5
3.3
6.7
Поволжье

20.6
57.2
18.9
54.3
23.7
3.9
3.9
Урал

46.2
47.4
22.9
32.0
10.1
3.3
3.1
Зап. Сибирь

33.8
15.7
12.2
55.2
6.0
-
-
Вост. Сибирь

13.9
70.0
30.0
32.8
11.5
-
-
Сев. Кавказ

32.4
26.9
7.6
24.9
11.9
9.3
-
Дальний Восток

31.8
26.9
17.3
14.5
7.4
9.9
2.0
Волго-Вятский

27.7
40.3
15.8
16.3
14.2
-
-


Это свидетельствует о том, что отсутствие единой электоральной культуры в России проявляется прежде всего в региональных различиях и создает большие сложности в анализе и прогнозировании поведения российского избирателя. Тем не менее его поведение все больше поддается логическому объяснению, а значит, и предсказуемо.
Электоральное поведение и формирующаяся электоральная культура предопределяют отношение граждан к власти, а их внимательное изучение помогает властям различных уровней, масштабов и регионов успешно строить свою деятельность.
5. Этнократология
К специальным областям кратологии следует отнести этнократологию (англ. ethnocratology) - фактически новую в российской и мировой практике отрасль науки о власти. Этнократология исследует сложные, противоречивые процессы взаимодействия различных этносов, стремящихся к установлению своего влияния на других, нередко к их подчинению, а в идеале - к утверждению равноправного взаимодействия народов и рас, жизненно нуждающихся в интеграции, координации своей деятельности посредством разумного использования возможностей власти (властей). В России это предмет особых забот разного рода органов, исследовательских и аналитических центров, обсуждений на самых различных уровнях вплоть до самых высших и многочисленных публикаций и дискуссий.
6. Военная кратология
Военная кратология (англ. military cratology) - одна из важных специализированных отраслей кратологии, исследующая место и роль власти, властной деятельности в собственно военной сфере жизни общества - как части всей деятельности по обеспечению безопасности и защиты государства. Особое внимание при этом уделяется исследованию характера военных угроз данному государству, деятельности властей по предотвращению войн, военных конфликтов, а при необходимости - поведению власти в военных условиях.
Военная кратология должна исследовать суть, своеобразие и возможности использования силовых структур государства, в первую очередь министерства обороны, самих армий и флота, их контакты и взаимодействия с другими структурами, в том числе с военно-промышленным комплексом, а также связи с населением, молодежью страны.
Мировая практика и научная мысль фактически безоговорочно связывают армию и власть, понимая армию как мощное орудие власти.
В советской практике интерпретация шла почти исключительно в ключе "партия и армия". Проблематика армии и власти, т. е. военной кратологии, фактически освещалась в СССР только применительно к буржуазным армиям и к практике так называемого "третьего мира"*. И если в Конституции СССР речь шла о защите Отечества и об армии, то правовому, законодательному оформлению этой стороны жизни общества


* См., напр.: Севортян Р. Э. Армия в политическом режиме стран современного Востока. М.: Наука, 1973 (Глава IV "Армия у власти", с. 102-122);
Мирский Г. И. "Третий мир": общество, власть, армия. М.: Наука, 1976 (Глава III "Военные у власти", с. 180-295).


должного внимания не уделялось. Считалось возможным обходиться прежде всего решениями съездов КПСС, постановлениями ЦК КПСС, Политбюро и Секретариата ЦК КПСС.
В современной России в соответствии со статьей 59 ее Конституции защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации. Это ключевое конституционное положение предопределяет позиции самого государства, его граждан, властей и соответствующей области науки в данной сфере жизни общества. Среди основных правовых документов Российской Федерации по вопросам безопасности и защиты России надо по меньшей мере назвать следующие:
- Закон Российской Федерации "О безопасности" (5 марта 1992 г.);
- Указ Президента РФ "О создании Вооруженных Сил Российской Федерации" (7 мая 1992 г.);
- Указ Президента РФ "Об образовании Совета безопасности Российской Федерации" (3 июня 1992 г.);
- Закон Российской Федерации "О внешней разведке" (8 июля ?2г.);
- Закон Российской Федерации "О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации" (24 сентября 1992 г.);
- Закон Российской Федерации "О Государственной границе Российской Федерации" (1 апреля 1993 г.);

<< Пред. стр.

стр. 6
(общее количество: 11)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>