<< Пред. стр.

стр. 6
(общее количество: 11)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Вексель со сроком платежа "по предъявлении". Суть правил, установленных вексельным правом для таких векселей, сводится к тому, чтобы вексель не находился в обращении неразумно долгое время. По этой причине вексельное право устанавливает временные рамки, в которых должно состояться предъявление векселя к платежу и пропуск которых порождает последствия непредъявления к платежу, предусмотренные вексельным правом.
Положение о векселе устанавливает, что вексель со сроком "по предъявлении" должен быть предъявлен к платежу в течение года со дня его составления. При этом векселедатель при составлении векселя может как сократить, так и установить более продолжительный срок.
Место предъявления векселя к платежу. Вексель должен быть предъявлен к платежу в месте, которое обозначено в векселе (или определено по восполняющим нормам вексельного права) в качестве места платежа. Предъявление векселя к платежу именно в месте платежа имеет принципиальное значение: если вексель предъявлен к платежу плательщику векселедержателем в ином месте, то плательщик вправе не считаться с таким предъявлением.
Платеж по векселю. Если вексель был предъявлен к платежу с соблюдением перечисленных выше правил, то вексельное право требует совершения незамедлительного платежа, не предоставляя плательщику каких-либо так называемых грационных дней, в течение которых он мог бы совершить платеж. Практически данное правило в современных условиях вексельного оборота трудновыполнимо: это связано с тем, что платеж по векселю осуществляется не наличными деньгами, а в безналичной форме. В результате с неизбежностью возникает промежуток времени между моментом предъявления векселя к платежу и моментом его фактической оплаты.
Этот промежуток времени порождает риски для участников правоотношений по векселю. Если вексель после предъявления его к платежу остался во владении плательщика, то в случае фактического неполучения платежа векселедержатель затруднен в предъявлении вексельного иска, поскольку не располагает подлинником векселя. Если же вексель остался во владении векселедержателя, то риски возникают у плательщика, оплатившего вексель без получения его подлинника.
Вексельное право не содержит ответа на эти вопросы, в связи с чем судебная практика считает необходимым и целесообразным решение данных вопросов в специальном соглашении между векселедержателем и плательщиком, такое соглашение будет иметь не вексельный, а общегражданский характер.
Инкассовое поручение. Вексельное право не устанавливает каких-либо правил, касающихся инкассового поручения, на основании которого совершается операция по инкассо векселя. Как отмечалось выше, инкассовое поручение оформляется в соответствии с применимыми нормами законодательства и банковских правил. В качестве банковских правил фигурируют нормативные акты Банка России (для безналичных расчетов на территории Российской Федерации) или международные торговые обыкновения*(312) (для инкассо векселей в международных расчетах).
Оформление инкассовой операции инкассовым поручением не исключает возможности заключения специального договора (договора о передаче векселя на инкассо), который позволяет более детально урегулировать взаимоотношения банка и клиента. В литературе такой договор получил характеристику договора комиссии*(313).
Протест в случае неакцепта или неплатежа. Если инкассовое поручение предусматривает совершение банком протеста векселя при отказе от акцепта или платежа, то банк обязан предпринять действия, необходимые для правильного совершения протеста. Упущение протеста по общему правилу влечет неблагоприятные последствия для векселедержателя в виде прекращения ответственности регрессных должников, что принципиально дает основание для взыскания с банка убытков, возникших вследствие невыполнения инструкций инкассового поручения, касающихся совершения протеста.
Протест векселя совершается нотариусом по месту нахождения плательщика (если вексель домицилирован - то по месту платежа) в соответствии с вексельным правом и нормами законодательства о нотариате.
При совершении протеста важно соблюсти сроки, в течение которых вексель должен быть предъявлен к протесту. Эти сроки суть следующие.
Протест в неакцепте должен быть совершен в сроки, установленные для акцепта. Если предъявление векселя акцепту было совершено в последний день такого срока и плательщик (в соответствии с Положением о переводном и простом векселе) потребовал предъявить ему вексель к акцепту на следующий день, то протест может быть совершен на следующий рабочий день.
Сроки протеста в неплатеже зависят от сроков платежа по векселю. Если вексель выдан со сроком платежа "на определенный день", "во столько-то времени от составления" или "во столько-то времени от предъявления", то протест должен быть совершен в один из двух рабочих дней, которые следуют за днем наступления срока платежа. Если вексель выдан со сроком платежа "по предъявлении", то протест должен быть совершен в сроки, установленные для совершения протеста в неакцепте (см. выше).
Следует иметь в виду, что если имел место протест в неакцепте, то банк, принявший вексель на инкассо, освобождается от обязанности предъявления к платежу и протеста в неплатеже, несмотря на содержание инкассового поручения*(314).

§ 5. Авалирование векселей банками

Вексельному праву известен институт аваля, который принято называть также вексельным поручительством. Суть аваля состоит в обеспечении платежа по векселю авалистом - лицом, которое приняло обязательство гарантировать совершение платежа по векселю вексельным должником.
Аваль может даваться в обеспечение обязательства платежа как по простому, так и по переводному векселю.
Традиционно авалирование векселя банком рассматривалось в вексельном обороте как действие, повышающее надежность и ценность векселя, поскольку банк по общему правилу является лицом более платежеспособным, нежели другие участники вексельного обращения.
Аваль может быть дан за любого из вексельных должников - векселедателя простого векселя, акцептанта переводного векселя, индоссантов как регрессных должников.
В качестве авалиста может выступать любое лицо - как уже являющееся вексельным должником, так и постороннее данному векселю лицо. Таким образом, банк может авалировать и платеж по векселю, по которому он уже является одним из должников.
Объем и характер ответственности авалиста определяется по нормам вексельного права. Основополагающим правилом в отношении авалиста является следующее: "Авалист отвечает так же, как и тот, за кого он дал аваль".
Положение о векселе рассматривает термины "аваль" и "вексельное поручительство" как синонимичные. Однако не следует думать, что вексельное поручительство является разновидностью общегражданского поручительства, которое широко используется банками в качестве обеспечения исполнения кредитных обязательств.
Основное отличие аваля от общегражданского поручительства состоит в следующем. Общегражданское поручительство является дополнительным (акцессорным) обязательством - его судьба зависит от судьбы основного обязательства. Так, если кредитный договор прекратился (исполнением либо по другой причине), договор поручительства также прекращается без заключения об этом каких-либо дополнительных соглашений между поручителем и кредитором. Аналогичные последствия наступают, если кредитный договор окажется недействительным.
В отношении вексельного поручительства (аваля) установлено другое правило - аваль сохраняет свою силу даже если обязательство, за которое поручился авалист, является недействительным*(315). Единственным исключением является недействительность обязательства в силу дефекта формы - если обеспеченное авалем обязательство окажется недействительным по этому основанию, то ответственность авалиста также прекращается*(316).
Объем и характер ответственности авалиста. Объем и характер ответственности авалиста могут быть различны в зависимости от двух обстоятельств:
- в зависимости от того, ограничил ли авалист объем своей ответственности;
- в зависимости от того, за кого из вексельных должников выдан аваль.
Вексельное право допускает для авалиста возможность ограничить свою ответственность частью вексельной суммы. Это следует из буквального содержания ст. 30, согласно которой платеж по векселю может быть обеспечен авалем "полностью или в части вексельной суммы". Очевидно, что такое ограничение должно быть явно указано в тексте аваля и не должно быть подразумеваемым.
Вексельное право допускает выдачу аваля за любое ответственное по векселю лицо, как за основного должника (векселедателя простого векселя или акцептанта переводного), так и за любого из регрессных должников. Поскольку авалист отвечает так же, как и тот, за кого он дал аваль, ответственность авалиста будет зависеть от обеспеченного авалем обязательства.
Если аваль выдан за основного должника (акцептант или векселедатель простого векселя), то авалист является солидарно ответственным с основным должником. Это означает следующее:
- требование к авалисту может быть предъявлено по наступлении срока платежа независимо от того, предъявлялось ли требование к основному должнику;
- на требование к такому авалисту распространяется трехлетний срок вексельной давности*(317).
Если аваль выдан за регрессного должника, то авалист отвечает солидарно с другими регрессными должниками. Соответственно:
- требование к авалисту может быть предъявлено в том же порядке, что и к другим регрессным должникам;
- на требования к такому авалисту распространяются сроки вексельной давности, установленные для регрессных должников*(318).
Поскольку вексельное право установило последствия в зависимости от того, какое вексельное обязательство обеспечивается авалем, установлено требование указывать в авале, за чей счет дан аваль, т.е. обязательство кого из вексельных должников обеспечено авалем. На случай упущения данных сведений в тексте авале в вексельном праве установлена презумпция, согласно которой при отсутствии какого-либо указания аваль считается выданным за векселедателя*(319).
Ответственность авалиста наступает при выполнении ряда условий. Если аваль дан за основного должника, ответственность авалиста наступает в случае безрезультатного предъявления векселя к платежу основному должнику. Если же аваль дан за кого-либо из регрессных должников, то условием возникновения ответственности авалиста является протест векселя в неплатеже, что является необходимым условием возникновения регрессной ответственности вообще.
Форма и содержание надписи об авале. Подобно другим вексельным обязательствам аваль должен совершаться с соблюдением требований к форме и содержанию. При этом, как и при ряде других операций с векселями, оформление правоотношений в связи с авалем осуществляется двояко: по нормам вексельного права (на самом векселе) и по нормам гражданского права (в виде соответствующего договора).
Как и всякое другое вексельное обязательство, аваль требует письменной формы под страхом недействительности.
Содержание надписи об авале должно свидетельствовать о намерении лица выступить обеспечителем в отношении обязательства ответственного по векселю лица. Положение о векселе в качестве примера такой надписи приводит слова "считать за аваль", однако данная фраза не является единственно возможной, вексельное право прямо допускает надпись любого другого аналогичного содержания.
Наряду с надписью, свидетельствующей о намерении лица обязаться по векселю в качестве авалиста, вексельное право допускает аваль в виде простой подписи авалиста, не сопровождаемой каким-либо текстом. Такая подпись для того, чтобы иметь силу аваля, должна отвечать двум условиям:
- она должна принадлежать лицу, не являющемуся плательщиком;
- она должна быть поставлена на лицевой стороне векселя.
Оформление аваля в виде соответствующей надписи и подписи на векселе не исключает целесообразности и даже необходимости заключения между банком-авалистом и лицом, за счет которого дается аваль, специального договора об авалировании векселя, определяющего права и обязанности сторон в связи со сделкой авалирования векселя*(320).
Последствием оплаты векселя авалистом является:
- приобретение им требований к лицу, за которое был дан аваль;
- приобретение требований к лицам, обязанным в порядке регресса перед лицом, за которое был дан аваль.

§ 6. Залог векселя

В ряде случаев вексель может использоваться в качестве средства обеспечения банковского кредита. С этой целью векселя могут приниматься банком в залог с возможностью получить удовлетворение из стоимости векселя, если обязательство по обеспеченному таким образом кредитному договору не будет исполнено. В качестве залога вексель имеет ряд очевидных преимуществ, в том числе возможность для залогодержателя реализовать свое право в упрощенном по сравнению с обычным залогом порядке: предъявить вексель к платежу, минуя торги.
Принятие векселя в залог банком порождает необходимость анализа соответствующего векселя с точки зрения как правильности его составления, так и реальной платежеспособности обязанных по векселю лиц. По сути, речь идет о выяснении тех же вопросов, что и при принятии решения об учете векселя.
Суть залога состоит в следующем: залогодатель, являющийся собственником определенного имущества, передает кредитору это имущество в залог с целью обеспечения исполнения определенного обязательства, в связи с этим кредитор получает право при неисполнении обязательства потребовать продажи этого и получить удовлетворение своих требований из вырученной от продажи суммы.
Таково понимание залога в гражданском праве. Но если предметом залога выступает вексель, то нормы гражданского права должны применяться с учетом специфики векселя как предмета залога.
Специфика эта определяется тем, что с точки зрения своей юридической природы залог векселя имеет существенную особенность в сравнении с институтом залога, установленным гражданским правом. Основная разница (и проблема) состоит в следующем: право залогодержателя по гражданскому праву является по своей сути условным - залогодержатель получает право обратить взыскание на предмет залога, если не исполнено обеспеченное залогом обязательство. Напротив, вексельное право не признает условных прав по векселю. Если вексель передан по залоговому индоссаменту (см. ниже), т.е. явно с целью обеспечения исполнения какого-либо обязательства, то право такого залогового векселедержателя на получение платежа не зависит от исполнения или неисполнения обеспеченного залогом векселя обязательства.
Оформление залога векселя осуществляется путем заключения договора залога векселя и совершения индоссамента на векселе. Причина этого состоит в недостаточности только договора или только индоссамента для решения всех вопросов, которые возникают при заключении залоговой сделки. Так, залоговый индоссамент, передавая права на вексель залогодержателю, не может рассматриваться в качестве основания возникновения залога: согласно гражданскому законодательству основанием возникновения залога является договор о залоге, а индоссамент не может рассматриваться в качестве такого договора. В то же время заключение только договора залога без совершения индоссамента не приводит к возникновению каких-либо последствий по вексельному праву.
Договор залога векселя. Договор залога векселя должен быть составлен по правилам, установленным гражданским правом для заключения договоров вообще, а также с соблюдением тех правил, которые установлены именно для договоров залога.
Сторонами договора залога являются залогодатель и залогодержатель. В качестве залогодержателя выступает банк, которому вексель передается в обеспечение кредитного договора. В качестве залогодателя может выступать только собственник векселя, векселедержатель.
Следует отметить весьма распространенную ошибку в российском вексельном обороте - практику передачи в залог "собственных векселей". Речь идет о том, что заемщик, получая кредит, составляет простой вексель (на сумму кредита) в пользу кредитора и передает кредитору такой вексель "в залог". Это является абсурдным с точки зрения как вексельного, так и гражданского права. В залог может быть передана либо вещь, в отношении у которой у залогодателя есть право собственности, либо имущественное право, принадлежащее залогодателю. В случае "собственного векселя" у "залогодателя" нет ни того, ни другого*(321). В качестве залогодателя может выступать вексельный кредитор, которому принадлежат все права по векселю, но не вексельный должник.
Согласно ГК РФ договор залога должен содержать ряд обязательных условий, к которым относятся:
- содержание и состав заложенного имущества. В отношении залога векселя данное условие будет соблюдено, если в договоре залога будет перечислено содержание обязательных реквизитов векселя, передаваемого в залог;
- залоговая стоимость имущества. По общему правилу залоговая стоимость имеет своей целью отразить тот факт, что сумма, которую залогодержатель может получить из реализации предмета залога, является в большинстве случаев меньшей, чем собственно цена заложенного имущества (это может быть связано с расходами по реализации, судебными издержками и другими расходами, которые будут покрываться именно реальной стоимостью заложенной вещи). В случае залога векселя вопрос можно поставить по-иному: поскольку в случае реализации своего права как залогодержателя банк не обязан продавать вексель, а вправе предъявить его к оплате для получения всей суммы векселя, залоговая стоимость векселя может рассматриваться как равная сумме векселя;
- (описание) обеспеченного залогом обязательства. Важность данного условия определяется тем, что при невозможности определить, в обеспечение какого обязательства совершен залог, невозможно реализовать залоговое право. Данное требование будет соблюдено при указании в договоре залога векселя основных данных кредитного договора - размер выданного кредита, срок его возврата, проценты, неустойка и т.п.;
- указание, у какой стороны находится заложенное имущество. По общему правилу, если в договоре не указано иное, при залоге ценных бумаг они передаются залогодержателю (или в депозит нотариуса). Вексельное право исходит из того, что передача векселя по индоссаменту должна сопровождаться его фактической передачей индоссату, по этой причине возможность оставления заложенного векселя у залогодателя лишена практического смысла.
Индоссамент при залоге векселя. Вексельное право исходит из того, что передача векселя не порождает вексельно-правовых последствий, если она не сопровождается индоссаментом. В связи с этим наряду с заключением договора о залоге передача векселя в залог предполагает и обязательное совершение индоссамента.
Вексельному праву известен специальный залоговый индоссамент, который указывает на то, что вексель передан индоссату как залогодержателю, а не новому собственнику векселя.
По содержанию (тексту) залоговый индоссамент представляет собой передаточную надпись, в которой указывается, что вексель передается индоссату в обеспечение, но без передачи индоссату права собственности на данный вексель. Тексты нормативных актов по вексельному праву в качестве примера соответствующей оговорки приводят "валюта в обеспечение", "валюта в залог"*(322), однако данные оговорки не являются единственно возможными способами совершения залогового индоссамента - индоссамент будет рассматриваться в качестве залогового при помещении в нем любых слов, свидетельствующих о залоговом характере передачи. Например, надпись типа "платите (наименование индоссата) как залогодержателю настоящего векселя (подпись индоссанта)" соответствует требованиям, предъявляемым к залоговому индоссаменту.
Залоговый индоссамент предоставляет индоссату (залогодержателю) объем прав, ограниченный в сравнении с обычным индоссаментом. Ограничение состоит в том, что передать вексель залоговый индоссат может только в порядке препоручения, т.е. он вправе только поручить другому лицу получение платежа по векселю, но не вправе передать другие права по векселю. Но с точки зрения права на получение платежа по векселю залоговый индоссат (банк-залогодержатель) пользуется таким же объемом прав, как и обычный векселедержатель, т.е. он имеет право на получение всей вексельной суммы (а не только той ее части, которая соответствует размеру его требований по обеспеченному залогом кредитному договору).
Однако для залога векселя не обязательно совершение именно залогового индоссамента. Судебная практика в настоящее время исходит из того, что если при передаче векселя в залог на нем совершается не залоговый, а обычный индоссамент, то это не противоречит нормам гражданского и вексельного права. При этом может совершаться как индоссамент, содержащий наименование банка-индоссата (залогодержателя), так и бланковый индоссамент, который банк впоследствии может заполнить своим именем или передать другому лицу.
В большинстве случаев совершение не залогового, а обычного индоссамента (в том числе бланкового) при передаче векселя в залог представляет собой удобство для банка-залогодержателя, поскольку в этом случае у банка есть возможность не только получить платеж по векселю, но и получить удовлетворение, продав вексель другому лицу, что исключалось бы при совершении в пользу банка залогового индоссамента.

Глава 10. Чеки и банковские карты в практике кредитных организаций

§ 1. Общие вопросы чекового обращения

Источники правового регулирования. Чек является испытанным и удобным инструментом безналичных платежей, он широко применяется в международных расчетах. Экономическое значение чекового обращения состоит в том, что оно сокращает количество необходимых для оборота наличных денег.
Чековое обращение в России регламентируется в первую очередь ГК РФ (§ 4 и 5 гл. 46 - применительно к инкассированию чеков). В указанных нормах ГК РФ учтены основные принципы Единообразного закона о чеках, хотя Россия не является участницей Женевских чековых конвенций 1931 г.
В ГК РФ предусмотрена возможность правового регулирования чеков также другими законами и устанавливаемыми в соответствии с ними банковскими правилами (п. 3 ст. 877 ГК РФ). При анализе статей ГК РФ можно сделать вывод, что они предполагают специальное законодательное регулирование чеков. Так, форма чека и порядок его заполнения определяются законом и установленными в соответствии с ним банковскими правилами (п. 2 ст. 878 ГК РФ). В соответствии с п. 2 ст. 879 ГК РФ чек подлежит оплате плательщиком при условии предъявления его к оплате в срок, установленный законом. Однако помимо соответствующих норм ГК РФ специального законодательного регулирования чеков в России на сегодняшний день нет*(323).
Чек обладает двойственной юридической природой, так как одновременно является и ценной бумагой, и расчетным документом, поэтому его правовое регулирование осуществляется не только законодательными нормами, но и банковскими правилами. При этом банковское регулирование носит дополнительный характер по отношению к нормам закона.
Среди банковских правил, в той или иной мере посвященных регламентации чековых расчетов, главную роль играют Положение о безналичных расчетах и Положение "О порядке осуществления безналичных расчетов физическими лицами в Российской Федерации"*(324).
По своей юридической природе чек представляет собой дебетовый документ в форме платежного приказа выплатить определенную сумму по требованию в момент его предъявления банку-плательщику.
Платежный приказ, составляющий содержание чека, является универсальным способом оформления разнообразных отношений, складывающихся в коммерческом обороте. Поэтому сложность юридической квалификации отношений, возникающих между лицами, указанными в чеке, обусловлена тем, что различные сочетания элементов платежного приказа лежат в основе как переводного векселя и чека, так и в основе простого перевода.
Теории, объясняющие сущность чека как ценной бумаги, можно объединить в две основные группы: теории, квалифицирующие чек как разновидность переводного векселя (тратты), и теории, рассматривающие чек как самостоятельный вид ценной бумаги.
Теории, объясняющие юридическую природу чека с помощью норм о переводных векселях, являются общепринятыми в странах англо-американской правовой системы. Согласно ст. 73 английского Закона о переводных векселях 1882 г. чек представляет собой тратту, выставленную на банкира сроком платежа "по предъявлении". В соответствии со ст. 3-104(f) Единообразного торгового кодекса США чек также означает тратту, подлежащую оплате "по востребовании" и выписанную на банк.
Применение такой конструкции чека объясняется особенностями английского вексельного права, которое допускает векселя на предъявителя и не требует вексельной метки. В европейских странах, большинство которых являются участницами Женевских вексельных конвенций 1930 г. (в том числе и Россия как правопреемница СССР), обращаются только именные и ордерные векселя. Это объясняется требованиями ст. 1 Единообразного закона о переводном и простом векселе 1930 г., согласно которой переводной вексель должен среди прочего содержать наименование "вексель", а также наименование того, кому или приказу кого должен быть совершен платеж.
В англо-американском праве чек рассматривается не только как оборотный документ, но и как поручение банку со стороны клиента, содержащее требование уплатить указанную в чеке сумму чекодержателю. Подобная характеристика чека в английском праве как оборотного документа и как поручения клиента банку соответствует пониманию двойственной юридической природы чека в отечественной науке, традиционно рассматривающей чек как ценную бумагу и как расчетный документ.
Теории, рассматривающие чек как особый вид ценной бумаги, не связанной с переводным векселем, получили распространение в европейских странах и поэтому нашли отражение в чековом законодательстве почти всех государств континентальной Европы. Также по принципу автономной кодификации векселя и чека были разработаны Женевские вексельные и чековые конвенции 1930-1931 гг.
Эти теории указывают на принципиально различные экономические функции векселя и чека. Чек является средством платежа, он не может быть орудием коммерческого кредита, поскольку оплачивается по предъявлении и имеет короткий срок действительности. Возможность выставления чека зависит от наличия денежного покрытия в банке, сам чек представляет собой инструмент для распоряжения денежными средствами, размещенными в банке. Особым участником чекового правоотношения является банк.
По российскому законодательству плательщиком по чеку может быть только банк, где чекодатель имеет средства, которыми он вправе распоряжаться путем выставления чеков (п. 2 ст. 877 ГК РФ). Векселя же могут оплачивать любые лица. В законодательстве существует лишь одно ограничение пассивной вексельной правоспособности, касающееся выпуска так называемых бюджетных векселей. Так, согласно ст. 2 Федерального закона от 11 марта 1997 г. N 48-ФЗ "О переводном и простом векселе" Российская Федерация, субъекты РФ и муниципальные образования имеют право обязываться по переводному и простому векселю только в случаях, специально предусмотренных федеральным законом.
Тем не менее вексель и чек имеют значительно больше сходства, чем различий. Вексель и чек выдаются во исполнение денежного обязательства, права по этим ценным бумагам передаются, как правило, с помощью индоссамента.
Законодательством установлен принцип самостоятельности прав каждого держателя и солидарная ответственность всех, кто поставил свою подпись на векселе или чеке, предусмотрены сокращенные сроки давности для осуществления прав держателей, схожими являются процедуры протеста как способа сохранения прав регресса, а также нормы о вексельном и чековом поручительстве (авале).
Поэтому по большому счету полноценное развитие чекового оборота может быть в достаточной мере обеспечено при любом из подходов к юридической квалификации чека.
Чек по законодательству России признается ценной бумагой (ст. 143, 877 ГК РФ), а значит, обладает такими присущими ценным бумагам качествами, как формальность, публичная достоверность и абстрактность.
Формальность чека. Относясь к числу строго формальных документов, чек может рассматриваться только как такой документ, содержание которого соответствует установленным требованиям закона, т.е. чековым реквизитам.
К ним относятся:
1) наименование "чек", включенное в текст документа;
2) поручение плательщику выплатить определенную денежную сумму;
3) наименование плательщика и указание счета, с которого должен быть произведен платеж;
4) указание валюты платежа;
5) указание даты и места составления чека;
6) подпись лица, выдавшего чек.
Отсутствие в документе какого-либо из указанных реквизитов лишает его силы чека (п. 1 ст. 878 ГК РФ).
В отличие от переводного векселя, где дополнительные условия, включенные в текст документа, считаются в лучшем случае ненаписанными (условие о начислении процентов на сумму векселя, выданного сроком на определенный день), а в худшем - влекут его недействительность (установление срока платежа путем указания на вероятностное событие), в чеке разрешаются некоторые дополнительные реквизиты. Эти реквизиты не всегда предусматриваются законом, они выработаны банковской практикой. К дополнительным реквизитам чека можно отнести пометку "расчетный", а также общее и специальное кроссирование чека.
Письменная форма документа является первостепенным условием того, чтобы выдача чека могла иметь предусмотренные законом юридические последствия. Согласно п. 2 ст. 878 ГК РФ форма чека и порядок его заполнения определяются законом и установленными в соответствии с ним банковскими правилами. Поскольку, помимо ГК РФ, другого закона о чеках у нас в принципе нет, необходимо руководствоваться банковскими правилами.
Так, Положением о безналичных расчетах предусмотрено, что чеки должны заполняться ручками с пастой, чернилами черного, синего или фиолетового цветов, допускается также заполнение чеков на пишущей машинке шрифтом черного цвета, а также с применением средств оргтехники (п. 2.8 данного Положения). При этом форма чека определяется кредитной организацией самостоятельно (п. 7.2)*(325).
Следует различать такие понятия, как "формальность обязательства" и "форма документа". Формальность чекового обязательства означает соблюдение в документе реквизитов, предусмотренных законом. В свою очередь, под формой чека следует понимать особенности заполнения чека, порядок расположения чековых реквизитов на бланке документа. Из содержания п. 1 ст. 142, п. 2 ст. 144 ГК РФ следует, что законодательство также различает установленную для ценной бумаги форму и наличие обязательных реквизитов, образующих содержание ценной бумаги.
Законодательством прямо не предусмотрено, должен ли чек выписываться на специальном бланке или на обычном листке бумаге. Однако на практике банки выдают своим клиентам чековые книжки, каждая страница которых представляет собой чековый бланк определенного образца. Тем самым банки обязывают своих клиентов выписывать чеки только на бланках из чековых книжек.
Оформление чека на специальном бланке предоставляет банкам в первую очередь технологические преимущества, упрощает процесс проверки чека. Автоматическая обработка расчетных документов делает необходимой и стандартизацию чеков, что возможно только при использовании специальных формуляров.
С одной стороны, технологическое значение не может считаться юридически обязывающим для клиента. С другой стороны, выписка чека на специальном бланке является одним из реальных способов, защищающих банки от ответственности за оплату подложного чека. Согласно п. 4 ст. 879 ГК РФ убытки, возникшие вследствие оплаты подложного чека, возлагаются на плательщика или чекодателя в зависимости от того, по чьей вине они причинены. Поэтому в случае оплаты подложного чека, оформленного на бланке из чековой книжки, выданной клиенту, возникшие убытки могут быть возложены не на банк, а именно на клиента - чекодателя, который, например, не принял мер к надлежащему хранению чековой книжки.
Помимо этого, оформление чеков на бланках установленного банками образца, может оказать положительное влияние на развитие чекового обращения в целом, так как бланк из чековой книжки свидетельствует о том, что чекодатель действительно имеет текущий счет в банке, а это, в свою очередь, укрепляет доверие к чеку со стороны потенциального бенефициара (получателя платежа).
Следует отметить, что в России до сих пор действует постановление Верховного Совета РФ от 13 января 1992 г. N 2174-1 "О введении в хозяйственный оборот чеков нового образца" (далее - постановление ВС РФ от 13 января 1992 г.), устанавливающее образец чекового формуляра*(326). Складывается ситуация, когда банки, с одной стороны, свободны в определении того, каким быть чековому бланку, а с другой - они не могут отступить от требований указанного постановления.
В образце чека (Приложение N 1 к постановлению ВС РФ от 13 января 1992 г.) содержится надпись "без права передачи", что не соответствует положениям ст. 880 ГК РФ, согласно которой именной чек передаче не подлежит. Это единственная разновидность чека, который может быть составлен по образцу, предусмотренному постановлением ВС РФ от 13 января 1992 г. Потому что для передачи прав по ордерным и предъявительским чекам законодательство ограничений не предусматривает.
Для устранения противоречия между указанным постановлением, с одной стороны, и нормами ГК РФ, а также Положения о безналичных расчетах - с другой, возможны два пути. Во-первых, постановление ВС РФ от 13 января 1992 г. может быть отменено как не соответствующее ГК РФ. Во-вторых, этот образец чека может быть признан рекомендательным, как в свое время это было сделано Президиумом ВАС РФ в отношении вексельных бланков единого образца*(327), утвержденных постановлением Президиума ВС РСФСР от 24 июня 1991 г. N 1451-1 "Об использовании векселя в хозяйственном обороте".
Абстрактность чека. Сделка по выдаче и передаче чека является абстрактной. Лицо, подписывая чек, не указывает основания, по которым оно принимает на себя соответствующее обязательство по чеку. Свойство абстрактности (каузальности) - это свойство юридического значения основания возникновения обязательства. С абстрактным характером чекового обязательства связана проблема допустимости тех или иных возражений, на которые вправе ссылаться лицо, обязанное по чеку.
Для действительности чека, равно как и векселя, безразлично основание его выдачи, будь то оплата товаров, работ, услуг, возмещение причиненного вреда и т.д. Плательщик по чеку не может противопоставить добросовестному чекодержателю возражения, основанные на отсутствии или недействительности основания выдачи чека, а равно ссылаться на предыдущие отношения с чекодателем.
В основе отношений между чекодателем и первым чекодержателем (ремитентом) лежит определенное обязательство, во исполнение которого выдается чек. Если впоследствии чек перешел от первого держателя к другому лицу по индоссаменту, новый держатель приобретает самостоятельное право требования платежа по чеку. Его право не зависит от прав предшествующих держателей чека. Поэтому второй и последующий чекодержатели, не являющиеся участниками сделки, во исполнение которой чек был выдан, могут основывать свои требования только на тексте чека, а обязанное лицо может противопоставить им возражения, также основанные только на тексте чека.
Абстрактный характер обязательства проявляется в различном распределении бремени доказывания и соответственно риска платежа надлежащему лицу. В обычной ситуации кредитор обязан доказать наличие основания требования. Следовательно, должник по каузальному (материальному) обязательству вправе не производить исполнения до тех пор, пока кредитор не докажет действительность своих прав.
В абстрактном обязательстве сам должник обязан доказать, что права кредитора не подлежат осуществлению, т.е. не имеют под собой никакого основания. Таким образом, бремя доказывания отсутствия основания обязательства лежит на должнике.
В современной юридической литературе вопрос об абстрактном характере чекового обязательства является довольно дискуссионным. Например, высказываются сомнения в абстрактности чека в связи с тем, что "п. 4 ст. 877 ГК РФ однозначно указывает на денежное обязательство, во исполнение которого чек выдан, вопреки абстрактности этой ценной бумаги, упомянутой в п. 1 ст. 877 ГК РФ"*(328).
Во-первых, в п. 1 ст. 877 ГК РФ ничего не говорится об абстрактности чека, речь в ней идет о безусловном характере распоряжения чекодателя банку. Условность (безусловность) характеризует содержание юридической обязанности, она не имеет отношения к основанию возникновения обязательства. Если бы распоряжение об уплате определенной суммы, составляющее основную сущность чека, носило условный характер, чек не вызывал бы доверия к себе и никогда не принимался бы в счет исполнения денежного обязательства.
Во-вторых, в п. 4 ст. 877 ГК РФ сказано, что выдача чека не погашает денежного обязательства, во исполнение которого он выдан. Это норма подчеркивает лишь то, что чек не является средством платежа. Чек - это расчетный документ, предназначенный для получения платежа, и его нельзя отождествлять с денежными средствами. Выдача чека не является исполнением обязательства, чек выдается с целью последующего исполнения. Указание закона на то, что с помощью чека происходит расчет по денежным обязательствам, не имеет отношения к вопросу об абстрактном характере чека.
Главные сомнения по поводу абстрактности чека вызывают, конечно, отношения между чекодателем и плательщиком. В этой связи некоторые авторы говорят о том, что "абстрактный характер чекового обязательства относителен"*(329). Этот довод пытаются объяснить тем, что отношения между чекодателем и банком-плательщиком обусловлены договорными отношениями между ними, поскольку выдаче чека предшествует заключение чекового договора, в силу которого банк обязуется оплачивать чеки своего клиента.
На наш взгляд, точно так же как выставление переводного векселя на плательщика (акцептанта) связано с вневексельными отношениями между ним и векселедателем, чековый договор не следует рассматривать как основание выдачи чека. Банк-плательщик не несет ответственности в случае неоплаты чека; если чек не будет оплачен, его держатель обращает свои требования непосредственно к чекодателю (обязанному лицу, поставившему свою подпись на чеке), а не к банку. Свойство абстрактности характеризует взаимоотношения кредитора с должником. Должником по чеку является чекодатель, кредитором - чекодержатель. В случае если плательщик необоснованно отказывает в оплате чека, его ответственность перед клиентом (чекодателем) будет основана на нормах гражданского права как ответственность за нарушение условий заключенного договора.
Таким образом, нет оснований ставить под сомнение абстрактную природу чекового обязательства, основываясь на договорном характере отношений между клиентом (чекодателем) и банком (плательщиком).
Публичная достоверность чека. Понятие абстрактности ценной бумаги тесно связано с понятием ее публичной достоверности; разграничить эти понятия сложно. Публичная достоверность ценной бумаги означает, что "добросовестный владелец бумаги может довериться тем формальным признакам, которые легитимируют его в качестве субъекта выраженного в бумаге права"*(330).
Чек является бумагой общественного доверия, т.е. обладает публичной достоверностью. Права добросовестного держателя определяются содержанием чека и не требуют каких-либо других доказательств или документальных подтверждений.
Публичная достоверность чека, так же как и абстрактность удостоверенного им обязательства, означает недопустимость возражений, не основанных на тексте документа. Должник освобождает себя от обязательства по ценной бумаге, исполнив его легитимированному на основании ее реквизитов лицу, даже если должник не проверял иных обстоятельств.
Отказ от исполнения обязательства, воплощенного в ценной бумаге, лицу, легитимируемому бумагой, возможен лишь в случаях ее несоответствия реквизитам; доказанности факта подлога или подделки; доказанности недобросовестности держателя.
Публичная достоверность чека означает, что держатель не должен доказывать свою добросовестность иными документами, на основании которых выписан чек. Он, подобно векселедержателю, презюмируется добросовестным держателем чека, если его владение основано на непрерывном ряде индоссаментов*(331).
Одним из признаков, характеризующих юридическую природу чека как ценной бумаги, можно назвать так называемую формальную сторону публичной достоверности, которая выражается в неразрывной связи ценной бумаги с реализацией удостоверенных в ней прав. Согласно ст. 142 ГК РФ осуществление или передача прав, удостоверенных ценной бумагой, возможны только при ее предъявлении. Этот признак именуется презентационностью и является неотъемлемым компонентом публичной достоверности чека.
Реквизиты чека. Чек относится к числу строго формальных документов, поэтому соблюдение в документе всех чековых реквизитов является необходимым условием его действительности. Отсутствие хотя бы одного реквизита лишает документ чековой силы, за некоторыми исключениями, установленными законом. Содержание чека по российскому праву определяется в соответствии с требованиями п. 1 ст. 878 ГК РФ.
Чековая метка. Чек должен содержать так называемую чековую метку, т.е. наименование "чек", включенное в текст документа. При помощи этого дополнительного, по сути - внешнего, признака можно отграничить чек от сходных с ним по форме переводного векселя и платежного поручения.
Под текстом чека следует понимать ту его часть, в которой выражена сущность чекового обязательства. Поэтому чековая метка должна располагаться в приказной части чека, которая выражается обычно словами "платите приказу...", "платите против этого чека..." или коротко: "заплатите...". Согласно сложившейся банковской практике наименование "чек" указывается в документе, как правило, дважды: первый раз в заголовке документа и второй раз непосредственно в тексте чека.
Чековая метка на чеке играет ту же роль, что и вексельная метка на векселе. Если лицо подписывает документ с наименованием "чек", тем самым оно выражает свое согласие нести более строгую (по сравнению с общегражданской) ответственность перед последующими держателями документа.
Поручение плательщику выплатить определенную денежную сумму. В ГК РФ обращение чекодателя к плательщику выражается двумя терминами: при определении чека в п. 1 ст. 877 ГК РФ используется термин "распоряжение", а при перечислении чековых реквизитов в п. 1 ст. 878 ГК РФ применяется термин "поручение". Слова "поручение" и "распоряжение", конечно, нельзя признать синонимичными, но они довольно близки по смыслу. Различие между ними видится в том, что распоряжение может быть основано на властных полномочиях лица, а поручение следует из отношений равноправных субъектов. Чекодатель и плательщик всегда связаны между собой гражданско-правовыми отношениями (договор банковского счета либо специальный чековый договор), поэтому обращение чекодателя к плательщику не имеет официального характера, а вытекает из договорных отношений между ними.
В пп. 2 п. 1 ст. 878 ГК РФ говорится о выплате определенной денежной суммы. Данную норму следует понимать в том смысле, что сумма чека должна быть точной, т.е. не подлежащей для своего определения какому-либо вычислению. С этим связан запрет на начисление процентов на сумму чека, поскольку указание о процентах в чеке считается ненаписанным. Запрет на начисление процентов на сумму чека является одной из мер, направленных на предотвращение использования чека в качестве орудия кредита. Начисление на сумму чека процентов за пользование чужими денежными средствами по правилам п. 1 ст. 395 ГК РФ допускается только в качестве меры ответственности за его несвоевременную оплату (п. 2 ст. 885 ГК РФ).
Наименование плательщика. Наименование плательщика является логическим завершением поручения (распоряжения) о платеже, оно часто сопровождается указанием его адреса. В некоторых случаях помимо наименования плательщика и указания его адреса в чеке также указывается место платежа. Указание места платежа по чеку имеет значение в тех случаях, когда требуется определить подсудность спора или решить вопрос о применимом праве.
Местом платежа является, как правило, домицилий плательщика, однако чек может быть выставлен с оплатой в домицилии третьего лица при условии, что это лицо является банком. При отсутствии специального указания местом платежа по чеку считается место, обозначенное рядом с наименованием плательщика.
В соответствии с п. 2 ст. 877 ГК РФ в качестве плательщика по чеку может быть указан только банк. Положение о безналичных расчетах содержит ряд норм, регламентирующих участие в чековых правоотношениях не только банков, но и любых кредитных организаций (п. 7.11-7.14).
С учетом п. 3 ст. 861 ГК РФ, согласно которому безналичные расчеты производятся через банки и иные кредитные организации, можно сказать, что оплачивать чеки могут кредитные организации, в том числе банки.
Указание счета, с которого должен быть произведен платеж. Чеки могут выставляться только на такой счет, который предполагает право клиента распоряжаться средствами путем выставления чеков. Возможность распоряжения денежными средствами путем выставления чеков обусловлена правилами ведения того или иного счета, которые обычно включаются в договор между клиентом и банком. Поэтому нет препятствий к тому, чтобы банк разрешил клиенту выписывать чеки, в том числе и на сумму векселя, учтенного банком, и на сумму предоставленного банком кредита, и на другой вид покрытия. Это вопрос договорных отношений клиента и банка.
Указание валюты платежа. В отношении чеков, сумма которых выражена в иностранной валюте, отечественное законодательство не заимствовало норм Единообразного закона о чеках 1931 г. о так называемой оговорке эффективного платежа. Наличие в чеке подобной оговорки позволяет оплачивать его именно в той валюте, которая в нем указана. Если же в чеке отсутствует оговорка об эффективном платеже, то сумма чека всегда может быть уплачена в национальной валюте страны места платежа. В этой связи целесообразно рассмотреть различные варианты правовых последствий в случае установления платежа по чеку в иностранной валюте.
Законным платежным средством на территории Российской Федерации является рубль. Согласно ст. 75 Конституции РФ именно рубль признается официальной денежной единицей нашего государства. Вместе с тем имеются специальные правила, относящиеся к денежным обязательствам. Так, в соответствии со ст. 317 ГК РФ подобные обязательства по общему правилу должны выражаться и исполняться в рублях. В случае если сумма денежного обязательства выражена в иностранной валюте или в условных денежных единицах, то оно должно исполняться в рублях по официальному курсу соответствующей валюты на день платежа, если иной курс или иная дата его определения не установлены законом или соглашением сторон.
В этой связи следует различать "валюту долга", которая может быть выражена в иностранных или условных денежных единицах, и "валюту платежа", которая должна выражаться исключительно в рублях*(332).
Иностранная валюта является объектом, ограниченным в обороте на территории Российской Федерации (ст. 129 ГК РФ). Расчеты в иностранной валюте на территории Российской Федерации носят характер исключения из общего запрета и допускаются только по основаниям и в режиме, разрешенным Банком России*(333). Поэтому, на наш взгляд, валюта платежа по чеку, выданному и подлежащему оплате на территории Российской Федерации, должна указываться только в российских рублях.
Исключение составляют случаи, когда чек выдан в счет исполнения обязательств перед иностранной компанией по оплате товаров по внешнеторговому контракту. В такой ситуации чек может быть номинирован в иностранной валюте при условии, что он выписан на валютный счет чекодателя.
Однако чек, в котором валюта платежа указана в иностранных денежных единицах, считается "валютной ценностью", а операции, связанные с использованием такого чека, признаются "валютными операциями"*(334). Валютные операции осуществляются только путем безналичных расчетов через валютные счета резидентов, открытые в уполномоченных банках. При этом ввоз и вывоз валютных ценностей через границу Российской Федерации вправе осуществлять лишь уполномоченные банки, остальные организации - только по специальному разрешению Банка России.
Несколько иные правила применяются в случае, если чек был выписан за рубежом и последним чекодержателем является российское физическое или юридическое лицо. Получение платежа по чеку, номинированному в иностранной валюте, является валютной выручкой чекодержателя. Поэтому 25% полученного валютного платежа подлежит обязательной продаже через уполномоченные банки в течение семи дней с момента его поступления*(335).
Существует и еще одна особенность отечественного валютного законодательства применительно к "валютным" чекам. В случае если сумма чека в иностранной валюте, выписанного на имя российской некоммерческой организации, является безвозмездным пожертвованием и не требует встречного исполнения с российской стороны, уполномоченный банк вправе принять такой чек на инкассо без разрешения Банка России*(336).
Указание даты и места составления чека. Данный реквизит необходим в первую очередь для определения срока действительности чека. Также указание даты выставления чека дает возможность установить момент возникновения права на регрессные требования в случае неоплаты чека, проверить правоспособность чекодателя или полномочия его представителя в момент выписки чека, а также решить некоторые другие вопросы.
По общему правилу дата должна соответствовать фактическому дню выписки чека. Отечественное законодательство не содержит норм, регламентирующих так называемое постдатирование чека, т.е. проставление на нем даты более поздней, чем фактическое выставление чека. На наш взгляд, разрешение постдатированных чеков в российской банковской практике нецелесообразно хотя бы потому, что российские предприниматели и граждане не отличаются платежной дисциплиной и выставление постдатированных чеков может стать предпосылкой для развития какого-либо вида мошенничества с использованием таких чеков.
Чек является инструментом платежа, и этим объясняется относительно короткий срок его действительности. Длительное обращение чека противоречит интересам и чекодателя, и банка, потому что операции по текущему счету требуют быстрого завершения, а не затягивания расчетов. Однако в ГК РФ не указан конкретный срок действительности чека. В соответствии с п. 2 ст. 879 ГК РФ чек подлежит оплате плательщиком при условии его предъявления к оплате в срок, установленный законом. Подобного закона в настоящее время в России нет.
Традиционно отечественные банки придерживаются 10-дневного срока для предъявления чека к оплате. Можно сказать, что этот срок в банковской практике стал обычаем делового оборота, возможность использования которого предусмотрена ст. 5 ГК РФ. Действительно, этот срок не был зафиксирован в действующем законодательстве, но повсеместно применялся в банковской практике*(337).
Аналогичный срок установлен Положением о безналичных расчетах, но уже применительно ко всем расчетным документам, одним из видов которых является чек. Однако указанное Положение, утвержденное Банком России, естественно, не является тем нормативным актом, к которому отсылает ГК РФ. Более того, этим же Положением предусмотрено, что срок предъявления чеков к оплате должен определяться внутрибанковскими правилами проведения операций с чеками (п. 7.16). Отсутствие четкой законодательной нормы по этому вопросу, к сожалению, приводит на практике к произвольному установлению сроков действительности чека*(338).
Указание места составления или выдачи чека не является реквизитом, обусловленным специфическими особенностями этой ценной бумаги, такой реквизит необходим в любом документе. При отсутствии указания на место составления чек рассматривается как подписанный в месте нахождения чекодателя. Но если из текста чека в принципе невозможно определить место его составления - это следует расценивать как основание для признания чека недействительным.
Подпись чекодателя. Данным реквизитом завершается составление чека. Подпись подтверждает, что содержание чека соответствует действительной воле чекодателя. Наше законодательство не содержит легального определения термина "подпись", однако подпись управомоченного лица требуется во всех документах (договорах, актах, доверенностях, оферте о заключении договора и ее акцепте). Подпись, совершаемая на документах, исходящих от организации, имеет даже более важное значение, чем проставление на них печати. Наличие только одной подписи на документе при отсутствии на нем печати подтверждает его действительность.
В большинстве случаев, когда речь идет о подписи, мы имеем в виду собственноручную подпись лица, т.е. подпись, совершенную рукописным способом (автограф). Хотя согласно п. 2 ст. 160 ГК РФ при совершении сделок допускается использование факсимильного воспроизведения подписи, электронно-цифровой подписи (ЭЦП) либо иного аналога собственноручной подписи (АСП) (кода, шифра). Использование любых АСП допускается в случаях и в порядке, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон.
Что касается ЭЦП, то проставление ее на документе возможно только тогда, когда сам документ существует в электронной форме, а не на бумажном носителе, как это обычно бывает. Мы не будем сейчас касаться вопроса о возможности существования и применения в России электронных чеков, эта проблема будет подробно проанализирована в дальнейшем.
Некоторая путаница по вопросу о подписи чекодателя была внесена нормами Положения о безналичных расчетах. Так, согласно п. 2.14 Положения в рамках применяемых форм безналичных расчетов допускается использование АСП в соответствии с требованиями законодательства и нормативных актов Банка России.
Вероятно, речь здесь идет в первую очередь о применении ЭЦП, поскольку Положение о безналичных расчетах допускает использование электронных платежных документов (п. 2.2), что активно практикуется сейчас многими российскими коммерческими банками.
На наш взгляд, подпись чекодателя должна выполняться только собственноручно. Это необходимое требование, поскольку чек является документом, предназначенным для распоряжения денежными средствами, находящимися на банковском счете. Если допустить, что на чеке, выданном от имени организации, подпись руководителя будет проставляться посредством факсимиле, то, получив доступ к последнему, любой сотрудник организации может распорядиться ее денежными средствами в свою пользу. В этом случае вряд ли можно привлечь к ответственности банк-плательщик, так как налицо будет небрежность самого чекодателя.
Еще один аспект подписания чека связан с особыми требованиями, предусмотренными действующим законодательством в отношении оформления денежных и расчетных документов, финансовых и кредитных обязательств. В соответствии с п. 3 ст. 7 Федерального закона от 21 ноября 1996 г. N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" без подписи главного бухгалтера организации такие документы считаются недействительными и не должны приниматься к исполнению.
Требование "двух подписей" не распространяется на вексельные обязательства. Это связано с тем, что реквизиты переводного и простого векселей перечислены в ст. 1, 75 Положения о векселе, и поэтому отсутствие на векселе подписи главного бухгалтера организации не может рассматриваться как дефект формы векселя*(339). Такой подход объясняется тем, что "в отношениях, связанных с оформлением векселей, вызывает сомнения неопределенность понятий "денежный документ", "финансовое обязательство" и "кредитное обязательство"*(340).
Казалось бы, аналогичный вывод можно сделать и в отношении реквизитов чеков, которые исчерпывающим образом указаны в п. 1 ст. 878 ГК РФ. Но обоснованность применения требований Федерального закона "О бухгалтерском учете" в отношении чеков, на наш взгляд, вполне очевидна. Чек в отличие от векселя и других ценных бумаг является расчетным документом (ст. 862 ГК РФ, п. 2.3 Положения о безналичных расчетах), поэтому в случае, когда чек выдан от имени юридического лица, он должен содержать две подписи: руководителя организации и главного бухгалтера. Такое же правило закреплено в п. 2.14 Положения о безналичных расчетах.
С вопросом о совершении подписи чекодателя неразрывно связана проблема активной чековой правоспособности, т.е. способности выдавать чеки. Как правило, во всех странах правоспособность чекодателя совпадает с общегражданской право- и дееспособностью*(341). Российским законодательством никаких специальных ограничений относительно активной чековой правоспособности не установлено. Однако наличия одной лишь общегражданской правоспособности для того, чтобы выдавать чеки, недостаточно. Для этого необходимо также приобрести полную дееспособность. У граждан (физических лиц) полная дееспособность наступает по общему правилу после достижения 18 лет.
Возможны несколько случаев, когда гражданин, не достигший этого возраста, все же вправе выдавать чеки. Например, при вступлении в брак до достижения 18 лет (п. 2 ст. 21 ГК РФ); объявлении несовершеннолетнего полностью дееспособным в порядке эмансипации (ст. 27 ГК РФ). Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет вправе самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией и другими доходами, а также в соответствии с законом вносить вклады в кредитные учреждения и распоряжаться ими (пп. 1, 3 п. 2 ст. 26 ГК РФ). Все это также предполагает возможность выдачи чеков в целях распоряжения денежными средствами, размещенными на банковских счетах.
Что же касается юридических лиц, то у них гражданская право- и дееспособность возникает с момента государственной регистрации и прекращается после их ликвидации. Помимо этого, следует признать, что, поскольку законодательство не содержит специальных запретов, активной чековой правоспособностью обладают также Российская Федерация, субъекты РФ и муниципальные образования.
В заключение еще раз отметим, что в чеке разрешаются некоторые дополнительные реквизиты, например, общее и специальное кроссирование чека, надпись "расчетный", последовательная нумерация чековых бланков в чековой книжке, лимитирование чеков, установление контрольной цифровой шкалы, указание чекодержателя (если чек является именным или ордерным) и пр.*(342)

§ 2. Чековый договор

Термин "чековый договор" не следует понимать буквально, этим понятием охватываются все те отношения, которые складываются между чекодателем и плательщиком независимо от того, закреплены ли они действительно в форме единого документа - договора. Данный термин в целом фиксирует конструкцию отношений "чекодатель (клиент) - плательщик (банк)". Не нужно придавать чековому договору значение конститутивного элемента чека, поскольку действительность чека не может ставиться в зависимость от наличия или отсутствия чекового договора.
Понятие "чековый договор" не имеет легального определения в нашем законодательстве, оно сформулировано в юридической литературе. В действующем законодательстве РФ содержится всего лишь одна норма, указывающая на наличие "договора о расчетах чеками", заключаемого между кредитной организацией и клиентом (п. 7.13 Положения о безналичных расчетах).
Чековый договор нельзя рассматривать в качестве дополнительного договора по отношению к договору банковского счета или договора в пользу третьего лица, которым является чекодержатель. В первом случае мы имеем дело, с одной стороны, со слишком громоздкой договорной конструкцией, а с другой - способ осуществления расчетов по договору банковского счета нецелесообразно рассматривать как отдельный самостоятельный договор.
Конструкция договора в пользу третьего лица (ст. 430 ГК РФ) также не подходит для регулирования отношений между плательщиком и чекодержателем. Третье лицо (чекодержатель), в пользу которого заключен договор, должно в силу этого договора приобрести самостоятельное право требования по отношению к должнику (плательщику), что противоречит сущности отношений между этими лицами.
Ни чекодатель, ни тем более чекодержатель не имеет права прямого иска к плательщику, основанного на неоплате чека. В случае если чек не оплачен банком-плательщиком, чекодатель предъявляет плательщику иск, основанный не на чеке, а на чековом договоре. Неоплата чека - это нарушение договора, и чекодатель (клиент) вправе требовать возмещения убытков, причиненных нарушением данного договора.
Чековый договор имеет множество схожих черт с договором комиссии и договором поручения. М.М. Агарков отмечал, что чековый договор нельзя отнести к договору комиссии, потому что последний является самостоятельным и возмездным, а чековый договор, в свою очередь, имеет дополнительный характер по отношению к основному, и вознаграждение в нем не оговаривается непосредственно*(343). Однако договор комиссии может входить составной частью в различные гражданско-правовые договоры, образовывая тем самым смешанный договор (п. 3 ст. 421 ГК РФ). Что касается возмездности, то обслуживание клиентов осуществляется банками, как правило, за вознаграждение. Либо банки компенсируют свои издержки за счет более низких процентных ставок за остаток средств на счете. Хотя законодательство устанавливает несколько иную презумпцию. Так, согласно п. 1 ст. 851 ГК РФ клиент оплачивает услуги банка по совершению операций с денежными средствами, находящимися на счете, в случаях, предусмотренных договором банковского счета.
Итак, сущность договоров комиссии и поручения вполне отражает содержание отношений между клиентом и банком, а эти отношения, в свою очередь, регламентируются договором банковского счета (гл. 45 ГК РФ). Поэтому чековый договор можно рассматривать как особые условия о распоряжении денежными средствами путем выставления чеков, включенные в договор банковского счета.
Форма чекового договора является свободной, он может быть составлен в форме единого документа, подписанного сторонами (что бывает довольно редко), или заключен путем совершения конклюдентных действий. Как правило, для признания факта заключения чекового договора достаточно, чтобы клиент направил в банк заявление о выдаче чеков, а банк, в свою очередь, выдал клиенту чековую книжку.
Вместе с тем по чековому договору обязанным лицом является не только банк-плательщик. Потому что обязанность банка оплачивать выписанные клиентом чеки неразрывно связана с обязанностью клиента обеспечить покрытие, необходимое для оплаты этих чеков. Можно сказать, что наличие покрытия является необходимым условием для возникновения соответствующего обязательства плательщика*(344).
Последствия отсутствия покрытия для оплаты чеков различны по отношению к плательщику и по отношению к чекодержателю. Плательщик при отсутствии покрытия освобождается от обязанности оплаты чека. Чекодержатель в этом случае получает право требования к чекодателю и (или) к другим обязанным по чеку лицам (авалистам, индоссантам) о возмещении суммы чека, своих издержек на получение оплаты, а также процентов за пользование чужими денежными средствами в соответствии с п. 1 ст. 395 ГК РФ (п. 2 ст. 885 ГК РФ).
Выдача чека, создавая специальные чековые отношения между чекодателем и чекодержателем (ремитентом), не прекращает отношений между ними по основной сделке, во исполнение которой чек выдан. Возможна ситуация, когда чекодержатель, не получивший платежа по чеку в силу недостаточности или отсутствия покрытия, не удостоверил отказ плательщика в оплате чека. В этом случае чекодержатель вправе предъявить соответствующее требование чекодателю, основываясь непосредственно на сделке, в результате которой выдан чек. Потому что выдача чека не погашает денежного обязательства, во исполнение которого он выдан (п. 4 ст. 877 ГК РФ). Когда речь идет о неоплате ордерного чека, держатель которого основывает свое право на непрерывном ряде индоссаментов, требование по основной сделке может быть предъявлено чекодержателем только к своему индоссанту, но не к чекодателю.
Отсутствие покрытия для оплаты чека лишает чек своего основного назначения - быть бесспорным средством для получения платежа. Поэтому законодательство многих стран предусматривает ответственность за выдачу необеспеченных (так называемых деревянных) чеков.
Во Франции выписка чеков без покрытия может повлечь уголовную ответственность, если это будет квалифицировано как мошенничество; в США за выдачу чеков без покрытия наступает, как правило, ответственность в виде штрафа.
Отечественным законодательством ответственность чекодателя за выписку чеков без покрытия не регламентирована, за исключением общих норм о последствиях неоплаты чека, предусмотренных в ст. 885 ГК РФ. Однако эти нормы направлены на защиту интересов чекодержателя, но не банка.
Учитывая отсутствие специальных законодательных норм по данной проблеме, следует сделать вывод, что нормы об ответственности за выдачу чеков без покрытия должны определяться непосредственно в договоре между банком и клиентом. Оптимальным вариантом является установление штрафов, как это имеет место в американской банковской практике. Что же касается уголовных санкций, то, на наш взгляд, их применение неактуально в условиях современной российской экономики.
Таким образом, отношения между плательщиком и чекодателем регламентируются так называемым чековым договором, который представляет собой особые условия, включенные в договор банковского счета. При этом обязанность банка оплачивать выставленные на него чеки зависит от наличия и достаточности покрытия, предназначенного для оплаты этих чеков.
В то же время отношения между плательщиком и чекодержателем не основаны ни на законе, ни на договоре. Поэтому плательщик в случае неоплаты чека ответственен перед чекодателем, но не несет ответственности перед чекодержателем. Следовательно, чекодержатель может защитить свои права только путем предъявления требования к чекодателю и (или) другим ответственным лицам (авалисту, индоссанту).
Однако чекодержатель заинтересован получить деньги по чеку именно от плательщика, а не путем предъявления обратного требования. В противном случае ему нет смысла принимать чек вместо уплаты денег. Ведь несмотря на то что нормы чекового законодательства предусматривают оплату чека по предъявлении, уверенности в том, что чек будет безусловно оплачен плательщиком, у чекодержателя нет.
Поэтому банковская практика выработала несколько способов подтверждения того, что чек обязательно будет оплачен плательщиком. В этой связи целесообразно рассмотреть вопрос о возможности (допустимости) акцепта чеков.
В соответствии с доктриной акцептация чека плательщиком является излишней, поскольку "считается, что это противоречит природе чека и характеру возникающих отношений, так как по закону чек может выставляться только на банк, в котором у чекодателя должен быть счет с покрытием"*(345). В то время как акцепт переводного векселя необходим для того, чтобы плательщик предварительно подтвердил обязательство оплаты, обязательство банка оплачивать чеки вытекает из договорных отношений между ним и его клиентом (чекодателем).
Однако банк-плательщик путем акцепта подтверждает оплату чека не своему клиенту-чекодателю, а чекодержателю. Между плательщиком и чекодержателем договорных отношений не существует, поэтому чековый акцепт не может рассматриваться как подтверждение какого-либо договора.
Акцепт чека, с одной стороны, создает предпосылки для превращения чека в кредитный документ, а с другой - позволяет чеку конкурировать с законным платежным средством - деньгами. Поэтому во многих странах акцепт чека запрещен законом. Действительно, акцепт создает чеки двух сортов: акцептованные - "лучшие", и неакцептованные - "худшие", причем первые постепенно вытесняют из обращения вторые.
В ГК РФ отсутствуют нормы, запрещающие или разрешающие акцепт чеков. В настоящее время акцепт чеков широко практикуется в банковских расчетах, но при этом он существует в несколько завуалированной форме.
Например, во Франции удостоверение чека банком означает не только подтверждение наличия покрытия, но и обязывает банк резервировать (блокировать) покрытие по чеку в пользу бенефициара в течение срока действия чека. Следовательно, подобная "виза" на чеке приобретает значение акцепта. В США одной из форм акцепта чека является предоставление банками денежных переводов (money order), а также специальных банковских чеков (bank checks), кассирских чеков (cashier's checks) или сертифицированных чеков (certified checks). По своим функциям эти финансовые документы аналогичны обычным чекам, но они оплачиваются клиентом заранее и не могут быть им аннулированы. Акцепт чеков по американскому праву также называют удостоверением (certification), которое приравнивается по своему правовому значению к акцепту.
В западных странах, как и в России, а также в государствах СНГ акцепт чеков практикуется в форме выдачи банками так называемых гарантийных карточек. Правила таковы, что чекодатель обязан, выписывая чек, гарантированный в соответствии с чековой картой, подписать его в присутствии получателя чека, предоставив ему возможность сверить поставленную на чеке подпись с образцом подписи на чековой карте. Кроме того, чекодатель обязан написать номер чековой карты на обратной стороне чека*(346).
Во многих странах банки повысили популярность чековых расчетов именно путем выдачи чековых гарантийных карточек. В 1968 г. с целью создания единой системы расчетов чеками с гарантийными карточками и облегчения чековых операций за пределами государства банки нескольких европейских стран заключили соглашение о создании в Европе системы "Еврочек" (Eurocheque). Эта система основана на применении чекового документа единого образца и стандартной чековой карточки. Если чек выдан вместе с чековой карточкой, то банк гарантирует по нему оплату в пределах оговоренной суммы.
В России также существует практика выдачи идентификационных (чековых) карточек, которые выполняют не только традиционную гарантийную функцию, но и преследуют цель предотвращения подделки чеков*(347).
Какова юридическая природа расчетов с использованием чековых (гарантийных) карточек и каким образом можно квалифицировать обязательство банка, если вместе с чеком выдана чековая карточка? С одной стороны, чековую карточку можно рассматривать как поручительство банка-плательщика по выставленному держателем карточки чеку перед получателем платежа в пределах лимита, указанного на карточке. С другой стороны, обязательство плательщика по гарантийной (чековой) карточке не является обязательством чекового характера и его следует рассматривать как независимую от чека своеобразную банковскую гарантию.
Гарантийное обязательство плательщика в связи с выдачей чековой карточки нельзя признать чековым обязательством по той причине, что гарантия платежа по чеку может даваться любым лицом, за исключением самого плательщика (п. 1 ст. 881 ГК РФ). Помимо этого, предусмотрены специальные требования к оформлению чековой гарантии. В частности, гарантия платежа по чеку (чековый аваль) проставляется на лицевой стороне чека или на дополнительном листе (аллонже) путем надписи "считать за аваль" и указания, кем и за кого он дан. Поэтому чековая карточка не может быть квалифицирована как чековый аваль даже по формальным критериям.
На наш взгляд, обязательство банка-плательщика по чековой карточке является тождественным обязательству банка, акцептовавшего чек. Чековая карточка гарантирует любому держателю, что чек будет оплачен банком в пределах лимита, указанного на ней, независимо от каких-либо обстоятельств, в том числе и от состояния счета клиента-чекодателя. Следовательно, чекодержатель, получая чек вместе с карточкой, приобретает самостоятельное право требования к плательщику. Плательщик, в свою очередь, обязан оплатить чек независимо от наличия покрытия на счете чекодателя и не имеет права регресса к последнему.

§ 3. Передача прав по чеку

Законодательство устанавливает четкую связь между формой легитимации управомоченного держателя ценной бумаги и способом ее передачи.
Так, согласно ст. 145 ГК РФ права, удостоверенные ценной бумагой, могут принадлежать:
1) предъявителю (ценная бумага на предъявителя);
2) названному в ценной бумаге лицу (именная ценная бумага);
3) названному в ценной бумаге лицу, которое может само осуществить эти права или назначить своим распоряжением (приказом) другое управомоченное лицо (ордерная ценная бумага).
В ст. 146 ГК РФ предусмотрено, что права по ценным бумагам на предъявителя передаются простым вручением, права по ордерным ценным бумагам - путем совершения индоссамента, а права, удостоверенные именной ценной бумагой, - в порядке, установленном для уступки прав (цессии). Рассмотрим, как эти общие правила передачи прав по ценным бумагам применяются в отношении чеков.
В изъятие из общих правил ст. 146 ГК РФ о возможности передачи прав по именной ценной бумаге в порядке цессии в п. 2 ст. 880 ГК РФ предусмотрено, что именной чек передаче не подлежит. Правило о запрете передачи именного чека не соответствует ст. 14 Единообразного закона о чеках 1931 г., предусматривающей возможность обращения именных или так называемых ректа-чеков, которые не могут передаваться по индоссаменту, так как содержат оговорку "не приказу" или иную равнозначную оговорку. Такие чеки передаются с соблюдением формы и с последствиями обыкновенной цессии. Конечно, использование в расчетах именных чеков уменьшает риски оплаты похищенных чеков, и в этом смысле непередаваемые именные чеки очень привлекательны*(348). Но все же целесообразно исключить из ГК РФ запрет на передачу именных чеков, поскольку это в значительной степени сдерживает развитие полноценного чекового оборота.
Чек, так же как и вексель, изначально предполагается ордерной ценной бумагой, поскольку, даже если чек выставлен без прямой оговорки "приказу", он все равно может быть передан по индоссаменту. По терминологии ГК РФ ордерный чек именуется переводным*(349).
В отношении чека использование данного термина является несколько неудачным. Если законодательство допускает существование переводного чека, то, видимо, должен существовать и "простой" чек, что в принципе невозможно, поскольку чекодатель всегда выставляет чек на банк, а не на самого себя. Поэтому целесообразно называть переводной чек ордерным.
Права по ордерным чекам передаются посредством специальной передаточной надписи - индоссамента (п. 3 ст. 146, п. 3 ст. 880 ГК РФ). Индоссамент по сравнению с цессией представляет собой значительно более упрощенную форму передачи прав. Основные отличительные черты индоссамента по сравнению с цессией можно изложить следующим образом.

Цессия

Двусторонний договор.
Право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.
Цедент отвечает только за существование и действительность права требования в данный момент, но не за исполнение этого требования должником.
Цеденты не являются солидарно ответственными перед цессионарием.
Передача документа не имеет значения, необходимо известить должника об уступке права требования.
Должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору.

Индоссамент

Односторонняя сделка.
Права передаются в полном объеме. Частичный индоссамент недействителен.
Индоссант отвечает за платеж, если он не поставил безоборотной оговорки.
Чекодатель и индоссанты являются солидарными должниками перед чекодержателем.
Передается сам чек - если нет документа, то нет и требования. Право на получение суммы чека может быть реализовано только тем, кто фактически обладает чеком.
Лица, к которым предъявлен иск по чеку, не могут противопоставить чекодержателю возражения, основанные на их личных отношениях к чекодателю или предшествующим держателям, если только чекодержатель не действовал сознательно в ущерб должнику.
Индоссамент на ордерном чеке выполняет три основные функции: транспортную (трансферабельную), гарантийную и легитимационную.
Трансферабельная функция чекового индоссамента состоит в том, что индоссамент на ордерном чеке переносит от одного лица к другому права, удостоверенные чеком, а также право на сам чек. В результате чего появляется новый кредитор (индоссат) и новый должник (индоссант). Вместе с тем индоссамент может иметь только препоручительный характер. В таком случае права по чеку сохраняются за индоссантом, а индоссат вправе совершать действия, необходимые для осуществления этих прав. Например, если индоссамент совершен с оговоркой "валюта на инкассо", банк-эмитент может направить чек банку-плательщику и получить платеж для своего клиента (последнего индоссанта). При этом банк-эмитент, уполномоченный на получение чековой суммы, не становится чековым кредитором. Держатель чека с препоручительным индоссаментом может передать чек другому лицу также только в порядке препоручения.
Гарантийная функция индоссамента заключается в том, что индоссант, передавая чек другому лицу, принимает на себя ответственность за оплату чека перед чекодержателем и тем самым присоединяет себя к чекодателю и предыдущим индоссантам в качестве солидарного с ними чекового должника. Иными словами, чем больше на чеке индоссаментов, тем больше лиц, которые связаны солидарной ответственностью по нему.
Индоссамент является одним из способов легитимации владельца чека в качестве субъекта выраженного в чеке права, и в этом состоит легитимационая функция индоссамента. При этом законным чекодержателем является то лицо, которое основывает свое право требования на непрерывном ряде индоссаментов (абз. 3 п. 3 ст. 880 ГК РФ).
Форма и юридические последствия чекового индоссамента практически тождественны вексельному индоссаменту, за некоторыми исключениями. Так, в соответствии с абз. 3 ст. 11 Положения о векселе индоссамент может быть совершен даже в пользу плательщика независимо от того, акцептовал ли он вексель или нет, либо в пользу векселедателя, либо в пользу всякого другого обязанного по векселю лица. Эти лица могут, в свою очередь, индоссировать вексель. Иными словами, вексель, однажды возвратившись к основному должнику (акцептанту переводного векселя или векселедателю простого векселя), может вновь попасть в оборот на основании индоссамента, совершенного им. Иная ситуация складывается применительно к чековому индоссаменту. Индоссамент, совершенный в пользу плательщика, имеет силу расписки за получение платежа (абз. 1 п. 3 ст. 880 ГК РФ). Поэтому на данном этапе обращение чека заканчивается, поскольку в отличие от векселя индоссамент, совершенный на чеке плательщиком, является недействительным.
Наше законодательство прямо не предусматривает предъявительский чек, права по которому могут передаваться простым вручением чека новому держателю (п. 1 ст. 146 ГК РФ). Однако в ст. 878 ГК РФ ("Реквизиты чека") нет указания на необходимость включения в текст чека наименования чекодержателя (получателя платежа). Закон требует указания в документе других участников чекового правоотношения: наименования плательщика (пп. 3 п. 1 ст. 878 ГК) и подписи чекодателя (пп. 6 п. 1 ст. 878 ГК). Требование об указании чекодержателя в законе отсутствует. Следовательно, чекодержатель может быть не указан в чеке, и в этом случае речь идет именно о чеке на предъявителя.

§ 4. Чековая гарантия

Чековая гарантия (или чековое поручительство) представляет собой особый институт российского гражданского права. Нормы ГК РФ о поручительстве к чековому авалю неприменимы*(350). В отличие от общих норм гражданского права, предусматривающих различные способы обеспечения исполнения гражданско-правовых обязательств, в чековом праве применяется лишь один способ, с помощью которого гарантируется платеж по чеку, - аваль (от франц. aval - внизу, в глубине). Аваль как особый способ обеспечения обязательства применяется исключительно в чековых и вексельных правоотношениях. Законодательство не содержит легального определения аваля, но оно может быть сформулировано исходя из норм, содержащихся в ст. 881 ГК РФ.
Чековая гарантия (аваль) представляет собой одностороннюю сделку по принятию любым лицом (авалистом), за исключением плательщика, обязательства нести ответственность за оплату чека на тех же условиях и в том же объеме, что и должник.
Посредством аваля платеж по чеку может быть гарантирован полностью или частично любым лицом, за исключением плательщика. Распространенным заблуждением является мнение о том, что авалирование таких денежных документов, как чеки и векселя, представляет собой особую банковскую операцию. Действительно, на практике авалистами векселей в подавляющем большинстве случаев выступают именно банки. Однако это не означает, что предоставление вексельных и чековых гарантий является их прерогативой.
Аваль проставляется на лицевой стороне чека либо на дополнительном листе (аллонже) путем надписи "считать за аваль" и указания, кем и за кого он дан. Если это не указано, то считается, что аваль дан за чекодателя. В отличие от вексельного законодательства, допускающего аваль в форме одной лишь подписи авалиста, чековый аваль должен содержать указание места жительства авалиста (если им является физическое лицо) или его места нахождения (если авалист - организация), а также дату проставления аваля.
Авалист отвечает так же, как и тот, за кого он дал, т.е. авалист несет перед законным держателем чека ответственность на тех же условиях и в том же объеме, что и должник, обязательство которого гарантировал авалист.
Обязательство авалиста не следует судьбе основного обязательства, оно действительно даже в том случае, если обязательство, которое гарантировал авалист, окажется недействительным по любому основанию, иному, чем дефект формы. Авалист, оплативший чек, приобретает права, вытекающие из чека, против того лица, за кого он дал чековую гарантию, и против лиц, обязанных перед последним.
Требование об оплате чека может быть предъявлено к авалисту только после того, как отказ от оплаты чека удостоверен одним из трех способов, предусмотренных в ст. 883 ГК РФ. Чекодержатель, по требованию которого был удостоверен факт отказа от оплаты чека, обязан в соответствии с требованиями ст. 884 ГК РФ в течение двух рабочих дней известить об этом своего индоссанта (если речь идет об ордерном чеке), чекодателя, а также их авалистов. При этом авалист становится в один ряд с остальными обязанными по чеку лицами, поскольку несет солидарную с ними ответственность перед чекодержателем по неоплаченному чеку. Обязательство авалиста прекращается, если платеж по чеку был произведен основным должником (чекодателем) либо лицом, за которое была дана чековая гарантия.
Основные отличительные черты чековой гарантии (аваля) по сравнению со схожими с ней поручительством и банковской гарантией можно представить следующим образом:

Поручительство

Договор между кредитором по обеспечиваемому обязательству и поручителем.
Недействительность основного обязательства влечет недействительность обеспечивающего его обязательства.
Законом не установлены ограничения круга лиц, которые могут выступать в качестве поручителей.
Поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства.

Банковская гарантия

Односторонняя сделка гаранта.
Банковская гарантия не связана с основным обязательством и не следует его судьбе.
В качестве гарантов могут выступать только банки, кредитные учреждения и страховые организации.
Обязательство гаранта не прекращается при исполнении обеспеченного гарантией обязательства.

Чековая гарантия (аваль)

Односторонняя сделка авалиста.
Обязательство авалиста действительно даже в том случае, если обязательство, которое он гарантировал, окажется недействительным по какому бы то ни было основанию, иному, чем несоблюдение формы.
Аваль может быть дан любым лицом, за исключением плательщика.
Исполнение чекового обязательства лицом, за которого был дан аваль, прекращает обязательство авалиста.

§ 5. Оплата чека

Срок предъявления чека к платежу. В отличие от обычных денежных обязательств, в которых должник обязан произвести исполнение, не дожидаясь требования кредитора, в чековом обязательстве кредитор (чекодержатель) должен сам или через своего агента (обслуживающий банк) предъявить чек к оплате.
Предъявление чека к платежу должно состояться в течение установленного законом срока, который принято считать сроком действительности чека. Как уже отмечалось, сейчас применяется 10-дневный срок для предъявления чека к платежу, который представляет собой обычай делового оборота.
Пропуск срока для предъявления чека к оплате является для плательщика достаточным основанием к отказу в оплате такого "просроченного" чека*(351). Этот вывод следует из формулировки п. 2 ст. 879 ГК РФ: "Чек подлежит оплате плательщиком при условии предъявления его к оплате в срок, установленный законом". Следовательно, если это условие нарушено, у плательщика нет оснований для оплаты такого чека. Вместе с тем банк вправе оплатить просроченный чек на свой риск, хотя это может вызвать определенные претензии со стороны клиента-чекодателя.
Каковы последствия подобной просрочки применительно к положению обязанных по чеку лиц? Здесь возможны несколько ситуаций.
Во-первых, если чек именной, то в нем участвуют, по сути, два лица: чекодатель и чекодержатель. Поэтому в случае отказа плательщика от оплаты со ссылкой на просрочку предъявления чека чекодержатель вправе обратиться к чекодателю с требованием об уплате денежной суммы, но основываясь уже не на чеке, а на связывающей их гражданско-правовой сделке, послужившей основанием выдачи чека.
Во-вторых, если чек ордерный, то чекодержатель основывает свое право требования на непрерывном ряде индоссаментов, совершенных на оборотной стороне документа. По отношению к чекодателю он не имеет каких-либо прав требования, не отраженных в тексте документа. Следовательно, при отказе в оплате ордерного чека чекодержатель вправе обратиться с соответствующим требованием только к своему индоссанту, опять же основываясь на гражданско-правовой сделке, лежавшей в основе передачи чека по индоссаменту.
И наконец, третий случай - это отказ в оплате предъявительского чека. Если подобный чек неоднократно передавался различным владельцам, то юридическая связь, существующая между ними, не находит отражения в тексте документа, и держатель, просрочивший предъявление чека к платежу, лишается всех прав, вытекающих из чека.
Легитимация предъявителя чека. Выполняя распоряжение чекодателя об оплате чека, плательщик обязан также проверить правильность перехода чека в руки лица, предъявляющего его к оплате. Это требование касается только ордерных чеков, поскольку в отношении чеков на предъявителя обязанность удостоверяться в правильности перехода чека к лицу, предъявляющему его для оплаты, сводится к нулю. Даже если на таком чеке совершены индоссаменты, то они не выполняют трансферабельной функции и, следовательно, не легитимируют держателя. Именные чеки оплачиваются только первоначальному держателю, поэтому плательщик обязан лишь проверить документы, удостоверяющие личность предъявителя чека. Если чекодержателем является организация, то банк обязан проверить полномочия лица, предъявляющего чек к оплате от имени этой организации.
Инкассирование чека. У держателя чека есть три способа реализации своих прав:
1) получить платеж непосредственно в банке, на который выставлен чек;
2) передать чек другому лицу, что возможно в отношении ордерных и предъявительских чеков;
3) передать чек в обслуживающий банк на инкассо.
Представление чека в банк, обслуживающий чекодателя, на инкассо для получения платежа по российскому законодательству также считается предъявлением чека к платежу (п. 1 ст. 882 ГК РФ).
Выставление чека на инкассо во всем мире является наиболее распространенным способом получения платежа. Широкое распространение в банковской практике операций по инкассированию чеков объясняется тем, что это довольно прибыльная операция, так как за инкассирование чеков взимается комиссия. Эта операция выгодна и клиенту, поскольку банки благодаря имеющимся между ними тесным взаимоотношениям могут исполнять поручения клиента быстрее и дешевле. Если по каким-либо причинам чек не будет оплачен банком-плательщиком, то он возвращается клиенту, а расходы клиента на уплату комиссии не возмещаются.
Передача на инкассо ордерного чека должна сопровождаться совершением инкассового (препоручительного) индоссамента в пользу банка чекодержателя. Инкассирование денег по чеку предполагает, что банк чекодержателя, действуя от имени клиента, должен предъявить чек плательщику, получить деньги и зачислить их на счет клиента.
Что касается инкассирования именных чеков, на которых индоссамент невозможен, то между клиентом (чекодержателем) и банком-эмитентом должен заключаться договор поручения по правилам ст. 971-979 ГК РФ, который вместе с приложенным к нему чеком будет достаточным доказательством того, что инкассирующий банк надлежащим образом уполномочен на получение платежа по чеку.
При осуществлении инкассовой операции денежные средства зачисляются на счет получателя платежа после списания соответствующей суммы со счета плательщика. Данное правило, сформулированное в п. 2 ст. 882 ГК РФ, носит диспозитивный характер, иной механизм осуществления инкассовой операции может быть предусмотрен договором между банком и клиентом. В последние годы широкое распространение получила практика предварительного расчета по инкассированным чекам (short entry base), в Европе она является общепринятой, а в США законодательно закреплена в ст. 4-214 Единообразного торгового кодекса.
За рубежом большой объем чекового обращения делает невозможным индивидуальное инкассирование каждого чека, поэтому банки во многих странах перешли на автоматизированный процесс инкассирования чеков, суть которого сводится к следующему. Банк при получении чека на инкассо немедленно кредитует счет клиента на соответствующую сумму. В случае если впоследствии банк-эмитент не получит требуемую сумму от плательщика, он может дебетовать обратно счет своего клиента или потребовать возврата денежной суммы, если она была выплачена наличными. В Российской Федерации такая схема инкассирования не применяется.
Отказ в оплате чека. Отказ плательщика от оплаты чека нарушает нормальный процесс чекового оборота. Он может быть вызван разными причинами: недостаточностью покрытия, отсутствием банковского счета, на который выставлен чек, дефектом формы чека и пр. Для того чтобы чекодержатель смог реализовать свое право требования оплаты чека от солидарно обязанных по чеку лиц, ему необходимо удостоверить в установленном законом порядке одновременно два факта: предъявление чека к платежу в надлежащий срок и отказ банка-плательщика от оплаты чека.
Законодательством предусмотрено три способа удостоверения отказа плательщика от оплаты чека:
1) совершение нотариусом протеста либо составление равнозначного акта в порядке, установленном законом;
2) отметка плательщика на чеке об отказе в его оплате с указанием даты представления чека к оплате;
3) отметка инкассирующего банка с указанием даты о том, что чек своевременно выставлен и не оплачен (п. 1 ст. 883 ГК РФ).
Таким образом, отказ от оплаты чека может быть удостоверен не только актом нотариального протеста, как это имеет место в вексельном законодательстве. Термин "протест" как способ удостоверения отказа от оплаты чека упоминается в действующем законодательстве только в ст. 883 ГК РФ. Видимо, по этой причине в данной статье говорится также о неком "равнозначном акте". Под ним следует понимать удостоверительную надпись о неплатеже, которая совершается нотариусом в соответствии со ст. 96 Основ законодательства РФ о нотариате от 11 февраля 1993 г. N 4462-1 (с послед. изм.)*(352).
Несмотря на то что законодательство предоставляет держателю чека достаточно простые способы удостоверения его неоплаты, существует серьезное упущение в этом вопросе. Дело в том, что в ст. 883 ГК РФ отсутствуют требования об указании мотивов отказа плательщика при его удостоверении. Хотя мотивировка отказа от оплаты чека чрезвычайно важна по следующим причинам.
В соответствии с п. 4 ст. 879 ГК РФ убытки, возникшие вследствие оплаты плательщиком подложного, похищенного или утраченного чека, возлагаются на плательщика или чекодателя в зависимости от того, по чьей вине они причинены. Данная норма является исключением из общего правила о том, что лицо, нарушившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности несет ответственность независимо от наличия вины (п. 3 ст. 401 ГК РФ). В данном случае предусматривается справедливое распределение бремени убытков между сторонами, что конечно же должно способствовать надлежащему исполнению ими своих обязанностей.
Вместе с тем в п. 4 ст. 879 ГК РФ мы наблюдаем лишь три примера, когда чек может быть не оплачен. Но возможны и другие случаи. Первый и самый распространенный из них - это отсутствие покрытия для оплаты предъявленного чека. Как было сказано ранее, ответственность за выписку чека без покрытия не регулируется нашим законодательством, и поэтому она должна определяться непосредственно в договоре банковского счета. Для того чтобы банк имел возможность, к примеру, оштрафовать своего клиента-чекодателя, в отметке об отказе оплаты чека должна быть указана причина отказа - отсутствие (недостаточность) покрытия на счете.
Что касается оплаты подложных чеков, то у банка имеются достаточные основания не оплачивать чек, выписанный на бланке, который данным банком не выдавался. Хотя законодательство не требует обязательного составления чеков на бланках установленного образца, на практике не встречаются случаи выписки чеков на простых листах бумаги. Тем самым банки пытаются снизить риски оплаты подложных чеков, требуя от своих клиентов тщательного хранения чековых книжек. Действительно, предъявление к оплате чека, составленного на ином бланке (или просто на бумаге), является сигналом к тому, что предъявлен поддельный чек. Несомненно, банк-плательщик должен указать причину отказа в оплате такого "подозрительного" чека.
Есть еще множество случаев, при которых банки отказывают в оплате предъявленных чеков, например, отсутствие подписи чекодателя (или поддельная подпись), неправильное оформление индоссаментов, истечение срока действительности чека и др. В каждом из них целесообразно указывать причину неоплаты чека. Это важно не только с точки зрения риска оплаты подложных, похищенных или утраченных чеков, но и с точки зрения распределения убытков между чекодателем и плательщиком при нарушении особых условий договора банковского счета - чекового договора.
Давностные сроки. Законодательством установлены сроки, в течение которых держатель чека может реализовать свои регрессные требования в отношении обязанных по чеку лиц (п. 1 ст. 885 ГК РФ). Эти сроки установлены в отношении иска чекодержателя к обязанным по чеку лицам, а также исков обязанных по чеку лиц друг к другу, и составляют в обоих случаях шесть месяцев*(353). Давностные сроки имеют пресекательный (преклюзивный) характер, их истечение погашает само право требования уплаты чековой суммы. Эти сроки установлены законом для осуществления прав требования, вытекающих из чека, а не для защиты этих прав.

§ 6. Виды чеков

В настоящее время в развитии чековой формы расчетов в России складывается парадоксальная ситуация. Использование классических чеков*(354) встречается весьма редко. Вместо них широкое применение получили документы, содержащие в своем названии слово "чек", но по своей юридической природе чеками не являющиеся. Их обращение регулируется не чековым законодательством, а специальными инструкциями эмитентов.
Подобные документы можно разделить на две группы - это квазичеки и чековые суррогаты. Квазичеки не имеют с классическими чеками, пожалуй, ничего общего, скорее всего, они напоминают облигации*(355). Квазичеками можно назвать целевые расчетные чеки на приобретение легковых автомобилей (чеки БАМа), чеки "Урожай", приватизационные чеки (ваучеры).
Чековые суррогаты*(356), напротив, обладают некоторыми свойствами классических чеков, но в связи с особыми условиями своего оборота могут выполнять лишь часть функций, присущих классическим чекам. К чековым суррогатам следует, по нашему мнению, отнести дорожные и кассовые чеки.
Как уже упоминалось, в чеке допускаются некоторые дополнительные реквизиты. Они не предусмотрены современным законодательством, но давно выработаны банковской практикой как в России, так и за рубежом. К наиболее распространенным дополнительным реквизитам чека относятся пометка "расчетный", а также общее и специальное кроссирование чека. Чеки, содержащие подобные реквизиты, предназначаются исключительно для безналичных платежей.
Расчетные чеки. Расчетные чеки появились впервые в Германии. Немецкие банки пытались привить своей клиентуре систему использования чека не для выкачивания денег из банка, а для усиления притока денег в банк. Расчетные чеки имели широкое распространение в советской банковской практике.
В расчетном чеке чекодатель (и каждый из чекодержателей) может запретить оплату чека наличными путем проставления на лицевой стороне чека пометки "расчетный", "только для расчетов" или иной равнозначной пометки. Плательщик в этом случае может оплатить чек только путем записи по счету, которая рассматривается как надлежащий платеж.
При использовании на чеке пометки "расчетный" необходимо учитывать положения ст. 861, 862 ГК РФ, устанавливающих правила проведения наличных и безналичных платежей. Наличные денежные средства могут быть выданы банком при предъявлении чека к оплате только в следующих случаях:
1) гражданам независимо от того, связаны ли расчеты с осуществлением предпринимательской деятельности;
2) юридическим лицам - в размере, не превышающем 60 тыс. рублей*(357).
Таким образом, если расчеты осуществляются между юридическими лицами и сумма чека превышает 60 тыс. рублей, то такой чек является расчетным, даже при отсутствии на нем соответствующей отметки.
Кроссированные чеки. Кроссирование чека состоит в том, что на чеке появляется перечеркивание в виде двух параллельных линий, которое означает, что чек может быть оплачен только банку, получающему платеж в качестве агента своего клиента. Таким образом, оплачивающий банк получает указание оплатить чек только банку - агенту получателя платежа, а не получателю платежа непосредственно.
Кроссирование чека - это один из способов защиты от злоупотреблений. С одной стороны, оно ограничивает круг лиц, которые могут предъявить чек к платежу, а с другой - "банк-плательщик всегда знает того, кто предъявляет чек к платежу, т.е. другой банк". Тем самым возможности недобросовестных приобретателей (с подложными или украденными чеками) существенно ограничиваются.
Кроссирование может проставляться как банком - эмитентом чеков типографским способом, так и чекодателем или любым из чекодержателей. Кроссирование чека может преследовать еще одну цель - ограничить оборотоспособность чека. Зачастую кроссированные чеки называют именно ограниченными чеками, поскольку право на получение чековой суммы по ним принадлежит только кредитным учреждениям.
Отечественное законодательство не регламентирует вопросы обращения перечеркнутых чеков, а точнее - даже не упоминает о такой разновидности чеков. Поэтому в данном случае мы можем ссылаться лишь на банковскую практику международных расчетов.
Традиционно различают общее и специальное кроссирование чеков. Кроссирование осуществляется путем нанесения двух параллельных линий на лицевой стороне чека. Такое перечеркивание является общим, если между линиями нет никакого обозначения или имеется пометка "банкир" или равнозначная пометка. Оно означает, что чек может быть оплачен любому банку на инкассо. Специальное кроссирование чека - это указание между нанесенными линиями наименования банка, в который чек должен быть предъявлен для оплаты. Таким образом, общее кроссирование может быть превращено в специальное, тогда как специальное не может быть превращено в общее, поскольку зачеркивание кроссирования или наименования банка считается недействительным. Направленные на уничтожение общего или специального кроссирования поправки или оговорки считаются несделанными.
Целевые чеки. К ним относятся такие государственные ценные бумаги, как целевые расчетные чеки на приобретение легковых автомобилей (чеки БАМа) и чеки "Урожай".
Работникам, занятым на строительстве и эксплуатации объектов ряда регионов СССР, включая Байкало-Амурскую магистраль, было предоставлено право делать целевые вклады в учреждениях Сберегательного банка СССР на приобретение легковых автомобилей. По условиям вкладов накопление денежных средств производилось по заявлению работника в течение трех-пяти лет, после чего при наличии суммы, достаточной для оплаты стоимости автомобиля, учреждения Сбербанка обязаны были выдать вкладчику целевой чек. Целевой чек предоставлял право на покупку вне очереди по месту прописки в определенных специализированных магазинах легковых автомобилей определенной модели и по установленной цене.
После издания Указа Президента РФ от 3 декабря 1991 г. N 297 "О мерах по либерализации цен"*(358), следствием которого стало резкое повышение розничных цен на многие товары, в том числе и на легковые автомобили, целевые вклады граждан утратили свою покупательную способность. Однако обязательным условием для получения целевого чека оставалось продолжение уплаты взносов в соответствующее отделение Сбербанка. В результате у многих граждан появились права требования к государству в размере, соответствующем стоимости автомобиля.
Позднее был принят Федеральный закон от 1 июня 1995 г. N 86-ФЗ "О государственных долговых товарных обязательствах"*(359), согласно которому государственные обязательства по погашению целевых чеков были признаны внутренним государственным долгом Российской Федерации. Государство фактически объявило мораторий на исполнение своих обязательств, гарантировав лишь частичную компенсацию стоимости автомобилей.
Вторая разновидность целевых чеков была введена распоряжением Председателя Верховного Совета РФ от 8 июля 1991 г. N 1554-1 "О дополнительных мерах по формированию государственных хлебных и других продовольственных ресурсов в 1991 г.". В целях стимулирования поставок сельхозпродукции выделялись товарные фонды для встречной продажи колхозам, совхозам, крестьянским (фермерским) и другим хозяйствам, а также для коллективов перерабатывающих и заготовительных организаций и предприятий.
Как мы видим, перечисленные документы не имеют ничего общего с классическими чеками. По своей юридической природе целевые чеки - это не расчетные документы, а государственные долговые товарные обязательства.
Приватизационные чеки (ваучеры). Приватизационные чеки были введены в обращение в соответствии с Указом Президента РФ от 14 октября 1992 г. N 1229 "О развитии системы приватизационных чеков в Российской Федерации"*(360).
Приватизационные чеки признавались государственными ценными бумагами целевого назначения и эмитировались в целях ускорения передачи государственного имущества гражданам России и привлечения к процессу приватизации широких слоев населения. Каждый гражданин Российской Федерации имел право получить по одному приватизационному чеку равной номинальной стоимости, определенной в 10 тыс. руб. Ваучеры были срочными ценными бумагами и действовали в течение одного года. Приватизационные чеки могли использоваться в качестве средства платежа в процессе приватизации лишь один раз. Приватизационные чеки могли покупаться и продаваться без ограничений, т.е. являлись ценными бумагами на предъявителя.
Помимо указанных характеристик о "нечековой" природе ваучеров свидетельствует также и то, что в ст. 143 ГК РФ приватизационные ценные бумаги, к которым относятся ваучеры, выделены в качестве самостоятельного вида ценных бумаг, отличного от чеков. Еще одним фактом, разграничивающим классические и приватизационные чеки, является то, что организациям и предприятиям было запрещено принимать приватизационные чеки в качестве средств оплаты за товары, работы и услуги.
Таким образом, в отношении приватизационных чеков возможно применение термина "абстрактное свидетельство на право собственности", имеющего общие черты с государственной облигацией.
Дорожные чеки. Дорожные чеки (traveller's cheques) эмитируются крупнейшими банковскими учреждениями и служат для удобства хранения и конвертации денежных средств во время поездок, поскольку они представляют собой один из способов защиты владельца от утери и кражи денег.
Такие чеки представляют собой платежные документы в виде сертификатов на определенную денежную сумму в иностранной валюте. Можно сказать, что дорожный чек - это распоряжение одного банка другому выплатить обозначенную в чеке сумму денег владельцу чека по образцу его подписи.
Дорожный чек имеет некоторые преимущества перед наличными деньгами при поездках за границу. Гарантией от несанкционированного использования чека третьим лицом служит наличие двойной подписи владельца: первый раз он подписывает чек при его покупке в банке, второй - при оплате покупки или "обналичивании" денег с помощью дорожного чека. Вместе с тем наличие на дорожном чеке образца подписи владельца одновременно является и недостатком этого документа, поскольку облегчает подделку подписи владельца в случае утери или кражи. Поэтому на практике распространены случаи, когда банки отказывают в оплате дорожных чеков.
На дорожные чеки не распространяются установленные валютным законодательством России ограничения на вывоз наличной иностранной валюты, поэтому дорожные чеки привлекательны при вывозе крупных денежных сумм за границу.
Несмотря на свое название, дорожные чеки обладают "нечековой" природой. Во-первых, чек является строго формальным документом, реквизиты которого прямо предусмотрены законодательством. По формальным критериям дорожные чеки невозможно приравнять к классическим чекам. Они содержат не приказ (распоряжение), а обязательство эмитента об оплате, в дорожных чеках также обычно не указывается плательщик.
Удостоверение подлинности чека заключается в сверке и установлении тождественности первой и второй подписей на чеке. Дорожные чеки являются именными бумагами и оплачиваются только первоначальному владельцу - лицу, образец подписи которого имеется на чеке. Дорожные чеки лишены оборотоспособности, поскольку их передача даже в порядке общегражданской цессии невозможна. Это, пожалуй, единственный признак, который сближает их с классическими именными чеками.
Дорожные чеки не имеют ограничения срока действия, и не использованные в одной заграничной поездке чеки могут быть реализованы владельцем в последующих путешествиях. Данное правило противоречит сущности чека как инструмента платежа с относительно коротким сроком действительности.
В последнее время дорожные чеки все чаще используются как средство хранения сбережений для людей, которые не доверяют ни банковским счетам, ни сейфам. Это связано с тем, что в случае утери или кражи дорожных чеков их владелец получает соответствующую компенсацию. Данный пример еще раз показывает, что дорожные чеки выполняют функции, абсолютно отличающиеся от предназначения классических чеков.
Помимо этого, обращение дорожных чеков регламентировано отнюдь не чековым законодательством, а специальными инструкциями банков, выпускающих эти чеки.
Помимо традиционных дорожных чеков международных платежных систем в отечественной банковской практике стали использоваться схожие с дорожными чеками документы. Так, Сбербанк России предлагает клиентам - физическим лицам в целях надежного хранения денежных средств во время поездок по России использовать расчетные чеки. Несмотря на название, сущность расчетных чеков Сбербанка заключается не в том, чтобы быть средством безналичного платежа, а в том, чтобы обеспечить сохранность денег клиента во время путешествий внутри страны. Клиент, к примеру, покупает чек на энную сумму рублей в Москве, а затем через определенное время обналичивает приобретенный расчетный чек в филиале Сбербанка России в том населенном пункте, куда он уехал. Расчетный чек Сбербанка России - это именной денежный документ, который может быть выписан на имя клиента или указанного им другого лица за счет внесения наличных денег или путем списания средств со счета по вкладу. Срок действия расчетного чека составляет четыре месяца. По истечении этого срока расчетные чеки Сбербанка России можно обменять на деньги, но только в том филиале, где они были приобретены. Очевидно, что расчетные чеки Сбербанка являются не чем иным, как аналогами дорожных чеков, предназначенных исключительно для поездок по территории государства.
Кассовые чеки. Такие чеки применяются для получения клиентом - организацией наличных денежных средств на различные собственные нужды. Особо широкое распространение данный вид чеков получил в практике Сбербанка России и многих других коммерческих банков.
В случае применения кассовых чеков чековое распоряжение носит каузальный характер, поскольку использование данных чеков имеет строго целевое назначение. Наличные деньги, полученные предприятиями в банках, расходуются на цели, указанные в чеке (на оборотной стороне чека или на лицевой стороне в графе "Назначение платежа")*(361).
Банки также ограничивают круг лиц, имеющих право на получение денежных средств по чеку, руководителем и главным бухгалтером организации. Правилами некоторых банков допускается оплата чеков третьим лицам, но только при наличии доверенности установленного образца. Ответственность за оплату чека ненадлежащему лицу несет сам клиент, если он не предпринял необходимых мер предосторожности, чтобы исключить несанкционированное использование чековой книжки. Срок действия таких чеков составляет 10 дней со дня выписки. Альтернативой получения наличных денег с помощью кассовых чеков в настоящее время является использование для этих целей корпоративных пластиковых карт.
Необходимо признать "нечековую" природу кассовых чеков в связи с тем, что они не выполняют непосредственно расчетных функций. С классическими чеками их сближает лишь то, что кассовые чеки также представляют собой распоряжение клиента банку об оплате чека. Однако в этом случае мы имеем дело с разновидностью чека, выписанного в пользу самого себя.
Таким образом, можно сказать, что подавляющее большинство документов, обращающихся в настоящее время в России под наименованием "чек", чеками не являются. Как и ранее, классические чеки активно используются лишь в международных расчетах по внешнеэкономическим сделкам.
Электронные чеки. Действующее российское законодательство не упоминает о возможности существования электронной версии чеков, но такие документы уже получили применение в сфере Internet-платежей. Законодательство не содержит конкретных норм о том, должен ли чек составляться только на бумаге. Более того, договором банковского счета может быть предусмотрено удостоверение прав распоряжения денежными суммами, находящимися на счете, электронными средствами платежа (п. 3 ст. 847 ГК РФ). Чек является не только ценной бумагой, но и расчетным документом (наряду с платежными поручениями, аккредитивами, платежными требованиями и инкассовыми поручениями), а согласно п. 2.2 Положения о безналичных расчетах расчетный документ в установленных случаях может быть оформлен в виде электронного платежного документа.
В законодательстве неизбежно должны появиться нормы, регламентирующие применение этих инструментов безналичных платежей. Электронные чеки следует рассматривать в качестве чековых суррогатов, поскольку они могут выполнять лишь часть функций, присущих классическим чекам. Поэтому правовой режим, установленный для обычных чеков, может быть распространен на такие электронные документы лишь частично. Среди положений действующего законодательства, которые не могут применяться в отношении электронных чеков, можно назвать следующие.
Во-первых, электронным может быть только именной чек. Электронные чеки не обладают оборотоспособностью, присущей традиционным ордерным и предъявительским чекам. Банк-плательщик всегда имеет информацию о том, кому он производит платеж по электронному чеку, поскольку имеет с организацией-продавцом или с обслуживающим ее банком специальный договор об оперировании дебетной схемы (так же как при расчетах банковскими карточками). Соответственно к электронным чекам не могут применяться нормы об индоссировании чеков.
Во-вторых, не все реквизиты, предусмотренные для традиционных чеков, могут применяться к их электронным аналогам. Так, невозможно включить в электронный чек указание на место его составления, поскольку клиент может иметь доступ к своему банковскому счету с любого компьютера, подключенного к сети Internet. Что касается подписи лица, то в электронном чеке возможно использование только АСП - ЭЦП (так же как в банковских карточках используется ПИН-код).
В-третьих, банк-плательщик не может получить оплаченный им чек с распиской в получении платежа, поскольку здесь опять же возможен обмен только информацией, но не "физическими" документами.
В-четвертых, удостоверение отказа от оплаты чека возможно только одним способом: отметкой плательщика или инкассирующего банка (пп. 2, 3 п. 1 ст. 883 ГК РФ).
Вот лишь некоторые моменты, позволяющие сделать вывод о том, что существование электронных чеков вполне возможно в условиях современной электронной коммерции. Однако необходима специальная правовая регламентация использования этих платежных инструментов.

§ 7. Расчеты с использованием банковских карт

В настоящее время расчеты чеками дополняются расчетами с использованием банковских карт*(362).
Банковские карты (иногда их называют платежными) представляют собой документ, выдаваемый кредитной организацией в подтверждение размещения на банковском счете денежных средств в указанной в договоре валюте, на основании которого держатель карты получает возможность неоднократно снимать со счета наличные денежные средства и (или) осуществлять оплату услуг (произведенных работ, приобретенного товара).
Первые банковские карты появились в США и Англии в начале ХХ в. с целью расширения возможности оплаты товара с отсрочкой платежей.
Банковские (пластиковые) карты в качестве полноценных средств платежа начали использоваться с конца 50-х гг. ХХ в. Несколько позже (в 60-е гг. ХХ в.) банковские карты в отдельных случаях находили применение на территории СССР. В настоящее время наряду с использованием международных банковских карт (Visa, MasterCard, American Express) в России применяются отечественные карты, которые выпускаются в системе локальных платежных систем. Например, СТБ Кард, Юнион Кард, Золотая Корона и др.
Развитию расчетов с использованием банковских карт способствует возможность получить наличные средства в месте нахождения и совершать расчеты за полученные товары и оказанные услуги без необходимости иметь при себе соответствующие суммы денег. Кредитная банковская карта позволяет ее держателю использовать потребительский кредит, избегнув необходимости посетить банк и совершить определенные формальности.
Незаменима банковская карта, выпущенная в рамках международной валютной системы, для совершения необходимых платежей за рубежом. В этом случае удается избежать проблем конвертации различной валюты и трудностей, связанных с ввозом-вывозом наличных денежных средств.
К источникам правового регулирования расчетов с использованием банковских карт следует отнести ГК РФ и ряд других федеральных законов: Закон о банках, Закон о валютном регулировании, Закон о страховании вкладов.
Отношения, вытекающие из использования гражданами банковских карт, регулируются нормами Федерального закона от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 (в ред. от 30 декабря 2003 г. и от 22 августа 2004 г.) "О защите прав потребителей". Данная точка зрения подтверждается разъяснениями Пленума ВС РФ от 29 сентября 1994 г. N 7 (с послед. изм.)*(363).
В ч. 3 п. 1 рассматриваемого разъяснения отмечается, что отношения, регулируемые законодательством о защите прав потребителей, могут возникать из таких договоров, как оказание гражданам финансовых услуг, открытие и введение счетов клиентов - граждан, осуществление расчетов по поручению физических лиц, договоров банковского вклада, в которых вкладчиками являются граждане, и других договоров, направленных на удовлетворение личных, семейных, домашних и иных нужд.
Широкое внедрение банковских карт в сферу банковских услуг сдерживается отсутствием специального закона, который регулировал бы весь спектр отношений, связанных с эмиссией и осуществлением различных сделок с использованием банковских карт. Проект федерального закона "Об использовании платежных карт в Российской Федерации" существует с 1998 г., но не принят до настоящего времени. В ряде стран расчеты, основанные на банковских картах, регулируются специальными актами.
В Англии индивидуальные банковские карты подпадают под действие Кодекса добросовестной банковской практики, а также ряда положений Закона о потребительском кредите 1974 г.*(364)
В отсутствие подобного закона в России основным источником правового регулирования расчетов с использованием банковских карт является Положение Банка России от 24 декабря 2004 г. N 266-П "Об эмиссии банковских карт и об операциях, совершаемых с использованием платежных карт" (далее - Положение Банка России N 266-П). Однако Положение Банка России N 266-П регулирует преимущественно отношения, вытекающие из законодательства о валютном регулировании и валютном контроле, бухгалтерские и некоторые другие аспекты и оставляет нерешенными основные правовые вопросы: права, обязанности и ответственность сторон в сделках с использованием банковских карт, структура договорных связей и правовая схема взаимосвязей и многие другие.
Отсутствие комплексного регулирования на уровне закона отношений, основанных на применении банковских карт, приводит к необходимости регулирования указанных отношений на договорной основе между участниками соответствующих расчетов.
При расчетах с использованием банковских карт учитываются правила международных платежных систем в качестве обычаев делового оборота. Основными банковскими картами, которые позволяют осуществить расчеты, в том числе получать наличные деньги и (или) совершать оплату товара, приобретенного за рубежом, являются Visa, MasterCard и другие. Эти карты используют различные способы отслеживания, проведения и учета платежей, осуществляемые пользователями банковских карт.
Российские банки осуществляют эмиссию банковских карт в соответствии с внутренними Правилами предоставления и использования международных банковских карт.
Права, обязанности и ответственность участников правоотношений, связанных с применением банковских карт, должны найти отражение в Законе о банковских картах, который бы учитывал российскую практику эмиссии и расчетов на основе банковских карт и опыт Национальной ассоциации платежных карт.
Простейшей операцией, связанной с использованием банковской карты, является получение ее владельцем наличных денежных средств, в том числе заработной платы.
Согласно п. 1.5 Положения Банка России N 266-П могут быть выданы банковские карты:
- расчетные карты, которые позволяют владельцу распоряжаться денежными средствами, находящимися на его банковском счете, а также заемными средствами, предоставляемыми кредитной организацией-эмитентом в соответствии с договором банковского счета при отсутствии или недостаточности средств на счете. Расчетные карты могут предоставлять право владельцу на оплату товаров и услуг в пределах расходного лимита, установленного банком-эмитентом;
- кредитные карты, использование которых дает право держателю осуществлять операции по получению наличности и (или) оплаты работ и услуг в размере предоставленной кредитной линии в пределах установленного расходного лимита;
- предоплаченные карты, предназначенные для совершения операций ее держателем, расчеты по которым осуществляются кредитной организацией-эмитентом от своего имени и удостоверяющей право требования держателя предоплаченной карты к кредитной организации-эмитенту по оплате товаров (работ, услуг, результатов интеллектуальной деятельности) или выдаче наличных денежных средств.
Юридическим лицам могут быть выданы расчетные корпоративные и кредитные корпоративные карты.
Основными участниками отношений, связанных с использованием банковских карт являются:
- держатель банковской карты;
- банк-эмитент банковской карты, который заключает договор с владельцем карты;
- процессинговый центр, в задачу которого входит обеспечение информационного и технологического взаимодействия участников расчетов;
- эквайрер - кредитная организация, призванная произвести расчеты с предприятиями торговли по операциям, совершаемым с использованием банковских карт, либо осуществлять выдачу наличных денежных средств держателям банковских карт, не являющимся клиентами данной кредитной организации*(365);
- предприятие торговли, заключившее договоры с другими участниками расчетов с применением банковских карт.
С использованием банковской карты можно осуществить следующие операции:
- получение наличных денежных средств в рублях;
- получение денежных средств в иностранной валюте;
- оплата товаров (работ, услуг) в рублях;
- оплата товаров (работ, услуг) за пределами Российской Федерации в иностранной валюте.
Отношения между участниками расчетов с использованием банковских карт регулируются гражданско-правовыми договорами банковского вклада, банковского счета и другими в зависимости от характера услуг, предоставляемых держателю банковской карты, и специализацией участника расчетов*(366). При выдаче банковской карты с владельцем заключается договор, основу которого составляет разновидность договора банковского счета с элементами кредитного договора.
В целях проведения взаиморасчетов между участниками платежной системы операции с использованием банковских карт регулируются договорами: между эмитентом и держателем банковской карты; держателем карты и торговой организацией, торговой организацией и банком-эквайрером; другими участниками.
Расширение сферы банковских услуг, основанных на применении банковских карт, напрямую связано с регулированием ответственности участников расчетов с использованием банковских карт. До принятия специального закона о банковских картах следует руководствоваться в первую очередь нормами ГК РФ.
Банк - эмитент банковской карты как субъект предпринимательской деятельности несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязательств перед владельцем карты независимо от своей вины на основании п. 1 ст. 401 ГК РФ. Владелец банковской карты - физическое лицо несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязательств только при наличии вины (п. 1 ст. 401 ГК РФ), за исключением случаев использования банковской карты для целей предпринимательской деятельности. Владелец корпоративной карты - коммерческая организация несет ответственность независимо от своей вины, если иное не установлено договором либо если банковская карта использовалась не для предпринимательской деятельности (п. 3 ст. 401 ГК РФ).
Ответственность банка за ненадлежащее совершение операций по счету установлена ст. 856 ГК РФ. Банк несет ответственность за убытки, причиненные держателю сбоем в работе технических устройств и в других случаях неисполнения либо ненадлежащего исполнения своих обязательств (п. 1 ст. 393 ГК РФ). Банк-эмитент отвечает за убытки, причиненные держателю, независимо от того, причинены ли они недостатком оборудования эмитента или иной кредитной организации. В соответствии с правилами платежных систем держатель имеет право использовать банковскую карту как на оборудовании эмитента, так и на оборудовании иной кредитной организации, участвующей в данной платежной системе. В последнем случае по отношению к держателю происходит возложение исполнения обязательств на третье лицо (п. 1 ст. 313 ГК РФ). Однако в обоих случаях перед держателем банковской карты ответственность по обязательства несет банк-эмитент.
Заслуживает внимания правило, установленное в Рекомендации Европейского союза от 30 июля 1997 г. N 97/489/ЕС "О сделках, совершаемых с использованием электронных платежных инструментов, их эмитентах и держателях": "Эмитент ответственен за неисполнение или ненадлежащее исполнение операций, осуществленных на устройствах, терминалах или с использованием оборудования, которые не находятся под его прямым или исключительным контролем, за исключением случаев использования устройств, терминалов или оборудования, не согласованных с эмитентом"*(367).
Ответственность владельца банковской карты может наступить в случае использования средств сверх находящихся на счету при снятии наличных денежных средств через банкомат или при осуществлении платежа торговой организации. В обоих случаях ответственность носит гражданско-правовой характер и выражается, как правило, в форме штрафных санкций.
В научной литературе высказано мнение, что поскольку эмитент выполняет поручение держателя (по осуществлению платежей и т.д.), то последний имеет право на возмещение убытков, причиненных ему в ходе выполнения данного поручения*(368). Для обоснования данной позиции были использованы по аналогии нормы ГК РФ, устанавливающие ответственность комиссионера за утрату, недостачу или повреждение находящегося у него имущества комитента (п. 1 ст. 998 ГК РФ). Представляется, что с точки зрения целесообразности возмещение убытков должно быть возложено на банк-эмитент, поскольку именно от него зависит использование таких технических средств, которые могут в наибольшей мере минимизировать любые риски, связанные с расчетами с использованием банковских карт.
Вместе с тем в юридической литературе высказана позиция, обосновывающая допустимость ограничения ответственности банка при незаконном использовании банковской карты третьими лицами*(369). Если иное не следует из договора эмитента с держателем банковской карты, списание денежных средств со счета клиента в пользу третьих лиц может рассматриваться как ненадлежащее исполнение банком обязательств, за которое банк несет ответственность. Однако если порядок действий сторон в связи с незаконным использованием банковской карты третьими лицами определен договором, основанием для привлечения банка к ответственности может быть лишь ненадлежащее выполнение банком соответствующих условий договора.
В соответствии с Правилами использования банковских карт, утвержденными банком-эмитентом, которые должны соответствовать Положению Банка России N 266-П, банки включают в договор о выдаче и использовании банковской карты следующие условия: указание на то, что списание средств со счета клиента производится в соответствии с данными платежной системы, поступающими в банк, без необходимости получения от клиента одобрения каждого платежа; установление обязанности клиента немедленно уведомить банк в устной или письменной форме об утрате карты; условие о том, что клиент несет ответственность за платежи, произведенные с использованием банковской карты, до момента уведомления об утрате карты или подачи заявления о блокировке карты.
Правомерность условия о том, что банк не несет ответственности за платежи, совершенные до получения от владельца карты уведомления об утрате карты или блокировании карты, зависит от того, как данное условие сформулировано в договоре. Следует учитывать, что в качестве владельца карты чаще всего выступает потребитель - физическое лицо. В этом случае условие, в соответствии с которым банк не будет нести ответственность за платежи, противоречит п. 2 ст. 400 ГК РФ. В то же время, если в договоре указано, что банк обязан осуществлять платежи в соответствии с положениями платежной системы в адрес третьих лиц до получения от клиента заявления о блокировании счета, такое условие может быть расценено как правомерное.
Интересы держателя банковской карты напрямую связаны с вопросом списания денежных средств со счета клиента по платежам, авторизованным банком до получения заявления о блокировке карты. В соответствии с разделом первым Положения Банка России N 266-П с момента авторизации возникает самостоятельное обязательство банка осуществить платеж в адрес организации торговли. Банк, авторизовавший платежи, производит такие платежи и списывает денежные средства со счета клиента, поскольку при ведении счета банк действует в интересах и за счет последнего. Для того чтобы избежать разногласий с клиентом по вопросу о том, несет ли банк ответственность за данные платежи, рекомендуется специально оговаривать в договоре условие о том, что блокирование карты не препятствует совершению авторизованных платежей.
Наличие в договоре таких условий не исключает право клиента, со счета которого были списаны денежные средства, обратиться в суд или арбитражный суд с требованием о взыскании с банка убытков. Однако вышеуказанные условия договора банка-эмитента с владельцем карты могут существенно усилить позицию банка в случае предъявления клиентом иска на основании ст. 401 ГК РФ и ст. 29 Закона о защите прав потребителей.
В странах Евросоюза в соответствии с Рекомендацией Европейского союза от 30 июля 1997 г. N 97/489/ЕС до момента уведомления эмитента о краже или потере электронного платежного инструмента держатель ответственен за убытки, причиненные несанкционированным использованием карты, в установленных пределах.
Ограничение по сумме не распространяется на случаи, когда держатель действовал с нарушением принципа добросовестности либо проявил грубую неосторожность. Эти ограничения не применяются в случае неосторожности или грубой ошибки держателя, а также в случае неуведомления об утере карты. Срок уведомления определяется договором, но не может быть менее двух рабочих дней со дня потери или хищения карты.
В этом отношении важен вопрос определения даты, когда держатель узнал или должен был узнать об утрате карты. Этот вопрос должен быть урегулирован в Законе о банковских картах.
Установление ограничения ответственности, как представляется, направлено на защиту интересов держателя и на поощрение использования банковских карт.
Будущий Закон о банковских картах должен исходить из того, что, если мошенническая операция была произведена третьими лицами без физического использования карты (дистанционно или с использованием поддельной карты), списанные денежные средства должны быть восстановлены банком-эмитентом по требованию держателя. Однако банку следует предоставить возможность требовать отнесения убытков на счет держателя карты в случае грубой ошибки, неосторожности или небрежности со стороны последнего. К указанным случаям следует отнести сообщение третьим лицам секретного кода, отсутствие бдительности при хранении карты (например, карта оставлена на рабочем месте), запись секретного кода на бумаге, находящейся рядом с картой, запись секретного кода на самой карте и т.п.
С целью уменьшения риска убытков при несанкционированном списании денежных средств может применяться страхование.

<< Пред. стр.

стр. 6
(общее количество: 11)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>