<< Пред. стр.

стр. 9
(общее количество: 11)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Может быть, поэтому и Е.А. Суханов, и В.В. Витрянский все-таки полагают возможным доверительное управление, если и не непосредственно "безналичными денежными средствами", то хотя бы правами по договору банковского счета или договору банковского вклада. Остается неясным только одно, каким образом права по такому договору могут быть технически переданы владельцем счета (вклада) доверительному управляющему, если при этом денежные средства не должны перечисляться на счет самого управляющего.
Но действительно ли конструкция доверительного управления имуществом, которая может быть выведена из норм ГК РФ, не допускает того, чтобы при доверительном управлении денежными средствами они перечислялись учредителем управления на счет доверительного управляющего. На наш взгляд, положения ГК РФ не дают оснований для такого категорического вывода. Напротив, они скорее позволяют сделать прямо противоположный вывод.
Пункт 1 ст. 1018 ГК РФ предусматривает, что "для расчетов по деятельности, связанной с доверительным управлением, открывается отдельный банковский счет". Такой отдельный банковский счет должен быть открыт независимо от того, какое имущество передано доверительному управляющему. Очевидно, что в приведенной норме речь идет о банковском счете, открываемом самим доверительным управляющим на основании договора, заключенного им с кредитной организацией от своего собственного имени. Денежными средствами на этом счете, следовательно, доверительный управляющий распоряжается от своего собственного имени.
Необходимо определить, однако, "кому" с позиций установленного в ГК РФ регулирования отношений по доверительному управлению "принадлежат" денежные средства на этом счете (или права по соответствующему договору банковского счета). По-видимому, нет сомнений, что по идее законодателя на этот счет доверительного управляющего, во всяком случае, должны зачисляться денежные средства, полученные в результате управления переданным ему имуществом. В соответствии же с п. 2 ст. 1020 ГК РФ "права, приобретенные доверительным управляющим в результате действий по доверительному управлению имуществом, включаются в состав переданного в доверительное управление имущества". Поэтому такие безналичные денежные средства (права по договору банковского счета) на основании абз. 2 п. 1 ст. 1012 ГК РФ должны признаваться собственностью учредителя управления. Таким образом, законодатель не только не запрещает зачислять денежные средства, формально-юридически принадлежащие учредителю управления, на счет доверительного управляющего, но и фактически разрешает это делать.
Почему же на такой отдельный банковский счет не могут быть зачислены денежные средства, передаваемые доверительному управляющему в управление учредителем управления. Правовой режим таких денежных средств ни в чем не будет отличаться от режима денежных средств, полученных доверительным управляющим в результате управления.
Все действующие в настоящее время законодательные акты предусматривают, что безналичные денежные средства, переданные в доверительное управление или полученные в результате доверительного управления, зачисляются на отдельный банковский счет доверительного управляющего.
Так, в п. 2 ст. 22 Закона об ипотечных ценных бумагах и в п. 2 ст. 15 Закона об инвестиционных фондах содержатся указания на то, что "для расчетов по операциям, связанным с доверительным управлением, открывается отдельный банковский счет (отдельные банковские счета)....". Пункт 3.3 Положения ФКЦБ N 37 устанавливает, что "передача в доверительное управление средств инвестирования в виде наличных денежных средств осуществляется путем их фактического вручения учредителем управления управляющему с учетом предусмотренного законодательством Российской Федерации порядка кассового обслуживания физических лиц и организаций", а п. 3.4 - что "передача в доверительное управление денежных средств со счета учредителя управления осуществляется путем выдачи учредителем письменного распоряжения банку о перечислении средств на счет доверительного управления, открываемый управляющим специально для указанной цели", и "при этом моментом получения средств управляющим считается момент зачисления их на такой счет".
А в примечании к п. 2.3 Приложения N 2 "Об общих условиях создания и доверительного управления имуществом общего фонда банковского управления (ОФБУ)" к Инструкции Банка России N 63 подчеркнуто, что "при передаче в доверительное управление безналичных денежных средств в договоре должен содержаться порядок перевода их с соответствующего денежного счета учредителя доверительного управления на соответствующий текущий счет доверительного управляющего".
Остаются не вполне ясными лишь два вопроса, касающиеся отдельных банковских счетов, открываемых доверительными управляющими для осуществления расчетов по договору доверительного управления.
Во-первых, должен ли доверительный управляющий, заключая соответствующий договор банковского счета, указывать, что он действует в качестве доверительного управляющего (абз. 1 п. 3 ст. 1012 ГК РФ). В п. 2 ст. 22 Закона об ипотечных ценных бумагах, например, сказано, что "такие счета, за исключением случаев, установленных законодательством Российской Федерации, открываются на имя управляющего ипотечным покрытием с указанием того, что он действует в качестве доверительного управляющего, и индивидуального обозначения, идентифицирующего ипотечные сертификаты участия. Имена (наименования) владельцев ипотечных сертификатов участия (т.е. имена учредителей управления. - Прим. А. Маковской) при этом не указываются". Тождественное правило содержится и в п. 2 ст. 15 Закона об инвестиционных фондах. Однако подобного общего правила в российском законодательстве нет.
И во-вторых, должны ли быть в банковском законодательстве установлены специальные правила ведения кредитной организацией банковского счета доверительного управляющего. Сегодня в банковском законодательстве нет никаких специальных правил о банковских счетах доверительного управляющего.
Видимо, до тех пор, пока не будет выявлена обусловленная природой отношений по доверительному управлению специфика открытия и ведения банковских счетов доверительного управляющего по сравнению с открытием и ведением банковских счетов других клиентов банков, никакие специальные правила в российском законодательстве не появятся.

§ 2. Денежные средства самостоятельный и несамостоятельный объект доверительного управления

Пункт 2 ст. 1013 ГК РФ не допускает возможность осуществления доверительного управления денежными средствами только как самостоятельным объектом такого управления, если только законом не предусмотрено иное.
Прежде всего не могут считаться самостоятельным объектом доверительного управления денежные средства, передаваемые в управление в составе иного имущества, например в составе предприятия. "Нет никаких препятствий для передачи в доверительное управление денег в составе иного имущества, которое служит объектом доверительного управления, например предприятия как имущественного комплекса, используемого для предпринимательской деятельности"*(519). Согласно абз. 2 п. 2 ст. 132 ГК РФ "в состав предприятия как имущественного комплекса входят все виды имущества, предназначенные для его деятельности, включая земельные участки, здания, сооружения, оборудование, инвентарь, сырье, продукцию, права требования, долги, а также права на обозначения, индивидуализирующие предприятие, его продукцию, работы и услуги (фирменное наименование, товарные знаки, знаки обслуживания), и другие исключительные права, если иное не предусмотрено законом или договором".
Кроме того, нет оснований рассматривать как самостоятельный объект доверительного управления денежные средства, полученные доверительным управляющим в результате управления им тем имуществом, которое было передано ему учредителем управления.
Если денежные средства получены доверительным управляющим как арендная плата от лиц, которым он сдал в аренду находящееся в его управлении движимое или недвижимое имущество, или денежные средства получены доверительным управляющим в качестве дивидендов по находящимся в его управлении акциям, то в этих случаях управление полученными денежными средствами осуществляется в рамках договора о доверительном управлении именно этим движимым или недвижимым имуществом.
Спорным является вопрос о том, следует или нет рассматривать денежные средства как самостоятельный объект доверительного управления, если они передаются доверительному управляющему для приобретения на эти средства тех или иных видов имущества, которые и будут находиться в его управлении. Так, ст. 5 Закона о рынке ценных бумаг предусматривает, что под деятельностью по управлению ценными бумагами признается осуществление юридическим лицом от своего имени за вознаграждение в течение определенного срока доверительного управления переданными ему во владение и принадлежащими другому лицу в интересах этого лица или указанных этим лицом третьих лиц:
- "ценными бумагами;
- денежными средствами, предназначенными для инвестирования в ценные бумаги;
- денежными средствами и ценными бумагами, получаемыми в процессе управления ценными бумагами".
По существу, аналогичным образом определяется объект доверительного управления и в Федеральном законе от 29 ноября 2001 г. N 156-ФЗ "Об инвестиционных фондах" (далее - Закон об инвестиционных фондах). Статья 13 этого закона устанавливает, что в доверительное управление открытым и интервальным паевыми инвестиционными фондами учредители доверительного управления могут передавать только денежные средства, а в доверительное управление закрытым паевым инвестиционным фондом учредители доверительного управления могут передавать денежные средства, а также, если это предусмотрено правилами доверительного управления этим паевым инвестиционным фондом, иное имущество, предусмотренное инвестиционной декларацией. Но при этом соответствующие денежные средства, переданные в доверительное управление, используются для инвестирования в другие объекты, определяемые в соответствии с настоящим Федеральным законом, а также для управления (доверительного управления) имуществом инвестиционных фондов, учетом, хранением имущества инвестиционных фондов и контролем за распоряжением указанным имуществом (ч. 1 ст. 1 Закона об инвестиционных фондах).
Разумеется, есть весьма серьезные основания для того, чтобы положения этих законов рассматривать как допускающие возможность осуществлять доверительное управление денежными средствами в качестве самостоятельного объекта управления. Но тем не менее вопрос о том, может ли учредитель управления передать доверительному управляющему денежные средства для приобретения имущества, которое и будет в дальнейшем находиться у него в управлении, или учредитель управления должен сам приобрести такое имущество и передать его доверительному управляющему, остается открытым.
Если денежные средства в подобной ситуации не будут рассматриваться как самостоятельный объект управления, то учредитель управления вправе в любом случае передать их доверительному управляющему для целей последующего инвестирования в тот или иной объект. Если же денежные средства при использовании подобной схемы будут признаны самостоятельным объектом доверительного управления, то эта схема может быть использована только в тех случаях, когда закон разрешает доверительное управление денежными средствами. Во всех остальных случаях учредителю управления нужно самому за свой счет приобрести необходимое имущество и уже его передавать в доверительное управление управляющему.
Однако если в доверительное управление передаются собственно (непосредственно и исключительно) денежные средства, то такое доверительное управление может осуществляться только тогда, когда это прямо разрешено законом. Договор доверительного управления денежными средствами как самостоятельным объектом управления, заключенный в случаях иных, чем предусмотренные законом, является ничтожным как не соответствующий требованиям закона (ст. 168 ГК РФ).
В настоящее время существует несколько законов, положения которых могут расцениваться как допускающие возможность доверительного управления денежными средствами как самостоятельным объектом управления:
Согласно ст. 5 Закона о банках кредитная организация, получившая лицензию на осуществление банковских операций, вправе осуществлять доверительное управление денежными средствами и иным имуществом по договору с физическими и юридическими лицами.
При анализе данного положения возникает вопрос об оценке его в свете правила п. 2 ст. 1013 ГК РФ.
Согласно одной точке зрения, в ст. 5 Закона о банках установлен один из случаев допустимости передачи в доверительное управление денежных средств. Следовательно, в соответствии с п. 2 ст. 1013 ГК РФ кредитные организации имеют безусловное право получать в доверительное управление денежные средства как самостоятельный объект такого управления*(520). Именно ст. 5 Закона о банках послужила основанием для издания Инструкции Банка России N 63, регулирующей порядок доверительного управления кредитными организациями различными объектами, включая денежные средства.
Согласно другой позиции указание п. 2 ст. 1013 ГК РФ на случаи, когда только и может допускаться передача в доверительное управление денежных средств, означает, что законом должны быть прямо установлены определенные основания (критерии), при которых такого рода сделки допускаются. Но Закон о банках таких оснований не устанавливает. В ст. 5 этого Закона доверительное управление денежными средствами указано в числе тех гражданско-правовых сделок и банковских операций, которые кредитные организации могут осуществлять в соответствии с имеющейся у них лицензией на банковские операции. Таким образом, ст. 5 имеет своей целью всего лишь установить объем гражданской правоспособности кредитных организаций. При этом на соответствующие гражданско-правовые сделки, заключаемые кредитными организациями, должны в полной мере распространяться нормы ГК РФ и установленные этими нормами запреты и ограничения. Тем более что рассматриваемое положение ст. 5 Закона о банках было принято до вступления в силу части второй ГК РФ.
"Норма ГК РФ, запрещающая передачу в доверительное управление денег как самостоятельного объекта, за исключением случаев, предусмотренных законом, не может толковаться таким образом, что опровержение (отмена) установленного ею запрета может быть осуществлено каким-либо иным федеральным законом просто путем установления противоположного правила. Именно так поступил законодатель, утвердив новую редакцию Закона о банках. При этом ни этот, ни какой-либо иной федеральный закон не содержит позитивного регулирования подобных договоров (доверительного управления. - прим. ред.), рассчитывая, по-видимому, на ведомственное нормотворчество Банка России, хотя ГК РФ (п. 2 ст. 1013) допускает возможность определения случаев доверительного управления деньгами в качестве самостоятельного объекта и их регламентации исключительно со стороны федерального закона"*(521).
Хотя ГК РФ и не предусматривает возможность объединения в рамках доверительного управления денежных средств учредителя управления с другим его имуществом, однако, как видно из норм всех законодательных актов, регулирующих доверительное управление денежными средствами, такое объединение возможно. Более того, такое объединение вполне естественно, если денежные средства не являются самостоятельным объектом доверительного управления. Так, денежные средства, полученные доверительным управляющим в результате управления переданным ему недвижимым имуществом или ценными бумагами, включаются в состав находящегося в доверительном управлении имущества.
Гражданский кодекс РФ также не допускает возможность объединения в рамках доверительного управления денежных средств принадлежащих разным учредителям управления. Такая возможность допущена только в отношении ценных бумаг (ч. 3 ст. 1025 ГК РФ). Но, подобно тому как все законодательные акты, регулирующие доверительное управление денежными средствами, разрешают их объединение с иным имуществом, они также разрешают и объединение в рамках доверительного управления денежных средств, принадлежащих разным лицам.
Денежные средства в российской и иностранной валюте как объект доверительного управления. В п. 2 ст. 1013 ГК РФ не проводится различия между денежными средствами в российской и иностранной валюте. Как те, так и другие не могут быть самостоятельным объектом доверительного управления, если иное не предусмотрено законом.
Согласно п. 3.1 Инструкции Банка России N 63 "объектами доверительного управления для кредитной организации, выступающей в качестве доверительного управляющего, могут быть денежные средства в валюте Российской Федерации и в иностранной валюте, ценные бумаги, природные драгоценные камни и драгоценные металлы, производные финансовые инструменты, принадлежащие резидентам Российской Федерации на правах собственности".
В соответствии с положениями ст. 3 Закона об ипотечных ценных бумагах в состав ипотечного покрытия, находящегося в доверительном управлении, могут входить только обеспеченные ипотекой требования о возврате основной суммы долга и об уплате процентов по кредитным договорам и договорам займа, в том числе удостоверенные закладными, и (или) ипотечные сертификаты участия, удостоверяющие долю их владельцев в праве общей собственности на другое ипотечное покрытие, денежные средства в валюте Российской Федерации или иностранной валюте.
Однако доверительное управление денежными средствами в иностранной валюте независимо от того, осуществляется оно ими как самостоятельным объектом или нет, возможно только с учетом положений российского валютного законодательства, а именно Закона о валютном регулировании. Так, п. 6.3 Инструкции Банка России N 63 "кредитная организация имеет право создавать ОФБУ, в состав которого входят валютные ценности (иностранная валюта, ценные бумаги, выраженные в иностранной валюте, драгоценные металлы и природные драгоценные камни), только при наличии соответствующей лицензии Банка России, дающей право на осуществление операций с иностранной валютой и (или) драгоценными металлами".
Так, в частности, можно отметить, что согласно п. 1.8 Указания Банка России от 28 апреля 2004 г. N 1425-У "О порядке осуществления валютных операций по сделкам между уполномоченными банками" без ограничений осуществляются валютные операции, связанные с доверительным управлением денежными средствами, по сделкам между уполномоченными банками, совершаемым ими от своего имени и за свой счет.

Глава 14. Доверительное управление ценными бумагами

§ 1. Ценные бумаги - предмет доверительного управления

В соответствии с правилами ст. 1013 ГК РФ ценные бумаги (в документарной и бездокументарной формах) могут быть объектом доверительного управления, осуществляемого по общим правилам гл. 53 ГК РФ. В ст. 1025 ГК РФ закреплены лишь некоторые специальные правила о доверительном управлении ценными бумагами, из которых самым принципиальным является положение ч. 3, устанавливающее, что "особенности доверительного управления ценными бумагами определяются законом". Приведенная формулировка позволяет считать, что в законе могут быть определены как правила, которые применительно к договору доверительного управления ценными бумагами развивают положения гл. 53 ГК РФ, так и правила иные, чем изложены в данной главе.
Сегодня в Российской Федерации действует несколько законов, определяющих такие особенности:
- Закон о рынке ценных бумаг;
- Закон об ипотечных ценных бумагах;
- Закон об инвестиционных фондах.
К числу законов, регламентирующих особенности доверительного управления ценными бумагами, не могут быть отнесены законы, которые хотя и предусматривают доверительное управление ценными бумагами, никаких специальных правил о таком управлении не содержат. Таковым является Федеральный закон от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации", согласно п. 2 ст. 17 которого "в случае, если владение гражданским служащим приносящими доход ценными бумагами, акциями (долями участия в уставных капиталах организаций) может привести к конфликту интересов, он обязан передать принадлежащие ему указанные ценные бумаги, акции (доли участия в уставных капиталах организаций) в доверительное управление в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации". Отсутствуют специальные правила о доверительном управлении ценными бумагами и в ст. 5 Закона о банках. Федеральный закон от 30 ноября 1995 г. N 190-ФЗ "О финансово-промышленных группах"*(522) также лишь называет в качестве одной из мер государственной поддержки деятельности финансово-промышленных групп, устанавливаемой по решению Правительства РФ, передачу в доверительное управление центральной компании финансово-промышленной группы временно закрепленных за государством пакетов акций участников этой финансово-промышленной группы.
Однако в ряде случаев особенности доверительного управления ценными бумагами установлены помимо законов также и подзаконными нормативными актами:
- уже упоминавшейся Инструкцией Банка России N 63;
- Указом Президента РФ от 9 декабря 1996 г. N 1660 "О передаче в доверительное управление закрепленных в федеральной собственности акций акционерных обществ, созданных в процессе приватизации";
- постановлением Правительства РФ от 7 августа 1997 г. N 989 "О порядке передачи в доверительное управление закрепленных в федеральной собственности акций акционерных обществ, созданных в процессе приватизации, и заключении договоров доверительного управления этими акциями";
- постановлением Правительства РФ от 11 декабря 1996 г. N 1485 "О проведении конкурсов на право заключения договоров доверительного управления закрепленными в федеральной собственности акциями акционерных обществ угольной промышленности (угольных компаний)";
- постановлением Правительства РФ от 15 октября 2004 г. N 562 "Об утверждении Типовых правил доверительного управления ипотечным покрытием";
- постановлением Правительства РФ от 27 августа 2002 г. N 633 "Об утверждении Типовых правил доверительного управления открытым паевым фондом";
- постановлением Правительства РФ от 25 июля 2002 г. N 564 "Об утверждении Типовых правил доверительного управления закрытым паевым фондом";
- постановлением Правительства РФ от 18 сентября 2002 г. N 684 "Об утверждении Типовых правил доверительного управления интервальным паевым фондом";
- указанным выше Положением ФКЦБ РФ N 37*(523).
Все перечисленные подзаконные акты изданы после введения в действие второй части ГК РФ, но при этом многие из них хотя и содержат ссылки, обосновывающие их принятие, на положения тех или иных законов, но вводят принципиальнейшие нормы о доверительном управлении ценными бумагами, отсутствующие в самих законах. Тем самым фактически обходится правило ч. 3 ст. 1025 ГК РФ, требующее, чтобы особенности доверительного управления ценными бумагами определялись законом. Следствием чего становятся сомнения в правомерности и законности многих правил, содержащихся и в Положении ФКЦБ N 37, и в Инструкции Банка России N 63.
Как отмечает Е.А. Суханов, установленные законом или подзаконным актом особенности следует учитывать и тогда, когда ценные бумаги передаются в управление в составе иного имущества учредителя и не выступают в качестве самостоятельных объектов доверительного управления*(524).
При применении всех этих актов также необходимо учитывать и сферу их действия, которая определяется исходя из многих критериев:
- какие ценные бумаги передаются в доверительное управление,
- какое лицо выступает в качестве доверительного управляющего,
- какое лицо выступает в качестве учредителя управления.
Пункт 1 ст. 1013 ГК РФ определяет, что объектами доверительного управления могут быть предприятия и другие имущественные комплексы, отдельные объекты, относящиеся к недвижимому имуществу, ценные бумаги, права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагами, исключительные права и другое имущество.
Поскольку ни ГК РФ, ни другими законами не установлено каких-либо запретов, то объектом договора доверительного управления могут являться любые ценные бумаги независимо от их формы выпуска (документарные и бездокументарные), природы удостоверяемых ими прав, порядка легитимации их владельца (именные, предъявительские, ордерные), а также независимо от того, кто является их эмитентом (государство, муниципальное образование, юридические лица, граждане) и т.д.
Хотя современная договорная и судебная практика чаще всего сталкивается с доверительным управлением эмиссионными ценными бумагами (корпоративными или государственными), но встречаются также и случаи передачи в управление таких "классических" документарных ценных бумаг, как вексель. Например, в постановлении от 16 декабря 1997 г. N 5843/97 Президиум ВАС РФ подтвердил законность и обоснованность требований одного банка (учредителя управления) к другому банку (доверительному управляющему), вытекающих из договора доверительного управления векселем.
Вместе с тем необходимо учитывать, что в рамках того или иного специального правового регулирования, установленного законодательным или подзаконным актом, может быть введено ограничение на возможность передачи в доверительное управление тех или иных ценных бумаг на условиях, определенных этим актом. Так, в соответствии со ст. 21 Закона об ипотечных ценных бумагах в состав ипотечного покрытия, находящегося в доверительном управлении, могут входить только два вида ценных бумаг:
1) закладные, удостоверяющие обеспеченные ипотекой требования о возврате основной суммы долга и об уплате процентов по кредитным договорам и договорам займа;
2) ипотечные сертификаты участия, удостоверяющие долю в праве общей собственности на другое ипотечное покрытие.
Иные ценные бумаги не могут быть переданы в состав ипотечного покрытия и, следовательно, не могут стать объектом доверительного управления на условиях, предусмотренных Законом об ипотечных ценных бумагах.
Гражданский кодекс РФ не запрещает передачу в доверительное управление имущества, обремененного правами третьих лиц. Согласно п. 1 ст. 1019 ГК РФ "передача заложенного имущества в доверительное управление не лишает залогодержателя права обратить взыскание на это имущество". Но в соответствии с п. 2 этой же статьи "доверительный управляющий должен быть предупрежден о том, что передаваемое ему в доверительное управление имущество обременено залогом. Если доверительный управляющий не знал и не должен был знать об обременении залогом имущества, переданного ему в доверительное управление, он вправе потребовать в суде расторжения договора доверительного управления имуществом и уплаты причитающегося ему по договору вознаграждения за один год".
Однако специальные нормативные акты, регулирующие особенности доверительного управления ценными бумагами, в ряде случаев прямо запрещают передачу в доверительное управление заложенных ценных бумаг. Согласно ч. 3 ст. 13 Закона об инвестиционных фондах "передача учредителями доверительного управления в доверительное управление паевым инвестиционным фондом имущества, находящегося в залоге, не допускается".
Пункт 2.3 Приложения N 2 "Об общих условиях создания и доверительного управления имуществом общего фонда банковского управления (ОФБУ)" к Инструкции Банка России N 63 закрепляет, что "передаваемые в ОФБУ ценные бумаги, денежные средства свободны от обременений, в том числе от залога".
По условиям Правил проведения конкурсов на право заключения договоров доверительного управления закрепленными в федеральной собственности акциями акционерных обществ, созданных в процессе приватизации, утвержденных постановлением Правительства РФ N 989, "учредитель управления передает акции свободными от залогов и иных обременений, обязуется не передавать их в уставные капиталы других акционерных обществ, а также отчуждать иными способами, в том числе продавать, в течение срока действия договора доверительного управления".

§ 2. Объединение при передаче в доверительное управление ценных бумаг, принадлежащих разным лицам, объединение разнородных ценных бумаг и объединение ценных бумаг с иным имуществом

Одна из особенностей доверительного управления ценными бумагами прямо предусмотрена ч. 1 ст. 1025 ГК РФ: "При передаче в доверительное управление ценных бумаг может быть предусмотрено объединение ценных бумаг, передаваемых в доверительное управление разными лицами".
Л.Г. Ефимова полагает, что согласно ст. 1025 ГК РФ "ценные бумаги могут передаваться в доверительное управление двумя способами: во-первых, как имущество, определяемое индивидуально, и, во-вторых, как имущество, определяемое родовыми признаками. В первом случае доверительный управляющий заключает с учредителем управления индивидуальный договор и учитывает переданные им ценные бумаги на отдельном лицевом счете внутреннего бухгалтерского учета, открытом на имя учредителя управления. Во втором случае ценные бумаги нескольких учредителей объединяются: и обезличиваются"*(525). Данное замечание не вполне точно, так как и при передаче в доверительное управление на условиях объединения ценных бумаг каждый учредитель управления передает доверительному управляющему индивидуально-определенные ценные бумаги или определимые. Тем более что в соответствии с п. 1 ст. 1016 ГК РФ одним из существенных условий договора доверительного управления имуществом является условие о составе имущества, передаваемого в доверительное управление.
В настоящее время возможность доверительного управления на условиях объединения ценных бумаг, принадлежащих разным лицам, предусмотрена несколькими нормативными актами:
- Законом об ипотечных ценных бумагах;
- Законом об инвестиционных фондах;
- Инструкцией Банка России N 63.
Кроме того, п. 5.3. Положения ФКЦБ N 37 устанавливает, что "объединение доверительным управляющим находящихся в его управлении ценных бумаг и средств инвестирования в ценные бумаги, принадлежащих различным учредителям управления, осуществляется в порядке, устанавливаемом Федеральной комиссией по рынку ценных бумаг".
Можно выделить несколько основных общих черт, характерных для установленного в названных нормативных актах регулирования отношений по доверительному управлению ценными бумагами, принадлежащими разным лицам на условиях их объединения:
а) объединение ценных бумаг, принадлежащих разным учредителям управления, осуществляется посредством установления их общей долевой собственности на объединенные ценные бумаги (см. п. 2 ст. 17, абз. 1 п. 2 ст. 18 Закона об ипотечных ценных бумагах, абз. 2 п. 2 ст. 11 Закона об инвестиционных фондах, п. 2.5 Инструкции Банка России N 63);
б) право каждого учредителя управления на принадлежащую ему долю в праве собственности на общее имущество, образованное в результате объединения ценных бумаг, принадлежащих всем учредителям, удостоверяется документом, выдаваемым ему доверительным управляющим:
- ипотечным сертификатом участия - именной ценной бумагой (ст. 2 Закона об ипотечных ценных бумагах),
- инвестиционным паем - именной ценной бумагой (ст. 14 Закона об инвестиционных фондах),
- сертификатом долевого участия - документом, не являющимся ценной бумагой (п. 2.7 Инструкции Банка России N 63);
в) доверительное управление объединенными ценными бумагами, принадлежащими разным лицам, осуществляется на основании договора доверительного управления с одинаковыми для всех них стандартными условиями (см. п. 1 ст. 18 Закона об ипотечных ценных бумагах, п. 1 ст. 11 Закона об инвестиционных фондах, п. 6.4 Инструкции Банка России N 63);
г) в установленных случаях решения, касающиеся доверительного управления, принимаются общим собранием "сособственников" ценных бумаг, переданных ими в доверительное управление на условиях их объединения (см. ст. 28 Закона об ипотечных ценных бумагах, ст. 18 Закона об инвестиционных ценных бумагах);
д) не допускается раздел ценных бумаг, составляющих общее имущество всех учредителей управления, и выдел из него доли в натуре, а также не допускается осуществление преимущественного права приобретения доли в праве общей долевой собственности на ценные бумаги (см. абз. 1 и 2 п. 2 ст. 18 Закона об ипотечных ценных бумагах, абз. 2 и 3 п. 2 ст. 11 Закона об инвестиционных фондах);
е) при прекращении договора доверительного управления каждому учредителю управления возвращается стоимость соответствующей принадлежащей ему доли в праве собственности на общее имущество (см. абз. 2 п. 6.5 Инструкции Банка России N 63).
Однако нельзя не заметить, что возможность доверительного управления на условиях объединения ценных бумаг, принадлежащих разным лицам, прямо закреплена в ГК РФ. Поэтому формально для реализации этой возможности сторонам достаточно просто включить необходимые условия в договор доверительного управления, даже если к их отношениям и не применяются положения тех вышеуказанных законодательных актов, которые предусматривают возможность осуществления доверительного управления ценными бумагами, принадлежащими разным лицам, на условиях их объединения. Тем не менее на практике надлежащим образом урегулировать возникающие при этом отношения между доверительным управляющим и учредителями управления в рамках исключительно договора оказывается трудной, если не невозможной задачей.
Гражданский кодекс РФ, допуская возможность объединения ценных бумаг, принадлежащих разным лицам, не устанавливает, идет в этом случае речь об объединении только однородных ценных бумаг или объединены могут быть и разнородные ценные бумаги.
Равно ГК РФ не предусматривает, но и не запрещает передачу в доверительное управление разнородного имущества (ценных бумаг и иного имущества).
Можно отметить, что все названные выше нормативные акты, допускающие возможность доверительного управления на условиях объединения ценных бумаг, принадлежащих разным лицам, также предусматривают возможность объединения при этом разнородных ценных бумаг, а также объединения ценных бумаг с иным имуществом.
Наиболее широко возможность объединения в рамках доверительного управления разнородного имущества закреплена в п. 3.1 Инструкции Банка России N 63: "Объектами доверительного управления для кредитной организации, выступающей в качестве доверительного управляющего, могут быть денежные средства в валюте Российской Федерации и в иностранной валюте, ценные бумаги, природные драгоценные камни и драгоценные металлы, производные финансовые инструменты, принадлежащие резидентам Российской Федерации на правах собственности".
Установленные указанными выше нормативными актами правила о доверительном управлении ценными бумагами, принадлежащими разным лицам, на условиях их объединении, применяются при объединении как однородных, так и разнородных ценных бумаг, а также при объединении ценных бумаг с иным имуществом (Положение ФКЦБ РФ от 2 октября 1997 г. N 27 "О ведении реестра владельцев именных ценных бумаг", далее - Положение ФКЦБ РФ о ведении реестра).
Но лишь при объединении в рамках доверительного управления не просто однородных ценных бумаг, а ценных бумаг одного эмитента одного выпуска, принадлежащих разным лицам, возможна практическая реализация одного из правил Положения ФКЦБ РФ о ведении реестра. Согласно п. 3.3 этого Положения правилами регистратора может быть предусмотрен учет ценных бумаг, переданных доверительному управляющему разными лицами, на одном счете доверительного управляющего.

§ 3. Стороны в договоре доверительного управления ценными бумагами

Гражданский кодекс РФ не устанавливает никаких дополнительных требований к доверительному управляющему ценными бумагами, по сравнению с теми, которые установлены в ст. 1015 для доверительного управляющего любым имуществом.
"1. Доверительным управляющим может быть индивидуальный предприниматель или коммерческая организация, за исключением унитарного предприятия.
В случаях, когда доверительное управление имуществом осуществляется по основаниям, предусмотренным законом, доверительным управляющим может быть гражданин, не являющийся предпринимателем, или некоммерческая организация, за исключением учреждения.
2. Имущество не подлежит передаче в доверительное управление государственному органу или органу местного самоуправления.
3. Доверительный управляющий не может быть выгодоприобретателем по договору доверительного управления имуществом".
Вместе с тем, поскольку в силу ч. 3 ст. 1025 ГК РФ "особенности доверительного управления ценными бумагами определяются законом", таким законом могут быть установлены и дополнительные требования, предъявляемые к доверительному управляющему ценными бумагами.
Согласно ст. 1, 5 и 39 Закона о рынке ценных бумаг деятельность по управлению бумагами представляет собой один из видов профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг, которая осуществляется профессиональным участником рынка ценных бумаг, именуемым управляющим, на основании специального разрешения - лицензии, выдаваемой федеральным органом исполнительной власти по рынку ценных бумаг или уполномоченными им органами на основании генеральной лицензии (ст. 39).
Однако ч. 3 ст. 5 Закона о рынке ценных бумаг, введенная Федеральным законом от 28 декабря 2002 г. N 185-ФЗ, предусмотрела, что "наличие лицензии на осуществление деятельности по управлению ценными бумагами не требуется в случае, если доверительное управление связано только с осуществлением управляющим прав по ценным бумагам".
Кроме того, необходимо, учитывать общую сферу регулирования Закона о рынке ценных бумаг, определенную в ст. 1: "Настоящим Федеральным законом регулируются отношения, возникающие при эмиссии и обращении эмиссионных ценных бумаг независимо от типа эмитента, при обращении иных ценных бумаг в случаях, предусмотренных федеральными законами, а также особенности создания и деятельности профессиональных участников рынка ценных бумаг".
Таким образом, однозначно можно утверждать, что в настоящее время доверительному управляющему, осуществляющему управление ценными бумагами, необходимо иметь лицензию на ведение этой деятельности как профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг, только если наличествуют два условия:
- во-первых, объектом управления являются эмиссионные ценные бумаги или иные ценные бумаги, обращение которых регулируется правилами Закона о рынке ценных бумаг. В настоящее время, видимо, к числу таких иных ценных бумаг, не являющихся эмиссионными, относятся ипотечный сертификат участия и инвестиционный пай;
- во-вторых, доверительный управляющий ценными бумагами в силу закона или договора доверительного управления наделен правом распоряжаться ими.
Но до настоящего времени в некоторых нормативных актах все еще сохраняется требование о наличии у доверительного управляющего лицензии профессионального участника и в тех случаях, когда в силу Закона о рынке ценных бумаг такая лицензия не требуется. Требование о наличии у доверительного управляющего ценными бумагами лицензии на осуществление деятельности по управлению ценными бумаги закреплено в постановлении Правительства РФ от 7 августа 1997 г. N 989 "О порядке передачи в доверительное управление закрепленных в федеральной собственности акций акционерных обществ, созданных в процессе приватизации, и заключении договоров доверительного управления этими акциями". Согласно п. 4 Правил проведения конкурсов на право заключения договоров доверительного управления закрепленными в федеральной собственности акциями акционерных обществ, созданных в процессе приватизации, утвержденных указанным постановлением Правительства РФ, "к участию в конкурсе допускаются только лица, имеющие лицензию на осуществление деятельности по управлению ценными бумагами". Такое же положение содержится и в постановлении Правительства РФ от 11 декабря 1996 г. N 1485 "О проведении конкурсов на право заключения договоров доверительного управления закрепленными в федеральной собственности акциями акционерных обществ угольной промышленности (угольных компаний)". Хотя в соответствии с п. 3 Указа Президента РФ от 9 декабря 1996 г. N 1660 "О передаче в доверительное управление закрепленных в федеральной собственности акций акционерных обществ, созданных в процессе приватизации" вообще полностью исключается возможность доверительного управляющего каким-либо образом распоряжаться переданными ему акциями, и, следовательно, по Закону о рынке ценных бумаг в этом случае лицензия профессиональному участнику не требуется.
Необходимо также отметить, что до настоящего времени правила Положения ФКЦБ РФ о ведении реестра не приведены в соответствие с нормами Закона о рынке ценных бумаг. Согласно же п. 2 Положения ФКЦБ РФ о ведении реестра "доверительным управляющим" признается юридическое лицо или индивидуальный предприниматель (профессиональный участник рынка ценных бумаг), осуществляющий доверительное управление ценными бумагами, переданными ему во владение на определенный срок и принадлежащими другому лицу, в интересах этого лица или указанных этим лицом третьих лиц". И как предусмотрено п. 7.1 того же Положения, для открытия лицевого счета доверительного управляющего юридическое лицо должно представить регистратору копию лицензии на осуществление профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг (доверительного управляющего), удостоверенную нотариально или заверенную регистрирующим органом.
Таким образом, в соответствии с Положением ФКЦБ РФ о ведении реестра счет доверительного управляющего, на который должны быть зачислены передаваемые ему именные эмиссионные ценные бумаги, выпущенные в бездокументарной форме, может быть открыт только такому юридическому лицу, которое является профессиональным участником рынка ценных бумаг и при условии представления копии лицензии на осуществление профессиональной деятельности доверительного управляющего на рынке ценных бумаг.
Вместе с тем если доверительное управление ценными бумагами осуществляется в рамках специальных правовых режимов (через образование паевого инвестиционного фонда или через выпуск ипотечных сертификатов участия), то доверительный управляющий обязан иметь лицензию, предусмотренную законом.
Так, из п. 2 ст. 17 Закона об ипотечных ценных бумагах следует, что "выдача ипотечных сертификатов участия является основанием для возникновения общей долевой собственности владельцев ипотечных сертификатов участия на ипотечное покрытие, под которое они выдаются, и учреждения доверительного управления таким ипотечным покрытием". При этом общая долевая собственность на ипотечное покрытие возникает одновременно с учреждением доверительного управления этим ипотечным покрытием. Однако выдавать ипотечные сертификаты участия могут только коммерческие организации, имеющие лицензии на осуществление деятельности по управлению инвестиционными фондами, паевыми инвестиционными фондами и негосударственными пенсионными фондами, а также кредитные организации (п. 2 ст. 17).
Пункт 2 ст. 38 Закона об инвестиционных фондах также предусматривает, что управляющая компания может осуществлять предусмотренную настоящим Федеральным законом деятельность только на основании специального разрешения (лицензии).
Положение о лицензировании деятельности по управлению инвестиционными фондами, паевыми инвестиционными фондами и негосударственными пенсионными фондами утверждено постановлением Правительства РФ от 4 июля 2002 г. N 495.
Помимо требования о наличии лицензии законодательные акты предъявляют еще ряд требований, которым должны отвечать доверительные управляющие ценными бумагами.
Поскольку доверительным управляющим ценными бумагами, находящимися в составе ОФБУ может быть только банк или иная кредитная организация. В Законе об инвестиционных фондах установлены строгие требования:
- управляющей компанией могут быть только открытое или закрытое акционерное общество, общество с ограниченной (дополнительной) ответственностью, созданные в соответствии с законодательством Российской Федерации. Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования не вправе являться участниками управляющей компании (п. 1 ст. 38);
- управляющая компания может совмещать предусмотренную Законом об инвестиционных фондах деятельность только с деятельностью по доверительному управлению ценными бумагами, управлению пенсионными резервами негосударственных пенсионных фондов и управлению страховыми резервами страховых компаний;
- размер собственных средств управляющей компании и его соотношение с суммарной стоимостью активов акционерных инвестиционных фондов и активов паевых инвестиционных фондов, находящихся в управлении этой управляющей компании, определяются федеральным органом исполнительной власти по рынку ценных бумаг. Постановлением ФКЦБ РФ от 23 апреля 2003 г. N 03-22/пс "О нормативах достаточности собственных средств профессиональных участников рынка ценных бумаг", установлен норматив достаточности собственных средств профессионального участника рынка ценных бумаг, совмещающего деятельность по управлению ценными бумагами и деятельность по управлению инвестиционными фондами, паевыми инвестиционными фондами, деятельность по управлению пенсионными резервами негосударственных пенсионных фондов и (или) деятельность по управлению активами страховых резервов страховых организаций;
- функции единоличного исполнительного органа управляющей компании не могут осуществлять:
- лица, которые осуществляли функции единоличного исполнительного органа или входили в состав коллегиального исполнительного органа управляющей компании, специализированного депозитария, акционерного инвестиционного фонда, профессионального участника рынка ценных бумаг, кредитной организации, страховой организации, негосударственного пенсионного фонда в момент аннулирования у этих организаций лицензий на осуществление соответствующих видов деятельности за нарушение лицензионных требований, если с момента такого аннулирования прошло менее трех лет;
- лица, на которые было наложено взыскание за административное правонарушение в области финансов и рынка ценных бумаг, если с момента наложения такого взыскания прошло менее одного года;
- лица, имеющие судимость за преступления в сфере экономической деятельности или за преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления.
Указанные лица не могут также входить в состав совета директоров (наблюдательного совета) и коллегиального исполнительного органа управляющей компании.
Пункт 3 Правил проведения конкурсов на право заключения договоров доверительного управления закрепленными в федеральной собственности акциями акционерных обществ, созданных в процессе приватизации, утвержденных постановлением Правительства РФ от 7 августа 1997 г. N 989, устанавливает, что принять участие в конкурсе может юридическое лицо, которое имеет чистые активы либо собственные средства (для кредитных организаций - капитал) в размере, определяемом в соответствии с действующим на момент подачи заявки законодательством, но не менее 20% цены акций, передаваемых в доверительное управление. Тем самым установлено требование, которому должен отвечать будущий доверительный управляющий акциями.
В Правилах проведения конкурсов на право заключения договоров доверительного управления закрепленными в федеральной собственности акциями акционерных обществ угольной промышленности (угольных компаний), утвержденных постановлением Правительства РФ от 11 декабря 1996 г. N 1485, помимо идентичного требования (п. 8), предусмотрен еще ряд требований. В соответствии с п. 9 к участию в конкурсе не допускаются:
- "физические лица;
- некоммерческие организации и унитарные предприятия;
- юридические лица, являющиеся должниками угольной компании или акционерных обществ, акции которых находятся в собственности угольной компании;
- юридические лица, владеющие акциями (долями) должников угольной компании или акционерных обществ, акции которых находятся в собственности угольной компании;
- юридические лица, в отношении которых возбуждено производство по делу о несостоятельности (банкротстве);
- юридические лица, имеющие просроченную задолженность по налоговым и иным обязательным платежам в бюджетные и внебюджетные фонды, а также по заработной плате".
Установление в приведенных подзаконных актах Правительства РФ специальных требований в отношении доверительных управляющих закрепленными в федеральной собственности акциями акционерных обществ, не следует рассматривать как нарушение ч. 3 ст. 1025 ГК РФ, предусматривающей, что "особенности доверительного управления ценными бумагами определяются законом". В данном случае нормативные акты Правительства РФ выступают как акты, в которых выражена воля учредителя управления (собственника передаваемых в доверительное управление акций) в части определения предъявляемых им требований к лицу, которому он будет готов передать акции.

§ 4. Условия договора доверительного управления ценными бумагами

Договор доверительного управления ценными бумагами (как и другим движимым имуществом, в том числе и денежными средствами) должен быть заключен в письменной форме (п. 1 ст. 1017 ГК РФ). Несоблюдение формы договора влечет его недействительность (п. 3 ст. 1017 ГК РФ).
Специальные правила в действующем законодательстве о заключении договоров доверительного управления установлены для случаев, когда такое управление должно осуществляться на условиях объединения имущества, принадлежащих разным владельцам-учредителям управления. Как предусмотрено правилами п. 1 ст. 18 Закона об ипотечных ценных бумагах и п. 1 ст. 11 Закона об инвестиционных фондах, условия соответствующего договора доверительного управления (ипотечным покрытием или паевым инвестиционным фондом) могут быть приняты учредителями управления только путем присоединения к указанному договору в целом. Таким образом, данные договоры доверительного управления представляют собой договор присоединения, т.е. "договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе, как путем присоединения к предложенному договору в целом" (п. 1 ст. 428 ГК РФ). Согласно п. 6.4 Инструкции Банка России N 63 договоры доверительного управления также могут заключаться как договоры присоединения: "Рекомендуемое содержание Общих условий может использоваться в виде примерных условий договора или в качестве стандартной формы для заключения договора присоединения".
Контроль за содержанием соответствующих договоров присоединения, разрабатываемых доверительными управляющими, обеспечивается несколькими методами.
Во-первых, содержание правил определяется не только нормами ГК РФ, но и более чем подробно регламентируется нормами соответствующих специальных законов (ст. 25 Закона об ипотечных ценных бумагах, ст. 17 Закона об инвестиционных фондах).
Во-вторых, правила доверительного управления должны соответствовать и подзаконным актам. Так, Типовые правила доверительного управления ипотечным покрытием утверждены постановлением Правительства РФ от 15 октября 2004 г. N 562*(526). Правительством РФ также утверждены Типовые правила доверительного управления открытым паевым инвестиционным фондом (постановление от 27 августа 2002 г. N 633)*(527), Типовые правила доверительного управления закрытым паевым инвестиционным фондом (постановление от 25 июля 2002 г. N 564)*(528) и Типовые правила доверительного управления интервальным паевым фондом (постановление от 18 сентября 2002 г. N 684)*(529). В качестве Приложения N 2 к Инструкции Банка России N 63 утверждены Общие условия создания и доверительного управления имуществом общего фонда банковского управления ОФБУ, которые, впрочем, носят рекомендательный характер.
В-третьих, правила доверительного управления регистрируются компетентным органом. Правила доверительного управления ипотечным покрытием или паевым инвестиционным фондом регистрируются федеральным органом исполнительной власти по рынку ценных бумаг (ст. 27 Закона об ипотечных бумагах, ст. 19 Закона об инвестиционных фондах). Общие условия создания и доверительного управления имуществом ОФБУ, принятые кредитной организацией, должны быть представлены в территориальное управление Банка России вместе с другими документами для регистрации создаваемого ОФБУ (п. 6.7 Инструкции Банка России N 63).
Регламентируя содержание договоров доверительного управления специальные законодательные акты значительно расширяют круг существенных условий этих договоров.
Пункт 1 ст. 1016 ГК РФ относит к существенным условиям договора доверительного управления имуществом условия:
- о составе имущества, передаваемого в доверительное управление;
- о наименовании юридического лица или имени гражданина, в интересах которых осуществляется управление имуществом (учредителя управления или выгодоприобретателя);
- о размере и форме вознаграждения управляющему, если выплата вознаграждения предусмотрена договором;
- о сроке действия договора.
Для сравнения, ст. 25 Закона об ипотечных ценных бумагах требует, чтобы в правилах доверительного управления ипотечным покрытием содержались следующие сведения:
- "индивидуальное обозначение, идентифицирующее ипотечные сертификаты участия с данным ипотечным покрытием;
- полное фирменное наименование управляющего ипотечным покрытием;
- полное фирменное наименование специализированного депозитария;
- полное фирменное наименование регистратора, осуществляющего ведение реестра владельцев ипотечных сертификатов участия;
- права и обязанности управляющего ипотечным покрытием;
- срок действия договора доверительного управления;
- количество ипотечных сертификатов участия и порядок их выдачи;
- порядок и сроки выплаты денежных средств в связи с погашением ипотечных сертификатов участия;
- порядок выплаты по каждому ипотечному сертификату участия денежных средств за счет платежей, полученных по обязательствам, требования по которым составляют ипотечное покрытие, а также срок такой выплаты, который не должен превышать три месяца со дня получения соответствующих платежей;
- порядок определения суммы денежных средств, подлежащих выплате в связи с погашением ипотечного сертификата участия;
- порядок и сроки внесения в реестр владельцев ипотечных сертификатов участия записей о приобретении, передаче и погашении ипотечных сертификатов участия;
- права владельцев ипотечных сертификатов участия;
- порядок созыва и проведения общего собрания владельцев ипотечных сертификатов участия;
- размер вознаграждения управляющего ипотечным покрытием, специализированного депозитария, регистратора, осуществляющего ведение реестра владельцев ипотечных сертификатов участия;
- виды и максимальный размер расходов, связанных с доверительным управлением ипотечным покрытием и подлежащих оплате за счет имущества, составляющего ипотечное покрытие;
- порядок раскрытия информации, связанной с доверительным управлением ипотечным покрытием, в том числе наименование периодического печатного издания, в котором публикуется соответствующая информация;
- иные сведения" в соответствии с требованиями, установленными Законом об ипотечных ценных бумагах.
Согласно определению, содержащемуся в п. 1 ст. 1012 ГК РФ, "по договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя)".
Таким образом, в соответствии с этим определением договор доверительного управления имуществом рассматривается как договор реальный, считающийся заключенным с момента передачи имущества учредителем управления доверительному управляющему (п. 2 ст. 433 ГК РФ).
В точном соответствии с этим определением п. 4.3. Положения ФКЦБ N 37 устанавливает, что "договор доверительного управления ценными бумагами и средствами инвестирования в ценные бумаги считается заключенным в части управления ценными бумагами с момента передачи их учредителем управления доверительному управляющему. Если договором доверительного управления предусмотрено, что передача различных ценных бумаг учредителем управления доверительному управляющему осуществляется в различные сроки (поэтапно), то договор считается заключенным с момента передачи управляющему первого пакета ценных бумаг. С этого момента возникают также права и обязанности управляющего по управлению переданными ему ценными бумагами. Права и обязанности управляющего по управлению прочими ценными бумагами возникают с момента их передачи учредителем управления управляющему".
Однако, поскольку ч. 3 ст. 1025 ГК РФ допустила возможность закрепления в законе особенностей доверительного управления ценными бумагами, в таком законе договор доверительного управления ценными бумагами может быть определен как договор консенсуальный (п. 1 ст. 433 ГК РФ).
Если оценивать положения Закона об ипотечных ценных бумагах и Закона об инвестиционных фондах, то они не дают основания для однозначного вывода о том, представляют собой договоры доверительного управления, заключаемые на основании указанных законов, договоры реальные или консенсуальные. Из правил п. 1 ст. 18 Закона об ипотечных ценных бумагах и п. 1 ст. 11 Закона об инвестиционных фондах следует, что условия соответствующего договора доверительного управления (ипотечным покрытием или паевым инвестиционным фондом) могут быть приняты учредителями управления только путем присоединения к указанному договору в целом. При этом присоединение к договору доверительного управления осуществляется путем приобретения учредителем управления соответственно ипотечных сертификатов участия, выдаваемых управляющим ипотечным покрытием, или инвестиционных паев, выдаваемых управляющей компанией, осуществляющей доверительное управление этим паевым инвестиционным фондом. Таким образом, договор доверительного управления ипотечным покрытием или паевым инвестиционным фондом должен считаться заключенным в момент приобретения учредителями управления ипотечных сертификатов участия или инвестиционных паев, которые одновременно удостоверяют не только заключение договора, но и долю в общей собственности на имущество, составляющее ипотечное покрытие или паевой инвестиционный фонд.
Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в постановлении от 28 июня 2004 г. по делу N А56-1596/04 отметил, что суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что приобретение инвестиционных паев не является самостоятельной гражданско-правовой сделкой, а лишь удостоверяет заключение договора присоединения к договору доверительного управления.
Следовательно, необходимо выяснить, в какой момент учредитель управления становится собственником ипотечных сертификатов участия или инвестиционных паев. Согласно абз. 2 п. 2 и абз. 2 п. 5 ст. 14 Закона об инвестиционных фондах и абз. 2 п. 2 и абз. 2 п. 5 ст. 20 Закона об ипотечных ценных бумаг права, удостоверенные этими ценными бумагами, фиксируются в бездокументарной форме, и учет этих прав осуществляется на лицевых счетах в реестре владельцев и на счетах депо депозитариями. Поэтому именно в момент фиксации по счету прав учредителя управления на соответствующую ценную бумагу договор доверительного управления должен считаться заключенным независимо от того, когда учредитель передал доверительному управляющему то или иное имущество.
Кроме того, и в подзаконных актах (что не вполне соответствует ч. 3 ст. 1025 ГК РФ) встречаются нормы, которые определяют договор доверительного управления как договор консенсуальный. Так, согласно п. 31 Правил проведения конкурсов на право заключения договоров доверительного управления закрепленными в федеральной собственности акциями акционерных обществ, созданных в процессе приватизации, утвержденных постановлением Правительства РФ от 7 августа 1997 г. N 989, договор доверительного управления вступает в силу с даты его подписания сторонами и действует в течение срока, установленного договором, но не более 3 лет.
Пункт 3.1.1. Приложения N 2 "Об общих условиях создания и доверительного управления имуществом общего фонда банковского управления (ОФБУ)" к Инструкции Банка России N 63 устанавливает, что "учредитель доверительного управления обязан передать доверительному управляющему имущество".
Из понятия договора доверительного управления имуществом, приведенного в п. 1 ст. 1012 ГК РФ, а также п. 1 ст. 1016 ГК РФ, определяющего существенные условия договора доверительного управления, следует, что срок действия договора является существенным условием. Согласно п. 2 ст. 1016 ГК РФ договор доверительного управления имуществом заключается на срок, не превышающий пять лет, но для отдельных видов имущества, передаваемого в доверительное управление, законом могут быть установлены иные предельные сроки, на которые может быть заключен договор. Смысл закрепления в ГК РФ правила, допускающего в законе иные предельные сроки доверительного управления тем или иным видом имущества легко объясним. Ведь от характера имущества, находящегося в управлении, во многом зависит то, через какое время управление этим имуществом принесет доход (прибыль), ради получения которого и передается имущество в доверительное управление.
Принимая во внимание, что в состав ипотечного покрытия входят требования по обеспеченным ипотекой обязательствам, в том числе требования, удостоверенные закладными, срок исполнения обязательства, обеспеченного ипотекой, также как и срок самой ипотеки нередко весьма значителен. Так, ст. 19 Закона об ипотечных ценных бумагах предусматривает, что "срок действия договора доверительного управления ипотечным покрытием, устанавливаемый правилами доверительного управления ипотечным покрытием, не должен составлять менее чем год и более чем сорок лет".
Согласно п. 31 Правил проведения конкурсов на право заключения договоров доверительного управления закрепленными в федеральной собственности акциями акционерных обществ, созданных в процессе приватизации, утвержденных постановлением Правительства РФ от 7 августа 1997 г. N 989, срок доверительного управления названными акциями не может превышать трех лет.
В соответствии с п. 1 ст. 1012 ГК РФ учредитель управления должен передать имущество доверительному управляющему для того, чтобы последний мог осуществлять доверительное управление этим имуществом.
Однако, не случайно в п. 1 ст. 1013 ГК РФ, определяющей объекты договора доверительного управления, различаются: ценные бумаги и права, удостоверенные бездокументарными ценными бумагами. И хотя в ч. 4 ст. 1025 ГК РФ предусмотрено, что правила этой статьи, определяющей особенности передачи в доверительное управление ценных бумаг, применяются и к правам, удостоверенным бездокументарными ценными бумагами, доверительное управление документарными ценными бумагами иногда весьма существенные различия.
Применительно к документарным ценным бумагам их передача состоит в собственно простом вручении этих бумаг учредителем управления доверительному управляющему.
Как указано в п. 2 ст. 149 ГК РФ, "операции с бездокументарными ценными бумагами могут совершаться только при обращении к лицу, которое официально совершает записи прав. Передача, предоставление и ограничение прав должны официально фиксироваться этим лицом, которое несет ответственность за сохранность официальных записей, обеспечение их конфиденциальности, предоставление правильных данных о таких записях, совершение официальных записей о проведенных операциях". Лицами, которые официально имеют право осуществлять фиксацию операций с ценными бумагами, является регистратор (реестродержатель), ведущий реестр владельцев именных ценных бумаг, или депозитарий.
Поэтому "передача" бездокументарных ценных бумаг сводится к их переводу со счета учредителя управления (счета владельца) на счет доверительного управляющего.
В настоящее время деятельность регистраторов по учету именных ценных бумаг и прав на эти бумаги регулируется Положением ФКЦБ РФ о ведении реестра. В соответствии с п. 2 этого Положения доверительный управляющий является одним из тех лиц (зарегистрированных лиц), информация о котором внесена в реестр и которому регистратором открывается лицевой счет (совокупность данных в реестре о зарегистрированном лице, виде, количестве, категории (типе), государственном регистрационном номере выпуска, номинальной стоимости ценных бумаг, номерах сертификатов и количестве ценных бумаг, удостоверенных ими (в случае документарной формы выпуска), обременении ценных бумаг обязательствами и (или) блокировании операций, а также операциях по его лицевому счету).
Согласно п. 3.3 Положения ФКЦБ РФ о ведении реестра доверительному управляющему в системе ведения реестра открывается лицевой счет с отметкой "ДУ". Учет ценных бумаг, принадлежащих самому доверительному управляющему, и ценных бумаг его клиентов осуществляется на отдельных лицевых счетах. Тем самым прежде всего обеспечивается исполнение правила п. 1 ст. 1012 ГК РФ и исключается возможность учредителю управления самому распоряжаться ценными бумагами, переданными, но не отчужденными доверительному управляющему. А кроме того, реализуется требование, закрепленное в п. 1 ст. 1018 ГК РФ: "Имущество, переданное в доверительное управление, обособляется от другого имущества учредителя управления, а также от имущества доверительного управляющего. Это имущество отражается у доверительного управляющего на отдельном балансе, и по нему ведется самостоятельный учет".
По общему правилу передаваемые доверительному управляющему в управление ценные бумаги зачисляются на его лицевой счет на основании распоряжения владельца этих бумаг (учредителя управления) с лицевого счета последнего. При этом "ценные бумаги, учитываемые на лицевом счете доверительного управляющего, не учитываются на лицевом счете зарегистрированного лица, в интересах которого действует доверительный управляющий".
Перевод ценных бумаг со счета доверительного управляющего на счет владельца осуществляется на основании передаточного распоряжения, предоставляемого регистратору доверительным управляющим, а также по решению суда и иным основаниям, предусмотренным законодательством Российской Федерации.
Правилами регистратора может быть предусмотрен учет ценных бумаг, переданных доверительному управляющему разными лицами, на одном счете доверительного управляющего.
Деятельность депозитариев по учету ценных бумаг и прав на эти бумаги регулируется более многочисленными нормативными актами. Их многочисленность определяется тем, что они регулируют порядок учета различных видов эмиссионных ценных бумаг разными организациями.
Прежде всего депозитарная деятельность всех организаций регулируется Положением о депозитарной деятельности в Российской Федерации, утв. постановлением ФКЦБ РФ от 16 октября 1997 г. N 36.
Депозитарная деятельность банковских и кредитных учреждений в настоящее время регулируется:
а) Положением Банка России от 16 марта 2004 г. N 253-П "О порядке депозитарного учета федеральных государственных ценных бумаг", нормативными актами, изданными Банком России;
б) Правилами ведения учета депозитарных операций кредитных организаций в Российской Федерации (утв. Банком России 25 июля 1996 г. N 44).
Указанные акты в случае передачи в доверительное управление бездокументарных ценных бумаг, права по которым учитывают депозитарии, также предусматривают перевод их со счета депо владельца на счет депо доверительного управляющего.
Право доверительного управляющего распоряжаться переданными ему учредителем управления ценными бумагами составляет, естественно, важную часть правомочий доверительного управляющего. Но нередко еще более важную часть этих правомочий составляют правомочия по осуществлению прав, удостоверенных этими бумагами.
"Если при передаче документарной ценной бумаги достаточно предъявления ее самой как документа, то в случае с бездокументарной ценной бумагой необходимо обращение к лицу, которое официально совершает записи прав. Следовательно, говоря о передаче в доверительное управление бездокументарных ценных бумаг, мы говорим все-таки о передаче имущественных прав, а не самой ценной бумаги. Для ценной бумаги как объекта доверительного управления существенное значение имеет не ее вещественный характер, а то, что она выражает определенные права и в установленном порядке их фиксирует. Управление как бы отрывается от собственности. Мы бы даже сказали, что и в случае передачи в доверительное управление ценных бумаг в документарной форме управление осуществляется все равно заключенными в ней имущественными правами. Именно заключенные в ценной бумаге права определяют для той или иной ценной бумаги возможность быть объектом доверительного управления. Все было бы так, если бы правоотношение доверительного управления не вплетало в себя некоторые вещно-правовые элементы"*(530).
Передача учредителем управления доверительному управляющему бездокументарных ценных бумаг означает и передачу последнему прав по этим бумагам в том объеме, который предусмотрен законом и условиями договора доверительного управления.
Порядок передачи прав учредителем управления по ценной бумаге определяется общими правилами, установленными ГК РФ и Законом о рынке ценных бумаг.
Однако все эти способы передачи прав по соответствующим ценным бумагам по своей сути призваны опосредовать отношения, возникающие в связи с отчуждением этих бумаг их владельцем другому лицу. Исключение составляет передача прав по любой ордерной ценной бумаге посредством препоручительного индоссамента и передача прав по векселю посредством залогового индоссамента.
Препоручительный индоссамент - индоссамент, который "ограничен только поручением осуществлять права, удостоверенные ценной бумагой, без передачи этих прав индоссату". В этом случае индоссат выступает в качестве представителя.
Залоговый индоссамент - индоссамент, содержащий оговорку "валюта в обеспечение", "валюта в залог" или всякую иную оговорку, имеющую в виду залог, векселедержатель может осуществлять все права, вытекающие из переводного векселя, но поставленный им индоссамент имеет силу лишь в качестве препоручительного индоссамента (п. 19 Положения о переводном и простом векселе).
Согласно же абз. 2 п. 1 ст. 1012 ГК РФ "передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему".
Но в силу п. 2 этой же статьи, "осуществляя доверительное управление имуществом, доверительный управляющий вправе совершать в отношении этого имущества в соответствии с договором доверительного управления любые юридические и фактические действия в интересах выгодоприобретателя", за исключением тех действий, в отношении которых законом или договором установлены ограничения. При этом "сделки с переданным в доверительное управление имуществом доверительный управляющий совершает от своего имени, указывая при этом, что он действует в качестве такого управляющего" (п. 3 ст. 1012 ГК РФ). И наконец, в соответствии с п. 1 ст. 1020 ГК РФ "доверительный управляющий осуществляет в пределах, предусмотренных законом или договором доверительного управления имуществом правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление".
Следовательно, передача прав по ценным бумагам, передаваемым в доверительное управление, должна быть оформлена таким образом, чтобы доверительный управляющий имел возможность совершать все допустимые юридические и фактические действия с переданной ему ценной бумагой в точном соответствии с законодательством о ценных бумагах. Ведь без соблюдения этих правил доверительный управляющий не сможет обосновать свои права по ценной бумаге, принадлежащие владельцу бумаги (учредителю управления).
Вместе с тем передача учредителем управления доверительному управляющему в установленном законом порядке прав по документарным ценным бумагам не должна приводить к возникновению между ними таких отношений, которые противоречат существу отношений по доверительному управлению. Поэтому надлежащее оформление передачи этих прав может стать неразрешимой проблемой ввиду отсутствия соответствующих правовых норм и судебно-арбитражной практики.
Наиболее простая ситуация возникает при передаче в доверительное управление предъявительских ценных бумаг, поскольку "для передачи другому лицу прав, удостоверенных ценной бумагой на предъявителя, достаточно вручения ценной бумаги этому лицу" (п. 1 ст. 146 ГК РФ). "Право по безыменным бумагам возникает с приобретением права на документ"*(531). Соответственно простого вручения предъявительской ценной бумаги учредителем управления доверительному управляющему достаточно для того, чтобы вместе с бумагой он приобрел и все права, ею удостоверенные.
Сложнее обстоит дело с документарными именными ценными бумагами. Как предусмотрено в п. 2 ст. 146 ГК РФ, "права, удостоверенные именной ценной бумагой, передаются в порядке, установленном для уступки требований (цессии)".
К ним прежде всего относятся именные депозитные и сберегательные сертификаты, закладные. Последние представляют особый интерес, так как согласно п. 1 ст. 3 и п. 1 ст. 21 Закона об ипотечных ценных бумагах в состав ипотечного покрытия, находящегося в доверительном управление, могут входить "обеспеченные ипотекой требования о возврате основной суммы долга и об уплате процентов по кредитным договорам и договорам займа, в том числе удостоверенные закладными".
Статья 48 Закона об ипотеке устанавливает следующие правила о порядке передач прав по закладной:
"1. Передача прав по закладной совершается путем заключения сделки в простой письменной форме.
Передача прав по закладной влечет последствия уступки требований (цессии).
При передаче прав по закладной лицо, передающее право, производит на закладной отметку о новом владельце.
В отметке должны быть точно и полно указаны имя (наименование) лица, которому переданы права по закладной, и основание такой передачи.
Отметка должна быть подписана указанным в закладной залогодержателем, а если эта надпись не является первой - владельцем закладной, указанным в предыдущей отметке.
2. Передача прав по закладной другому лицу означает передачу тем самым этому же лицу всех удостоверяемых ею прав в совокупности.
Законному владельцу закладной принадлежат все удостоверенные ею права, в том числе права залогодержателя и права кредитора по обеспеченному ипотекой обязательству, независимо от прав первоначального залогодержателя и предшествующих владельцев закладной.
Если иное не оговорено в сделке, указанной в п. 1 настоящей статьи, при передаче прав по закладной с частичным исполнением обеспеченного ипотекой обязательства (основного обязательства) те обязательства, которые должны были быть исполнены до момента передачи прав по закладной, считаются исполненными.
3. Владелец закладной считается законным, если его права на закладную основываются на сделке по передаче прав по закладной и последней отметке на закладной, произведенной предыдущим владельцем. Он не считается законным владельцем закладной, если доказано, что закладная выбыла из владения кого-либо из лиц, сделавших передаточные надписи, в результате хищения или иным образом помимо воли этого лица, о чем владелец закладной, приобретая ее, знал или должен был знать".
Не менее жесткие требования установлены для оформления уступки права требования по сберегательным и депозитным сертификатам Положением "О сберегательных и депозитных сертификатах кредитных организаций" (письмо Банка России от 10 февраля 1992 г. N 14-3-20, в ред. Указания Банка России от 31 августа 1998 г. N 333-У). "Права, удостоверенные именным сертификатом, передаются в порядке, установленном для уступки требований (цессии). Уступка требования по именному сертификату оформляется на оборотной стороне такого сертификата или на дополнительных листах (приложениях) к именному сертификату двусторонним соглашением лица, уступающего свои права (цедента), и лица, приобретающего эти права (цессионария). Соглашение об уступке требования по депозитному сертификату подписывается с каждой стороны двумя лицами, уполномоченными соответствующим юридическим лицом на совершение таких сделок, и скрепляется печатью юридического лица. Каждый договор об уступке нумеруется цедентом. Договор об уступке требования по сберегательному сертификату подписывается обеими сторонами лично. Условие непрерывности оформления цессии должно быть обязательным" (п. 16).
В п. 16 Положения Банка России также содержится форма соглашения об уступке права требования по именному сертификату. Цессия должна оформляться следующим образом:

N______________ "__" ______ 200_ г.
____________________________________________________________________
(наименование и местонахождение; ФИО и паспортные данные цедента),
с одной стороны, и _____________________________________________________,
(наименование и место нахождения; ФИО и паспортные
_______________________, с другой стороны, договорились о том, что_______
данные цессионария)
_________________________________________________________________________
(наименование или ФИО цедента)
уступает, а _____________________________________________________________
(наименование или ФИО цессионария)
приобретает права по сертификату N _______________ серия_________________

______________________________ ____________________________________
(подпись цедента (подпись цессионария
______________________________ ____________________________________
или его уполномоченных лиц) или его уполномоченных лиц)

М.П.  М.П.

Приложение к именному сберегательному (депозитному) сертификату оформляется следующим образом:

Приложение N___
к именному сберегательному (депозитному) сертификату N ___
серия___ наименование кредитной организации,
выпустившей сертификат,

далее располагаются цессии".
Сам факт наличия специальных правил о передаче прав по именной ценной бумаге или сложившейся практики оформления соглашений об их передаче, с одной стороны, и отсутствие точных правовых норм, регламентирующих переход прав по именной ценной бумаге от учредителя управления к доверительному управляющему - с другой, ставит перед заинтересованными лицами (сторонами договора, потенциальными приобретателями ценных бумаг), перед судебными органами вопрос о том, должна ли оформляться передача прав по такой ценной бумаге, и если должна, то каким образом.
По-видимому, возможны различные подходы к решению этого вопроса.
Во-первых, можно исходить из того, что учредитель управления должен уступить принадлежащие ему права по именной ценной бумаге доверительному управляющему и оформить такую уступку надлежащим образом, предусмотренным законом. Положение ФКЦБ N 37 ориентирует именно на такое оформление передачи прав по именным ценным бумагам. Так, п. 3.5 этого Положения установлены следующие правила:
"Стороны договора о доверительном управлении вправе обусловить в нем, что средствами инвестирования в ценные бумаги (исключительно или в составе средств, переданных в управление иным способом) будут являться те денежные средства, которые доверительный управляющий получит в результате взыскания им с должника (должников) учредителя управления его задолженности перед последним.
Уступка прав требования учредителем управления в пользу доверительного управляющего по соответствующему договору (договорам) осуществляется путем заключения между указанными лицами соглашения о такой уступке, включаемого в договор доверительного управления в качестве одной из его частей.
В случае если права требования, уступаемые учредителем управления доверительному управляющему, удостоверяются документами, относящимися к категории ценных бумаг (в частности, векселями, чеками), то такие ценные бумаги могут быть переданы управляющему в качестве объектов доверительного управления с целью взыскания платежа по ним (либо продажи) и перевода полученных таким образом средств в состав средств инвестирования в ценные бумаги".
Но отношения, возникающие при этом между учредителем управления и доверительным управляющим по поводу именной ценной бумаги, превратившись в отношения между цедентом и цессионарием, не будут укладываться в конструкцию доверительного управления, поскольку права по бумаге будут "отчуждены" учредителем управления управляющему.
Во-вторых, можно считать, что учредитель управления вручает именную ценную бумагу доверительному управляющему в соответствии с условиями договора доверительного управления без какого-либо специального оформления передачи прав по этой бумаге. Правомочия доверительного управляющего по распоряжению переданной ему бумагой и дальнейшей передаче прав, ею удостоверенных, вытекают только и исключительно из договора доверительного управления и в случае необходимости подтверждаются условиями договора. Возникающие при этом между учредителем управления и доверительным управляющим отношения не могут и не должны квалифицироваться как отношения между цедентом и цессионарием по уступке права. Единственной трудностью станет обоснование доверительным управляющим перед третьими лицами своих правомочий.
В-третьих, можно признать, что учредитель управления должен выдать доверительному управляющему доверенность на осуществление фактических и юридических действий с ценной бумагой. Однако такая конструкция, где доверительный управляющий действует от имени учредителя управления на основании выданной им доверенности, т.е. действует как его представитель, будет противоречить п. 3 ст. 1012 ГК РФ, указывающему, что "сделки с переданным в доверительное управление имуществом доверительный управляющий совершает от своего имени, указывая при этом, что он действует в качестве такого управляющего".
Однако возможно, истинным будет четвертый (компромиссный) вариант проблемы. Да, учредитель управления должен уступить принадлежащие ему права по именной ценной бумаге доверительному управляющему и оформить такую уступку надлежащим образом, предусмотренным законом. В противном случае доверительному управляющему будет трудно обосновать перед третьими лицами свое право распоряжаться находящейся у него бумагой и осуществлять удостоверенные ею права. Но такая передача с точки зрения порождаемых ею последствий между учредителем управления и доверительным управляющим не должна рассматриваться как цессия, где первый выступает в качестве цедента, а второй - в качестве цессионария. Нельзя не согласиться с Е.А. Сухановым, подчеркивающим, что хотя доверительный управляющий и осуществляет правомочия собственника, но доверительный управляющий "не получает их от собственника в порядке уступки прав. Собственник-учредитель передает управляющему не свои правомочия, а только возможность их реализации"*(532). Далее Е.А. Суханов замечает: "Аналогичная по сути ситуация складывается и при управлении имущественными правами. И здесь управляющий получает возможность реализации принадлежащих управомоченным лицам имущественных прав, которые остаются принадлежащими своим правообладателям. Иначе говоря, в указанных границах управляющий выступает в роли собственника (или иного правообладателя), хотя и не является им. Ведь он управляет чужим имуществом от собственного имени, но не в своих интересах, а в интересах собственника (управомоченного лица) или назначенного им выгодоприобретателя"*(533).
Поскольку действующее российское законодательство данную проблему не решает, на практике при передаче именных документарных ценных бумаг в доверительное управление, при оформлении передачи прав по этим бумагам от учредителя управления доверительному управляющему указывается, что последний действует исключительно в качестве такового. Достигается это включением в соответствующий письменный документ, посредством которого оформляется передача прав по документарной именной ценной бумаге после имени или наименования доверительного управляющего пометки "ДУ".
Следует только учитывать, что, действуя таким образом, стороны договора доверительного управления руководствуются правилом абз. 1 п. 3 ст. 1012 ГК РФ, хотя фактически данное правило должно применяться только при совершении доверительным управляющим сделок с уже переданным ему в управление имуществом, но не при передаче ему этого имущества в управление самим учредителем управления.
И кроме того, формально современное российское законодательство определяет правовые последствия такой передачи не собственно прав по именным документарным ценным бумагам, а лишь возможности реализации этих прав и доверительным управляющим.
Несколько иначе обстоит дело с третьей разновидностью ценных бумаг - ордерными ценными бумагами, права по которым "передаются путем совершения на этой бумаге передаточной надписи - индоссамента" (ч. 1 п. 1 ст. 146 ГК РФ).
В этом случае, так же как и в рассмотренном выше случае передачи в доверительное управление именных ценных бумаг, ни законодательство, ни практика не дает точного ответа на вопрос о том, каким образом должна или может быть оформлена передача прав по этим бумагам от учредителя управления доверительному управляющему.
Поэтому при передаче в доверительное управление ордерных ценных бумаг для доверительного управляющего принципиальное значение приобретает вопрос о том должен ли учредитель управления совершить на ордерной ценной бумаге индоссамент, передающий права по ней управляющему, или нет, и если должен, то какой индоссамент. Ситуация с теоретической точки зрения практически идентична вышеописанной, возникающей при передаче в доверительное управление именных документарных ценных бумаг.
С одной стороны, можно, ссылаясь на п. 10 постановления Пленума ВС и ВАС РФ N 33/14, встать на ту точку зрения, что сам по себе договор доверительного управления ордерной ценной бумагой представляет собой основание приобретения доверительным управляющим прав, удостоверенных этой бумагой. Как отмечено в п. 10 указанного постановления, "при переходе прав по векселю в составе наследственной массы, в составе имущества предприятия при его продаже как комплекса, при переходе прав к другому юридическому лицу при реорганизации юридического лица - векселедержателя, при принудительной продаже векселя с публичных торгов векселедержатель, заявляющий требования по векселю, должен представить соответствующие доказательства перехода этих прав. В указанных случаях отсутствие на векселе отметки в форме индоссамента о переходе прав само по себе не является основанием для отказа в удовлетворении требования векселедержателя по векселю при условии, что им будут представлены доказательства того, что вексель перешел к нему на законных основаниях".
С другой стороны, принимая во внимание, то что в п. 10 указанного постановления исчерпывающим образом определены случаи, когда права по векселю могут перейти от векселедержателя к другому лицу без совершения индоссамента, на практике встречаются случаи, когда учредитель управления, передавая вексель (или иную ордерную бумагу) доверительному управляющему, уступает последнему права по этой ордерной ценной бумаге посредством совершения индоссамента, т.е. тем способом, который закреплен в п. 3 ст. 146 ГК РФ как общее правило о передаче прав по ордерным ценным бумагам, и в вексельном законодательстве непосредственно применительно к векселям.
В настоящее время при передаче в доверительное управление такой ордерной бумаги, как вексель, используются два вида индоссамента, которые могут быть сделаны учредителем управления на передаваемой ордерной ценной бумаге. Это именной (ордерный) индоссамент, природа которого была подробно рассмотрена выше, и бланковый индоссамент, т.е. индоссамент "без указания лица, которому должно быть произведено исполнение" (ч. 2 п. 3 ст. 146 ГК РФ). Ни препоручительный, ни залоговый индоссамент*(534) по характеру порождаемых ими правовых последствий не позволяет адекватно отразить те отношения, которые существуют в силу норм ГК РФ между учредителем управления и доверительным управляющим по поводу переданной в управление ордерной ценной бумаги.
И бланковый, и именной индоссамент позволяет доверительному управляющему (векселедержателю) осуществлять от своего собственного имени все права, удостоверенные ордерной ценной бумагой, включая право передать ее и права по ней другому лицу одним из допускаемых законом способов. Но между именным и бланковым индоссаментами имеется и достаточно существенное различие.
При передаче учредителем управления прав по ордерной ценной бумаге (например, векселя) посредством именного индоссамента на имя доверительного управляющего, даже если в передаточную надпись после имени или наименования доверительного управляющего будет включена пометка "ДУ", указывающая что он действует только в качестве управляющего, неизбежно возникнет вопрос о том, как квалифицировать данную передаточную надпись с точки зрения вексельного законодательства, какие отношения с точки зрения вексельного права будут связывать учредителя управления (индоссата) и доверительного управляющего (индоссанта), и имеет ли с точки зрения вексельного законодательства доверительный управляющий право распорядиться векселем дальше, передав его и права по нему другому лицу.
Если же стороны договора доверительного управления, объектом которого является ордерная ценная бумага, договорились, что она будет передана с бланковым индоссаментом, то подобных проблем не возникнет. Простого вручения учредителем управления доверительному управляющему ордерной ценной бумаги с бланковым индоссаментом достаточно для того, чтобы вместе с бумагой он приобрел и все права ею удостоверенные*(535).
При выборе способа оформления передачи прав по передаваемой в доверительное управление именной или ордерной документарной ценной бумаге, необходимо учитывать еще два фактора.
Во-первых, управление бумагами может осуществляться на условиях их объединения с другими ценными бумагами и другим имуществом, принадлежащими другим учредителям управления. Поскольку в этом случае такие бумаги составляют общую долевую собственность всех учредителей управления, то, по-видимому, эти бумаги не должны содержать данные, в силу которых в соответствии с законодательством о ценных бумагах права по ним продолжали бы пусть и формально принадлежать каждому учредителю управления в отдельности. Именно поэтому права по ним должны быть переданы учредителями управления доверительному управляющему. В противном случае не произойдет объединения бумаг и их обезличивания в рамках доверительного управления.
Во-вторых, именные и ордерные ценные бумаги могут быть приобретены доверительным управляющим в ходе управления тем или иным переданным ему в управление учредителем управления имуществом. И в этом случае очевидно, что бумаги и права по ним будут передаваться их владельцами непосредственно доверительному управляющему, минуя самого учредителя управления. А следовательно, ни в отношении прав по этим бумагами, ни в отношении прав по бумагам, переданным учредителем в управление, он не должен и не может оставаться лицом, формально управомоченным осуществлять эти права. По этой причине также следует признать, что учредитель управления должен передать доверительному управляющему права по передаваемым в доверительное управление документарным ордерным или именным ценным бумагам.
По общему правилу п. 1 ст. 1020 ГК РФ "доверительный управляющий осуществляет в пределах, предусмотренных законом или договором доверительного управления имуществом правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление". Однако согласно ч. 3 ст. 1025 ГК РФ "правомочия доверительного управляющего по распоряжению ценными бумагами определяются в договоре доверительного управления".
По мнению Е.А. Суханова, данное положение означает, что "возможность отчуждения переданных в управление акций и облигаций может быть ограничена или исключена договором"*(536).
Однако возможно и иное толкование данной нормы: доверительный управляющий ценными бумагами вправе распоряжаться ими только в случае, если такое право предоставлено ему учредителем управления по условиям договора доверительного управления, и только в тех пределах, в которых ему такое право предоставлено.
Тем не менее, принимая во внимание положение ч. 3 ст. 1025 ГК РФ, устанавливающее, что особенности доверительного управления ценными бумагами определяются законом, в тех случаях, когда закон наделяет доверительного управляющего правомочиями по распоряжению ценными бумагами, находящимися в его управлении, или ограничивает его в этих правомочиях, объем таких правомочий, установленный законом, не может быть подвергнут сомнению.
В соответствии с Законом об инвестиционных фондах учредитель доверительного управления передает имущество управляющей компании для включения его в состав паевого инвестиционного фонда с условием объединения этого имущества с имуществом иных учредителей доверительного управления. Имущество, составляющее паевой инвестиционный фонд, является общим имуществом владельцев инвестиционных паев и принадлежит им на праве общей долевой собственности (п. 2 ст. 11). При этом управляющая компания осуществляет доверительное управление паевым инвестиционным фондом путем совершения любых юридических и фактических действий в отношении составляющего фонд имущества (абз. 1 п. 3 ст. 11 Закона об инвестиционных фондах).
Напротив, Закон об ипотечных ценных бумагах не предполагает абсолютного права доверительного управляющего распоряжаться: "Управляющий ипотечным покрытием осуществляет доверительное управление ипотечным покрытием путем получения (приема) платежей по обязательствам, требования по которым составляют ипотечное покрытие, перечисления (выплаты) владельцам ипотечных сертификатов участия денежных средств за счет указанных платежей, обеспечения надлежащего исполнения обязательств, требования по которым составляют ипотечное покрытие, включая обращение взыскания на имущество должника, в том числе заложенное в обеспечение указанных обязательств, при неисполнении или ненадлежащем исполнении таких обязательств, а также путем совершения иных связанных с этим действий, не противоречащих настоящему Федеральному закону и правилам доверительного управления ипотечным покрытием".
Более того, Закон об ипотечных ценных бумагах в ст. 23 вводит прямые ограничения на распоряжение доверительным управляющим имуществом (включая ценные бумаги), которое составляет ипотечное покрытие:
"Управляющий ипотечным покрытием не вправе:
- распоряжаться имуществом, составляющим ипотечное покрытие, без согласия специализированного депозитария;
- приобретать за счет имущества, составляющего ипотечное покрытие, любое другое имущество;
- безвозмездно отчуждать имущество, составляющее ипотечное покрытие;
- получать на условиях договоров займа и кредитных договоров денежные средства, подлежащие возврату за счет имущества, составляющего ипотечное покрытие;
- предоставлять займы за счет имущества, составляющего ипотечное покрытие;
- использовать имущество, составляющее ипотечное покрытие, для обеспечения исполнения собственных обязательств или обязательств третьих лиц;
- приобретать имущество, составляющее ипотечное покрытие, за исключением случаев получения вознаграждения в соответствии с правилами доверительного управления ипотечным покрытием;
- отчуждать собственное имущество в состав имущества, составляющего ипотечное покрытие, находящееся в его доверительном управлении".
Жесткие ограничения в части осуществления доверительным управляющим права распоряжаться имуществом, находящимся у него в управлении, закреплены в п. 8.1, 8.2, 8.3 Положения ФКЦБ N 37:
1) Доверительный управляющий в процессе исполнения им своих обязанностей по договору доверительного управления не вправе совершать следующие сделки:
- Приобретать за счет находящихся в его управлении денежных средств ценные бумаги, находящиеся в его собственности, в собственности его учредителя.
- Отчуждать находящиеся в его управлении ценные бумаги в свою собственность, в собственность своих учредителей.
- Сделки, в которых доверительный управляющий одновременно выступает в качестве брокера (комиссионера, поверенного) на стороне другого лица.
- Приобретать за счет находящихся в его управлении денежных средств ценные бумаги, выпущенные его учредителями, за исключением ценных бумаг, включенных в котировальные листы организаторов торговли на рынке ценных бумаг, имеющих лицензию Федеральной комиссии.
- Приобретать за счет находящихся в его управлении денежных средств ценные бумаги организаций, находящихся в процессе ликвидации, в том числе в соответствии с нормами законодательства Российской Федерации о банкротстве, если информация об этом была раскрыта в соответствии с порядком и процедурами раскрытия информации, устанавливаемыми Федеральной комиссией по рынку ценных бумаг.
- Обменивать находящиеся в его управлении ценные бумаги на ценные бумаги, определенные в предыдущих абзацах настоящего пункта.
- Отчуждать находящиеся в его управлении ценные бумаги по договорам, предусматривающим отсрочку или рассрочку платежа более чем на 30 календарных дней.
- Закладывать находящиеся в его управлении ценные бумаги в обеспечение исполнения своих собственных обязательств (за исключением обязательств, возникающих в связи с исполнением управляющим соответствующего договора о доверительном управлении), обязательств своих учредителей, обязательств любых иных третьих лиц.
- Передавать находящиеся в его управлении ценные бумаги на хранение с определением в качестве распорядителя и (или) получателя депозита третье лицо.
- Передавать находящиеся в его управлении денежные средства во вклады в пользу третьих лиц либо вносить указанные средства на счет (счета), распорядителем которого определено третье лицо (лица).
- Заключать за счет находящихся в его управлении денежных средств договоры страхования (приобретать страховые полисы), получателями возмещения по которым определены любые третьи лица.
2) Доверительный управляющий, являющийся эмитентом переданных ему в доверительное управление ценных бумаг, не вправе:
- Отчуждать находящиеся в его доверительном управлении ценные бумаги в свою собственность, в собственность своих учредителей.
- Обменивать находящиеся в его доверительном управлении ценные бумаги на ценные бумаги, находящиеся в его собственности, собственности его учредителей.
- Закладывать находящиеся в его доверительном управлении ценные бумаги в обеспечение исполнения своих собственных обязательств (за исключением обязательств, возникающих в связи с исполнением управляющим данного договора о доверительном управлении), обязательств своих учредителей, обязательств любых иных лиц.
- Передавать находящиеся в его управлении ценные бумаги на хранение с определением в качестве распорядителя и (или) получателя депозита третьему лицу.
3) Доверительный управляющий в процессе исполнения им своих обязанностей по договору не вправе без предварительного согласования с учредителями управления совершать сделки, в которых управляющий одновременно представляет интересы двух сторон, с которыми им заключены договоры о доверительном управлении их имуществом.
Указ Президента РФ от 9 декабря 1996 г. N 1660 "О передаче в доверительное управление закрепленных в федеральной собственности акций акционерных обществ, созданных в процессе приватизации" вообще полностью исключает возможность доверительного управляющего каким-либо образом распоряжаться переданными ему акциями (п. 3).
Таким образом, невозможно говорить о сколько-нибудь общих подходах законодателя к решению вопроса о том, в каком объеме доверительный управляющий ценными бумагами имеет право распоряжаться ими. Тем не менее очевидно, что введение различных ограничений этих прав преследует цель защитить интересы учредителя управления.
Как уже было указано, помимо норм закона объем правомочий доверительного управляющего распоряжаться переданными ему в управление бумагами, а также бумагами, полученными в ходе управления, определяется условиями договора доверительного управления. Своеобразным ограничением права доверительного управляющего распоряжаться находящимися у него в управлении ценными бумагами становится инвестиционная декларация, являющаяся составной частью договора доверительного управления.
Пункт 2 ст. 1022 ГК РФ определяет последствия нарушения доверительным управляющим установленных законом или договором ограничений на распоряжение переданными ему и полученными в результате управления ценными бумагами:
"Обязательства по сделке, совершенной доверительным управляющим с превышением предоставленных ему полномочий или с нарушением установленных для него ограничений, несет доверительный управляющий лично. Если участвующие в сделке третьи лица не знали и не должны были знать о превышении полномочий или об установленных ограничениях, возникшие обязательства подлежат исполнению в порядке, установленном п. 3 настоящей статьи. Учредитель управления может в этом случае потребовать от доверительного управляющего возмещения понесенных им убытков".
Права доверительного управляющего, удостоверенные ценными бумагами. Объем осуществляемых доверительным управляющим прав, удостоверенных ценными бумагами, определяется законом и условиями договоров доверительного управления.
Е.А. Суханов высказывал ту точку зрения, что "доверительный управляющий акциями и облигациями осуществляет все правомочия их учредителя-владельца, закрепленные соответствующей ценной бумагой. Договор доверительного управления не может содержать условие о передаче в управление лишь одного или нескольких правомочий владельца ценной бумаги (например, только права на получение дивиденда или только права голосовать на общем собрании акционеров общества)"*(537).
С этой точкой зрения можно согласиться при двух оговорках.
По-видимому, в данном случае Е.А. Суханов имел в виду исключительно "неделимость" прав, удостоверенных переданной в доверительное управление ценной бумаги. Идея неделимости прав, удостоверенных ценной бумагой, прослеживается и в п. 2.3 Положения ФКЦБ N 37:
"В случае, если переданная в доверительное управление ценная бумага удостоверяет совокупность прав ее владельца по отношению к обязанному лицу, то вся такая совокупность прав является единым и неделимым объектом доверительного управления. Включенное в договор доверительного управления условие, в соответствии с которым управляющий осуществляет лишь некоторые права из указанной совокупности, ничтожно, а сама ценная бумага считается переданной в доверительное управление во всей совокупности удостоверенных ею прав".
Но это не означает невозможность "отделения" при передаче в доверительное управление ценной бумаги прав по распоряжению бумагой от прав, ею удостоверенных. В определенных случаях, как свидетельствует и законодательство, и договорная практика, доверительному управляющему могут быть переданы права, удостоверенные бумагой, но могут не быть переданы права по распоряжению самой бумагой. Видимо, возможна и обратная ситуация.
Такой вывод можно сделать, основываясь на ч. 3 ст. 5 Закона о рынке ценных бумаг, введенного Федеральным законом от 28 декабря 2002 г. N 185-ФЗ, предусматривающей, что "наличие лицензии на осуществление деятельности по управлению ценными бумагами не требуется в случае, если доверительное управление связано только с осуществлением управляющим прав по ценным бумагам". Следовательно, законодатель полагает возможным такое доверительное управление, в рамках которого управляющий вправе осуществлять только права по переданным ему ценным бумагам, но не вправе распоряжаться бумагами.
Но если учредитель управления передает управляющему только права по ценным бумагам и не передает права по распоряжению самими ценными бумагами, то и сам учредитель управления фактически лишается права распоряжаться ими, ведь отчуждение или распоряжение бумагами иным образом приведет (или может привести) к невозможности продолжать доверительному управляющему управлять бумагами и осуществлять права, ими удостоверенные.
Вторая оговорка заключается в том, что при передаче доверительному управляющему всей совокупности прав, удостоверенных ценной бумагой, учредитель управления вправе оговорить возможность осуществления управляющим каких-либо из этих прав необходимостью получения согласия на это учредителя.
Например, Указ Президента РФ от 9 декабря 1996 г. N 1660 "О передаче в доверительное управление закрепленных в федеральной собственности акций акционерных обществ, созданных в процессе приватизации" обязывает предусматривать в договоре доверительного управления закрепленными в федеральной собственности акциями акционерных обществ, созданных в процессе приватизации, условие о том, что "голосование доверительного управляющего по переданным ему акциям письменно согласовывается с федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным Правительством РФ, по вопросам:
- реорганизации и ликвидации акционерного общества;
- внесения изменений и дополнений в учредительные документы акционерного общества;
- изменения величины уставного капитала акционерного общества;
- совершения крупной сделки от имени акционерного общества;
- принятия решения об участии акционерного общества в других организациях;
- эмиссии ценных бумаг акционерных обществ;
- утверждения годовых отчетов".
Однако нарушения доверительным управляющим подобных условий договора, видимо, порождают какие-либо правовые последствия только непосредственно и исключительно в отношениях между доверительным управляющим и учредителем управления, и не могут иметь никаких последствий для их отношений с третьими лицами. В частности, соответствующие решения, принятые общим собранием акционеров акционерного общества, не могут быть оспорены и признаны недействительными на том основании, что доверительный управляющий проголосовал на общем собрании по этим вопросам без согласования с учредителем управления. Вместе с тем подобное нарушение дает учредителю управления основание требовать от доверительного управляющего возмещения причиненных убытков (ст. 1022 ГК РФ).
В числе прав, удостоверенных ценной бумагой, можно выделить:
- право на получение доходов (процентов и дивидендов) по ценной бумаге,
- право на получение имущества (включая денежные средства), право требовать которое удостоверено ценной бумагой или иного имущества,
- иные права, удостоверенные ценной бумагой, в частности право на участие в управление акционерным обществом.
Если последовательно стоять на позиции "неделимости" прав, удостоверенных ценной бумагой, то вся совокупность этих прав может осуществляться либо учредителем управления либо доверительным управляющим. Тем не менее необходимо учитывать, что в теории нет единой точки зрения по вопросу "неделимости" таких прав. В частности, по вопросу о возможности передачи владельцем ценной бумаги другому лицу права на получение доходов по ней.
От того, кто (учредитель управления или доверительный управляющий) осуществляет права, удостоверенные ценной бумагой, находящейся в доверительном управлении, зависит решение многих вопросов, касающихся защиты этих прав, с реализацией иных прав, непосредственно связанных с основными правами по ценной бумаге. Наиболее остро эта проблема стоит в отношении таких находящихся в доверительном управлении ценных бумаг, как акции.
Применительно к доверительному управлению акциями необходимо фактически различать два режима доверительного управления:
а) управление, осуществляемое доверительными управляющими (управляющие компании) акциями, составляющими имущество паевых инвестиционных фондов;
б) управление акциями, осуществляемое всеми иными доверительными управляющими.
Согласно Закону об инвестиционных фондах учредитель доверительного управления передает имущество управляющей компании для включения его в состав паевого инвестиционного фонда с условием объединения этого имущества с имуществом иных учредителей доверительного управления. Имущество, составляющее паевой инвестиционный фонд, является общим имуществом владельцев инвестиционных паев и принадлежит им на праве общей долевой собственности (п. 2 ст. 11).
Управляющая компания осуществляет доверительное управление паевым инвестиционным фондом путем совершения любых юридических и фактических действий в отношении составляющего фонд имущества, а также осуществляет все права, удостоверенные ценными бумагами, составляющими паевой инвестиционный фонд, включая право голоса по голосующим ценным бумагам (абз. 1 п. 3 ст. 11 Закона об инвестиционных фондах). Как указано в п. 2.11 Положения о дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров, утвержденного постановлением ФКЦБ РФ от 31 мая 2002 г. N 17/пс, в случае если акции общества составляют имущество паевых инвестиционных фондов, в список лиц, имеющих право на участие в общем собрании, включаются управляющие компании этих паевых инвестиционных фондов (п. 2.11).
Управляющая компания совершает сделки с имуществом, составляющим паевой инвестиционный фонд, от своего имени, указывая при этом, что она действует в качестве доверительного управляющего. Это условие считается соблюденным, если при совершении действий, не требующих письменного оформления, другая сторона информирована об их совершении доверительным управляющим в этом качестве, а в письменных документах после наименования доверительного управляющего сделана пометка "ДУ" и указано название паевого инвестиционного фонда (п. 4 ст. 11).
Таким образом, определенный законом статус управляющей компании паевого инвестиционного фонда как доверительного управляющего таков, что представляется несомненным его право (а не право учредителей фонда - владельцев акций, переданных в этот фонд) обращаться в суд с исками, право на предъявление которых имеет акционер: об оспаривании решений общего собрания акционеров и совета директоров, о признании недействительными заключенных обществом крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, а также и с иными исками.
Если же акции общества переданы акционером в доверительное управление иному лицу, правовое положение и объем правомочий такого доверительного управляющего в отношении полученных им от акционера акций во многом определяется условиями соответствующего договора. Согласно п. 2 ст. 1012 ГК РФ, "осуществляя доверительное управление имуществом, доверительный управляющий вправе совершать в отношении этого имущества в соответствии с договором доверительного управления любые юридические и фактические действия в интересах выгодоприобретателя". Пункт 1 ст. 1020 ГК РФ уточняет, что "доверительный управляющий осуществляет в пределах, предусмотренных законом и договором доверительного управления имуществом правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление".
Во всяком случае, нельзя не обратить внимания на п. 2.11 Положения о дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров, утвержденного постановлением ФКЦБ РФ от 31 мая 2002 г. N 17/пс, согласно которому в список лиц, имеющих право на участие в общем собрании, включаются доверительные управляющие, за исключением случаев, когда доверительный управляющий не вправе осуществлять право голоса по акциям, находящимся в доверительном управлении.
Согласно п. 7.4.5 Положения ФКЦБ РФ о ведении реестра при подготовке регистратором списка акционеров, имеющих право на участие в общем собрании акционеров в этот список включаются управляющие паевых инвестиционных фондов, если акции составляют паевые инвестиционные фонды, и доверительные управляющие (если акции учитываются на лицевых счетах доверительных управляющих).
По-видимому, доверительный управляющий, которому в полном объеме переданы учредителем управления (акционером) право осуществлять права, ими удостоверенные, должен по аналогии с управляющей компанией паевым инвестиционным фондом рассматриваться как лицо, имеющее в полном объеме все права, предоставленные законом акционеру.

------------------------------
*(1) Мицкевич А.В. Система права и система законодательства: развитие научных представлений и законотворчества//Проблемы современного гражданского права/Отв. ред. В.Н. Литовкин, В.А. Рахмилович. М., 2000. С. 23.
*(2) СЗ РФ. 2002. N 28. Ст. 2790.
*(3) См., например: Райхер В.К. Общественно-исторические типы страхования. М.; Л., 1997. С. 190.
*(4) Так, С.С. Алексеев отмечает, что банковское законодательство относится к комплексной отрасли законодательства (Алексеев С.С. Общая теория права: В 2 т. М., 1981. Т. 1. С. 252).
*(5) См., например: Коган М.Л. Правоотношения между Госбанком и объединениями//СГиП, 1974. N 1. С. 60.
*(6) См.: Мюллер Х.И. О банковском надзоре в странах с рыночной экономикой//Деньги и кредит. 1990. N 3. С. 48.
*(7) См.: Бахрах Д.Н. Административное право России: Учебник для вузов. М., 2000. С. 20.
*(8) См.: Халфина Р.О. К вопросу о предмете и системе советского финансового права//Вопросы советского административного и финансового права. М., 1952. С. 195.
*(9) В.К. Райхер отмечал, что система права образует научную конструкцию, объективирующую в общественном сознании по мере ее внедрения в науку, практику и законодательство. См.: Райхер В.К. О системе права//Правоведение. 1975. N 3. С. 65.
*(10) Мицкевич А.В. Система права и система законодательства: развитие научных представлений и законотворчества. С. 43.
*(11) РГ. 2005. N 163.
*(12) СЗ РФ. 1999. N 9. Ст. 1097 (в ред. от 20 августа 2004 г. N 121-ФЗ); 2004. N 34. Ст. 3536.
*(13) СЗ РФ. 2003. N 50. Ст. 4859; 2004. N 27. Ст. 2711.
*(14) Указание Банка России от 23 июня 2004 г. N 70-1 "О типичных банковских рисках".
*(15) СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 145.
*(16) См.: Рахмилович В. Гражданско-правовое положение Банка России как юридического лица//Право и экономика. 2001. N 6. С. 30.
*(17) Об отнесении Центрального банка РФ к органам государственной власти см.: Минин B.C., начальник юридического управления Главного управления Банка России по Санкт-Петербургу. К вопросу о правовом статусе Центрального банка РФ//Деньги и кредит. 1999. N 1. С. 25.
*(18) ВБР. 2002. N 5.
*(19) Основы законодательства капиталистических стран о банковской системе/Отв. ред. В.В. Залесский. М., 1992. С. 52; Федоров Б.Г. Центральные банки и денежно-кредитное регулирование в развитых капиталистических государствах//Деньги и кредит. 1990. N 4. С. 5.
*(20) Банк Франции. История, организация, роль (Российско-Французская серия "Информационные и учебные материалы"). 1993. N 4. С. 10.
*(21) См.: Усоскин В.М. Современный коммерческий банк: управление и операции. М., 1993. С. 39.
*(22) СЗ РФ. 1994. N 17. Ст. 1951.
*(23) Сегодня. 2001. 10 апр. С. 5.
*(24) СЗ РФ. 1997. N 36. Ст. 4169.
*(25) См.: Мюллер Х. О банковском надзоре в странах с рыночной экономикой.
*(26) СЗ РФ. 1994. N 31. Ст. 3276. Утратил силу.
*(27) СЗ РФ. 1997. N 27. Ст. 3244.
*(28) ВБР. 2001. N 69.
*(29) Договор займа является одной из правовых конструкций, с помощью которой оформляются заемно-кредитные правоотношения. С точки зрения экономической сущности между договором займа и кредитным договором нет разницы. Поэтому деятельность по предоставлению займов на регулярной профессиональной основе также следует признать аналогичной банковскому кредитованию.
*(30) См., например, п. 2 Положения о лицензировании деятельности ломбардов, утв. постановлением Правительства РФ от 27 декабря 2000 г. N 1014. Данное Положение фактически утратило силу в связи с принятием Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности", которым не предусмотрено лицензирование деятельности ломбардов, но дает определение ломбардной деятельности и поэтому представляет интерес с точки зрения настоящей работы.
*(31) См., например: Gavalda Ch., Stoufflet J. Droit du cridit. 1 livre. Les institutions. P.: Libraire de Cour de cassation, 1990. P. 79; ст. 2а Ордонанса о банках и сберегательных кассах Швейцарской Конфедерации от 17 мая 1972 г.; Lombardini С. Droit bancaire suisse//Schulthess Midias Juridiques SA. Zurich - Bвle - Genиve. 2002. Р. 5; см. также п. 1 и 5 ст. 1 Директивы 2000/12/СЕ Европейского парламента и совета от 20 марта 2000 г. о допуске и осуществлении деятельности кредитных учреждений.
*(32) Gavalda Ch., Stoufflet J. Droit du cridit. P. 79.
*(33) Bonneau Th. Droit bancaire. 2-d. P.: Montchrestien, 1996. P. 1.
*(34) Gavalda Ch., Stoufflet J. Droit du cridit. P. 73; п. 1 ст. 1 Директивы 2000/12/СЕ Европейского парламента и совета от 20 марта 2000 г. о допуске и осуществлении деятельности кредитных учреждений.
*(35) Lombardini С. Droit bancaire suisse. Р. 5.
*(36) Gavalda Ch., Stoufflet J. Droit du crйdit. P. 73.
*(37) Bonneau Th. Droit bancaire. P. 2.
*(38) Поллард А.М., Пассейк Ж.Г., Эллис К.Х., Дейли Ж.П. Банковское право США. М.: Прогресс; Универс, 1992. С. 43.
*(39) Bonneau Th. Droit bancaire. P. 2.
*(40) Например, в абз. 2 ст. 3а Ордонанса о банках и сберегательных кассах Швейцарской Конфедерации от 17 мая 1972 г. содержится следующее определение профессиональной постоянной деятельности: лицом, действующим на профессиональной постоянной основе, может быть признан "тот, кто в течение долгого периода принимает более 20 вкладов от широкой публики". См.: Lombardini С. Droit bancaire suisse. Р. 6. К сожалению, российское законодательство аналогичной нормы не содержит.
*(41) Gavalda Ch., Stoufflet J. Droit du crйdit. P. 68.
*(42) Имеется в виду осуществление безналичных расчетов.
*(43) "http://europa.eu.int/eur-lex/fr/lif/dat/1977/fr_377L0780.html".
*(44) Reygrobellet A. Droit bancaire. Текст доклада, сделанного в Москве в ноябре 1999 г. в Государственном университете - Высшей школе экономики. С. 6.
*(45) См. п. 4 ст. 1 Федерального закона Швейцарской Конфедерации от 8 ноября 1934 г. о банках и сберегательных кассах.
*(46) См. Вторую директиву 89/646/ССЕ, принятую Советом 15 декабря 1989 г., о координации норм законов, постановлений и административных актов, касающихся допуска к банковской деятельности, ведения банковского бизнеса, и внесении изменений в Директиву 77/780/ЕЕС.

<< Пред. стр.

стр. 9
(общее количество: 11)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>