<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Материальные модели используются в следственной практике преимущественно при производстве следственных действий и экспертиз. Этот вид моделирования является наиболее разработанным и в теоретическом аспекте2. Среди материальных моделей можно выделить также и основные подгруппы:
а) геометрически подобные модели (пространственно-подобные), среди которых в криминалистике наиболее часто называют макет и муляж;
б) физически подобные модели, к числу которых можно, к примеру, отнести видеомагнитофонные записи следственных действий, фонограмму голоса человека, используемую в процессе опознания по голосу.
Использование в следственной практике логико-математического, кибернетического, информационно-компьютерного моделирования связано с возможностью широкого внедрения ЭВМ и компьютерной техники в деятельность органов предварительного расследования. Сущность математического моделирования в криминалистике состоит в трансформации криминалистической проблемы в математическую задачу, ее решение посредством средств математического аппарата, а также криминалистическая интерпретация полученных математических результатов.
"В расследовании можно выявить массу однотипных ситуаций и соответствующих им действий следователя, которые могут быть использованы для создания алгоритма расследования в типичных следственных ситуациях (а в перспективе и алгоритма расследования отдельного вида преступления)"1. Разработка и внедрение таких моделей в следственную практику - важнейшая насущная задача криминалистической науки.
И.М.Лузгин, на наш взгляд, обоснованно полагает, что в качестве особого вида моделирования можно рассматривать реконструкции вещественные и ситуационные. В следственной практике под реконструкцией понимают восстановление, а точнее - воссоздание объектов или ситуаций по останкам, снимкам, описаниям или по другим сохранившимся данным2. К подобного рода моделям можно отнести реконструкцию лица по черепу, изображение преступника, составленное при помощи фоторобота, ИКР. Следственное действие - проверку показаний на месте - также можно рассматривать в качестве одного из вариантов реконструкции криминальной ситуации.
Необходимость в проведении реконструкции нередко возникает и в самых различных следственных ситуациях. Так, при расследовании убийства, совершенного А.Б.Блажисом, для проведения проверки показаний на месте следователю потребовалось восстановить вещную обстановку в комнате, где произошло убийство, поскольку в момент следствия мебель в комнате обвиняемого Блажиса была переставлена.
Используя показания свидетелей, в ходе проведения проверки показаний на месте следователь реконструировал (смоделировал) вещную обстановку места происшествия1.
Следует отметить мысленное моделирование, которое занимает особое место в криминалистике, наиболее распространено в практике расследования, в то время как теоретическая его разработка, по существу, далеко еще не закончена.
На первоначальном этапе расследования практически всегда имеет место информационная неопределенность, которая, создавая логико-познавательные барьеры для следователя, ставит ряд проблем и порождает ряд ситуаций, требующих грамотного их осознания и оперативного разрешения. В силу своих особенностей мысленное моделирование выступает в качестве необходимого познавательного средства, во многом помогающего процессу управления расследованием. Можно заключить, что создание мысленных информационных моделей является объективной необходимостью: а) в процессе воссоздания криминального события посредством мысленной реконструкции ситуаций, его составляющих; б) в ходе уяснения сущности следственной ситуации для решения частных тактических задач и определения общих направлений расследования.
Среди мысленных моделей, в свою очередь, выделяют:
1. Образные (иконические, неформализованные) модели, являющиеся по своей форме психическим образом, а в гносеологическом аспекте - одним из средств получения нового знания.
В следственной практике эта группа моделей используется, пожалуй, наиболее часто. Изучение практики показало, что большинство следователей, часто не осознавая используемое ими моделирование как процесс, фактически на всем протяжении расследования создают в своем сознании образные модели и работают с ними (воссоздание общей картины преступления, подготовка к предстоящему следственному действию и др.).
2. Образно-знаковые (символические, частично формализованные) модели, представленные разного рода условными знаками (буквенными или графическими). Многие исследователи подчеркивают, что при затруднениях мысли полезно обращаться к наглядным построениям (знаковым моделям), которые нередко становятся источником идей для новых исследователей. В криминалистике к знаковым моделям можно отнести сетевые графики планирования расследования1, а также выраженные средствами графических построений приложения к протоколам следственных действий, выполняемые в соответствии со ст.141 УПК РСФСР.
В свое время А.Р.Ратинов указал на наличие двух типов мысленных моделей: вероятностых и достоверных2. Отталкиваясь от этого утверждения, И.М.Лузгин отметил, что "вероятностные модели выступают в качестве средства познания, достоверные же являются его результатом и конечной целью"3.
Признавая наличие таких характеристик моделирования, как вероятность и достоверность, мы все же полагаем, что целесообразнее было бы рассматривать их не как типы, а как этапы мысленного моделирования. Поскольку, вероятнее всего, речь в данном контексте идет не о разных моделях, а о трансформации одной и той же модели.
С учетом специфических особенностей расследования, акцентируем также внимание и на двух основных направлениях, в которых могут работать модели: ретроспективном, обращенном в прошлое, и перспективном, обращенном к исследованию событий (обстоятельств, явлений) будущего.
Пожалуй, вышеизложенными положениями и исчерпывается общность предлагаемых криминалистами классификаций моделей.
Переходя к более детальному их рассмотрению, отметим, что И.М.Лузгин, например, предлагает выделять виды моделей в зависимости от сферы их применения в криминалистике. Так, он называет модели, используемые: а) при производстве следственных действий для получения доказательственной информации; б) в экспертной практике; в) в оперативно-розыскной деятельности; г) в организационно-управленческой деятельности1.
Представляется, что перечень сфер применения моделей не во всем бесспорен. При необходимости определить в нем место, к примеру, "информационной модели расследуемого события", сталкиваешься с затруднениями. Класс моделей, "используемых при производстве следственных действий", для нее чересчур узок, а класс моделей, "используемых в организационно-управленческой деятельности", объединяет в себе модели, выполняющие несколько иные функции.
Представляется, что в зависимости от сферы использования в криминалистике, целесообразно выделить модели, применяемые:
а) в следственной практике; б) в сфере оперативно-розыскной деятельности; в) в экспертной практике; г) в судебной деятельности.
Г.А.Густов разработал детальную схему классификации криминалистических мысленных моделей2. По степени выраженности Г.А.Густов выделяет мысленные материализованные модели (зафиксированные в материальных источниках) и нематериализованные. В зависимости от вида моделируемого объекта он различает моделирование событий, действий, процессов; моделирование лиц и предметов. По степени абстрактности различает: модели, воссоздающие единичный объект (конкретного происхождения); типовые модели, среди которых выделяет общую типовую модель, типовую модель отдельного вида преступления, типовую модель отдельного следственного действия.
В указанный перечень типовых моделей, как нам представляется, необходимо добавить типовые модели следственных ситуаций, а также типовые модели личности преступника (с учетом специфики определенных видов преступлений).
В зависимости от объема отражения изучаемого объекта выделяются общие, (отражающие объект исследования в целом) и частные модели (отражающие часть объекта). По точности воспроизведения Г.А.Густов различает вероятностные и достоверные модели.
Свою классификацию криминалистических моделей предлагает и М.Н.Хлынцов. Так, он выделяет модели частные и общие. Согласно этой концепции в разряд общих моделей попадают те, в которых исследуются наиболее существенные вопросы расследования, например общее направление расследования. К частным моделям М.Н.Хлынцов относит такие, в которых исследуются отдельные вопросы, связанные с конкретными предметами. Это, например, модели внешности преступника, его психологических особенностей, взаимоотношений с другими участниками процесса; места происшествия, действия, явления; производства отдельного следственного действия; мероприятий по предупреждению преступлений. По цели исследования автор выделяет организационные, идентификационные и ориентирующие модели.
Кроме того, в криминалистической литературе можно встретить и перечни подлежащих моделированию объектов. Так, А.И.Баянов полагает, что мысленному моделированию целесообразно подвергать такие объекты, как: а) расследуемое событие в целом или отдельное его обстоятельство (эпизод); б) ситуации следственные и тактические, процесс расследования в целом, а также отдельное следственное действие или ряд действий в одном следственном действии; в) направления (пути) в расследовании уголовного дела1.
В отличие от А.И.Баянова, называющего объекты системы "расследование", И.М.Лузгин выделяет объекты системы "преступление", называя в их числе: различные предметы, разрушенные полностью или частично в результате действий преступника или случайных факторов; обстановку на месте происшествия; следы рук, ног, транспорта и проч.; документы; прижизненный облик потерпевшего; криминальные ситуации и т.д.1
Пожалуй, этим и исчерпываются имеющиеся на сей день в криминалистике классификации моделей. Опираясь на них, мы полагаем, что при определении классификационных оснований начать следовало бы с выявления основных существенных компонентов самого процесса моделирования, к которым относятся:
1) субъект моделирования;
2) задача, решаемая субъектом при помощи этого метода (заметим, что вне контекста задач понятие модели не имеет смысла);
3) объект моделирования (оригинал);
4) способ моделирования.
Каждый из названных элементов целесообразно рассматривать в качестве самостоятельного классификационного основания.
С учетом субъекта моделирования, а соответственно и сферы использования этого метода можно выделить модели, применяемые: в криминалистической науке; в сфере уголовного судопроизводства; в криминалистической педагогической практике.
Причем внутри каждой из групп можно выделить и свои подгруппы. Например, в сфере уголовного судопроизводства применяются группы моделей, используемых: а) в следственной деятельности; б) в экспертной практике; в) в оперативно-розыскной; г) в судебной деятельности.
В зависимости от задач, решаемых субъектом моделирования, следует различать: эвристические, прогностические, ситуационные, а также дидактические модели.
Язык описания модели во многом определяется спецификой самого оригинала, а также задачами модельного исследования. В этом плане можно выделить три основных класса моделей: 1) материальные (подвиды: функционально и пространственно подобные); 2) кибернетические; 3) мысленные (подвиды: формализованные, неформализованные). Причем указанные классы моделей, исследуя прошлое либо будущее, могут соответственно выступать как ретроспективные и перспективные.
В прикладном аспекте особый интерес представляет классификация криминалистических моделей в зависимости от объекта моделирования. Такого рода иерархическая система объектов моделирования позволила бы: определить возможности и пределы использования этого метода в практике расследования преступлений; изучить взаимосвязь и взаимозависимость всех объектов; проследить роль и функциональное значение того или иного объекта в их общей системе.
Что же в криминалистике можно рассматривать в качестве объектов для моделирования, чем представлена их система? Основываясь на том, что "криминалистика - это наука, исследующая закономерности преступного поведения, механизм его отражения в источниках информации, особенности деятельности по раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений и разрабатывающая на этой основе средства и методы указанной деятельности с целью обеспечения надлежащего применения процессуально-материальных правовых норм"1, можно заключить, что в самом общем плане в качестве объектов криминалистики выступают две взаимообусловленные системы: "преступление" и "расследование".
Теоретически моделированию могут подлежать все объекты, изучаемые криминалистикой. Соответственно, целесообразно выделять модели, замещающие при исследовании объекты системы "преступление", (поскольку на момент расследования она уже больше не существует, так как существовала в прошлом), и аналогично - модели системы "расследование", используемые при решении перспективных задач тактического и стратегического характера.
При анализе больших систем в настоящее время получил широкое распространение системный подход, отличающийся от классического (индуктивного) тем, что последний "рассматривает систему путем перехода от частного к общему и синтезирует (конструирует ее путем слияния ее компонентов, разработанных отдельно. В отличие от этого, системный подход предполагает последовательный переход от общего к частному, когда в основе решения лежит цель, причем исследуемый объект выделяется из окружающей среды"1. Заметим, что важным условием системного подхода является выделение структуры системы - совокупных связей между ее элементами, отражающие их взаимодействие.
Итак, в системе "преступление" можно выделить, в первую очередь, информационную модель расследуемого события, концентрирующую в себе всю совокупность информации о нем. На правах элементов информационной модели расследуемого события можно рассматривать модели таких объектов, как место, время и обстановка совершения преступления, мотив и цель его совершения; орудия, средства и последствия преступления; объект преступного посягательства; свидетели; способ и механизм совершения преступления.
Вышеназванные объекты могут быть объединены одним пространственно-временным фактором - соответствующей криминальной ситуацией, которая и сама является специфическим объектом моделирования в криминалистике.
Свои элементы имеет и система "расследование". Моделироваться может, во-первых, весь процесс расследования в целом (в этих случаях строится модель процесса расследования). В течение последних лет в криминалистике в рамках криминалистической тактики и методики активно рассматривается идея построения моделей расследования. Информационными моделями процесса расследования преступлений являются, по существу, разработки Г.А.Густова, в которых в качестве элементов модели выступают следственная ситуация и мероприятия, связанные с оптимальными воздействиями на них. Практически все современные разработки в сфере криминалистического планирования также связаны с попыткой создания моделей процесса расследования1.
Во-вторых, моделированию могут подвергаться и такие объекты следственной деятельности, как организация и планирование расследования; тактическая комбинация; следственное действие; тактический прием; а также и следственная ситуация - динамическая ситуация, во многом определяющая процесс и ход расследования всего уголовного дела.
Отмеченные модели (как системы "расследование", так и системы "преступление") могут быть как типовыми, так и индивидуальными. Так, "знания о преступлениях, накопленные теорией криминалистики, выступают в форме типовых моделей преступной деятельности и криминального события. Знания же о преступлении, полученные в процессе практического расследования, выступают в форме индивидуальной модели расследуемого преступления"2.
Придавая моделированию важную роль в расследовании преступлений, мы тем самым вовсе не беремся утверждать то, что моделирование является главным и единственным познавательным средством в следственной практике. Безусловно, одновременно с моделированием следователь должен активно использовать и другие методы познания, оперировать различными формами отражения и изучения действительности. Поэтому нет смысла без особой необходимости использовать моделирование для объяснения процессов и явлений, уже имеющих традиционные теоретические объяснения и практическое тому подтверждение.
Например, в криминалистической литературе встречаются предложения рассматривать уголовное дело в качестве модели. "Не будет ошибкой рассматривать уголовное дело как особый вид модели - информационный аналог конкретного события"1. "Свое материальное воплощение модель конкретного криминального события и его расследования находит в уголовном деле, в котором, в соответствии с уголовно-процессуальным законом, содержится упорядоченная по делу система доказательств"2.
Рассмотрение уголовного дела в качестве модели криминального события представляется нам в корне неверным. Содержащиеся в уголовном деле такие документы, как опись материалов дела, справка о судимости подозреваемого, характеристики проходящих по делу лиц, полученные с их места работы, отдельные поручения следователя и т.д., без сомнения, к преступлению никакого отношения не имеют, а, скорее, характеризуют процесс его расследования. Таким образом, в уголовном деле отражается информация как о преступлении, так и о его расследовании. Но целесообразно ли рассматривать уголовное дело как модель преступления и его расследования, как это предлагает В.К. Гавло? С позиций практика, ведущего расследование, на этот вопрос вряд ли можно ответить положительно. Хотя в целом подход, предлагаемый В.К.Гавло, и может в конечном итоге оказаться целесообразным при его рассмотрении исключительно с позиций научных исследований.
Продолжая мысль о неоправданной подмене понятий в криминалистике, считаем необходимым остановиться также и на вопросе о соотношении понятий "информационная модель расследуемого события" и "криминалистическая характеристика преступления". В настоящее время в науке этот вопрос рассматривается авторами неоднозначно: либо указанные понятия отождествляются1 - "по своей природе криминалистическая характеристика является информационной моделью события и поэтому служит его аналогом"2, либо вообще ставится под сомнение целесообразность использования понятия "криминалистическая характеристика преступления"3.
Полагаем, что "информационная модель расследуемого события" и "криминалистическая характеристика преступления" - различные, хотя и взаимосвязанные понятия, необходимость использования в криминалистике каждого из которых очевидна. Оба из них весьма специфичны, имеют в криминалистической науке и следственной практике свое непосредственное назначение и выполняют строго отведенную им роль.
Так, в процессе расследования уголовного дела следователь, выясняя сущность произошедшего криминального события, строит в своем сознании его мысленную модель (так называемую "информационную модель расследуемого события"). Таким образом, информационная модель расследуемого события - это не искусственно созданное теоретическое построение, а результат практического абстрагирования. По мере получения следователем информации о преступлении и лице, его совершившем, эта модель становится более полной и менее схематичной. Информационная модель расследуемого события - именно динамическая система, поскольку ее построение осуществляется параллельно с ходом самого расследования (причем эта система никогда не бывает завершенной в начале следствия). Более того, информационная модель расследуемого события первоначально оценивается как вероятная вследствие неполноты информационного насыщения и лишь по мере расследования приобретает во всех ее элементах или в отдельной части их достоверное знание. Заметим, что вплоть до вынесения по делу приговора построенная следователем информационная модель расследуемого события в целом всегда будет вероятностной, т.е. иметь предположительный характер.
При построении модели конкретного расследуемого события следователь, как правило, опирается на информацию типового характера, содержащуюся в криминалистической характеристике соответствующего вида преступления. Причем криминалистическая характеристика преступления - "это динамическая система (совокупность) соответствующих взаимосвязанных общих и индивидуальных признаков преступления, ярче всего проявляющихся в способе и механизме преступного деяния, обстановке его совершения и отдельных чертах личности его субъекта, данные которой имеют важное значение для разработки методов расследования"1.
С целью решения вопроса о соотношении "информационной модели расследуемого события" и "криминалистической характеристики преступления" проследим генезис последней.
Для создания криминалистической характеристики преступлений определенного вида (что, заметим, является прерогативой ученых криминалистов, а никак не практиков следователей) есть необходимость в обобщении значительного массива уголовных дел соответствующей категории, уже расследованных следователями и рассмотренных судами. Проанализировав конкретное уголовное дело с позиций криминалистики, выделив в нем информацию о субъекте, объекте, месте, времени совершения преступления, его обстановке и механизме (и т.д.), ученый-исследователь (но не следователь!) составляет тем самым индивидуальную криминалистическую характеристику конкретного преступления2. Заметим, что эта индивидуальная характеристика самостоятельного значения не имеет, а является своего рода промежуточным звеном в научном исследовании.
На основе обобщения представительного количества уголовных дел, с учетом выявленных им индивидуальных криминалистических характеристик, исследователь строит обобщенную типовую модель преступлений определенного вида. Подчеркнем, что именно модель, а не типовую криминалистическую характеристику, поскольку для выработки достоверной, однозначно расцениваемой криминалистической характеристики с полученной информацией необходимо провести ряд экспериментов (что с криминалистической характеристикой не производится), таких как выявление закономерностей и случайностей, определение корреляционных связей и вычисление корреляционных зависимостей и т.д. Здесь и обнаруживает себя принципиальная разница между типовой информационной моделью и криминалистической характеристикой преступления, несмотря на имеющуюся общность их структуры, в основу которой положена структура преступной деятельности.
Так, криминалистическая характеристика преступления - замкнутая информационная система, содержащая в себе знание достоверного характера, представленная, как правило, вербально. Информационная модель (типовая) - система, содержащая в себе как достоверное, так и вероятностное знание, в отличие от криминалистической характеристики может быть представлена как вербально, так и графически, в знаковом варианте, изображена на дисплее компьютера и т.д. Как правило, в сравнении с криминалистической характеристикой преступления, модель характеризуется более высоким уровнем формализации, что существенно упрощает проводимые с ней эксперименты (с криминалистической характеристикой преступления - какие-либо эксперименты исключены).
То есть постепенно из знания вероятностного характера (типовая модель) проявляется знание достоверного характера (криминалистическая характеристика определенного вида преступлений). Таким образом, типовую криминалистическую характеристику мы представляем как результат исследования, проводимого на типовой модели преступлений определенного вида, конечный результат и продукт этого модельного исследования, который в процессе конкретного практического расследования и используется следователем для построения индивидуальной информационной модели криминального события и работы с нею, т.е. для установления истины по конкретному уголовному делу.
Резюмируя, отметим, что универсальность моделирования способна обеспечить решение целого ряда криминалистических задач.
Во-первых, это задачи эвристического и познавательного порядка (прикладного характера), к которым можно отнести:
а) кодирование, хранение (по типовому либо индивидуальному признаку) информации, необходимой для расследования преступления;
б) исследование имеющихся данных по конкретному уголовному делу, получение дополнительно криминалистически значимой информации.
Во-вторых, задачи, относящиеся к процессу организации и управления расследованием преступления, при решении которых модели выполняют организационно-управленческую, ретроспективную либо прогностическую функции.
В-третьих, целесообразно выделить задачи научно-исследовательского характера (обобщение следственной, экспертной и судебной практики), призванные в конечном итоге обеспечить разработку и внедрение криминалистических методик по расследованию отдельных видов преступлений1.
И наконец, в-четвертых, задачи дидактического плана (учебно-педагогического характера), решаемые посредством внедрения моделирования в качестве инструмента учебного процесса и метода выработки оптимального варианта подготовки специалиста по борьбе с преступностью.
Основываясь на указанных задачах, мы можем четко очертить сферу применения моделирования в криминалистике, отнеся к ней:
- практическую деятельность следователя по расследованию конкретного преступления (включая сюда решение как тактических, так и стратегических задач;
- научно-исследовательскую деятельность по изучению следственной, судебной и экспертной практики;
- а также учебно-педагогическую деятельность, включающую в себя подготовку специалистов в области криминалистики и переподготовку следственных кадров.


3.2. Моделирование в структуре ситуационного подхода
в криминалистике и следственной практике

Ситуационный подход - чрезвычайно многогранное и многоплановое направление, которое реализуется в самых различных научных сферах и областях деятельности (кибернетике, социологии, психологии, педагогике, юриспруденции), в различных типах исследования (качественном и количественном, аналитическом и синтетическом, индуктивном и дедуктивном), на различных уровнях познания (философском, специально-научном, эмпирическом).
Ситуационный подход позволяет:
* осуществить диагноз ситуации для решения главных задач;
* сформулировать цели и выявить принципиальный путь их достижения;
* изучить характеристику ситуации и отделить те факторы, которые влияют на принятие решений, разработать альтернативные курсы действий;
* оценить каждую альтернативу и определить, которая из них наилучшим образом соответствует требованиям ситуации.
Суть ситуационного подхода не столько в названых процедурах, сколько в попытке теоретически сформулировать эмпирически проверить и затем практически рекомендовать различные типовые решение применительно к каждой из типовых ситуаций из их ясно сформулированного набора.
В настоящее время значение и перспективы ситуационного подхода в юридической науке и практике весьма велики. Ситуационный подход приобретает огромное значение и актуальность для совершенствования правоприменительной деятельности в сфере самых различных отраслей как процессуального, так и материального права, к примеру, в административном, уголовном, трудовом, экологическом праве, в гражданском и арбитражном праве и процессе. Полагаем, что это определяется следующими факторами.
1. Оценка и типизация соответствующей ситуации составляет основу процесса принятия решений, через который осуществляется взаимосвязь между наукой и юридической практикой, а практические рекомендации, сформулированные в различных юридических науках, реализуются именно в ходе принятия юридических решений субъектами правоприменительной деятельности.
2. На обеспечение процесса принятия правовых решений в типовых правовых ситуациях ориентированы кодексы, их комментарии, юридические справочники, а также разнообразные методические разработки, базы данных, компьютерные системы, основанные на знаниях.
3. Основное содержание практических умений и навыков, приобретаемых в вузах юридического профиля и в процессе профессиональной деятельности юриста, также связано с ориентацией на соответствующие типовые правовые ситуации.
Ситуационный подход может дать позитивные результаты при исследовании отдельных общеправовых проблем. Так, анализ ситуации позволяет точнее уяснить сущность юридического факта, его социальный источник, поскольку юридический факт есть не что иное как фрагмент социальной ситуации. Закрепляя юридический факт, законодатель тем самым фиксирует основное содержание социальной ситуации, позволяет ее идентифицировать в процессе применения права. Ситуационный подход дает возможность увидеть, что юридический факт и действие субъекта внутри правоотношения - не разрозненные явления, а звенья единой развивающейся ситуации, элементы механизма ее урегулирования.
Ситуационный подход к юридическим фактам может оказаться полезным при формализации юридических норм, автоматизированном поиске правовой информации.
Идеальная модель юридического факта (фактического состава) закрепляется в гипотезе юридической нормы или нескольких из них. Правовое регулирование социально значимых ситуаций неизбежно требует их обобщения и типизации. В связи с этим возникает вопрос о практической значимости ситуационного подхода к теории юридических фактов.
Представляется, что рассмотрение юридического факта как основания для принятия юридического решения и соответственно подход к правовому регулированию как к разрешению социальных ситуаций может в значительной мере обогатить учение о юридических фактах. Роль и значение этого состоит в следующем.
Во-первых, категория ситуации четко определяет роль и место юридических фактов в механизме правого регулирования. С этих позиций функция юридических фактов состоит в том, чтобы зафиксировать юридически значимую ситуацию. Появление юридического факта свидетельствует о наличии юридически значимой ситуации, что, в свою очередь, позволяет использовать типовую программу, заложенную в норме права, то есть "запустить" в действие весть механизм правового регулирования.
Во-вторых, ситуационный подход дает возможность исследовать юридические факты и правовые последствия в единой системе. В этом плане юридические факты и действия субъектов внутри правоотношения - не разрозненные явления, а звенья единой генетически развивающейся социальной ситуации, элементы ее урегулирования.
В-третьих, поскольку юридический факт - это фрагмент социальной ситуации, детальный анализ ситуации позволяет полнее представить сущность юридического факта. Так, ситуация безвестного отсутствия в социальном аспекте характеризуется целым рядом признаков: прерываются родственные, семейные связи, остается имущество и проч. Тем не менее в законе закреплены лишь два юридических факта, необходимых и достаточных для идентификации такой ситуации - это отсутствие сведений о месте пребывания гражданина и срок - один год. Короче говоря, в качестве юридических фактов выступают не всякие, а лишь ключевые элементы ситуации, фиксирующие главное в ее социальном содержании1.
И наконец, в-четвертых, ситуационный подход весьма перспективен в осуществлении автоматизированного поиска правовой информации, поскольку социальная ситуация в конечном итоге более точный ориентир, чем юридические факты, выбор которых не всегда адекватен содержанию регулируемых правом отношений.
В прикладном же аспекте данный подход позволяет точнее обозначить задачу правоохранительных органов, которая состоит не столько в том, чтобы зафиксировать наличие юридического факта, сколько в том, чтобы установить регулируемую законом социальную ситуацию и оптимально разрешить ее.
Ситуационный подход позволяет внести принципиально новую струю в научную разработку проблем правотворчества и правоприменительной практики. В процессе разработки норм права правоприменительный орган из множества ситуаций должен выделить ситуацию - юридический факт. Между тем не совсем точное закрепление фактов в нормах права либо их неправильная правовая оценка ведут к тому, что в результате одним обстоятельствам законодатель не придает должного значения, другим же - приписывает несвойственные им качества. Юридический факт - не просто передающее звено между нормой права и правоотношением, а активное свойство правового регулирования.
Для комплексной реализации возможностей ситуационного моделирования и теории принятия решений в различных отраслях права и юридических науках первоначально необходимо сосредоточить усилия юристов на разработке классификаторов юридических фактов в рамках теории права. При этом в классификаторе должны быть выделены общеправовые юридические факты и юридические факты отраслей права.
Классификаторы юридических фактов и сконструированные на их базе ситуационные модели позволят:
* в нормотворческой деятельности конструировать на научной основе гипотезы норм права;
* приблизить процесс легального, научного и аутентичного толкования норм права к потребностям правоприменительной деятельности;
* разработать более эффективные тезаурусы для поиска правовой информации в автоматизированных правовых системах;
* создавать ситуационно-моделирующие и экспертные компьютерные системы для различных отраслей права.
И все же хотя в правовых науках проблема ситуационного подхода к юридическим фактам и обозначена, тем не менее она не может считаться достаточно изученной, особенно с позиций современных информационных технологий. Пожалуй, из всех юридических наук именно в криминалистике ситуационный подход получил наибольшее развитие.
В самых различных отраслях знаний накоплен определенный опыт реализации модельного подхода к решению целого ряда разномасштабных и разноуровневых ситуационных задач. К настоящему времени уже созданы теоретические основы ситуационного управления. Разработан и успешно апробирован в практике модельный метод управления динамическими ситуационными системами(, суть которого заключаются в построении компьютерной модели исследуемой ситуации и в выборе соответствующего алгоритма по ее разрешению. Практические разработки в этом направлении ведутся и в криминалистике, в которой создан целый ряд обучающих программ, а также программ поддержки принятия следственных решений.
Важнейшей составной частью моделирования любой деятельности, в том числе и деятельности по расследованию преступлений, является моделирование ситуаций, в которых эта деятельность осуществляется.
Надо заметить, что и разработка проблематики тактических решений в юридической науке стала возможной после проведения серии исследований в рамках ситуационного подхода, с позиций которого в правоприменительной деятельности ключевой проблемой становится ситуационное моделирование, а основным понятием - юридический факт как обстоятельство или условие, с которым правовые нормы связывают наступление определенных правовых последствий.
В чем же состоит сущность ситуационного моделирования, каковы его процессуальные, логические и психологические аспекты? В сфере уголовного судопроизводства ситуационное моделирование должно использоваться в соответствии с принципом законности и нормами права. Поэтому первостепенное значение приобретает решение вопроса о допустимости этого метода в уголовном процессе.
При расследовании преступлений методологическая функция процессуальной нормы состоит в том, что она служит критерием оценки законности проведения следственных действий, приемов и средств расследования, собственных решений следователя и решений других лиц1. Справедливо и то, что "метод сам по себе не может быть законным или незаконным, если это действительно научный метод познания. Законными или незаконными могут быть пути, формы и цели применения этого метода в доказывании"2.
Названные положения с полным основанием можно отнести и к использованию ситуационного моделирования в следственной практике. Его научная обоснованность, достоверно получаемые с его помощью результаты, соответствие указанным в законе условиям, а также опыт использования моделирования как техническими, так и общественными науками - служат достаточными основаниями допустимости этого метода в процессе собирания, исследования и оценки доказательств. Тем не менее, поскольку широкие возможности ситуационного моделирования правовыми нормами предусмотрены быть не могут, при его правовой регламентации следует опираться на общие условия допустимости научно-технических средств и методов, применяемых в уголовном процессе (ст. ст. 2, 3, 141 УПК РФ), а также учитывать регулирование законом правоотношений, возникающих в связи с его использованием (например, ст. ст. 133, 185, 190 УПК РФ).
Кроме того, для обеспечения гарантий правомерности применения этого метода на предварительном следствии необходимо следить, чтобы все условия процессуального режима проводимого следственного действия полностью распространялись и на моделирование.
Например, при использовании компьютерной техники в ходе того или иного следственного действия в его протоколе или в заключении эксперта необходимо зафиксировать как информацию, вводимую в базу данных, так и источники ее получения. Если при этом использовались программы или пакет программ, защищенных авторскими правами, следует указывать их соответствующие реквизиты (выходные данные).
Что касается применения ситуационного моделирования в организационно-управленческой деятельности следователя (в ходе планирования расследования, в процессе принятия тактического решения, оценки следственной ситуации), то оно правовой регламентации и не требует, поскольку специальных правоотношений здесь и не возникает. Организационно-управленческая деятельность следователя осуществляется, как правило, в соответствии с рекомендациями криминалистики.
Психологические аспекты ситуационного моделирования связаны главным образом с определением его роли и места в системе целенаправленной деятельности человека. Существенной особенностью здесь является то, что в этой процедуре наиболее полно реализуются как отражательные, так и регуляторные функции психики.
В ходе решения разнообразных криминалистических задач в сознании следователя появляется динамическая модель проблемной ситуации, требующая своего осмысления и разрешения. Между тем еще до построения модели субъекту необходимо иметь четкое представление о структуре моделируемого объекта. Именно со структурой той или иной ситуации следователь и будет выстраивать ее модель. Причем анализ и синтез информации о ситуации в соответствии с ее структурными компонентами значительно упрощает интеллектуальное осознание и правильное понимание сути исследуемой ситуации. Ведь даже отсутствие информации о каком-либо ее компоненте уже можно расценивать как некое знание: следователю по крайней мере известно, какую именно информацию требуется ему искать.
К психологическим особенностям этого метода можно отнести и то, что процесс ситуационного моделирования наряду с репродуктивной включает в себя и продуктивную деятельность1.
Выполнение репродуктивной деятельности представляет собой воспоминание, воспроизведение ранее известного для использования его в решении тех или иных задач. Так, при возникновении сложностей в отображении или разрешении ситуации мысль следователя может обратиться к собственному запасу знаний и опыту (здесь мы имеем в виду общественный и профессиональный опыт следователя, знание им криминалистических характеристик преступлений определенного вида и соответствующих криминалистических характеристик расследования) для отыскания необходимой информации.
К примеру, проводя осмотр места происшествия в ходе проверки заявления гр. Н. о самоубийстве его квартиранта С., следователь обнаружил ряд "негативных "обстоятельств: рядом с висящим в петле трупом не было стула, табуретки или какой-либо иной подставки; около сарая, в котором был обнаружен труп С., на земле имелись динамические следы, похожие на следы волочения трупа.
Сопоставив все эти факты с типовой следовой картиной инсценировки самоубийства, следователь усомнился в истинности заявления Н. и возбудил уголовное дело об умышленном убийстве. При последующем допросе Н. в качестве подозреваемого следователь обратил внимание на эмоциональное напряжение допрашиваемого, проявление им суетливости, путаницы в деталях и обстоятельствах его последней встречи с С., что упрочило все сомнения следователя в бескриминальности расследуемого события.
В данном случае правильной и адекватной оценке исходной ситуации способствовали: а) теоретические знания следователя (знание криминалистической характеристики убийств и типовой следовой картины инсценировок); б) его профессиональный опыт допроса лиц, дающих заведомо ложные показания.
Таким образом, при выполнении репродуктивной деятельности следователь оперирует двумя потоками информации:
1) информацией, которую он узнает о конкретной ситуации;
2) ранее сформировавшимися у него понятиями, представлениями, знаниями.
Выполнение следователем продуктивной деятельности, то есть получение нового знания, осуществляется, как правило, посредством мысленного комбинирования элементов ситуации, новой их компоновки, выявления дополнительных связей. Как известно, только лишь механическое накопление информации о ситуации никогда не порождает нового знания, для его получения требуется еще активная переработка и систематизация получаемых решений.
Так, мысленное комбинирование, сопоставление и противопоставление элементов криминальной ситуации помогают поиску неожиданных аспектов решаемой проблемы. В подобных случаях весомую роль приобретает фантазия следователя. По утверждению психологов, взаимодействие фантазии и мысли могут дать рождение инсайту - неожиданной догадке, озарению1.
Если затронуть вопросы психологических аспектов инсайта, можно выдвинуть гипотезу о том, что мысленная модель проблемной ситуации способна работать независимо от сознательной деятельности человека, а результат ее решения как бы неожиданно выдается решающему задачу субъекту.
Вышесказанное удачно иллюстрирует пример из следственной практики. Так, в ходе проведенного осмотра места происшествия было установлено следующее. Вдоль полотна железной дороги на протяжении 50 м разбросаны части человеческого тела и одежды, имеющие на себе следы колес поезда. Полотно железной дороги в этом месте с одной стороны окружено лесом, с другой - болотом, ближайший населенный пункт находится в 4 км от места происшествия.
Местные жители опознали труп рабочего леспромхоза Сабурова. До приезда следователя оперативные работники, осмотрев место происшествия, пришли к выводу о том, что, будучи в состоянии алкогольного опьянения, Сабуров по неосторожности попал под поезд. Присутствующий на месте происшествия врач местной больницы Г. заметил, что останки трупа можно предать земле, не производя дальнейшего вскрытия, поскольку труп расчленен на множество частей, а причина смерти никакого сомнения не вызывает. Кроме того, и представитель администрации леспромхоза Д. настаивал, чтобы следственно-оперативная бригада поскорее закончила осмотр, поскольку на улице стоит сильная жара и необходимо как можно скорее открыть движение на железной дороге.
Следователь же оценил исходную следственную ситуации совершенно по-иному. Он обратил внимание на нечеткие следы ног человека, ведущие от болота на железнодорожную насыпь в 3-х метрах от места, на котором были замечены первые капли крови. Оперативные работники предположили, что это и есть следы ног потерпевшего Сабурова, который в нетрезвом состоянии вышел из болота на железную дорогу. Однако построенную оперативниками вероятностную модель криминальной ситуации следователь сопоставил с имеющимися данными и обнаружил ряд несоответствий.
Так, если допустить то, что Сабуров находился в состоянии сильного опьянения, о чем сообщили его сослуживцы, видевшие Сабурова за три часа до происшествия, то следует согласиться и с тем, что он не мог сам пройти от поселка по лесу, а тем более по болоту, ночью. Если бы даже он и прошел этот путь, то на его сапогах имелись бы следы болотной грязи, что при осмотре сапог обнаружено не было.
Исследование построенной следователем мысленной модели криминальной ситуации позволило ему выдвинуть две версии.
Первая. Сабуров сам пошел ночью от поселка по шпалам навстречу поезду и при неизвестных обстоятельствах погиб под колесами поезда.
Вторая. Тело Сабурова было брошено под колеса поезда неким человеком, вероятно, тем, кто оставил на месте происшествия свои следы, которыми и являются обнаруженные при осмотре места происшествия следы сапог.
В ходе проверки версий, при осмотре тела Сабурова, следователь, счищая марлевым тампоном машинную смазку, обратил внимание на веретенообразное отверстие в грудной клетке потерпевшего. Присутствующий при осмотре врач Г. предположил, что это входное ножевое отверстие.
С учетом полученной информации следователь несколько перестроил модель криминальной ситуации, которая стала отражать событие таким образом. Прошлой ночью Сабуров был убит ударом ножа в грудь кем-то из жителей поселка. Затем убийца с целью сокрытия следов преступления вынес труп через лес в болото и бросил его либо на полотно железной дороги перед идущим поездом, либо под колеса проходящего состава. Убийца, вероятнее всего, является местным жителем, поскольку он смог ночью найти дорогу через достаточно густой лес и болото. В вероятностной модели преступника отразилось такое его качество, как сила, по той причине, что лишь в этом случае он смог бы нести на себе труп Сабурова, весивший около 70 кг.
В ходе обсуждения этой версии участковый инспектор Р. предположил, что преступником может оказаться лесник Кондратчик, имевший неприязненные отношения с Сабуровым и неоднократно угрожавший ему расправой. Кроме того, Кондратчик, выпив, любил похвастать о том, что он в поселке единственный, кто может выйти из болота на железную дорогу, не завязнув нем.
Впоследствии при производстве обыска в доме Кондратчика в тайнике был обнаружен нож со следами крови на нем1.
Данный пример из следственной практики иллюстрирует свойство мышления - открывать новые признаки объекта через включение его в новые связи. На основе такого анализа модели может возникать новая система обстоятельств, а вместе с нею и новые версии.
В зависимости от применения ситуационного моделирования для решения тех или иных задач прикладного характера можно выделить и некоторые его разновидности. К примеру, при использовании ситуационного моделирования проблемных ситуаций можно использовать следующие его варианты.
1. Метод проблемного моделирования, основанный на оценке тенденций изменения смоделированной проблемной ситуации.
2. Метод целевой имитации - "вхождение" в образ другого человека, группы людей (при его использовании следует поставить себя на место другого человека и попытаться посмотреть на ситуацию его глазами).
3. Метод мозговой атаки - творческое обсуждение проблемы, предполагающей генерирование идей и более точную оценку проблемной ситуации.
Логически ситуационное моделирование представляет собой один из способов решения продуктивных мыслительных задач, ведущих к получению нового знания. В самых общих чертах логика моделирования может быть представлена таким образом:
а) постановка проблемы, определение задач моделирования;
б) создание адекватной оригиналу модели с необходимой для исследования степенью формализации;
в) исследование модели, проведение экспериментов;
г) получение нового знания.
В функционировании ситуационных моделей, согласно теории ситуационного управления, целесообразно выделить два основных логических блока-этапа1.
На первоначальном этапе исследователь собирает и накапливает информацию о подлежащем моделированию объекте, строит модель обобщенной ситуации, устанавливает закономерности ее функционирования. На втором этапе осуществляется выработка решения по управлению ситуацией.
Небесспорным является вопрос о том, охватывается ли понятием "ситуационное моделирование" процесс принятия решения по управлению ситуацией. Мы полагаем, что если отыскание на основе исследования модели целого ряда альтернативных решений и их последующее мысленное "проигрывание" (реализация) осуществляется по типу мысленного эксперимента, то, следовательно, выработка решения происходит не иначе, как в рамках моделирования. Окончательное же принятие решения по управлению ситуацией можно рассматривать как цель и конечный результат ситуационного моделирования.
Указанное обстоятельство позволяет четко дифференцировать метод ситуационного анализа1 и метод ситуационного моделирования.
Анализ ситуации состоит в изучении ее сущности, определении структуры, содержания составляющих ее элементов, т.е. ограничивается лишь познанием, исследованием ситуации. Ситуационное же моделирование кроме всего этого включает в себя и различного рода модельные эксперименты, ведущие к получению нового знания или принятию того или иного решения.
Особо ценное практическое значение приобретает создание многовариантных ситуационных моделей как перспективной, так и ретроспективной направленности.
Многовариантное ситуационное моделирование предоставляет его субъекту "поисковое поле", на котором производится многовариантный выбор: например, избрания того или иного тактического приема, использования той или иной типовой версии. Многовариантное моделирование постоянно вызывает потребность выбирать, сравнивать, искать альтернативы, находить лучшие решения и средства их реализации.
Основными достоинствами многовариантого моделирования являются его многофакторность и многофункциональность, гибкость и продуктивность.
Многовариантое ситуационное моделирование характеризуется необходимостью трансформации статичного мышления в динамичное. Любой блок криминалистической информации по ситуации может быть развернут во времени и пространстве вперед и назад применительно к прошлому и будущему, и с учетом тех или иных следственных ситуаций.
Логическая последовательность процедуры ситуационного моделирования может быть сведена к следующим его этапам:
а) постановка проблемы (определение0 задач моделирования);
б) построение модели ситуации (моделирование ситуации), т.е. заполнение структурных блоков конкретным содержанием;
в) абстрагирование от несущественных для исследования обстоятельств;
г) диагностика ситуации;
д) учет динамических факторов;
е) определение ряда возможных альтернативных решений по управлению ситуацией;
ж) "проигрывание" решений на модели и выбор оптимального.
Заметим, что далеко не всегда процесс ситуационного моделирования включает в себя вышеназванные этапы. К примеру, моделирование криминальных ситуаций имеет своей целью поэтапную реконструкцию ситуации совершения преступления и ее исследование, изучение взаимосвязей и взаимовлияний составляющих ее элементов, уяснение сущности механизма преступления. Разрешать такого рода ретроспективные ситуации следователь, конечно же, не может, поэтому в подобного рода случаях ситуационное моделирование не включает в себя процесс выработки решения по управлению или разрешению ситуации.
Практика использования ситуационного моделирования в следственной деятельности, основанная лишь на опыте и интуиции следователя, на сегодняшний день малоперспективна. Вместе с тем, при использовании для этой цели компьютерной техники, не следует забывать и о том, что полностью заменить следователя на стадиях оценки ситуации и принятия решений ЭВМ, по всей вероятности, не сможет никогда.
По нашему мнению, повышая оперативность в управлении ситуацией, ЭВМ не отрицает, а предполагает активное участие в нем человека. Ведь именно следователь, а не компьютер принимает окончательное решение на основе оценки и сравнения предлагаемых машиной альтернативных вариантов. На определенном этапе происходит синтез человеческих способностей и материализованных в ЭВМ потенций человеческого интеллекта. Поэтому развитие технических средств вовсе не отрицает роли опыта и интуиции человека в процессе ситуационного моделирования.
Итак, что же есть ситуационное моделирование? Л.Я.Драпкин, пожалуй, одним из первых криминалистов отметил, что "важным шагом для создания эффективных программ раскрытия и расследования преступления является метод обобщения ситуаций, так называемое ситуационное моделирование"1.
Однако, описывая суть ситуационного моделирования, Л.Я.Драпкин отметил, что "суть этого метода заключается в том, что большое количество конкретных ситуаций, аналогичных в каком-то существенном отношении, "сливаются", объединяются в одну или несколько обобщенных ситуаций, для которых и разрабатывается оптимальная программа принятия решений и проведения практических действий"2.
Представляется, что в целом верно определив суть ситуационного моделирования, Л.Я.Драпкин все же необоснованно сузил возможности этого метода, ограничив сферу его применения рамками следственных ситуаций, не учитывая целесообразность его использования в познании ситуаций совершения преступления (криминальных).
Мы понимаем ситуационное моделирование как метод исследования ситуаций, включающий в себя построение модели реальной ситуации и проведение с ней различного рода мысленных экспериментов: прогнозирования направлений ее развития и (или) "проигрывание" на ней предполагаемых решений по управлению ситуацией с целью выбора оптимального.
С одной стороны, ситуационное моделирование выступает как своеобразная форма мыслительной (познавательной) деятельности следователя, с другой - это и инструмент познания (метод), широко используемый в следственной практике.
Возникает вопрос: интентичны ли термины: "моделирование ситуаций" и "ситуационное моделирование"?
Скорее всего, ответ на него следует дать отрицательный. Поскольку если ситуационное моделирование рассматривать как комплексный метод познания и исследования ситуации, то моделирование ситуации выступит в качестве одного из этапов этого метода. Моделирование ситуации предполагает лишь построение модели ситуации, ее анализ. Ситуационное моделирование плюс ко всему этому предполагает также и проведение опытов, мысленных экспериментов с моделью ситуации, например, проигрывание на модели предполагаемых решений и оценка их результатов. То есть ситуационное моделирование - метод, эффективно обеспечивающий оптимальное достижение целей ситуационного управления.
Что касается объектов ситуационного моделирования, то можно констатировать, что они представлены во всем многообразии изучаемых криминалистикой ситуаций. Так, к их числу можно отнести: серию ситуаций криминальной деятельности, следственные ситуации, оперативно-розыскные, экспертные, судебные ситуации.
Внутри каждой из вышеназванных ситуаций также можно выделить свои объекты для моделирования: структуру, содержание, динамику ситуации, направления возможного изменения ситуации, поведение в ней лиц, результаты принимаемых ими решений.

3.3. Методика ситуационного моделирования
в познании криминальных ситуаций

Как известно, на момент расследования преступление предстает перед следователем как явление прошлого, исследование которого может быть осуществлено только опосредованно, что как раз имеет под собой реальные предпосылки к использованию метода моделирования как средства познания истины.
Построить мысленную информационную модель расследуемого события - значит постепенно воссоздать в сознании картину имевшей место криминальной ситуации, разобраться в ее сущности, проследить генезис, а на этой основе уяснить механизм преступления.
Такого рода модель хотя и не является средством доказывания, но существенно облегчает его процесс. Построение модели криминальной ситуации способствует решению целого ряда криминалистических задач. Так, модель может выступать как систематизатор, накопитель информации о преступлении и как средство получения нового знания о криминальной ситуации и о преступнике.
Модель криминальной ситуации - это мысленное представление следователя, основанное на имеющейся информации о расследуемом событии, объясняющее общее содержание криминальной ситуации в целом, отдельных ее элементов, "вскрывающее" их взаимосвязь и объясняющее их взаимообусловленность.
Полагаем, что модель криминальной ситуации - это относительно устойчивая система за счет стабильности объединяющего ее структурного комплекса, динамичная и подвижная, поскольку ее оценка и принятие следственных решений по обеспечению задач расследования способствуют "информационному расширению" модели, росту объема и повышению уровня ее достоверности.
Моделирование криминальных ситуаций является одним из подвидов ситуационного моделирования в криминалистике и состоит из следующих этапов: сбор информации о ситуации, распределение этой информации согласно составляющим ситуацию компонентам, определение типа криминальной ситуации, установление факторов, влияющих на ее динамику. Кроме того, в ряде случаев с целью понятия логики действий преступника, для решения задач его поиска на основе имеющейся информации о субъекте преступления можно смоделировать и возможные его решения в соответствующей криминальной ситуации.
Каковы основы построения модели криминальной ситуации, какого рода информация кладется в основу ее моделирования?
Криминальные ситуации, составляющие криминальное событие, отражаются в материальных следах, остающихся на месте происшествия и в следах идеальных - мысленных образах этих ситуаций в сознании участников криминального события. Подобного рода следы позволяют следователю мысленно реконструировать криминальные ситуации, а затем и "воссоздать" механизм расследуемого события в целом.
В основу модели криминальной ситуации должна быть положена определенная структурная схема, предусматривающая основные компоненты ситуации и их взаимосвязи. Безусловно, модель конкретной криминальной ситуации всегда сугубо индивидуальна. Но в аспекте определенного вида преступлений такого рода модель будет иметь общие типовые, характерные для данного вида преступлений элементы и связи между ними.
С учетом того, что при расследовании практически любого преступления следователь каждый раз вынужден устанавливать: кто, зачем, когда и где совершил преступление, в какой обстановке, каким способом и т.д., структуру модели любой криминальной ситуации в самом общем виде будут определять следующие основные блоки:
* информация о субъекте преступления;
* информация об объекте;
* информация о субъективной стороне преступления (цель и мотив содеянного);
* информация о средствах, способе и механизме совершения преступления (о действиях, совершенных преступником и потерпевшим, способе подготовки, совершения, сокрытия преступления);
* информация об обстановке совершения преступления;
* информация о месте и времени совершения преступления;
* информация об иных участниках преступления, соучастниках, очевидцах.
По мере расследования преступления вышеназванные структурные блоки модели будут наполняться конкретным содержанием.
Однако собирание и систематизация информации о конкретном преступлении, ее криминалистический анализ требуют от следователя активной мыслительной работы, поскольку эти процессы связаны с удержанием в памяти значительного объема информации об отдельных характеристиках элементов криминальной ситуации. С учетом того, что в производстве у одного следователя находится, как правило, сразу несколько уголовных дел, некоторые из которых отличаются многоэпизодностью или связаны с привлечением обширного круга лиц, следователи часто испытывают ряд затруднений: путают отдельные факты, забывают или упускают из вида существенную для расследования информацию.
Для преодоления таких трудностей могут быть использованы довольно несложные схемы, которые построены с учетом закономерностей процесса запоминания человека, и отражают структуру и межэлементные связи изучаемого объекта. Проведенное нами интервьюирование следователей показало, что многие из них испытывают необходимость в графической систематизации информации о конкретном преступлении, особенно на первоначальном этапе его расследования.
В связи с этим представляется, что есть смысл в разработке формализованных таблиц, отражающих структуру расследуемого события с учетом соответствующего вида или группы преступлений. В процессе расследования такого рода таблица заполняется получаемой по уголовному делу информацией с целью ее формализации, хранения и систематизации, поскольку существующий в настоящее время порядок ведения уголовных дел в ходе следствия не обеспечивает систематизации информации, достаточно удобной для следователей.
Использование таких таблиц способствует дисциплинированию, систематизации и активизации мыслительной деятельности лица, ведущего расследование, а также позволяет осуществлять контроль за состоянием следствия со стороны начальника следственного отдела (управления), надзирающего прокурора.
Информация, получаемая следователем в результате производства следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, должна быть систематизирована по соответствующим блокам. По мере выявления информации о конкретном преступлении в соответствующих блоках структурной схемы следователь может делать для себя необходимые пометки либо просто отмечать наличие (отсутствие) информации о том или ином элементе преступления, либо производить ее краткое вербальное описание.
Благодаря использованию такого рода схемы, выявленная по конкретному уголовному делу криминалистически значимая информация окажется четко систематизированной. Более того, пустые, незаполненные информацией клетки схемы выступят в роли своеобразного сигнала о необходимости поиска недостающей информации. При помощи такой схемы легко увидеть возникшие противоречия между отдельными, уже установленными фактами и либо принять решение об осуществлении дополнительной проверки поступивших сведений, либо попытаться по-новому оценить и связать имеющиеся на сей счет данные.
Начальный этап расследования обычно связан с утолением "информационного голода", то есть с интенсивным поиском необходимой для расследования информации, из которой постепенно и выстраивается модель криминальной ситуации. Однако может оказаться и так, что отдельные элементы структуры модели длительное время не могут быть заполнены соответствующей информацией. В подобных случаях существенную помощь следователю могут оказать типовые криминалистические характеристики соответствующего вида преступлений, которые создаются на основе научного обобщения расследованных уголовных дел. Такой анализ результатов обобщения следственной практики позволяет выявить закономерные связи (носящие, правда, вероятностный характер), выражающиеся в том, что отдельным элементам модели криминальной ситуации соответствуют другие, заранее неизвестные1.
Криминалистические характеристики преступлений позволяют с учетом информации об одних элементах на основе вероятностно-статистических связей предположить наличие информации о других. К примеру, установлена высокая вероятность того, что убийства женщин по сексуальным мотивам на улицах городов, рабочих поселков совершаются мужчинами в возрасте 18 - 30 лет, причем преступники проживают или работают на расстоянии 300 - 500 м от места происшествия1.
Таким образом, при дальнейшей детализации указанных информационных блоков модели криминальной ситуации уже сама структура модели может стимулировать поисковую деятельность следователя, выполняя функции своего рода краткой программы раскрытия преступления.
Обобщая, выделим основные операции построения информационной модели криминальной ситуации.
1. Выбор компонентов модели. Для этой цели используется, как правило, типовая структура преступной деятельности, причем адаптированная для того или иного вида или подвида преступления.
2. Заполнение типовой структуры имеющейся в распоряжении следователя первичной информацией.
3. Определение компонентов (или их частей), информация о которых отсутствует (то есть установление того, что требуется искать).
4. Поиск недостающей информации посредством: а) построения версий и их проверки; б) использования типовых криминалистических характеристик с опорой на корреляционные зависимости между отдельными элементами модели; в) анализа модели и основанных на нем логических выводов.
5. Заполнение компонентов модели дополнительно полученной информацией, выявление противоречий.
6. Устранение противоречий посредством выполнения пунктов 4-5.
Заметим, что элементы ситуации должны рассматриваться не как "автономные образования", а как факторы, взаимно влияющие друг на друга в рамках единого процесса, в конкретных условиях места и времени. К концу расследования должна быть выявлена информация о каждом структурном элементе криминальной ситуации, а также установлена вся система таких элементов, включая их внутренние и внешние связи.
Рассмотрим более детально: какого рода информация должна быть положена в соответствующие "блоки" модели криминальной ситуации, как и при помощи чего следует вести целенаправленный поиск такой информации.
Информация о субъекте преступления.
Модель личности преступника, являясь подсистемой модели криминальной ситуации, определяется как физический аналог, знаковое описание или мысленное представление о его социальных, психологических и биологических свойствах или их системе. Причем модель с аналогом находятся в таком отношении замещения и сходства, что оперирование ею служит способом получения и упорядочения знаний о преступнике.
Из всего множества отношений свойств преступника для криминалистики имеет значение лишь те из них, которые участвуют в процессе детерминации механизма преступления, обусловливают особенности его отражательных возможностей и процесса следообразования и вместе с тем запечатлевают на себе воздействия других лиц, предметов и обстоятельств.
На необходимость создания единой целостной криминалистически значимой модели преступника указывает и В.А. Образцов: "Важное методологическое значение для криминалистического исследования преступника имеет подход к данному объекту как к сложной системе, правильное понимание и управление которой возможно лишь на основе не только разделения ее на части, изучения каждой части и внутренних связей частей, но и изучения соотношений и взаимосвязей с другими явлениями, процессами, вещами. Именно модельный подход и позволяет достичь всего этого"1.
Многообразие свойств личности преступника и форм их отражения предопределяет и многообразие его криминалистических моделей. В зависимости от форм отражения они могут быть мысленными, материальными и компьютерными: графическими либо информационными. По характеру связи с событием преступления - специально изготовленные (композиционно-рисованные портреты разыскиваемого преступника) или подобранные из числа объектов, возникших до возбуждения уголовного дела, либо не в связи с преступлением (его фотоснимки, изъятые из личного дела по месту работы).
По объему моделирования - интегративными, охватывающими максимально возможное число свойств (розыскные карты преступников, опознавательные карты на лиц, без вести пропавших, и неопознанные трупы и т.д), дифференциальными узкими, дискретными, например, дактилоскопическая формула.
По функциональному назначению - розыскные, идентификационные, учетно-регистрационные, экспериментальные, профилактические.
Процесс создания криминалистической информационной модели личности преступника рассматривается в виде системы, включающей в себя следующие этапы.
1. Построение моделей его биологических, социальных и психологических характеристик.
2. Создание интегральной модели, содержащей все указанные свойства.
3. Коррекция модели с учетом данных криминалистической характеристики соотвествующего вида преступления и типологической криминалистической характеристикой преступников.
Личность преступника, являясь сложной динамической системой, одновременно выступает и в качестве компонента более широкой системы - механизма совершения преступления, в результате проявления которого в окружающей среде появляются различного рода изменения - следы преступления. Именно по таким материальным и идеальным следам и осуществляется моделирование личности преступника.
Источники данных об анатомических признаках преступника.
В первую очередь - это материальные следы, оставленные преступником на месте происшествия (следы рук, ног, зубов, микроследы), которые могут быть выявлены в ходе осмотра места происшествия.
В криминалистической литературе уже описаны приемы моделирования личности по следам, оставленным на месте происшествия. Так, к примеру, установлено, что по отдельно взятому следу (группе следов) рук человека возможно определить пол субъекта1, площадь отпечатков пальцев рук и ладоней дает представление о телосложении и возрасте лица, оставившего след2, наличие в отпечатках пальцев профессиональных примет (стигм) позволяет определить его профессию3.
Кроме того - это и идеальные следы преступника в сознании воспринимавших его лиц, причем выявляются эти следы посредством допроса потерпевшего, свидетеля очевидца.
Установление таких сведений по имеющимся следам производится - по данным ИПС, криминалистических учетов по способу и т.д.
Источники данных о функциональных признаках субъекта.
К ним следует отнести:
а) следы, выявленные при осмотре места происшествия (к примеру, дорожку следов ног человека);
б) различного рода документы, отражающие признаки почерка, обнаруженные в ходе обыска, осмотра места происшествия, полученные при выемке;
в) видеозаписи и фонограммы, запечатлевшие функциональные признаки субъекта преступления и т.д.
г) идеальные следы, выявленные в ходе допроса потерпевшего или очевидцев преступления.
Источники данных о социальных и интеллектуальных признаках личности.
а) следы и предметы, оставленные на месте происшествия.
Так, например, во время осмотра кабинета, в котором была совершена кража, во взломанном сейфе денег и ценных бумаг обнаружено не было, а оказалась оставленная преступником записка следующего содержания: "Отпечатков пальцев я не оставил, не дурак. Большой привет инспектору Зайкину. О(кей!".
По нагловатому тону записки, а главное - по характерному выражению "О(кей!" присутствовавший при осмотре места происшествия участковый инспектор Зайцев предположил, что преступление совершил находящийся под административным надзором ранее судимый Легостаев, что и подтвердилось в процессе дальнейшего расследования1.
б) личные документы преступника, хранящиеся в учреждениях;
в) характеристики, выданные по месту его работы, жительства, учебы.
Заметим, что одним из эффективных способов получения данных о лице, совершившем преступление, является моделирование его личности комплексно с моделированием криминальной ситуации, то есть так называемый ситуационный анализ места происшествия. Он представляет собой методику криминалистического исследования места происшествия и включает в себя последовательное изучение всех материальных следов, имеющихся на месте происшествия, их сопоставление друг с другом, с окружающей обстановкой до, во время и после совершения преступления. Такого рода анализ позволяет на основе комплексного использования криминалистических и других специальных познаний формулировать выводы о последовательности действий участников расследуемого события и их признаках1.
Информация о свойствах личности преступника
Для построения модели личности преступника информация может быть получена как из процессуальных, так и из непроцессуальных источников. В качестве информации, добытой из процессуальных источников, следует рассматривать, например, соответствующим образом изъятые и приобщенные к делу материальные следы преступления, что чрезвычайно важно при раскрытии неочевидных преступлений.
Анализируя используемые следователями непроцессуальные источники получения информации о свойствах личности преступника, отметим, что некоторые практики помимо традиционных, существенное внимание уделяют так называемым нетрационным методам. Так, при исследовании рукописей могут применяться отдельные положения графологии - отрасли знания, изучающей взаимосвязь психофизических качеств и почерка человека2. Для экспресс-диагностики личности при производстве допроса следователям предлагается брать на вооружение некоторые астрологические и физиогномические данные3. Хотя одновременно с этим некоторые авторы дают вышеназванным методам крайне негативную оценку1.
Создание целостной модели криминальной ситуации позволяет целенаправленно оценить всю совокупность изменений обстановки места происшествия и обеспечивает комплексный подход к решению задачи установления как обстоятельств совершения преступления, так и признаков лица, его совершившего (пол, возраст, функциональные, профессиональные и другие особенности).
При моделировании личности преступника необходимо использовать связи между элементами криминалистических характеристик преступник - потерпевший, преступник - способ, преступник - обстановка. С таких позиций представляет интерес, к примеру, методика моделирования личности преступника по данным о способе совершения преступления. В ней предусмотрено использование в ходе моделирования широкого объема исходной информации, строгая ее формализация и применение возможностей искусственного интеллекта с целью накопления сведений о ранее расследованных преступлениях определенного вида, установление многочисленных корреляционных зависимостей между личностью преступника и другими элементами криминалистической характеристики преступления, а также и автоматизация самого процесса моделирования.
Информация об объекте преступного посягательства.
Объем и характер информации о потерпевшем, необходимой для построения модели криминальной ситуации, во многом определяется видом преступления, а также исходной следственной ситуацией.
К примеру, при расследовании умышленных убийств в ситуации, когда личность погибшего неизвестна, предварительно следует вести поиск сведений о физиологических, социальных, профессиональных признаках личности, а уже затем использовать их для получения сведений демографического характера (ф.и.о., место жительства, профессия, личные контакты и т.д.), то есть для установления информации о личности погибшего.
Если в исходной ситуации личность потерпевшего установлена сразу, то первоначальному поиску подлежит информация о психологических особенностях потерпевшего, его контактах, взаимоотношениях с окружающими, его поведении в предкриминальной ситуации и т.д.
Где, как и каким образом получить информацию о потерпевшем?
В ситуациях, когда личность потерпевшего не установлена, особое внимание следует уделять исследованию материальных следов, остающихся на месте происшествия. Часто именно потерпевший - активный участник криминальной ситуации (оказание сопротивления преступнику либо, наоборот, своим виктимным поведением потерпевший провоцирует совершение преступления). Поведение потерпевшего как составная часть криминальной ситуации формирует и сам механизм совершения преступления, последствия проявления которого оставляют разнообразные материальные и идеальные следы во вне.
Кроме того, в результате анализа информации о потерпевшем следователь имеет возможность получить и иные, необходимые для расследования данные, например - о способе, механизме совершения преступления, о лице, его совершившем.
Особенности потерпевшего в определенной степени обусловливают способ совершения преступления, поскольку, принимая то или иное решение, преступник невольно оценивает сложившуюся предкриминальную ситуацию в целом и в частности, учитывает физические (пол, возраст, телосложение) и интеллектуальные данные потерпевшего, в большинстве случаев именно с учетом этого выбирает тот или иной способ совершения преступления.
Соответственно поведение потерпевшего формирует и механизм преступления. В этом плане некоторые ученые справедливо отмечают, что связь "преступник - жертва" отображается и проявляется, как правило, в материальной обстановке, образуя различного рода следы, которые могут быть выявлены и декодированы в процессе расследования1.
При собирании информации о потерпевшем особое значение приобретает моделирование предкриминальной ситуации, особенно характер взаимоотношений преступника и жертвы до совершения преступления, а также анализ предшествующего поведения потерпевшего на предмет его виктимности.
Построение модели потерпевшего (в качестве самостоятельного блока модели криминальной ситуации) имеет определенное тактико-методическое значение: во-первых, значительно повышает эффективность проведения следственных действий с участием потерпевшего (допрос, проверка показаний на месте, предъявление для опознания и т.д.); во-вторых, позволяет решать задачи стратегического характера (например, установление личности преступника посредством учета его связи с потерпевшим)2.
Информация об обстановке совершения преступления.
Криминалистический анализ обстановки совершения преступления - один из возможных путей в раскрытии преступного деяния, особенно в тех исходных следственных ситуациях, когда на месте происшествия отсутствует типичная следовая картина (нет следов ни преступника, ни потерпевшего), нет никакой информации о способе совершения преступления, личность потерпевшего не установлена.
Подчеркнем, что мы понимаем "обстановку совершения преступления" в широком плане, в отличие от понимания ее как "вещной обстановки"3.
Полагаем, что обстановка совершения преступления образуется взаимодействием совокупности следующих факторов: вещественных, пространственно-конструктивных, природно-климатических, физико-химических, временных, производственно-бытовых, поведенческо-психологических1. Поскольку все ситуации криминальной деятельности происходят в конкретных условиях места, времени, проявления специфических природно-климатических факторов, названные особенности, с одной стороны, учитываются преступником при принятии им решений, реализации своих преступных намерений, с другой стороны, они же и "впитывают" в себя материальные следы преступления.
Таким образом, тщательное исследование следователем всей совокупности обстановки совершения преступления позволяет ему собрать криминалистически значимую информацию о возникшей в момент происшествия криминальной ситуации, а также и о ее генезисе. Заметим, что следует дифференцировать обстановку предкриминальной, собственно криминальной и посткриминальной ситуаций.
Так, к примеру, во время совершения разбойного нападения на безлюдную ранее улицу вдруг вышли молодые мужчины, вследствие чего преступник был вынужден временно приостановить реализацию своих преступных намерений2.
При осмотре места происшествия исследование материальных следов и обстановки в целом позволяет следователю выявить сведения следующего характера: какие из числа отмеченных выше условий и факторов непосредственно предшествовали преступлению, каково было их содержание и характер последующих изменений, что в обстановке совершения преступления было специально подготовлено преступником, а что не зависело от него; что препятствовало или способствовало подготовке преступления и сокрытию его следов; что привело к тем или иным несоответствиям в способе и механизме совершения преступления, какие факторы нетипичного для данной ситуации свойства отразились в обстановке, кто мог воспользоваться сложившейся обстановкой для совершения преступления и т.д.3
Следователь не воспринимает криминальную ситуацию непосредственно, а моделирует ее по дошедшим до него материальным и идеальным отображениям - следам, несущим на себе отпечатки времени. Чтобы установить временные интервалы по изменениям в материальной обстановке, надо брать во внимание закономерности механизма следообразования, например, особенности старения материальных объектов, зависящие от ряда условий.
Следователи должны использовать малейшие возможности для собирания сведений о всех структурных элементах обстановки совершения преступления, которые могут быть почерпнуты из самых разнообразных источников. Например, сведения о временных параметрах события преступления могут быть получены не только по материальным следам, но и посредством изучения физических, химических, биологических процессов, протекающих в следах и объектах (трупе, пище, пятнах крови и т.д.)4.
Кроме того, сведения об обстановке совершения преступления могут способствовать получению информации о способе и механизме преступления, выявлению объекта (предмета) преступного посягательства, поиску личности преступника.
Тесно могут быть между собою связаны обстановка и объект преступления. Наиболее явно такого рода связь прослеживается в имущественных преступлениях. Следственная практика свидетельствует о том, что в большинстве случаев либо объект, либо субъект преступления тесно связаны с окружающей обстановкой. Связи эти сложны, многообразны и в значительной степени влияют на методику расследования. Обстановка совершения некоторых преступлений непосредственно указывает на свойства и качества людей, эти преступления совершивших, изучение ее способствует определению среды обитания преступника5.
С учетом связей в криминальной ситуации субъекта и обстановки совершения преступления по способу их взаимодействия важно учитывать две системы: закрытую и открытую. В закрытой среде способ взаимодействия личности и обстановки свидетельствует об ограниченном круге лиц, способных совершить преступление6.
Достаточно строгие и устойчивые закономерности закрытой системы, проявляющиеся в следах - последствиях, уже на первоначальном этапе ставят задачу выдвижения версий относительно субъекта преступления в узком кругу подозреваемых лиц. К примеру, при установлении факта совершения убийства в квартире поиск преступника будет осуществляться в первую очередь среди строго определенного круга лиц (родственников, сожителей, друзей, знакомых).
Моделирование пространственно-временных факторов.
Время - один из основных атрибутов криминальной ситуации, отражающий ее существование от момента начала преступной деятельности до момента ее окончания, характеризующее длительность развития ситуации, последовательность ее фаз и периодов.
Начало действий преступника в конкретном пространстве включает часы криминальной ситуации, которые начинают свой отсчет с момента начала следообразования. Поэтому при моделировании криминальной ситуации довольно важно установить начало и конец взаимодействия преступника с окружающей обстановкой, что и будет соответствовать моментам времени.
Преступная деятельность протекает в объективном мире и, отображаясь различными материальными и идеальными источниками во времени и конкретном месте, вызывает соответствующие изменения в окружающем пространстве.
Знание временных характеристик значительно помогает моделированию криминальной ситуации, содействует определению круга подозреваемых, позволяя последовательно сужать его.
Будучи элементом криминальной ситуации, время как и любой другой ее элемент, отображается в изменениях материального мира и в сознании лиц, участвующих в ней или наблюдавших ее развитие. Однако при моделировании криминальной ситуации установление фактора времени усложнено тем, что далеко не всегда адекватно восприятие и оценка времени человеком, поскольку он не имеет специальных рецепторов для такого восприятия. Информация о временных параметрах криминальной ситуации, которую получает следователь при допросе лиц, сопричастных с ситуацией, чаще всего - весьма приблизительна по причине субъективного ее восприятия, запоминания, воспроизведения. Поэтому идеальное отображение времени в сознании того или иного субъекта более вероятностно, нежели материальное отображение времени.
"Материальное отображение времени отражает моменты времени, временные интервалы и отношения между различными формами движения материи, которые после их прекращения некоторое время сохраняют относительное тождество, что создает объективные предпосылки для более точного установления временных характеристик исследуемых событий"7. Например, время наступления смерти человека гораздо точнее определить по характеру имеющихся трупных пятен, чем по показаниям свидетелей, не являющихся очевидцами преступления.
Временные параметры ситуации имеют значение и в плане установления относимости тех или иных объектов материальной среды к преступлению. В свою очередь, отсутствие таких связей лишает следы, обнаруженные на месте происшествия, своего доказательственного значения.
Так, все собранные по делу доказательства указывали на то, что убийство Тюленина в г. Калининграде совершил обвиняемый Маклыгин. Однако полученное следователем в ходе окончания предварительного следствия заключение судебно-медицинской экспертизы свидетельствовало о том, что смерть потерпевшего Тюленина наступила во второй половине дня 28 ноября. В то время как следствием был достоверно установлен факт пребывания Маклыгина в скором поезде Калининград-Москва, отбывшем из Калининграда 27 ноября в 23-308.
Информацию о временных характеристиках преступления следователь может получить: а) путем личного непосредственного восприятия последствий преступления и их логического анализа при учете соответствующих научных данных; б) при использовании для этих целей специалиста соответствующего профиля; в) посредством назначения той или иной экспертизы (судебно-медицинской, почерковедческой, трасологической и проч.).
Информация о способе совершения преступления.
Многими криминалистами справедливо отмечено то, что способ совершения преступления, оставляющий различного рода следы на месте происшествия и на объекте преступного посягательства, является важным источником сведений о качественной характеристике преступного поведения.
Информация о способе совершения преступления - весьма существенный элемент модели криминальной ситуации в умышленных преступлениях. Часто именно сведения о способе совершения преступления помогают следователю верно определить суть произошедшего на месте происшествия и выявить направления поиска преступника. Это подтверждается и одним из известных принципов методики расследования - "от способа совершения преступления к способу его раскрытия".
Для выявления информации, характеризующей способ совершения преступления, целесообразно провести такие следственные действия, как осмотр места происшествия, поскольку помимо материальных следов на месте происшествия могут быть оставлены орудия и средства преступления, а также - освидетельствование и обыск. Данные о способе совершения преступления могут быть получены и посредством проведения криминалистических экспертиз.
Информация о способе совершения преступления характеризует внешнюю сторону волевого преступного акта. В то же время ее выявление позволяет установить, почему преступник действовал именно таким образом, то есть выявить информацию и о другом элементе криминальной ситуации - мотиве, которым руководствовался субъект преступления.
Моделирование механизма совершения преступления.
В самых общих чертах мы охарактеризовали процесс поиска и собирания информации для моделирования отдельных структурных элементов криминальной ситуации, Следующий этап ситуационного моделирования предусматривает моделирование динамического фактора. Для того, чтобы созданную статическую схему криминальной ситуации проследить в стадии ее развития, необходимо моделировать механизм совершения преступления.
Что же представляет собой механизм совершения преступления, какова его природа, функции, соотношение с криминальной ситуацией? В самом общем плане механизм совершения преступления можно определить как "временной и динамический порядок связи отдельных этапов, обстоятельств, факторов самого события преступления, позволяющий воссоздать его картину"9. Взяв за основу это определение, попытаемся исследовать методические аспекты моделирования механизма совершения преступления.
Криминальная ситуация - сложное системно-структурное образование, каждый элемент (часть элемента) которого в конкретном преступлении имеет свою роль, значение, свои индивидуальные взаимосвязи и взаимоотношения с другими элементами ситуации. Взаимодействие этих элементов или их частей - есть результат проявления механизма преступления, который является как бы "пружиной", приводящей в действие все ситуационные компоненты, которые без механизма "мертвы". Если характеристику всех структурных элементов ситуации без механизма можно сравнить с одномоментной "фотографией" ситуации, то вместе с механизмом - это уже взаимосвязанные "кинокадры" события. Именно механизм и обусловливает развитие криминальной ситуации, способствует ее генезису, создавая из отдельных ситуаций расследуемое событие в целом.
То есть своим развитием криминальная ситуация обусловливает динамику преступления, которая характеризует такой важный элемент, как механизм совершения преступления.
Криминалистическое понятие "механизм совершения преступления" необходимо отграничить от криминологического понятия "механизм преступного поведения", обозначающего связь и взаимодействие внешних факторов объективной действительности и внутренних психических процессов и состояний, детермирующих решение совершить преступление, направляющих и контролирующих его исполнение. В отличие от него в криминалистический механизм преступления входят в качестве элементов те составляющие событие преступления его отдельные обстоятельства, которые, взаимодействуя друг с другом, отражают процесс, изменение, преобразование в ситуации преступления и по следам-последствиям указывают на закономерные связи и взаимоотношения между ними.
Познание механизма преступления посредством реконструкционного мысленного моделирования позволяет познать закономерности образования информации о расследуемом событии. Именно моделирование механизма преступления позволяет выявить сущность и значимость каждого структурного элемента криминальной ситуации в конкретном событии: информацию о действующих в ситуации лицах, о роли каждого из них, их функциональных действиях; информацию о взаимовлиянии и взаимообусловленности всех элементов криминальной ситуации.
Моделирование механизма преступления можно осуществить: по криминалистически значимым связям всех элементов ситуации (при использовании типовых криминалистических характеристик); а также по механизму следообразования, восстанавливая отдельные звенья причинно-следственной цепи.
Конкретный отрезок времени, фиксированный материалами уголовного дела (например, время движения поезда), расчленяется на хронометрические отрезки (сутки, часы, минуты). Задача следователя состоит в установлении действий обвиняемого в течение каждого временного отрезка, а затем в совмещении по времени этих действий с иными, уже установленными, эпизодами преступления. Причем шкалу времени необходимо составлять для каждого лица отдельно. Сравнение полученных шкал времени позволит увидеть совпадающие и различающиеся моменты времени, например, моменты, в которые пути обвиняемого и потерпевшего пересекались или, наоборот, когда они находились в разных местах.
Криминальная ситуация мысленно расчленяется на этапы и фиксируются временные границы каждого.
Например, при расследовании умышленного убийства мы выделим:
1) подготовительные действия (выбор жертвы, приготовление орудий преступления, выбор места нападения);
2) непосредственное нападение на жертву (проникновение в жилище, встреча с жертвой, угроза убийством, борьба с жертвой);
3) действия по сокрытию следов преступления (отбытие с места происшествия, уничтожение следов, орудий совершения преступления);
4) поведение после совершения преступления (на работе, дома).
Установив моменты начала и окончания каждого эпизода, то есть составив шкалу времени отдельно для каждого участника, необходимо сопоставить их по типу "наложения" моделей.
В зависимости от исходной следственной ситуации можно выделить три основных способа моделирования механизма.
1. Моделирование механизма с посткриминальной ситуацией (познание "назад", по типу "обратной развертки" события).
2. Моделирование с предкриминальной ситуацией (хронологическое восстановление произошедшего).
3. Моделирование механизма с собственно криминальной ситуацией.
Процесс моделирования механизма преступления можно проиллюстрировать на примере из следственной практики. Осмотр места происшествия позволил следователю сделать вывод о насильственной смерти гр. Керимовой, труп которой был обнаружен в ее квартире. В комнате были изъяты нож и шило со следами крови на них. Множественные следы крови имелись и на различных предметах, находящихся в квартире. Ценные вещи - золотые украшения, меховые изделия, видеоаппаратура - оказались нетронутыми.
Брат убитой, проживавший совместно с ней, пояснил, что пропали только лишь некоторые старые вещи сестры: поношенная котоновая куртка и кепка, зеленая юбка, а также большая коричневая хозяйственная сумка.
У следователя вдруг возникла интуитивная догадка о том, что преступление совершено женщиной. Выявляя отдельные звенья причинно-следственной цепи механизма преступления, он мысленно сопоставил результаты проведенного осмотра и собственную версию. Все подтверждалось: обильные следы крови в разных местах комнаты, наличие не одного, а нескольких орудий преступления можно было объяснить продолжительной борьбой преступника и его жертвы. Продолжительность борьбы натолкнула следователя на мысль о равенстве сил. Отсюда следовало, что следы крови могли остаться и на одежде преступника. Чтобы не выходить в таком виде на улицу, преступница переоделась в вещи убитой, свои же положила в хозяйственную сумку (так объяснилась и пропажа коричневой сумки) и забрала их с собой10.
Надо отметить, что дальнейшее расследование подтвердило правильность рассуждений следователя. Данный пример иллюстрирует процесс моделирования механизма преступления посредством оперирования следователем "известными" компонентами модели, информацию о которых он выявил в ходе осмотра места происшествия. Существенную роль в указанном случае сыграла и интуиция следователя: подсознательно "известные" компоненты помогли ему выдвинуть версию о компонентах неизвестных (в частности, о субъекте преступления).
Таким образом, моделирование механизма совершения преступления позволяет из модели криминальной ситуации сконструировать информационную модель всего расследуемого события в целом.
Предлагаемая методика предусматривает следующие этапы моделирования расследуемого события.
1. Моделирование криминальной ситуации (или соответственно предкриминальной, посткриминальной), которая является частью механизма преступления.
2. Моделирование механизма преступления, являющегося структурным элементом расследуемого события.
3. Моделирование всего расследуемого события.
Вопросы построения индивидуальной модели расследуемого события уже рассматривались в криминалистической литературе11. Однако предлагаемые авторами методики, при всех их положительных качествах, построены не с позиций ситуационного подхода и поэтому соответственно не берут во внимание ситуативности преступной деятельности, что существенно их обедняет. Полагаем, что использование ситуационного моделирования как раз и позволяет восполнить указанный пробел.
Резюмируя, отметим, что моделирование расследуемого события и составляющих его криминальных ситуаций имеет весьма существенное для расследования значение:
* в установлении пространственно-временных соотношений всех обстоятельств расследуемого события;
* в мысленном "воссоздании" реальной картины преступления в его динамике, в генезисе составляющих его ситуаций;
* в прогнозировании направлений поиска и собирании криминалистически значимой информации о преступлении и лице, его совершившем;
* для приведения всей имеющейся по делу информации, всех собранных доказательств в стройную упорядоченную систему.


3.4. Ситуационное моделирование в разрешении
следственых ситуаций

Практически каждый шаг в деятельности следователя связан с принятием решений, от своевременности которых во многом зависит успех расследования. Однако психологами справедливо подмечено, что решение само по себе не является началом деятельности, а представляет собой результат обширной предварительной работы мозга12. Поэтому, исследуя теорию принятия решений, необходимо вовлекать в сферу исследования не только стадию непосредственного принятия решения, но и стадию так называемого "предрешения", которая формирует и предопределяет его направленность. Именно на стадии предрешения субъекту необходимо осознать и отобразить в сознании окружающую обстановку и учесть все обстоятельства, способные оказать на нее влияние. Поэтому одним из первых этапов принятия решения следует считать осознание и анализ ситуации, сложившейся к определенному моменту.
Аналогично в процессе расследования конкретного преступления еще до принятия какого-либо решения следователю необходимо познать следственную ситуацию, а для этого - воссоздать ее в сознании для последующего мысленного исследования, анализа и оценки, т. е. создать мысленную модель реальной ситуации.
В общих чертах суть ситуационного моделирования как метода познания и разрешения следственных ситуаций может быть сведена к следующему. В ходе расследования различных преступлений возникает огромное множество разнообразных следственных ситуаций, требующих от следователя их анализа и разрешения. Вместе с тем, как известно, следователь может принять не бесконечное, а лишь ограниченное число вполне конкретных решений. С учетом этого процесс ситуационного моделирования предполагает упорядочение большого количества следственных ситуаций в однотипные классы. Указанная задача является вполне реальной, несмотря на то, что любая конкретная следственная ситуация строго индивидуальна в силу влияния на нее большого числа связей и отношений. Ситуации, встречающиеся в следственной практике, нужно разбить на ряд классов, а при необходимости и подклассов, количество которых будет определяться числом возможных следственных решений.
В аспекте ситуационного подхода деятельность следователя по принятию решений можно определить как мысленное творческое сопоставление конкретной следственной ситуации с типовой. В случае, если эти ситуации однотипны, предлагаемый алгоритм по разрешению типовой ситуации может быть использован для ситуации конкретной.
Ситуационное моделирование в расследовании преступлений требует соблюдения ряда условий: систематического накопления информации о ситуации; знания типовой ситуационной структуры; а также обязательного учета субъективных и объективных факторов, способных изменить ситуацию. Представляется, что следственная ситуация детерминирована такими факторами, как наличие и характер имеющейся в распоряжении следователя доказательственной и непроцессуальной информации, что обусловлено спецификой криминальной ситуации и ее способностью оставлять следы в окружающей среде; интенсивность процессов исчезновения доказательств; характер источников информации (их надежность, полнота); наличие или отсутствие данных о подозреваемом; вмешательство в процесс расследования посторонних лиц и т.д.
Важное значение в моделировании следственных ситуаций приобретает и фактор времени. Связанные с ним закономерности довольно часто играют важную роль в выборе той или иной альтернативы при принятии тактического решения следователем. Некоторые элементы следственной ситуации, такие как, к примеру, возможность утраты доказательств, погодные условия, опасность сговора участников, сокрытие похищенного - воздействуют на решения следователя именно в связи с временными факторами. Для описания подобных факторов С.И.Цветков, например, предлагает использовать термин тактические сроки13.
Разумеется, мы перечислили субъективные и объективные факторы общего характера, при анализе же конкретной следственной ситуации необходимо выявлять факторы частного (индивидуального) характера.
Общую процедуру использования ситуационного моделирования для познания и разрешения следственных ситуаций можно представить следующим образом.
I этап. Построение модели следственной ситуации (осознание и анализ ситуации).
1. Восприятие информации о ситуации.
2. Фильтрация полученной информации по признакам относимости и допустимости в уголовном процессе.
3. Систематизация информации согласно структуре соответствующего типа ситуации.
4. Определение "пробелов" (незаполненных информацией структурных элементов ситуации), их заполнение посредством получения соответствующих дополнительных сведений.
5. Учет объективных и субъективных факторов, способных существенно повлиять на динамику ситуации.
II этап. Модельные эксперименты (типизация ситуации, выработка решения).
1. Обобщение ситуации посредством абстрагирования от несущественных для исследования признаков.
2. Типизация ситуации в соответствии с принятой классификацией.
3. Отыскание соответствующих типовых программ.
4. Определение ряда альтернативных решений по управлению ситуацией.
5. "Проигрывание" решений на модели, оценка полученных результатов.
6. Выбор оптимального решения из числа допустимых.
Рассмотрим более детально содержание каждого этапа ситуационного моделирования. Так, в ходе производства расследования уголовного дела следователю периодически необходимо оценивать особенность сложившейся ситуации для ее наиболее эффективного использования или воздействия на нее для изменения в благоприятном для следствия направлении.
Проведенное нами интервьюирование следователей показало, что в уяснении сущности простых ситуаций у них не возникает каких-либо трудностей, однако при анализе сложных следственных ситуаций складывается несколько иное положение. Так, 34 % опрошенных заявило, что в процессе анализа подобных ситуаций им сложно учесть все определяющие ситуацию факторы в совокупности, во взаимосвязи, в результате чего происходит (иногда и существенное) упущение из виду важной информации; 27% опрошенных видят трудности в неумении скомпоновать имеющуюся информацию. В целом 76% следователей в процессе принятия решения определяют вид следственной ситуации интуитивно, "на глазок", вследствие чего восприятие ситуации не всегда бывает адекватным, а принятые решения - оптимальными.
Полагаем, что использование ситуационного моделирования - верный путь в преодолении таких трудностей, поскольку его процедура предусматривает сбор и анализ информации ситуации в соответствии с типовой структурой того или иного ее класса. А это позволяет в свою очередь обеспечить полный охват вниманием следователя различных аспектов ситуации и одновременно способствует группировке информации о ней.
Как мы отметили, в структуре следственной ситуации можно выделить компоненты информационного, процессуально-тактического, психологического и материально-технического характера.
Информация, необходимая для моделирования информационного компонента следственной ситуации, - практически та же, которая кладется в основу модели криминальной ситуации. Однако, несмотря на то, что в обоих случаях речь идет о расследуемом событии, в каждом из них сведения о преступлении изучаются с различных позиций. Моделирование криминальной ситуации решает задачу поэтапной мысленной реконструкции ситуации и процесса ее развития. В отличие от этого, информационный компонент следственной ситуации отражает то, в какой степени и каким образом происходит реконструкция криминальной ситуации: какая информация о преступлении и в каком объеме имеется в исходной следственной ситуации, какие необходимые для расследования сведения отсутствуют, если принятая типовая версия справедлива. Как реализовать имеющуюся в распоряжении следователя информацию для поиска недостающей, какие противоречия имеются в полученных данных?
При ситуационном моделировании следует учитывать динамический характер ситуации. В ходе расследования следователь по мере необходимости проводит различные следственные действия, обращается к данным криминалистических учетов, использует возможности оперативно-розыскной деятельности, помощь общественности. В результате возникает (и соответственно моделируется у следователя в сознании) качественно новая следственная ситуация, имеющая более полную информационную базу.
Информация, составляющая процессуально-тактический компонент следственной ситуации, характеризует состояние производства по уголовному делу: какие следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия на момент оценки следственной ситуации уже проведены, какая конкретно мера пресечения выбрана в отношении подозреваемого, какие тактические приемы были применены следователем, степень эффективности их использования.
Информация, составляющая психологический компонент следственной ситуации, должна объединять в себе: а) личностные характеристики отдельных участников процесса (подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля), их психологические особенности, моральные и иные качества; б) особенности взаимоотношений участников процесса между собой, их отношение к расследуемому событию, к следователю, к самому факту расследования.
При изучении взаимодействия участников процесса между собой следователю особо тщательно следует выяснять: нет ли со стороны обвиняемого (подозреваемого), его родственников и друзей влияния на потерпевшего или свидетелей посредством уговоров или, наоборот, путем запугивания.
Так, например, при расследовании изнасилования, совершенного обвиняемым Д., упущение следователем из виду отмеченных обстоятельств отрицательно повлияло на сложившуюся в середине расследования благоприятную следственную ситуацию. Следователь построил мысленную информационную модель криминальной ситуации, выяснил все обстоятельства, подлежащие установлению и доказыванию, однако не успел их закрепить должным образом.
Между тем параллельно со следствием свою деятельность осуществляла и противоборствующая сторона: родственники обвиняемого Д. в ходе неоднократных визитов к потерпевшей С. и ее родителям при помощи уговоров и различного рода подношений убедили С. изменить ранее данные ею показания. К этому моменту ситуация расследования оказалась предельно усложненной, хотя следователь вполне мог заранее предотвратить ее негативную трансформацию14.
Информация организационно-управленческого характера, составляющая одноименный компонент следственной ситуации, отражает стратегическую и информационную стороны расследования, результаты взаимодействия с УР, иными службами, включая психологические особенности взаимодействия с ними следователя, поскольку, как доказано психологами, личностные взаимоотношения между работниками коллектива или взаимодействующих коллективов значительно предопределяют выполнение ими своих служебных обязанностей15.
После систематизации имеющейся в распоряжении следователя информации о ситуации в соответствии с вышеназванными ее компонентами и детального их анализа возникает следующий этап ситуационного моделирования - типизация ситуации.
Процесс типизации ситуации всегда требует ее "усреднения", проводимого посредством отвлечения от частностей, выдвижением на первый план ситуационных признаков группового характера. Следственная практика показывает, что при анализе ситуаций расследования можно выделить задачи, требующие своего осмысления и разрешения, присутствующие одновременно в информационном, в психологическом и в тактическом компонентах ситуации. Однако тип ситуации будет предопределяться уровнем сложности и необходимостью первостепенного разрешения возникающей в ней той или иной задачи. В зависимости от приоритетного получения сигнала о наличии требующей разрешения проблемы в том или ином компоненте ситуации и определяется ее тип.
Анализируя ситуацию с проблемой (то есть с задачей, требующей решения) в информационном компоненте, определив, что на первый план в ней выступает задача получения недостающего следователю знания о преступлении и лице, его совершившем, а также задача отыскания таких знаний в ходе анализа модели ситуации, следует отнести такую ситуацию к познавательному типу.
Если же анализ модели ситуации выявит трудности, обусловленные конфликтом между следователем и проходящими по делу лицами, либо состоящие в том, что расследование затруднено спецификой взаимоотношений отдельных участников уголовного процесса между собой, то в этом случае ситуацию можно отнести к разряду конфликтных.
При возникновении трудностей в организации, планировании процесса расследования, в управлении им (первостепенно "подает сигнал" о своей неразрешенности организационно-технический компонент) появляются ситуации организационно-управленческого типа.
При мысленном анализе отдельных следственных ситуаций, в процессе выработки тактического решения изучение возможной альтернативы решений может выявить и так называемые "рисковые" позиции следователя. Такого рода ситуации мы определим как ситуации тактического риска, поскольку появляются они при наличии проблем организационно-тактического характера, при "сигнале" тактического компонента.
Особо детального рассмотрения требует этап "разрешения" следственных ситуаций, поэтому мы рассмотрим его особенности отдельно по каждому типу ситуаций.

Разрешение ситуаций познавательного типа посредством
использования моделирования

В ситуациях познавательного типа первоочередного разрешения требуют задачи в их информационном компоненте. Для ситуаций этого типа характерно полное или частичное отсутствие информации об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу, а также об источниках получения такой информации. Анализ следственной практики показывает, что в подавляющем большинстве случаев ситуации познавательного типа возникают на первоначальном этапе расследования, хотя могут появляться и на последующих его этапах.
На первоначальном этапе расследования преступлений, особенно совершенных в условиях неочевидности, органы предварительного расследования располагают, как правило, весьма незначительной информацией о лицах, совершивших деяние, в силу самых различных причин: либо преступники предприняли меры к сокрытию и уничтожению следов, или же имеется большой разрыв во времени между совершением преступления и его обнаружением и т.д.
В таких условиях крайне остро стоит вопрос о получении новой информации. Решение этой проблемы связано с установлением системы закономерных связей между личностью и средой ее формирования и обитания, между иными элементами преступной деятельности и свойствами преступника.
Методика разрешения следственных ситуаций познавательного типа разрабатывается на основе комплексного подхода, где определяющее значение приобретает единая система следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, в которых имеет место взаимообусловленность, направленная на разрешений ситуации.
Мысленное моделирование способствует оптимизации выявления подлежащих первостепенному разрешению задач и осмыслению самой проблемной ситуации. Для этой цели необходимо построение информационной модели криминальной ситуации, методические основы построения которой мы достаточно подробно описали в предыдущем разделе работы. Распределение имеющейся в распоряжении следователя информации о преступлении в соответствии с типовой структурой модели позволяет определить: а) нет ли в имеющихся данных противоречий; б) сведения о каких именно компонентах криминальной ситуации пока отсутствуют.
По формуле: "дано: а, b, с ...........; требуется определить (найти) х, у......." можно определить сущность, основное содержание проблемы.
Однако для того, чтобы перейти к осмыслению проблемной ситуации, в указанную формулу необходимо внести дополнительные данные, а именно: условия, в которых требуется определить искомое. Эти условия - есть не что иное, как "состояние" других компонентов следственной ситуации (психологического, процессуально-тактического, материально-технического): материальные ресурсы, возможности следователя, процессуальное состояние расследования, психологические особенности участников уголовного процесса и т.д. Таким образом в сознании следователя постепенно выстраивается модель проблемной ситуации, помогающая определить неизвестное по делу или найти пути его поиска.
Проиллюстрируем сказанное примером из следственной практики. В прокуратуру г. Калининграда поступило сообщение от гр. Л. о том, что его сын, гуляя с друзьями на окраине города, в овраге около ручья обнаружил части расчлененного трупа человека. Проведенный осмотр места происшествия позволил определить следующее. В 1 км от мотеля "Балтика", расположенного за городской чертой, на берегу ручья обнаружена наполовину завернутая в полиэтиленовую пленку грудная клетка человека, а в 330 м вверх по ручью также были найдены останки человека. Присутствующий при осмотре трупа судебный медик предположительно установил, что это труп молодой женщины возраста 25-30 лет16.
Итак, на первоначальном этапе расследования описанную выше исходную следственную ситуацию можно диагностировать как ситуацию познавательного типа. Для адекватного осознания проблемы данной криминальной ситуации построим ее информационную модель, расположив имеющуюся информацию о преступлении в соответствии с типовой модельной структурой, определив известное и неизвестное. Кроме того, построив модель исходной следственной ситуации, взвесим все возможности следователя.
Дано: потерпевшая - женщина 30-35 лет, замужем (на правой руке имеется обручальное кольцо из желтого металла); действия преступника: умышленное убийство с последующим расчленением трупа.
Требуется установить: личность потерпевшей; личность убийцы; время и место совершения преступления; его цель и мотив; механизм совершения преступления.
Необходимые действия следователя: проведение судебно-медицинской экспертизы трупа; проверка заявлений о без вести пропавших лицах; использование данных криминалистических учетов; проведение ряда оперативно-розыскных мероприятий.
Для разрешения ситуаций познавательного типа необходимо предварительное рациональное ранжирование проблем, подлежащих разрешению. В приведенном нами примере первостепенной задачей будет являться установление личности потерпевшей, которая может быть решена посредством проведения тактической операции, состоящей из комплекса следственных действий: проведения судебно-медицинской экспертизы трупа, проверки заявлений о без вести пропавших, предъявления для опознания трупа родственникам, допроса родных и знакомых, соседей потерпевшей.
Работа с информационной моделью криминальной ситуации (ее исследование, эксперименты) во многом способствует непосредственному разрешению ситуаций познавательного типа, логическому "выведению" недостающих знаний о преступнике.
Для отдельного вида преступлений характерна повторяемость исходных следственных ситуаций, обусловленная однотипностью криминальных ситуаций (те же способы совершения, сокрытия), что позволяет типизировать следственные ситуации и разработать алгоритмы расследования.
Существенное значение имеет использование для этой цели криминалистических характеристик соответствующего вида преступления, типовых версий. Результаты практической проверки версий должны быть сопоставлены с уже имеющейся информацией.
Разрешение ситуаций организационно-управленческого типа.
Если в ситуациях познавательного типа все сложности обусловлены недостатком информации о преступлении, то в ситуациях организационно-управленческого типа все трудности обусловлены, как правило, дисбалансом в системе "расследование".
Как предупредить появление организационно-неупорядоченых ситуаций, как грамотно разрешить их? Имеющиеся в криминалистике на сей счет рекомендации направлены, главным образом, на совершенствование процесса организации и планирования расследования традиционно принятыми средствами17.
Обосновывая наше теоретическое предположение по поводу того, что моделирование есть средство оптимального планирования, покажем роль ситуационного моделирования в познании и разрешении ситуаций организационно-управленческого типа.
К настоящему времени в криминалистической науке уже утвердилось понятие информационной модели расследуемого события, однако разработка концепции построения информационной модели процесса расследования находится лишь в стадии становления. Какова методика построения и исследования индивидуальной модели процесса расследования? Думается, в основе ее построения должны лежать типовые программы расследования, являющиеся точкой пересечения положительного практического опыта расследования и оптимальных научных изысканий. Однако использование типовых программ расследования эффективно лишь в тех случаях, когда они построены на ситуационной основе18.
Для осознания конкретной следственной ситуации можно построить ее информационную модель, отвлекаясь от частностей, определить тип ситуации. И затем применить типовую программу расследования для соответствующей ситуации.
Следует подчеркнуть, что типовую программу следователь должен применять не автоматически, строго следуя всем ее пунктам, а творчески, приспосабливая ее для конкретного процесса расследования. Если ранее для определения типа следственной ситуации ему следовало отвлекаться от частностей, то в ходе построения индивидуальной модели расследования необходимо как раз и учитывать все эти частности, всю индивидуальность конкретного преступления и процесса его расследования.
Процесс ситуационного моделирования может быть оптимизирован посредством использования средств вычислительной техники, безусловно, при условии интерактивного взаимодействия мышления следователя и возможностей искусственного интеллекта.
К примеру, при разрешении ситуации управленческого типа использование компьютера целесообразно на заключительных этапах ситуационного моделирования. Следователь самостоятельно анализирует конкретную следственную ситуацию, сопоставляя отраженные в его сознании информационные, тактические, материальные ресурсы с непосредственной целью управленческого характера и определяет характер ситуации. Отвлечение от ее индивидуальных особенностей дает возможность определить тип ситуации.
Компьютерный этап моделирования начинается с введения данных об исследуемой ситуации, который осуществляется путем ответов на альтернативные вопросы. В оперативную память компьютера направляется запрос на поиск описания типовой следственной ситуации, которая была бы однотипна модели, построенной следователем. После этого начинается автоматический поиск оптимального варианта разрешения такой ситуации. В конечном итоге на запрос следователя выдается адаптированная для данной ситуации типовая программа расследования. Причем чем детальнее описана ситуация, тем конкретнее выдаются рекомендации.
Полученная при помощи компьютера типовая программа расследования не может рассматриваться в качестве конечного продукта ситуационного моделирования. На завершающем этапе ситуационного моделирования предложенные рекомендации надо приспособить к конкретным признакам исследуемой следственной ситуации, а на этой основе создать индивидуальную программу ее разрешения.

Моделирование конфликтных ситуаций как один из способов
их предупреждения и разрешения

К основным задачам следователя в конфликтных ситуациях можно отнести:
* адекватное осознание ситуации, верное определение сути конфликта;
* проникновение в планы соперника или в его уже реализованные намерения, результаты которых следователю пока неизвестны;
* маскировка своей информационно-тактической позиции;
* рефлексивное управление соперничающей стороной, процессом принятия ею своих, но фактически вынужденных и предопределенных решений19.
Именно ситуационное моделирование помогает решить названные задачи в комплексе. Причем необходимо, чтобы модель следственной ситуации не только отражала наличный конфликт, но и в некоторых случаях предвосхищала его кульминацию, позволяя следователю корректировать ситуацию наилучшим для него образом.

<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>