<< Пред. стр.

стр. 4
(общее количество: 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Процесс разрешения конфликтных ситуаций имеет и свои особенности. Следователь не ограничится построением одной лишь модели. Необходимо, во-первых, смоделировать личность противоборствующей в конфликте стороны; во-вторых, моделированию подлежит и сама конфликтная ситуация для определения предмета возникающего конфликта. Изучение указанных моделей позволяет выработать необходимые тактические или иные приемы по управлению ситуацией, например, использование различных видов убеждения, принуждения, компромисса с одной из сторон или обоюдного.
Для разрешения конфликтных ситуаций весьма эффективен метод рефлексивного управления, применение которого предполагает умение мыслить и за себя и за противоборствующую сторону. Сущность рефлексивного подхода к анализу конфликтных ситуаций состоит в том, что предметом изучения для исследователя являются модели ситуаций и сторон (в психологии - игроков), создаваемые ими самими. При таком подходе противники в конфликте имитируют рассуждения и решения друг друга и строят рефлексивные модели, включающие как собственное представление о реальной ситуации, о своих и противника целях и стратегиях, так и представление, которое может иметь противник о ситуации, целях и стратегии своих собственных и противостоящей стороны.
В процессе расследования обвиняемый всегда располагает достоверным знанием о всех деталях совершения преступления, то есть в его сознании имеется достоверная модель криминальной ситуации. Следователь же в процессе познания и доказывания фактов преступной деятельности располагает не достоверной, а вероятностной моделью преступления, в отдельных деталях которой имеются пробелы или недостоверные знания.
И поэтому при рефлексивном подходе у следователя возникает необходимость в оперировании уже тремя моделями: собственной моделью расследуемого события; моделью личности обвиняемого; моделью предполагаемого обвиняемым знания следователя об объеме и качестве собранных доказательств.
Исследование этих моделей позволяет выработать соответствующие тактические приемы, которые бы способствовали возможной корректировке представлений обвиняемого об объеме собранных следователем доказательств в нужном для следствия направлении.
В целом для конфликта характерны крайне противоположные интересы следователя и противостоящей ему стороны. В силу этого часто не только следователь, но и обвиняемый заранее моделируют линию своего поведения. В ситуациях, когда обвиняемый пытается интерпретировать происшедшее событие в выгодном для себя положении, в его сознании одновременно сосуществуют два варианта развития события, две его модели - "истинная" модель в действительности имевшего место события и "ложная" модель, придуманная обвиняемым заранее и детализируемая им в процессе дачи показаний. Следует учитывать, что изложение обвиняемым показаний на базе "ложной" модели затруднено, поскольку ему постоянно приходится удерживать в памяти все крупные и мелкие детали такой модели. Кроме того, практика показывает, что довольно часто элементы "ложной" и "истинной" моделей переплетаются в сознании допрашиваемого, создавая реальные предпосылки для проговорки. Некоторые тактические приемы, именуемые в литературе прошлых лет "следственными хитростями", как раз и рассчитаны на подобный эффект.
При использовании "следственных хитростей" обязателен учет степени рефлексии преступника, которую можно определить путем анализа его субъективных психофизиологических возможностей: темперамента, быстроты реакции, остроты восприятия и др. В противном случае преступник может и разгадать следственную хитрость. Аналогичный случай довольно удачно описан писателем Ф.М.Достоевским.
"...Порфирий Петрович разговаривает в Раскольниковым:...вот в чем дело-с, вся суть-с: проходя тогда по лестнице... позвольте: ведь Вы в восьмом часу были-с?" - В восьмом, - отвечал Раскольников, неприятно почувствовав, в ту же секунду, что мог бы этого и не говорить, - Так проходя-то в восьмом часу-с, по лестнице, не видали ль хоть вы, во втором-то этаже, в квартире-то отворенной - помните? - двух работников или хоть одного из них? Они красили там, не заметили ли? Это очень, очень важно для них... - Красильщиков? Нет, не видал... - медленно и как бы роясь в воспоминаниях отвечал Раскольников, в тот же миг напрягаясь всем существом своим и замирая от муки поскорее бы выгадать, в чем именно ловушка, и не просмотреть бы чего? - Нет, не видал, да и квартиры такой отпертой что-то не заметил... а вот в четвертом этаже (он уже вполне овладел ловушкой о торжествовал) так помню, что чиновник один переезжал из квартиры...
- Да ты что ж, - крикнул вдруг Разумихин, как бы опомнившись и сообразив, - да ведь красильщики мазали в самый день убийства, а он ведь за три дня там был? Ты что спрашиваешь?20
Как мы видим, использование "следственных хитростей" всегда предполагает превосходство следователя в рефлексии. Более того, рефлексивный анализ должен помогать следователю создавать "сценарии" возможного как преступника, так и своего поведения, рассчитанные на различные ситуации.

Разрешение ситуаций тактического риска

Моделирование ситуаций тактического риска тесно соприкасается с моделированием конфликтных ситуаций. Ситуации тактического риска характеризуются тем, что процесс их разрешения усложнен неопределенностью выбора: при отсутствии решения со стопроцентной гарантией успеха следователь тем не менее должен выбрать оптимальный вариант разрешения ситуации.
Применение моделирования позволяет учесть все влияющие на ситуацию факторы. А "проигрывание" на модели всех реально возможных решений позволяет прогнозировать и все возможные их исходы и при необходимость отказаться от риска, если вероятность успеха в ситуации минимальна, а величина сил и затрат максимальна. К примеру, явно не во всем подготовленная попытка задержания преступника может закончиться гибелью участников операции.
Структуру модели ситуации тактического риска мы представляем в виде совокупности следующих компонентов.
1. Цели действий следователя, его намерения.
2. Информация об оперирующей стороне (следователе и лицах, выполняющих задание), ее возможностях средствах, способах действий, обстановке.
3. Информация о противоборствующей стороне (подозреваемом или обвиняемом с негативной позицией, недобросовестных свидетелях, потерпевших), ее возможностях и предполагаемых способах действий21.
Этапы моделирования ситуаций тактического риска также несколько специфичны. Их можно представить в виде следующих операций:
а) определение цели тактического воздействия;
б) учет сил и средств информационных ресурсов каждой из сторон;
в) соотношение цели и средств;
г) исчерпывающая разработка всех возможных способов действий;
д) "проигрывание" их на модели, определение исходов решений;
е) анализ полученных результатов, выбор действий с наименьшим риском.






Глава 4. ПРИКЛАДНЫЕ АСПЕКТЫ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ СИТУАЛОГИИ

4.1. Значение ситуационного подхода
в криминалистической науке

Ситуалогия как область знания направлена на решение самых разнообразных прикладных задач. Во-первых, при использовании ее основных положений могут быть оптимально разрешены проблемные науковедческие ситуации, возникающие в самой криминалистической науке.
Проблемные ситуации в криминалистической науке выявляются учеными в ходе научного исследования, в процессе научного обобщения следственной, оперативно-розыскной, экспертной и судебной практики, в результате практической реализации криминалистических рекомендаций.
Разрешение проблемных ситуаций криминалистической науки - процесс весьма позитивный, поскольку он в значительной степени стимулирует ее развитие. "Прогресс знания состоит в постановке, уточнении и решении новых проблем"22. Поэтому особо важно установить основные пути, которые могут привести к обнаружению новых научных криминалистических проблемных ситуаций, новых противоречий между фактами и накопленным знанием и тем самым стимулировать теоретические разработки в области криминалистики, направленные на оптимальное разрешение таких ситуаций.
В определенный период развития науки для объяснения новых эмпирических фактов, появляющихся в следственной практике, эмпирического опыта, преобладающего в системе криминалистического знания оказывается явно недостаточно, в связи с чем появляется острая необходимость разрешения таких ситуаций путем создания новых теорий. Именно таким образом появились в свое время, например, теоретические основы судебной трасологии, габитологии, почерковедения, а вслед за ними - теоретические основы криминалистической техники.
Проблемная ситуация в науке может возникнуть и с появлением новой криминалистической теории, совершенно по-иному объясняющей ранее известные факты или напрочь отвергающей прежнее научное представление о них.
Пути же сознательного выхода на поиск и своевременное разрешение науковедческих проблемных ситуаций довольно разнообразны. Например, А.А. Эксархопуло, весьма основательно исследуя науковедческие вопросы криминалистики, среди таких путей называет следующие.
1. Критическое отношение к известным в криминалистике решениям ранее поставленных проблем.
2. Применение получивших признание в криминалистике решений ранее поставленных проблем для объяснения новых фактов, новых явлений.
3. Применение известных решений научных проблем, сформировавшихся в других отраслях знания, но еще не апробированных криминалистикой для объяснения и разрешения проблемных ситуаций и новых фактов, встречающихся в практике борьбы с преступностью.
4. Обобщение известных криминалистических проблем или перенесение проблем из одной отрасли криминалистической науки в другую.
5. Обобщение практического опыта применения криминалистических средств, приемов и методов и выделение фактов, не имеющих объяснения или не вписывающихся в известные эмпирические и теоретические законы и принципы криминалистики.
6. Объединение проблем различных отраслей знания, разрабатывающих меры борьбы с преступностью, или перенесение проблем смежных наук в криминалистику, интерпретируемых последней применительно к своему предмету и задачам23.
Результаты науковедческого анализа позволяют нам выявить основные способы разрешения проблемных ситуаций в криминалистической науке. Полагаем, что к таким способам относятся: а) научная дискуссия; б) научные и практические исследования; в) проверка основных теоретических концепций и гипотез практикой.
Кроме того, ситуационный подход как метод научного исследования позволяет оптимальным образом решить некоторые проблемные ситуации криминалистики. Во-первых, это относится к проблеме повышения эффективности криминалистических рекомендаций, к выполнению данной теорией функции связующего звена между криминалистической наукой и практической деятельностью по раскрытию и расследованию преступлений. Во-вторых, это связано с малоисследованным в криминалистике процессом формирования криминалистических баз знаний - новых форм описания и использования исследованных криминалистикой закономерностей, основанных на подробном описании криминальных и следственных ситуаций. В-третьих, с позиций ситуационного подхода могут рассматриваться вопросы преобразования знаний об отдельных фактах, описывающие индивидуальные, конкретные ситуации, в знания о закономерностях, представленные описанием типовых ситуаций. Причем при использовании компьютерных систем этот процесс начинает иметь не столько теоретический характер, сколько прикладной характер.
На сегодняшний день результаты исследований криминалистических ситуаций должны носить характер инженерной разработки, направленной на создание информационной системы в рамках ситуационного моделирования. Информационная система, описывающая разнообразные ситуации, имеет огромное значение как для повышения эффективности научных исследований, так и для алгоритмизации процесса принятия тактических решений при расследовании преступлений как на базе компьютерных систем, так и в безмашинной форме.
В основе информационной системы, моделирующей криминальные и соответственно исходные следственные ситуации, должен лежать классификатор проблемной ситуации. Он представляет собой систему взаимосвязанных по вертикали и горизонтали непротиворечивых однозначных понятий, позволяющих адекватно описывать следственную обстановку и следственную ситуацию.
Адекватность должна определяться значимостью того или иного элемента для формирования тактического решения в следственной ситуации. Причем детализация описания после какого-то определенного уровня теряет свой смысл, поскольку перестает влиять на выбор вариантов решений. Например, для принятия тактического решения неважно, в джинсах какой фирмы был преступник, а важно, запомнил ли приметы его внешности потерпевший. Адекватность классификатора проблемной ситуации достигается не за счет его объемности и детализации, а за счет многокритериальности - группировки элементов описания по определенным направлениям. "Пересекаясь" при обращении к классификатору, многокритериальные признаки позволяют с большой глубиной описывать как следственную обстановку, так и следственную ситуацию.
Создание классификатора криминальных и следственных ситуаций является важным шагом для перехода к точным исследованиям, основанным на использовании математического аппарата в криминалистической тактике и методике.
Для исследований в сфере криминалистики очень важно прийти к созданию единого классификатора (системы классификаторов) для описания проблемных ситуаций, типичных при расследовании преступлений, учитываемых по линии уголовного розыска: экономических, дорожно-транспортных преступлений, катастроф и т.д. Это равнозначно созданию единого научного языка общения. Использование такого языка позволит объединить результаты многих исследований в одну систему криминалистического знания и использовать ее на базе средств вычислительной техники для инженерного проектирования сложных информационных интеллектуальных систем.
Анализируя современные подобные интеллектуальные системы, можно отметить, что в описании, к примеру, следственной обстановки классификация идет по следующим направлениям:
а) характеристика региона;
б) характеристика транспортных коммуникаций;
в) характеристика оперативной обстановки;
г) ресурсное обеспечение раскрытия преступлений.
В свою очередь, описание следственной ситуации идет по таким направлениям, как:
а) этап расследования преступления;
б) категория преступления;
в) объект и предмет преступного посягательства;
г) наличие доказательств по делу;
д) ущерб от преступления;
е) позиции участников уголовного процесса;
ж) способ совершения преступления и др.
В настоящее время становится очевидным, что классификатор проблемной ситуации может быть использован отнюдь не только для оптимизации процесса расследования преступлений и создания автоматизированных систем поддержки процесса принятия тактических решений. Сфера его применения может быть гораздо шире:
* использование в научных исследованиях для получения количественных характеристик связи между критериями проблемной ситуации и оптимальными решениями;
* моделирование следственной ситуации при проведении практических занятий по криминалистике;
* использование классификатора следственной обстановки для создания систем поддержки принятия управленческих решений;
* применение классификатора для универсализации и стандартизации криминалистических и оперативных учетов.
Значительное число терминов, включенных в классификатор, может быть использовано в документах - носителях информации при заполнении данных для постановки на учет лиц или предметов, а также событий преступлений. Единство терминологии имеет принципиальное значение. Это дает возможность в перспективе в рамках единой информационной системы поддержки принятия тактических решений объединить криминалистические знания и криминалистические учеты, что позволит конкретизировать и персонифицировать рекомендации, предлагаемые следователям и работникам дознания.
Классификатор следственной ситуации может быть использован прежде всего для создания электронной карточки-носителя информации. Бумажные формы пополнения массивов криминалистических и оперативных учетов заведомо не могут содержать значительное количество терминов для описания лица, трупа, предмета, следа, события. Электронная карточка способна в необходимой степени дифференцировать и уточнять информацию, выводя пользователя сразу на нужные разделы и отсекая заведомо ненужные.
Классификатор следственной ситуации и следственной обстановки имеет огромное практическое значение. Однако разработка достаточно полного классификатора - это задача большого научного коллектива и даже всей науки в целом.
Криминалистическая ситуалогия способна существенно обогатить и раздел криминалистической тактики, поскольку позволяет несколько в ином ракурсе взглянуть на те или иные основные ее узловые проблемы, а ситуационное моделирование - найти резерв в оптимизации проведения и в повышении результативности тех или иных следственных действий.
При производстве следственных действий в большинстве случаев следователь воспринимает и отражает в сознании значительно большую по объему информацию по сравнению с той, которая фиксируется в протоколах и приложениях к ним. Можно сказать, что реальность отображается им как бы на двух уровнях: на процессуальном, строго очерченном рамками закона, и на уровне сознания следователя в виде мысленной информационной модели.
В модели, помимо достоверных, содержатся и вероятные знания (полученные версионным путем либо при использовании типового моделирования), а также и предварительные выводы и суждения следователя, поскольку информационная модель расследуемого события в ходе расследования имеет главным образом криминалистическое значение (хотя к концу расследования и частично воплощается в обвинительном заключении, получая, своего рода, процессуальный статус). С этих позиций можно заключить, что именно анализ информационного состояния модели криминального события на конкретный момент расследования и приводит следователя к выводу о необходимости проведения того или иного следственного действия.
Диагностируя наличную следственную ситуацию и тем самым определяя, данные о каких элементах преступления в модели криминальной ситуации уже имеются, какие сведения подлежат дополнительной проверке, а какую информацию отыскать еще необходимо, следователь определяет конкретные цели и задачи выбранного им следственного действия.
Стадию принятия решения о проведении следственного действия можно рассматривать как анализ следственной ситуации познавательного типа (проблемной), состоящий в уяснении следователем основных задач поиска (что о преступлении уже известно, а что еще выяснить предстоит, как, каким именно образом и т.п.).
Таким образом, на стадии информационно-обеспечивающего этапа следственного действия ситуационное моделирование выступает как средство систематизации и синтеза информации о преступлении, поисков "пробелов" в знании о преступлении, а также как эффективное средство, помогающее в определении основных направлений расследования.
Принято считать, что эффективность проведения любого следственного действия во многом обусловлена его предварительной подготовкой. Роль подготовительной стадии значительно возрастает при оперировании следователем большим объемом информации, а также при проведении следственных действий, трудоемких в техническом отношении, либо сложных в ситуационном плане (например, наличие конфликта между участниками следственного действия, вероятность тактического риска и т.д.).
Традиционно в рекомендациях по криминалистической тактике роль подготовительной стадии сводится, как правило, к составлению устного или письменного в той или иной степени подробного плана проведения соответствующего следственного действия. К примеру, подготовка сложного допроса, связанного с выяснением широкого круга обстоятельств и с использованием значительного объема исходной информации, согласно таким рекомендациям, заключается в составлении письменного плана, содержащем обстоятельства, подлежащие выяснению при допросе, имеющиеся на сей счет данные, а также примерный список вопросов допрашиваемому24.
В то же время результаты проведенного интервьюирования следователей свидетельствуют о том, что любые тактические рекомендации, так же, как и предлагаемые учеными алгоритмы решения следственных задач, если они разработаны без детальнейшего учета ситуационных факторов, на практике оказываются малоэффективными. Этот же опрос показал, что в ряде случаев даже те следователи, которые имеют определенный опыт работы, иногда в процессе расследования оказываются в ситуации, представляемой им абсолютно незнакомой и неразрешимой.
Именно в таких случаях и оказывается весьма эффективным применение ситуационного моделирования - метода, позволяющего оперативно распознать и адекватно оценить наличную следственную ситуацию, незнакомые ситуационные факторы свести к известным, типичным, для которых уже разработан оптимальный алгоритм или программа по их разрешению.
С позиций ситуационного подхода одним из условий подготовки следственного действия можно назвать предварительную прогностическую деятельность следователя, которая успешно осуществляется посредством построения перспективной мысленной динамической ситуационной модели, отражающей: а) условия проведения предстоящего следственного действия; б) возможные варианты хода этого действия, возможность возникновения тех или иных следственных ситуаций; в) предполагаемое поведение участников; г) соответствующие варианты поведения самого следователя.
Такого рода предварительный "сценарий" следственного действия является перспективной ситуационной его моделью, которая, как и любая ситуационная модель, должна быть многовариантной, причем количество ее вариантов определяется количеством типов реально возможных ситуаций. В процессе непосредственного хода следственного действия, в зависимости от возникновения той или иной ситуации и возможна реализация соответствующего варианта ситуационной модели.
В такой модели ("сценарии") должны быть освещены и следующие вопросы: как шаг за шагом может возникнуть (или по воле следователя и не возникнуть) та или иная следственная ситуация; какие имеются альтернативы, возможные варианты поведения следователя и подследственного. Ценность такой модели ("сценария") определяется возможностью предварительного конструирования различных вариантов будущего25.
Таким образом, ситуационное моделирование следственного действия - это один из вариантов перспективного моделирования, направленный на оптимизацию подготовки и организации предстоящего следственного действия. В отличие от него, ситуационное моделирование в ходе следственного действия - вариант ретроспективного моделирования, выполняющий функцию реконструкции отдельной криминальной ситуации или криминального события в целом.
Использование ситуационного моделирования в стадии непосредственного хода следственного действия значительно оптимизирует процессы диагностики возникшей следственной ситуации и правильного ее разрешения. Анализ эмпирического материала свидетельствует о том, что возникновение того или иного вида следственной ситуации обусловлено следующими факторами.
1. Этапом расследования. Например, в следственных действиях, проводимых на первоначальном этапе расследования, чаще всего возникают ситуации познавательного типа.
2. Проводимым следственным действием. Так, для осмотра места происшествия наиболее характерно возникновение познавательных (проблемных) и ситуаций организационно-управленческого типа, для допроса подозреваемого - конфликтных, тактического риска и т.д.
3. Позицией, линией поведения следователя или иного участника следственного действия (конфликтные ситуации).
4. Качеством подготовки к проводимому действию. К примеру, отсутствие или небрежное проведение необходимых подготовительных действий может создать организационно-неупорядоченные следственные ситуации, в отдельных случаях даже ведущие к нарушению уголовно-процессуальных норм.
Так, при проведении проверки показаний обвиняемой Михеевой по делу об убийстве ею своего мужа, необходимо было выяснить механизм нанесения ударов потерпевшему С. Но поскольку следователь заранее не позаботился о доставке муляжа на место происшествия, "роль" потерпевшего С. выполнял один из понятых, что, разумеется, явилось существенным нарушением закона26.
Для иллюстрации рассмотрим с позиций ситуационного подхода подготовку и проведение допроса, поскольку допрос является наиболее распространенным в практике следственным действием и в то же время - одним из наиболее сложных по тактике его подготовки и проведения. Кроме того, для допроса характерно возникновение самых разнообразных типов сложных следственных ситуаций, причем в подавляющем большинстве случаев эти ситуации требуют оперативного осмысления и своевременного разрешения.
Изучение протоколов допросов обвиняемых, проводимых следователями при расследовании насильственных преступлений, позволило нам возникающие в ходе проведения этого следственного действия ситуации в 25% охарактеризовать как конфликтные, в 10% - как ситуации тактического риска, в 46% - как ситуации познавательного типа (проблемные), в 19% - как ситуации организационно-управленческого типа (организационно-неупорядоченные)27.
Вопросы тактики подготовки и проведения допроса достаточно детально разработаны в криминалистической литературе28. Однако рекомендуемые учеными тактические приемы или их комбинации в основном рассчитаны на выход следователя из конфликтных ситуаций. Тем не менее ситуации тактического риска, возникающие в процессе допроса, требуют не менее пристального внимания при их анализе и в процессе выработки линии поведения следователя. Кроме того, при отсутствии должной подготовки следователя к предстоящему допросу возникают и так называемые организационно-неупорядоченные ситуации (разновидность ситуаций управленческого типа), появление которых предпочтительнее заранее предупредить, а при их возникновении - уметь их грамотно и своевременно разрешить.
Представляется, что в самом ближайшем будущем криминалистам необходимо осуществить теоретический анализ всех возможных типовых ситуаций допроса, а также и разработку рекомендаций (алгоритмов, программ) по их разрешению.
Ситуации допроса следователь диагностирует, как правило, непосредственно в ходе его производства. Вместе с тем с учетом информационного и психологического компонентов ситуации расследования (количество и качество доказательственной информации, наличие в сознании следователя модели личности допрашиваемого и степень ее адекватности оригиналу) представляется возможным и предварительное прогнозирование ситуаций предстоящего допроса.
Составление такого рода прогнозов оказывается довольно эффективным, поскольку оно позволяет не только "вычислить" возможные при конкретном допросе ситуации, но и позволяет заранее наметить благоприятные для следствия направления их трансформации, предусмотреть комплекс тактических приемов по их разрешению.
Применение ситуационного моделирования позволяет даже самую, на первый взгляд, атипичную ситуацию свести к одной из типичных, дает возможность своевременно выбрать или разработать наиболее подходящий алгоритм ее разрешения.
Среди ситуаций познавательного типа, возникающих в ходе проведения допроса, особое внимание следует уделить рассмотрению проблемных ситуаций, характеризуемых наличием противоречий между знанием и незнанием следователя, между тем, что ему уже известно по делу, и тем, что установить еще предстоит. Одним из способов разрешения проблемных ситуаций можно считать построение следователем мысленной информационной модели расследуемого события, а также ее последующее исследование. Анализ модели позволит следователю выяснить: какого рода информацию и о чем именно можно получить в ходе предстоящего допроса; определить цель и наметить конкретные задачи допроса, уяснить суть возникшей информационной проблемы.
В проблемных ситуациях имеет свою специфику и тактика допроса обвиняемого (подозреваемого). При возникшей необходимости следователь должен уметь скрыть от допрашиваемого те или иные, известные ему обстоятельства, или же, наоборот, не показать то, что в системе доказательства имеются определенные "пробелы" и неясности. В таких ситуациях эффективен, к примеру, тактический прием по созданию у обвиняемого преувеличенного представления об объеме собранных по делу доказательств.
Например, расследуя умышленное убийство, совершенное неоднократно судимым П., к моменту первого допроса подозреваемого следователь располагал ограниченной информацией о произошедшем: в его распоряжении было лишь заявление о совершении преступления, показания нескольких свидетелей и заключение судебно-медицинской экспертизы трупа. Однако в папку, в которой находились материалы дела, следователь предусмотрительно положил пачку не относящейся к делу исписанной бумаги. Явившись на первый допрос, П. сразу обратил внимание на то, что "материала на него собрано довольно много", и отказался от выбранной им тактики отказа от дачи каких бы то ни было показаний29.
Среди появляющихся в ходе допроса ситуаций управленческого типа особого подхода требует разрешение организационно-неупорядоченных ситуаций. Возникновение таких ситуаций может быть следствием невладения следователем всей совокупностью собранных по делу доказательств, отсутствия должной подготовки к допросу, ненадлежащего его технического обеспечения. Безусловно, организационно-неупорядоченные ситуации целесообразнее заранее предотвращать, чем впоследствии разрешать. В этом плане эффективным средством их профилактики является предварительная подготовка к допросу и тщательное его планирование.
Результаты проведенного анкетирования показали, что следователи по-разному расценивают значимость подготовки предстоящего допроса обвиняемого. Так, из 72 опрошенных нами следователей - 21%, как правило, предварительно не планируют допрос обвиняемого вообще, мотивируя игнорирование подготовки либо своим достаточно большим практическим опытом работы, либо тем, что наиболее удачными у них получаются допросы "экспромтом". 46% следователей предпочитают заранее наметить краткий перечень вопросов, подлежащих выяснению, 17% опрошенных - мысленно составляют детальные планы допроса, 12% - готовят письменные планы, а 5% следователей для этой цели периодически используют и метод моделирования30.
Использование ситуационного моделирования при подготовке к допросу заключается в том, что следователь строит перспективную модель предстоящего допроса - многовариантный его сценарий (в соответствии с количеством возможных типов ситуаций), заранее "проигрывает" соответствующие варианты сложных ситуаций и намечает линию своего поведения.
Справедливо отмечает Г.А.Зорин, что "если программа следственного действия носит характер жесткого алгоритма без обратной связи, то действие заранее обречено на неудачу. Именно поэтому многие следователи утверждают, будто планирование ничего следователю не дает, поскольку действия участника следственного действия многовариантны и непредсказуемы"31.
Нам представляется, что есть смысл подготовку допроса рассматривать в узком (составление плана, модели, сценария) и широком плане (определение целей и задач допроса, сбор необходимой для проведения этого следственного действия информации о преступлении и о личности допрашиваемого). Что касается модели личности допрашиваемого, то ее построение следователю предпочтительно начинать до проведения допроса, в ходе его подготовки, хотя, разумеется, окончательный вид такая модель может принять лишь в процессе непосредственного контакта следователя с допрашиваемым, поскольку именно на этом этапе возможна правильная "диагностика" личности обвиняемого.
В целом структуру подготовительной стадии допроса, полагаем, можно представить в следующем виде.
1. Изучение материалов уголовного дела, выявление противоречий, проблем, неясностей, определение цели и задач предстоящего допроса.
2. Установление круга доказательств, необходимых для их предъявления допрашиваемому.
3. Прогнозирование содержания полученной информации.
4. Изучение материалов о личности допрашиваемого, построение модели его личности.
5. Определение и выбор места допроса.
6. Прогнозирование поведения обвиняемого на допросе.
7. Прогнозирование (посредством ситуационного моделирования) возможных при допросе ситуаций, выбор способов влияния на их трансформацию и разрешение. Определение системы необходимых тактических приемов, определение возможности рефлексивного управления допрашиваемым.
8. Материально-техническое обеспечение допроса.
Конфликтные ситуации с нестрогим соперничеством достаточно часто имеют место при допросе обвиняемых. Наверное, не будет ошибкой заметить, что уже даже в самой процедуре допроса такие ситуации как бы заранее запрограммированы. По сути дела, любой допрос можно рассматривать как особую жизненную ситуацию, в которой происходит общение двух, различных по своему процессуальному положению, статусу, наконец - общественным ролям, личностей. В ходе допроса получают развитие ролевые отношения "следователь - допрашиваемый", в которых аналогично ролевым отношениям типа "врач - пациент", "ученик - учитель", "начальник - подчиненный" уже изначально ролевыми установками заложено неравенство участников общения. Именно эти обстоятельства на первоначальном этапе общения следователя и подозреваемого и обусловливают появление скрытого конфликта с нестрогим соперничеством.
Пожалуй, оптимальным способом разрешения этого вида ситуации можно считать установление психологического контакта с допрашиваемым. Для этого может быть использована методика контактного взаимодействия32, включающая в себя следующую программу поиска общих или совпадающих интересов: а) оценка и принятие принципов и качеств, предлагаемых для общения; б) выявление качеств, опасных для общения; в) накопление согласия; г) индивидуальное воздействие и адаптация к партнеру; д) выработка общих правил и взаимодействие.
При изобличении обвиняемого во лжи (в ситуациях нестрогого соперничества) с учетом наименьшего тактического риска может быть использован ряд комбинаций тактических приемов типа: снятие напряженности в ходе беседы перед допросом; конкретизация показаний по вопросам, по которым допрашиваемый дает правдивые показания; оказание помощи в припоминании забытого; использование положительных черт в личности допрашиваемого; использование противоречий в его показаниях и т.д.
Для конфликтных ситуаций со строгим соперничеством характерны крайне противоположные интересы следователя и допрашиваемого. В силу этого не только следователь, но и обвиняемый, как правило, заранее обдумывают линию своего поведения на допросе. Нежелание обвиняемого давать показания, его ложь могут рассматриваться в качестве первопричины конфликта.
В ситуации, когда допрашиваемый дает ложные показания, в его сознании одновременно сосуществуют два параллельных варианта развития преступного события, две его модели (одна - "истинная" модель в реальности имевшего место события, другая - "ложная", созданная обвиняемым, как правило, заранее и детализируемая им в процессе допроса). "Ложная" модель - интерпретированный обвиняемым вариант "истинной" модели расследуемого события, в котором искажены отдельные факты, добавлены новые, вымышленные обстоятельства. Элементы "истинной" модели (то, как было на самом деле) и "ложной" (то, как обвиняемый стремится представить развитие событий следователю) переплетаются в сознании допрашиваемого. В стадии непосредственного хода допроса обвиняемому приходится детали "истинной" модели оперативно заменять на соответствующие детали модели "ложной". В этом случае в его сознании протекает несколько мыслительных процессов одновременно: воссоздание "истинной" модели преступного события, принятие решения о том, что следует от следователя скрыть, построение в сознании модели "ложной" и оценка того, насколько она представляется следователю достоверной. В подобных ситуациях "истинная" модель конкурирует в сознании обвиняемого с моделью "ложной", создавая тем самым реальные предпосылки для проговорок или противоречивых высказываний.
В конфликтных ситуациях со строгим соперничеством задача следователя состоит в умении познать ход и логику мыслей обвиняемого, в способности "вычислить" мысленные модели а) ситуации допроса, б) преступного события, которыми допрашиваемый оперирует в своем сознании. Представляется, что в подобных ситуациях именно рефлексивный подход позволит следователю прогнозировать характер показаний обвиняемого на допросе, равно как и его поведение в процессе предстоящего следственного действия, а в зависимости от этого и определить линию своего поведения.
Вместе с тем лицу, производящему допрос, следует учитывать и то, что на повторных допросах обвиняемый, уже имея в своем сознании модель личности следователя, будучи осведомленным о его профессиональных и личностных качествах, в свою очередь и сам пытается прогнозировать тактические замыслы следователя. Таким образом, "главным элементом мышления в конфликтных ситуациях является имитация рассуждений одного участника конфликта другим, для чего они должны обладать мысленными моделями друг друга"33.
Имитация действий обвиняемого, построение модели его поведения могут быть осуществлены на основе: а) данных о личности обвиняемого (анализ его поведения до совершения преступления, в момент задержания, на следствии); б) качества и объема доказательственной информации, имеющейся в распоряжении следователя; в) моделей типичного поведения. Подчеркнем, что рефлексивное управление обвиняемым возможно лишь тогда, когда следователь располагает для этого достаточной информацией.
Сущность самого рефлексивного подхода заключается в том, что в конфликте "противники" имитируют рассуждения друг друга и строят рефлексивные модели, отражающие как собственное представление об объективной ситуации о своих и противника целях и стратегиях, так и ситуационные модели, которыми может оперировать противник.
Рефлексивное управление предоставляет широкий простор для мыслительной деятельности, позволяет как следователю, так и обвиняемому мыслить друг за друга и учитывать это при построении своей тактической линии. Успех каждого из них зависит от точности и обширности их взаимной осведомленности. Основными компонентами, положенными в основу мыслительной деятельности, определяющей превосходство в рефлексии, являются: а) общеобразовательный уровень лица; б) уровень его профессиональной подготовки;
в) уровень осведомленности; г) умение строить и варьировать мысленные модели и рассуждения другого лица.
Итак, использование ситуационного моделирования в криминалистической тактике позволяет решить целый комплекс задач:
1) способствует построению, проверке и оценке информационной модели расследуемого события и составляющих ее криминальных ситуаций;
2) в значительной мере оптимизирует подготовку и планирование следственного действия;
3) является универсальным средством тактического прогнозирования: а) возможностей возникновения тех или иных ситуаций следственного действия и их разрешения; б) поведения участников следственного действия; в) собственного поведения следователя;
4) помогает в диагностике, оценке, а при необходимости - и в разрешении конкретной ситуации следственного действия;
5) повышает эффективность принимаемых следователем решений;
6) позволяет разработать систему воздействия на отдельных участников процесса, являющихся источниками криминалистически значимой информации;
7) выступает оптимальным средством оценки результатов следственного действия.
По мере развития науки криминалистики все больший объем знаний выводится за рамки массива накопленных научных фактов и объединяется в соответствующих типовых криминалистических ситуациях. Скорее всего это следует оценивать как позитивный процесс объективного характера, свидетельствующий о возрастании уровня криминалистики как науки. И одновременно с этим нельзя не заметить и того, что процесс этот неизбежно влияет на структуру самой криминалистической науки.
На начальных этапах развития криминалистической науки, представляющей собой совокупность практических знаний, рекомендаций, наблюдений, в основу ее системы традиционно ложился принцип выделения соответствующих сфер деятельности: вопросы использования техники рассматривались, как правило, в разделе криминалистической техники; специфика производства того или иного следственного действия - в разделе криминалистической тактики; стратегические аспекты расследования - в криминалистической методике. Однако с позиций криминалистической ситуалогии, при учете ситуационных факторов, необходимо сделать вывод о том, что подход к структурной дифференциации криминалистических знаний, на определенных этапах развития научного знания был необходим, но в настоящий период стал причинять значительный ущерб криминалистическим научным исследованиям и как следствие - снижать эффективность использования криминалистических рекомендаций в следственной и судебной практике, и в процессе обучения по курсу криминалистики.
Ныне распространенный подход к структуре криминалистической науки, по существу, разрывает логические вертикальные связи в структуре криминалистических знаний, которые в реальной действительности фактически представлены следующим комплексом: тактическая задача - версия - следственные действия - цели следственных действий - тактические приемы.
Однако в ныне существующей структуре криминалистики такие связи неизбежно разрываются. При имеющейся на сей день структуре криминалистических рекомендаций невозможно добиться их достаточной ориентации на следственные ситуации и соответственно на решение тактических задач. Игнорирование вертикальной структуры криминалистических научных рекомендаций отрицательно сказывается на исследованиях и на учебном процессе по криминалистической методике.
К выводу о необходимости существенного изменения структуры частных криминалистических методик некоторые авторы приходят и с других позиций.
В частности, С.И.Цветков отмечает, что в основе формирования структуры частных криминалистических методик должны лежать не отдельные категории преступлений, как в настоящее время, а тактические задачи34.
Рассмотрим подробнее, за счет чего может быть получен выигрыш в эффективности научных исследований и в оптимизации учебного процесса. В большинстве криминалистических рекомендаций по методике расследования отдельных категорий преступлений, а также в разных разделах учебника по криминалистике многокрактно дублируется фактически один и тот же материал, относящийся к решению различных тактических задач.
К примеру, тактическая задача отыскания преступника по признакам внешности с точки зрения криминалистики будет решаться практически одинаково как при расследовании краж, грабежей, разбоев, так и при расследовании иных преступлений: убийств, изнасилований и т.д. Аналогично методика выявления ролевых функций участников организованных преступных групп не будет находиться в непосредственной зависимости от характера преступлений, совершаемых участниками организованных преступных групп. Поскольку это объясняется универсальностью функций криминального управления.
Об этом свидетельствует и следственная практика. Отсутствие ситуационного подхода к организации криминалистического знания привело к тому, что криминалисты оказались в значительной степени неподготовлены к решению проблем расследования деятельности организованных преступных структур. Основная направленность криминалистических научных исследований была связана с исследованием закономерностей на линии: преступление - лица их совершившие. Очевидно, что изучение структуры преступной организации, доказывание вины отдельных участников сообщества в настоящее время является чрезвычайно актуальной проблемой как для органов расследования, так и для ученых криминалистов. Первым этапом в решении этой проблемы должна быть конкретизация целей расследования. Это невозможно без функционального анализа структурных элементов криминальных ситуаций, без выявления на его основе ролевых функций их участников. Можно предположить, что главным здесь будет исследование функций преступного управления. Именно в наличии таких функций и их реализации в конкретных ситуациях и заключается ключевая особенность феномена организованной преступности. Таким образом, уже сейчас можно поставить вопрос о необходимости разработки новой частной методики - методики выявления ролевых функций участников преступных структур в соответствующих криминальных ситуациях.
В рамках криминалистической ситуалогии могут также решаться проблемы, связанные с определением структуры закономерностей собирания, исследования, оценки и использования доказательств. Выявленные закономерности, ориентированные на конкретные ситуации, могут быть использованы при разработке: методических рекомендаций для следователей и оперативных работников; компьютерных систем поддержки процесса принятия следователем тактических решений; учебно-методических материалов и компьютерных обучающих систем по курсу криминалистики; информационно-поисковых систем и баз данных, используемых в процессе раскрытия и расследования преступлений.
В основе создания компьютерных систем криминалистического назначения должна лежать разработка информационных моделей следственной ситуации и процесса расследования.


4.2. Криминалистическая ситуалогия в практике
борьбы с преступностью

Криминалистическая ситуалогия является своего рода связующим звеном между теоретическими разработками криминалистов и их практическим воплощением. Любые криминалистические научные рекомендации реализуются следователями в конкретных следственных ситуациях, поэтому знание практическими работниками основных положений криминалистической ситуалогии является ключевым звеном, определяющим эффективность использования таких рекомендаций в практической деятельности.
Результаты проведенного нами исследования на предмет качества раскрытия и расследования преступлений, а также интервьюирование следователей, расследовавших эти дела, позволили нам отметить как положительный опыт в расследовании, так и выявить негативные моменты.
Среди выявленных недостатков в первую очередь следует назвать односторонность и неполноту предварительного расследования. Например, в 33% изученных нами дел недостаточно исследовалось само событие преступления, в 42% дел - следователи неполно изучили личность обвиняемого. 47% следователей направили уголовные дела в суд с незначительными "пробелами" в исследовании доказательств, видимо, с расчетом на то, что они могут быть восполнены непосредственно в суде.
Многие следователи испытывали существенные трудности при разрешении различных типов сложных следственных ситуаций. Анализируя эффективность разрешения следователями ситуаций познавательного типа (проблемных), мы отметили следующее.
Неспособность следователей преодолеть дефицит информации о преступлении на первоначальном этапе расследования наблюдалась в 34% изученных нами уголовных дел, как мы полагаем, по причине неумения использовать всю совокупность информации, имеющуюся в их распоряжении. Более того, некоторые следователи стремились преодолеть проблемную ситуацию, вызванную недостатком или противоречивостью доказательств, используя такие приемы доказывания, которые создают лишь видимость достижения целей расследования.
Так, в отдельных случаях выполнялись неправомерные "закрепления показаний" посредством: а) проведения очных ставок между лицами при отсутствии существенных противоречий в их показаниях; б) допроса сознавшегося подозреваемого в присутствии понятых под видом "проверки показаний на месте"; в) понуждения задержанных к написанию заявлений о явке с повинной, инсценирующих чистосердечное раскаяние.
Однако такие действия следователей никоим образом не разрешают возникшей проблемной ситуации, а, скорее, напротив, являются следствием проявления негативного качества предварительного расследования - опасного обвинительного уклона.
При изучении процесса разрешения следователями ситуаций организационно-управленческого типа, мы отметили отдельные просчеты в планировании расследования, по 29% уголовных дел не выдвигались и не были проверены все версии, возможные по обстоятельствам дела. В конфликтных ситуациях прослеживалась тенденция неэффективности выбора путей выхода следователя из конфликта с обвиняемым (14% изученных уголовных дел). Неоправданность в ряде ситуаций тактического риска следователя мы обнаружили по 8% уголовных дел.
При интервьюировании следователей выяснилось, что 23% из них просчеты в работе объясняют недостатком опыта, а также отсутствием "под рукой" необходимой методической литературы и соответствующих пособий; 30% - сослались на плохое качество обучения в вузах, 47% - указало на отсутствие разработанных наукой доступных методик расследования конкретного подвида преступления в сложных следственных ситуациях35.
В настоящее время частные методики расследования ориентированы, как правило, на типовые следственные ситуации, причем основной акцент в них делается на разрешение ситуаций познавательного типа. Выделяется то или иное число исходных следственных ситуаций, и зачастую далеко не исчерпывающий перечень их типов. На этой основе следователю предлагается типовая программа расследования применительно к той или иной ситуации.
В то же время, как свидетельствует анализ следственной практики, помимо познавательных, следователю приходится разрешать огромное множество иных ситуаций: организационно-неупорядоченных, конфликтных, ситуаций тактического риска и т.д. Например, при невыполнении следователем ряда необходимых первоначальных следственных действий, при слабом использовании возможностей оперативно-розыскной деятельности, следователь может оказаться в организационно-неупорядоченной ситуации, разрешать которую ему придется в первую очередь. При существенном противодействии обвиняемых или других, заинтересованных в деле лиц, как правило, складывается остро конфликтная ситуация, затрудняющая решение следователем всех остальных задач расследования. Представляется, что частные методики должны быть ориентированы на основные возможные типы ситуаций расследования, характерных для того или иного вида преступления.
Рассмотрим роль криминалистической ситуалогии в практике борьбы с преступностью на примере ее основных положений в раскрытии и расследовании преступлений, совершаемых организованными преступными группами - одной из наиболее сложной для следствия категории преступлений.
Важнейшей составной частью моделирования любой деятельности, в том числе и деятельности по расследованию преступлений, совершенных организованными преступными группами, является моделирование ситуаций, в которых эта деятельность осуществляется. При криминалистическом исследовании организованной преступности первоначально внимание криминалистов было привлечено к следственным ситуациям. Основная идея при этом заключалась в том, что криминалистические рекомендации, сформулированные вне конкретных ситуаций, не могут быть в достаточной степени эффективными. Дальнейшие исследования показали, что ситуации, исследование которых необходимо в процессе раскрытия, и расследования преступлений, совершенных организованными преступными группами, на самом деле гораздо шире проблематики следственных ситуаций36.
При расследовании организованных преступлений интерес представляют предкриминальные ситуации (подготовка к совершению преступления, формирование организованной преступной группы); криминальные ситуации, складывающиеся в процессе преступной деятельности, а также посткриминальные ситуации, связанные как с сокрытием преступлений, так и с противодействием преступной структуры установлению истины по уголовному делу. Методические основы моделирования криминальных ситуаций, а также использование многовариантной ситуационной модели криминальных ситуаций конкретного вида (подвида) преступления существенно обогащает частные криминалистические методики, расширяя сферу интересов криминалистики за рамки привычного понятия способа совершения и сокрытия преступлений, что является чрезвычайно важным для проблематики борьбы с организованной преступностью.
Предкриминальные ситуации формируются в период подготовительной деятельности преступников и охватывают не только собственно подготовку к совершению конкретных преступлений, но также и организацию преступной структуры, вовлечение в нее новых членов, поиск прикрытия в правоохранительных органах и в органах местной администрации, внедрение в преступную группу адвокатов, представителей бизнеса и банковских учреждений, создание материально-технической и организационной базы путем проникновения в коммерческие структуры, инструктажа и подготовки участников организованной преступной группы, создания каналов сбыта оружия, наркотиков, предметов преступного посягательства, завязывания межрегиональных и международных связей, выбор конкретных объектов преступного посягательства, распределения функциональных ролей внутри организованной преступной группы.
Результаты исследований позволяют сделать вывод о том, что преступность профессионализируется. Так, по нашим данным, 56% обвиняемых по уголовным делам о преступлениях, совершаемых участниками преступных структур, жили исключительно за счет средств, добытых преступным путем. По роду занятий значительную часть участников преступных структур составили работники коммерческих организаций - 33%, работники частных охранных структур - 10%, бывшие спортсмены - 19%, работники правоохранительных органов (в том числе бывшие) - 11%. Наблюдается активное вовлечение в деятельность преступных структур несовершеннолетних - среди обвиняемых они составили 10%.
Анализ географии деятельности преступных структур по материалам уголовных дел дал несколько неожиданные результаты: 1% всех преступлений были совершены в пределах одного региона, лишь 4,5% - за рубежом, только по 6 % изученных уголовных дел есть эпизоды преступлений, совершенных в других регионах. Эти данные свидетельствуют не столько о том, что преступные структуры не имеют межрегиональных связей, сколько о том, что существуют значительные трудности, связанные с их выявлением.
Жесткие процессуальные сроки заставляют следователей как можно быстрее направлять уголовные дела в суд, даже если при этом не выявляется весь круг участников преступной деятельности. Отчасти это вызвано и объективно возникаемыми следственными ситуациями организационно-неупорядоченного типа. К примеру, особую сложность представляет выезд в командировки следственного аппарата. По сути дела, процессуальный закон не может не учитывать реалий сегодняшнего времени, специфику расследования деятельности преступных cтруктур, связанную с совершением десятков и сотен эпизодов преступлений. Представляется, что подобные моменты должны быть учтены при подготовке нового уголовно-процессуального кодекса.
Более того, расширение деятельности преступных структур, охватывающих многие регионы России, ближнее и дальнее зарубежье, показывает, что здесь возникает много проблем в организации расследования, выходящих на уровень межгосударственных отношений. Однако любые попытки следователей расширить сферу расследования за пределы своих регионов тут же наталкиваются на серьезнейшие проблемы. Наличие типовых организационно-неупорядоченных ситуаций подтверждает и следственная практика.
Так, 64% следователей в качестве основной трудности в процессе выявления межрегиональных связей преступных структур отметили несвоевременность выполнения отдельных поручений в различных регионах России, 54% - низкое качество их выполнения. Длительность выполнения отдельных поручений, направляемых в зарубежные государства, как фактор, мешающий работе, отметили 44% следователей. Однако во многом это обусловлено тем, что значительная часть следователей (43%) вообще не информированы о порядке взаимодействия с правоохранительными органами других государств.
Возникают сложности при выезде в заграничные командировки. В пограничных областях России (Калининградской) на это указало 63 % опрошенных следователей. При этом в беседах многие следователи отметили, что при хорошо отработанной системе взаимодействия с правоохранительными органами других государств, при наличии соответствующих договоров выезд в такие командировки в большинстве случаев вообще бы не понадобился.
Нужно ускорить присоединение России к европейским конвенциям о правовом сотрудничестве, заключение двух- и многосторонних договоров, необходим национальный закон о международной правовой помощи, в том числе регулирующий участие иностранцев в уголовном процессе России.
Понятие собственно криминальной ситуации, хотя в какой-то степени и связано с механизмом совершения преступлений организованными преступными группами, однако полностью не охватывается им. В данное понятие следует включить прежде всего характер организационных связей и взаимоотношений между ее участниками, наличие коррумпированных связей в правоохранительных органах и в администрации региона, прикрытие в виде коммерческой структуры, ее финансовое положение, круг лиц, имеющих отношение к принятию криминальных решений, а также и сами криминальные решения, принимаемые участниками преступных группировок в процессе осуществления ими преступной деятельности.
Модели предкриминальной и криминальной ситуаций для процесса расследования деятельности организованных преступных структур имеют значение: как система информации об обстоятельствах, подлежащих доказыванию; как элементы криминалистической характеристики преступлений; как система информации о следственной ситуации, лежащей в основе процесса принятия следователем тактических решений.
Какими бы качественными не были оперативные разработки участников преступных структур, какие бы силы не выделялись на это, конечный результат всегда связан с завершающими следственными и судебными ситуациями. А их своевременное адекватное разрешение становится день ото дня сложнее по мере срастания организованной преступности с коммерческими и государственными структурами, по мере развития и совершенствования преступных организаций.
Анализ криминальных ситуаций свидетельствует о том, что руководители преступных структур уклоняются от непосредственного участия в совершении преступлений и, как правило, остаются безнаказанными. Это обстоятельство является причиной возникновения проблем в разрешении процессуально-тактических ситуаций. К примеру, в ходе проведенного нами интервьюирования 64% следователей указало на то, что к уголовной ответственности привлекаются, как правило, исполнители преступлений, а организаторы как раз и уходят от ответственности. По уголовным делам, находящимся в производстве следователей подразделений по организованной преступности, примерно только в 20% случаев выявлены организаторы преступной группы, в 4% - наводчики, в 6% - лица, предоставлявшие технические средства и транспорт.
Как правило, выявить и доказать существующие коррумпированные связи преступных структур не удается - на это обстоятельство указали 46% следователей. Иногда удается привлечь к уголовной ответственности организаторов, и то лишь в связи с их непосредственным участием в совершении преступлений - 41%, в единичных случаях - 36%.
24% следователей вообще отметили, что им никогда не приходилось привлекать к уголовной ответственности организаторов преступной деятельности (это при том, что опрашивались исключительно следователи специализированных подразделений по борьбе с организованной преступностью, имеющие значительный стаж работы).
Многие следователи указывали на то обстоятельство, что сведения о наличии организаторов, коррумпированных связей преступных формирований при расследовании были получены, но в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом, доказать это не удавалось.
В процессе научного исследования изучался вопрос и о том, какие криминальные ситуации и по каким категориям преступлений являются наиболее сложными для их моделирования в ходе расследования. В настоящее время, по мнению опрошенных следователей, это преступления в сфере банковской деятельности (59%), взяточничество и коррупция (34%), групповые преступления, требующие выявления организаторов и других соучастников, преступления, связанные с деятельностью коммерческих структур (29%), квалифицированное вымогательство (26%).
Обращает на себя внимание то, что наибольшую сложность для расследования, по мнению следователей, представляют те виды преступлений, в основе которых лежит многоаспектная, сложная, организованная преступная деятельность, то есть виды преступлений, по которым складывается сложная для реконструкции криминальная ситуация.
Завершающим звеном цепи ситуаций криминальной деятельности являются посткриминальные ситуации. Изучение их моделей применительно к проблематике раскрытия и расследования преступлений, совершаемых организованными преступными группами, в основном определяется необходимостью более детального исследования проблемы противодействия расследованию со стороны их активных участников, а также проблем сокрытия преступлений.
Предпринятое исследование причин возникновения остро конфликтных ситуаций при расследовании преступлений, совершаемых организованными сообществами, вывело на первый план еще одну актуальную проблему, требующую особого внимания научных и практических работников - активное противодействие преступных структур процессу расследования. Еще несколько лет назад такой проблемы практически не было, а в настоящее время только лишь 17% опрошенных следователей указало, что они не сталкивались с какими-либо формами противодействия. В числе наиболее распространенных способов противодействия расследованию опрошенные указали: подкуп, запугивание, насилие в отношении потерпевших, свидетелей, членов их семей - 62%; незаконные действия защитников обвиняемых, подозреваемых - 53%; попытки влиять на ход расследования через средства массовой информации - 27%; попытки воздействовать на судей в целях принятия ими тех или иных решений, выгодных обвиняемым - 24%.
Данные опроса следователей подтверждаются результатами изучения уголовных дел. Анализ конфликтных следственных и судебных ситуаций позволил выявить следующую картину. В процессе расследования отказались от ранее данных показаний в сторону, благоприятную для обвиняемых: свидетели - по 19% уголовных дел, потерпевшие - по 9%.
Интересно, что способы противодействия следствию в различных регионах существенно отличаются друг от друга. Так, если в провинциальных городах попытки воздействовать на ход расследования через средства массовой информации отметили не более 10% следователей, то для Московской области этот показатель составил 79%.
В рамках ситуационного подхода анализ связи "криминальная ситуация - преступная организация - обстоятельства, подлежащие доказыванию", на наш взгляд, имеет большое прикладное значение, поскольку позволяет конкретизировать цели деятельности органов дознания и предварительного следствия при расследовании деятельности организованных преступных структур.
Поэтапная мысленная реконструкция криминальной ситуации позволяет следователю выявить и доказать механизм преступной деятельности организованных структур, прогнозировать ее и нейтрализовать противодействие органам расследования.
Метод ситуационного моделирования в настоящее время возможен не только как форма осуществления научных исследований, но и как метод практической деятельности. В ряде СУ МВД, УВД при подготовке методических разработок в их структуру фактически включаются данные криминалистической характеристики того или иного вида преступления, основанные на региональной статистике. Однако отметим, что существует возможность сделать этот процесс более динамичным при огромной экономии сил и средств. В настоящий период в большинстве информационных центров МВД, УВД на базе статистических карточек формы Ф 1.1, Ф 1.2 и других действуют автоматизированные банки данных. Указанные карточки заполняются следователями и лицами, производящими дознание на основе материалов расследованных ими уголовных дел. В банке данных сведения об отдельных уголовных делах содержатся раздельно по каждой карточке, что позволяет формулировать и решать поисковые задачи в автоматическом режиме. Однако, на наш взгляд, имеется ряд факторов, существенно усложняющих этот процесс. К их числу следует отнести нестабильность статистических карточек. Практически ежегодно меняется их форма по той причине, что эти карточки по своему содержанию ориентированы на решение статистических задач управленческой отчетности. Переориентирование данной информации на решение задач криминалистического характера потребует внесения существенных в них дополнений.
Кроме того, в криминалистике не разработаны методики информационно-аналитической работы по формированию региональных криминалистических характеристик преступлений. Использование автоматизированных информационно-поисковых систем, созданных на основе типовых моделей криминальных ситуаций с учетом региональной специфики, позволит получить дополнительную ориентирующую информацию о лицах, совершивших преступление с высокой степенью вероятности. Например, созданная в УВД Екатеринбургской администрации система "Квадрат" позволила активизировать данные, относящиеся к криминалистической характеристике отдельных видов преступлений. С ее помощью выявляется связь между разнородными компонентами криминальной ситуации, в частности, между местом жительства преступников и местом совершения преступления. Система позволила выявить даже связь между возрастом преступника и местом совершения им преступления37.
Необходимым условием для практического использования ситуационного подхода непосредственно в практической деятельности по расследованию преступлений, совершаемых участниками организованных преступных групп, является создание подробных разветвленных классификаторов элементов, составляющих ситуации (правильнее называть их тезаурусами). В перспективе возникнет необходимость в разработке государственных стандартов на криминалистические ситуационные тезаурусы. Такие стандарты сэкономят значительные суммы денежных средств и время на разработку самых разных методических документов и программ. Ситуационные тезаурусы необходимы для решения различных прикладных задач криминалистических научных исследований. Назовем некоторые из них.
1. Формирование автоматизированных информационных систем и документов-носителей первичной информации в криминалистических учетах.
2. Создание баз данных научной литературы по криминалистике.
3. Разработка криминалистических научных рекомендаций, ориентированных на действия следователей и оперативных работников в конкретных ситуациях.
4. Разработка компьютерных систем поддержки процесса принятия следователем тактических решений.
Формирование ситуационных классификаторов особенно важно для разработки рекомендаций по расследованию преступлений, совершаемых участниками организованных преступных групп. Именно с этого должна начаться серьезная работа по методическому обеспечению раскрытия и расследования данной категории преступлений. Без разработки таких классификаторов не могут быть решены и многие научные проблемы, особенно моделирование организованной преступной деятельности и ориентация на эти модели формируемые тактические комплексы (типовые тактические операции и комбинации). Без них не могут быть также разработаны и адекватные криминалистические характеристики отдельных категорий преступлений и обобщенные криминалистические характеристики организованной преступной деятельности.
В настоящее время создание информационных систем криминалистического назначения начинает вызывать все больший интерес как у научных работников, так и у практиков. Одно из основных назначений использования ситуационного моделирования в создании компьютерных систем поддержки процесса принятия тактических решений - профилактика тактических ошибок при расследовании преступлений38.
Анализ следственной практики, показавший, что в ряде случаев следователями были допущены необоснованные аресты или привлечения в качестве обвиняемых, позволил выявить связь этих нарушений с целым рядом тактических ошибок и соответственно с возникновением сложных процессуально-тактических ситуаций. В 46% случаев не учитывались возможности того, что обвиняемые изменят свои показания; не использовались возможности собирания доказательств (39%); не проверялись некоторые версии (13%); не устранялись противоречия в показаниях (2%); допускались ошибки при оценке доказательств (33%); допускались ошибки в собирании и фиксации доказательств (7%); не устанавливались соучастники преступника (1%).
Компьютерные системы поддержки процесса принятия тактических решений, насыщенные знаниями о положительном опыте раскрытия и расследования преступлений, позволяют сэкономить силы и средства, а самое главное - время для принятия оптимальных решений, направленных на раскрытие преступлений в сложных ситуациях, требующих принятия многокритериальных тактических решений.
Особой сложностью отличается процесс моделирования и последующего разрешения оперативно-розыскных ситуаций, связанных с расследованием деятельности организованных преступных структур, поскольку это определяется:
а) необходимостью учета взаимосвязи различных компонентов следственной ситуации, следственной и оперативной обстановки, к примеру, разветвленности преступной структуры, наличия межрегиональных и международных криминальных связей, достоверности и полноты полученной оперативной информации;
б) сложностью организации процесса реализации оперативных материалов вследствие привлечения к расследованию преступлений, совершенных организованными преступными группами, значительного количества сил и средств различных правоохранительных органов;
в) наличием определенных противоречий между ними, сложностью координации деятельности участников следственно-оперативной группы, состоящей из сотрудников, не подчиненных по службе друг другу, деятельность и критерии оценки работы которых регламентированы различными ведомственными нормативными актами;
г) ограниченностью временных факторов, которые могут быть использованы для подготовки тактической операции по реализации имеющихся материалов, а также ограниченность времени, в течение которого такая операция должна быть осуществлена;
д) необходимостью в ходе разрешения оперативно-розыскных ситуаций наряду с остальными тактическими задачами решать задачу обеспечения безопасности участников уголовного процесса;
е) сложностью сочетания особых требований к обеспечению тайны следствия при существующей прямой опасности предательства со стороны отдельных работников правоохранительных органов с необходимостью массированного привлечения сил сотрудников на первоначальном этапе, а также с необходимостью согласования целого ряда мероприятий с органами прокуратуры и суда.
Однако многие организованные преступные группы не удается своевременно ликвидировать именно из-за ошибок и несогласованности, неадекватных оценок исходных оперативных и следственных ситуаций, возникающих на первоначальном этапе расследования.
В завершение, обобщая возможности использования ситуационного подхода в следственной практике, отметим следующее.
В познавательной деятельности следователя ситуационный подход помогает в причинном установлении фактов преступления, отдельных его обстоятельств, способствует построению информационной модели расследуемого события на ситуационной основе. За счет мысленной реконструкции всех криминальных ситуаций позволяет следователю получить дополнительную криминалистически значимую информацию о преступлении, способствующую его раскрытию.
В организационной деятельности ситуационный подход обеспечивает своевременную грамотную диагностику исходной следственной ситуации, помогает в оптимальной организации и планировании расследования.
В управленческой деятельности следователя применение ситуационного подхода способствует осознанию и разрешению всех возникающих ситуаций расследования, обеспечивает принятие стратегических решений.
В прогностической деятельности использование указанного подхода позволяет осуществить прогнозирование результатов отдельного этапа расследования, развития ситуации расследования, поведения преступника непосредственно после совершения преступления, а также и его поведение на предварительном следствии.

4.3. Применение ситуационного моделирования
в криминалистической дидактике

Сравнительный анализ качества расследования уголовных дел, расследованных в различный период времени в разных регионах, позволил нам определить общую тенденцию роста профессиональной грамотности следователей и одновременно с этим обнаружить повторяющиеся типовые следственные ошибки. Интервьюирования следователей, расследовавших эти дела, позволили сделать вывод о том, что в большинстве случае ошибки вызваны отнюдь не профессиональной неграмотностью, небрежностью и невнимательностью следователей, а именно неумением молодых специалистов, подчас имеющих достаточно высокий уровень теоретической подготовки, применить свои знания на практике.
В процессе практической деятельности молодой специалист встречается с незнакомыми ему ситуациями. В силу нетипичности большинства ситуаций, криминалистическая теория заранее обусловленный алгоритм их разрешения предложить не может, а бывший студент по причине невыработанности у него механизмов творческой деятельности неспособен самостоятельно разрешить нестереотипные задачи. Наш вывод подтверждается и результатами исследования вопросов научной организации труда следователей, согласно которым юридическое образование в целом дает достаточную теоретическую базу, но слабо формирует необходимые навыки и умения, позволяющие по окончании вуза самостоятельно вести расследование39.
Причина этого в том, что в настоящее время в обучении студентов-юристов криминалистике отдается предпочтение усвоению ими хорошо описанных методов решения определенного набора типовых казусных задач, при этом почти не уделяется внимания обучению способам поиска методов их решения. Однако представляется, что отмеченные проблемы никоим образом не могут быть исследованы и решены исключительно педагогикой, поскольку содержание обучения существенно влияет на его процесс. В связи с этим многими криминалистами неоднократно рассматривалась проблема соотношения криминалистики как науки и как учебной дисциплины. Причем многие авторы, не принимая во внимание содержательной стороны обучения, полагают, что все, что касается непосредственно самого процесса обучения, следует автоматически относить к предмету педагогики. В противовес укоренившемуся мнению С.И.Цветков вполне справедливо отметил, что "содержание обучения - это содержание науки криминалистики, а формы и методы обучения относятся к предмету педагогики. Однако содержание неизбежно раскрывается через формы и методы обучения"40.
Опыт нашей педагогической практики дает основания полагать, что в повышении эффективности учебного процесса значительную роль может сыграть внедрение в него ситуационного моделирования - метода, позволяющего сократить путь повторного "открытия" уже известных вариантов решения проблемы, способствующего формированию у студентов механизма сличения возникающих ситуаций с типовыми. Ситуационный подход в дидактике можно рассматривать как одну из разновидностей проблемного обучения, суть которого в общих чертах может быть сведена к выработке у студентов приемов самостоятельного исследования и решения поставленных нестереотипных задач. Весьма успешно замечено, что "современного обучаемого надо не столько "наполнять" знаниями, сколько учить их самостоятельно приобретать"41.
Анализ дидактических аспектов ситуационного моделирования позволяет выделить два основных направления его использования:
1) выработку у студентов навыков ситуационного подхода к анализу криминальной и криминалистической деятельности (т.е. обучение ситуационному моделированию); 2) применение ситуационного моделирования как метода обучения (т.е. обучение посредством этого метода).
Для обучения студентов ситуационному моделированию в криминалистике можно использовать предложенную нами методику моделирования криминальных и следственных ситуаций42.
Ситуационное моделирование как метод обучения студентов имеет весьма широкий спектр применения, находя свое воплощение как в лекционных, так и в активных формах обучения. Можно выделить такие формы применения используемого в обучении ситуационного моделирования, как ситуации-иллюстрации, ситуации-упражнения, ситуации-проблемы, ролевые и компьютерные ситуационные игры.
Ситуации-иллюстрации могут быть весьма эффективно использованы в ходе изложения лекционного материала с целью пояснения отдельных теоретических положений. Причем в качестве иллюстрации могут использоваться как модели криминальных, так и модели следственных ситуаций. С их помощью возможно показать процесс следообразования в конкретной криминальной ситуации, либо проиллюстрировать правильное разрешение сложной ситуации, возникшей в ходе расследования того или иного преступления.
Применение в дидактических целях ситуации-оценки сводится к тому, что на занятии преподаватель излагает студентам основную характеристику реальной следственной ситуации, а также сообщает им о решении, принятом на основе ее анализа следователем. Студентам предлагается оценить данное решение, попытаться найти возможно допущенные следователем ошибки, объяснить их сущность, обосновав при этом свои выводы.
Использование ситуации-упражнения предполагает то, что преподаватель ограничивается изложением сути следственной ситуации (например, конфликтной, тактического риска и т.д.) и предлагает студентам проанализировать эту ситуацию, произвести ее диагностику, попытаться на основе ее анализа выработать "за следователя" соответствующее решение. При этом учитывается то, что в задачах, которые ставит перед следователем практика, почти никогда не содержится полных достаточных данных для правильного их разрешения. Следователю приходится самостоятельно искать все недостающие сведения, в случае же невозможности этого - найти другой вариант разрешений возникающих задач и проблем. Именно поэтому задачи, предлагаемые студентами для решения, должны содержать заведомо неполный перечень исходных данных.
Однако возможности ситуационного моделирования гораздо полнее и ярче реализуются при его использовании в активных формах обучения: на семинарских и практических занятиях, в процессе которых решаются разноплановые ситуационные задачи, проводятся ситуационно-ролевые и компьютерные игры.
Использование ситуации-проблемы на практических занятиях по криминалистике можно осуществить следующим образом. Преподаватель располагает полной информацией о реальном инциденте из следственной практики. Студенты же получают о нем более или менее полное представление только посредством постановки преподавателю соответствующих вопросов об этом событии. После получения, по их мнению, вполне достаточной информации о ситуации студенты индивидуально проводят детальный анализ ситуации, формулируют проблему и уясняют ее суть, осуществляют выработку необходимого в данном случае решения.
Применение основных положений криминалистической ситуалогии в ходе обучения способствует выработке у студентов ситуационного подхода к анализу криминалистических объектов. Важным фактором формирования ситуационного мышления является дифференциация обучения в зависимости от состава обучаемых. Так, можно выделить: а) анализ и моделирование простых криминальных ситуаций; отображение и разрешение несложных типичных ситуаций расследования (студенты, слушатели, курсанты); б) моделирование и анализ сложных криминальных ситуаций; отображение и разрешение сложных ситуаций раскрытия и расследования преступлений (система повышения квалификации); в) моделирование и анализ нетипичных криминальных и моделирование следственных ситуаций для принятия управленческих решений по сложным многоэпизодным делам, по межрегиональным сериям преступлений (подготовка руководителей правоохранительных органов).
Метод компьютерного моделирования следственной ситуации, основы которого в криминалистической дидактике были разработаны С.И. Цветковым43, получил в настоящее время широкое распространение в юридических вузах России. Более трех десятков имеющихся в России подобных криминалистических и экспертных программ позволяют мгновенно в соответствии с содержащимися в них правилами реагировать на действия обучаемых в процессе учебного "расследования" тех или иных видов преступлений.
Уже использование одной из первых программ показало, что существует возможность параллельной, одновременной отработки вопросов по смежным уголовно-правовым учебным дисциплинам юридических вузов: уголовному праву, процессу, криминалистике. Программы дают возможность имитировать условия, требующие принятия не только тактических, но и процессуальных решений.
Обучающие системы, в основе которых лежит использование методов искусственного интеллекта, представляют собой одну из разновидностей экспертных систем. Такие системы выполняют несколько функций: осуществляют процесс обучения, диагностируют, производят оценку, а при необходимости и корректируют знания обучаемого, то есть, по сути дела, осуществляют весь процесс обучения. Обучающие системы дают возможность смоделировать количество и качество знаний обучаемого и его способность использования своих знаний в решении той или иной задачи. Кроме того, системы обнаруживают ошибки обучаемого и указывают ему их, анализируя модель и строя планы исправлений отмеченных ошибок.
Во многих вузах указанные системы широко применяются при обучении студентов различным отраслям права, но в то же время их использование имеет существенные ограничения. Они определяются тем, что в основе таких программ лежат, как правило, жесткие конструкции баз данных с однозначными логическими многокритериальными связями. В настоящее время наибольшие перспективы использования интеллектуальных обучающих систем лежат в сфере практического обучения, формировании умений и навыков принятия тактических решений в процессе раскрытия и расследования преступлений. Использование интеллектуальных систем, ориентированных на выработку практических умений и навыков профессионального мышления при принятии тактических решений, является в какой-то степени попыткой решить указанную проблему.
Именно использование в логической структуре программы баз знаний вместо баз данных и является основной особенностью предлагаемых эспертно-моделирующих систем. Без баз знаний любая автоматизированная система при проведении практического обучения, направленная на оптимизацию умений и навыков принятия решений в любой сфере деятельности, может быть использована в лучшем случае лишь для информационного обеспечения этого процесса. Основанная на криминалистических и правовых знаниях искусственная логика экспертно-моделирующих систем позволяет выявить и зафиксировать все допущенные ошибки. Использование при проведении практических занятий ситуационного моделирования на базе средств вычислительной техники значительно влияет на содержательную сторону занятий и, кроме того, в определенной степени меняет и саму методику проведения занятия.
Так, программа "следователь" дает возможность преподавателю: управлять ходом программы, при необходимости давать дополнительные вводные; просматривать список событий, лиц, предметов, попавших в поле зрения студента; вернуться "назад" и просмотреть выполненные студентом мероприятия (как бы "пролистать расследованное" в ходе деловой игры уголовное дело; сделать паузу во время занятия и через определенное время вернуться к тому же его этапу; индивидуализировать замечания по прохождению программ, выдавать их в автоматическом режиме; при необходимости распечатывать ту или иную информацию; предоставлять возможность студентам обращаться к справочной информации; одновременно осуществлять контроль работы нескольких групп студентов; знакомить игровые коллективы с правильным решением; в автоматическом режиме фиксировать и подводить итоги работы; выявлять типовые ошибки студентов.
Применение компьютерных систем с целью имитации реальной следственной ситуации существенно повышает интенсивность практических занятий. По сути дела, системы "управляют" действиями обучаемых, формулируя перед ними каждый раз новые и более сложные следственные ситуации. Кроме того, поскольку основное содержание учебной работы на практических занятиях по криминалистической методике (и в значительной части по криминалистической тактике) связано с анализом всей имеющейся информации, эффективность проведения занятия зависит от ее полноты, дополнения в зависимости от тактических решений, принятых обучаемыми.
Моделирование ситуации необходимо и в ходе использования компьютерных систем поддержки процесса принятия тактических решений. Здесь в основе модели лежит система взаимосвязанных понятий, отражающих различные аспекты информации о ситуации, сложившейся в процессе расследования преступлений. Такая модель в полуавтоматическом режиме сравнивается с заданной ситуацией. Это позволяет в соответствии с заложенными в программу правилами формулировать рекомендации для обучаемых и практических работников.
Имитационно-моделирующие системы себя полностью оправдали. Пути развития данной идеи лежат в разных плоскостях: расширение сферы использования имитационно-моделирующих систем на другие юридические науки; использования их для моделирования не только кадров текстовой информации, но и компьютерной графики (фотоизображений), схем, карт и даже мультипликации. В перспективе некоторые текстовые кадры могут заменяться звуковыми, например при имитации допроса; чрезвычайно перспективно использование компьютерных сетей в комплексе с имитационно-моделирующими программами, что позволяет усложнять имитацию ситуации не только за счет интеллектуальных возможностей программы, но и за счет одновременной и, возможно, конкурентной по содержанию, совместной учебной работе нескольких студентов.
Используемые в практике преподавания ролевые ситуационные игры отличаются от других методов тем, что их применение позволяет не только расширить познавательные возможности студентов, но и способствует выработке у них определенных управленческих навыков при решении тех или иных профессиональных задач.
В последнее время дидактические игры все больше находят свое применение в теории и практике профессионального обучения. Игра, при всей ее условности, дает возможность максимального приближения к реальной жизни, поскольку в ней студент оказывается поставленным в условия, близкие, реальные, похожие на жизненные, и должен действовать именно "сейчас, сразу же". В силу вышеуказанного в игре должен делаться акцент на основных моментах сложных ситуаций, принципиальных, но крайне обобщенных и условных. Преимущества ситуационно-ролевых игр перед реальным экспериментом состоят в том, что они:
1) способны обеспечить наглядность принимаемых решений;
2) позволяют положительно изменить масштаб исчисления времени (игра позволяет "жить быстрее");
3) дают возможность повторения имеющегося опыта с необходимым изменением установок (т.е. в игре можно несколько раз "проиграть", прожить одну и ту же следственную ситуацию, каждый раз принимая на ее основе новое решение и проверяя результаты его осуществления; причем чем сложнее представляется ситуация, тем важнее проверить как можно больше подходов к ней).
Следует отметить способность ситуационно-ролевых и компьютерных игр разнообразить учебный процесс, что, как показывают результаты наших практических исследований, снимает у студентов утомление от занятий и стимулирует у них повышенное внимание. Ученые, исследовавшие психологические основы ситуационной игры, полагают, что эффективность процесса обучения в ней обусловлена взрывом мотивации, т.е. резким повышением у студентов интереса к изучаемому предмету. При проведении учебных занятий методом игр значительно изменяется и роль преподавателя, задачи и функции которого сводятся не только к передаче студентам своих знаний, но и к максимальной стимуляции профессионального и творческого потенциала участников игры, как говорится, плохой учитель преподносит истину, хороший учит ее находить.
Особенностью ситуационного моделирования является его способность значительно расширить источники подачи информации, разнообразить ее формы. Так, если на лекционных и семинарских занятиях основным источником новых знаний является преподаватель, то при проведении практических занятий методом ситуационно-ролевых игр в числе обучающих в какой-то мере выступает и весь коллектив. Задача же преподавателя состоит в максимальном приобщении студентов к выработке необходимых им практических навыков и мобилизации творческого потенциала в решении нестереотипных следственных задач.
Для успешного осуществления дидактической ситуационно-ролевой игры необходима тщательная ее подготовка. Мы полагаем, что весьма ощутимую пользу преподавателю может принести предварительно им составленный план-сценарий, состоящий из двух частей: а) игровой, рассчитанной на студентов, в которой достаточно подробно излагается ролевая суть предстоящей игры; б) тактической, предназначенной непосредственно для преподавателя, в которой отражается специфика и построение занятия в целом, распределение "ролей" между студентами, планируется ход и анализ результатов проведенной игры, например, в ходе дискуссии и т.д.
Ученые, занимающиеся теоретическими вопросами дидактических ситуационно-ролевых игр, в числе основных конструктивных элементов любой деловой игры выделяют: участников игры; правила; информационный массив44. На практических занятиях по криминалистике в игре участвуют студенты, которые исполняют соответствующие роли, определяемые преподавателем. В качестве основных правил криминалистической ситуационно-ролевой игры выступают соответствующие нормы уголовно-процессуального кодекса или рекомендации криминалистики. Информационный массив игры представлен информацией о реальной следственной ситуации, которую преподаватель и предлагает студентам "смоделировать" во время игры. Кроме того, в качестве информационного массива будут выступать и знания студентами соответствующих теоретических вопросов по соответствующей теме криминалистики.
В тактической части модельно-игрового сценария должны быть отражены и такие вопросы, как: цели игры, объекты моделирования, игровой комплекс, инструктаж студентов, правила игры. Перед непосредственным проведением ситуационно-ролевой игры целесообразно провести опрос студентов, чтобы выяснить, как усвоены ими теоретические положения темы, имеющей приоритетное значение для разрешения предстоящей игровой ситуации. Необходимо добиваться того, чтобы студенты четко усваивали соответствующие теоретические положения криминалистики, поскольку в процессе игры нет времени для длительных размышлений и тщательного обдумывания выбора того или иного варианта поведения. В игре, как и при оперативной оценке и разрешении реальной ситуации, приходится действовать экспромтом, мобилизуя все знания, навыки и умения, раскрывая в процессе решения задач все потенциальные возможности.
Заметим, что решение ситуационных задач методом ролевых игр имеет и свою специфику. Несмотря на то, что в целом игра идет по заранее разработанному преподавателем сценарию, все же трудно спрогнозировать все ситуации, в которых может оказаться каждый из исполнителей, поскольку в такого рода играх всегда предусматривается некая вариабельность. Траектория движения показателей моделируемой ситуации полностью находится в руках самой группы.
Применение аудио- и видеотехники в дидактических криминалистических играх способно во многом повысить качество последующего разбора игровых ситуаций. Демонстрируемая студентам видеозапись проигранной ими же ситуации позволяет фиксировать их внимание на тех или иных этапах (кадрах) игры, дает возможность вполне однозначно выявлять положительные и отрицательные моменты в уяснении, оценке и разрешении ситуации. Последующий просмотр видеозаписи в ходе разбора результатов ситуационно-ролевой игры позволяет произвести качественный анализ занятия, обратить внимание студентов на процессуальные, тактические и коммуникативные аспекты.
Ситуационное моделирование находит свое применение и в процессе повышения квалификации следственных работников, одной из форм которых являются систематически проводимые учебно-методические семинары. На таких семинарах может быть проведен, к примеру, анализ следственных ситуаций, возникающих в ходе допроса, выявляющий способность допрашивающего управлять ситуацией и трансформировать ее в благоприятном для следствия направлении (следователям предлагается для этого фонограмма реального или учебного допроса). Также предварительно изученное уголовное дело из числа расследованных может быть проанализировано на семинаре на ситуационной основе.
Как в процессе обучения студентов, так и в ходе повышения квалификации следственных работников рекомендуется использовать и деловые игры45. Безусловно, "проигрывание", предварительная проработка следователями типовых следственных ситуаций имеет определенный тактический смысл. Игровое разрешение основных типовых следственных ситуаций, с которыми постоянно приходится сталкиваться на практике, вырабатывает у обучаемых ситуационное мышление, обеспечивающее правильное уяснение сути наличной следственной ситуации, ее грамотную диагностику и своевременное разрешение.
При проведении занятий по решению ситуационных задач и при использовании метода ситуационно-ролевых игр предпочтительно давать студентам не абстрактные вводные, а сложные следственные ситуации (проблемные, конфликтные, организационного управленческого типа, тактического риска) из практики расследования реальных уголовных дел, оставшихся в числе нераскрытых.



БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Аббасова И.С., Кручинина Н.В. Следственная ситуация и фактор времени как ее структурный элемент // Криминалистические проблемы пространственно-временных факторов в методике расследования преступлений. Иркутск, 1983. С.57-59.
2. Александров И.В. Типичные следственные ситуации и основные направления расследования мошенничества. Свердловск, 1984.
3. Антипов В.П. Планирование расследования в проблемных ситуациях // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1981. Вып. 34. С.72-82.
4. Антонян Ю.М. Роль конкретной жизненной ситуации в совершении преступления. М., 1973.
5. Баев О.Я. Конфликтные ситуации на предварительном следствии (основы предупреждения и разрешения). Воронеж, 1984.
6. Баев О.Я. Противоречия интересов в генезисе следственных ситуаций // Cледственная ситуация. М., 1985. С. 33-35.
7. Баев О.Я., Баева Н.В. Реальные следственные ситуации и их модели // Вопросы совершенствования методики расследования преступлений. Ташкент, 1984. С. 56-62.
8. Балугина Т.С. Следственные ситуации и планирование расследования // Следственная ситуация. М., 1985. С. 54-57.
9. Беджашев В.И. Следственные ситуации и типовые версии в методике расследования преступлений // Следственная ситуация. М., 1985 С. 58-62.
10. Белкин Р.С. Перспективы исследования проблемы следственной ситуации // Следственная ситуация. М., 1985. С. 3-6.
11. Белкин Р.С. Очерки криминалистической тактики: Учеб. пособие. Волгоград, 1993.
12. Василюк Ф.Е. Психология переживания (анализ преодоления критических ситуаций). М., 1984.
13. Васильев В.Л. Психологическая характеристика следственных ситуаций // Судебно-экспертное исследование человека и его деятельности. Свердловск, 1985. С. 6-12.
14. Винокуров С.И. Типичные следственные ситуации и их роль в расследовании и предупреждении преступного обращения со взрывчатыми материалами // Вестн. МГУ. Сер. 11. Право. № 4. М., 1976. С. 63-70.
15. Возгрин И.А. Криминалистические характеристики преступлений и следственные ситуации в системе частных методик расследования // Следственная ситуация. М., 1985. С. 66-69.
16. Возгрин И.А. О соотношении следственных ситуаций и алгоритмов расследования преступлений // Вопросы профилактики преступлений. Л., 1977. С. 63-78.
17. Волостнов П.А. Роль поведения обвиняемого в формировании следственной ситуации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Свердловск, 1985.
18. Волчецкая Т.С. Ситуационное моделирование в расследовании преступлений: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1991.
19. Волчецкая Т.С. Моделирование криминальных и следственных ситуаций. Калининград, 1994.
20. Гавло В.К. Следственная ситуация // Следственная ситуация. М., 1985 С. 38-42.
21. Герасимов И.Ф. Следственные ситуации на первоначальном этапе расследования преступлений // Соц. законность. 1977. № 7.
22. Герасимов И.Ф. Криминалистическая тактика и следственные ситуации // Теоретические проблемы следственной тактики. Свердловск, 1981.
23. Герасимов И.Ф. К вопросу о следственной ситуации // Следственная ситуация. М., 1985. С. 6-11.
24. Глазырин Ф.В. Следственные ситуации и личность обвиняемого // Следственные ситуации и раскрытие преступлений. Свердловск, 1975. Вып. 41. С. 45-52.
25. Горшенин Л.Г. Анализ поведения людей и методика моделирования предполагаемой ситуации. М., 1993.
26. Гранат Н.Л. Следственная ситуация (психологический аспект) // Следственная ситуация. М., 1985. С. 35-38.
27. Грановский Г.Л. О понятии, предмете и методике криминалистического ситуационного анализа // Следственная ситуация. М., 1985. С. 20.
28. Грановский Г.Л. Криминалистическая ситуационная экспертиза места происшествия // Рефераты научных собщений на теоретическом семинаре-криминалистических чтениях. М., 1977. Вып.16. С. 3-17.
29. Густов Г.А. Моделирование в работе следователя. Л., 1980.
30. Густов Г.А. Обнаружение способа должностного хищения в сложной ситуации. (Факторный анализ). Л., 1975.
31. Густов Г.А. Хищения в торговле. Ч.1. Типовые модели преступления. Л., 1971.
32. Гутерман М.П. Исходные следственные ситуации по делам об убийствах и методы их разрешения // Исходные следственные ситуации и методы их разрешения. М., 1991. С. 36-45.
33. Драпкин Л.Я. Исходные следственные ситуации: генезис и динамика // Исходные следственные ситуации и пути их разрешения М., 1991. С. 30-35.
34. Драпкин Л.Я. Ситуационный подход в криминалистике и программирование расследования // Проблемы программирования, организации и информационого обеспечения предварительного следствия: Межвуз. науч. сб. / Уфа, 1989. С. 27-32.
35. Драпкин Л.Я. Разрешение проблемных ситуаций в процессе расследования: Учеб. пособие. Свердловск, 1985.
36. Драпкин Л.Я. Основы криминалистической теории следственных ситуаций: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1988.
37. Дубовик О.Л. Принятие решения в механизме преступного поведения: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1976.
38. Замылин Е.И. Тактико-психологические основы допроса в конфликтной ситуации допроса: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 1996.
39. Зеленецкий В.С. Доследственные ситуации в советском уголовном процессе // Следственная ситуация. М., 1985. С. 30-33.
40. Зернов С.И., Россинская Е.Р. Реконструкция криминальной ситуации в пожарно-технической экспертизе // Новые разработки и дискуссионные проблемы теории и практики судебной экспертизы: экспересс-информация. М., 1986. Вып. 1. С. 8-13.
41. Зорин Г.А. Криминалистистическая эвристика: Учеб. пособие. Т. 1 и 2. Гродно, 1994.
42. Зорин Г.А., Левонец В.И. Психологическая защита в напряженных криминалистических ситуациях. Гродно, 1995.
43. Исходные следственные ситуации и криминалистические методы их разрешения: Сб. науч. тр. М., 1991.
44. Ищенко Е.П. Ситуационный подход к применению научно-технических средств на первоначальном этапе расследования неочевидных преступлений // Следственная ситуация. М., 1985. С 46-50.
45. Каневский Л.Л. К вопросу о криминалистической характеристике преступления, криминальных и следственных ситуациях и их значении в раскрытии и расследовании преступлений // Следственная ситуация. М., 1985. С. 62-65.
46. Клочков В.В. Проблемы теории следственной ситуации / / Cледственная ситуация М., 1985. С. 74-79.
47. Колдин В.Я. Криминалистическое знание о преступной деятельности: функция моделирования // Советское государство и право. 1987. № 2. С. 66-74.
48. Колесниченко А.Н. Следственная ситуация: спорные вопросы, понятия и возможное решение проблемы // Криминалистические проблемы пространственно-временных факторов в методике расследования преступлений. Иркутск, 1983. С. 29-33.
49. Кондрахин С.А. Исходные следственные ситуации по делам о кражах имущества и криминалистические методы их разрешения: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1994.
50. Копылов И.А. Следственная ситуация и тактическое решение: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1984.
51. Копылов И.А. Следственная ситуация и тактическое решение: Учеб. пособие. Волгоград, 1988.
52. Корноухов Ю.Г. Информационное обеспечение ситуационных исследований места происшествия (на примере ДТП) // Проблемы информационного и математического обеспечения. М., 1984. С. 144-146.
53. Кузьменко Н.К. Ситуационные криминалистические игры. Киев, 1985.
54. Лавров В.П. Исходные следственные ситуации как объект кафедрального научного исследования // Исходные следственные ситуации и криминалистические методы их разрешения. М., 1991. С. 3-11.
55. Лаврухин С.В. Роль криминалистических характеристик и следственных ситуаций в раскрытии умышленных убийств: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1982.
56. Лузгин И.М. Методика изучения, оценки и разрешения исходных следственных ситуаций // Исходные следственные ситуации и криминалистические методы их разрешения. М., 1991. С. 12-29.
57. Лузгин И.М. Ситуационый подход в решении криминалистических задач: Фондовая лекция. М., 1987.
58. Матюшкин А.М. Проблемные ситуации в мышлении и обучении. М., 1972.
59. Моделирование производственных ситуаций: Сб. науч. тр. Новосибирск, 1984.
60. Облаков А.Ф. Криминалистическая характеристика преступления и криминалистические ситуации. Хабаровск, 1985.
61. Онучин А.П. Проблемы расследования дорожно-транспортных происшествий с учетом ситуационных факторов. Свердловск, 1987.
62. Поспелов Д.А. Ситуационное управление: теория и практика. М., 1986.
63. Салтевский М.В. О структуре криминалистической характеристики и типичных следственных ситуациях // Криминалистика и судебная экспертиза. Киев, 1982. Вып. 25. С. 17.
64. Самыгин Л.Д. Расследование преступлений как система деятельности. М., 1989.
65. Седова Т.А. Следственные ситуации и их значение при проведении экспертизы // Следственная ситуация. М., 1985. С. 50-54.
66. Селиванов Н.А. Типовые версии, следственные ситуации и их значение для расследования // Соц. законность. 1985. № 7. С. 52-55.
67. Ситуалогическое исследование места происшествия: Cб. науч. тр. ВНИИСЭ. М., 1979.
68. Следственная ситуация: Сб. науч. тр. М., 1985.
69. Следственные ситуации и раскрытие преступлений: Науч. тр. Свердловск, 1975. Вып. 45.
70. Снетков В.А. Элементы технико-криминалистической ситуации осмотра места происшествия // Следственная ситуация. М., 1985. С. 16-20.
71. Соловьев А.Б., Пичкалева Г.И. Процессуальные и тактические основания выбора в определении ситуаций расследования оптимального следственного действия // Проблемы совершенствования предварительного следствия и прокурорского надзора за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия. М., 1982. С. 41-53.
72. Сорокотягин И.Н. Применение специальных познаний с целью разрешения сложных следственных ситуаций // Применение экспертизы и других форм специальных познаний в советском судопроизводстве. Свердловск, 1984. С.3-22.
73. Сотников К.И. Следственные ситуации и криминалистическое прогнозирование // Проблемы интенсификации деятельности по расследованию преступлений. Свердловск, 1985. С. 106-110.
74. Старостин В.Е., Яровенко В.В. Криминалистическая характеристика и следственные ситуации: соотношение понятий // Криминалистические методы расследования преступлений. Тюмень, 1994. С. 44-51.
75. Сущенко В.Н. Следственные ситуации и их роль в планировании и организации расследования преступлений // Проблемы социалистической законности. Харьков, 1983. Вып. 15. С. 120-122.
76. Танасевич В.Г., Образцов В.А. Понятие и криминалистическое значение следственной ситуации // Актуальные проблемы советской криминалистики. М., 1980. С. 83-93.
77. Турчин Д.А. О разработке теории следственной ситуации // Следственная ситуация. М., 1985. С. 27-30.
78. Филлипов А.Г. О соотношении понятий криминалистической харакатеристики преступлений и следственной ситуации // Cледственая ситуация. М., 1985. С. 74-80.
79. Шостак Г.С. Следственные ситуации как критерий принятия решения // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. Саратов,1987.
80. Шуфучук Б.О. Сто ситуаций в управлении. М., 1977. С.135.
81. Цветков С.И. Криминалистическая теория принятия решений: Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1991.
82. Цветков С.И., Волчецкая Т.С. Правовые решения и юридические факты // Государство и право: теория и практика. Калининград, 1996. С. 27-33.
83. Цветков С.И., Волчецкая Т.С., Исмаилова Л.Э., Новгородов В.А. Особенности принятия тактических решений при расследовании преступлений, совершаемых организованными преступными группами: Учеб. пособие. / Под общ. ред. С.И.Цветкова. М., 1996.
84. Яблоков Н.П. Криминалистическая характеристика преступления и типичные следственные ситуации как важные разработки методики расследования // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1979. Вып. 30. С. 110-122.
85. Яблоков Н.П. Следственные ситуации в методике расследования и их оценка // Вестн. МГУ. Сер. 11. Право. 1983. № 5. С. 12-17.




Татьяна Станиславовна Волчецкая

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ СИТУАЛОГИЯ

Монография

Лицензия №020345 от 14.01.1997 г.
Редактор Н.Н. Мартынюк. Технический редактор Л.Г. Владимирова.
Корректор Н.Н. Николаева.
Оригинал-макет подготовил Д.В. Голубин.
Подписано в печать 27.06.1997 г. Формат 60(84 1/16.
Бумага для множительных аппаратов. Усл. печ. л. 15,5.
Уч.-изд. л. 15,0. Тираж 500 экз. Заказ .

Калининградский государственный университет,
236041, Калининград обл., ул. А.Невского, 14.

Отпечатано в ГИПП "Янтарный сказ",
236000, г. Калининград обл., ул. К. Маркса, 18

1 См., например: Криминалистика / Под ред. И.Ф.Герасимова, Л.Я Драпкина. М., 1994. С. 6; Криминалистика / Под ред. Н.П.Яблокова. М., 1995. С. 7 и др.
2 Копнин П.В. Гносеологические и логические основы науки. М., 1974. С.296-298.
1 Яровенко В.В. Проблемы применения дерматоглифических исследований в криминалистике: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 1996. С. 8.
2 Ищенко Е,П. Ситуационный подход к применению научно-технических средств на первоначальном этапе расследования неочевидных преступлений // Следственная ситуация. М., 1985. С. 47.
1 См.: Балугина Т.С. Следственные ситуации и планирование расследования // Следственная ситуация. М., 1985. С. 54-58.
2 См., например: Седова Т.А. Следственные ситуации и их значение при проведении экспертизы // Следственная ситуация. М., 1985. С. 50-54.
3 См.: Густов Г.А. Расследование хищений в торговле. Ч.1 Криминалистические модели преступления. Изд 3-е, перераб. Л., 1979. 214 с. Он же. Обнаружение способа должностного хищения в сложной ситуации. Факторный анализ: Учеб. пособие. Л., 1985.
1 См.: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. М., 1987. С.141-151.
2 Философский энциклопедический словарь / Редкол.: С.С. Аверинцев и др.
2-е изд. М., 1989. 815 с.
1 Белкин Р.С. Курс советской криминалистики: В 3 т. М., 1978. Т.1. С. 228.
2 См.: Грановский Г.Л. О понятии, предмете и методике криминалистического ситуационного анализа // Следственная ситуация. М., 1985. С. 20.
3 См.: Волчецкая Т.С. Ситуационое моделирование в расследовании преступлений: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1991.
1 См об этом также: Исаков В.Б. Юридические факты в советском праве. М., 1984; Проблемы теории государства и права / Под ред. С.С.Алексеева. М., 1987.
2 См.: Цветков С.И. Криминалистическая теория принятия решений: Дис. ...
д-ра юрид. наук. М., 1991.
1 См., например: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. С. 240-248; Зорин Г.А. Эвристические методы формирования стратегии и тактики следственной деятельности. Гродно, 1991. С.18-24; Горшенин Л.Г. Криминалистическое прогнозирование. М., 1992.
2 См. об этом подробнее: Яблоков Н.П. Криминалистическая характеристика преступления и типичные следственные ситуации как важные разработки методики расследования // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1979. Вып. 30. С. 110 -122.
1 См.: Калошина И.П. Структура и механизм творческой деятельности. М., 1981.
2 Кураев В.И. Формализация языка науки и философское исследование // Философия, методология, наука / Отв. ред. В.А.Лекторский. М., 1972. С.29.
1 Копнин П.В. Гносеологические и логические основы науки. М., 1974. С.504.
2 Мостепаненко М.В. Философия и методы научного познания. М., 1972.
3 Карпович В.Н. Проблема, гипотеза, закон. М., 1980. С. 18.
1 См.: Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. М., 1982. С.12.
2 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. С. 136.
1 Рузавин Г.И. Научная теория: логико-методологический анализ. М., 1978. С.14.
2 Там же.
1 Рузавин Г.И. Научная теория: логико-методологический анализ. С. 47.
1 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. С. 140.
1 См.: Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. Т. 2. С. 304.
1 Штофф В.А. Введение в методологию научного познания. М., 1975. С. 115.
1 Белкин Р.С. Общая теория советской криминалистики. Саратов, 1986. С.227-228.
2 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. С. 136.
1 Селиванов Н.А., Танасевич В.Г., Эйсман А.А., Якубович Н.А. Советская криминалистика. Теоретические проблемы. М., 1978. С. 28.
2 Селиванов Н.А. Советская криминалистика: система понятий. М., 1982. С.12.
1 См. об этом подробнее: Волчецкая Т.С. Моделирование криминальных и следственных ситуаций. Калининград, 1994.
1 Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. М., 1978. Т. 2. С. 178.

<< Пред. стр.

стр. 4
(общее количество: 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>