<< Пред. стр.

стр. 16
(общее количество: 26)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Существует градация управленческих решений в зависимости от их содержания, точнее, той функции системы, в области которой они принимаются. С этой точки зрения решения, принимаемые, например, начальником горрайоргана внутренних дел, можно разделить на три группы: в области борьбы с преступностью и охраны общественного порядка;
в области кадровой работы; в области материального и технического обеспечения. Первая группа в свою очередь подразделяется на решения в сферах административно-правовой, уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности.
Применительно к этой классификации тактические решения можно рассматривать как индивидуальные, относящиеся к внешним управляющим воздействиям (основные и дополнительные), а в зависимости от субъекта, принимающего решение, — как императивные или рекомендательные.
Решения, принимаемые в процессе расследования, делятся также по их отношению к уголовно-процессуальному закону. Поэтому различают решения процессуального и непроцессуального характера.
Среди непроцессуальных решении могут быть такие, исполнение которых хотя и не составляет части деятельности по расследованию, но обеспечивают его, например решения, связанные с планированием рабочего времени, научной организацией труда и др. Есть и решения, касающиеся иных сторон деятельности, не связанных с конкретным актом расследования, — профилактических мероприятий, повышения профессионального уровня и т. д.
Тактические решения целиком лежат в процессуальной сфере деятельности следователя и суда. Основой такого утверждения служит само понятие криминалистической тактики как системы научных положений и разрабатываемых на их основе рекомендаций по организации и планированию предварительного и судебного следствия, определению линии поведения лиц, осуществляющих судебное исследование, и приемов производства отдельных процессуальных действий, направленных на собирание и исследование доказательств, на установление причин и условий, способствовавших совершению и сокрытию преступлений. Вся тактика, все ее элементы, а следовательно, и такой элемент, как тактическое решение, носят процессуальный характер.
Из сказанного, однако, не следует, что тактическое решение всегда касается только следственных действий как единственного процессуального способа собирания, исследования и использования доказательств. Тактическое решение, основываясь на оценке следственной ситуации, может относиться к ее прогнозированию, к организационно-техническим мероприятиям в ходе расследования, наконец, к организации самого расследования, в том числе и взаимодействия с оперативными и иными службами органов внутренних дел. Важно лишь, чтобы решение по своей природе оставалось тактическим. Подобно тому, как прием, будучи тактическим, не утрачивает этого качества, становясь нормой закона, так и решение не перестанет быть тактическим, даже если будет облечено в форму типичного процессуального решения. Например, в основе процессуальных решений об обыске, избрании меры пресечения, привлечении в качестве обвиняемого и т. д. всегда лежит тактическое начало: когда и где производить обыск, когда и какую избрать меру пресечения, в какой момент привлечь в качестве обвиняемого и т. д. Разумеется, речь идет не о всяком процессуальном решении, ибо есть среди них и такие, которые никак не связаны с тактикой (например, решение о передаче дела в суд). Следует сделать еще одну оговорку. Наличие тактического начала в основе некоторых процессуальных решений вовсе не означает, что при их реализации должны быть обязательно использованы положения, средства и приемы криминалистической тактики; например, само решение о привлечении лица (лиц) в качестве обвиняемого можно рассматривать в определенном аспекте как тактическое. Однако не существует тактики привлечения в качестве обвиняемого, тактики признания в качестве .потерпевшего или тактики составления обвинительного заключения, как ошибочно полагают некоторые авторы.
Таким образом, тактическое решение — это выбор цели тактического воздействия на следственную ситуацию в целом или на отдельные ее компоненты, на ход и результаты процесса расследования и его элементы, определение методов, приемов и средств достижения цели.
Под тактическим воздействием следует понимать всякое правомерное воздействие на тот или иной объект, осуществляемое с помощью тактических приемов или на основе тактики использования иных средств и методов — как собственно криминалистических, так и обязанных своим происхождением смежным областям знания.
Тактическое решение состоит из трех частей: информационной, организационной и операционной.
Информационная часть решения заключается в анализе и оценке следственной ситуации и ее компонентов, подлежащих выполнению процессуальных задач, замыслов противодействующих сил, возможностей следствия, прогностической информации.
Организационная часть содержит вывод о распределении функций, формах и направлениях взаимодействия, последовательности использования наличных сил и средств, резервных возможностях, проведении необходимых организационно-технических мероприятий.
Операционная часть — это установление цели тактического воздействия, условий и способов ее достижения и прогнозируемых результатов реализации тактического решения.
Формирование частей тактического решения происходит на определенных этапах, составляющих процесс подготовки и принятия тактического решения.

§ 2. Подготовка к принятию тактического решения

Как указывалось, всякое решение, и тактическое в том числе, означает прежде всего выбор цели. Такими целями могут быть:
изменение следственной ситуации в благоприятную для дела сторону;
максимально эффективное использование неблагоприятной следственной ситуации;
изменение отдельных компонентов следственной ситуации;
достижение превосходства в ранге рефлексии над противодействующей стороной;
использование фактора внезапности, особенно на начальном этапе расследования;
обеспечение методичности и наступательности расследования. Конечно, данный перечень приблизителен, цели в нем сформулированы обобщенно. Причем в еще более общей форме можно сказать, что цель всякого тактического решения — обеспечить поступательность процесса доказывания. Поэтому цель тактического решения нельзя сводить во всех случаях к целям конкретного следственного действия. Такое сужение невольно наводит на мысль о том, что других тактических решений быть не может. Но это явно противоречит содержанию деятельности следователя, которая, разумеется, не исчерпывается проведением лишь отдельных действий или даже их комплексов; достаточно вспомнить о выборе им направления расследования и т. д.
В науке управления выбор цели обычно рассматривают как первый этап процесса подготовки и принятия решения. Однако специфика процесса расследования и самой управленческой деятельности в ходе этого процесса, особенности управляемого объекта и характерные черты тактического решения, отличающие его от других видов управленческих решений, дают основания считать начальным этапом процесса подготовки и принятия тактического решения анализ следственной ситуации. Только путем такого анализа следователь в состоянии определить необходимость, направленность и "точки приложения" тактического воздействия, т. е. выявить само существование задачи и ее характер. Надо иметь в виду, что, осуществляя выбор цели, на достижение которой будет направлено тактическое решение, следователь всегда располагает обобщенным представлением о целях (задачах) данного акта расследования, обусловленных предметом доказывания по делу. Цель конкретного тактического решения всегда лежит в границах такого обобщенного представления, конкретизирует и детализирует его применительно к данному этапу и моменту расследования.
В криминалистической литературе анализ следственной ситуации, т. е. сбор и обработка необходимой информации, в большинстве случаев рассматривается как исходный момент в процессе подготовки и принятия следователем любого решения по делу. В теории управления методы сбора информации подразделяют на три вида: наблюдение, опрос, изучение документов. С учетом специфики следственной ситуации как объекта изучения все эти методы используются, чтобы получить информацию о ней. Однако в зависимости от того, о сборе какой информации идет речь — доказательственной или ориентирующей, эти методы применяются по-разному. Процедура сбора ориентирующей информации законом не регламентируется, и следовательно, существует возможность более широко и в различных сочетаниях использовать методы сбора такой информации. Собирание доказательственной информации подчинено ряду ограничений, что отражается на области и условиях применения методов данной деятельности.
Помимо данных о следственной ситуации и всех ее компонентах для выбора цели и соответственно принятия тактического решения необходима информация другого рода, которую иногда называют условно-постоянной в отличие от первой, именуемой переменной. К этой информации относятся:
1) нормы материального уголовного права, по которым квалифицируется или может быть ориентировочно квалифицировано расследуемое деяние. Определяя состав преступления, эти нормы позволяют правильно оценить поступающую информацию о событии, выдвинуть предположение о возможных источниках недостающей информации, конкретизировать общие положения предмета доказывания применительно к данному делу;.
2) нормы уголовно-процессуального права, определяющие компетенцию, права и. обязанности субъектов доказывания, следственную процедуру, предмет доказывания и иные обстоятельства, без учета которых нельзя правильно оценить следственную ситуацию и установить цель тактического решения;
3) иной нормативный и справочный материал, обусловливающий или характеризующий отдельные компоненты ситуации и иные значимые для принятия решения обстоятельства;
4) научные данные, рассчитанные на типичную ситуацию, с которой в общих чертах сходна оцениваемая конкретная следственная ситуация;
5) обобщенные опытные данные о действиях следователя в аналогичных ситуациях;
6) общие оценочные понятия и их признаки, позволяющие определить значение анализируемой информации и ее место в информационной модели следственной ситуации.
Информация, собранная для определения задачи (цели), может быть обозначена как исходная или первоначальная. Однако для принятия тактического решения ее может оказаться недостаточно. Произведенный выбор цели позволяет, а часто и требует, сбора дополнительной, "остронаправленной" информации, подкрепляющей сделанный выбор и позволяющей точнее определить средства достижения намеченной цели. Потребность в такой информации обусловлена еще и динамичностью следственных ситуаций, необходимостью постоянно быть в курсе и своевременно учитывать происходящие в них изменения.
Из изложенного ясно, какую важную роль при выборе цели тактического решения играют информационные компоненты следственной ситуации. Обычным, особенно для начального этапа расследования, является недостаточная обеспеченность процесса подготовки и принятия тактического решения переменной (текущей, актуальной) информацией. Частично этот пробел восполняется за счет условно-постоянной информации. Другим средством восполнения "информационного пробела", как показывает практика, может быть интуиция следователя.
Интуиция, как прямое постижение истины, не выведенной логическим доказыванием из других истин и не вытекающей непосредственно из наших чувственных восприятий, есть безусловная реальность, существующая в сфере познания.
Профессиональная интуиция занимает прочное место в любом творческом процессе, имеет определенное значение в познавательной деятельности.
С психологической точки зрения интуицией называют неосознанное творческое решение задачи, основанное на длительном опыте субъекта. Исходя из этого, следственную интуицию можно охарактеризовать как основанную на опыте и знаниях способность непосредственного решения следственных задач при ограниченных исходных данных.
Интуитивное представление близко к предположению: Различие между ними состоит не в степени доказательственности — и те и другие носят вероятностный характер, — а в том, что предположение — результат логической деятельности, продукт сознательных мыслительных построений, а интуиция — неосознанное постижение отдельных положений.
Интуиция не является средством познания, поэтому и следственная интуиция не служит самостоятельным средством расследования. Она играет лишь вспомогательную роль и не имеет никакого процессуального значения. Следователь должен превратить знание интуитивное в логически и фактически обоснованное путем проверки его объективными доказательствами.
Таким образом, в процессе расследования интуиция проверяется практикой и только в случае своего подтверждения рассматривается как достоверное знание. Здесь нет ничего принципиально отличного от обычного процесса проверки версий, выдвинутых на основе строго последовательного логического объяснения фактов. Да таких отличий и не может быть, ибо интуитивное знание до его проверки есть также версия, а не доказательство.
В условиях информационной недостаточности, характерной для стадии подготовки тактического решения, интуиция — важное средство выбора цели, особенно в тех случаях, когда решение носит эвристический характер. Характеризуя значение догадки — а интуиция всегда выступает в таком качестве, — Д. Пойа указал, что с нее всегда начинается наше ориентирование при встрече с новой ситуацией, даже когда речь идет о такой доказательной науке, как математика. "Результат творческой работы математика, — писал он, — доказательное рассуждение, доказательство, но доказательство открывают с помощью правдоподобных рассуждении, с помощью догадки... Нам следует учить и доказывать, и догадываться" [220 Пойа Д. Математика и правдоподобные рассуждения. М., 1975. С. 389.]
. Интуиция не заменяет развернутого логического анализа при выборе цели, но может открыть эту цель путем, не доступным для такого анализа при отсутствии необходимой для него информации.

§ 3. Принятие тактического решения

Анализ следственной ситуации, сбор и обработка информации о ней приводят к выбору цели, на достижение которой будет направлено тактическое решение.
Выбор цели позволяет принять собственно решение, т. е. выработать приемы и средства реализации задачи.
В науке управления и психологии, разработан ряд методов принятия решений: метод перебора вариантов, проб и ошибок, рефлексии, эвристические методы, метод социального эксперимента и др. Однако характер следственной и судебной деятельности существенно ограничивает или вообще исключает возможность применения большинства из них. Например, не может быть принят за основу метод проб и ошибок, поскольку следователь не имеет права осуществлять действия, заведомо зная, что часть из них будет ошибочной. Исключается, естественно, метод социального эксперимента, постановка которого в условиях судопроизводства просто невозможна. В весьма ограниченных пределах следователь может воспользоваться методом перебора вариантов, когда выдвигает версии по делу; метод рефлексии применим лишь в определенных конфликтных ситуациях и т. д.
Методы принятия тактических решений, как и сами решения, зависят от сложности стоящей задачи. Решение простых задач, возникающих в условиях полной информационной определенности, т. е. задач, при работе над которыми нужный результат достигается применением известного способа при известных условиях, поддается алгоритмизации. При этом решение не утрачивает своего тактического характера, хотя и не требует творческих усилий.
Подавляющее большинство решаемых следователем задач относится к классу сложных. Для них характерны большая или меньшая информационная неопределенность, неограниченность зон и направлений поиска. Здесь необходимо установить приоритет и очередность решения задачи, для чего может требоваться ее разделение на подзадачи.
Осуществив выбор цели тактического воздействия, т. е. сформулировав задачу (при необходимости разделив ее на подзадачи и определив последовательность их решения), следователь строит прогностическую версию относительно возможных результатов решения, его влияния на следственную ситуацию, т. е. моделирует процесс реализации решения и его результаты.
Прогноз желаемых результатов предполагает оперирование уже избранными средствами тактического воздействия. Коррективы, вносимые в решение по причине неблагоприятного прогноза, заключаются в изменении "арсенала" средств воздействия, выборе иных средств, с помощью которых может быть достигнут нужный результат. Замена средств воздействия может основываться на прошлом опыте решения сходных задач, а может носить и чисто поисковый характер, при котором возникает потребность в построении нового прогноза.
Прогностическая модель решения не носит жесткого характера, она динамична, поскольку система сталкивается с переменной, столь же динамической ситуацией, предусмотреть которую во всех ее деталях практически невозможно. Эта модель являет собой не само действие, а решение действовать с учетом результата, который ожидается. Это означает, что прогностическая модель тактического решения должна содержать предвидение не только непосредственно ожидаемых результатов, но и вероятностное определение последующих действий следователя, его дальнейших "ходов".
Прогнозирование ожидаемых результатов является средством принятия оптимального для данной следственной ситуации тактического решения. Однако в условиях явной информационной недостаточности или так называемого информационного равновесия (равное число "за" и "против") такой выбор нередко оказывается затрудненным. Возникает задача восполнения информации, намечаемое решение откладывается и на время уступает место другому — чисто информационного характера.
Прежде чем перейти к характеристике средств и приемов, выбор которых и составляет содержание тактического решения, следует остановиться на требованиях, предъявляемых к нему и определяющих его содержание.
К тактическому решению должны предъявляться такие требования, как законность, этичность, своевременность, обоснованность и реальность исполнения.
Законность тактического решения означает, что оно: а) принимается следователем в пределах его процессуальной компетенции; б) предполагает использование только таких средств тактического воздействия, которые допустимы с точки зрения закона и не противоречат ему. Законность решения тесно связана с этичностью, под которой понимается соответствие решения и средств его реализации моральным принципам производства расследования.
Своевременность тактического решения заключается в его принятии именно в тот момент, когда это обеспечивает поступательное развитие процесса доказывания.
Несвоевременное (преждевременное или запоздалое) принятие тактического решения, так же как и непринятие его вообще, бездеятельность следователя могут привести, как свидетельствует практика, к непоправимым результатам, к такому развитию следственной ситуации, при котором отрицательный исход расследования уже не удастся предотвратить. Здесь важно, правда, сделать оговорку: не всякое тактическое решение предполагает активные действия. Его реализация может выразиться и в воздержании от действий, когда именно невмешательство в следственную ситуацию приводит к ее благоприятному развитию. Такое воздержание не есть бездействие следователя: решение принято и реализуется, но именно таким своеобразным путем.
Обоснованность тактического решения представляет собой сложное комплексное понятие.
Во-первых, это фактологическая обоснованность, т. е. соответствие решения действительному положению дел, сложившейся следственной ситуации, информации о данной ситуации.
Во-вторых, это научная обоснованность решения, соответствие его данным криминалистической тактики, психологии и других областей знания, на которых оно должно базироваться.
В-третьих, это нормативная обоснованность решения, когда оно направлено на реализацию прямого требования закона. Сюда относится обоснование его решениями лиц, осуществляющих надзор за следствием или руководство им.
Наконец, в-четвертых, это обоснованность решения интересами взаимодействия следователя с оперативными и другими службами органов внутренних дел, иных государственных органов и общественных организаций. Существует, разумеется, и обратная зависимость: само решение обосновывает цели и формы взаимодействия следователя с соответствующими органами и службами.
Требование реальности предполагает возможность осуществления намеченных действий.
Тактическое решение принимается, как правило, единолично следователем, поскольку это соответствует процессуальному характеру следственной деятельности в целом. Между тем известно, что всякой индивидуальной деятельности присущи определенные трудности.
Мыслительные возможности отдельной личности ограничены, скорость процессов восприятия информации и мышления индивидуума сравнительно невысока. Человек способен воспринимать в секунду не более 100 двоичных единиц смысловой информации, вести диалог со скоростью до 30 двоичных единиц в секунду, перерабатывать при вычислениях 20—30 бит информации в секунду. Реальных возможностей существенно увеличить скорость мышления не предвидится. Человек способен сравнительно быстро ориентироваться в неожиданной ситуации, но не может производить сложные вычисления.
Индивидуальное мышление субъективно, что влечет субъективность решения. Непосредственным результатом этого является его стереотипность. Существенную роль может сыграть такое отрицательное явление, как конформизм, выражающийся в пассивном принятии общего мнения или мнения отдельных авторитетов. Противоположным этому явлению выступает волюнтаризм.
Выход видится в том, чтобы, строго соблюдая принцип единоличного ведения следствия, в процессе выработки тактических решений максимально использовать те возможности, которые дает сочетание единоличного и коллективного начал. Коллектив обеспечивает привлечение комплексных знаний, высокий и разносторонний уровень эрудиции. Кроме того, он обладает могучим стимулирующим действием. Речь идет об объединении усилий всех тех лиц, которые принимают участие (каждый в пределах своей компетенции) в раскрытии и расследовании преступления. И как раз это на деле оказывается особенно плодотворным при выработке и принятии тактических решений.
Формами коллективного содействия процессу выработки тактического решения, которое в конечном счете принимается следователем 'единолично, могут быть:
анализ следственной ситуации с участием прокурора-криминалиста, прокурора или начальника следственного подразделения, руководящего расследованием;
обсуждение возможных тактических решений с другими следователями (особенно при групповом, бригадном расследовании), с оперативными работниками, специалистами и экспертами;
обсуждение доклада следователя о ходе расследования и намечаемых тактических решениях на оперативном совещании с участием работников всех взаимодействующих служб;
совместная со взаимодействующими по делу оперативными работниками разработка плана реализации тактического решения.
Учет коллективных рекомендаций при выработке тактического решения несомненно повышает его обоснованность и результативность, вероятность прогностической модели, обусловливает более строгий и тщательный отбор средств тактического воздействия.
Основными средствами тактического воздействия на следственную ситуацию и отдельные ее компоненты являются тактические приемы и их системы, объединяемые в рамках одного или нескольких следственных действий, — тактические комбинации.
В системе "следователь — следственная ситуация" тактическое воздействие играет роль средства управления. Для того чтобы изменение следственной ситуации стало целью тактического воздействия, мысленная модель этого изменения должна быть максимально детализирована с учетом возможного противодействия со стороны заинтересованных лиц, выраженного в любой форме (дезинформация, отказ отвечать на вопросы, отказ от участия в следственном действии и т. д.).

§ 4. Некоторые специальные вопросы принятия тактических решений

Определенную специфику имеет тактическое решение при расследовании группой (бригадой). Сложившийся и апробированный, этот метод был закреплен в действующем уголовно-процессуальном законодательстве: "в случае сложности дела или его большого объема предварительное следствие может быть поручено нескольким следователям. Об этом указывается в постановлении о возбуждении дела или выносится отдельное постановление. Один из следователей принимает дело к производству и руководит действиями других следователей" (ч. 3 ст. 129 УПК РСФСР). Такой порядок расследования не противоречит принципу единоличности, поскольку ответственность за производство расследования возлагается на руководство бригады. В то же время при групповом методе расследования возникает возможность использовать преимущества, которые дает коллективная подготовка и реализация тактических решений.
Уже в первых работах, в которых рассматривалась организация расследования бригадным (групповым) методом, высказывались различные мнения о субъекте принятия решений по делу. Считалось, что при расследовании бригадным методом трудоемких, но несложных дел руководитель (следователь), принявший дело к своему производству, выполняет по нему все основные действия, руководит и координирует работу каждого члена бригады, лично принимает все процессуальные решения, но привлекает всех членов бригады к составлению плана расследования, т. е. к подготовке важнейших тактических решений. Другие авторы не считают руководителя единственным лицом, пользующимся правом принимать решения по делу.
Тактические решения могут касаться направленности расследования в целом либо конкретных эпизодов преступной деятельности отдельных лиц, частных следственных ситуаций, связанных с теми или иными обстоятельствами или отдельными следственными действиями. Тактические решения, относящиеся ко всему процессу расследования, принимаются обычно в начале каждого этапа при составлении плана или при его существенной корректировке. Подобные решения (назовем их условно общими) должны готовиться коллегиально, а приниматься — единолично руководителем независимо от того, работают члены группы по заданиям руководителя или на самостоятельных участках. Такой порядок обусловлен представлением о роли и единоличной ответственности руководителя группы за ход и результаты расследования.
Если при выполнении поручений руководителя группы или при самостоятельной работе в пределах выделенного участка сложившаяся ситуация потребует принятия общего тактического решения, касающегося работы всей группы, например изменения последовательности запланированных действий, то следователь должен передать всю соответствующую информацию руководителю группы для коллегиального обсуждения, а затем принятия руководителем единоличного решения. Иначе следствие будет дезорганизовано, тактический план нарушен и действия одного из членов группы поставят под угрозу успех работы всех остальных.
Член группы не вправе принимать самостоятельно и такие тактические решения, которые касаются расследуемого им эпизода или версии в целом, даже пользуясь полной самостоятельностью на этом участке работы. Поскольку эпизоды по делу взаимосвязаны, а одна версия не может проверяться в полной изоляции от остальных, принятое им тактическое решение отразится на работе других следователей; поэтому оно должно приниматься после согласования с руководителем группы, имеющим полную информацию о всем ходе следствия.
Что же остается на долю каждого участника группы? Это — принятие тактических решений в рамках одного следственного действия: о применении тех или иных тактических приемов, выборе определенной линии поведения, применении соответствующих средств фиксации и т. д. Такие решения, если и окажутся неправильными, едва ли отразятся на работе всей группы и всегда могут быть надлежащим образом скорректированы.
Столь же специфическим бывает и принятие решений в условиях тактического риска, под которым, напомним, понимают допуск отрицательных последствий. В теории игр принято считать, что условия риска имеют место тогда, когда лицо, принимающее решение в расчете на лучший результат, должно быть готовым к тому, что осуществится худший. Можно выделить:
собственно условия риска: когда возможно узнать или хотя бы оценить вероятность наступления тех или иных событий, в связи с чем можно планировать некоторую "среднюю выгоду";
условия неопределенности: когда информация о вероятности наступления событий отсутствует или неизвестна лицу, принимающему решение, так что приходится предполагать оптимальность ходов соперника и стремиться обеспечить себе некоторую' "максимальную гарантированную выгоду".
Типичными для процесса расследования в большинстве случаев являются условия неопределенности. Поскольку в этом случае диапазон информационной обеспеченности решения может колебаться от почти полного отсутствия до почти исчерпывающей, велик и диапазон неопределенности. Здесь отсутствие информации компенсируется личным опытом субъекта принятия решения, его знаниями, интуицией.
Хотя вероятность того или иного события в условиях расследования практически исчислить невозможно, тем не менее есть шансы определить варианты отрицательных последствий принятого решения и таким образом оценить степень тактического риска. Это относительно легко при оценке возможных результатов отдельного следственного действия. Так, принимая решения о проведении очной ставки между обвиняемым, дающим ложные показания, и свидетелем, чьи показания его изобличают, следователь в состоянии предвидеть, что:
а) под влиянием показаний свидетеля обвиняемый даст правдивые показания — оптимальный результат (в расчете на его достижение и проводится очная ставка);
б) под влиянием показаний обвиняемого свидетель изменит свои показания и подтвердит слова обвиняемого (наихудший результат, наибольший "проигрыш" следователя);
в) участники очной ставки остались при своих показаниях (внешне нейтральный результат, фактически — отрицательный, так как цель очной ставки не достигнута, хотя и выполнено требование закона и сделана попытка устранить имеющиеся противоречия; потеря времени, замедление темпа расследования);
г) участники очной ставки остались при своих показаниях, но обвиняемый почерпнул ранее неизвестную ему информацию, которую он может использовать с "выгодой" для себя (отрицательный результат:
возможность усиления противодействия обвиняемого установлению истины);
д) обвиняемый изменил свои показания, согласовав их в той или иной степени со свидетельскими, заменив прежнюю ложь новой, которую труднее разоблачить (отрицательный результат: необходимость затраты дополнительных усилий для изобличения обвиняемого во лжи, как следствие — потеря времени, темпа расследования).
Из пяти возможных вариантов последствий очной ставки, которые поддаются предвидению, четыре носят отрицательный характер, в том числе три — существенно отрицательный. Казалось бы, что при таких ограниченных условиях можно даже математически исчислить степень вероятности риска, однако это не так. Степень тактического риска зависит не только и не столько от соотношения возможных вариантов. Здесь пришлось бы сделать многочисленные поправки, вызванные необходимостью учитывать такое количество субъективных и объективных факторов, которое делает подобный учет возможным лишь в сугубо вероятностной форме и только на основе опыта и интуиции следователя. Так, в приведенном примере результат очной ставки будет зависеть от того, что собой представляет личность обвиняемого во всех ее качествах, личность свидетеля, насколько он убежден в правильности своих показаний, насколько решительно настроен их повторить; от того, в каких взаимоотношениях находятся участники очной ставки, как важен предмет допроса, и от многих других обстоятельств.
От следователя (его опыта, наблюдательности, способности к ^ анализу, объема и качества собранной им информации и т. д.) зависит правильная оценка возможного тактического риска. Поэтому такая оценка носит субъективный характер, и, естественно, у опытного следователя она точнее, чем у начинающего. Опытный следователь может не рассматривать как рискованное такое тактическое решение, реализация которого, по мнению неопытного, сулит почти наверняка полный провал и которое кажется поэтому в высшей степени рискованным. В литературе сформулированы критерии допустимости тактического риска. Риск допускается лишь в случаях:
необходимости решения важной тактической задачи;
превалирования вероятности положительного результата над вероятностью отрицательных;
необходимости учета всех реально возможных ситуаций.
Специфика расследования делает принятие решения в условиях тактического риска типичным явлением, особенно при действиях в конфликтных ситуациях, и становится важным элементом тактики следствия. Стремление вообще избежать риска нереально: задача заключается в том, чтобы избрать стратегию наименьшего тактического риска, предвидеть возможные отрицательные последствия своего решения и заранее продумать меры по ликвидации или ослаблению последних, что в конечном счете и приведет к максимально возможному в данных условиях положительному результату.
Принятие тактического решения в условиях конфликтной ситуации характеризуется таким положением, "когда стороны не только объективно стремятся к противоположным целям, но знают об этом и при составлении своих планов учитывают действия противоположной стороны, взаимно создавая трудности и помехи, чтобы обеспечить себе выигрыш или не дать победить противнику" [221 Ратинов А. Р. Теория рефлексивных игр в приложении к следственной практике // Правовая кибернетика. М., 1970. С. 186.]
.
Различают конфликтные ситуации со строгим соперничеством (интересы сторон прямо противоположны, выигрыш одной означает проигрыш другой) и нестрогим (сталкивающиеся интересы сторон не носят полярного, диаметрально противоположного характера).
По типу разрешения конфликтные ситуации разделяют на остроконфликтные, отличающиеся высокой эмоциональной напряженностью, в известном смысле стрессовым состоянием сторон, бурными словесными реакциями, сопротивлением и т. п., и неостроконфликтные, протекающие с меньшим эмоциональным накалом.
По форме выражения выделяют явные и скрытые конфликты. Некоторые исследователи называют еще одну разновидность конфликтных ситуаций — ложноконфликтные, возникающие в связи с ошибочным пониманием сущности, цели, направленности психического отношения, роли его участников.
В каждом конфликте следует различать внешнюю и внутреннюю стороны. Внешняя сторона — это реальное соперничество двух сил, противодействие участников расследуемого дела. Правовой формой этой стороны конфликта является состязательность уголовного процесса. С внутренней же стороны конфликт предстает как определенная взаимосвязь субъектов, принимающих, сообщающих и использующих информацию друг о друге, как двустороннее решение взаимосвязанных и взаимоопределяющих мыслительных задач, лежащих в основе поведения противников. Разрешению конфликта с успехом может служить рефлексия.
Под рефлексией понимают имитацию рассуждений одного участника конфликта другим, оценку мотивов и поведения. Глубина проникновения характеризуется "рангом рефлексии".
Понятие о рефлексии и ее рангах дает модель, разработанная В. А. Лефевром. Есть два противника [222 Следует иметь в виду, что термины теории игр, такие, как борьба, конфликт, противник, игра, игровая ситуация, выигрыш, проигрыш, победа и др., носят весьма условный характер, особенно при употреблении их применительно к процессу расследования. Как я уже отмечал, это нередко несправедливо игнорируют противники признания существования конфликтных ситуаций при расследовании. ]
— А и Б. Первый преследует второго. Б. скрывается в убежище, откуда есть два пути: легкий и тяжелый. Рассуждения игроков выглядят примерно так:
а) если ранг рефлексии у обоих противников равен нулю, т. е. один не имитирует рассуждении другого, Б. пойдет по легкому пути, А. также пойдет этим путем. Результат преследования определится соотношением скоростей;
б) ранг рефлексии А. равен нулю, ранг рефлексии Б. — единице. Б. рассуждает так: "А. наверняка пойдет по легкому пути, поэтому я пойду по тяжелому". Б. уйдет от преследования;
в) ранг рефлексии А. равен двум, а Б. — единице. Б. рассуждает по-прежнему и пойдет трудным путем. А. рассуждает так: "Б. полагает, что я пойду по легкому пути и пойдет по тяжелому. Я же именно по тяжелому пути и пойду". А настигнет Б. [223 См.: Лефевр В. А. Конфликтующие структуры. М., 1967.]
Нетрудно представить себе подобные игровые ситуации в процессе расследования, протекающего в конфликтной обстановке. Задача следователя заключается в том, чтобы превзойти противника в ранге рефлексии и с помощью принимаемых тактических решений переиграть его, т. е. реализовать намеченные способы ликвидации конфликта.
Тактическое решение в конфликтной ситуации может преследовать двоякую цель: 1) формирование у противника истинного представления об обстановке и условиях, в которых ему предстоит действовать, или целей, совпадающих с целями следователя, и 2) создание условий для формирования у противника ошибочных представлений о тех или иных обстоятельствах дела, целях следователя и его действиях, ходе расследования. В обоих случаях тактическое воздействие заключается в передаче противнику нужной информации и в создании определенных условий для ее оценки противником.
Поскольку средством достижения второй цели преимущественно является тактическая комбинация, о которой шла речь в предыдущей главе, здесь рассмотрим вопрос формирования у противника истинных представлений, нужных следователю. Путей такого формирования два:
1. У подследственного формируется истинное представление об обстановке и условиях, в которых ему придется действовать. Для этого ему передастся правильная информация о реальных обстоятельствах, которые в интересах следователя должен учесть подследственный, например сообщение об аресте соучастника лицу, находящемуся на свободе, способное побудить к отказу от продолжения преступной деятельности.
2. Формирование у подследственного целей, которые, в определенной степени совпадая с целями следователя, побуждают к компромиссным решениям и действиям. Такой целью может быть, например, добровольное возмещение обвиняемым причиненного вреда, которое рассматривается как смягчающее ответственность обстоятельство и к тому же облегчает работу следователя.
Подготовка и принятие тактического решения, направленного на достижение перечисленных целей, проходит несколько этапов. На первом собираются сведения о следственной ситуации, в том числе о личности противника. Затем осуществляется выбор цели и выделяется информация, подлежащая передаче противнику с помощью тактического воздействия. Третий этап — принятие решения и определение средств и способов передачи информации противодействующему лицу [224 См.: Гранат И. Л. О моделировании ситуаций, порождающих потребность в даче правдивых показаний // Вопросы криминалистической методологии, тактики и методики расследования. М., 1993. С. 76—77.]
.
Рефлексивное управление, давая возможность установить истину, в то же время чревато осложнениями в работе по делу, если следователь уступит противнику в ранге рефлексии. Между тем ранг рефлексии зависит от влияния целого ряда факторов: врожденных и благоприобретенных способностей, объема знаний и профессиональных навыков, готовности к рефлексивным рассуждениям и умения "вживаться" в противника, субъективного состояния. Развитие всех этих качеств и умений — необходимый элемент профессиональной подготовки и совершенствования следователей.
Глава 33. Тактика и технология следственного осмотра и освидетельствования

§ 1. Сущность и виды следственного осмотра

Следственный осмотр представляет собой непосредственное обнаружение и исследование объектов, имеющих значение для уголовного дела, их признаков, свойств, состояния и взаиморасположения.
Осмотр — самостоятельное следственное действие. Имея некоторые сходные черты с другими действиями, например со следственным экспериментом, экспертизой, обыском, он в то же время принципиально отличается от них как по своей процессуальной природе, так и по тактике проведения. Сущность осмотра заключается в том, что следователь с помощью органов своих чувств убеждается в существовании и характере фактов, имеющих доказательственное значение. Являясь, как и многие другие следственные действия, действием познавательным, осмотр проводится с помощью различных методов познания. При осмотре следователь не только наблюдает, но и производит различные измерения и вычисления, сравнивает наблюдаемые объекты как между собой, так и с другими объектами и явлениями, в определенных пределах экспериментирует с исследуемыми объектами и, наконец, описывает и запечатлевает все то, что обнаружили и выявили он и другие участники осмотра. При следственном осмотре широко применяются специальные методы криминалистики, особенно технико-криминалистические методы работы со следами и другими вещественными доказательствами. Результаты восприятия осматриваемых объектов необходимо подвергать логической обработке в целях выявления их связей как с самим расследуемым событием, так и с другими фактическими данными, собранными по делу. Поэтому при осмотре мы имеем дело не только с чувственной формой познания, хотя она и играет в этом следственном действии значительную роль.
Значение осмотра в ходе расследования исключительно велико. В процессе осмотра обнаруживается и исследуется значительная часть важнейших следов преступления и преступника и иных вещественных. доказательств. Результаты осмотра, особенно такого его вида, как осмотр места происшествия, позволяют следователю определить направленность расследования, представить механизм расследуемого события, личности преступника. Однако несмотря на значительную разработку тактики следственного осмотра в криминалистической науке и практике, в отдельных случаях при расследовании недооцениваются значение и возможности осмотра. В результате этого он проводится поверхностно, торопливо или просто формально, и преступление может остаться нераскрытым. Именно поэтому на необходимость высококачественного проведения осмотров неоднократно обращалось внимание следственных работников и сотрудников органов дознания.
Цели следственного осмотра, как их определяет закон (ст. 178 УПК РСФСР), заключаются в:
а) обнаружении следов преступления и других вещественных доказательств;
б) выяснении обстановки происшествия;
в) выявлении иных значимых по делу обстоятельств.
Таким образом, определяя в целом задачи следственного осмотра, можно сказать, что они состоят в собирании и исследовании доказательств. На базе этого следователь выдвигает версий о характере события и его участниках, о месте нахождения преступника, похищенного имущества и других объектов, имеющих доказательственное значение, о последствиях преступления и пр. Кроме того, при проведении осмотра преследуется цель установить обстоятельства, которые способствовали совершению преступления. Во многих случаях он является средством получения таких фактических данных, которые не могут быть добыты иным путем. Непосредственное восприятие следователем тех или иных объектов и их связей нельзя заменить ни допросом лиц, видевших эти объекты, ни реконструкцией обстановки для производства экспериментальных действий, ни другими доступными средствами собирания и исследования доказательств.
Информация о расследуемом событии содержится в тех доказательствах, которые он собирает и изучает в ходе осмотра, а также в сведениях, получаемых в процессе подготовки и проведения осмотра (опрос очевидцев, личные впечатления, возникающие при обзоре места происшествия, и т. п.). Полученная при осмотре информация может носить доказательственный характер и тогда она используется следователем для доказывания; может быть почерпнута из непроцессуальных источников и тогда она служит ориентиром при построении версий по делу или определении круга, последовательности и тактики предстоящих следственных действий.
Осмотр отличается от обыска прежде всего целями проведения. Цели осмотра шире целей обыска, которые заключаются только в отыскании и изъятии предметов, имеющих значение по делу. Кроме того, при обыске обследованию подвергаются лишь те объекты, которые находятся в ведении, или во владении определенных лиц. Различие в правовом положении объектов осмотра и обыска обусловливает различие и в процессуальном порядке их производства: обыск носит принудительный характер и поэтому связан со специальными процессуальными гарантиями; осмотр же направлен не на ограничение, а на восстановление нарушенного права.
От следственного эксперимента осмотр отличается тем, что в процессе осмотра воспринимается не само событие, а его следы, отражение, тогда как при эксперименте — и событие (экспериментальное), и его результат. При осмотре следователь имеет дело только с материальными следами, объектами; экспериментом же могут быть установлены обстоятельства, явления, не оставляющие материальных следов. При осмотре, одним из условий которого является непосредственность восприятия, объект исследуется в том виде, в каком его застает следователь. При эксперименте явление никогда не будет тождественно подлинному: воспринимается вызванное опытным путем новое, иное событие, явление, признак.
Следственный осмотр важно отличать также от проверки и уточнения показаний на месте, хотя некоторые элементы и сближают это действие с осмотром: лицо, ведущее расследование, осматривает в присутствии понятых тот участок местности или помещение, которые указывает свидетель или обвиняемый, чьи показания проверяются. Этот способ иногда позволяет следователю убедиться в существовании тех признаков, на основании которых было указано данное место. Однако таким восприятием не исчерпывается суть проверки и уточнения показаний на месте. В то же время в следственный осмотр не входит показ места или предмета свидетелем либо обвиняемым, получение от них показаний об обстоятельствах дела, и кроме того, при осмотре обстановка фиксируется не на основе показаний свидетеля или обвиняемого, а по результатам ее восприятия следователем.
Существуют следующие виды следственного осмотра:
осмотр места происшествия;
наружный осмотр трупа на месте его обнаружения [225 Если труп, предметы и документы входят в число объектов на месте происшествия, то их осмотр представляет собой составную часть осмотра места происшествия.]
;
осмотр предметов;
осмотр документов;
осмотр животных;
осмотр участков местности и помещений, не являющихся местом происшествия.
Особым видом следственного осмотра является освидетельствование, т. е. осмотр человека.
Каждый из видов следственного осмотра имеет свои особенности, исходя из которых определяют тактику его проведения. Однако существует ряд общих положений процессуального и тактического характера, равно применимых при производстве следственного осмотра любого вида.
Общие положения процессуального характера. Процессуальный порядок следственного осмотра и освидетельствования предусмотрен ст. 178—182 УПК РСФСР. В соответствии с законом осмотр должен производиться следователем лично в присутствии понятых. Следователь вправе привлечь к участию в осмотре обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего, свидетеля, защитника. В необходимых случаях можно пригласить соответствующего специалиста — криминалиста, медика, инженера, товароведа и т. п. При осмотре трупа приглашение судебно-медицинского эксперта, а при невозможности его участия — иного врача является обязательным.
Специалист — участник осмотра помогает следователю в обнаружении, фиксации, изъятии и сохранении доказательств, в фиксации результатов осмотра и их оценке, консультирует следователя по вопросам, требующим специальных познаний. Если на месте происшествия обнаружены различные следы, то особенно важно использовать помощь специалиста-криминалиста. В качестве участника осмотра специалист помогает следователю изучить характер и расположение следов и установить механизм их образования, оценить те или иные обстоятельства дела, определить возможные пути перемещения преступника и получить информацию о его личности. Специалист также участвует в розыске вещественных доказательств — пуль, гильз, дроби, следов курения и пр., помогает следователю применять специальные технические средства при осмотре. Вместе с тем специалист не является экспертом в процессуальном смысле, слова и не дает никаких заключений.
Осмотр объектов следователь производит, как правило, по месту их обнаружения и только в тех случаях, когда для такого осмотра требуется продолжительное время или необходимы специальные аппаратура, инструменты или материалы либо специальные условия — по месту производства следствия.
При осмотре следователь должен строго соблюдать требования законности. Не допускаются действия, унижающие достоинство или опасные для здоровья участников осмотра и тех лиц, интересы которых могут оказаться затронутыми его производством; следует избегать повреждений мебели и других предметов обстановки, если это не вызывается крайней необходимостью. В нужных случаях следователь может принять меры, предупреждающие разглашение результатов осмотра. Ход и результаты осмотра должны быть зафиксированы в установленном законом порядке.
Общие положения тактики следственного осмотра. К их числу относятся своевременность, объективность и полнота, активность осмотра, методичность и последовательность.
Своевременность осмотра заключается в проведении этого следственного действия сразу же, как в нем возникает необходимость. Это тактическое требование направлено на обеспечение максимальной сохранности объектов и влияет на эффективность и результаты осмотра.
Осмотр места происшествия является единственным следственным действием, которое закон в случаях, не терпящих отлагательства, разрешает проводить до возбуждения уголовного дела.
Объективность осмотра заключается прежде всего в исследовании и фиксации всего обнаруженного в том виде, в каком это было в действительности.
При осмотре неизбежны элементы субъективного подхода; но, как известно, субъективные представления о действительности носят характер объективных истин, если содержание представлений правильно отражает эту действительность. Следовательно, речь идет не о том, чтобы устранить субъективность восприятия объектов осмотра следователем, ибо это невозможно, а о том, чтобы устранить то субъективное, что не является отражением действительности, максимально точным запечатлением осмотренного. Поэтому закон содержит требование описывать в протоколе осмотра и освидетельствования все в той последовательности и в том виде, в каком обнаруженное наблюдалось в момент осмотра, чтобы свести к минимуму несоответствие между протоколом и результатами этого следственного действия.
Вместе с тем осмотр не производится "вообще", вне того или иного представления следователя о событии: о механизме происшествия, о причинах образования следов и пр. Поэтому объективность осмотра проявляется еще и в том, что следователь обязан изучить обнаруженное с точки зрения всех возможных версий, без предвзятости и предубеждения. Наконец, в протоколе, отражающем результаты осмотра, не должны приводиться выводы, заключения и предположения следователя. Результаты осмотра и их письменное отражение — протокол — являются основой умозаключений следователя об увиденном, обнаруженном при осмотре. Но сами умозаключения — оценки, предположения — остаются за рамками протокола, представляющего собой только "снимок" действительности без комментариев следователя.
С объективностью осмотра тесно связана его полнота — выявление, фиксация и исследование всех тех фактических данных, которые имеют доказательственное значение по делу. Для реализации этого требования при осмотре необходимо широко и умело применять научно-технические средства и приемы собирания и исследования доказательств.
Следователь должен так организовать проведение осмотра, чтобы не упустить ни одного обстоятельства, имеющего значение для дела. Версии, которыми руководствуется при осмотре следователь, помогают ему решить вопрос об относимости обнаруженных данных. Однако те объекты, относимость которых не является очевидной, но возможна, должны изыматься для последующего их изучения и решения вопроса об их значимости в результате сопоставления с полученными доказательствами или даже в результате специального исследования экспертом.
Правильная организация осмотра предполагает единое руководство. Это означает, что независимо от количества участников руководит осмотром всегда одно лицо — следователь (сотрудник органа дознания), указания которого обязательны для всех остальных.
Залогом полноты и всесторонности осмотра являются наблюдательность, внимательность и терпеливость следователя. Полнота осмотра означает такое его проведение, которое исключает необходимость повторного осмотра по мотивам недостаточности первоначального [226 В принципе, нельзя отрицать целесообразность повторного осмотра. Но необходимость его проведения не должна возникать из-за небрежности, допущенной следователем при первоначальном осмотре. ]
.
Активность осмотра состоит, во-первых, в том, что следователь производит его в силу своего служебного положения, независимо от побуждения заинтересованных лиц, и, во-вторых, в том, что он действует, принимая все меры к обнаружению следов преступления, проявляет творческую инициативу.
Методичность и последовательность заключаются в правильной организации и планомерном проведении осмотра. Методичность — это применение наиболее эффективных для данных объектов и в данной обстановке приемов осмотра; последовательность - строго определенный порядок действий.

§ 2. Осмотр места происшествия

Понятие осмотра места происшествия. Это неотложное следственное действие, направленное на установление, фиксацию и исследование обстановки места происшествия, следов преступления и преступника и иных фактических данных, позволяющих в совокупности с другими доказательствами сделать вывод о механизме происшествия и других обстоятельствах расследуемого события.
Преступление совершается в определенных условиях места и времени. Различны преступления — неодинаковы и та обстановка, в которой они совершаются, та материальная среда, на которую воздействует преступник при достижении своего результата, те последствия, которые влечет преступление. Участок местности или помещение, в пределах которого обнаружены следы преступления, принято именовать местом происшествия. При этом подразумевается, что оно могло быть совершено как в том месте, где обнаружены его следы, так и в другом.
Если преступление совершено в одном месте, а следы его обнаружены в другом, то налицо и место преступления, и место происшествия. Когда же преступление совершено в том же месте, где были обнаружены его следы, место происшествия и преступления совпадают. Начиная осмотр, следователь, как правило, еще не знает, является расследуемое событие, следы которого обнаружены 'в данном месте, преступлением или нет, а если это преступление, то здесь ли оно совершено. Поскольку само обнаружение следов события, требующего расследования, всегда является происшествием, то и место обнаружения этих следов является местом происшествия, а его осмотр — осмотром места происшествия.
Из сказанного следует, что между местом происшествия и расследуемым преступлением существует неразрывная связь:
а) преступление совершено с помощью оставшихся на данном месте или изъятых с этого места орудий;
б) преступление направлено на один из объектов, находящихся на данном месте;
в) на предметах остались следы действий преступника или на самом месте остались предметы, находившиеся у преступника;
г) преступление совершено в данной обстановке, хотя она не претерпела в связи с этим существенных изменений. Обстановка, ее условия могли определить способ действий преступника, повлиять на достижение им преступной цели.
Общая задача осмотра места происшествия' заключается в выявлении всех видов такой взаимосвязи, с тем. чтобы по ним в совокупности с другими данными по делу установить механизм происшествия во всех деталях, т. е. ответить на вопрос, что произошло на этом месте.
Эта общая задача разбивается на ряд частных: изучение и фиксация обстановки места происшествия; установление характера воздействия преступника на окружающую среду; обнаружение, фиксация и изъятие следов преступления и преступника; выявление преступника и мотивов преступления; установление причин и условий, способствовавших преступлению; получение необходимых данных для последующих следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий.
Для решения каждой из перечисленных задач следователь по возможности должен ответить на ряд вопросов. Например, изучая обстановку места происшествия, следователь определяет, какие пути ведут к нему и от него, является ли оно местом преступления, что находится вокруг и, в частности, откуда можно было слышать или видеть то, что происходило, мог ли преступник пройти на место происшествия незамеченным, как он передвигался и т. п.
Объекты осмотра. Объектами, подлежащими исследованию, являются:
а) место, с которым связано представление о происшествии, — участок местности или помещения, т. е. собственно место происшествия;
б) обстановка места происшествия;
в)труп;
г) следы преступления и преступника, иные предметы или документы, находящиеся на месте происшествия.
В результате осмотра собственно места происшествия следователь получает представление о его общем виде: расположении, границах, протяженности, о назначении помещения или характеристике участка местности. Содержание обстановки места происшествия складывается из характеристики находящихся на этом месте объектов (выяснения, что представляют собой эти объекты, их назначение или происхождение); пространственных связей между этими объектами (их положение на месте происшествия и взаиморасположенности).
Осмотр места происшествия и его обстановки представляет собой изучение и фиксацию:
рельефа и характера грунта местности, естественных и искусственных границ места происшествия;
характера и расположения помещения, прилегающих построек, ведущих к нему и от него путей, а также преград на этих путях;
пространственного расположения местных предметов, их положения относительно друг друга и расстояния между ними;
расположения предметов с точки зрения их целевого назначения и положения при обычном использовании;
следов преступления и преступника;
отсутствия необходимых в данной обстановке предметов и следов;
наличия предметов, сам факт обнаружения которых в данной обстановке необычен.
Разумеется, круг объектов осмотра и степень детальности их исследования определяются конкретной ситуацией.
Последние две группы фактических данных относятся к категории так называемых негативных, под которыми понимаются обстоятельства, противоречащие представлению об обычном для подобной ситуации ходе вещей.
О сущности негативных обстоятельств дает представление следующий пример. При осмотре магазина, откуда, по заявлению продавца, была совершена крупная кража, следователь обратил внимание на весьма значительный беспорядок в торговом зале, большое количество различных предметов, якобы оставленных преступниками, и сам характер этих предметов (грязные носки, носовой платок, перочинный нож и т. п.), на размер пролома в потолке, через который воры не могли проникнуть в помещение. Обстановка на месте происшествия противоречила представлению о возможном механизме преступления; среди похищенных предметов были и такие, которые невозможно протащить через пролом. Все эти данные приобрели значение негативных обстоятельств и позволили выдвинуть версию об инсценировке кражи, которая в ходе дальнейшего расследования и подтвердилась.
Инсценировка может преследовать следующие цели:
а) создание видимости совершения в определенном месте иного преступления и сокрытие признаков подлинного (пример дан выше);
б) создание видимости происшедшего на данном месте некриминального события для сокрытия совершенного преступления. Например, инсценирование самоубийства или несчастного случая для сокрытия убийства;
в) создание видимости совершенного преступления для сокрытия поступка, не имеющего криминального характера. Например, инсценирование обстановки кражи документов при фактической их потере;
г) создание у следователя ложного представления об отдельных деталях фактически совершенного преступления или об отдельных элементах его состава: инсценировка преступления другим лицом, в иных целях и по другим мотивам, в ином месте, в другое время и т. п. Негативные обстоятельства иногда обладают большой доказательственной силой, поэтому их выявление при осмотре весьма важно.
С осмотром трупа на месте происшествия следователю приходится сталкиваться при производстве расследования по различным категориям дел (бандитизм, убийство, самоубийство, дорожное происшествие, пожары и т. п.). Тактика осмотра трупа изложена в следующем параграфе, здесь же ограничимся некоторыми замечаниями об организационной стороне этого осмотра. Труп человека является центральным объектом места происшествия. Ранее уже указывалось, что осмотр трупа по закону должен производиться следователем с участием специалиста — судебного медика, а при невозможности его участия — иного врача. Однако участие последнего в осмотре не должно отражаться на роли следователя, который и в этом случае остается руководителем осмотра. Врач, выполняя функции консультанта по специальным вопросам судебной медицины, работает по плану и под руководством следователя;
его присутствие не освобождает следователя от обязанности лично произвести осмотр.
Осмотр трупа должен производиться непосредственно на месте его обнаружения, так как в противном случае нарушается связь между элементами места происшествия и, в частности, между обстановкой, в которой он был обнаружен, и позой трупа, трупными явлениями и иными признаками.
После осмотра (в необходимых случаях и дактилоскопирования) труп направляется на судебно-медицинское исследование в соответствующее экспертное учреждение, где в присутствии следователя производится его повторный наружный осмотр уже на секционном столе.
И труп, и предметы, и документы, обнаруженные на месте происшествия, должны осматриваться в комплексе с остальными объектами. Немедленный осмотр предметов и документов по месту обнаружения гарантирует своевременную фиксацию их свойств, признаков и состояния. Из этого общего правила допустимы исключения лишь в случаях, когда отсутствуют надлежащие условия для осмотра.
Этапы осмотра места происшествия. Следственный осмотр места происшествия можно подразделить на три этапа: подготовительный, рабочий и заключительный. Такое разделение, не нарушая единства этого следственного действия, обеспечивает реализацию общих положений тактики осмотра. Полнота, объективность, методичность и другие общие тактические положения реализуются лишь в том случае, если работа следователя четко организована, если задачи осмотра будут решаться им в строго определенной последовательности. Смысл разделения осмотра места происшествия на этапы состоит, таким образом, в систематизации действий следователя, обеспечивающей качественность осмотра.
Систематизация и поэтапное определение круга действий необходимы и для того, чтобы гарантировать соблюдение при осмотре всех требований, относящихся к этому следственному действию, в том числе о наиболее целесообразном и эффективном использовании криминалистических приемов и средств обнаружения, фиксации и исследования доказательств.
Прежде чем приступить к непосредственному изучению обстановки и объектов на месте происшествия, следователь должен создать необходимые условия для осмотра, определить его предмет и круг участников, обеспечить работу на месте происшествия. Все эти действия следователя — составная часть осмотра как процессуального акта, и он без них немыслим. Система же подобных действий в своей совокупности и образует подготовительный этап осмотра.
Содержание рабочего этапа — непосредственное исследование объектов осмотра. Если действия следователя на подготовительном этапе носят преимущественно организационный характер, то здесь приобретают характер исследовательский. Наконец, на заключительном этапе следователь фактически подводит итоги проделанной работы и оформляет ее результаты. Осмотр как таковой закончен, но предстоит решить еще ряд вопросов методического и организационного характера, обеспечить возможность использования результатов осмотра в ходе дальнейшего следствия, что и определяет содержание заключительного этапа.
Подготовительный этап осмотра места происшествия. Он начинается с момента принятия следователем решения о производстве осмотра. Приняв такое решение, следователь должен:
обеспечить охрану места происшествия до своего прибытия, т. е. не допустить на него посторонних лиц и обеспечить сохранность и неприкосновенность обстановки и следов преступления;
принять меры к предотвращению или ослаблению вредных последствий преступления (например, распорядиться об усилении мер по ликвидации пожара);
обеспечить к моменту своего прибытия присутствие поблизости от места происшествия лиц, которые могут дать необходимую информацию: очевидцев преступления, если они известны, и других свидетелей, например, обнаруживших следы преступления;
предварительно определить, каких специалистов следует привлечь к участию в осмотре, обеспечить их прибытие;
внести предложения о составе оперативной группы, выезжающей на место осмотра;
проверить готовность технических средств осмотра.
С момента его прибытия на место происшествия начинается второй период подготовительного этапа. Непосредственному осмотру предшествуют:
принятие мер к оказанию необходимой медицинской помощи потерпевшим, если она не была оказана;
удаление с места происшествия всех посторонних лиц;
привлечение к участию в осмотре понятых и окончательное определение круга остальных участников осмотра. Инструктаж участников осмотра об их правах и обязанностях;
собирание путем опроса (неформальной, непротоколируемой беседы, к участию в которой полезно привлечь и приглашенных специалистов) предварительных сведений, которые должны быть учтены при осмотре, установка, какие изменения, кем и с какой целью были произведены на месте происшествия. Опрос иногда целесообразно фиксировать с помощью звукозаписи;
производство прочих неотложных действий, диктуемых обстоятельствами, и принятие мер, направленных на улучшение условий осмотра (обеспечение искусственного освещения и др.).
Как на этом, так и на последующих этапах осуществляются необходимые розыскные мероприятия, проводимые параллельно с осмотром, например преследование преступника, применение служебно-розыскной собаки.
Рабочий этап осмотра места происшествия. Он состоит из общего и детального осмотра. Общий осмотр начинается с обзора места происшествия в целях ориентировки; определения границ подлежащего осмотру пространства; решения вопроса об исходной точке и способе осмотра, т. е. определения его последовательности; выбора позиции для ориентирующей и обзорной фотосъемки. Затем следователь вместе с другими участниками осмотра выясняет, какие объекты находятся на месте происшествия, исследует весь комплекс вопросов, относящихся к его обстановке, определяет взаимное расположение и взаимосвязь элементов этой обстановки, изучает их внешний вид, состояние и с максимально необходимыми и возможными в данных условиях подробностями фиксирует все обнаруженное с помощью фотосъемки, составления схем, планов и чертежей и необходимых заметок для будущего протокола осмотра.
По окончании общего следователь переходит к детальному осмотру, во время которого:
объекты тщательно и детально осматриваются (в этих целях они могут сдвигаться с места, переворачиваться и т. п.);
принимаются все доступные меры к розыску и обнаружению на самом месте происшествия и на отдельных объектах следов преступления и преступника;
отбираются объекты со следами на них, подвергаются выемке следы с тех объектов, которые нельзя изъять, а если это невозможно, с них снимаются копии;
фиксируются негативные признаки состояния предметов;
проверяются данные общего осмотра;
производятся узловая и детальная фотосъемки.
Ранее указывалось, что еще при обзоре места происшествия следователь избирает способ осмотра, т. е. обусловливает его порядок, принцип, который определяет последовательность изучения объектов осмотра. В криминалистике применяются три основных способа осмотра места происшествия: концентрический, эксцентрический и фронтальный (используемые и в чистом, и в комбинированном виде).
При концентрическом способе осмотр ведется от периферии к центру места происшествия, под которым обычно понимается самый важный объект (труп, взломанный сейф и т. п.) или условная точка. Эксцентрический способ, или способ "развертывающейся спирали", заключается в том, что осмотр ведется от центра места происшествия к его периферии. Фронтальный способ представляет собой линейный осмотр площадей от одной из границ, принятой за исходную, до другой.
Постоянного правила применения того или иного способа осмотра не существует, и вопрос решается исходя из конкретных обстоятельств дела. Тактика осмотра может дать лишь самые общие указания о выборе способа. Так, осмотр помещения рекомендуется производить от входа в него, т. е. концентрическим способом; осмотр открытой местности обычно ведут от центра к периферии, ибо иногда затруднительно в начале осмотра определить границы места происшествия, либо способом фронтального осмотра, когда территория обширна и ее можно разбить на полосы.
Помимо перечисленных способов в юридической литературе иногда говорят и о методах осмотра, называя обычно субъективный и объективный методы. При осмотре места происшествия субъективным методом следователь как бы идет по пути движения преступника, субъекта преступления. Вне поля его зрения остаются изменения среды, в которой совершено преступление, не связанные непосредственно с действиями преступника или связанные с действиями иных лиц — участников 'события, хотя и те, и другие могут представлять значительную важность для установления истины по делу. Фактически этот метод означает выборочный осмотр отдельных элементов места происшествия. При объективном методе осматривается все целиком независимо (хотя и с учетом) от путей перемещения преступника. Это сплошной осмотр всех элементов места происшествия. Именно применительно к такому осмотру можно говорить о названных способах как выражении последовательности осмотра объектов на месте происшествия.
В отечественной криминалистике предпочтение отдается объективному методу. Это не означает, конечно, что в определенных ситуациях не может быть применен субъективный метод, например в случаях, когда по характеру события все следы преступления и преступника располагаются только по пути движения последнего и нет необходимости в осмотре прилегающей территории.
Первоначальный, повторный и дополнительный осмотры места происшествия.
Первоначальный осмотр производится следователем впервые, т. е. место происшествия еще не подвергалось осмотру ни органами предварительного следствия, ни органами дознания (хотя обстановка могла уже претерпеть те или иные изменения). Различного рода осмотры администрацией, представителями ведомственных инспекций не изменяют природы первоначального осмотра, поскольку под ним понимается следственный осмотр. Место происшествия осматривается целиком, во всех деталях.
При повторном осмотре объектом могут быть не все, а лишь отдельные элементы места происшествия.
Все сказанное выше о способах относится и к повторному осмотру. Особенностью является лишь то, что в случае повторного осмотра отдельных объектов речь может идти не о способе осмотра в обычном смысле, а о составлении перечня подлежащих осмотру объектов и их порядковой нумерации.
От повторного следует отличать дополнительный осмотр, при котором следователь имеет дело с объектами, ранее не осматривавшимися, т. е. по отношению к ним данный осмотр будет первоначальным. При этом необходимость в' обозрении всего места происшествия возникает в тех случаях, когда при первоначальном осмотре большинство объектов, определяющих общую картину места происшествия, следователем осмотрено не было.
При дополнительном осмотре в зависимости от количества и состояния объектов могут применяться все названные способы, а также составление перечня, как и при повторном осмотре.
Заключительный этап осмотра места происшествия. Закончив исследование объектов на месте происшествия, следователь переходит к заключительному этапу осмотра:
составляет протокол осмотра и необходимые планы, схемы и чертежи; .
при необходимости производит дактилоскопирование трупа и отправляет в морг. При вскрытии трупа на месте его обнаружения следователь по окончании заключительного этапа осмотра принимает участие в судебно-медицинском исследовании трупа;
упаковывает объекты, изъятые с места происшествия. Важно, знать, что доставка на экспертизу объектов исследования лежит на обязанности органов, по требованию которых она проводится;
принимает меры к сохранности тех имеющих доказательственное значение объектов, которые изъять невозможно или нецелесообразно;
принимает меры по поступившим от участников осмотра и иных лиц заявлениям, относящимся к осмотру, места происшествия.
Всю проделанную работу следователь, должен оценить с точки зрения ее полноты и успешности. И в то же время он должен помнить, что данные осмотра, подкрепленные другими доказательствами, недостаточны для разрешения дела по существу.
Версии при осмотре Места происшествия. Результаты осмотра места происшествия, как правило, позволяют собрать необходимый материал для построения следственных версий, и, таким образом, играют важную роль в определении направленности расследования дела. Однако было бы ошибочным полагать, во-первых, что версии формируются только после осмотра и, во-вторых, что сам осмотр производится вне всяких предположений следователя о характере и механизме того события, признаки которого обнаружены.
Версии конструируются непрерывно в процессе всего осмотра. Каждое обнаруженное обстоятельство включается в качестве логического звена' в цепь умозаключений, подтверждает возникшее предположение или принуждает отказаться от него и выдвинуть новое; Этот процесс, в котором участвуют и интуиция следователя, и его догадки, и достоверные данные, есть результат сложной аналитико-синтетической мыслительной работы, без которой осмотр утратил бы свой познавательный характер.
Следователь, приступая к осмотру, руководствуется определенными представлениями о событии, которое могло произойти. Такими представлениями обычно являются типичные версии. Так, только на основе информации об обнаружении трупа следователь может предположить, что произошло либо убийство, либо самоубийство, либо несчастный случай, а на основе сигнала об обнаружении на двери магазина взломанных запоров—— что совершена кража (покушение: на кражу) либо ее инсценировка.
Совершенно очевидно, что типичные версии, определяя механизм происшествия в самых общих чертах, Играют для следователя роль только ориентиров. Лишь они и возможны в силу ограниченности исходных данных, объем которой исчерпывается, как правило, одним фактом (обнаружение трупа, взломанного замка и т. п.). По мере накопления в ходе осмотра доказательственной информации типичные версии конкретизируются, обрастают частными, подтверждаются или опровергаются как общие версии. Вместе с тем нужно иметь в виду, что на всех этапах осмотра места происшествия следователь руководствуется имеющимися у него версиями, и что они могут возникать на любом этапе, а не только по окончании осмотра. Без версий осмотр не был бы целеустремленным следственным действием. .
Технико-криминалистические приемы и средства, применяемые при осмотре места происшествия. Для обнаружения, фиксации и изъятия с места происшествия следов и иных вещественных доказательств следователь применяет различные приемы и средства криминалистической техники: осмотр объектов в особых условиях освещения или под специально измененным углом зрения; окуривание мест предполагаемого нахождения следов парами веществ (например, парами йода), обладающими свойством проявлять определенные следы; опыление или смачивание мест предполагаемого нахождения следов веществами, частицы которых, соединяясь с веществом следа или фона, делают след видимым; осмотр объектов с помощью различных оптических средств.
Приемы фиксации следов и других вещественных доказательств — это фотографирование, измерение размеров следа или другого объекта, его описание; зарисовка или схематическое изображение; обработка объекта, на котором обнаружен след, с целью закрепить этот след и сохранить его состояние и признаки (консервация), снятие копий (слепков) со следа; изъятие следов с места происшествия вместе с предметом или частью предмета, на которой находится след, или путем переноса следа на другую поверхность либо с отделением вещества следа.
Технико-криминалистические средства, которыми пользуется следователь при осмотре места происшествия, обычно входят в специальные наборы: оперативные и следственные Чемоданы, сумки, портфели. Иногда комплекты технико-криминалистических средств имеются в специальных автомашинах, предназначенных для выезда на места происшествий.
Помимо средств работы со следами, в перечисленные комплекты входят различные инструменты (например, молоток, стамеска, пассатижи, нож), осветительные средства, материалы для упаковки изымаемых с места происшествия объектов и т. п.
В зависимости от характера объектов на месте происшествия для их осмотра следователь может использовать и различную аппаратуру, например переносной рентгеновский аппарат, кварцевую лампу, прибор для поиска трупов. В применении сложных средств криминалистической техники помощь следователю оказывает специалист-криминалист.
Фиксация результатов осмотра места происшествия. Осмотр места происшествия как следственное действие приобретает значение для дела лишь в том случае, если его результаты будут надлежащим образом процессуально оформлены. Прокурор, изучающий дело, суд, рассматривающий его по существу, кассационная инстанция могут судить о полноте, объективности, методичности и своевременности осмотра места происшествия лишь по тем процессуальным документам, которые отражают производство осмотра и имеются в деле.
Результаты осмотра должны фиксироваться. Фиксация — это документальное отражение в установленной законом форме всего обнаруженного следователем на месте происшествия, описание произведенных действий, запечатление как обстановки, так и свойств, состояния и признаков отдельных элементов места происшествия.
Следует различать общие и частные средства фиксации результатов осмотра. К общим относятся такие средства, с помощью которых следователь запечатлевает картину места происшествия в целом, обстановку, в которой было совершено преступление, всю совокупность объектов на месте происшествия. К таким средствам фиксации относятся протокол осмотра места происшествия, схемы, планы и чертежи места происшествия, его фотоснимки и видеозаписи. К частным относятся средства, которые применяются для фиксации результатов осмотра отдельных объектов на месте происшествия: масштабные снимки, слепки, зарисовки и т. п.
Протокол, осмотра места происшествия является основным процессуальным документом, отражающим результаты осмотра. Протокол должен быть:
точным и последовательным описанием всего обнаруженного следователем и другими участниками осмотра на месте происшествия. Вместе с тем в протоколе содержится не только точное, но и ясное, доступное описание места происшествия и его элементов; ясность и доступность протокола обеспечивается употреблением общепринятой терминологии (кроме того, в протоколе не должно быть неопределенных выражений, таких, как: "около", "почти", "рядом", "недалеко" и пр.);
полным описанием всего обнаруженного на месте происшествия и имеющего отношение к делу;
объективным описанием. В протоколе не дается объяснений, толкований обнаруженных фактов, явлений, не излагаются представления следователя о механизме образования тех или иных следов, о происхождении и принадлежности найденных орудий и т. п. Протокол — это описание обнаруженного, но не его объяснение;
целеустремленным: в нем отражается только то, что непосредственно относится к осмотру;
составленным с соблюдением установленных законом правил и иметь необходимые реквизиты. Это требование есть выражение законности протокола.
Форма протокола осмотра места происшествия не обусловлена законом. В ст. 182 УПК указывается, что в протоколе должны быть описаны все действия следователя, а равно все обнаруженное при осмотре в том порядке, как производился осмотр, и в том виде, в каком обнаруженное наблюдалось в момент осмотра. В нем перечисляется и описывается также все изъятое при осмотре. В ст. 141 УПК содержится перечень обязательных реквизитов протокола, исходя из которого можно следующим образом определить структуру этого документа.
Первая часть протокола осмотра места происшествия — вводная — содержит следующие сведения;
а) дату производства осмотра — число, месяц, год;
б) место производства осмотра;
в) должность, специальное звание, фамилию, имя, отчество лица, производившего осмотр;
г) фамилии, имена и отчества понятых, а в необходимых случаях и их адреса;
д) должность, специальное, звание, фамилия, имя и отчество специалиста, принимавшего участие в осмотре;
е) фамилию, имя и отчество каждого иного участника осмотра, а в необходимых случаях и их адреса;
ж) ссылку на статьи УПК, относящиеся к производству осмотра и к фиксации его результатов;
з) указание на повод к производству осмотра;
и) время начала и окончания осмотра;
к) условия производства осмотра (освещение, состояние погоды при осмотре местности и т. п.).
Вторая часть протокола осмотра — описательная — содержит изложение всех установленных при осмотре обстоятельств и составляется в произвольной форме.
Практика осмотров показывает, что в этой части протокола подробно описываются:
а) границы места происшествия и его местонахождение; общая характеристика места происшествия (если это помещение — адрес, назначение здания, число этажей, расположение здания по отношению к окружающей обстановке);
б) пути, ведущие к месту происшествия, входы и выходы из помещения;
в) стены, потолки, окна, пол, освещение и отопление помещения, в котором произошло расследуемое событие;
г) обстановка места происшествия и все объекты осмотра (следы и иные вещественные доказательства и т. д.) с указанием, какие объекты фотографировались, каким способом и с каких следов снимались копии или делались оттиски и т. п.;
д) особые обстоятельства, характерные для данного преступления или, наоборот, являющиеся для него необычными (негативные обстоятельства).
В третьей — заключительной — части протокола указывается:
а) какие предметы были изъяты с места происшествия, куда направлены или кому переданы на хранение;
б) какие планы, схемы, чертежи составлены на месте происшествия;
в) куда направлен для вскрытия труп;
г) поступившие к следователю и относящиеся к осмотру заявления, принятые по ним решения.
Далее следуют подписи всех участников осмотра.
План места происшествия — это его изображение в прямоугольной проекции с помощью условных обозначений, выполненное в определенном масштабе или схематически. Назначение плана иллюстративное. Он отражает ту территорию (место), в пределах которой было совершено или обнаружено преступление, а также расположение на этой территории предметов и обнаруженных следов преступления и преступника.
К плану, как и к протоколу осмотра, предъявляются определенные требования; он должен:
а) достаточно точно и полно отражать реальную действительность;
б) составляться тем же лицом, что и протокол осмотра, и иметь необходимые реквизиты;
в) составляться на месте происшествия или во всяком случае по сделанным там наброскам. Составление плана вне места происшествия допускается в виде исключения, при отсутствии : надлежащих для этого условий;
г) содержать лишь общепринятые, обозначения, обеспечивающие его простоту и доступность;
д)составляться в едином .масштабе, причем избранный масштаб должен обеспечивать отражение на плане всех необходимых объектов осмотра;
е) не иметь лишних деталей.
Обязательными реквизитами плана следует считать: масштаб или указание основных размеров, обозначение стран света, объяснения условных обозначений, дату составления плана, подписи следователя и понятых.
Различают планы масштабные и схематические. Схематический план места происшествия составляется без масштаба, но с сохранением приблизительных пропорций между размерами изображаемых предметов и расстояниями между ними. Выбор вида плана зависит от особенностей места происшествия. В практике обычно планы помещений вычерчиваются в масштабе; планы местности — схематически, причем основные расстояния указываются размерными стрелками.
План может быть общим, когда на нем изображается не только непосредственное место происшествия, но и окружающие помещения, участки местности, например план части поселка, усадьбы с приусадебными постройками, территории мастерских с производственными помещениями, план всего дома, а не только той комнаты, где произошло расследуемое событие, и частным —- план отдельного помещения, где непосредственно имело место происшествие: комната, цех, одно из хранилищ склада, и т. п.
Частный план может быть плоскостным или развернутым. На плоскостном плане отображаются только те объекты, которые могут быть спроецированы на плоскость пола (вид сверху). Если требуется отобразить объекты, находящиеся в иных плоскостях (например, след крови на стене), составляется развернутый план, на котором стены и потолок как бы "раскладываются" в одной горизонтальной плоскости.
Фотоснимок места происшествия, является наглядной иллюстрацией. к протоколу, помогает , уяснить его содержание, восполняет обнаруженные, пробелы. Вместе с тем, следует иметь в виду, что фотоснимки ни в коей мере не заменяют протокола осмотра.
При фотосъемке места происшествия его общий вид запечатлевается с нескольких точек с тем, чтобы полнее зафиксировать все детали обстановки. При этом фотоаппарат во всех точках съемки устанавливается на одной высоте от поверхности, пола или почвы.
Каждый снимок, прилагаемый к протоколу осмотра, должен иметь на обороте пояснительную надпись о том, что изображено на снимке, с какого места произведена, съемка, а также должен быть заверен подписью следователя, лица, осуществлявшего съемку, и по возможности понятыми. Если фотоснимки смонтированы в таблицу, то эти надписи должны быть на, самой таблице.

§ 3. Наружный осмотр трупа на месте его обнаружения

Осмотр трупа на месте его обнаружения состоит из двух стадий — общего и детального осмотра трупа. Ход и результаты осмотра отражаются в протоколе осмотра места происшествия.
При осмотре трупа обязательно исследуются:
1. Поза трупа и его положение на месте происшествия. Общий осмотр трупа начинается с фиксации места его нахождения, положения, общего вида и позы трупа, т. е. расположения его частей относительно друг друга. Положение и поза трупа важны для формирования версий о механизме происшествия.
Положение, т. е. расположенность, трупа описывается относительно ближайших неподвижных объектов — входу, окнам, стенам, полотну железной дороги, деревьям и пр. Если трупу придана неестественная поза, в которой он удерживается какими-либо приспособлениями, то эти приспособления также должны быть тщательно осмотрены и описаны.
О перемещении трупа на месте происшествия (смене его позы) против первоначальных могут свидетельствовать прежде всего расположение и характер трупных пятен. Наблюдениями и опытами установлено, что трупные пятна при этом могут исчезать и образовываться на других частях трупа только в течение первых 6—8 часов после смерти. По истечении 10—12 часов трупные пятна уже не исчезают, а лишь частично смещаются, к концу же первых суток после смерти они уже не изменяют своего расположения.
Предметы, на которых лежит труп, отпечатываются на нем в виде бледных пятен или рельефных следов в результате сдавливания сосудов, которое и препятствует натеку крови. Поэтому на таких участках трупа отсутствуют трупные пятна. При этом следует учитывать, что подобные отпечатки могут оставлять на коже трупа и предметы, находящиеся в карманах его одежды, — портсигар, ключи и пр. Необходимо также внимательно исследовать ложе трупа, т. е. поверхность пола, грунта, предметов, на которой он лежит, и сопоставить обнаруженные на коже трупа оттиски с этими предметами. В том случае, если между формой найденных на ложе предметов и очертаниями следов на трупе имеются различия, это может свидетельствовать о его перемещении. Признаком изменения позы трупа является нарушенное трупное окоченение, а также некоторые другие следы на теле: кожные ссадины посмертного происхождения, кровяные полосы и т. п.
2. Внешний вид одежды трупа играет существенную роль для установления механизма происшествия. Известно, например, какое важное доказательственное значение имеет состояние одежды потерпевшей по делам об изнасиловании с последующим убийством. Точно так же по делам о самоубийствах состояние одежды трупа должно соответствовать данному способу самоубийства.
3. Орудия причинения смерти осматриваются в процессе осмотра трупа лишь в случаях, когда они находятся непосредственно на трупе, например затянутая, на шее петля.
Когда орудие причинения смерти механически соединено с трупом (петля на шее трупа, кинжал, торчащий из груди трупа, и пр.), оно осматривается до раздевания трупа и осмотра одежды, с тем чтобы при этих действиях расположенность и состояние орудия не были нарушены. Развязывать петли и узлы нельзя. Сохранять узлы рекомендуется, разрезая с этой целью материал петли в отдаленном от узла месте и затем — после снятия петли с трупа — соединяя и скрепляя концы друг с другом.
4. После осмотра внешнего состояния одежды, фиксации положения и позы трупа следует осмотреть ложе трупа. С этой целью его следует приподнять и отнести в сторону. Труп нельзя волочить или переворачивать, так как предметы, находящиеся под ним, могут иметь существенное значение для дела и, как уже указывалось, позволить сделать вывод о перемещении трупа и изменении его позы.
5. После внешнего осмотра одежды трупа его раздевают. Каждая часть одежды осматривается в отдельности и в совокупности с другими частями. При осмотре одежды выясняется: соответствует ли она размерам трупа, все ли части одежды налицо, какие предметы находятся в карманах и других частях одежды, какие помарки и пятна имеются на ней (размеры и расположение этих пятен, степень пропитанности ткани, цвет пятен, влажность), повреждения (характер повреждений, их размер, форма, специфические признаки, указывающие на происхождение, место и взаиморасположение), есть ли на одежде метки и какие именно, имеет ли одежда запах, соответствие качества верхней и нижней одежды.
6. Тело трупа осматривается по частям в той последовательности, которая представляется наиболее целесообразной. Устанавливаются пол, возраст, рост, цвет волос, глаз умершего; характер, степень и локализация трупных явлений и повреждений (их происхождение определяется лишь при судебно-медицинском исследовании трупа); состояние зубного аппарата, наличие выделений и т. п. Необходимо сопоставлять повреждения на теле и одежде с точки зрения их соразмерности и соответствия.
7. Предметы, обнаруженные в карманах и других частях одежды трупа, могут быть осмотрены как вместе с одеждой, так и после осмотра тела; при этом фиксируются характер, размеры, форма предметов, их состояние и расположение на трупе. Особенно детально указываются признаки внешности и одежды трупа потерпевшего, личность которого не установлена. В этих случаях по окончании осмотра труп обязательно дактилоскопируется и затем, после придании лицу прижизненного вида ("туалет" трупа), фотографируется по правилам сигналетической съемки.
Если возникает необходимость повторно осмотреть труп после его захоронения или подвергнуть его повторной судебно-медицинской экспертизе, производится эксгумация, т. е. извлечение трупа из места захоронения, о производстве эксгумации следователь выносит специальное постановление. Эксгумация производится в присутствии следователя, понятых и специалиста — судебного медика. Сначала фиксируется общий вид места захоронения гроба или трупа, затем осматриваются гроб, находящийся в нем труп и; его одежда. При этом важно, чтобы в протоколе нашли Отражение те фактические данные, которые позволяют сделать вывод о личности человека, чей труп был эксгумирован.

§4. Другие виды следственного осмотра

Осмотр, предметов. В соответствии с законом (ст. 179 УПК) предметы, обнаруженные при осмотре места происшествия, местности и помещений, при обыске, осматриваются на месте производства этих следственных действий. Результаты осмотра, записываются в протокол. Если же для осмотра предметов требуется продолжительное время или есть другие причины (например, если предмет предъявляется свидетелем по месту допроса), следователь, производит осмотр по месту производства следствия. В этом случае осмотр составляет содержание самостоятельного следственного действия. Чаще всего осмотр отдельных предметов в кабинете следователя целесообразно повторять независимо от того, осматривались они по месту их обнаружения или нет.
Осмотр предметов должен производиться так, чтобы от внимания следователя не ускользнули те признаки и свойства, которые имеют существенное значение для дела.
Осмотр предметов начинается и изучения их общего вида. Следователь устанавливает состояние предмета, его наименование и назначение, при необходимости —правила пользования этими предметами. Затем в ходе дальнейшего осмотра выявляются индивидуальные признаки предмета, его дефекты и особенности, признаки, свидетельствующие о том, по какому назначению он использовался и как интенсивно, признаки, указывающие на связь осматриваемого предмета с расследуемым событием. Все эти данные фиксируются в протоколе осмотра, к которому могут быть приложены фотоснимки.
Осмотр предметов не может заменить их экспертного исследования. Имея это в виду, следователь в процессе осмотра должен, во-первых, сосредоточить свои усилия на выявлении тех следов и признаков, которые впоследствии станут объектами экспертного исследования; во-вторых, строго соблюдать правила обращения с осматриваемыми предметами, гарантирующие их сохранность и доказательственную силу.
Осмотр документов. Цель осмотра документов — выявить и зафиксировать такие их признаки, которые придают документам значение вещественных доказательств, а также установить удостоверенные ими или изложенные в них обстоятельства и факты, имеющие значение для дела.
На начальном этапе осмотра следователь должен получить общее представление о документе. При этом выясняется:
а) что представляет собой документ;
б) у кого и где хранится;
в) внешний вид документа и его реквизиты;
г) происхождение документа, от кого поступил к адресату;
Содержание дальнейших действий следователя зависит от того, какую роль, по его предположению, этот документ может играть в деле:
вещественного доказательства или средства удостоверения тех или иных фактов и обстоятельств. При осмотре документов — вещественных доказательств следователь доступными ему средствами решает вопрос о подлинности документа, изучая для этого содержание, форму, материал документа и его отдельные части: подписи, оттиски печатей и пр. Для выявления признаков подделки применяются специальные приемы осмотра — под определенным углом зрения или освещения, на просвет, через увеличительное стекло, в невидимых лучах спектра и т. п. В необходимых случаях для повышения эффективности осмотра следователь может воспользоваться помощью специалиста (криминалиста, химика и т. д.). Все признаки, свидетельствующие о том, что документ целиком фиктивен, или указывающие на его частичную подделку (травление, подчистки, дописки и пр.), подробно фиксируются в протоколе осмотра.
Если документ является средством удостоверения фактов, особое внимание обращается на те его части, которые играют удостоверительную роль, например на подпись определенного должностного лица и дату документа, что в совокупности указывает на пребывание этого лица в тот момент в данной должности, или на содержание документа, из которого можно сделать вывод об интересующих следствие обстоятельствах, например о получении определенной партии товаров. В протоколе осмотра фиксируется все обнаруженное, а та часть документа, которая имеет доказательственное значение, при необходимости может быть изложена дословно. Таким путем следователь может избежать приобщения к делу значительных по объему документов, например книг бухгалтерского учета, если доказательственное значение имеют лишь некоторые записи.
Осмотр животных. В процессе расследования ряда преступлений, таких, как кражи скота, может возникнуть необходимость в осмотре животных. Цель такого осмотра — выявление признаков, позволяющих установить принадлежность животного определенному хозяйству или конкретному лицу, а также признаков, по которым можно отождествить животное. При этом устанавливаются:
а) вид животного;
б) порода, масть, пол и по возможности возраст животного;
в) признаки принадлежности животного определенному хозяйств или лицу (клейма, способ ковки, наличие на животном индивидуально определенного предмета, например, ошейника с надписью, специальные отметины на теле животного, например, отверстия определенной формы в ушах);
г) индивидуальные признаки животного — следы от перенесенных травм, анатомические особенности, специфический окрас и др.
В целях полного выявления перечисленных признаков и правильного описания их в протоколе осмотра целесообразно привлекать специалиста — ветеринара или зоотехника.
Осмотр помещений и участков местности, не являющихся местом происшествия. О значении данного вида следственного осмотра дает представление такой пример.
При расследовании уголовного дела о хищении имущества материально ответственное лицо заявило, что недостающие товары были Списаны как испортившиеся, а затем уничтожены неподалеку от складского помещения в специально отведенном месте. Следователь произвел осмотр этого места, в процессе чего установил отсутствие каких-либо следов уничтожения товаров, что позволило изобличить обвиняемого в ложных показаниях.
Объектами данного вида осмотра могут быть складские, торговые, производственные и жилые помещения, различные участки местности (например, место встречи соучастников). Производится он по правилам осмотра места происшествия.

§ 5. Освидетельствование

Особым видом следственного осмотра является освидетельствование — осмотр людей. Освидетельствованию могут быть подвергнуты обвиняемый, подозреваемый, свидетель или потерпевший. Его цель — установить на теле человека следы преступления, особые приметы и иные признаки, позволяющие судить о связи данного человека с расследуемым событием.
Следственное освидетельствование отличается от судебно-медицинского. Первое представляет собой разновидность следственного осмотра, второе — один из видов судебно-медицинской экспертизы. Для первого не требуется специальных познаний; второе представляет: собой решение специальных вопросов из области судебной медицины: о причинах и давности причинения телесных повреждений, степени их тяжести, врожденности или приобретенности анатомических или физиологических аномалий и пр. О различном характере этих процессуальных действий дает представление следующий пример.
При расследовании дела об изнасиловании был задержан подозреваемый Л. По показаниям потерпевшей, у преступника на правом предплечье было большое родимое пятно багрового цвета, а под ним татуировка: "Нет в жизни счастья". В результате оказанного потерпевшей сопротивления на другой руке преступника должны были остаться следы укусов. Чтобы установить, есть ли у Л. родимое пятно и татуировка, он был подвергнут освидетельствованию. Для решения же вопросов о том, являются ли обнаруженные, при освидетельствовании царапины и кровоподтеки следами зубов человека и какова их давность, была назначена судебно-медицинская экспертиза.
Путем следственного освидетельствования могут быть выяснены вопросы, имеются ли на теле данного лица:
а) особые приметы, какие именно и где;
б) какие-либо повреждения и где;
в) частицы тех или иных веществ, которые он мог унести или принести на место происшествия;
г)признаки его профессиональной принадлежности. Освидетельствование может сопровождаться осмотром одежды и должно производиться в определенной последовательности: сначала осматриваются части тела, не закрытые одеждой, затем при необходимости — одежда, а потом остальные части тела.
Особое внимание обращается на пятна и загрязнения, исследуются швы и складки, манжеты курток, рубашек и брюк, где могут находиться частицы пыли и другие объекты. Следует иметь в виду наличие на одежде и белье микрообъектов, позволяющих экспертным путем установить факт контактного взаимодействия освидетельствуемого с иным лицом или другим объектом. Для обнаружения этих микрообъектов возможен повторный осмотр предметов одежды в лабораторных условиях с участием специалиста. Для такого осмотра и последующего экспертного исследования предметы изымаются, упаковываются отдельно друг от друга.
Если при освидетельствовании осматривается одежда, документ о производстве всех этих действий именуется протоколом освидетельствования и осмотра одежды.
Освидетельствование может сопровождаться фотосъемкой общего вида участка тела и обнаруженных на нем примет или следов. Фотографии прилагаются к протоколу в виде таблицы.
Если в ходе осмотра освидетельствуемое лицо выскажет какие-то замечания или пояснения, относящиеся к процедуре или результатам этого следственного действия, они должны быть занесены в протокол. Протокол подписывается всеми участниками освидетельствования.
В тех случаях, когда освидетельствование проводится врачом, результаты и все обнаруженное следователь описывает со слов врача, что специально оговаривается в протоколе.
Глава 34. Тактика и технология обыска и выемки

§ 1. Сущности, задачи и порядок проведения обыска

Обыск — это процессуальное действие, содержанием которого является принудительное обследование помещений, сооружений, участков местности и транспортных средств, отдельных граждан в целях отыскания и изъятия скрываемых доказательств преступления, документов, ценностей, нажитых преступным путем, а также розыска лиц, трупов.
Как следственное действие обыск может проводиться только по возбужденному уголовному делу. Исключение составляет личный обыск подозреваемого при его задержании или заключении под стражу (п. Г ст. 172 УПК РСФСР).
Обыск — это самостоятельное следственное действие, отличное от такого, близкого к нему, как выемка.
Выемка осуществляется для изъятия определенных предметов и документов, имеющих значение для дела, когда точно известно, где и у кого они находятся. При обыске существует лишь предположение следователя на этот счет, а сами объекты предстоит еще отыскать. Общим между ними является то, что следователь в обоих случаях сначала предлагает добровольно выдать объекты, подлежащие изъятию. В случае отказа или обоснованных сомнений, что выдано не все требуемое, как обыск, так и выемка осуществляются принудительно. Вместе с тем в отличие от выемки обыск характеризуется более выраженными мерами процессуального принуждения, закрепленными в законе: право входить в помещение вопреки желанию обыскиваемого; право вскрывать хранилища; право пресекать; общение обыскиваемых между собой и с внешним миром; право задерживать, до окончания обыска лиц, находившихся на месте обыска, и лиц, пришедших в это помещение в ходе обыска (ст. 168, 170 УПК РСФСР).
Задачами обыска в соответствии со ст. 168 УПК РСФСР являются:
1. Отыскание и изъятие орудий преступления, т. е. предметов, специально предназначенных для их совершения (оружие, отмычки, взрывные устройства, поддельные печати и т. п.) или уже использованных с этой целью (топор, нож, молоток, клише фальшивых денежных знаков, химикаты).
2. Отыскание и изъятие, предметов и ценностей, нажитых, преступным путем. Сюда относятся предметы,, непосредственно похищенные преступником, полученные им в результате вымогательства, шантажа, иных преступных действий. Это могут быть деньги, ценности, транспортные средства, иные объекты, полученные в виде взятки., Наконец, это могут быть вещи, деньги, валюта, полученные .в результате реализации объектов первых двух; груше.
3. Отыскание и изъятие других предметов и документов, имеющих значение для дела. Это могут быть следы и иные отображения совершенного в данном месте преступления (например, одежда с замытыми пятнами крови), записи, документы, личные письма, черновики и т. п., свидетельствующие о совершенном преступлении, а также указывающие на возможность нахождения в определенных местах скрывающихся лиц, скрываемых предметов, иных объектов, относящихся к преступлению. Это могут быть фотоснимки, видео - и фонозаписи, киноленты, способствующие установлению важных для дела фактов (например, факта знакомства определенных лиц, их совместного времяпрепровождения в ресторане, бане, на охоте и т. п.).
4. Обнаружение разыскиваемых лиц и трупов. Это может касаться как непосредственного обнаружения скрывающегося от следствия и суда лица, так и документов, писем, записей, указывающих на его местопребывание.
Трупы и их части являются объектом обыска, проводимого в помещениях, подвалах, сараях, приусадебных участках, в транспортных средствах и т. д.
5. Выявление имущества, которое может быть конфисковано или служить обеспечением гражданского иска. При этом следователь обязан наложить арест на имущество обвиняемого, подозреваемого или лица, несущего по закону материальную ответственность за свои действия, а также иных лиц, у которых находится имущество, нажитое преступным путем.
6. При обыске должны быть изъяты предметы и документы, запрещенные к обращению, независимо от того, относятся ли они к делу — огнестрельное оружие, наркотики, радиоактивные вещества, документы, содержащие государственную тайну, и т. п.
Обыски возможны в любой стадии расследования. При расследовании акций преступных структур обыски чаще всего производятся сразу же после возбуждения уголовного дела. Это позволяет обнаружить и изъять вещи, ценности, деньги, являющиеся предметом преступного посягательства, обнаружить орудия преступления: огнестрельное оружие, транспортные средства и др., задержать спрятавшегося преступника.
Обыски на последующих этапах возможны при расследовании преступлений, совершаемых в сфере экономики, когда обыску предшествует длительная работа — установление, где, у кого и что необходимо искать: документы, носители компьютерной информации, пластиковые карты и т. п.
При обыске учитывают то обстоятельство, что его проведение чаще всего связано с вторжением в жилое или иное помещение, т. е. это действие ограничивает некоторые конституционные права гражданина. Для проведения обыска всегда должны быть веские, или, как сформулировано в законе, "достаточные основания" (ст. 168 УПК РСФСР). Говоря о достаточных основаниях, закон имеет в виду, что следователь должен располагать информацией, не вызывающей у него сомнения. Такая информация может быть получена из различных источников как путем проведения следственных, так и оперативных действий в соответствии с Законом об оперативно-розыскной деятельности. Источниками фактических данных, из которых вытекает необходимость производства обыска, могут быть: а) показания свидетелей, потерпевших, подозреваемых, обвиняемых; .6) заявления .граждан; в) официальные уведомления должностных лиц государственных, общественных, коммерческих организаций; г) данные, собранные методами оперативно-розыскной деятельности.
Наилучшим вариантом может считаться такой, когда имеется достоверная информация, кто конкретно, что именно и где прячет.
В любом случае закон требует вынести постановление, в котором были бы мотивированно обоснованы обыск и необходимость получения санкции прокурора на его производство (ч. 2 ст. 168 УПК РСФСР). Подобный порядок должен расцениваться, кроме всего прочего, как одна из гарантий защиты конституционных прав и свобод граждан [227 В Конституции Российской Федерации содержится указание на производство обыска с санкции судьи. Так как Конституция РФ является актом прямого действия, Пленум Верховного Суда РФ в постановлении № 13 (ст. 2) от 24 декабря 1993 г. разъяснил, что судьи не должны отказывать в решении вопроса о выдаче санкции на обыск в случаях обращения к ним следователя. ]
.
Говоря о процессуальном порядке, необходимо в первую очередь иметь в виду мотивированное постановление о производстве обыска (ст. 170 УПК РСФСР). В вводной части указывается дата постановления, место работы, фамилия, инициалы, классный чин (или звание) следователя, в связи с каким уголовным делом будет проведен обыск. В описательной части следователь излагает основания того, что в определенном помещении или у определенного лица находятся конкретные предметы и документы, имеющие значение для дела. Источники информации могут не упоминаться в интересах следствия. Однако во всех случаях должны быть указаны причины и цели обыска. Скрывать их нецелесообразно и неправомерно. Нецелесообразно потому, что субъект обычно хорошо знает, в связи с чем у него производят обыск. Неправомерно потому, что он должен иметь возможность обжаловать необоснованно проведенный обыск.
В резолютивной части излагается, где конкретно будет проводиться обыск и у кого. Если в помещении проживает несколько лиц, то указывается его владелец (или ответственный съемщик) и обыскиваемое лицо.
Когда обыск планируется провести в служебном помещении, то указывается наименование предприятия, организации, коммерческой структуры, которой принадлежит данное помещение (или арендуется).
Для получения санкции прокурора следователь представляет ему все материалы уголовного дела на момент вынесения постановления, а также материалы оперативного сопровождения дела, подтверждающие необходимость обыска.
В случаях, не терпящих отлагательства, обыск проводят на основе мотивированного постановления без санкции прокурора, но с последующим письменным сообщением в суточный срок о произведенном обыске (ч. 2 ст. 168 УПК РСФСР).
Анализ следственной практики позволяет считать, что наиболее частыми вариантами таких случаев являются:
1. Лицо застигнуто с поличным при совершении преступления или сразу после него. Промедление с обыском может привести к сокрытию или уничтожению вещественных доказательств, предметов, документов, соучастниками преступления.
2. При расследовании "по горячим следам" имеются основания полагать, что преступник скрывается в определенном помещении, надворной постройке, транспортном средстве и т. п., объекте, принадлежащем конкретному лицу.
3. Необходимость незамедлительного обыска становится очевидной в ходе осмотра места происшествия или иного следственного действия (допроса, проверки показаний на месте и др.). В подобных случаях следователь, не прекращая осмотра, может вынести постановление об обыске, поручив его производство другому лицу (другому следователю, сотруднику милиции).
4. Необходимость обыска возникла по результатам только что проведенного оперативного мероприятия, предоставившего убедительные основания того, что у определенного лица или в определенном месте находятся важные для дела документы, вещественные доказательства, иные предметы, которые в случае промедления могут быть уничтожены, перепрятаны, реализованы другим лицам.
5. Возможен и такой вариант, когда следователь находится вдали от пункта, где расположена прокуратура, и получение санкции потребует значительного времени, а производство обыска является срочным.
Участники обыска. По смыслу закона обыск производится следователем, вынесшим постановление. Данное правило распространяется и на лицо, производящее дознание, в ходе которого осуществляется обыск. Вместе с тем в соответствии со ст. 127 УПК РСФСР следователь вправе вынести постановление об обыске и поручить его производство другому следователю или органу дознания. На практике это происходит в следующих ситуациях: дело ведет группа следователей и руководитель группы выносит постановление о производстве обыска, указывая, кому из следователей он поручается; обыск выполняется в месте, отдаленном от непосредственного пункта расследования, в порядке отдельного поручения органу дознания или следователю другой прокуратуры. Во всех подобных вариантах лицо, вынесшее постановление о производстве обыска, несет ответственность за его обоснованность. Исполнитель поручения отвечает за законность самого обыска и за его, результаты.
Наряду со следователем в производстве обыска принимают участие, как правило, оперативные сотрудники органов внутренних дел (ФСБ, СВР). Их задача — обеспечить порядок в месте обыска, пресечь возможное сопротивление; задерживать на время обыска лиц по указанию следователя; вести наблюдение за лицами, находящимися в месте обыска;
по поручению следователя осуществлять поиск на отдельных участках, производить личный обыск.
В обыске может принимать участие специалист (ст. 1331, 170 УПК РСФСР), использующий поисковые и иные технические средства (металлоискатель, рентгеноскопическую установку, трупоискатель и т. п.).
Значительна помощь специалиста и в качестве консультанта следователя. Консультации могут касаться правил технической безопасности на обыскиваемом объекте, обращения с электроприборами и иными механизмами, с ядовитыми и радиоактивными веществами, оружием и боеприпасами. Специалисты определяют, где искать тайники. Специалист может быть приглашен для оценки изымаемого и правильного описания вещей в протоколе.
В роли специалиста выступает и кинолог со служебной собакой, обученной обнаруживать наркотики, взрывчатые вещества и др. Служебно-розыскная собака может быть использована для поиска лица, в том числе похищенного, по запаху его вещей. Во всех случаях успешного применения служебно-розыскной собаки об этом должен составляться акт, который в качестве документа, отражающего гласное оперативное действие, приобщается к делу.
При необходимости к обыску привлекаются технические помощники следователя — для вскрытия хранилищ, разборки кирпичной кладки, производства раскопок и т. п.
В обыске могут принимать участие также прокурор, начальник следственного управления (части, комитета) МВД (ФСБ). Помимо контроля за законностью действие следователя, эти лица помогают ему советом, привлечением дополнительных сил и средств, координируют действия следственных групп, осуществляющих одновременный групповой обыск.
Наряду с участниками обыска, т. е. непосредственными исполнителями тех или иных действий, необходимо очертить круг лиц, присутствующих при обыске.

<< Пред. стр.

стр. 16
(общее количество: 26)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>