<< Пред. стр.

стр. 18
(общее количество: 26)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

выбор момента ее проведения. Очную ставку целесообразно проводить тогда, когда следователь располагает данными, позволяющими объективно оценить показания ее участников, определить, какие из них соответствуют истине. От этого зависит вся тактическая линия, последовательность постановки вопросов и пр. Однако промедление с производством очной ставки может привести к тому, что она утратит характер внезапности, который в известной степени также способствует ее успешности;
анализ взаимоотношений участников очной ставки. Это необходимо для определения возможной линии их поведения, воздействия друг на друга, оценки вероятности изменения показаний одним участником для другого и т. п.;
определение предмета очной ставки, т. е. круга подлежащих выяснению спорных обстоятельств;
определение вопросов к допрашиваемым, их формулировки;
определение последовательности вопросов;
подготовка доказательств и иных материалов, которые могут потребоваться по ходу очной ставки.
Особого внимания требует формулировка и последовательность вопросов. Необходимо решить, насколько детальным будет анализ обстоятельств, по поводу которых в показаниях допрашиваемых имеются противоречия, не следует ли сначала ограничиться общим вопросом и только потом детализировать показания, следует ли их детализировать, если допрашиваемые останутся на своих позициях и противоречия по общему вопросу устранены не будут. В то же время важно учитывать, что детализация показаний позволяет преодолеть добросовестное заблуждение участника очной ставки и таким образом способствовать устранению противоречий.
Производство очной ставки начинается с выяснения, знают ли ее участники друг друга и в каких отношениях находятся. Это необходимо для оценки возможного влияния связей на правдивость показаний. Поэтому очень важно не ограничиваться фиксацией общих ответов о характере отношений, а выяснить, на какой основе дается такая характеристика, в чем конкретно проявляются, например, неприязненность, враждебность, предвзятость.
Далее следователь предлагает каждому из участников дать показания по существу спорных обстоятельств.
По сложившейся практике первым показания дает тот, кто, по мнению следователя, говорит правду. Это тем более целесообразно в случаях, когда нет уверенности, что данное лицо не изменит своих показаний под влиянием другого участника. Исключения из этого порядка допустимы в случаях, когда следователь считает, что правдивый участник будет твердо стоять на своем и сможет дать более аргументированные показания, выслушав недобросовестного участника, а также когда можно предположить, что его показания так сильно возмутят второго допрашиваемого, что он сообщит дополнительные сведения и даже вынудит недобросовестное лицо говорить правду.
Участник, дающий ложные показания, иногда может настаивать, чтобы его на очной ставке допросили первым. Приводимые мотивы при этом бывают различными, но практика свидетельствует, что в действительности — это намерение оказать своими словами давление на второго участника очной ставки, побудить его изменить показания. Удовлетворить такое ходатайство можно только в тех случаях, когда следователь твердо уверен, что второй участник сумеет противостоять давлению. Подобная стойкость может психологически подействовать на недобросовестного участника и побудить его к правдивым показаниям.
При проведении очной ставки с добросовестно заблуждающимся лицом его искренность и убежденность в своей правоте может подействовать на второго участника. Такой результат следователь также должен предвидеть и заранее подготовиться к нейтрализации его соответствующими тактическими приемами (детализация показаний, предъявление доказательств и т. п.).
В целях устранения противоречий допрашиваемым могут предъявляться соответствующие доказательства, в том числе и показания, ранее данные участниками очной ставки. Однако закон (ст. 163 УПК) допускает оглашение показаний (воспроизведение звукозаписи) участников очной ставки, содержащихся в протоколах предыдущих допросов, лишь после дачи ими показаний на данной очной ставке и записи их в протокол.
Участники очной ставки с согласия следователя могут задавать вопросы друг другу. Однако было бы неправильно допускать, чтобы допрашиваемые воспользовались этим для препирательства, оскорблений и упреков, а уж тем более для сговора с целью дачи согласованных ложных показаний.
Допрос с участием второго следователя. Закон не содержит положений, препятствующих допросу двум следователям. Потребность в этом может возникнуть для непрерывного наблюдения за поведением и эмоциями допрашиваемого, ускорения темпа допроса, а также в случаях, когда предмет допроса интересует и другого следователя из той же бригады.
Такой допрос дает возможность осуществить различные психологические комбинации, например такой, когда один следователь сознательно обостряет обстановку допроса и тем самым вызывает к себе неприязнь допрашиваемого, а другой (своими "возражениями" первому в нужный момент) разряжает обстановку и легко вступает в контакт с допрашиваемым, побуждая его дать правдивые показания.

§ 8. Фиксация хода и результатов допроса

Основным средством фиксации хода и результатов допроса, в том числе и на очной ставке, является протокол. Протокол допроса состоит из четырех частей: анкетной, в которой указываются необходимые сведения о личности допрашиваемого (фамилия, имя, отчество, год и место рождения, национальность, образование и т. п.); изложения свободного рассказа; записей поставленных допрашиваемому вопросов и его ответов; удостоверительной, в которой содержится отметка об ознакомлении допрашиваемого с записью показаний и удостоверение его подписью правильности протокола.
Закон требует занесения в протокол показаний в первом лице и по возможности дословно. Последнее особенно важно при фиксации показаний несовершеннолетних, когда сам язык может ориентировать следователя при решении вопроса об их ложности или правдивости.
Каждая страница протокола подписывается допрашиваемым; кроме того, он вправе требовать внесения в протокол необходимых с его точки зрения поправок и дополнений. Все дополнения и поправки должны быть удостоверены подписью допрашиваемого и следователя.
Кроме изложенного, протокол допроса Должен содержать:
при допросе свидетеля и потерпевшего — отметку о предупреждении об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу ложных показаний, что подтверждается подписью допрашиваемого;
при первом допросе подозреваемого — отметку о разъяснении ему, в совершении какого преступления он подозревается;
при первом допросе обвиняемого — его заявление, признает ли он себя виновным;
при участии в допросе переводчика, эксперта, защитника, педагога, родителей или законных представителей несовершеннолетнего— указание их фамилий и иных необходимых данных, а также подписи всех участников допроса.
В ходе допроса лицо может по собственному побуждению или по предложению следователя выполнить те или иные чертежи, схемы, планы, рисунки, поясняющие его показания. Эти документы, удостоверенные подписями допрашиваемого и следователя, приобщаются к протоколу. ,
По решению следователя или по просьбе допрашиваемого может быть применена звукозапись. Она не исключает протоколирования допроса, являясь дополнительным средством фиксации показаний.
О производстве звукозаписи допрашиваемый уведомляется до начала, следственного действия. Не допускается осуществлять звукозапись : только части допроса или показаний, специально повторенных для звукозаписи. По окончании допроса звукозапись полностью воспроизводится, и лицо своим заявлением, удостоверяет ее правильность. На фонограмму записываются и все дополнения и поправки к показаниям. В протоколе допроса в этом случае должны содержаться: отметка о применении звукозаписи и уведомлении об этом допрашиваемого, сведения о технических средствах и условиях звукозаписи, заявления допрашиваемого по поводу применения звукозаписи, отметка о воспроизведении звукозаписи, удостоверение правильности протокола и звукозаписи допрашиваемым и следователем (ст. 1411 УПК).
Показания на очной ставке заносятся в протокол в той последовательности, в какой они давались. В протоколе очной ставки обязательно делается запись о взаимоотношениях между допрашиваемыми.
При очной ставке также возможна звукозапись. Ее особенность заключается в том, что следователь, задавая вопрос, обязательно должен вслух произнести, кому этот вопрос задается, а также назвать фамилию отвечающего. Правильность звукозаписи удостоверяется голосами обоих участников очной ставки.
Глава 36. Тактика проверки и уточнения показаний на месте

§ 1. Понятие проверки и уточнения показаний на месте

Одним из эффективных способов исследования доказательств, содержащихся в показаниях свидетелей, потерпевших, подозреваемых и обвиняемых, является следственное действие, получившее название проверки показаний на месте. В настоящее время оно как самостоятельный акт УПК не предусмотрено, однако широко применяется в практике в рамках иных следственных действий, регламентированных уголовно-процессуальным законом.
Сущность его заключается в демонстрации лицом, правдивость показаний которого проверяется, определенного места, связанного с событием преступления; рассказе о совершенных на нем действиях; анализе указанного места и сопоставлении данных, сообщенных лицом, с объективной обстановкой на месте и иногда воспроизводстве некоторых действий.
Проверка и уточнение показаний на месте, сочетая в себе черты ряда следственных действий, имеет своеобразный комплексный характер и своеобразную тактику проведения.
Как и при допросе, свидетель или обвиняемый дает показания о конкретных обстоятельствах дела. Однако проверка показания на месте обязательно проводится в присутствии понятых и в большинстве случаев — с целью показа каких-либо объектов. Ее дополнительной целью может быть демонстрация действий на каком-то определенном месте. Действия и обстановка воспринимаются следователем и понятыми непосредственно, лично.
Проверка и уточнение показаний на месте иногда напоминает такие следственные действия, как предъявление для опознания или следственный эксперимент. Однако она не является ни тем, ни другим.
Акт опознания исчерпывается заявлением лица о том, что он опознает (или не опознает) предъявленный ему объект по каким-либо признакам в результате предоставленной ему возможности выбора. При проверке показаний на месте речь идет не о выборе какого-либо места из числа предъявляемых, а об указании его следователю и понятым, об описании лицом не только признаков этого места, но и совершенных на нем действий, о показе в подтверждение своих слов тех или иных предметов (нередко в скрытом виде).
Проверка и уточнение показаний на месте лишена того чисто опытного характера, который отличает следственный эксперимент от других следственных действий. Она не требует специально реконструированной обстановки, не решает вопроса, могло или не могло произойти данное событие, что характерно для следственного эксперимента, а уточняет, где и как по проверяемым показаниям произошло событие. Кроме того, эксперимент может быть проведен и без участия в нем свидетеля или обвиняемого, что немыслимо при проверке показаний на месте.
Содержание проверки частично совпадает и с таким следственным действием, как осмотр, однако в него не входит показ места или предмета, связанного с расследуемым событием, и он не сопровождается показаниями об этих объектах.
При смешении с допросом и осмотром теряет свое значение такой основополагающий тактический принцип проверки и уточнения показаний, как добровольность участия лица, чьи показания проверяются. На практике это приводит к тому, что инициатива в указании пути и самого места проверки переходит к следователю, действия которого приобретают наводящий характер. Возникает необходимость проверки результатов проведенного "выхода на место" и, таким образом, утрачивается сама цель следственного действия.
При смешении с предъявлением для опознания имеет место тот же недостаток, так как в сущности инициатива в действиях также должна принадлежать следователю: выполнение тактического правила, обеспечивающего лицу свободу выбора опознаваемого объекта среди ему подобных, требует предъявления нескольких мест, подбор которых лежит на следователе, а это предполагает к тому же знание последним того места, где должны проверяться показания. Смешение же со следственным экспериментом логически приводит к игнорированию изменений в обстановке места проверки, что противоречит принципам проведения экспериментальных действий.
Тактическое своеобразие проверки и уточнения показаний на месте требует и оригинальной процессуальной регламентации, где обязательно должен быть сделан акцент на инициативность и добровольность действий лица, чьи показания подвергаются проверке.
Непременным тактическим элементом проверки и уточнения показаний является органическое сочетание рассказа и показа лицом объектов или деталей обстановки, удостоверяющих правдивость его слов, а также демонстрация действий, подтверждающих показания. На данном этапе роль следователя изменяется: из пассивного наблюдателя он превращается в активного участника, поскольку по его инициативе может осуществляться показ или подтверждение действия, необходимое их уточнение и т. п. Смысл сочетания рассказа с показом заключается в объективизации критериев достоверности показаний.
Сказанное подтверждает, что проверка показаний на месте — самостоятельное следственное действие, специфическое и с процессуальной, и с тактической сторон. Его цель — не только исследовать и восполнить имеющиеся, но и получить новые доказательства, относящиеся как к составу расследуемого преступления, так и к обстоятельствам, способствовавшим "его совершению.
Проверка доказательств при проведении данного следственного действия заключается в том, что лицо, производящее расследование, воочию убеждается:
а) в существовании того места, о котором показывал свидетель или обвиняемый (по характерным признакам этого места, описанным в показаниях и существующим в действительности);
б) в существовании того пути, которым преступник проник на место преступления или удалился с него;
в) в наличии или отсутствии противоречий в показаниях нескольких свидетелей или обвиняемых о пути следования к месту преступления или о самом месте преступления, месте встречи с соучастниками или о действиях на определенном месте;
г) в знании лицом, чьи показания проверяются, действительных обстоятельств дела.
В этих случаях проверку и уточнение показаний на месте можно рассматривать как одно из средств исследования вопроса о причастности обвиняемого (подозреваемого) к преступлению. Здесь проверяются такие факты, которые могли быть известны лицу только в случае его действительной причастности к преступлению, например место, на котором лежали похищенные вещи. Понятно, что оценка результатов данного следственного действия и решение вопроса о причастности лица к преступлению зависят от всей совокупности доказательств, собранных по уголовному делу. Если же допрашиваемый не может назвать, например, адреса квартир, где были совершены кражи, или улицу, где он видел соучастников, то путем проверки показаний на месте эти пробелы могут быть восполнены. Как указывалось, возможно получить и новые доказательства. Это достигается в том случае, когда на указанном свидетелем или обвиняемым месте обнаруживается похищенное имущество, труп, следы пребывания преступника.
Нуждаются ли результаты рассматриваемого следственного действия в свою очередь в проверке? Практика дает утвердительный ответ на этот вопрос, особенно актуальный при разоблачении самооговора, а иногда и оговора.
Проверяемые показания могут подтвердиться обнаруженными деталями обстановки места, их расположения и т. д. Но для признания достоверности таких результатов надо исключить всякую возможность получения соответствующей информации лицом, чьи показания проверяются, от третьих лиц, что можно сделать лишь с помощью иных доказательств.
Следует остановиться на вопросе о том, в каких случаях целесообразно проводить проверку и уточнение показаний как самостоятельное следственное действие, а не идти обычным путем, принятым для проверки и оценки доказательств.
В литературе указывают четыре ситуации, в которых возникает необходимость в проверке и уточнении показаний, а именно, когда:
а) в показаниях допрошенного лица есть данные о значимом месте или маршруте, которые он не смог назвать или описать так, чтобы следователь получил о них полное представление, исключающее необходимость их непосредственного восприятия;
б) в показаниях допрошенного лица содержатся сведения о местонахождении каких-либо следов преступления или предметов, могущих служить вещественными доказательствами по делу;
в) нужно сопоставить показания двух или более лиц относительно события, происшедшего в определенном месте, или маршрута следования к этому месту;
г) в показаниях допрошенного лица содержатся сведения об обстановке места, где произошло расследуемое событие. В таких случаях при проверке показаний на месте иногда удается восстановить эту обстановку, и тем; самым проверить осведомленность лица относительно обстоятельств произошедшего события [238 См.: Соя-Серко Л. А. Проверка показаний на месте. М., 1996. С. 16—17.]
.

§ 2. Подготовка к проверке и уточнению показаний на месте

До выхода на место обвиняемый (подозреваемый) или свидетель (потерпевший) подробно допрашивается относительно всех обстоятельств, связанных с интересующим следствие местом. При допросе следует выяснить признаки этого места или пути движения обвиняемого (подозреваемого), свидетеля (потерпевшего).
Проверка и уточнение показаний на месте проводится только при добровольном согласии обвиняемого (подозреваемого) или свидетеля (потерпевшего). Поэтому в ходе допроса необходимо выяснить, может ли и желает ли он указать те места и рассказать там о совершенных действиях. ,
Подготовка к данному следственному действию включает в себя определение для него наиболее благоприятного времени. Оно должно быть выбрано с таким расчетом, чтобы обеспечить ориентировку на местности лицу, чьи показания проверяются, предупредить нежелательные для следствия действия обвиняемого, обеспечить в необходимых случаях скрытность проверки. Если она может повлечь за собой арест других преступников, момент ее проведения должен быть выбран с таким расчетом, чтобы обеспечить внезапность ареста.
До начала следственного действия необходимо проверить готовность технических, средств — фото- и видеокамеры, магнитофона, а в необходимых случаях — поисковых приборов, следственного чемодана. Затем — проинструктировать о порядке действий всех участников, в том числе, и водителя транспортного средства.

§ 3. Тактические приемы проверки и уточнения показаний на месте

Предоставление полной инициативы лицу, чьи показания проверяются. Проверка и уточнение показаний на месте начинается с предложения свидетелю или обвиняемому самостоятельно указать путь следования на место. Следователь или понятые не должны брать в этом отношении инициативу в свои руки, так как в противном случае их действия могут расцениваться как наводящие. В случае неуверенности действий допрашиваемого можно лишь применить приемы "оживления" памяти.
Свидетель или обвиняемый должны идти к установленному месту впереди всей группы участников проверки, указывая направление; при следовании на автомашине данное лицо должно находиться рядом с водителем, который обязан выполнять его указания.
Следователь не должен вмешиваться в действия свидетеля или обвиняемого, поправлять его, высказывать сомнения относительно правильности пути. Однако он может остановить движение, например, с целью фиксации показанного, или задать уточняющие вопросы.
Осуществление проверки и уточнения показаний с каждым обвиняемым или свидетелем порознь. Когда по делу проходят несколько обвиняемых или свидетелей, выразивших желание указать одно и то же место или один и тот же путь следования, проверка осуществляется с каждым из них в отдельности. Более того, в каждом случае рекомендуется привлекать новых понятых, чтобы они не смогли перепутать обстоятельства и результаты проверки показаний, если суд сочтет нужным допросить их.
Сочетание при проверке и уточнении показаний рассказа с показом и демонстрацией действий. Обвиняемый (подозреваемый) или свидетель (потерпевший) в процессе проверки показаний на месте дает свои пояснения в сочетании с действиями, т. е. одновременно показывает и рассказывает об интересующих следствие фактах. Также последовательно эти пояснения должны фиксироваться в протоколе.
Если проверка предпринимается для демонстрации определенных действий, то они должны осуществляться именно в тех местах, где происходили; в противном случае вся процедура проверки лишается всякого смысла.
Сочетание проверки показаний с исследованием мест или предметов. Указанное обвиняемым или свидетелем место, обнаруженные на этом месте предметы, о которых шла речь в показаниях, а также следы, свидетельствующие о пребывании в данном месте лица, чьи показания проверяются, должны быть изучены следователем. Все установленное в процессе их осмотра, являющегося частью проверки показаний на месте, сопоставляется с даваемыми свидетелем или обвиняемым пояснениями и ранее полученными от них показаниями.
Наиболее распространенная ошибка, допускаемая при производстве данного следственного действия, — ограничение его показом и рассказом обвиняемого или свидетеля без осмотра указанных мест или предметов. Это приводит к тому, что следователь не устанавливает доказательств, которые могли бы подтвердить или опровергнуть проверяемые показания и сыграть важную роль в установлении истины. Такими доказательствами бывают принадлежащие обвиняемому или свидетелю вещи, потерянные им на указанном месте, орудия преступления.
Выявленные в ходе проверки показаний свидетели, потерпевшие, соучастники должны быть безотлагательно опрошены (допрос их осуществляется впоследствии), а сообщенные ими сведения учтены в процессе дальнейшей проверки показаний; кроме того, в отношении выявленных соучастников принимаются предусмотренные законом меры.
Наблюдение за поведением лица, чьи показания проверяются. В ходе проверки следователь либо по его поручению оперативный работник постоянно наблюдает за состоянием и поведением лица, чьи показания проверяются. Это позволяет судить о том, уверенно или нет действовал свидетель или обвиняемый, каково было его эмоциональное состояние в целом и в отдельные моменты проверки, и с чем это связано. Данные, полученные в результате наблюдения, играя ориентирующую роль, могут помочь следствию, например, в выяснении причин неудачи предпринятой проверки показаний, в оценке результатов данного действия, а также при корректировке следственных версий после проверки.
Наблюдение за участвующим в проверке показаний обвиняемым, находящимся под стражей, позволяет своевременно принять меры по предупреждению побега, пометок установить связь с неизвестными следователю лицами, уничтожить следы преступления, ранее не обнаруженные.

§ 4. Фиксация процесса и результатов проверки и уточнения показаний на месте

Основным средством фиксации процесса и результатов проверки и уточнения показаний на месте является протокол указанного следственного действия. Он составляется следователем и содержит:
а) дату и место его составления;
б) должность, специальное звание и фамилию лица, ведущего расследование;
в) фамилии, имена и отчества, а также адреса понятых;
г) перечисление всех остальных участников проверки;
д) указание на конкретную цель проверки показаний на месте, добровольный характер участия в ней лиц, чьи показания проверяются;
е) время начала и окончания проверки и уточнения показаний на месте;
ж) исходную точку движения участников проверки;
з) описание способа передвижения и маршрута следования и показания свидетеля или обвиняемого относительно этого маршрута;
и) описание конечного пункта движения; показания, относящиеся к этому пункту; описание действий, совершаемых на указанном месте;
описание всего обнаруженного на этом месте в результате его осмотра;
к) указание на фото- и видеосъемку, планы и схемы;
л) заявления участников проверки;
м) указание на то, куда отправлены обнаруженные и изъятые объекты;
н) подписи всех участников следственного действия.
Для фиксации пояснений, даваемых в ходе проверки и уточнения свидетелем или обвиняемым, а также для описания всего обнаруженного следователем целесообразно использовать диктофон, что облегчит составление протокола проверки.
Маршрут следования, указанное свидетелем или обвиняемым место, обнаруженные объекты, действия, совершаемые лицом, чьи показания проверяются, запечатлеваются с помощью фотосъемки или видеозаписи. Указанный этим лицом объект фотографируется либо вместе с ним, либо без него. Не рекомендуется фотографировать вместе с обвиняемым или свидетелем понятых или работников милиции, участвующих в проверке. Готовые фотоснимки наклеиваются на таблицы и снабжаются пояснительными надписями. Таблицы подписываются следователем или другим лицом, производившим съемку, понятыми и лицом, чьи показания проверялись. Снимки одних и тех же объектов, указанных разными лицами, должны быть произведены с одной и той же точки. Если для фиксации процесса и результатов проверки показаний применялась видеозапись, то удостоверение подлинности изготовленного видеофильма производится по общим правилам. .
Помимо фототаблиц, видеофильма к протоколу проверки и уточнения показаний на месте может быть приложен план, на котором обозначают маршрут движения участников проверки, указанное место и другие данные, имеющие значение для дела. При допросе свидетелей и обвиняемых перед проверкой и уточнением показаний можно предложить им собственноручно составить план или схему расположения того места, которое они должны указать. Данный прием представляется целесообразным, так как путем последующего сравнения этого плана с составленным при проверке показаний на месте можно определить достоверность полученных данных.
Глава 37. Тактика следственного эксперимента

§ 1. Понятие и сущность следственного эксперимента

Следственный эксперимент является самостоятельным (ст. 183 УПК РСФСР) следственным действием. Само название — эксперимент — свидетельствует о том, что сущность его состоит в проведении опытных мероприятий. Они могут осуществляться с целью получения новых или проверки уже имеющихся доказательств (например, показаний свидетеля, потерпевшего и т. п.). Эксперимент может проводиться для проверки следственной версии о механизме совершения преступления, о причине и условиях какого-либо события, о происхождении (появлении) проверяемых фактов и т. д. Например, требуется установить, мог ли свидетель увидеть и опознать человека при свете дульного пламени, когда этот человек стрелял ночью из охотничьего ружья. Или: мог ли водитель, находясь на своем месте в кабине транспортного средства, увидеть возникшее препятствие на определенном расстоянии от него;
мог ли свидетель слышать разговор, происходивший в соседней комнате; мог ли преступник самостоятельно изготовить фальшивый денежный знак; можно ли было вынести похищенный телевизор через пролом в стене, и т. п.
Во всех подобных случаях проводятся опытные действия — воссоздание проверяемого события в условиях, максимально приближенных к тем, которые имели место при совершении преступления. Степень приближения зависит от характера эксперимента, обстановки, в которой он будет осуществляться, от возможностей реконструирования этой обстановки.
Проведение следственного эксперимента не должно создавать опасность для жизни и здоровья его участников и иных лиц, находящихся в данном месте.
Эксперимент не должен причинять какой-либо материальный ущерб, создавать опасные последствия. И, наконец, эксперимент, т. е. входящие в него опытные действия, не должны унижать честь и достоинство граждан. Так, для проверки возможности совершения изнасилования в кабине "КамАЗа" следователь предложил потерпевшей лечь на сиденье и принять позу, в которой она находилась в момент насилия. Подобные указания следователя и их реализация несомненно были связаны (если бы потерпевшая не отказалась их выполнять) с унижением чести и достоинства человека.
Перечислим характерные особенности эксперимента, позволяющие отличить его от иных следственных действий.
1. При следственном эксперименте совершаются действия, максимально сходные с теми, которые имели (или могли иметь) место в действительности в процессе преступного события. Какого-либо исследования при этом не производится, несмотря на то, что эксперимент (опыт) обычно является частью исследовательской работы. При следственном эксперименте проводится только наблюдение и фиксация хода опытных действий и получаемых результатов. Цель его — наглядная демонстрация возможности (невозможности) проверяемого события (действия).
2. Опыты в рамках следственного эксперимента проходят в обстановке, максимально приближенной к той, в которой происходило (могло происходить) проверяемое событие. Это может потребовать реконструкции обстановки, воссоздания такого расположения объектов и лиц, которое они занимали в момент преступления.
3. Как всякий опыт, следственный эксперимент предусматривает неоднократное проведение проверяемых действий в данной ситуации. При этом условия проведения могут изменяться в некоторых пределах, диктуемых логикой или заданной альтернативностью условий ситуации (при проверке возможности слышать разговор (речь) всегда предлагают произносить обусловленную фразу с различной степенью громкости). Подобная тактика позволяет исключить влияние посторонних факторов и способна обеспечить стабильность и достоверность получаемых результатов.
Указанные признаки следственного эксперимента позволяют отличать его от таких следственных действий, как осмотр, проверка показаний на месте, предъявление для опознания, а также от экспертизы.
В ходе осмотра изучаются только материальные источники доказательств, а при следственном эксперименте это могут быть как материальные, так и идеальные источники (показания свидетеля, потерпевшего, обвиняемого). При осмотре следователь обязан изучать и фиксировать все обнаруженное в том виде, как оно наблюдалось в момент осмотра, при следственном эксперименте допустимо реконструирование обстановки.
Следственный эксперимент необходимо отличать и от проверки показаний на месте. Эти действия имеют некоторое сходство, так как оба служат целям проверки и уточнения доказательств. Однако различия между ними более существенны, нежели сходство. При проверке показаний не проводится каких-либо опытных действий, не может быть никакого варьирования условий — смысл состоит в воспроизведении данных ранее показаний в фактической обстановке с целью установить их достоверность путем сопоставления с этой обстановкой.
Не следует смешивать следственный эксперимент и с предъявлением для опознания, хотя они иногда оказываются взаимосвязанными. Известен ставший хрестоматийным случай из практики, когда потребовалось провести следственный эксперимент, чтобы установить достоверность опознания. Свидетельница, которая не могла заснуть из-за духоты в помещении, вышла на балкон в два часа ночи. С балкона она увидела момент убийства, разглядела и запомнила внешность преступника. При предъявлении для опознания она указала на подозреваемое лицо. Возникли серьезные сомнения в том, можно ли в условиях неосвещенного двора безлунной ночью разглядеть лицо человека. Для проверки такой возможности был проведен следственный эксперимент. Такой же темной ночью свидетельница, следователь и понятые заняли места на балконе квартиры свидетельницы. С некоторым интервалом во времени во дворе на месте убийства появились лица, которых свидетельница хорошо знала. Всех их она узнала и назвала по именам. Ни следователь, ни понятые не могли рассмотреть черт лица этих людей. Как выяснилось в дальнейшем, достоверное восприятие предметов в темноте было особенностью зрения свидетельницы. Проведенный эксперимент подтвердил достоверность опознания. Иными словами, если возникают сомнения, мог ли опознающий правильно воспринять признаки объекта (внешность человека, признаки предмета, транспортного средства и т. п.), то необходимо сначала провести следственный эксперимент.
От экспертизы следственный эксперимент отличает то, что в ходе него не проводится исследований, подобных экспертным (хотя при экспертизе эксперименты проводиться могут). Результаты эксперимента должны быть очевидны для всех участников и не требовать специальных познаний, как это происходит при экспертизе.
Успешное выполнение эксперимента требует последовательной реализации следующих мероприятий.
1. Принятие решения о производстве эксперимента лицом, производящим следствие (в том числе судом—в стадии судебного следствия).
2. Определение цели и способов проведения следственного эксперимента.
3. Выбор места и времени.
4. Определение количества участников и роли каждого из них.
5. Создание условий проведения следственного эксперимента (реконструкция обстановки, подбор объектов, предметов и т. п.).
6. Практическое осуществление опытных действий.
7. Фиксация хода и результатов следственного эксперимента, его оценка.

§ 2. Виды следственных экспериментов

В основу классификации экспериментов по видам может быть положена цель проведения. С учетом этого все многообразие следственных экспериментов сводится к следующим четырем видам, внутри которых возможна более дробная детализация.
1. Установление возможности восприятия (видимости, слышимости и т. п.) какого-либо факта при определенных условиях (вообще или конкретным лицом).
2. Возможность совершения определенных действий в данных условиях (вообще или конкретным лицом).
3. Возможность существования какого-либо факта (явления) при определенных обстоятельствах.
4. Установление механизма преступного события в целом или его отдельных этапов.
При установлении возможности (невозможности) восприятия осуществляется по большей части проверка видимости или слышимости.
Например, водитель, обвиняемый в наезде на 5-летнего мальчика, утверждал, что не мог его видеть до того, как он выскочил из-за кустов и оказался на проезжей части в 1—1,5 метрах от транспортного средства. Следственный эксперимент наглядно свидетельствовал о том, что никто из участников, находившихся в автомобиле, не видел ребенка такого же роста и возраста, когда он стоял за кустами, посаженными вдоль забора дачи. В данном случае достаточным было того, что ребенка не видит любой участник эксперимента.
В приводимом ранее случае об опознании преступника, которого женщина увидела в полной темноте, следственным экспериментом проверялись ее личные психофизиологические и биологические свойства (острота зрения, наблюдательность, целенаправленность восприятия и т. п.). Поэтому, планируя следственный эксперимент для установления возможности восприятия, необходимо не только создать сходные с проверяемыми условия, но и определить цель эксперимента: он нужен для проверки возможности восприятия вообще или определенным лицом.
Например, свидетель утверждает, что слышал, находясь в соседней комнате, как подозреваемый К. угрожал Д. Для проверки показаний был проведен следственный эксперимент, при котором свидетель (со следователем и понятыми) находился в той комнате, где он был в момент разговора. В соседней комнате, также в присутствии понятых, с различной степенью громкости произносились фразы угрожающего характера. Эксперимент показал, что слова, произнесенные обычным голосом, хорошо слышны в соседней комнате всеми присутствовавшими. Если же требуется проверить способность конкретного лица, то эксперимент строится иначе. Условную фразу знают следователь и понятые, находившиеся вместе с проверяемым. После произнесения этой фразы в соседнем помещении в определенное время, обговоренное с точностью до минуты, проверяемый должен ее воспроизвести. Эксперимент также повторяют неоднократно (3—4 раза) для получения стабильного результата.
Следственный эксперимент по установлению возможности совершения определенных действий также может касаться и принципиальной возможности вообще совершить эти действия, и возможности конкретных лиц (может ли лицо управлять транспортным средством). Разновидность подобного эксперимента — проверка возможности совершить действия определенным лицом в конкретных условиях или за определенное время. Например, мог ли преступник один перенести труп на определенное расстояние, мог ли свидетель за 20 минут пробежать данное расстояние; мог ли обвиняемый самостоятельно с помощью имеющихся средств подделать документ, и т. п. .
Подобного рода эксперименты служат, в частности, для проверки наличия у конкретного лица профессиональных или преступных навыков.
Эксперименты для установления возможности существования какого-либо факта или явления призваны подтвердить или опровергнуть факты, фигурирующие в показаниях допрашиваемого. Это может касаться, в частности, движения товарно-материальных ценностей, когда требуется установить, возможно ли было в данном помещении хранить партию товара определенного объема, веса.
Следственный эксперимент по установлению механизма преступного события может касаться проверки способа совершения преступления, длительности динамики преступного события и т. п. Так, по делу о краже из сейфа, находившегося в кабинете следователя, потребовалось провести несколько экспериментов. Первый — для установления принципиальной возможности рассверлить дверцу сейфа вокруг замка с помощью ручной дрели, а также времени, затраченного на эту операцию. Второй — та же операция с применением электромеханической дрели — определение периода полного рассверливания. Третий эксперимент: мог ли слышать дежурный милиционер, находившийся на 1-м этаже прокуратуры, звук сверления (ручного, электромеханического) на 2-м этаже, в кабинете следователя.
Особенно часто эксперименты для установления механизма происшествия проводятся по делам о ДТП. Разумеется, их организация должна исключить возможность таких действий, которые могли бы привести к новым тяжким последствиям.

§ 3. Участники следственного эксперимента

Обязательным участником и организатором действия является следователь (лицо, производящее дознание, начальник следственного отдела или прокурор, в случае принятия ими дела к своему производству; суд в процессе судебного следствия).
Следователь принимает решение, определяет место, время, обстановку, необходимые предметы, участников эксперимента и др., планирует ход эксперимента, обеспечивает выполнение необходимых условий, гарантирующих достоверность результата; проводит следственный эксперимент, руководит всем процессом его производства, фиксирует ход и результаты эксперимента, оценивает последние.
Наряду со следователем обязательно присутствие понятых (ст. 183 УПК РСФСР). Закон не определяет их количество — это устанавливает сам следователь, исходя из характера эксперимента и содержания повторяемых опытов. В приводимом выше примере эксперимента "на слышимость" было четверо понятых: двое в комнате, где происходил разговор, двое — где проверялась возможность слышать.
По другому делу требовалось проверить, слышен ли одновременно заводской гудок в трех местах, удаленных друг от друга на значительном расстоянии. В этом случае в каждом из мест находилось по двое понятых.
Не исключено приглашение понятых, обладающих некоторыми профессиональными навыками, например водителей при эксперименте по делу о ДТП. В любом случае понятые не должны активно участвовать в проведении эксперимента. Их задача — наблюдать за действиями следователя и иных участников, засвидетельствовать соответствие фиксации действий в протоколе их осуществлению.
Равным образом обязательно присутствие переводчика, если участник эксперимента, чьи показания проверяются, не владеет языком, на котором ведется судопроизводство (ст. 57 УПК), а также педагога, выступающего в роли специалиста, если в ходе эксперимента проверяются показания свидетеля или потерпевшего в возрасте до 14 лет.
При эксперименте вправе присутствовать защитник, если он допущен к участию в деле (ст. 47, 51 УПК). Он вправе присутствовать при эксперименте, который проводится по ходатайству его самого или обвиняемого, после ознакомления последнего со всеми материалами дела (ст. 51, 201 УПК).
По усмотрению следователя в эксперименте могут принимать участие: подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, свидетель, специалист (ст. 183 УПК), сотрудник органа внутренних дел (ст. 127 УПК), представитель общественности (ст. 128 УПК).
Когда эксперимент проводится для проверки показаний обвиняемого или подозреваемого, то следователю в каждом случае предстоит решать вопрос об их привлечении к участию с учетом целей и предполагаемых результатов эксперимента. При проверке личных качеств (возможность совершения определенных действий и т. п.) их участие необходимо. В тех же случаях, когда проверяется возможность существования какого-либо факта, надо исходить из реальности и наглядности ожидаемого результата. В приведенном выше примере экспериментальной проверки возможности размещения восьмидесяти ящиков со стеклотарой в киоске отрицательный результат был очевиден для следователя. Поэтому, привлекая к участию в эксперименте обвиняемого, он рассчитывал, что результат эксперимента повлияет нужным образом, и не ошибся.
В другой ситуации, когда результаты не столь однозначны, это может укрепить позицию обвиняемого, отрицающего проверяемый факт. В подобных случаях обвиняемого, по-видимому, приглашать нецелесообразно. О результатах эксперимента он узнает позже, в стадии ознакомления со всеми материалами дела, после того как будет изобличен другими доказательствами.
При необходимости к участию в эксперименте привлекается специалист. Он может оказать содействие следователю в реконструкции обстановки, помочь в фиксации хода и результатов эксперимента (фотографирование, видеозапись, киносъемка).

§ 4. Подготовка к проведению следственного эксперимента

Проведение следственного эксперимента складывается из двух больших этапов (стадий): подготовительного и осуществления опытных действий.
На первоначальном этапе, до выезда на место, а иногда много ранее этого следователь должен решить целый круг задач, призванных обеспечить надлежащее проведение следственного эксперимента. Прежде всего необходимо определить место, время и условия его производства. При проведении эксперимента на местности, (улице, шоссе, во дворе и т. п.) учитываются погодные условия во время преступления. Если проверяется ситуация, определяемая конкретным местом, эксперимент проводят именно в данном месте. Например, требуется установить видимость знаков с места водителя в условиях Т-образного перекрестка и помех в виде листвы. Если же ситуация не "привязана" к определенному месту, то эксперимент может проводиться где угодно, вплоть до кабинета следователя. Выбор времени определяется характером проверяемого факта. Время имеет существенное значение, когда в ходе эксперимента должны быть соблюдены условия оживленного движения на улице или определенной степени освещенности (естественной, искусственной, смешанной). При этом период времени может не совпадать в абсолютных показателях, а быть максимально приближенным по своим характеристикам. Рассмотрим это на примере по делу о ДТП. Водитель К. (таксист), двигаясь в аэропорт с пассажирами, совершил наезд (переезд) на человека, лежавшего на проезжей части шоссе в состоянии сильного опьянения. Шоссе безлюдное, не освещенное. Время наезда — около 22 часов в конце августа. Водитель и пассажиры утверждали, что человек, одетый в темное и лежавший на шоссе, совершенно не был виден, пока автомобиль вплотную не приблизился к нему и уже технически нельзя было избежать наезда.
Следственный эксперимент проводился в октябре. Для выбора времени следователь запросил в метеослужбе данные о том, какой период времени для эксперимента в октябре будет соответствовать по степени освещенности 22 часам августовского дня, когда произошло ДТП. С учетом полученных данных было определено время проведения следственного эксперимента.
Если проверяемая ситуация не зависит от определенного времени, то оно выбирается с учетом иных тактических соображений: очередность проведения иных следственных действий, возможность (невозможность) сохранения в неизменном виде обстановки, где будет проводиться следственный эксперимент; достаточность данных для его проведения и т. п. В процессе подготовки следователь определяет состав участников эксперимента.
Важный момент — подбор необходимых для эксперимента предметов. Наилучшим вариантом является выбор тех же предметов, орудий, которые фигурировали в преступлении, в особенности если суть эксперимента состоит именно в их использовании. Например, изготовление фальшивых металлических денег с помощью штампа, изъятого у преступника при обыске. Однако это может привести к порче вещественных доказательств. Поэтому для проведения эксперимента изготавливают модели (манекены, муляжи и т. п.), сходные с предметами по тем свойствам, которые имеют значение для правильной постановки эксперимента. Например, если требуется провести эксперимент для определения возможности выноса телевизора через пролом в стене склада, достаточно иметь ящик, по размеру и весу равный этому телевизору.
Особое внимание на подготовительной стадии следователь уделяет тому, какие факты подлежат проверке, и с учетом этого составляет подробный план эксперимента, где отражает: место, время проведения, круг вопросов, подлежащих изучению (проверке); задачи участников, содержание опытных действий, их последовательность, возможные варианты, меры по обеспечению явки участников; предметы, материалы, необходимые для проведения эксперимента. Здесь же должны быть предусмотрены меры по реконструкции места эксперимента, восстановлению обстановки в прежнем виде, указаны научно-технические средства и средства связи, а также возможные предохранительные меры (установка щитов, ограждений и т. п.).
Составив план и имея представление о предстоящем эксперименте, следователь выполняет еще ряд необходимых подготовительных действий: согласовывает взаимодействия с сотрудниками милиции по охране места эксперимента; предупреждает представителя администрации предприятия, учреждения, владельца помещения и т. п. о предстоящем эксперименте.
В этой же стадии следователь может предварительно знакомиться с местом проведения эксперимента. Это позволит ему внести необходимые коррективы в план, уточнить число участников и роль каждого из них. С той же целью могут быть проведены дополнительные допросы свидетелей и иных участников.
В ходе подготовки следователь заранее определяет характер и объем информации, которую он считает целесообразным и необходимым сообщить каждому из участников.
По прибытии на место проведения следственного эксперимента, но до его осуществления, следователь также должен провести ряд подготовительных действий. Прежде всего — осмотреть место проведения опытных действий и при необходимости изменить детали, а если требуется — произвести реконструкцию обстановки (воссоздание того вида, который она имела в момент преступления). При этом могут учитываться пояснения и замечания участников, показания которых будут проверяться в ходе эксперимента (свидетель, потерпевший, обвиняемый и т. д.).
Убедившись в соответствии обстановки той, которая необходима, следователь организует охрану места и принимает меры к обеспечению безопасности участников.
Важным на данном этапе является инструктаж участников эксперимента, включающий: объяснение существа предстоящего эксперимента, конкретных действий каждого из участников, разъяснение их прав и обязанностей, предупреждение о неразглашении данных эксперимента.
После этого следователь предлагает каждому из участников, в том числе и понятым, занять места, определенные для них, и устанавливает средства связи.
В отдельных случаях, когда это целесообразно, предварительно фиксируется обстановка места эксперимента (фотографирование, видеозапись) — как по прибытии, так и после реконструкции.

§ 5. Тактика проведения следственного эксперимента

Тактические приемы следственного эксперимента во многом определяются видом и содержанием опытных действий. Вместе с тем существуют некоторые общие тактические условия, которые могут быть использованы как ориентирующие для конкретных случаев.
I. Проведение эксперимента в обстановке, тождественной или максимально приближенной к той, в которой происходило проверяемое событие (действие, явление). Обстановка редко остается неизменной к моменту проведения эксперимента. Поэтому необходимо решить, какая степень подобия (сходства) требуется в данном случае. Смоделированы должны быть в первую очередь те условия обстановки, которые способны существенно повлиять на ход опытов и от которых зависит объективность получаемых результатов. Подобие может касаться факторов места, времени, объектов и предметов, используемых при эксперименте.
С учетом этого тактического приема — соблюдения принципа подобия — могут быть конкретизированы практические рекомендации проведения следственных экспериментов.
Эксперимент целесообразно проводить в том же месте (в определенном помещении, на конкретном участке открытой местности), где произошло событие, если проверяется возможность видеть кого-то или что-то с определенной позиции; слышать звуки с определенного расстояния; совершить определенные действия в этих условиях (пролезть, спрятаться) или за определенное время (дойти от станции метро до дома) и т. п.
Проведение эксперимента в то же время года (осень, зима и т. д.), суток имеет существенное значение, когда предстоит проверить возможность лица ориентироваться на местности, например в темноте. Соблюдение принципа подобия времени года и суток может потребоваться и в тех случаях, когда проверяется возможность вообще пройти (например, по болоту) или пройти за определенное время по грязи, льду, снегу и т. д. Важным моментом является характер и интенсивность освещения. При этом могут учитываться время восхода и захода солнца, положение и фазы луны, наличие искусственного освещения, вид, высота осветительного прибора от поверхности земли и многое другое. Все эти факторы должны учитываться и по возможности воспроизводиться в тех ситуациях, когда характер и интенсивность освещения играют существенную роль, способную повлиять на достоверность результатов. Это относится к экспериментам при проверке возможности видеть на определенном расстоянии и (или) за определенный отрезок времени (при свете зажигалки, при свете дульного пламени и др.); различить цвет предмета (например, транспортного средства, в котором скрылись преступники, и т. п.).
Соблюдение принципа подобия погодных и климатических условий (солнце, дождь, снег, жара, мороз и т. д.) может потребоваться при самых различных экспериментах: по делам о ДТП (определение тормозного пути, видимости); для установления характера и скорости изменения следов (крови, следов обуви, транспортных средств).
Некоторые эксперименты требуют соблюдения всех вышеприведенных условий (места, времени, освещенности, погодных условий) в совокупности (вспомним пример о наезде водителя такси на человека, лежавшего на шоссе в состоянии опьянения).
При проверке возможности слышать сигнал, крик, разговор, иной звук важно соблюсти подобие звуковых условий. Для этого используют такое же сигнальное устройство (звуковой сигнал автомобиля или его сигнальное противоугонное устройство, выстрел из ружья или пистолета); при разговоре — степень громкости, тембр, высоту; обращают внимание на помехи (шум оживленной улицы, звук проходящего поезда и т. п.), наличие преград на пути прохождения звука (стены, деревья, строения).
Если для проведения следственного эксперимента прибегают к реконструкции обстановки, то и здесь исходят из принципа подобия. Не следует, по-видимому, во всех случаях стремиться к полной ее тождественности той, которая была при совершении преступления. Подобными должны быть те элементы обстановки, которые важны для опытов с проверяемым событием,
II. Использование тех же приборов, механизмов, материалов, когда это имеет принципиально важное значение.
Так, в изложенном выше примере с наездом водителя такси на лежащего человека сначала эксперимент проводился с однотипным, но не тем же транспортным средством. Результаты свидетельствовали о том, что при соблюдении требуемых временных и погодных условий в некоторых случаях манекен ("человека"), лежащий на земле, можно было заметить. Когда эксперименты провели с тем же автомобилем, выяснилось, что манекен становится виден только на расстоянии 4—5 м, что явно недостаточно для полной остановки при допустимой на участке шоссе скорости. Оказалось, что у данного автомобиля неправильно отцентрованы фары: они светят несколько вверх против установленной нормы.
Использование тех же самых материалов, оборудования, красителей — непременное условие следственного эксперимента, когда обвиняемый соглашается изготовить фальшивые денежные знаки или ценные бумаги. Использование того же самого орудия взлома может потребоваться при проверке возможности его использования в данных условиях (например, можно ли взломать металлическую дверь с помощью самодельного аппарата для газорезки).
III. Соблюдение тех же характеристик действия, которые имели место при его реализации в процессе преступления.
Это может касаться величины и направленности приложения силы при экспериментальном взломе, при проверке возможности что-то передвинуть, перетащить, перенести через препятствие. Соблюдение тех же характеристик может относиться к темпу и продолжительности действия, например возможность преодолеть данное расстояние, совершить данное действие за определенное время. Важным является соблюдение последовательности действий, операций (при изготовлении поддельного документа, сборке взрывного устройства, снаряжении патронов и т. п.).
IV. Четвертым, очень важным тактическим приемом является неоднократное повторение опытов для того, чтобы исключать результаты случайные и получать достоверные. При эксперименте "на слышимость" звук речи может быть изменен в интервале от "обычно — громко —очень громко", а может быть от "тихо — обычно — громко" в зависимости от того, как это происходило при совершении преступления. При проверке возможности видеть должны быть продемонстрированы различные объекты (люди), чтобы можно было убедиться в устойчивости их распознавания субъектом эксперимента.
Изменяться могут условия события: сила и направление воздействия, скорость движения ТС, состояние дорожного покрытия и т. п. Главное — это убедиться в том, что неоднократное повторение опытных действий дает постоянный (стабильный) достоверный результат. Количество 'повторений определяют с учетом наступления стабильных результатов.
V. Проведение эксперимента поэтапно. Это позволяет всем его участникам изучить последовательность проведения, наглядно убедиться в наступлении определенных результатов, получить цельное и правильное представление об эксперименте в целом. Разумеется, разделение на стадии (этапы) следственного эксперимента возможно только в тех ситуациях, когда это не влияет на общий темп его проведения. Стадийность эксперимента фиксируется на каждом его этапе как документально, так и наглядно (фото, видео). Если же по условиям эксперимента стадии невыделимы, то следователь может заранее предложить участникам эксперимента обратить внимание на определенные узловые точки эксперимента, позволяющие зафиксировать главные моменты процесса (промежуточные результаты, переход одной стадии в другую, изменение характера действия).
VI. Шестым тактическим приемом может считаться порядок действий следователя в тех случаях, когда он не обладает точными данными об условиях или каких-либо параметрах проверяемого события (силе воздействия, направленности перемещения, загрузке транспортного средства и т. п.), или произошли невосполнимые изменения на месте происшествия (эксперимента) — объект сгорел, видоизменился и т. д. В подобных ситуациях необходимо варьировать условия проведения опытных действий, неоднократно проводя каждое из них применительно к каждому из измененных условий. Но даже и в этих случаях следует учитывать характер и степень возможных несовпадений условий проверяемого события и условий эксперимента.
Рассмотрим это на примере. Д. был обнаружен мертвым во дворе своего дома ранним утром. По показаниям соседей Д. был охотник-любитель, имел охотничье ружье и собаку-лайку (самку). Собаку он держал во дворе, в сарае. Последние две ночи во дворе дома собиралась большая стая собак, приходивших "в гости" к собаке хозяина. По словам соседей, Д. грозился перестрелять собак, которые будили его своим лаем.
Труп Д. был обнаружен во дворе, рядом с трупом лежало ружье — одноствольное, безкурковое (с внутренним расположением курка). При осмотре ружья было установлено, что оно сломано таким образом, что деревянная часть ложа упирается в ударно-спусковой механизм ружья. В области приклада на ружье были остатки собачьей шерсти (установлено экспертизой). На трупе Д. в области живота имелось огнестрельное повреждение, образованное с расстояния не более 0,5 м (по заключению эксперта).
Фабула происшествия представлялась, с учетом вышеизложенного, следующим образом. Д., разбуженный собачьим лаем, зарядил ружье и вышел во двор. Стрелять в собак не стал, возможно не желая тревожить соседей, а, взяв ружье за свободный конец ствола, стал бить им собак как дубиной. При очередном ударе шейка приклада надломилась и один из ее отщепов надавил на ударно-спусковой механизм, вызвав выстрел.
Возможность такого механизма выстрела было решено проверить следственным экспериментом. Разумеется, многие условия события были неизвестны и объяснялись предположительно, ряд обстоятельств не поддавался реконструкции (удары по собакам, заряженность ружья, дистанция выстрела). Основное внимание было обращено на то, чтобы воссоздать удар ружьем по твердому предмету такой частью и стороной приклада, которая бы вызвала подобный излом и срабатывание ударно-спускового механизма.
При проведении эксперимента было взято старое, изношенное ружье такой же модели. Оно ставилось на боевой взвод, удары наносились по горизонтальному бревну, положенному на козлы. После нескольких ударов с различной силой ружье сломалось в области шейки приклада и произошел срыв с боевого взвода. Несмотря на отсутствие сведений о целом ряде условий и объективной невозможности их воссоздания, главный факт был проверен и версия следствия получила принципиальное подтверждение.
В эту же категорию неизвестных или не поддающихся воспроизведению условий попадают случаи, когда нет возможности привлечь к активному участию в эксперименте само лицо, совершавшее действия. Чаще всего таким лицом является обвиняемый, отказывающийся сотрудничать со следствием. В этом случае должно быть избрано другое лицо, совпадающее по своим свойствам с обвиняемым. Например, для определения возможности пролезть через вентиляционное отверстие с крыши внутрь здания был взят молодой человек такого же роста, телосложения и физического развития, как и обвиняемый в совершении кражи документов из коммерческой фирмы, расположенной в данном здании.

§ 6. Фиксация хода и результатов следственного эксперимента

Ход и результаты эксперимента фиксируются в протоколе этого следственного действия, путем составления планов, схем, графиков, средствами фотографирования, видео- или киносъемки. Возможно применение звукозаписи. Основной формой является составление протокола, озаглавленного "Протокол следственного эксперимента". Протокол состоит из трех частей: вводной, описательной и заключительной.
Вводная часть содержит: дату и место проведения эксперимента, время его начала и окончания, должность, звание и фамилию составляющего протокол, номер уголовного дела, должность, звание и фамилию прокурора, присутствующего при проведении эксперимента; фамилий, имена, отчества понятых; фамилии, имена, отчества лиц, принимавших участие в эксперименте (специалиста, переводчика, подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля); ссылку на ст. 183, 141 УПК РСФСР; цель эксперимента (если проверяются чьи-либо показания, то указывают их содержание, лист уголовного дела); сведения о разъяснении участникам эксперимента их прав и обязанностей; сведения о примененных НТС; данные, что участники предупреждены о недопустимости разглашения результатов эксперимента.
В описательной части подробно излагаются действия, которые предшествовали эксперименту, а также составляли его содержание. Наряду с этим фиксируются и полученные результаты. Последовательность фиксации действий и результатов соответствует их истинному порядку.
В целом в описательной части содержатся сведения о том, каким образом был подготовлен эксперимент, какие обстоятельства воспроизводились (если речь идет о метеоусловиях, то делается ссылка на справку метеослужбы, прилагаемую к протоколу), каковы подготовительные действия (подготовлены манекены, муляжи, модели), действия при реконструкции обстановки.
Далее приводятся сведения об использованных вещественных доказательствах или иных предметов. Излагаются данные о распределении обязанностей между участниками эксперимента, средствах связи, примененных при эксперименте, расположении лиц и использованных предметов.
Наконец, описывается содержание, последовательность и повторяемость опытных действий, кто их выполнял, при каких условиях, в чем выражалось изменение условий и действий, подробное описание каждого опыта и полученного результата.
В заключительной части протокола указываются замечания и заявления участников эксперимента, делаются ссылки на планы, схемы, видео-, фотофиксации, данные об ознакомлении с протоколом всех участников и их подписи. Каких-либо выводов в протоколе не делается.
Планы и схемы призваны отразить главным образом дислокацию участников эксперимента и объектов в месте его проведения. План, составляемый в масштабе, чаще всего используется для фиксации места расположения людей и объектов в статическом состоянии: размещение понятых, иных участников, место действия и т. д. Для фиксации динамических стадий эксперимента выполняют схемы применительно к каждой стадии. Как известно, схемы вычерчиваются произвольно, не в масштабе, а необходимые размеры проставляются непосредственно на соответствующих ее участках. Так, схематически может быть зафиксирован путь человека или транспортного средства, с фиксацией положения (места) в определенные узловые моменты. Иногда могут составляться графики типа "путь — время". На таком графике фиксируют, например, движение ТС с заданной скоростью по определенному пути и движение человека (скорость и путь известны) до места их встречи, до места, когда ТС попало в поле зрения человека, и т. п.
Фото-, видеосъемка (реже киносъемка) применяются для обзорной фиксации места проведения эксперимента (до реконструкции, после реконструкции), узловой съемки основных мест действия (или основных действий), детальной съемки отдельных операций, действий, образующихся следов.
Предпочтение должно быть отдано видеозаписи, позволяющей запечатлеть следственный эксперимент в его динамике. Для этого оператор видеозаписи должен быть предварительно ознакомлен с содержанием эксперимента, объектами съемки и участками, подлежащими фиксации. Все это необходимо сделать для того, чтобы он, хотя бы мысленно, построил так называемый кадро-план: что снимать, в какой последовательности, с каким увеличением, какова продолжительность кадра (кадров).

§ 7. Оценка результатов следственного эксперимента

Оценка результатов следственного эксперимента представляет собой, по существу, ряд взаимосвязанных оценок: условий, в которых проводился следственный эксперимент; достоверности полученных результатов; выводов, сделанных на основе полученных результатов, возможности их использования в дальнейшем расследовании и доказывании. Достоверность условий следственного эксперимента и получаемых результатов во многом зависит от выполнения всех тех приемов, о которых подробно говорилось выше. Что касается достоверности выводов и возможности их использования как доказательства, то здесь необходимо различать следующие варианты. Все приведенные ранее виды следственных экспериментов могут быть условно поделены на две категории: те, которые устанавливают возможность (невозможность) того или иного факта (наблюдения, слышимости, какого-либо действия и т. д.), и те, которые устанавливают содержание самого факта или процесса его происхождения.
Если путем следственного эксперимента установлена возможность совершения действия, существования факта или иного события, такой результат следственного эксперимента считается положительным. Отрицательный результат характеризуется невозможностью события (факта, действия и т. п.).
Однако положительный результат эксперимента в этом случае доказывает только то, что действие могло быть совершено подобным образом (событие могло иметь место). Было ли оно совершено именно так и имело ли вообще место, необходимо еще доказать. Например, В. утверждает, что он слышал звук выстрела в определенное время. Экспериментом устанавливается, что В. мог слышать выстрел, но не то, что он его слышал в действительности — это следует доказать.
В отличие от положительного результата следственного эксперимента его отрицательный результат носит категорический характер, т. е. позволяет прийти не к вероятному, а достоверному выводу, что данный факт не мог иметь место.
В тех случаях, когда проводятся эксперименты, чтобы установить содержание факта или процесса его происхождения, по сути дела, решается вопрос не о возможности или невозможности (хотя элементы этого также имеются), а о том, как произошло то или иное событие, как образовались следы, этого события, зафиксированные в процессе расследования. В этих экспериментах выводы по результатам могут носить и достоверный, и вероятный характер. Если эксперимент позволяет установить, что событие, судя по его следам, могло произойти только так и никак не иначе, то выводы из результатов такого эксперимента облекаются в форму категорических (достоверных). При установлении, что следы могли возникнуть и при ином варианте, выводы были бы только вероятными.
Выводы по результатам эксперимента могут быть использованы для корректировки следственной версии, для проведения иных следственных действий — допросов, осмотров, назначения экспертизы и др. В ходе допросов могут уточняться те или иные обстоятельства с учетом результатов эксперимента. В любом случае выводы по результатам следственного эксперимента отражаются в обвинительном заключении. В зависимости от характера результатов указывается на возможность или невозможность определенного факта (события, действия), а с учетом иных доказательств определяется его достоверность или вероятность.
Глава 38. Тактика предъявления для опознания

§ 1. Сущность, задачи и порядок предъявления для опознания

Предъявление для опознания — самостоятельное следственное действие (ст. 164, 165, 166 УПК РСФСР). В первой части ст. 164 УПК указывается: "В случае необходимости следователь может предъявить для опознания лицо или предмет свидетелю, потерпевшему, подозреваемому или обвиняемому...". Задача — предоставить возможность лицу опознать, узнать среди предъявляемых ему людей, вещей или иных объектов тот, который он наблюдал или знал ранее. Это может быть человек (подозреваемый, обвиняемый), труп, личность которого предстоит установить, предметы, похищенные у потерпевшего, и предметы, утерянные преступником на месте происшествия. Вариантов этого следственного действия в сочетании "субъект-объект" может быть достаточно много. Однако общим для них будет то, что опознающий должен хранить в своей памяти образ опознаваемого объекта (человека, предмета, животного) и может по этому образу либо отождествить объект, либо установить только его сходство с образом, либо дать отрицательный ответ на вопрос о тождестве.
При достаточной ясности задач этого следственного действия необходимо несколько подробнее остановиться на его сущности. Понимание существа предъявления для опознания необходимо прежде всего для правильного проведения этого следственного действия и оценки достоверности и доказательственного значения получаемых результатов.
Применительно к принятым в криминалистике категориям опознание — один из способов отождествления. Отождествление, как известно, может проводиться как по материально-фиксированным отображениям (следы, модели и т. д.), так и по чувственно-конкретным представлениям (образам), сохранившимся в памяти человека. Опознание по своему существу относится к отождествлению второго типа, так как в его основе лежит запоминание признаков увиденного или известного ранее объекта. При этом имеется в виду, что данный объект наблюдался человеком в связи с совершенным преступлением или был знаком ему ранее (например, его вещь). Тогда-то и произошло восприятие и запоминание. В процессе предъявления объекта опознающее лицо сопоставляет признаки, запечатленные в его сознании (мысленный образ), с признаками предъявляемого объекта и в случае их совпадения опознает объект (лицо, предмет). Происходит то, что называется субъективным отождествлением.
Уяснению сущности опознания как психофизиологического процесса способствует введение такого понятия, как узнавание, т. е. отождествление воспринимаемого в настоящее время с воспринятым раньше.
Степень узнавания может быть различной: от неясного чувства того, что объект где-то был ранее видим, до полной уверенности в тождестве. Степень узнавания будет зависеть от условий первоначального восприятия объекта, от способностей и состояния субъекта, воспринимавшего объект, от свойств его памяти, от условий, в которых осуществляется узнавание, от времени, прошедшего с момента предыдущего восприятия, до момента узнавания. Каждое из вышеприведенных условий способно существенно повлиять, на результаты и должно учитываться при проведении этого следственного действия.
Так, для решения вопроса о том, целесообразно ли предъявить объект для опознания, важно проанализировать условия восприятия этого объекта: длительность наблюдения, расстояние от наблюдателя до объекта, освещение объекта, вид самого объекта (характерность его признаков, необычность объекта и т. п.), наличие или отсутствие посторонних явлений (помех) и т. д.
Если речь идет о наблюдении объекта в связи с совершенным преступлением, то необходимо принимать в расчет способности субъекта опознания и его состояние в тот момент, когда он наблюдал (воспринимал) объект. Иными словами, в какой мере преступление затрагивало интересы данного человека, совершалось ли над ним насилие и в какой форме (физическое, психическое), угрожали ли ему, насколько реальной была угроза и т. п. Немалое значение играют психофизиологические свойства данного лица: его чувства и память. Зрение, слух, обоняние, осязание — это каналы, по которым воспринимаются признаки наблюдаемого объекта. Память — это отражение сознанием того, что было в прошлом. Продуктивность памяти характеризуется такими ее свойствами, как объем, быстрота, точность, длительность. Все эти свойства оказывают влияние на процесс: запоминание — воспроизведение — узнавание. Узнавание во многом зависит от того, насколько точно данное лицо способно запомнить признаки объекта, насколько тренирована его память, насколько он восприимчив к фиксации в памяти новых, ранее неизвестных ему фактов, обстоятельств, людей, предметов.
Нельзя не учитывать при этом и такое свойство человеческого сознания, как активное стремление лучше выполнить заданное. Всегда легче запомнить именно тот предмет, который будет задано узнать. Иными словами, если человек отдавал себе отчет, что он является свидетелем преступления, его восприятие носит целенаправленный характер. В итоге он постарается как можно лучше запомнить признаки наблюдаемых объектов.
Помимо запоминания, узнавание связано, как отмечалось выше, еще и со способностью воспроизводить ("оживлять") в памяти запомненный (мысленный) образ. При опознании в уголовном процессе такое воспроизведение должно происходить по крайней мере дважды. Первый раз, когда человек излагает при допросе признаки запомненного им объекта, второй раз, когда ему предлагают опознать объект среди тех, что ему предъявляют. Результаты опознания будут зависеть от полноты и достоверности воспроизведения запечатленного в памяти образа.
Далеко не последнюю роль в узнавании играют физическое и психическое состояние человека и в тот момент, когда происходит опознание (особенно живого лица или трупа). Эмоционален или хладнокровен опознающий, волнует ли его предстоящее действие — все это неизбежно должно приниматься в расчет как обстоятельства, способные существенно повлиять на проводимое опознание.
Таким образом, обстоятельства, влияющие на подготовку, проведение опознания и оценку его результатов, могут быть классифицированы как субъективные (состояние лица, его психофизиологические свойства) и объективные (условия восприятия объекта, выраженность его признаков).
Наряду с указанными факторами чрезвычайно значимы условия предъявления для опознания. Поэтому в законе (ст. 165 УПК РСФСР) подробным образом регламентирован порядок проведения этого следственного действия, разработанный с учетом его особенностей, приведенных выше.
1. Предъявлению для опознания должен предшествовать допрос, в ходе которого выясняют, при каких обстоятельствах допрашиваемый наблюдал человека или предмет, какие запомнил приметы и особенности, может ли опознать его.
Результаты допроса должны позволить следователю решить, целесообразно ли проводить опознание.
2. Лица (предметы) предъявляются для опознания среди сходных с ними по внешним признакам. При этом общее количество предъявляемых объектов не может быть менее трех. Такой порядок повышает достоверность получаемых результатов, так как лицу приходится узнавать объект, отличая его от сходных.
При наличии нескольких объектов опознания они предъявляются по отдельности, также в числе сходных.
Это правило не распространяется на опознание трупов.
3. С целью повышения достоверности результатов опознания живых лиц закон предусматривает, что опознаваемому должно быть предложено занять по своему выбору любое место среди предъявляемых лиц. Об этом делается отметка в протоколе. Выполнение этого условия исключает в дальнейшем сомнения в объективности проведенного опознания.
4. Если опознающим является свидетель или потерпевший, они предупреждаются об ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, что отмечается в протоколе.
5. Опознающему предлагают указать на лицо (предмет), о котором он давал показания. При этом исключены и постановка наводящих вопросов, и оглашение данных предварительного допроса.
6. Опознающий должен перечислить признаки, по которым он узнал лицо (предмет).
Показания опознающего в этой части по возможности дословно вносятся в протокол (ст. 166 УПК РСФСР).
7. При предъявлении для опознания обязательно присутствие понятых; в необходимых случаях участие принимает также специалист.

§ 2. Виды предъявления для опознания

По уголовно-процессуальному законодательству объектами, предъявляемыми для опознания, могут быть живые лица, трупы, предметы. В тех случаях, когда не представляется возможным предъявить для опознания самого человека, законом допускается его опознание по фотоснимку.
Опознание живых лиц чаще всего касается подозреваемого или обвиняемого. Анализ практики расследования таких категорий уголовных дел, как убийство, изнасилование, похищение людей, захват заложников, бандитизм, разбойные нападения и грабежи, свидетельствует о том, что почти неизбежно возникает необходимость предъявления обвиняемого (нескольких обвиняемых) потерпевшему (потерпевшим) или свидетелям. Опознание по делам, связанным с деятельностью преступных структур, позволяет уточнить ролевые функции каждого из участников совершенного преступления (кто избивал, истязал, убивал жертву, кто изымал ценности и т. д.).
Наряду с этим возможны случаи опознания и других лиц — потерпевших и даже свидетелей. Так, обвиняемый в получении взяток может 'опознать лиц, дававших ему взятки. Свидетель может опознать потерпевшего и т. д.
Трупы предъявляются для опознания с тем, чтобы установить личность. Такое опознание проводится в отношении трупов неизвестных лиц;
трупов, изменивших первоначальный вид под влиянием гнилостных и иных трупных явлений; трупов, обезображенных при убийстве, и т. п.
Третий вид — опознание предметов. Столь общая законодательная характеристика объектов опознания (предметы) дает основание существенно расширить их круг. Это могут быть: вещи, похищенные у лица;
вещественные доказательства, обнаруженные на месте происшествия и опознанные свидетелями; объекты, служившие орудием преступления;
транспортные средства — как похищенные, так и использованные при совершении преступления.
Допустимо предъявление для опознания документов, подписей, текстов, оттисков печати и т. п. Опознание их будет свидетельствовать о сходстве с аналогичными документами, которые помнит опознающий. После опознания такого документа должна быть назначена его экспертиза. Экспертное исследование документа (подписи, оттиска печати, текста) позволит установить тождество или отсутствие такового.
На практике нередки случаи предъявления для опознания участков местности, строений, помещений.. Например, лицо, изобличенное в совершении серии квартирных краж, изъявляет желание показать обворованные им квартиры, еще неизвестные следствию, но не помнит их точного адреса — только местонахождение и может опознать эти объекты.
Среди упомянутых в законе объектов, предъявляемых для опознания, не названы животные. Однако и в теории, и на практике такой вид опознания признается допустимым. Чаще всего оно проводится в отношении похищенного скота, особенного племенного, породистых собак.
Такое опознание возможно в тех случаях, когда животное обладает комплексом признаков, позволяющим индивидуализировать его (окрас, броские приметы, тавро, клеймо) и отличить от подобных.
В соответствии с законом при невозможности предъявить лицо опознание может быть произведено по его фотокарточке. Здесь необходимо четкое понимание, что опознается само лицо, а не фотоснимок, который является лишь средством запечатления и передачи информации. Подобное разграничение принципиально, так как опознания может не произойти из-за некачественности снимка — на нем, например, не воспроизведены (или неразличимы) те или иные признаки внешности.
Допустимость опознания лица по фотоснимку на практике нередко трактуют расширительно и производят опознание по фотоснимкам не только живых лиц и трупов, но и предметов. В исключительных случаях это допустимо (например, опознание вне места следствия), однако вводить это в повседневную практику было бы ошибочным. Дело в том, что ни один фотоснимок предмета, пусть даже цветной, высококачественный, не способен дать такого полного представления о предмете и его признаках, как сам предмет. К тому же опознающему дозволяется взять предмет в руки, осмотреть его со всех сторон, указать на скрытые признаки. Всего этого он лишен при опознании по фотоснимку.
Таким образом, допуская возможность опознания предмета по его фотоснимку, необходимо выделить два непременных условия такого предъявления. Первое — наличие обстоятельств, исключающих или чрезвычайно затрудняющих предъявление предмета в натуре, и второе — наличие достаточно четкого изображения признаков предмета на фотоснимке. На второе обстоятельство следует обратить особое внимание при изготовлении или подборе фотоснимков сходных предметов. Только объективная, четкая, точная фотофиксация признаков объекта может обеспечить достоверность подобного опознания.
Когда законодатель допускает возможность опознания лица по фотоснимку, он учитывает способность и возможность фотофиксации (равно как и видеосъемки, и киносъемки) объективно, точно и полно запечатлевать и демонстрировать признаки внешности человека. Именно объективность, способа передачи информации играет при этом решающую роль. В этой связи не может быть опознания как следственного действия по художественным, рисованным и композиционным портретам и композиционным фотоснимкам (т. н. "фоторобот"). Художественные портреты и зарисовки лица не являются объективным отображением внешности человека.
Существует еще одна форма передачи признаков внешности — скульптурные портреты, получаемые путем пластической реконструкции лица по черепу (метод профессора М. М. Герасимова). Этот метод позволяет передать комплекс признаков внешности, различных по своей природе;
объективных, относительно объективных и субъективных. По этой причине скульптурные портреты, воссозданные по черепу, также не могут быть объектом, предъявляемым для опознания.
Вместе с тем не следует исключать возможности узнавания лица по такого рода копиям в рамках оперативно-розыскной деятельности в соответствии с Законом об оперативно-розыскной деятельности" (п. 7 ст. 6). Такое узнавание может оказаться весьма полезным в качестве ориентирующего органы следствия и оперативные службы на розыск определенного лица, при построении следственных версий, для использования в оперативно-тактических целях.

§ 3. Субъекты предъявления для опознания

Субъекты данного следственного действия — лица, вызываемые для предъявления им какого-либо объекта (в том числе человека) с целью его опознания.
В соответствии со ст. 164 УПК РСФСР такими лицами могут быть свидетели, потерпевшие, подозреваемый, обвиняемый.
Свидетели и потерпевшие привлекаются для опознания подозреваемого (обвиняемого) в совершении преступления, для опознания трупа (или его частей), для опознания похищенных предметов, орудий преступления, иных предметов, которые они могли наблюдать в связи с совершенным преступлением. Свидетелям, а особенно потерпевшему, могут предъявляться похищенные домашние животные. Подозреваемому или обвиняемому могут, быть предъявлены для опознания его сообщники, потерпевшие лица, похищенные вещи, предметы, принадлежащие подозреваемому (обвиняемому) и утерянные или выброшенные им на месте происшествия, орудия преступления и иные объекты. Результаты опознания в подобных случаях закрепляют признание обвиняемого или позволяют установить его сообщников.
Как известно, в законе не содержится каких-либо указаний на минимальный возраст, начиная с которого лицо может давать показания. В соответствии с этим субъектом опознания могут быть не только взрослые, но и дети. Возможность привлечения ребенка к опознанию будет зависеть от степени его развития, способности к восприятию, а также от природы объекта опознания и условий его восприятия ребенком.
Допрос ребенка о признаках опознаваемого объекта должен проводиться в порядке, предусмотренном для допроса несовершеннолетних (ст. 159 УПК РСФСР), т. е. до 14 лет присутствие педагога обязательно, ас 14 до 16 — по усмотрению следователя.
Имея в виду сказанное ранее о субъективном характере отождествления, необходимо учитывать состояние опознающего особенно перед опознанием преступника, перед опознанием трупа близкого человека. Поэтому следователю надлежит принять меры, чтобы к лицу вернулась уравновешенность. Так, если предстоит опознать обвиняемого, то в целях безопасности опознающего предъявление может быть произведено в условиях, исключающих их визуальный контакт (например, опознание из затемненного помещения, когда опознаваемый и предъявляемые с ним лица находятся в освещенной комнате, опознание через стекло из изолированного помещения). Понятые в подобных случаях должны находиться вместе с опознающим.
Если предстоит опознание трупа, можно прибегнуть к помощи врача. Так, в местах массовой гибели людей дежурят бригады врачей и психологи для оказания медицинской помощи опознающим и их психологической поддержки.
В каждом случае субъекту опознания должна быть разъяснена важность достоверного и возможные последствия ошибочного опознания.
В исключительных случаях субъектом может быть лицо, находящееся в тяжелом физичecкoм состоянии (потерпевший), если, однако, не возникает сомнений в его способности правильно воспринимать и оценивать происходящее.

§ 4. Тактика предъявления для опознания живых лиц

При допросе лица в первую очередь выясняют признаки человека, которого ему предстоит опознать. В ст. 164 УПК РСФСР говорится, что при таком допросе должны быть установлены приметы и особенности, по которым он может осуществить опознание. Указание в законе на особенности и приметы диктуется стремлением повысить достоверность опознания, учитывая его субъективный характер. Но это указание отнюдь не следует понимать как ограничение в выборе признаков человека, используемых для его отождествления. Не следует забывать, что сумма частных признаков составляет индивидуальную совокупность, необходимую и достаточную для отождествления объекта. Поэтому при допросе опознающего не следует ограничиваться только особенностями внешности и ее приметами (особыми, броскими), а необходимо установить как можно больше признаков как общих, так и частных.
Допрос о внешних признаках лица проводится по той схеме, по которой составляются словесные портреты. Терминология словесного портрета не употребляется, так как незнакома опознающему. Признаки описываются в протоколе так, как их излагает допрашиваемый. Следователь, предлагая ему вспомнить и охарактеризовать как можно большее количество признаков, действует по принципу "от общего — к частному". Вначале отмечаются пол, приблизительный возраст и рост человека. Затем — телосложение, осанка.. После этого отмечается форма, размеры и положение головы и частей лица (лба, бровей, глаз, носа, рта, подбородка, ушей). Если человек был без головного убора — форма и цвет волос, характер стрижки. Особое внимание уделяется броским приметам лица: шрамы, родимые пятна и т. п. В протоколе отмечаются также признаки одежды: ее вид, цвет, размеры, покрой, материал, состояние, имеющиеся дефекты.
С учетом зафиксированных при допросе признаков внешности и условий, в которых опознающий наблюдал человека, следователь принимает решение о целесообразности (нецелесообразности) опознания. Не следует забывать, что неопознание — не просто отсутствие одного из доказательств, а "противодоказательство", если предъявлялся человек, действительно совершивший преступление. Данное лицо будет использовать факт своего неопознания на всех этапах следствия и судопроизводства.
Приняв решение предъявить объект для опознания, следователь осуществляет ряд подготовительных мер. Прежде всего это касается подбора лиц, среди которых он будет предъявлен. Люди должны подбираться по принципу общего сходства. При этом в расчет принимаются:
национальность, возраст, рост, телосложение, а также сходство некоторых признаков лица (цвет волос, глаз, овал лица и т. п.). Одежда предъявляемых лиц также должна быть сходна по общему виду, цвету, иным общим признакам. Нельзя предъявлять, например, лицо в гражданской одежде среди людей в военной форме и наоборот. Лица, в числе которых будет предъявлен опознаваемый, не должны быть знакомы опознающему. Так, по делу об изнасиловании, совершенном в небольшом рабочем поселке, две свидетельницы заявили, что видели в этот день неизвестного человека и описали его приметы. По приметам был задержан К. и предъявлен каждой из свидетельниц по отдельности. Обе свидетельницы его опознали, но данный факт не мог быть использован в качестве доказательства. Поселок был невелик и все жители его знали друг друга. Задержанного предъявляли среди мужчин, хорошо известных опознающим. Об этом К. заявил на суде. И хотя данное преступление действительно совершил он, суд отправил дело на доследование.
Особое внимание уделяют тому, чтобы опознающий не видел опознаваемого до того момента, когда последний будет предъявлен среди других лиц. В противном случае опознание может быть признано недостоверным. Если опознающий увидит опознаваемого до предъявления, да к тому же в обстановке, связанной с расследованием преступления (в сопровождении конвоя, в ожидании вызова к следователю и т. п.), то это может оказать на него определенное воздействие. По этой же причине при наличии нескольких опознающих объект предъявляется каждому из них по отдельности (в группе одних и тех же или разных лиц).
На практике нередко приходится сталкиваться с отступлением от тактических правил предъявления для опознания, когда процесс узнавания осуществляется дважды: в ходе оперативно-розыскных действий и в уголовном процессе — при предъявлении для опознания. При опросе потерпевшего или свидетеля о признаках преступника ему предъявляют фотоальбомы подучетных лиц. Если потерпевший (свидетель) узнает как преступника кого-либо из изображенных на фотоснимках, то затем в ходе следствия данное лицо предъявляется для опознания. Подобные действия нельзя признать правильными с учетом природы субъективного отождествления, каковым, по сути своей, является опознание. Лицо, увидевшее снимок в альбоме, может впоследствии опознавать не преступника, а того, чью фотографию он запомнил.
В подобных случаях возможны два варианта. Если проводилось опознание по фотографиям до возбуждения, уголовного дела, то это действие должно быть документировано как предусмотренное Законом "Об оперативно-розыскной деятельности". В п. 7 ст. 6 этого Закона говорится о допустимости "отождествления личности" в ходе оперативно-розыскной деятельности. Впоследствии факт отождествления может быть использован в доказывании в соответствии с общим порядком использования результатов ОРД.
Альтернативой является не предъявление альбомов, а розыск лица по приметам и его предъявление в натуре после возбуждения уголовного дела, или же предъявление альбомов после того, как возбуждено уголовное дело, и опознание по фотоснимкам.
После подбора сходных лиц и приглашения понятых, начинается производство данного следственного действия. Изложив смысл и назначение проводимого действия, следователь разъясняет каждому из присутствующих его права и обязанности. Затем опознаваемому предлагается занять любое место среди сходных с ним лиц. После этого в помещение приглашается опознающий [239 О возможности предъявления для опознания в условиях, когда опознаваемый не видит опознающего, говорилось ранее в § 3. ]
, которому предлагается ответить на вопрос: не опознает ли он кого-либо из предъявляемых лиц и если опознает, то по каким признакам.
Следователь, проводя опознание, заблаговременно должен решить, насколько возможно в ходе предъявления оглашать данные, касающиеся совершенного преступления. Не следует забывать, что при предъявлении для опознания присутствует не менее четырех посторонних лиц (двое понятых и двое лиц, среди которых предъявляется опознаваемый). Посвящать их в фактические обстоятельства дела нежелательно из соображений тактики, а иногда и этики (по делам об изнасиловании). Поэтому целесообразно ставить вопрос в. такой форме, чтобы его содержание давало как можно меньше информации о самом преступлении. Например, "не опознаете ли Вы среди предъявляемых Вам лиц человека, о котором Вы давали показания при допросе такого-то числа?"
Подробно перечисленные признаки, по которым опознан предъявленный, заносятся в протокол и впоследствии сопоставляются с показаниями опознающего на предшествующем допросе. Сопоставление признаков, изложенных в обоих документах, степени их детализации позволит надежнее оценить достоверность проведенного опознания.
В ходе предъявления для опознания следователь по просьбе опознающего может предложить группе лиц встать (если они сидели), подойти ближе к свету, повернуться в профиль и т. д. Наводящие вопросы не допускаются, но следователь должен наблюдать за поведением как опознающего, так и опознаваемого. Известны случаи, когда поведение опознающего, его эмоциональная реакция свидетельствовали о том, что он узнал человека, однако отрицал это. Причины могут быть самые разные. Чаще всего — боязнь мести со стороны преступника или его друзей. Иногда опознающие (особенно пожилые женщины) жалеют преступника ввиду его молодости или болезненного вида. Поэтому наблюдение следователя и последующий допрос должны позволить установить истинное положение дел: действительно опознающий не узнал человека, или узнал, но скрывает это.
Что касается поведения опознаваемого, то оно тоже может носить уличающий его характер. Кроме того, он должен быть заранее предупрежден о недопустимости каких бы то ни было реплик, жестов, угроз, угрожающих взглядов и т. п.
Наряду с отождествлением по морфологическим (анатомическим) признакам человека опознание может проводиться и по функциональным признакам: походке, голосу, жестикуляции. Опознание по этим признакам возможно, если они отличаются от аналогичных признаков иных лиц, т. е. представляют собой некоторую особенность, на которую указал при допросе опознающий. Это может быть хромота, необычность походки, картавость, своеобразный тембр голоса и т. п.
Для того чтобы избежать умышленного изменения функциональных (динамических) признаков, предъявлять опознаваемое лицо необходимо таким образом, чтобы оно об этом не подозревало. Например, опознаваемому вместе с другими лицами предлагают пройти в другое здание, помещение так, чтобы их видел опознающий (вместе с ним находятся понятые). При опознании по голосу объект должен вести разговор с другими лицами, отвечать на вопросы следователя и т. п. Опознающий находится в соседней комнате вместе с понятыми, откуда он может хорошо все слышать, и указывает, кого из говорящих он опознает. После опознания по походке или по голосу может быть проведено обычное опознание по внешним признакам, если опознающий их запомнил.
В заключение необходимо указать еще на один немаловажный момент. Если с первых допросов о признаках внешности человека прошло значительное время, пока был установлен подозреваемый (а это могут быть недели, месяцы и даже годы), то целесообразно еще раз провести допрос, чтобы убедиться в том, что субъект по-прежнему хранит в памяти образ этого человека и способен его опознать. В зависимости от результатов допроса, в том числе путем его сопоставления с предыдущими, следователь либо предъявляет лицо для опознания, либо отказывается от этого следственного действия.

§ 5. Тактика предъявления для опознания трупов

Трупы предъявляются для опознания в тех случаях, когда нет возможности установить личность умершего по документам либо когда внешность трупа значительно изменена.
При обнаружении такого трупа прежде всего устанавливают, кто из жителей данной местности (региона, города, поселка, деревни) пропал без вести. Для этой цели, в частности, используются данные криминалистического учета. Граждане, заявившие об исчезновении человека, подробно допрашиваются о признаках его внешности, в чем он был одет в день исчезновения, какие при нем были предметы. В первую очередь •труп предъявляют родственникам пропавшего лица. Вместе с тем наряду с родственниками к опознанию привлекают и других лиц, знавших или видевших пропавшего. Дело в том, что родственники могут "не опознать" погибшего умышленно, если имеют отношение к совершенному преступлению (например, "заказное убийство" на бытовой почве). Так, по делу об убийстве, совершенном на окраине г. Дзержинска, труп предъявлялся гр. 3., заявившей до этого об исчезновении ее мужа. Едва взглянув на труп, гр. 3. без колебаний заявила: "нет, не он". Обращало на себя внимание и поведение 3. по дороге в морг. Она не только не проявляла волнения, но, напротив, была неестественно спокойна. Все это заставило следователя расширить круг лиц, вызванных для опознания трупа, включив в их число сослуживцев мужа 3., его друзей и даже недругов. После опознания трупа в ходе дальнейшего расследования была установлена причастность 3. к убийству мужа.
Возможны и иные варианты, когда родственники "опознают" труп без достаточных на то оснований, преследуя при этом определенные корыстные цели (получение пенсии, завладение имуществом погибшего и т. п.). При массовой гибели людей в результате пожара двух железнодорожных составов близ г. Уфы (1989 г.) было выявлено три случая мнимого опознания погибших с целью получить пособие.
Если в той местности, где был обнаружен труп, не было зафиксировано исчезновения кого-либо, то его предъявляют для опознания как можно большему числу лиц. При этом привлекают людей, которые по роду своей деятельности общаются с большим количеством граждан:
работники гостиниц, коменданты общежитий, работники домоуправлений, муниципальных органов, паспортных столов, участковые и т. п. Если предстоит предъявлять труп значительному числу лиц и ни от кого из них заявлений не поступало, то проводить допросы целесообразно после опознания трупа кем-либо из этих лиц.
Параллельно с предъявлением трупа лицам, проживающим в данной местности, может проводиться его опознание по фотоснимкам, рассылаемым в различные регионы. Фотоснимки могут демонстрироваться по телевидению, печататься в местных газетах.
Предъявление трупа на месте его обнаружения нецелесообразно, чтобы не изменить обстановку места происшествия. Труп предъявляют либо в морге, либо в каком-то помещении, временно приспособленном для этих целей (сарай, нежилое помещение и т. п.). В сельской местности для этого вырывают яму полутора метров глубины, на дно которой кладут тонкий слой соломы. В яму помещают труп, после чего ее закрывают досками и присыпают землей. В такой временной могиле труп может сохраняться почти неизмененным в течение нескольких дней даже в жаркую погоду.
Если опознание проходит в морге, одежду, обнаруженную на трупе, следует предъявлять отдельно, среди сходных объектов. Это позволит избежать при опознании смешения разнородных признаков объектов: индивидуализирующих — человека и групповых — одежды. Совпадение признаков одежды, что вполне реально при учете ее распространенности, не сможет в этом случае оказать влияния на лицо, опознающее труп. К тому же следует иметь в виду возможность подмены одежды преступником, совершившим убийство. Нельзя исключить и того, что пострадавший за какое-то время до смерти переоденется. Если труп обнаружен раздетым, ни в коем случае не следует предъявлять его в чужой одежде.
Раздельное предъявление трупа и предметов, находившихся при нем (одежда, очки, дипломат, трость, часы и т. п.), позволяют точнее соблюсти норму закона о порядке предъявления каждого из объектов (трупа и предметов).
Труп, предъявляемый для опознания, драпируют простыней; если он был обезображен, осуществляют "туалет трупа" для придания ему прижизненного облика.
При указании признаков, по которым произведено опознание, большую ценность, наряду с особыми приметами, представляют такие, которые не видны при внешнем осмотре, но были названы опознающими. К таким признакам относятся следы пломбирования и состояние зубного аппарата, наличие протезирования; рубцы, шрамы, татуировки и родимые пятна на участках тела, обычно скрытых одеждой.
Особо следует остановиться на предъявлении трупов в случае массовой гибели людей (аварии, катастрофы, социальные или национальные конфликты и т. п.). Прежде всего принимают меры к их сохранению в неизмененном виде. Все трупы фотографируют или снимают на видеозапись. Зарегистрированные трупы вносят в память компьютера, равно как и вещи, обнаруженные при них.
Лицам, прибывающим для опознания, сначала демонстрируют фотоальбомы (фотостенды, видеозапись) соответствующей категории погибших (мужчины, женщины, подростки и т. д.). В случае опознания по фотоснимку (видеозаписи) об этом делается отметка в протоколе, после чего приступают ко второй стадии опознания — самого трупа. Труп переносят в отдельное помещение, где предъявляют опознающему. В протоколе излагают обе стадии (этапы) опознания: по изображению трупа и в натуральном виде.
Отдельно предъявляют комплект одежды (среди других комплектов). Драгоценности, украшения и т. п. предметы, обладающие, как правило, индивидуализирующими и хорошо запоминаемыми признаками, также предъявляют отдельно от трупа и одежды среди сходных.
Если труп не опознан, его фотографируют по правилам сигналетической фотографии и дактилоскопируют. Фотографии, дактокарта и изложение признаков внешности заносятся в соответствующий вид криминалистического учета. Если лицо, опознавшее труп, может представить прижизненные фотоснимки погибшего, то их следует приобщить к делу. В случае необходимости они могут быть направлены вместе с фотоснимками трупа на экспертное отождествление.

§ 6. Тактика предъявления для опознания предметов

По своему процессуальному положению предметы, предъявляемые для опознания, являются (или становятся) вещественными доказательствами, а следовательно, должны быть оформлены в установленном законом порядке (протоколом осмотра, обыска, выемки и т. п.). Необходимость опознания предметов может возникать в различных ситуациях по-разному. Иногда оно требуется потому, что в ходе следственного действия (осмотр, обыск, выемка) изымаются предметы, которые могут быть кем-то опознаны. В этом случае еще предстоит установить, кто может опознать данный предмет. В других ситуациях свидетель или потерпевший заявляет о признаках предмета, имеющих значение для дела, хотя сам предмет еще предстоит отыскать.
Применительно к первой ситуации следователь обращает свои усилия на установление лица, которое может опознать имеющийся предмет. Установление субъекта опознания будет зависеть от того, каким образом данный предмет стал вещественным доказательством. Если имеются основания полагать, что он принадлежал жертве преступления, то этот предмет предъявляют самому потерпевшему (если это возможно) или его родным и близким. Если предполагают, что предмет, обнаруженный, например, при осмотре, принадлежал преступнику, то устанавливают лиц, видевших у него этот предмет.
Так, по делу об убийстве девочки Нины Д. с места происшествия была, изъята одежда пострадавшей (девочка была обнаружена обнаженной). После того как мать опознала, убитую, ей были предъявлены вещи, изъятые с места происшествия. Мать узнала одежду, но не опознала носовой платок, который также был обнаружен на месте происшествия;
это позволило предположить, что платок оставлен убийцей. Так как он был обшит кружевами, что присуще обычно женским носовым платкам, следователь предъявил платок нескольким девушкам. Одна из них опознала его и сказала, что подарила своему знакомому Б. Дальнейшим расследованием Б. был изобличен в убийстве.
Во всех случаях, когда предмет, который предстоит предъявлять для опознания, находится в распоряжении следователя, предваряющий это действие допрос отличается некоторыми особенностями. Не предъявляя самого предмета, предстоит выяснить, видели ли этот предмет те, кому предстоит его опознавать, тот ли это предмет, о котором идет речь при допросе. Имея его в своем распоряжении, следователю нетрудно уточняющими вопросами (но не наводящими) установить, на какие признаки предмета указывает опознающий и правильно ли их называет.
В тех случаях, когда самого объекта еще нет и его предстоит отыскать, следователь должен получить как можно больше сведений о нем. При этом допрашиваемого просят перечислить в первую очередь такие признаки предмета, как его целевое назначение, общий вид, форма, размеры, цвет, материал, выделяя среди них те, которые могут иметь значение особых примет. Если речь идет о предмете, находившемся в пользовании опознающего, то выясняют, какие признаки возникли в процессе его эксплуатации, кто еще знает о наличии этих признаков. Так, по одному из уголовных дел об убийстве у сестры обвиняемого было изъято платье, которое, судя по имеющимся в деле данным, могло принадлежать убитой. Когда это платье в числе других было предъявлено ее подругам, они не только опознали его, но и сообщили, у какой портнихи оно было сшито. После этого платье в числе сходных было предъявлено портнихе. Последняя опознала его, указав на ряд особенностей (частных признаков), известных только ей как пошивший платье.
Сходные предметы, в группе которых будет предъявляться опознаваемый, подбираются с учетом результатов допроса опознающего, в частности того, на какие признаки он указал при допросе, как долго и в каких условиях он эти признаки воспринимал. Допустим, что у пострадавшего похитили часы, которыми он пользовался длительное время. Вполне естественно, что при допросе он укажет как групповые (модель, вид, цвет и форма корпуса, цвет циферблата), так и частные признаки, составляющие индивидуальную совокупность (царапины стекла и корпуса, дефекты циферблата и т. п.). Столь подробный перечень дает основание полагать, что в результате опознания будет осуществлено индивидуальное отождествление. В этом случае предъявление целесообразно в группе предметов, совпадающих по групповым свойствам (несколько пар часов одной марки, одного цвета корпуса в циферблате), различающихся только по частным признакам.
В другой ситуации, когда опознающий видел часы мельком, допустим, на руке преступника, он в лучшем случае сможет указать лишь на общие их признаки (групповые): форму, цвет, модель. В подобном случае объект должен быть предъявлен среди предметов разных групп, лишь совпадающих по признакам, указанным опознающим. Несмотря на различие этих ситуаций требование закона о предъявлении предмета среди однородных будет соблюдено.
Подобранные для опознания предметы раскладываются в присутствии понятых в произвольном порядке. Рядом с каждым объектом помещают бирку с номером. При этом должны отчетливо усматриваться признаки, о которых говорил опознающий. Затем следователь приглашает его и предлагает указать на объект, который он опознает. Допустимо, чтобы опознающий брал объект в руки для лучшего его осмотра. В случае опознания в протоколе подробно, по возможности дословно, излагается, по каким признакам опознан предмет. К протоколу могут быть приобщены фотоснимки предъявленных объектов. Это позволит при оценке достоверности опознания судить о том, насколько сходны были предъявляемые объекты и насколько специфичны признаки, по которым осуществлено опознание.

§ 7. Тактика проведения опознания по фотоснимкам

Закон допускает проведение опознания человека по его фотоснимку в тех случаях, когда само лицо не может быть предъявлено, например преступник еще не разыскан, но имеются обоснованные подозрения, что им является определенное лицо.
По фотоснимкам возможно и опознание трупа. Сам труп, как известно, длительное время сохранен быть не может. Поэтому чрезвычайно важно его правильно и своевременно сфотографировать (после "туалета трупа"), определить круг лиц, которым в целях опознания следует предъявить фотоснимки трупа.
При опознании людей выбирают четкие, без ретуши фотоснимки, на которых лицо изображено в положениях, принятых при опознавательной фотографии (в фас и в профиль). Так как снимки "в профиль" редки, обычно отбирают фотографии в 3/4 поворота головы. Это могут быть снимки, выполненные для документов, или любительские, отвечающие указанным выше требованиям.
К помощи художественных снимков приходится прибегать с осторожностью, так как при такой фотосъемке всегда стремятся приукрасить лицо за счет освещения, ретуши (дорисовать брови, затушевать родинки, морщины, шрамы и т. п.). Естественно, что это приводит к уничтожению наиболее ценных индивидуализирующих признаков.
Для опознания лица фотоснимки с его изображением могут быть изъяты у него дома, у друзей, родственников или взяты из официальных документов (личное дело, архив паспортного стола, криминалистический или оперативный учет и др.). Ориентируясь на них, подбирают изображение сходных лиц.
Например, по делу о нанесении тяжких телесных повреждений подростку Геннадию Б. стало известно, что ножевые ранения ему нанес молодой человек 17—18 лет. Следователь пришел к правильному выводу о том, что преступник мог сравнительно недавно получать паспорт. Поэтому пострадавшему Б. предъявили документы, представляемые для получения паспорта, где находилось несколько сот фотографий молодых людей одного возраста (16 лет). Перебирая эти документы, потерпевший опознал Виктора Р. как человека, нанесшего ему ножевые ранения.
Если при опознании будут предъявляться фотоснимки предмета, то он должен быть сфотографирован методами запечатлевающей съемки, принятыми в криминалистической фотографии. Сразу же фотографируют 2—3 сходных предмета. Подобранные снимки наклеивают на лист бумаги и нумеруют.
При этом важно, чтобы рядом с фотоснимком не было никаких пометок, знаков и т. п. (кроме обозначения цифр). Опознающий в присутствии понятых указывает, какой объект, под каким номером, по каким признакам он опознает.
Фотоснимки, предъявляемые для опознания объекта, обязательно прилагаются к протоколу этого следственного действия.

§ 8. Тактика предъявления для опознания животных

В следственной практике чаще всего возникает необходимость предъявить для опознания похищенных домашних животных (коров, овец, коз, лошадей и т. п.), а также породистых собак и кошек. В подобных случаях при допросе, предшествующем опознанию, владелец животного должен указать его породу, пол, возраст, масть. Масть (окрас) описывается особенно подробно: отмечается преобладающая окраска, а также участки, отличающиеся по цвету, их размеры, форма, локализация.
В протоколе допроса отмечаются также признаки, имеющие значение особых примет. К ним относятся различные клейма (знаки тавра),метки, дефекты копыт (трещины, наросты, форма и вид подков), форма, размеры, состояние рогов и др.
Предъявление производится в группе сходных животных. При этом рекомендуется обращать внимание, как себя ведет животное по отношению к опознающему — как к хозяину или нет. После опознания может быть проведена зооветеринарная экспертиза для подтверждения признаков, указанных хозяином, — порода, возраст и др.
Следует признать возможным предъявление для опознания таких частей забитого животного, как шкура. В этих случаях объект также должен предъявляться в числе сходных.

§ 9. Процессуальное оформление результатов предъявления для опознания

Протокол предъявления для опознания составляется в соответствии со ст. 141, 142, 166 УПК РСФСР. Как известно, законом допускается составление протокола как в ходе следственного действия, так и по его окончании. При опознании составление протокола начинается, когда опознающему в присутствии двух понятых сообщают о начале следственного действия. В этой стадии в протоколе отмечается: кто, где, когда и по какому делу произвел предъявление для опознания, заносятся сведения об опознающем (фамилия, имя, отчество, место жительства) и о понятых. После этого опознающий (если это потерпевший или свидетель) предупреждается об уголовной ответственности по ст. 307, 308 УК РФ, о чем расписывается в протоколе. Затем он выходит в другую комнату (помещение) и в его отсутствие вводят лиц (раскладывают предметы и т. д.), предъявляемых для опознания. В протокол заносятся сведения об этих лицах. При этом не ограничиваются перечислением фамилий, имен, отчеств, но и отмечают, в чем выражается сходство предъявляемых лиц (рост, возраст, цвет волос, глаз, одежда и т. п.). Затем в протоколе отмечают, что опознаваемому предложено занять место, и какое место он занял.
После заполнения данной части протокола приглашают (вводят) опознающего и следователь предлагает ему указать, кого он из указанных лиц опознает. Если лицо опознало человека (предмет), то отмечают, какое место этот объект занимал в группе сходных.
Далее, по возможности дословно (ст. 166 УПК РСФСР) записывают показания опознающего, по каким признакам он опознал лицо (предмет) как виденное ранее в связи с совершенным преступлением. На этом составление протокола заканчивается. Какие-либо наводящие вопросы или подсказки недопустимы. Недопустимы и реплики, возражения, оспаривания опознаваемого в процессе проведения данного следственного действия. Опознающим, опознанным, понятыми и специалистом (если он участвовал в данном следственном деле) могут быть сделаны замечания, также заносимые в протокол. Специалист при необходимости может делать пояснения, относящиеся к его действиям по оказанию помощи следователю.
К ошибкам при составлении протокола относятся:
а) отсутствие сведений о сходстве предъявляемых лиц (объектов) и в чем оно выражается;
б) отсутствие детализации признаков объекта, послуживших основанием для опознания. Иногда в протоколе ограничиваются записью показаний в форме, исключающей возможность проверки достоверности опознания ("опознал лицо по внешности");
в) протокол не дают для подписи опознаваемому, что противоречит ст. 144 УПК РСФСР, предусматривающей подписание протокола всеми лицами, "если они участвуют в производстве следственного действия".
Если опознающий никого (ничего) не опознал, то об этом делается:
отметка в протоколе и на этом предъявление для опознания заканчивается.
'' Как отмечалось ранее, в подобных случаях целесообразно допросить опознающего на предмет каких-либо скрытых мотивов (страх за себя и родных, испуг, жалость и т. п.).
В соответствии со ст. 141 УПК к протоколу могут быть приложены, фотоснимки, о чем делается соответствующая ссылка в протоколе. Приложение к протоколу фотоснимков желательно во всех случаях, поскольку позволяет судить, насколько были сходны предъявляемые объекты, что немаловажно при оценке достоверности опознания.
Фиксация процесса опознания и его результатов путем видеозаписи позволяет сочетать визуальное изображение с записью речи. Особенно ценна видеозапись при опознании по функциональным признакам.
Глава 39. Тактика задержания и ареста

§ 1. Правовые основания задержания и ареста

Задержание— это неотложное следственное действие с целью захватить лицо, подозреваемое в совершении преступления, доставить и водворить в изолятор временного содержания. С процессуальной точки зрения задержание подозреваемого отличается от заключения под стражу, от задержания разыскиваемого обвиняемого или заключенного, совершившего побег из мест лишения свободы.
Процессуальной основой задержания служат Федеральный закон 1996 г. "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" и ст. 122 УПК РСФСР "Задержание подозреваемого в совершении преступления".
Правомерным будет задержание лица, подозреваемого в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, в тех случаях, когда:
1) подозреваемый застигнут во время совершения преступления или непосредственно после него. Последнее предполагает задержание при попытке скрыться с места преступления, преследовании подозреваемого, проведении заградительных мероприятий и т. п.;
2) очевидцы или потерпевшие прямо укажут на данное лицо как на совершившее преступление. Подобная ситуация может возникнуть, если потерпевший, будучи участником поисковой группы, заметит подозреваемого в толпе, магазине и иных местах и укажет на него оперативным сотрудникам. Аналогичная ситуация возможна, если подозреваемый находится среди предъявляемых для опознания лиц;
3) на подозреваемом или на его одежде, при нем или в его жилище обнаружены явные следы преступления — пятна крови и других выделений организма, орудия преступления, следы рук, ног, лоскуты ткани, похищенное имущество, различные документы, свидетельствующие о причастности данного лица к преступлению, — письма, фотографии, видео- и аудиозаписи и др. — эти следы могут быть установлены при личном обыске, освидетельствовании, осмотре одежды, обыске жилища;
4) заподозренное лицо покушается на побег;
5) лицо не имеет постоянного места жительства, подтвержденного соответствующими данными;
6) не установлена личность заподозренного: отсутствуют документы, удостоверяющие личность, и нет иных свидетельств о личности данного человека.
Эти основания, перечисленные в ст. 122 УПК, не подлежат расширительному толкованию. Не следует считать задержанием доставление лица с его согласия в орган милиции для выяснения личности, действия контролеров службы движения, направленные на обеспечение наложенного штрафа, и т. п. Не является задержанием административный арест, применяемый за отдельные виды административных правонарушений сроком до 15 суток в судебном порядке (ст. 32 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях).
Задержание производится с, целью:
пресечь попытку скрыться от дознания, предварительного следствия и суда;
не допустить попыток оказать противодействие установлению истины по делу;
пресечь преступную деятельность;
выяснить причастность лица к преступлению.
Задержание может предшествовать аресту — взятию под стражу по постановлению (определению) о мере пресечения.

§ 2. Подготовка к задержанию и аресту

Подготовка к задержанию и аресту включает в себя:
1) изучение лица, подлежащего задержанию и аресту;
2) определение времени и места задержания;
3) решение вопроса о количественном и персональном составе группы задержания;
4) определение обязанностей участников задержания, какие действия и в какой последовательности им надлежит совершать до, в момент и после задержания;
5) инструктаж участников задержания;
6) оснащение участников задержания необходимыми техническими средствами, средствами индивидуальной защиты и т. п.
В тактическом плане различают одиночные и групповые задержания. При групповом задержании под стражу берут нескольких соучастников или нескольких лиц, не проходящих по одному делу, но в силу обстоятельств находящихся в одном месте (в притоне, на месте воровской сходки и т. п.). Задержание соучастников, находящихся в разных местах, может быть одновременным (в один день и час) и разновременным.
Особую сложность представляет групповое задержание, поэтому следует попытаться сначала разобщить лиц, чтобы задержать поодиночке.
Анализ личности задерживаемого заключается в собирании информации о его внешности, возможных действиях при задержании, наличии у него оружия, физических качествах, владении приемами восточных единоборств. Если речь идет о задержании ранее судимого лица, сведения могут быть получены из его архивного уголовного дела.
При определении времени и места учитывается, образ жизни задерживаемого, распорядок его дня, маршруты и средства передвижения. Изучается планировка помещения, входы и выходы, пожарные лестницы, лифты, места укрытия. При подготовке задержания на открытой местности или в населенном пункте следует изучить его рельеф, расположение дорог, лесных посадок, наличие проходных дворов, домов, подъезды которых имеют два выхода, маршрутов городского транспорта и др.
Задержание всегда осуществляется группой сотрудников. В зависимости от личности задерживаемых, их возможного поведения, вооруженности, физической подготовки в задержании могут участвовать специально. формируемые оперативные группы из числа сотрудников органа внутренних дел (ОМОН, СОБР). Численность группы определяется из расчета не менее двух сотрудников на одного задерживаемого.. Участники задержания должны быть соответственно экипированы и вооружены. Если предполагается задержать женщину, необходимо участие женщины — оперативного сотрудника. В группу может входить следователь.

<< Пред. стр.

стр. 18
(общее количество: 26)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>