<< Пред. стр.

стр. 19
(общее количество: 26)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Участникам группы сообщают данные о личности задерживаемого, его возможных намерениях, способности к сопротивлению. Доводится до сведения план операции, места расположения и обязанности каждого участника группы, последовательность действий. Иногда выделяют сотрудника, которому поручается наблюдать за операцией со стороны с тем, чтобы предупредить попытки задерживаемого что-либо выбросить, подать условный сигнал и т. п.

§ 3. Тактические приемы задержания

Успех при задержании обусловлен конспиративностью подготовки к нему, четкой организацией и внезапностью.
Участники задержания скрытно, приближаясь к задерживаемому, вступают в непосредственный контакт под видом прохожих, обращающихся с каким-либо вопросом, предложением, просьбой и т. п. Затем следует внезапный и решительный захват, ограничивается свобода действий, блокируются попытки оказать сопротивление, бежать, избавиться от каких-либо предметов или документов. Судя по обстоятельствам, могут потребоваться меры, предупреждающие покушение на самоубийство. Обеспечивается надежная изоляция задержанного от окружающих и немедленное водворение его в спецтранспорт.
Действия оперативной группы должны быть так спланированы и осуществлены, чтобы не пострадали посторонние лица, чтобы задерживаемый не смог захватить заложника.
Значительно сложнее задержать подозреваемого в помещении. Задача группы захвата — скрытно проникнуть туда через неизвестные задерживаемому входы, чердачные или подвальные помещения, балконы или с помощью лиц, которые не вызывают у задерживаемого подозрений и которым он может открыть дверь, не зная о группе захвата. Когда преступник отказывается открыть дверь, то, учитывая его психическое напряжение и возможность импульсивных действий вплоть до применения огнестрельного оружия, следует вступить с ним в переговоры, убедить в бессмысленности занятой позиции. Если переговоры не достигнут цели, могут быть применены специальные химические средства, преграды взламываются и группа осуществляет захват.
Задержание в отдельно стоящем доме (сарае и т. д.) или на открытой местности — в поле, лесу, в горной местности, проводится с помощью оперативно-тактической комбинации, предусматривающей легендированное сближение с задерживаемым при блокировке путей его возможного побега. Иногда необходимо устройство специальных засад в доме или на подступах к нему, на местности. Задержание может сопровождаться погоней с использованием служебно-розыскной собаки.
При одновременном задержании нескольких лиц, находящихся в разных местах, важна четкая координация действий групп захвата. Информация о произведенном задержании или о неожиданно возникших препятствиях (отсутствие задерживаемого, побег, взятие задерживаемым заложника и др.) безотлагательно передается в дежурную часть органа внутренних дел, координирующую захват с тем, чтобы своевременно внести коррективы в действия других групп.
Как правило, лицо подвергается личному обыску на месте задержания. Если тщательный обыск в данной ситуации невозможен, в любом случае должны быть изъяты оружие и иные средства нападения, личные документы и предметы, находящиеся в одежде задержанного.
В органе дознания (изоляторе временного содержания) составляется протокол задержания. В протоколе отражаются сведения о личности задержанного, его психическом и физическом состоянии, признаках алкогольного или наркотического опьянения, его одежде, обуви, предметах, бывших при нем или в его одежде, повреждениях тела и одежды. В протоколе описываются обстоятельства задержания, поведение задержанного в ходе этой операции, отмечаются его попытки избавиться от тех или иных объектов (выбросить, проглотить, уничтожить), совершить побег и т. п.
Как правило, перед водворением задержанного в камеру он должен быть допрошен. Ему сообщают об основаниях задержания, разъясняют его права. Задержанный может быть подвергнут освидетельствованию, его одежда — осмотру; об этих следственных действиях составляются отдельные протоколы.
Не позднее 24 часов о задержании письменно уведомляется надзирающий прокурор. О задержании осведомляются и члены семьи или иные близкие задержанному лица.
Глава 40. Технология получения образцов для сравнительного исследования

§ 1. Понятие и виды образцов для сравнительного исследования

При производстве ряда судебных экспертиз, связанных с решением идентификационных и диагностических задач, процесс экспертного исследования требует определенных материалов для сравнения с объектами, поступившими на экспертизу. Эти материалы получили в процессуальном законе и экспертной практике наименование образцов для сравнительного исследования. Статья 186 УПК РСФСР предусматривает их получение от подозреваемого, обвиняемого и, с известными ограничениями, от потерпевшего и свидетеля. Однако люди — не единственные источники получения сравнительных материалов. Образцы для сравнительного исследования могут быть получены от предметов (орудий, инструментов, транспортных средств и т. п.), от животных; они могут представлять собой результаты экспериментальных процессов или действий. В соответствии со ст. 186 УПК образцы от перечисленных в ней лиц получает следователь при соблюдении определенной процессуальной процедуры. Необходимость специальной регламентации обусловлена, помимо прочего, и тем, что она допускает принудительное получение образцов от подозреваемого и обвиняемого, а принятие принудительных мер — прерогатива только следователя, но не эксперта.
Иные образцы может получать как следователь, так и непосредственно эксперт в ходе так называемого экспертного эксперимента, при котором не происходит ограничения чьих-либо законных прав и интересов. Образцы являются носителями отобразившихся в них признаков другого объекта либо частью общего объекта, выражающего его признаки. С этой точки зрения все образцы могут быть разделены на две группы: образцы, выражающие признаки другого объекта, и образцы, выражающие свои собственные признаки. К числу первых относятся, например, отпечатки папиллярных узоров на дактилокарте, стреляные пули, полученные от конкретного экземпляра оружия, отпечатки протектора шины автомобиля и т. д. К числу вторых — образцы крови, слюны и иных выделений организма, образцы почвы с места происшествия, зерна из хранилища и т. д. Иногда эти образцы именуют пробами; они всегда представляют собой часть некоего целого.
Образцы необходимы для того, чтобы установить связь объектов, для сравнения с которыми их получают, с событием преступления. Процесс такого сравнения нужен при идентификации, например, орудий преступления: чтобы установить использование изъятого у подозреваемого пистолета, обнаруженную на месте происшествия гильзу сравнивают с гильзой, экспериментально отстрелянной из данного оружия. При совпадении комплексов идентификационных признаков можно сделать достоверный вывод о том, что обнаруженная на месте происшествия гильза была стреляна из пистолета подозреваемого. В данном случае идет речь об идентификации. Однако иногда сравнительные образцы, несущие лишь групповые признаки, позволяют установить только сходство.
Помимо образцов указанных двух групп, в качестве сравнительных материалов могут использоваться так называемые эталоны, ГОСТы, предметы из специальных коллекций (подошвенной части обуви, паст для шариковых ручек и т. п.). Это не требует специальных процессуальных процедур.
Образцы для сравнительного исследования могут быть:
1) предоставлены в распоряжение следователя участниками судопроизводства или обнаружены им при производстве какого-либо следственного действия — осмотра, обыска и др.;
2) специально получены либо в порядке ст. 186 УПК, либо экспертом для решения поставленных перед ним задач.
В том случае, если образцы были выполнены или возникли до возбуждения уголовного дела и никак не связаны с фактом его расследования, их именуют свободными. Образцы, полученные специально для производства экспертизы, т. е. выполненные в ходе расследования дела, носят название экспериментальных.
Некоторые виды экспертиз, например судебно-почерковедческая, используют так называемые условно-свободные образцы. Это объекты, выполненные в процессе расследования, но вне связи с ним или с предстоящей экспертизой.
Как свободные, так и экспериментальные образцы обладают своими положительными и отрицательными качествами. Проиллюстрируем это на примере судебно-почерковедческой экспертизы.
Свободные образцы почерка, которые следователь может изъять при производстве обыска у подозреваемого лица, выполнены вне связи с уголовным делом и поэтому в них нет умышленного искажения признаков почерка или изложения умышленно ложных данных. Единственное условие в данном случае — достоверность исполнения именно данным лицом. В этом заключается положительная сторона свободных образцов. Кроме того, имеется возможность получить свободные образцы, исполненные в нужный период времени и при определенных условиях.
В то же время в ряде случаев количество возможных свободных образцов и их содержание могут оказаться недостаточными для решения экспертной задачи: в тексте образца не всегда есть те фразы или слова, которые необходимы для установления автора документа; свободный образец может быть исполнен в условиях, отличающихся от условий исследуемого документа, другим пишущим прибором, красителем, в другом состоянии исполнителя и т. п.
Экспериментальные же образцы обладают таким несомненным качеством, как достоверность происхождения, они могут быть получены в требуемых условиях, на требуемом материале и с помощью необходимых средств письма, а также в должном количестве. В то же время исполнитель имеет возможность исказить признаки почерка, топографические и лексические признаки письма, сознательно допустить ошибки и т. п.
Таким образом, мы видим, что и свободные, и экспериментальные образцы письма, взятые порознь, не идеальны. Именно поэтому криминалистика разработала рекомендации, согласно которым для производства идентификационных исследований в судебном почерковедении рекомендуется представлять эксперту образцы обоих видов.
С процессуальной точки зрения образцы для сравнительного исследования не являются вещественными доказательствами, поскольку они непосредственно не связаны с событием преступления. Эти объекты имеют самостоятельный процессуальный статус и выполняют единственную функцию — они связывают материальные объекты, фигурирующие или могущие фигурировать, по делу в качестве вещественных доказательств, с событием преступления. Эта функция и реализуется в процессе сравнения исследуемых объектов с образцами.
Эталоны и подобные объекты используются двояко: при установлении групповой принадлежности и при решении некоторых диагностических задач, связанных со свойствами и состояниями исследуемых объектов и процессов сравнительно с их исходными свойствами и состояниями.

§ 2. Технология получения образцов для сравнительного исследования

Процесс получения образцов для сравнительного исследования может осуществляться в рамках самостоятельного следственного действия, предусмотренного ст. 186 УПК; образцы могут быть получены и при производстве иных следственных действий.
Для получения сравнительных образцов в порядке ст. 186 УПК следователь выносит специальное постановление, в котором указывается, от' кого, для каких целей и какие образцы должны быть получены. Это могут быть образцы почерка, крови, слюны и других продуктов жизнедеятельности организма, отображения внешней структуры частей тела, в том числе папиллярных узоров рук, подошвенной поверхности стопы и даже контуров уха, кожной поверхности головы и т. п.— в зависимости от предмета предстоящего экспертного исследования.
С вынесенным постановлением следователь знакомит подозреваемого или обвиняемого; заранее готовятся необходимые материалы и инструменты, разрабатывается последовательность и условия получения образцов. Для каждого типа образцов разрабатываются специальные правила. Так, для получения образцов подписи следует заготовить специально нарезанные листы бумаги, соответствующие по своему качеству исследуемому документу, приготовить принадлежности для письма и создать условия, аналогичные представлению следователя об условиях исполнения документа (документ мог быть исполнен стоя, например, перед окошком кассы при получении денег, или на ограниченном пространстве стола и т. д.). На каждом листе бумаги должна быть только одна подпись; распространенная практика получения нескольких подписей на одном листе является неверной, поскольку каждая предыдущая подпись является образцом для последующей. Исполняются они в обычном темпе, характерном для подписного почерка.
Соответствующие правила существуют и для получения других видов образцов. Главное требование — надлежащее качество, которое предполагает отображение в образце всех необходимых для сравнения существенных признаков, позволяющих исключить случайность результатов.
Помимо качества образцы должны отвечать и требованию должного количества. Так, при проведении автороведческой экспертизы экспериментальные тесты должны быть такой величины, чтобы в них отразились все категории признаков письма: лексико-фразеологические, синтаксические, стилистические, орфографические, пунктуационные, а также частные языковые навыки.
Принудительное получение образцов для сравнительного исследования в порядке ст. 186 УПК относится, как правило, к случаям получения продуктов жизнедеятельности организма и требует участия в этом следственном действии специалиста — судебного медика или заменяющего его врача. О принудительном характере получения образцов обязательно делается отметка в протоколе.
В протоколе указывается основание этого следственного действия, его цель, количество и характер получаемых образцов, перечень участников, описание процедуры; средства, использованные для получения образцов, а также для фиксации самого хода их получения.
Протокол подписывается всеми участниками; в случае отказа от подписи подозреваемого или обвиняемого об этом делается соответствующая отметка, удостоверяемая следователем.
Полученные образцы должны быть упакованы, скреплены печатью следователя и находиться при деле до передачи их вместе с другими материалами на экспертное исследование. В постановлении о назначении экспертизы среди перечисленных объектов, направляемых на исследование, обязательно упоминаются образцы и дается их краткая характеристика. После исследования образцы, если они не уничтожены в ходе экспертизы, возвращаются следователю и хранятся при деле.
Статья 186 УПК предусматривает возможность получения образцов и от потерпевшего, и от свидетеля, но только "лишь при необходимости проверить, не оставлены ли указанными лицами следы на месте происшествия или на вещественных доказательствах". Это ограничение обусловливает .в некоторых случаях и процесс получения образцов. Так, образцы папиллярных узоров у подозреваемого или обвиняемого обычно получают на стандартных дактилоскопических картах, тогда как у потерпевшего и свидетеля — на чистых листах бумаги, чтобы даже по ошибке они впоследствии не были включены в дактилоскопическую картотеку.
Процесс получения образцов для сравнительного исследования помимо протокола может быть отражен с помощью видеозаписи. Это целесообразно делать в тех случаях, когда он носит принудительный характер, чтобы отразить содержание процедуры и получить подтверждение, что она не могла причинить вреда здоровью или состоянию подозреваемого или обвиняемого.
Известной спецификой обладает получение образцов запаха, голоса и речи.
В соответствии с методическими рекомендациями "Использование запаховой информации с мест происшествий в раскрытии и расследовании преступлений" К. Т. Сулимова и В. И. Старовойтова, образцы индивидуального запаха, как правило, отбирают работники уголовного розыска и следователи либо эксперты-криминалисты или сотрудники лаборатории криминалистической одорологии. При этом руководствуются следующим: чтобы исключить возможность загрязнения одорологических проб собственным запахом, образцы индивидуального запаха и запаховые следы не должны собираться одним и тем же человеком.
Образцы отбирают у человека-донора преимущественно с того участка тела, который мог служить источником изъятых по делу запаховых следов. Время выдержки адсорбента в контакте с телом донора не должно быть не менее 30 минут, после чего адсорбенты (лоскуты ткани) с отобранными образцами запаха складывают и упаковывают в банку или завертывают в фольгу так же, как и при сборе следов.
При отборе индивидуального запаха у задержанных или содержащихся под стражей лиц должен быть изъят фоновый запах помещения, в котором они содержатся.
При отборе образцов индивидуального запаха у проверяемых лиц целесообразно получить дополнительно и их контрольные запаховые следы, которые, по указанию специалиста, отбирающего образцы, они воспроизводят на модельных предметах, аналогичных следоносителям, выявленным на месте происшествия. Отобранные образцы вместе с пробами запахов, изъятых на месте происшествия, направляют для сравнительного исследования в лабораторию криминалистической одорологии [240 Сулимое К. Т., Старовойтов В. И. Использование запаховой информации с мест происшествий в раскрытии и расследовании преступлений. Методические рекомендации. М., 1989. С. 12—13.]
.
Для производства судебно-фоноскопических экспертиз требуются образцы голоса и речи, которые также могут быть свободными и экспериментальными. Первые — это фонограммы, не связанные с расследуемым событием, вторые — специально произведенные фонозаписи голоса и речи лиц, в отношении которых решается вопрос о тождестве.
Необходимые процессуальные требования: перед началом записи обозначается ее дата и место, фамилии и должности записывающих, условия, в которых производится запись (они должны быть максимально сходны с условиями записи при обстоятельствах расследуемого события), подробная характеристика технических средств — тип и характеристики магнитофона, микрофона, магнитной ленты и др.
Тождества с исследуемой записью добиваются употреблением аналогичных фраз, оборотов речи и слов; источнику записи предлагают произносить их в соответствующем темпе и с соответствующими паузами. Объем записываемой звуковой информации должен обеспечивать возможность последующей фоноскопической идентификации.
Полученные образцы голоса и речи, зафиксированные в протоколе, упаковываются, снабжаются необходимыми надписями и опечатываются.
Определенной спецификой обладает получение образцов для судебных экспертиз (чаще всего — баллистической и трасологической).
В этом случае образцы получает сам эксперт, который имеет возможность воссоздать необходимые условия, соответствующие его представлению о механизме возникновения следов на объектах, поступивших на анализ. Количество образцов соответствует условиям решения экспертной задачи. Так, если требуется получить экспериментальные следы орудия взлома, то эксперт, подобрав объект, материал которого соответствует материалу следовоспринимавшего объекта, получает образцы следов под различными углами встречи орудия с воспринимающим объектом с таким расчетом, чтобы образец отражал необходимые идентификационные признаки.
Образцы затем участвуют в сравнительном исследовании. Процесс их получения, количество и качество отражаются в заключении эксперта. Таким образом, специальный документ о получении образцов экспертом не составляется, а сам процесс их получения является одним из этапов исследования и обычно именуется экспертным экспериментом.
Глава 41. Технология прослушивания и записи телефонных переговоров

§ 1. Сущность и процедура прослушивания и записи переговоров

"Технизация" преступности, оснащение организованных преступных сообществ современными средствами коммуникации — от мобильных сотовых телефонов до средств космической связи и широкое их использование при совершении самых различных акций поставили на повестку дня вопрос о принятии правоохранительными органами адекватных мер, позволяющих оперативно предупреждать и раскрывать преступления. Первым шагом на пути решения этой задачи стал Закон СССР и союзных республик от 12 июня 1990 г., он дополнил Основы уголовного судопроизводства ст. 35, допустившей прослушивание и звукозапись телефонных и других переговоров. Этой нормой установлено, что прослушивание переговоров:
1) может производиться лишь по возбужденному уголовному делу по постановлению следователя или органа дознания с санкции прокурора или по определению суда;
2) предпринимается при наличии достаточных оснований полагать, что в результате прослушивания будут получены сведения, имеющие существенное значение для дела;
3) не может продолжаться более шести месяцев;
4) производится в отношении переговоров подозреваемого, обвиняемого или иных причастных к преступлению лиц, а при угрозе насилием, вымогательстве и других противоправных действиях в отношении потерпевшего или свидетеля по их заявлению или с их согласия — и их переговоров.
Этим законом было также установлено, что о проведенном прослушивании и звукозаписи составляется протокол с кратким изложением фонограммы переговоров, имеющих отношение к делу; фонограмма приобщается к делу. Сама процедура прослушивания и звукозаписи должна была быть регламентирована республиканским законодательством. Однако до издания нового УПК России соответствующая норма так и не появилась (в проекте нового УПК России она предусмотрена); некоторые коррективы в ст. 351 внесены иными федеральными законами.
Так, ст. 32 Федерального закона "О связи" от 16 февраля 1995 г. установила, что прослушивание телефонных переговоров допускается только по судебному решению. Это же правило содержится в Федеральном законе "О почтовой связи" от 9 августа 1995 г. и в Федеральном законе "Об оперативно-розыскной деятельности" от 12 августа 1995 г. (ст. 8).
Отсутствие в действующем УПК четкой регламентации рассматриваемого действия не позволяет однозначно решить вопрос, в каких случаях оно представляет собой следственное действие, а в каких — оперативно-розыскное мероприятие, результаты которого еще только могут стать доказательствами по делу при соблюдении необходимых процедур. Можно полагать, что в случаях, когда прослушивание и запись переговоров производятся по постановлению следователя или дознавателя, имеет место следственное действие. Если же они проводятся по мотивированному установлению руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, то налицо оперативно-розыскное мероприятие, результаты которого используются по общим правилам УПК (ст. 8, 9, 11 Закона "Об оперативно-розыскной деятельности"). Различие между тем и другим — лишь в статусе полученных результатов, основания же этого мероприятия практически одни и те же.
Такими основаниями служат:
непосредственное усмотрение органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, получившего сведения о противоправном деянии и причастных к нему лицах, о событиях и действиях, угрожающих безопасности страны, об уклоняющихся от явки в органы дознания, следствия и суда или от уголовного наказания лицах, о лицах, без вести пропавших (ст. 7 Закона "Об оперативно-розыскной деятельности");
обоснованный прогноз органа расследования о возможности получить путем прослушивания и записи переговоров сведения, имеющие существенное значение по делу;
наличие угрозы насилием, вымогательства или других противоправных действий в отношении потерпевшего или свидетеля или иных связанных с ними лиц.
Как следует из изложенного, субъектами, чьи переговоры прослушиваются, являются подозреваемые, обвиняемые и иные причастные к преступлению лица.
Под иными причастными к преступлению обычно понимаются лица, в отношении которых в деле имеются материалы об их возможном участии в совершении или сокрытии преступления, орудий и средств преступления и иных объектов, а также те, кто в иной противоправной форме препятствует установлению истины по делу (в том числе коррумпированные связи виновных).
Другой категорией субъектов, переговоры которых могут прослушиваться и фиксироваться, являются потерпевшие и свидетели. Прослушивание и запись их переговоров допускается, как было сказано, лишь при наличии противоправных действий в отношении этих лиц или их близких. Обязательным условием прослушивания и записи их переговоров следует считать заявление потерпевшего или свидетеля либо их согласие.
Прослушиванием обозначается подключение к переговорному устройству систем городской, междугородной, международной, радиотелефонной, радиорелейной, высокочастотной, космической и других видов связи — радио, селекторных и т. д. Технические сотрудники предприятия связи, оказывающие содействие в прослушивании переговоров, предупреждаются об ответственности за разглашение ставших им известных сведений.
§ 2. Технология прослушивания и записи переговоров

В постановлении о прослушивании и записи переговоров должно быть указано, с каких переговорных устройств они будут вестись, их номера и другие обозначения, адреса, где установлены или по которым абонированы устройства, участники переговоров, время прослушивания и кому оно поручено.
Следует иметь в виду, что фонозапись переговоров прослушивается по аналогии с процедурой следственного осмотра. В том случае, если следователь является участником процедуры, он становится свидетелем со всеми вытекающими из этого процессуальными последствиями.
Переговоры прослушиваются специально уполномоченными на то лицами из числа операторов предприятия связи или особым оперативно-техническим подразделением органа дознания. В прослушивании могут участвовать потерпевший или иное лицо, в чей адрес высказываются угрозы или противоправные требования.
Звукозапись переговоров ведется в автоматическом режиме, независимо от того, осуществляется ли параллельно их прослушивание 'или нет. При непосредственном восприятии значимая для дела информация может немедленно передаваться органу расследования. Запись же прослушивается периодически органом расследования с участием специалиста в присутствии понятых. При этом значимая информация переносится на единый носитель, а не имеющая отношение к делу стирается.
В протоколе указываются, какие части записи перенесены на единый носитель и что он собой представляет; при необходимости излагается значимая информация либо начальная и конечная фразы записанного разговора.
В тех случаях, когда запись производилась по поручению следователя, протокол прослушивания вместе со звукозаписью (кассетой), рапортом или препроводительным письмом представляется ему от органа дознания в опечатанном виде. Следователь осматривает их с участием понятых (и при необходимости специалиста) и прослушивает записи. Все материалы прослушивания, записи и протокол их осмотра приобщаются к делу в качестве источника доказательств. Протокол осмотра фонограммы составляется с соблюдением требований ст. 141 и 1411 УПК. В протоколе указываются внешний вид и технические параметры кассеты; признаки, свидетельствующие о возможных изменениях; содержание фонограммы. В целях установления подлинности и цельности фонозаписи, а также идентификации личности участников переговоров может быть проведена фоноскопическая экспертиза.
Литература

Раздел III. Криминалистическая тактика и технология
Ко всем главам:
Белкин Р. С. Курс криминалистики. В 3-х тт. М., 1997. Т. 2 и 3. Белкин Р. С. Криминалистическая энциклопедия. М., 1997. , Криминалистика. Т. 2. Волгоград, 1994. Криминалистика. М., 1995. Криминалистика. СПб., 1995. Справочник следователя. Т. 1. М., 1990.

К главе 26:
Белкин. Р. С. Очерки криминалистической тактики. Волгоград, 1993.

К главе 27:
Дубровицкая Л. П., Лузгин И. М. Планирование расследования. М., 1977.
Ларин А. М. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. М., 1970.
Ларин А. М. От следственной версии к истине. М., 1976.

К главе 28:
Закатов А. А. Криминалистическое учение о розыске. Волгоград,1988.
Закатов А. А. Розыскная деятельность. Волгоград, 1988.
Крылов И. Ф., Бастрыкин А. И. Розыск, дознание, следствие. Л..1984.

К главе 29:
Справочник следователя. Т. 2. М., 1990.
Чувилев А. А. Взаимодействие следователя органа внутренних дел с милицией. М., 1981.

К главе 30:
Драпкин Л. Я. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск, 1987.
Следственная ситуация // Сб. научных трудов ВНИИ Прокуратуры СССР. М., 1985.

К главе 31:
Белкин Р. С. Фактор внезапности, его учет и использование при расследовании преступлений. М., 1995.
Бахин В. П., Кузьмичев В. С., Лукьянчиков Е. Д. Тактика использования внезапности в раскрытии преступлений органами внутренних дел. Киев, 1990.
Литература 679

К главе 32:
Цветков С. И. Криминалистическая теория принятия тактических решений. М., 1992.


К главе 33:
Быховский И. Е. Осмотр места происшествия. М., 1973.
Виницкий Л. Е. Теория и практика освидетельствования на предварительном следствии. Караганда, 1983.
Грамович Г. И. Особенности осмотра неопознанных трупов. Минск, 1993.
Грамович Г. И. Осмотр места происшествия. М., 1960.

К главе 34:
Михайлов А. И., Юрин Г. С. Обыск. М., 1971. Ратинов А. Р. Обыск и выемка. М., 1961.

К главе 35:
Васильев А. Н., Карнеева Л. М. Тактика допроса при расследовании преступлений. М., 1970.
Порубов Н. И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. Минск, 1973.
Соловьев А. Б. Очная ставка на предварительном следствии. М., 1970.
К главе 36:
Авсюк А. В. Процессуальные и тактические особенности проверки показаний на месте. Минск, 1990.
Соя-Серко Л. А. Проверка показаний на месте. М., 1966.

К главе 37:
Белкин Р. С., Белкин А. Р. Эксперимент в уголовном судопроизводстве. М., 1997.

К главе 38:
Кочаров Г. И. Опознание на предварительном следствии. М., 1955.
Гинзбург А. Я. Опознание в следственной, оперативно-розыскной и экспертной практике. М., 1996.

К главе 39:
Янушко В. И. Основы тактики задержания подозреваемого (процессуальные и криминалистические аспекты). Минск, 1987.

К главе 40:
Жбанков В. А. Получение образцов для сравнительного исследования. М., 1992.
Раздел IV КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ МЕТОДИКА

Глава 42. Концептуальные положения криминалистической методики

§ 1. Понятие криминалистической методики

Заключительным разделом системы криминалистической науки и соответственно учебного курса является криминалистическая методика или, как ее иначе называют, методика раскрытия, расследования и предупреждения отдельных видов преступления — убийств, краж, поджогов и т. п. Это, в сущности, "передний край" криминалистики — та сумма ее рекомендаций, которая необходима для практики борьбы с преступностью.
Криминалистическая методика — это система научных положений и разрабатываемых на их основе рекомендаций по организации и осуществлению расследования и предотвращения отдельных видов преступлений.
В первое десятилетие существования советской криминалистики вопросы методики не выделялись в самостоятельный раздел науки и освещались преимущественно как особенная часть уголовной тактики. И. Н. Якимов понимал под криминалистической методикой "общий метод расследования преступления по косвенным доказательствам", представляющий собой применение научных методов уголовной техники и тактики к расследованию преступлений [241 Якимов И. Н. Криминалистика. Уголовная тактика. М., 1929. С. 161—168.
См.: Якимов И. Н. Криминалистика. Руководство по уголовной технике и тактике. С. 336. Впоследствии он детализировал эту схему (см.: Криминалистика. Уголовная тактика.С.167).]
. Под несомненным влиянием Вейнгарта, Ничефоро, Аннушата и других западных криминалистов, пытавшихся сконструировать универсальный метод раскрытия любого преступления, дать пригодные для любой следственной ситуации логико-методические схемы действий следователя, И. Н. Якимов также разрабатывает "схему расследования преступления", действий по сбору и оценки улик, выявлению личности предполагаемого виновника преступления [242 См.: Якимов И. Н. Криминалистика. Руководство по уголовной технике и тактике. С. 336. Впоследствии он детализировал эту схему (см.: Криминалистика. Уголовная тактика.С.167).
]
.
Попытки создать некий универсальный метод, не зависящий от особенностей конкретных преступлений, как и следовало ожидать, не увенчались успехом потому, что такая степень обобщения неминуемо превращала подобные рекомендации в абстракцию, бесполезную для практики. Однако, оценивая усилия И. Н. Якимова, следует признать, что он внес несомненный вклад в развитие советской криминалистики и особенно криминалистической методики. Он сумел раскрыть главное, что составляло ее содержание в момент становления как раздела криминалистической науки. И этим главным были особенности применения средств и приемов техники и тактики в условиях расследования отдельных видов преступлений. И. Н. Якимов в своих работах настойчиво проводил мысль о том, что при раскрытии преступлений необходимо использовать "все способы, разработанные уголовной техникой и тактикой, и что только при употреблении рекомендуемых ими научных приемов можно достигнуть верного успеха в разрешении той задачи, которую ставит себе всякое уголовное расследование — обнаружение виновника преступления и добытого посредством преступления". Именно такое понимание сущности криминалистической методики и легло в основу последующих исследований в этой области криминалистики, которую в 1929 г. В. И. Громов назвал "частной методикой".
Средства и приемы криминалистических техники и тактики аккумулируются в криминалистической методике в соответствии с особенностями расследования отдельных видов преступлений. Так, криминалистическая техника раскрывает механизм возникновения следов рук, но она, естественно, не может дать ответ, на каких предметах чаще всего образуются эти следы при совершении краж или убийств; в криминалистической тактике рассматриваются приемы допроса свидетелей, но не содержится ответа на вопрос о том, в чем заключаются особенности допроса свидетелей по делам, скажем, о дорожно-транспортных происшествиях, по делам о поджогах и др. Выявление таких особенностей — задача криминалистической методики. Иными словами, предметом техники и тактики является общее, а предметом методики — особенное, что отличает работу с доказательствами по различным видам преступных посягательств.
Но конкретную частную криминалистическую методику не следует понимать как механическое объединение, набор следственных действий, технических средств и тактических приемов, необходимых для успешного расследования того или иного вида преступлений. В частных методиках речь идет не только о наиболее эффективных в данном случае средствах и рекомендациях, но и о методах их использования, об особенностях организации расследования — планировании этого процесса, типичных следственных версиях, использовании тех или иных специальных познаний, содействии населения и средств массовой информации и т. п. Содержание конкретных частных криминалистических методик и есть то особенное, ради разработки которого существует этот раздел криминалистической науки.
При разработке криминалистической методики наука отвергает попытки создать схему, годную для раскрытия любого преступления и являющуюся некоей "универсальной отмычкой". Криминалистика исходит из индивидуальности каждого преступления и лиц, его совершивших, что обусловливает индивидуальность путей установления истины. Однако индивидуальный характер совершаемых преступлений и специфика расследования каждого уголовного дела не означают, что отсутствуют положения, общие для расследования всех преступлений того или иного вида, например всех дел о кражах или контрабанде. Наличие общих принципов подхода к решению методических проблем раскрытия, расследования и предотвращения преступлений позволяет создавать частные криминалистические методики применительно к отдельным, большим или меньшим по объему группам преступлений. Так, на основе общих положений может быть создана методика расследования всех видов убийств, или методика расследования только детоубийств, или методика расследования убийств, сопровождающихся расчленением трупа; может быть разработана методика расследования всех видов краж или только квартирных либо карманных. Все зависит от базы формирования частных криминалистических методик.
Эти основания различны. Общие видовые методики формируются на основе уголовно-правовой классификации преступлений (кражи, разбои, изнасилования, бандитизм и т. п.). Они могут объединяться в еще большие группы в соответствии с классификацией, принятой в Уголовном кодексе: преступления против личности, преступления против общественной безопасности, против правосудия и т. д. Такая группировка принята в настоящем учебнике.
Дальнейшая детализация частных методик осуществляется чаще всего на основе особенностей того или иного элемента состава преступления, обычно по его объективной стороне — по способу совершения и сокрытия или месту совершения преступления (кражи из квартир, из магазинов, на транспорте, вымогательство под угрозой применения насилия, с применением насилия и т. д.).
В современной криминалистике формирование частных методик осуществляется по двум направлениям:
1. Совершенствование существующих и разработка новых методик. К числу последних относятся такие, которые обусловлены появлением новых составов преступлений, связанных, например, с охраной окружающей среды, рациональным использованием природных богатств и т. п. Изменения в существующих методиках могут быть связаны с новыми способами совершения и сокрытия преступлений, например с использованием ЭВМ, с изменением контингента субъектов преступных посягательств— появлением организованных сообществ и др.
2. Создание комплексов частнометодических рекомендаций большей степени общности, охватывающих несколько видов и даже родов преступлений, но совершаемых в определенных условиях места, времени либо лицами, характеризуемыми тем или иным общим отличительным признаком. Такие комплексы отличаются от традиционных частных криминалистических методик и своей структурой, и своим содержанием. В сущности, они состоят из криминалистической характеристики условий комплексирования (условий преступного посягательства, группы субъектов преступления и т. п.) и раскрытия тех особенностей методики расследования, которые -обусловлены данной характеристикой и в которых она проявляется. В настоящее время разработаны следующие комплексы.
А. По субъектам — в отношении преступных посягательств:
несовершеннолетних;
рецидивистов;
осужденных в местах лишения свободы;
совершенных организованными сообществами;
совершенных иностранцами, и др.
Б. По времени совершения — относительно расследования преступлений:
"по горячим следам";
прошлых лет.
В. По месту совершения — относительно преступлений:
на транспорте;
совершенных в курортных зонах и местах массового туризма;
совершенных в экстремальных климатических или территориальных и производственных условиях (на отдаленных лесоразработках, зимовках, горных метеостанциях и т. п.).
Г. По личности потерпевшего — относительно преступлений:
против иностранцев;
против лиц с дефектами и расстройствами психики.
Частные криминалистические методики определяют то типичное, что характерно для расследования преступлений определенного вида или группы, но не содержат и не могут содержать всех рекомендаций по расследованию каждого посягательства, относящегося к этому виду или группе. Выбор частной методики следователем — первый этап реализации соответствующих криминалистических рекомендаций. Второй и главный этап — творческое, нешаблонное применение выбранной методики для расследования конкретного преступления в соответствии с его индивидуальными особенностями. Частная криминалистическая методика — это своеобразная матрица, которая требует приспособления к условиям конкретного акта расследования для перехода от типичного, составляющего ее содержание, к особенному, отличающему работу следователя по конкретному делу.

§ 2. Принципы и исходные положения формирования частных криминалистических методик

Комплексы частнометодических рекомендаций формируются с помощью всех источников криминалистической методики: права; практики — следственной, оперативно-розыскной, экспертной; науки.
Нормы Особенной части уголовного права, помимо своей классификационной роли, наполняют необходимым содержанием общую формулу предмета доказывания и, следовательно, определяют цели процесса расследования, конкретное содержание истины по делу. Именно квалификация преступления позволяет установить конкретные задачи расследования, правильно определить обстоятельства, подлежащие доказыванию.
Роль уголовно-процессуального права как источника методик проявляется в следующем.
1. Уголовно-процессуальный закон устанавливает общую процедуру расследования преступлений и изъятия из нее. На этой процедуре основывается структура частных криминалистических методик, отражающая порядок и очередность действий следователя. Все это играет роль определенных "вех", "узловых моментов" процесса доказывания и обусловливает его периодизацию и в известной степени планирование следствия.
2. Уголовно-процессуальный закон исчерпывающим образом определяет круг следственных действий, с помощью которых осуществляется процесс доказывания. Допуская возможность проведения большинства из них по усмотрению следователя, в отношении некоторых он содержит императивные нормы, относящиеся либо ко всем, либо к некоторым категориям дел. Частные криминалистические методики, содержащие рекомендации по типичному кругу следственных действий и их типичной очередности, естественно, могут оперировать только теми действиями, которые регламентированы законом, и учитывать при этом его императивные указания.
3. В уголовно-процессуальном законе содержится общая формула предмета доказывания, на базе которой криминалистическая методика разрабатывает круг обстоятельств, подлежащих выяснению по каждой категории уголовных дел.
4. Наконец, важнейшее значение для криминалистической методики в целом имеют требования уголовно-процессуального закона о быстром и полном раскрытии преступлений, о всестороннем и объективном исследовании обстоятельств дела. Эти требования в сочетании с правилом о неукоснительном обеспечении установленных законом процессуальных гарантий, прав и интересов участников процесса обязывают следователя исключить односторонний подход к событию, предвзятость своих действий.
На содержание ряда частных .криминалистических методик существенно влияют нормы других отраслей права, которые необходимо учитывать при определении предмета доказывания. Так, по делам о нарушении правил безопасности движения и эксплуатации автомототранспорта или нарушении правил хранения и перевозки взрывчатых и радиоактивных веществ необходимым источником формулирования предмета доказывания будут эти правила, выраженные в соответствующих нормативных актах. Аналогичную роль играют подзаконные акты других отраслей права.
Не останавливаясь пока на втором источнике методических рекомендаций (практика), сразу перейдем к третьему — наука. Естественно, что это прежде всего криминалистическая наука, все ее разделы, в том числе и разработки в области криминалистической методики. Всякое изменение, совершенствование технико-криминалистических средств и приемов, тактических приемов и рекомендаций влияют на криминалистическую методику, вызывая коррективы существующих или появление новых методических рекомендаций. Это особенно относится к расширению возможностей техники и тактики, судебной экспертизы. В свою очередь следственная практика через криминалистическую методику стимулирует криминалистическую технику и тактику.
Как любая разновидность человеческой деятельности, расследование преступлений базируется и использует постулаты самых различных областей знания. Часть из них адаптируется через криминалистическую науку и в конечном счете обретает форму методических рекомендаций. Другая часть используется практикой непосредственно, минуя криминалистику. К их числу относится большинство положений правовых наук, касающихся процесса расследования, некоторые данные науки управления, научной организации труда следователя и т. п.
Право, практика и наука в своей совокупности образуют исчерпывающий перечень источников криминалистических методических рекомендаций. Формирование же на их базе криминалистических методик происходит в жестких рамках требований законности и нравственности.
Исходные для разработки частных криминалистических методик положения следует разделить на две группы.
Первая относится к деятельности по раскрытию, расследованию и предупреждению любого вида преступлений. Они — результат изучения данного вида человеческой деятельности, протекающей в специфической сфере борьбы с преступностью. Часть из них относится не только к расследованию преступлений, разрабатывается не только криминалистикой— на их соблюдении основывается вся уголовно-процессуальная деятельность; в первую очередь это — соблюдение законности.
Законность означает организацию и проведение всех рекомендуемых следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий в строгом соответствии с нормами права и в целях, установленных законом. Обеспечить соблюдение законности при расследовании — значит раскрыть преступление средствами и методами, допускаемыми законом, изобличить виновных и оградить от привлечения к ответственности невиновных, защитить интересы личности, общества, государства от преступных посягательств и в конечном счете восстановить попранное право.
Расследование, должно отвечать принципам полноты, объективности, всесторонности, что предполагает прежде всего обеспечение обвиняемым права на защиту, тщательный анализ как уличающих, так и оправдывающих или смягчающих его ответственность обстоятельств.
К числу положений первой группы относится требование разработки частных методик таким образом, чтобы их применение обеспечивало быстрое и полное раскрытие преступления, установление всех эпизодов и фактов преступной деятельности, изобличение всех лиц, так или иначе участвовавших в совершении и сокрытии преступления, возмещение причиненного ущерба. Частная криминалистическая методика должна быть рассчитана на ее адаптацию применительно к конкретным условиям расследования. Это требует при ее разработке учета типичных следственных ситуаций, формулирования типичных версий, определения круга типичных доказательств и ориентиров для установления виновного.
Цель расследования — не только изобличить виновных и привлечь их к уголовной ответственности, не только возместить причиненный преступлением ущерб, но и выяснить и устранить обстоятельства, способствовавшие совершению или сокрытию преступлений. По материалам расследования должны быть определены пути и способы предупреждения аналогичных преступлений. Изучение практики раскрытия преступлений преследует следующие цели:
выявить закономерности процесса доказывания и определяемые ими особенности организации расследования конкретных видов преступлений; ' .
определить эффективность применяемых методов расследования, в том числе приемов рефлексивного управления действиями и поведением противостоящих лиц;
определить эффективность путей и форм использования специальных познаний при расследовании, потребности практики в новых видах и родах судебных экспертиз;
проверить правильность методических рекомендаций, обоснованность их комплексирования, доступность, распространенность;
выявить потребности практики в формировании новых комплексов методических рекомендаций, в выборе новых оснований для формирования конкретных частных криминалистических методик.
Для того чтобы добиться реализации этих исходных положений при разработке частных криминалистических методик, обеспечить их эффективность и действенность, криминалистика изучает преступную деятельность. Как уже отмечалось, внимание криминалистов привлекает преимущественно механизм преступления и такая его составляющая, как способы совершения и сокрытия преступлений. Без их знания, без знания тех признаков, которые указывают на их использование в данном случае, невозможно расследовать преступление. Недаром в криминалистике существует принцип: "От способа совершения преступления — к способу его выявления и раскрытия". Именно поэтому данные о таких способах служат одной из исходных посылок при разработке частных криминалистических методик. Эти данные — важнейший элемент второй группы исходных положений, используемых при формировании криминалистических методик.
В эту группу, помимо данных о способах, входят и обобщенные сведения, характеризующие другие стороны преступной деятельности, в том числе информация о личности типичного преступника и типичной жертвы преступления, о типичных обстоятельствах, способствовавших совершению и сокрытию преступлений данного вида. Все эти обобщенные и типизированные сведения, а также результаты анализа и синтеза следственной и оперативно-розыскной практики по конкретной категории уголовных дел служат целям выявления типичного круга и порядка (очередности) проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий при раскрытии и расследовании преступных акций конкретного вида.
Взаимодействие с оперативными сотрудниками органов дознания и специалистами (экспертами), с населением, средствами массовой информации в процессе расследования облегчает розыск подозреваемых, обеспечивает полноту извлечения информации, содержащейся в ее материальных ,носителях, эффективное проведение отдельных следственных действий, выявление хорошо замаскированных эпизодов преступной деятельности, условий, ей способствовавших, и имущества, добытого преступным путем. В частных криминалистических методиках раскрываются типичные для данной категории уголовных дел формы такого взаимодействия.
Методики раскрытия, расследования и предотвращения преступлений, разработанные на основе изложенных положений, представляют собой обобщенный и научно осмысленный опыт борьбы с преступностью. Их цель состоит в том, чтобы вооружить следственную практику наиболее совершенными методами и средствами, предостеречь следователя от ошибок и нерациональной траты времени и сил.

§ 3. Структура и содержание частных криминалистических методик

Частная криминалистическая методика включает:
1) криминалистическую характеристику данного вида преступлений;
2) описание типичных следственных ситуаций и особенностей планирования действий следователя на начальном и последующем этапах расследования;
3) изложение тактики первоначальных следственных действий и сопутствующих оперативно-розыскных мероприятий;
4) особенности тактики последующих действий.
Рассмотрим подробнее эти составные части конкретной частной методики.
Криминалистическая характеристика преступления. Признаки, которые имеют общий характер для всех однородных преступлений, объединяют их в группы, различные по объему, например, все кражи, или только квартирные кражи, или только кражи из камер хранения и т. п. Общие для группы признаки, соответствующим образом систематизированные и типизированные, составляют криминалистическую характеристику данного рода, вида или даже подвида преступлений. Это своеобразный типичный "портрет," преступления, научная абстракция, опирающаяся на то общее, что объединяет множество конкретных, преступлений. Такую абстракцию можно считать информационной моделью типичного преступления конкретного вида или рода.
Термин "криминалистическая характеристика преступления" и обозначаемое им понятие вошли в научный криминалистический обиход в конце 60-х гг. Обозначали они систему типичных признаков преступления того или иного вида, рода, но структура криминалистической характеристики различными авторами подчас определялась по-разному. Однако ряд признаков преступления указывался во всех вариантах характеристики и прежде всего тех из них, которые характеризуют объективную сторону состава: способ преступления, место и время его совершения и т. п.
Поскольку криминалистическая характеристика представляет собой отражение типичного, нет и не может быть характеристики отдельного, конкретного преступления. Характеристика, в которой бы отразились все существенные признаки данного преступления, возможна лишь по результатам расследования и будет в этом случае служить не его целям, на что ориентирована криминалистическая характеристика, а либо науке, как эмпирический материал, либо целям анализа и обобщения следственной практики. Это не характеристика, а описание конкретного преступления; оно не может быть распространено на все подобные преступления именно в силу своей индивидуальности. На основе таких описаний более или менее значительного количества преступлений и разрабатывается их абстрактная модель, отражающая именно типичное для всего массива описываемых ситуаций.
Криминалистическая характеристика преступления — вероятностная модель события и как таковая может быть основанием для вероятностных же умозаключений — следственных версий. Криминалистическая характеристика при этом играет роль своеобразной матрицы: она "накладывается" на конкретный случай и позволяет построить его вероятностную модель. Именно в этом и заключается ее практическое значение, которое не следует преувеличивать, поскольку содержащееся в криминалистической характеристике знание носит не достоверный, а вероятностный характер. Но на начальном этапе расследования всякое истинное знание, даже вероятное, имеет высокую цену, поскольку позволяет следователю снизить информационную неопределенность.
Криминалистическая характеристика преступления обладает достаточно сложной структурой. Чаще всего в ней различают:
1) характеристику типичной исходной информации;
2) системы данных о типичных способах совершения и сокрытия данного вида преступлений и типичных последствиях их применения;
3) личность вероятного преступника и вероятные мотивы и цели преступления;
4) личность вероятной жертвы преступления и данные о типичном предмете посягательства;
5) данные о некоторых типичных обстоятельствах совершения преступления (место, время, обстановка);
6) данные о типичных обстоятельствах, способствовавших совершению конкретного вида, рода преступлений.
Анализ этой структуры показывает, что в ней отражаются все типичные обстоятельства, которые требуется установить в соответствии с представлениями о предмете доказывания по данной категории уголовных дел. Задача следователя заключается в их конкретизации применительно к специфике расследуемого преступления.
Рассмотрим некоторые из структурных частей криминалистической характеристики подробнее.
Типичная исходная информация; зная, в чем она заключается и каковы ее носители, следователю легче ее обнаружить и оценить, а отсюда и точнее сориентироваться в существе события, требующего расследования.
Данные о способе совершения и сокрытия преступления — центральная часть криминалистической характеристики, поскольку именно они выражают 4эункциональную сторону преступной деятельности. Эти данные включают не только чисто операциональные сведения, каким путем подготавливается, совершается и скрывается преступление, но и данные о том, как действия преступника отражаются в окружающей среде, т. е. какие следы, "отпечатки" действий преступника возникают в результате преступного посягательства, где их искать и как по ним восстанавливать механизм преступления.
Указания на личность вероятного преступника и вероятную жертву — это данные, которые криминалистика черпает из криминологической характеристики преступления. Именно криминология и виктимология изучают личность преступника и жертвы, существующие между ними связи. То же можно сказать и о типичных обстоятельствах, способствующих совершению преступлений данного вида, рода.
Все эти элементы криминалистической характеристики, даже если между ними нет корреляционной зависимости, несомненно играют для следователя ориентирующую роль. Они всегда изучались и излагались в конкретных частях криминалистических методик. Формирование понятия криминалистической характеристики послужило лишь объединению их в комплекс, повысило вероятность суждения об их истинности применительно к конкретной следственной ситуации.
Особенности планирования как элемент частной методики облегчает организацию расследования данного вида преступлений. В зависимости от содержания исходных данных, полученных путем анализа следственной ситуации и учета типичных версий для данной категории дел, следователь планирует свои действия на начальном этапе расследования, определяя их круг, очередность и формы связи с оперативно-розыскными и организационно-техническими мероприятиями.
Изложение тактики первоначальных следственных действий и сопутствующих оперативно-розыскных мероприятий. Это самостоятельный элемент (раздел) каждой методики. Перечень действий носит примерный, типичный характер.
Первоначальный этап требует от следователя максимальной оперативности действий. Он должен составить себе представление о событии, которое ему предстоит расследовать, успеть выявить и собрать максимум доказательств, которые в противном случае могут исчезнуть или быть уничтожены, предпринять интенсивные усилия к раскрытию преступления "по горячим следам", установлению и задержанию виновных, обеспечению возможности возместить ущерб, причиненный преступлением. Следователь должен знать о типичных средствах и путях решения .таких задач, о типичных осложняющих обстоятельствах. Все это и содержится в рассматриваемом элементе структуры частной методики.
В практике на базе этого раздела методики иногда разрабатывают формализованные программы действий следователя на начальном этапе работы по уголовному делу. Иногда они помещаются на специальных карточках, которыми снабжается выезжающая на место происшествия следственно-оперативная группа.
Содержание и особенности оперативно-розыскных мероприятий, проводимых как на начальном, так и на последующем этапах расследования, в методике не раскрываются, а лишь упоминаются, поскольку их проведение — компетенция сотрудника органа дознания.
В зависимости от обстоятельств расследуемого события и его особенностей очередность первоначальных действий и их перечень могут варьировать.
Особенности тактики последующих следственных действий. Задача дальнейшего собирания, исследования, оценки и использования доказательств, установления всех элементов предмета доказывания, т. е. развернутого доказывания, решается на последующем этапе.
Тактика действий, одноименных с теми, которые проводятся на начальном этапе, может быть совершенно иной, поскольку изменяются задачи, объем данных, следственная ситуация. Все это опять-таки требует решительного отказа от всякого шаблона в деятельности следователя.
Расследование преступлений — процесс творческий, в нем нет места схематизму, непродуманным аналогиям, подражаниям, скороспелым решениям. Частная криминалистическая методика не должна сковывать инициативу следователя, исключать нестандартные решения. Частная методика — это всегда лишь комплекс рекомендаций, но при этом не следует забывать, что эти рекомендации — результат обобщения опыта многолетней следственной практики, творческая реализация которого позволяет избежать ошибок и упущений.
Глава 43. Противодействие расследованию и пути его преодоления криминалистическими и оперативно-розыскными средствами и методами

§ 1. Понятие, содержание и субъекты противодействия расследованию

Проблема противодействия расследованию, лишь отчасти привлекавшая внимание криминалистов и специалистов в области оперативно-розыскной деятельности, приобрела в последнее время особенную актуальность и остроту. Это связано с приобретающей все больший размах организованной преступной деятельностью, тесно связанной с процессами коррумпированности работников властных структур и правоохранительных органов. Если раньше под противодействием расследованию понимали преимущественно различные формы и способы сокрытия преступлений, то теперь это понятие наполнилось более широким содержанием и может быть определено как умышленная деятельность с целью воспрепятствовать расследованию и в конечном счете установлению истины по уголовному делу.
Серьезных научных выкладок в этой области мало. Можно назвать лишь специально посвященные ей докторскую диссертацию В. Н. Кара-година и его монографию "Преодоление противодействия предварительному расследованию" (Свердловск, 1992), используемую нами в настоящей работе, кандидатскую диссертацию С. Ю. Журавлева (Нижний Новгород, 1992) несколько статей этих и других авторов.
Недостаточно эф4зективное преодоление противодействия расследованию — одна из причин качественного и количественного ухудшения показателей деятельности правоохранительных органов. Этим же можно объяснить и высокий уровень латентной преступности в стране.
Противодействие расследованию предполагает ту или иную форму общения субъекта противодействия со следователем. В структуре общения различают три компонента: перцептивный, коммуникативный и интерактивный. Содержание перцептивного компонента — процессы восприятия и понимания друг друга участниками общения; коммуникативный компонент заключается в обмене информацией. Интерактивный компонент характеризует взаимодействие участников общения. В аспекте перцепции субъект противодействия, понимая цели и направленность работы следователя, стремится повлиять на нее в желательную для себя сторону. С коммуникативных позиций противодействие расследованию заключается, с одной стороны, в стремлении получить информацию о замыслах следователя, а с другой — в передаче следователю ложной или маскирующей информации и в сокрытии истинной. Наконец, интерактивность в данном случае выражается в конфликтном взаимодействии, в противоположности, несовместимости целей взаимодействующих сторон.
Поскольку предварительное расследование осуществляется специально уполномоченными законом лицами — следователями и сотрудниками органов дознания, можно заключить, что противодействие выражается в создании помех реализации этими лицами своих процессуальных полномочий. Разумеется, не всегда противодействие касается конкретного следователя или дознавателя; оно может быть направлено против расследования конкретного преступного посягательства правоохранительными органами вообще.
По отношению к конкретному преступлению следует различать "внутреннее" и "внешнее" противодействие. Под "внутренним" понимается противодействие, оказываемое теми или иными лицами, в любой форме причастными к расследованию: подозреваемыми и обвиняемыми, свидетелями и потерпевшими, специалистами и экспертами, случайными лицами, оказавшимися на месте происшествия, и др. Для них всех характерно обладание какой-то информацией о событии и стремление скрыть, изменить или уничтожить эту информацию и (или) ее носителей.
"Внешнее" противодействие — это деятельность лиц, либо не связанных с данным событием и лицом, осуществляющим расследование, либо связанных со следователем (дознавателем) процессуальными, служебными или иными властными отношениями либо другими зависимостями.
Субъекты "внутреннего" противодействия реализуют свои замыслы преимущественно путем сокрытия преступления, субъекты "внешнего" — влиянием, давлением на следователя, созданием условий для совершения им незаконных действий, должностного проступка или преступления и т. п. Субъекты этого вида противодействия — должностные лица предприятий, учреждений и организаций, где было совершено преступление, сотрудники органов исполнительной власти и представительных органов, контрольных и ревизионных и — что особенно опасно — правоохранительных органов. Достаточно распространены акты противодействия, оказываемого представителям партий, профсоюзных и иных общественных организаций, трудовых коллективов, отдельных групп населения. Наконец, противодействие может быть оказано со стороны родственников, друзей и иных близких виновного.
Особым видом противодействия выступает отказ органов представительной власти в лишении депутатского иммунитета своего коллеги, подозреваемого в совершении преступления или коррумпированных связях с преступниками. Участившиеся случаи подобного рода побуждают;
ограничить депутатский иммунитет только деятельностью, непосредственно связанной с выполнением депутатских обязанностей, как это принято во всех цивилизованных странах.

§ 2. Противодействие расследованию в форме сокрытия преступления, его последствий или причастных к нему лиц

В структуре преступной деятельности различают действия по приготовлению, совершению и сокрытию преступления. Будучи объектом криминалистики, эти действия обычно объединяются в систему, именуемую способом совершения или способом совершения и сокрытия преступления, либо в две системы — когда ведут речь раздельно о способе совершения и способе сокрытия преступления.
Первая система включает объединенные общим преступным замыслом действия по подготовке, совершению и сокрытию преступления, детерминированные условиями внешней среды и психофизиологическими свойствами личности. Это понятие отражает содержание так называемого полноструктурного способа совершения преступления, когда он объединяет способы осуществления всех стадий преступного замысла. Однако нередки случаи, когда способ сокрытия преступления существует самостоятельно и не охватывается единым преступным замыслом. Рассмотрим их:
а) при подготовке и совершении преступления субъект не планирует действий по его сокрытию, либо относясь к ним безразлично, либо предполагая, что их все равно не удастся осуществить, а затем, после совершения преступления, в связи с неожиданно возникшим намерением или неожиданно появившимися обстоятельствами принимает меры к сокрытию;
б) при подготовке и совершении преступления субъект не планирует действий по его сокрытию, рассчитывая, что следы исчезнут сами под воздействием природных или иных стихийных факторов, а затем, обманувшись в своих ожиданиях, импровизирует меры по сокрытию;
в) при подготовке и совершении преступления субъект не планирует действий по его сокрытию по тем же причинам, что и в первом случае, но эти действия предпринимают, помимо его желания, иные лица, заинтересованные в исходе дела. Такими лицами могут быть соучастники субъекта по прежним преступлениям, которым непринятие подобных мер грозит изобличением по связям. Ими могут быть друзья и родственники виновного;
г) при подготовке и совершении преступления субъект планирует действия по его сокрытию другими лицами (пособники, укрыватели), однако в связи с их неосуществлением по тем или иным причинам вынужден с разрывом во времени сам принимать эти меры;
д) при подготовке и совершении преступления субъект планирует действия по его сокрытию, но вследствие изменившихся обстоятельств вынужден принимать иные меры, не соответствующие единому преступному замыслу и не обеспечивающие предусмотренного планом оптимального варианта сокрытия. Имеется в виду случай утраты логической связи между элементами преступной деятельности, замены одного из этих элементов — действий по сокрытию преступления — другим, однородным, но не связанным с первоначальным преступным замыслом.
Из сказанного следует, что, во-первых, может существовать самостоятельный способ сокрытия преступления, а во-вторых, действия по сокрытию могут быть связаны и не связаны единым замыслом с приготовлением и совершением преступления. В первом случае они могут быть даже непосредственным условием реализации определенного способа совершения преступления или одним из его обязательных элементов. Именно такую роль играют действия по сокрытию преступления в структуре многих способов замаскированных хищений, когда действия по приготовлению и сокрытию (или только сокрытию) преступления совершаются одновременно с изъятием ценностей или предшествуют ему. В подобных случаях может сложиться своеобразная ситуация: преступление еще не совершенно, а действия по его сокрытию в будущем уже предпринимаются.
Сокрытие преступления можно определить как деятельность (элемент преступной деятельности), направленную на воспрепятствование расследованию путем утаивания, уничтожения, маскировки или фальсификации следов преступления, преступника и их носителей. Деятельность в данном случае охватывает не только активную форму человеческого поведения — действия, но и пассивную —бездействие.
По содержательной стороне способы сокрытия преступления можно разделить на следующие группы:
1) утаивание информации и (или) ее носителей;
2) уничтожение информации и (или) ее носителей;
3) маскировка информации и (или) ее носителей;
4) фальсификация информации и (или) ее носителей;
5) смешанные способы.
Раскроем содержание каждой из этих групп способов.
Утаивание. В буквальном смысле слова утаить — значит оставить следователя в неведении относительно тех или иных обстоятельств дела или источника информации, требуемой для установления истины; оно может быть осуществлено как в активной, так и в пассивной формах.
К числу активных относятся сокрытие предмета посягательства, вещественных доказательств, денег и ценностей, нажитых преступным путем, иных объектов — источников информации; уклонение от явки в орган расследования. Пассивным утаиванием являются умолчание, недонесение, несообщение запрашиваемых сведений, невыполнение требуемых действий, отказ от дачи показаний.
Уничтожение. Эти способы можно подразделить в зависимости от того, на что они направлены: уничтожение следов преступления или преступника. При этом имеется в виду как уничтожение самой доказательственной информации, так и ее носителей.
Уничтожение может быть полным и частичным. Частичное уничтожение граничит с фальси4эикацией, иногда служит ее способом.
Маскировка преследует цель изменить представление о способе совершенного преступления, личности виновного, назначении объектов — носителей информации и их круге.
В качестве способов маскировки могут быть названы: перемещение объектов (например, из того места, где они должны быть согласно существующим или предписанным правилам, в другое); изменение внешнего вида субъекта преступления (парик, грим, маски, смена одежды, цвета волос, фальшивые коронки, искусственное создание или изменение особых примет и т. п.); создание видимости использования объекта не по действительному назначению; сокрытие параллельно совершаемыми действиями или происходящими процессами (например, звуков от действия орудий взлома — шумом транспорта).
Фальсификация. Подделка, создание ложной информации и (или) ее носителей. Способами сокрытия преступлений путем фальсификации служат:
заведомо ложное показание;
заведомо ложное сообщение, заявление, донос;
создание ложных следов и иных вещественных доказательств;
полная или частичная подделка документов;
подмена, дублирование объектов;
частичное уничтожение объекта, его переделка с целью изменить его внешний вид, фальсифицировать назначение и т. п.
Комбинированным способом фальсификации является ложное алиби. Следственной практике известны два способа создания ложного алиби. В первом случае виновный вступает в сговор с соучастниками или лицами, которые впоследствии будут фигурировать в качестве свидетелей алиби. Иногда для видимой достоверности все эти лица действительно проводят вместе какой-то отрезок времени до или после совершения преступления и затем в показаниях изменяют лишь дату или часы своего совместного пребывания.
Другой, более сложный способ создания ложного алиби основан на обмане виновным свидетелей относительно даты или времени пребывания совместно с ними. В этом случае свидетели, подтверждающие алиби, добросовестно заблуждаются.
Смешанные способы сокрытия преступления представлены в следственной практике различными инсценировками или, по старой терминологии, различными видами симуляции обстоятельств преступления.
Инсценировку преступления можно определить как создание обстановки, не соответствующей фактически происшедшему на этом месте событию, что может дополняться согласуемыми с этой обстановкой поведением и ложными сообщениями как исполнителей инсценировки, так и связанных с ними лиц.
В основе инсценировки преступления всегда лежит искусственное создание материальных следов события. Поведение исполнителя инсценировки и связанных с ним лиц, преследующие цель усилить воздействие на следователя, всегда являются дополнением к материальным следам, хотя по времени могут предшествовать их обнаружению и восприятию следователем. Таковы те случаи, когда исполнители инсценировки сами сообщают органу расследования о якобы совершенном преступлении (например, заявление о мнимой краже) или о возникших у них предположениях о возможном его совершении (например, заявление об исчезновении человека).
Инсценировка может преследовать цели создания:
а) видимости совершения в определенном месте иного преступления и сокрытие признаков подлинного;
б) видимости происшедшего на данном месте события, не имеющего криминального характера, для сокрытия совершенного преступления;
в) видимости совершенного преступления для сокрытия фактов аморального поведения, беспечности и иных поступков, не имеющих криминального характера;
г) ложного представления об отдельных деталях фактически совершенного преступления или об отдельных элементах его состава: инсценировка совершения преступления иным лицом, в другом месте, в иных целях и по другим мотивам и т. п.
Классификации инсценировок могут быть представлены следующим образом:
1) по целям — сокрытие преступления; сокрытие некриминального события;
2) по объекту: а) инсценирование преступления; б) инсценирование некриминального события; в) инсценирование отдельных деталей или отдельных элементов состава совершенного преступления; г) инсценирование инсценировок;
3) по времени: осуществленная до преступления; осуществляемая во время преступления или некриминального события; осуществляемая после преступления или некриминального события;
4) по субъекту — совершаемая преступником (ами); совершаемая иными лицами;
5) по месту: на месте преступления; на ином месте;
6) по способу легализации: рассчитанная на обнаружение по сигналу исполнителя или связанных с ним лиц; рассчитанная на обнаружение посторонними лицами;
7) по длительности воздействия: а) рассчитанная на то, что подлинное событие не будет обнаружено (установлено) вообще; б) рассчитанная на получение выигрыша во времени (для создания ложного алиби, приискания убежища, сокрытия похищенного и т. п.);
8) по содержанию: а) инсценировка материальных следов события;
б) инсценировка материальных следов события в сочетании с соответствующим поведением и сообщением ложных сведений.
Основным фактором, побуждающим преступника принимать меры к сокрытию содеянного, является желание избежать ответственности. Но само это желание может быть обусловлено разными причинами. Чаще всего это, разумеется, страх перед наказанием, иногда — стыд, боязнь позорящей огласки, как бывает при совершении преступлений против близких людей, сексуальных преступлений, сопряженных с половыми извращениями.
В других случаях разоблачения стремятся избежать, чтобы как можно дольше продолжать преступную деятельность, что характерно для рецидивистов. Наконец, сокрытие преступления осуществляется и тогда, когда оно входит обязательным элементом в способ совершения преступления, т. е. когда само преступление невозможно совершить, не приняв специальных заблаговременных мер к его сокрытию. Таково положение возникает, как отмечалось, при совершении длящихся хищений.
Сокрытие преступлений путем инсценировок может преследовать еще одну цель: создание из чувства мести, зависти, ревности и т. п. ложных доказательств виновности лица, никак не связанного с совершением преступления. Здесь мы, по существу, сталкиваемся с тем же оговором, который, как указывалось, тоже может быть способом сокрытия преступления, но оговором с помощью ложных "немых свидетелей" — инсценированной обстановки места события, фальсифицированных доказательств. Особая опасность такого оговора отмечена уголовным законом: ст. 306 УК РФ рассматривает искусственное создание доказательств обвинения как квалифицирующий признак заведомо ложного доноса.
Если преступление скрывается не самим виновным, а по сговору с ним иными лицами, то мотивами этих лиц могут быть корысть, если они ожидают за это вознаграждения, чувства любви, жалости, ложно понимаемого товарищеского долга, стыда перед оглаской, когда дело касается близкого человека, или из боязни изобличения их самих в иных преступлениях или позорящих поступках.
Наконец, следует указать еще две группы факторов, побуждающих к сокрытию преступлений посторонних лиц и потерпевших.
В следственной практике хоть и редко, но встречаются случаи, когда постороннее лицо, скрывая "чужое" преступление по просьбе виновного или по собственной инициативе, преследует цель шантажа. При этом шантажист стремится "материализовать" полученную им информацию о преступлении, скрывая от органа расследования вещественные доказательства виновности объекта шантажа.
Сокрытия преступления со стороны потерпевшего лица можно ожидать в трех случаях:
1) когда преступление носит позорящий данное лицо характер, свидетельствующий, например, о таких его качествах, как трусость, алчность, нечестность и т. п., как это бывает, например, если потерпевший стал жертвой такого мошенничества, которое психологически рассчитано именно на эти стороны человеческого характера. Преступление может расцениваться потерпевшим как позорящее, наносящее существенный ущерб его репутации в силу определенных взглядов, распространенных в данной среде. Именно так воспринимается изнасилование, в силу чего потерпевшая нередко предпочитает скрыть совершенное против нее преступление, чтобы сохранить репутацию;
2) когда раскрытие преступления угрожает уголовной ответственностью самому потерпевшему. Такое возможно при совершении мошенничества ("самочинный обыск") против лица, чьи деньги и ценности, изъятые преступниками, в свою очередь нажиты преступным путем — в результате хищения, взяточничества и т. п.;
3) в силу желания потерпевшего из числа преступников-рецидивистов, членов организованных преступных сообществ лично свести счеты с виновным или при охране групповых интересов лиц этой категории.
Помимо факторов, побуждающих к сокрытию преступления, существует ряд обстоятельств, влияющих на возможность, полноту и выбор способа реализации этого замысла.
Все способы сокрытия преступления, за исключением пассивного утаивания, требуют затраты определенного времени. Между тем во многих случаях преступник торопится. Это отражается на выборе способа сокрытия, неполноте или небрежности инсценировок, их расчете на временное действие. Помимо этого, на выбор способа влияет и отношение преступника к предмету посягательства. Чем теснее связь преступника с предметом посягательства, тем сложнее и изощреннее способ сокрытия преступления, ставящий, кроме прочего, цель маскировки этой связи. Это, как правило, способы постоянного сокрытия преступления.
Помимо сказанного, детерминируют (определяют) способ сокрытия преступления те же факторы, что и способ совершения преступления. Это объективная обстановка, включая место и время совершения преступления; качества и свойства материальных объектов на месте сокрытия; метеоусловия места и времени сокрытия; условия и образ жизни лиц, имеющих отношение к месту сокрытия, наличие преступного опыта и преступных навыков.
Замышляя преступление, выбирая способы его осуществления и сокрытия, преступник строит мысленную модель своих действий, если содеянное не носит импульсивного характера. Содержание этой модели, ее детализация зависят во многом от уровня воображения субъекта, а выбор и сочетание действий по совершению и сокрытию преступления — от его изобретательности, прошлого преступного опыта и осведомленности о значении для раскрытия преступления тех или иных следов.
Сказанное проявляется особенно заметно в инсценировке преступлений. Имитируя иное преступление или событие некриминального характера, преступник должен четко представлять себе те признаки, которые характеризуют вымышленное событие, знать способы совершения имитируемого преступного акта и оставляемые им характерные следы, суметь представить себе и мысленно "проиграть" весь механизм для придания инсценировке должной убедительности. Здесь не последнюю роль, наряду с преступным опытом и изобретательностью, играет своеобразное чувство меры при фальсификации доказательств, а при сочетании инсценировки материальных следов события с притворным поведением и ложными сообщениями — умение строить "многоходовые" комбинации, где опять-таки нельзя обойтись без развитого воображения. И, однако, каким бы тонким и изощренным ни был замысел преступника, он неизбежно допускает более или менее значительные просчеты, в большинстве случаев позволяющие следователю обнаружить инсценировку и выявить признаки подлинного события.

§ 3. Формы и способы "внешнего" противодействия расследованию

Направленность "внешнего" противодействия расследованию может быть различной. Она зависит от субъектов, их возможностей и целей противодействия. Не последнюю роль играет и мотив противодействия, информированность субъекта об обстоятельствах дела.
Новый УК РФ содержит специальную — 294-ю статью "Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования". УК признает преступной любую форму вмешательства в целях воспрепятствовать всестороннему, полному и объективному расследованию дела.
Как уже указывалось, субъектами "внешнего" противодействия расследованию выступают должностные лица учреждений, предприятий и организаций (независимо от форм собственности), где было совершено преступление, коррумпированные представители властных структур и правоохранительных органов. Особо следует выделить их действия под влиянием добросовестного заблуждения, ставшего результатом обмана со стороны заинтересованных в деле лиц или гуманных побуждений. Таким образом, субъектов подобного воспрепятствования можно разделить на две группы, исходя из мотивов их действий и преследуемых целей:
преследующие личные корыстные и иные цели, сознающие противоправность своих действий;
действующие под влиянием добросовестного заблуждения по поводу обстоятельств преступления, личности виновного, действий органа расследования и не преследующие личных целей.
Осуществляемое противодействие может быть направленным на:
процесс расследования, решение его задач, условия его производства;
лицо, производящее расследование, — следователя, работника органа дознания;
носителей доказательственной информации — свидетелей, потерпевших, а также не связанных с ними лиц — друзей, товарищей по работе, родственников и т. п.
Противодействие расследованию со стороны субъектов первой группы может выражаться в следующем:
1. Сокрытие события преступления, совершенного в их организации, предприятии, с целью сохранить престиж. Это же относится и к сокрытию обстоятельств, способствовавших совершению преступления.
2. Сокрытие события преступления по корыстным мотивам, например, в целях дальнейшего сокрытия доходов от налогообложения, получения контрабандных товаров и т. п., а также по иным мотивам: допущенного попустительства преступнику, получения различных выгод и т. п.
3. Сокрытие преступления из ложного понимания профессиональных интересов, например, в целях создать видимость высокой раскрываемости или отказ в тех же целях в возбуждении уголовного дела, а также из-за возникновения угрозы, продвижению по службе и т. д.
4. Сокрытие преступления или противодействие расследованию коррумпированных субъектов по корыстным мотивам, в силу причастности к деятельности организованных преступных сообществ и т. п.
5. Сокрытие преступлений по личным мотивам: по просьбе заинтересованных в этом родственников, знакомых, деловых партнеров, при угрозе репутации, положению в обществе, деловым связям и т. д.
Противодействие расследованию со стороны субъектов этой группы может быть направлено и непосредственно на лицо, осуществляющее расследование, и выражаться в форме:
а) понуждения следователя к незаконным действиям или действиям, не вызванным интересами следствия: изменению меры пресечения; прекращению дела; переквалификации преступления на более легкое; выделению материалов в отдельное производство с целью затем прекратить преследование или обеспечить незначительное наказание и т. д. Средствами такого понуждения могут быть подкуп, обман путем передачи ложной информации, воздействие авторитетом начальника, дача заведомо неверных указаний, обязательных для следователя, и т. п.;
б) неправомерного насилия: угрозы жизни, здоровью его и членов его семьи или иных близких ему людей; угрозы дисквалификацией, воспрепятствованием служебному росту, оглаской прошлых аморальных или иных порочащих репутацию поступков и др.
Наконец, субъекты этой группы могут противодействовать расследованию путем воздействия на свидетелей, потерпевших, иных лиц, располагающих нужной информацией, экспертов с помощью подкупа, угроз, шантажа с тем, чтобы они изменили свои показания, не явились к следователю, подали заявления о примирении с преступником, изменили экспертные выводы и т. п.
Субъекты второй группы не преследуют личных и противозаконных интересов. Ими могут руководить чувства гуманности, жалости и сочувствия виновному, неверного понимания товарищества, корпоративной общности и т. п. Их действия при этом выражаются обычно в: направлении жалоб и ходатайств в правоохранительные и властные органы, средства массовой информации, стремлении различными путями создать у следователя, свидетелей, потерпевших благоприятное мнение о виновном, а иногда — отрицательное мнение о потерпевшем или свидетелях; неквалифицированных и предвзятых оценках поведения и действий следователя и т. п.

§ 4. Средства и методы преодоления противодействия расследованию

Существующие в следственной практике и разработанные криминалистикой и теорией оперативно-розыскной деятельности средства и методы преодоления противодействия расследованию можно разделить на две группы:
средства и методы преодоления попыток сокрытия преступлений;
средства и методы преодоления иных форм противодействия. В первую группу входят следственные и розыскные действия, помощь населения и средств массовой информации. Рассмотрим наиболее значимые из них подробнее.
Следственный осмотр. Значение этого следственного действия для указанных целей трудно переоценить. Особенно большую роль играет осмотр места происшествия.
При возникновении версии об инсценировке осмотр места происшествия выявляет так называемые негативные обстоятельства, т. е. противоречащие представлению об обычном ходе вещей в данной ситуации. Речь идет о количественном или качественном несоответствии обстановки места происшествия или ее деталей представлению о событии и его механизме (например, отсутствие признаков отравления угарным газом при обнаружении в очаге пожара обгоревшего трупа; воды в легких у утопленника). Иногда такими негативными обстоятельствами служат не вызывавшиеся необходимостью повреждения запирающих устройств, явно неоправданный беспорядок в торговом или складском помещении и т. д. Обнаружение негативных обстоятельств служит решающим средством разоблачения инсценировок.
Не менее важные результаты могут быть получены при производстве иных видов следственного осмотра — вещественных доказательств, транспортных средств и особенно документов. Последний позволяет не только выявить следы фальсификации, подделки документа, но и ухищрения, связанные с изменением места хранения документа, его использованием в преступных целях и т. д.
Допрос. Основная задача этого следственного действия в аспекте рассматриваемой проблемы — изобличение допрашиваемого во лжи, в попытках утаить, скрыть или исказить истину. В целях решения этой задачи криминалистикой разработан ряд тактических приемов, которые могут применяться комплексно, в качестве простой тактической комбинации или порознь. Такие приемы имеют логический, психологический, тактический или комплексный характер.
Среди приемов логического характера наиболее распространено предъявление уличающих доказательств. В качестве таковых могут быть использованы показания соучастников, свидетелей, потерпевших, документы, данные криминалистических учетов и т. п. Сила воздействия уличающих показаний увеличится при демонстрации звуко- и видеозаписи допроса этих лиц. Прием в этом случае носит комплексный — логический и психологический — характер.
Другим приемом логического характера служит демонстрация возможностей судебной экспертизы при исследовании вещественных доказательств по делу. Допрашиваемому объясняется, какие уличающие его обстоятельства могут быть установлены экспертным путем, почему их нельзя будет опровергнуть, как результаты экспертизы будут использованы для опровержения избранной им позиции.
Из числа приемов психологического характера следует указать, во-первых, на убеждение в необходимости для допрашиваемого изменить свою позицию по делу, дать правдивые показания. Чтобы добиться в этом успеха, следует разъяснить допрашиваемому все преимущество раскаяния в содеянном, добросердечного признания, при групповом преступлении — факта признания первым из соучастников. Признанию может способствовать и акцент на незначительности его роли в преступной деятельности сообщества по сравнению с другими участниками и т. п.
На психологическое воздействие рассчитана очная ставка, проведение которой, правда, сопряжено с риском, поскольку лицо, дающее правдивые показания, под влиянием другого ее участника может их изменить в отрицательную для следствия сторону. Такая же опасность может возникнуть и при предъявлении для опознания, но сам 4эакт его предъявления лицу, о существовании которого опознаваемый даже не догадывался, оказывает на него весьма сильное психологическое воздействие.
Среди приемов тактического характера остановимся на следующих.
"Внезапность". Этим обобщенным термином обозначается, напомним, ряд тактических приемов допроса, основанных на использовании фактора внезапности: неожиданное сообщение допрашиваемому о намерении провести после допроса то или иное следственное действие, которое, по мнению допрашиваемого, провести невозможно вследствие неосведомленности следователя о соответствующих обстоятельствах (например, о проведении обыска в таком месте, о котором следователь не должен был знать), постановка неожиданных для допрашиваемого вопросов.
"Допущение легенды" — допрашиваемому предоставляется возможность беспрепятственно излагать свою ложную легенду в целях последующего детального ее опровержения. Этот прием комбинационно сочетается с приемом "пресечения лжи", когда изложение легенды прерывается следователем в самом ее уязвимом месте и начинается процесс опровержения путем предъявления доказательств или с использованием фактора внезапности.
"Повторность" — требование следователя повторить ту или иную часть показаний с целью обнаружить противоречие. Этот прием может быть реализован и путем самостоятельного следственного действия — повторного допроса, который проводится с максимальной детализацией показаний.
"Отвлечение внимания", или косвенный допрос. Суть этого приема раскрывает Л. М. Карнеева: "Следователь, заведомо зная, что не получит правильного ответа на основной интересующий его вопрос, задает ряд других вопросов, менее "опасных" с позиции допрашиваемого. Между тем ответы на эти вопросы помогают найти ответ на основной замаскированный вопрос" [243 Карнеева Л. М. Тактические приемы допроса обвиняемого // Труды ВШ МВД СССР. Вып. 32. М., 1971. С. 179.]
.
Этот тактический прием комбинационно может сочетаться с приемами, именуемыми "форсирование темпа допроса" и "инерция". Под последним понимают незаметный перевод допроса из одной сферы в другую в расчете на то, что допрашиваемый "по инерции" проговорится.
"Проговорка" — прием реализуется не только путем использования "инерции", но и при ускорении темпа допроса, при постановке неожиданных вопросов. Некоторые авторы считают его аморальным. Выражая мнение большинства криминалистов, Г. Ф. Горский и Д: П. Котов указывают, что "данный прием можно считать нравственным, ибо опора здесь делается не на случайную оговорку, а на проговорку об обстоятельствах, как правило, известных только лицу, причастному к преступлению" [244 Горский Г. Ф., Кокорев Л. Д., Котов Д. П. Судебная этика. Воронеж, 1974. С. 109.]
.
"Выжидание" — в допросе делается перерыв для того, чтобы психическое состояние допрашиваемого изменилось под влиянием оказанного воздействия.
"Создание заполненности" — подчеркивание следователем невыясненных мест в деле, вызывающее у допрашиваемого стремление "заполнить" пробелы в соответствии с логикой его показаний, что может привести к противоречиям в объяснении обстоятельств дела.
"Вызов" — побуждение допрашиваемого объяснить логическим путем с позиции своих показаний обстоятельства, обеспеченные доказательствами.
Помимо этих тактических приемов изобличения во лжи, тем же целям может служить такое следственное действие, как следственный эксперимент, а также не регламентированная пока законом проверка и уточнение показаний на месте.
Наконец, весьма существенная роль отводится судебной экспертизе, с помощью которой устанавливаются подлинные обстоятельства дела, разоблачаются инсценировки и добываются аргументы, изобличающие виновных и иных лиц во лжи.
Когда речь идет о противодействии в форме сокрытия преступления, значительная роль в его преодолении отводится оперативно-розыскным мероприятиям. Они предпринимаются в рамках следственного задания по усмотрению оперативного работника, могут проводиться независимо от следственных действий, а могут сочетаться с ними в оперативно-тактической комбинации. Особенно эффективны такие мероприятия, как опрос граждан, наведение справок, наблюдение, обследование различных объектов, прослушивание телефонных переговоров и снятие информации с технических каналов связи.
Средства и методы преодоления противодействия со стороны "внешних" субъектов, действующих противоправно, в основном носят оперативно-розыскной характер или, на начальном этапе, характер ведомственного расследования. Именно оперативным путем выясняются причины противодействия, степень причастности противодействующих лиц к событию преступления, их мотивы и цели. Если речь идет о вмешательстве в деятельность следователя, изучаются законность требований, обоснованность даваемых ему указаний и т. п. При непосредственном давлении на следователя, понуждении его к незаконным или необоснованным действиям со стороны руководства должностное расследование может закончиться возбуждением уголовного дела. Условиями пресечения явно противоправных посягательств на следователя являются добровольное и полное информирование об этих посягательствах компетентных инстанций, принятие оперативных мер по обеспечению безопасности следователя и его близких и при наличии достаточных оснований — возбуждение уголовного дела по признакам покушения на взяточничество, угрозы убийством и других преступлений (ст. 295, 296, 298 УК РФ).
Если субъекты противодействия добросовестно заблуждаются в отношении обстоятельств дела, личности виновного, действий органа расследования и при этом не совершают противоправных поступков и не преследуют личных целей, то средство преодолеть такое противодействие — разъяснение им следователем или — предпочтительнее — руководителем следственного подразделения ошибочности занятой ими позиции, сложившегося у них мнения. Помимо официального письменного ответа на поступившие от таких лиц жалобы и заявления целесообразна официальная беседа с ними с целью убедить в необоснованности опасений и претензий. В этих же целях могут практиковаться выступления следователя и иных должностных лиц в трудовых коллективах, в средствах массовой информации и т. п. Наконец, в исключительных случаях и при условии сохранения следственной тайны допустимо ознакомить этих субъектов с отдельными обстоятельствами и материалами дела для выхода из сложившейся конфликтной ситуации.
Глава 44. Расследование преступлений против жизни и здоровья

§ 1. Расследование убийств

Самым тяжким преступлением против личности является убийство — противоправное умышленное лишение жизни человека. Расследование убийств обычно представляет значительную сложность, поскольку преступники применяют множество способов совершения, маскировки и сокрытия преступления, прибегают к разнообразным средствам противодействия установлению истины.
При совершении убийства преступник может действовать открыто, в присутствии окружающих, и тайно, скрывая или пытаясь скрыть и сами преступные действия, и их результат.
Криминалистическая характеристика убийства позволяет считать наиболее распространенными поводами к возбуждению уголовного дела сообщения об обнаруженном трупе, заявления очевидцев и потерпевших, оставшихся в живых, или их близких, заявления об исчезнувших людях. Решить вопрос о возбуждении уголовного дела в перечисленных случаях (кроме исчезновения) не представляет особой сложности, хотя следует учитывать возможность смерти от несчастного случая или естественных причин (болезни, старости). Возбуждению же уголовного дела по факту исчезновения человека должна предшествовать тщательная проверка, в ходе которой предпринимаются меры к розыску исчезнувшего и только при получении данных о возможном убийстве возбуждается дело.
Содержащиеся в криминалистической характеристике типичные данные о составе убийства определяют круг обстоятельств, которые необходимо доказать в процессе расследования:
а) по объекту преступления — кто является жертвой убийства или против кого был направлен преступный умысел; наступила ли смерть потерпевшего (труп убитого не обнаружен); что явилось причиной смерти — убийство, самоубийство, несчастный случай, смерть от естественных причин;
б) по объективной стороне — где было совершено убийство и обнаружены ли его следы; когда, каким способом и с помощью каких средств совершено преступление; каков способ сокрытия убийства; каковы квалифицирующие обстоятельства и обстоятельства, способствовавшие совершению преступления; каков ущерб от преступления;
в) по субъекту — кто совершил убийство; если убийц несколько, то какова роль каждого из них; не обладает ли преступник квалифицирующими признаками, достиг ли он 14-летнего возраста;
г) по субъективной стороне — каковы мотивы и цель преступления, форма вины (прямой или косвенный умысел).
Статья 105 УК РФ содержит перечень квалифицирующих признаков, относящихся ко всем элементам состава преступления, в том числе такой, как совершение преступления организованной группой. От преступления, предусмотренного этой статьей, следует отличать убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 107), в состоянии необходимой обороны при превышении ее пределов и при превышении мер, необходимых для задержания преступника (ст. 108). Закон особо выделяет детоубийство, т. е. убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106). В действующем УК нет состава неосторожного убийства — закон говорит о причинении смерти по неосторожности (ст. 109).
Планирование расследования. На начальном этапе план зачастую состоит лишь из перечня следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. Из числа типичных выбираются и конструируются наиболее вероятные общие версии. Развернутый план расследования составляется на базе уже полученных доказательств на последующем этапе. После привлечения подозреваемого в качестве обвиняемого и его допроса в плане должны быть отражены действия по проверке его показаний и всестороннему изучению его личности.
Первоначальные следственные действия — это обычно осмотр места происшествия (преступления), допрос очевидцев и иных свидетелей, судебно-медицинская экспертиза. Им могут сопутствовать такие оперативно-розыскные мероприятия, как поквартирный или подомовой обход, предпринимаемый оперативным сотрудником с целью выявить свидетелей, преследовать преступника, прочесать местность для обнаружения значимых объектов, использовать источники оперативных данных и др.
Чаще всего расследование начинается с осмотра места происшествия и трупа. Это следственное действие позволяет в той или иной степени выяснить следующие вопросы: какое событие произошло и является ли оно преступлением; является ли место обнаружения трупа местом убийства и если нет, то по каким признакам можно судить о том, где было совершено преступление; кто убит; когда; сколько было преступников, каким путем они проникли и каким путем ушли с места преступления; каким способом, с применением каких средств совершено убийство, какие меры приняты к его сокрытию; что оставил преступник на месте происшествия, что унес с собой и какие следы могли остаться на его теле, одежде, обуви, на орудии преступления, транспортных средствах; какие данные свидетельствуют о личности преступника, его мотивах; откуда можно было видеть или слышать происходившее на месте преступления.
Наружный осмотр трупа, производимый с участием судебного медика, позволяет судить о времени смерти, месте ее причинения, о том, перемещали ли труп, о способе и средствах причинения смерти. Эти сведения зачастую носят вероятностный характер, поскольку точный ответ на такие вопросы может быть дан только по результатам судебно-медицинского исследования трупа.
Не менее важно изучить обстановку и при отсутствии трупа на месте обнаружения следов события. В этом случае исследование обстановки должно помочь найти ответы на вопросы: что произошло в действительности — убийство, самоубийство или несчастный случай; как произошло событие и нет ли в данном случае инсценировки самоубийства; какие изменения в обстановке и следы указывают на местонахождение трупа; когда произошло событие.

<< Пред. стр.

стр. 19
(общее количество: 26)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>