<< Пред. стр.

стр. 24
(общее количество: 26)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

5) широкое использование технических средств для максимально полного собирания и фиксации данных при минимальной затрате времени, оперативная передача информации взаимодействующим органам; всестороннее использование помощи специалистов и экспертов для оперативного исследования носителей информации [258 См.: Лавров В. П., Сидоров В. Е. Расследование преступлений "по горячим следам”. М., 1989. С. 6—9.]
.
Реализация этих требований обеспечивается централизованным управлением силами и средствами органов внутренних дел, чтобы обеспечить непрерывность взаимодействия всех подключенных подразделений ОВД и иных органов, а также принять заблаговременные меры, позволяющие адекватно реагировать на возникающую ситуацию. В качестве таких мер могут быть названы:
а) обеспечение постоянной готовности следственно-оперативной группы к выезду на место происшествия и готовности технических средств к работе со следами и иными вещественными доказательствами;
б) обеспечение возможности в любой момент привлечь в состав следственно-оперативной группы специалистов нужного по ситуации профиля. Данные о специалистах должны быть в дежурной части органа внутренних дел или в органе прокуратуры;
в) обеспечение следственно-оперативной группы, выезжающей на место происшествия, типовыми программами неотложных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, рассчитанными на соответствующие ситуации. Эти своеобразные алгоритмы действий должны содержать самые необходимые указания организационного и тактического характера, их не следует перегружать комментариями, научными обоснованиями и т. п. Как правило, такая программа должна содержать перечень действий и мероприятий с указанием их целей, возможных вариантов при возникновении каких-либо трудностей. Набор программ должен находиться в дежурной части органа внутренних дел;
г) заранее продуманная система мер по охране мест происшествия до прибытия следственно-оперативной группы.
Как известно, осмотр места происшествия нередко предшествует возбуждению уголовного дела. Однако в ряде случаев дело возбуждается и до осмотра, если налицо явные признаки совершенного преступления и требуется в первую очередь принять меры к задержанию преступников или если преступник задержан с поличным. Возбуждение уголовного дела по факту совершенного преступления служит необходимой правовой основой для всех последующих действий "по горячим следам".

§ 2. Первоначальные следственные действия

Осмотр места происшествия первоочередной задачей имеет установление данных о лице, совершившем преступление, направления, по которому он скрылся с места происшествия, использованных им транспортных средствах. Это необходимо для организации оперативных мер по преследованию и задержанию преступника, транспортного средства, обнаружению похищенного имущества. Полученная информация незамедлительно передается в дежурную часть органа внутренних дел для приведения в действие плана заградительных и розыскных мероприятий. К розыскным мероприятиям привлекаются, как правило, наряды патрульно-постовой службы, сотрудники оперативных аппаратов органов внутренних дел, подразделения ГИБДД, транспортной милиции и др. Вся эта работа ведется параллельно с осмотром места происшествия под руководством дежурной части и начальника органа внутренних дел.
При производстве осмотра каждый из его участников должен содействовать выяснению общей следовой картины происшедшего, добывать необходимые исходные данные для проведения соответствующих судебных экспертиз. Оперативный сотрудник выявляет в это время потерпевших и свидетелей, опрашивает их по существенным для розыска виновных обстоятельствам и сообщает о них руководителю осмотра.
Специфические задачи решаются и при назначении экспертиз "по горячим следам". Производством экспертиз представляется возможным:
получить отправную, исходную информацию о событии, его механизме, преступном характере;
получить данные о причастности к этому преступлению конкретного лица;
быстро с использованием специальных познаний проверить возникшее подозрение, получить данные, необходимые для поиска и задержания заподозренного лица;
закрепить и расширить "следовую информационную базу" для дальнейшего исследования события преступления, в том числе для проведения иных экспертиз, когда появятся подозреваемые или новые следы, требующие сравнения с обнаруженными при осмотре "по горячим следам";
выявить другие преступления, совершенные подозреваемым (данным способом, с применением данных орудий и т. п.), с тем, чтобы объединить усилия ряда сотрудников и даже различных органов дознания и предварительного следствия по раскрытию этих преступлений.
Проверка данных о личности преступника и орудиях преступления по криминалистическим и оперативным учетам органов внутренних дел позволяет установить личность по следам на месте происшествия, если данные о ней имеются в том или ином виде учета; проверка по пулегильзотеке способствует вскрытию фактов использования данного экземпляра огнестрельного оружия при совершении других посягательств и т. п. Учетно-регистрационная информация также должна оперативно использоваться в ходе розыскных действий.
Допрос потерпевших и свидетелей на этом этапе, как и другие следственные действия, служит в первую очередь целям получения розыскной информации. Предмет допроса:
когда, где и как было совершено преступное посягательство, в чем оно заключалось, на что было направлено;
кто совершил преступление, сколько было преступников, каковы их приметы, черты внешности; как распределялись роли между ними, кто ими руководил; как обращались преступники друг к другу, проявлялись ли какие-либо особенности голоса и речи у кого-либо из них (акцент, шепелявость, заикание, использование преступного арго и др.);
были ли у преступников транспортные средства, какие именно, каковы их признаки, номерные знаки или их элементы, кто ими управлял;
что похищено: наименование и признаки вещей; характер ценностей и их стоимость; сумма и номинал похищенных денег;
бывал ли кто-либо из подозреваемых на месте преступления до его совершения, по какому поводу, под каким предлогом, чем интересовался;
кого подозревает в совершении преступления, на каком основании, как могут быть использованы преступниками похищенные вещи; не давали ли потерпевшие объявлений об обмене квартиры, продаже вещей, предложении услуг и т. п.
При указании потерпевшими или свидетелями примет преступников нередко изготавливают их синтетические портреты, организуют розыск преступников поисковыми группами в местах их возможного появления; для этого привлекают потерпевших и свидетелей.
Розыск похищенного или использованного преступниками автомобиля осуществляется во взаимодействии со службой ГИБДД, в том числе с использованием АИПС ГИБДД. Проверяются гаражи автопредприятий, платные стоянки, предпринимается обход дворов, тупиков и других мест, где может быть скрыт автомобиль или где возможна его перекраска, разборка на запасные части.

§ 3. Особенности последующих следственных действий

Задержание и допрос подозреваемого. Положительным результатом поисковых действий "по горячим следам" явится установление и задержание подозреваемого. В зависимости от имеющихся сведений о его личности и возможности вооруженного сопротивления решается вопрос о составе оперативной группы и тактике задержания. Если преступление совершено группой, состав которой еще точно не известен, следует на какое-то время сохранить в тайне сам факт задержания. Если предстоит задержать несколько человек в разных местах, создается нужное число оперативных групп, действия которых согласовываются по времени. Задержание может быть поручено подразделениям особого назначения или быстрого реагирования, которые осуществят это профессионально и при необходимости скрытно от окружающих.
Подозреваемого целесообразно допросить сразу же после задержания с тем, чтобы также оперативно использовать полученную от него информацию.
При допросе выясняется:
как возник умысел совершить преступление, что этому способствовало; от кого получена информация о предмете посягательства, благоприятных условиях его совершения, имело ли место заранее обещанное укрывательство;
кто кроме задержанного принимал участие в совершении преступной акции, образуют ли эти лица вместе с задержанным организованную группу, каков ее состав, кем она возглавляется, как распределены роли между членами группы и т. д. — все об этой группе;
обстоятельства совершенного преступления, использованные орудия, их местонахождение в данный момент, источник приобретения;
если использовались транспортные средства, то какие, кому принадлежат, какова роль водителя;
если предметом преступления были вещи, иные материальные ценности, деньги, то у кого и где они находятся в настоящее время, как были реализованы или как предполагается их реализовать, через кого, занималось ли то лицо приобретением похищенных вещей ранее.
Этот перечень носит, разумеется, примерный характер.
Сразу же после допроса, а иногда и параллельно с ним проводятся обыски жилища задержанного и других помещений, к которым он имел доступ. Обыски могут проводиться и у его связей, а также у выявленных соучастников. Основное требование — внезапность и оперативность, четкая организация обмена информацией между группами, проводящими одновременные обыски в разных местах. Это необходимо для оперативного же использования полученной информации как в розыскных целях, так и для доказывания и преодоления противодействия расследованию со стороны задержанных.
При производстве расследования "по горячим следам" возможно предъявление для опознания лиц и предметов — потерпевшим, свидетелям, пособникам. Такая необходимость может возникнуть и в отношении организатора преступной группы, который лично преступление не совершал, но встречался потерпевшему или свидетелю ранее.
Организационно процесс расследования "по горячим следам" может осуществляться в следующих вариантах:
1) следственно-оперативная группа, выезжающая на место происшествия, в силу сложившейся ситуации (требующей, например, безотлагательного осмотра еще одного места происшествия) вынуждена на этом закончить свою деятельность по делу, дальнейшее расследование которого поручается другому следователю или иной следственно-оперативной группе;
2) следственно-оперативная группа, выезжавшая на место происшествия, проводит затем расследование в полном объеме и с этого момента не отвлекается на иные поручения;
3) следственно-оперативная группа выполняет все действия начального этапа вплоть до задержания виновного, а затем передает производство по делу другому следователю или следственно-оперативной группе.
Успешное раскрытие преступления "по горячим следам" не только свидетельствует о высоком профессионализме следователей и оперативного сотрудника, но и получает значительный общественный резонанс, способствуя повышению авторитета правоохранительных органов.
Глава 52. Особенности расследования преступлений несовершеннолетних

§ 1. Криминалистическая характеристика преступлений несовершеннолетних

Данная методика отличается от иных частных методик расследования, конструируемых по составам преступлений, тем, что ее создание базируется на особенностях субъектов преступной деятельности. При этом определяющей особенностью является их возраст. Несовершеннолетними, как известно, признаются лица, которым ко времени совершения преступления исполнилось 14, но не исполнилось 18 лет (ст. 87 УК РФ). Создание данной методики расследования обусловлено социально-психологическими особенностями лиц указанного возраста, имеющими объективно-субъективную природу. Объективную ее часть составляют психофизиологические процессы, протекающие в организме лиц указанной возрастной группы. Субъективную — специфика формирования конкретной личности. Как объективные, так и субъективные факторы существенно влияют на такие черты личности несовершеннолетнего, как:
его общественное и правовое сознание, восприятие требований закона и общежития, мотивы и манера поведения, отношение к другим людям и т. п.
Особое отношение к несовершеннолетним демонстрирует как уголовно-правовое, так и уголовно-процессуальное законодательство. Так, в УК РФ имеется специальный раздел (V), посвященный уголовной ответственности несовершеннолетних. В ст. 87—96 этого раздела отражены ее особенности. В частности, наряду с уголовным наказанием предусмотрены принудительные меры воспитательного воздействия как один из видов освобождения от уголовной ответственности (ст. 90 УК) или от наказания (ст. 92 УК). При этом основания уголовной ответственности и ее принципы остаются теми же, что и для взрослых лиц.
В УПК РСФСР в специальный раздел (VII) выделено производство по делам несовершеннолетних. Его особенности касаются порядка производства по таким делам, дополнительных обстоятельств, подлежащих установлению наряду с общепринятым предметом доказывания, выделения дел о несовершеннолетних в отдельное производство, участия в допросе педагога, специфики судопроизводства и т. п.
Особое внимание, уделяемое законодательством преступлениям несовершеннолетних, отражает как конституционные положения о защите прав личности ребенка, так и положения документов, имеющих международно-правовое значение, например Конвенции о правах ребенка, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 г.
Что касается методики расследования преступлений несовершеннолетних, то она базируется на общих целях и принципах предварительного следствия, отражая вместе с тем ряд особенностей, связанных главным образом с личностью несовершеннолетних. Эти особенности проявляются как при совершении ими противоправного деяния (включая мотивы и способ действия), так и в их поведении на предварительном следствии, обусловленном теми понятиями и установками, которые сформировались у подростка к данному моменту.
В психолого-педагогической литературе 14—17-летний возраст относят к старшему подростковому или к раннему юношескому. Биологически подростковый возраст является периодом завершения физического развития. Социальное положение лиц данной категории весьма неоднородно: учащиеся, работающие, неработающие. Вместе с тем их поведение и поступки носят уже сознательно-волевой характер, что и определяет наступление общеуголовной ответственности с 16 лет, а с 14 лет — за такие преступления, как: убийство, умышленное причинение вреда здоровью (тяжкого и среднего), похищение человека, изнасилование, насильственные действия сексуального характера, кража, грабеж, разбой, вымогательство, неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения, умышленное уничтожение или повреждение имущества (при отягчающих обстоятельствах), терроризм, захват заложника, заведомо ложное сообщение об акте терроризма, хулиганство (при отягчающих обстоятельствах), вандализм, хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств; хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ, приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения (ст. 20 УК РФ).
В отечественной криминалистической литературе принято классифицировать несовершеннолетних правонарушителей на четыре типа, отмечая при этом, что различия между ними весьма условны.
К первому могут быть отнесены лица, впервые совершившие преступления; их предшествующее поведение и нравственный облик достаточно положительны. Обычно такие подростки совершают малозначительные правонарушения под влиянием конфликтной или чрезвычайной ситуации.
Ко второму типу относят тех, кто тоже впервые совершил преступление под влиянием ситуации, однако предыдущее их поведение было далеко не безупречным. Они обладают такими отрицательными наклонностями, как употребление спиртных напитков, наркотиков, курение, побеги из дома и т. п.
Третий тип — это подростки с общей нравственной деформацией. Они уже совершали различные правонарушения, привлекались к административной ответственности, направлялись в специальные школы и профтехучилища. Мотив и цель преступления формируется у них специально под влиянием ситуации, в результате воздействия взрослого лица или более испорченного сверстника. Многие преступления совершаются ими спонтанно: участие в драках, хулиганство, ограбление пьяных и т. п.
К четвертому типу относят тех, чья нравственная деформация представляет серьезную опасность для общества, чье поведение носит стойкий антисоциальный характер. В этой категории могут быть и уже судимые (условно осужденные, освобожденные досрочно и т. п.). Это, как правило, лица, уклоняющиеся от работы и учебы, объединившиеся в подростковые преступные группировки или входящие в состав взрослой преступной структуры. Они грубы, жестоки, у них ослаблено чувство стыда. Основная цель — стяжательство, обогащение. Основные интересы — праздное времяпрепровождение, азартные игры, выпивка, секс.
Независимо от указанных типов при расследовании преступлений несовершеннолетних необходимо учитывать особенности возрастного периода. Повышенная активность и возбудимость делают подростка неразборчивым в знакомствах, побуждают к конфликтам. Естественное стремление к самостоятельности может получить отрицательное развитие под влиянием среды, взрослых из числа антиобщественных элементов. Такому влиянию могут поддаться и подростки робкие, застенчивые, выросшие в семье, где процветало неуважительное отношение к детям, где унижали их достоинство. Многое в поведении подростка определяется его желанием самоутвердиться, завоевать авторитет у сверстников, прослыть смелым, решительным и т. п.
В подростковом возрасте слабо развита система "сдержек", сознательный контроль за своим поведением. Это нередко используют взрослые для вовлечения их в подходящий момент в преступную деятельность.
Многим подросткам свойственна грубость, дерзость, раздражительность как результат дурного воспитания. Эти факторы необходимо учитывать при контакте с ними. Равным образом надо иметь в виду и свойственное несовершеннолетним упрямство, а также лживость, примыкающую к упрямству. Однако лживость подростка не всегда объясняется только чертой характера; она может быть результатом неправильного понимания дружбы и товарищества, боязни прослыть предателем, желанием выделиться, привлечь внимание. Разумеется, она определяется и мотивами, свойственными преступнику любого возраста: боязнь ответственности и наказания; угроза мести со стороны соучастников.
Естественное стремление подростка к самовоспитанию может получить уродливое развитие, если в качестве примера им будет выбрана личность с антиобщественным поведением. Стремление к дружбе нередко оборачивается вхождением в социально отрицательную группировку на базе совместных развлечений с последующим переходом к преступной деятельности. Не случайно подростковая преступность является, как правило, групповой, и истоки ее лежат в безнадзорности компаний, лидерами в которых становятся взрослые или несовершеннолетние правонарушители.
Резюмируя вышесказанное, следует подчеркнуть, что при расследовании преступлений несовершеннолетних необходимо всегда помнить и учитывать: недостаток жизненного опыта, незавершенность формирования принципов, правил, понятий, критериев самооценки и оценки окружающих и, как следствие, неумение (неспособность) рассмотреть истинный смысл происходящих событий; доверчивость, повышенная эмоциональность, возбудимость и внушаемость, податливость уговорам и угрозам, неуравновешенность, импульсивность, стремление подражать старшим, переоценка своих возможностей.
Учет этих факторов накладывает на следователя дополнительные обязательства, во многом определяет особенности методики расследования, формирует тактику действий. Его взаимоотношения с несовершеннолетними должны строиться не только в соответствии с процессуальными нормами, но и охватывать широкий спектр нравственных и психологических начал. Следователь, специализирующийся на делах несовершеннолетних (а такая специализация крайне необходима), наряду с общими профессиональными качествами должен проявлять гуманность, уважительное отношение к личности подростка, веру в возможность его перевоспитания и совершенствования. Подростки очень чувствительны к несправедливости и особенно ценят справедливое отношение к себе. Поэтому они должны видеть, что следователь уделяет их делу необходимое внимание, стремится установить истину, относится объективно, реагирует на просьбы, жалобы, ходатайства. Следователь должен постоянно изучать несовершеннолетнего правонарушителя, выявлять его психологические качества, нравственные установки, пытаясь понять его внутренний мир. Немалую роль при этом способно сыграть знание увлечений, свойственных подростковым группам: спорт, музыка, видеофонотехника, компьютерные игры и т. п. Это поможет не только в установлении контактов, но и в оказании на подростка положительного эмоционально-волевого воздействия. По таким делам очень важно, чтобы следователь стал авторитетом, примером для подражания [259 В этой связи особенно важным является то, чтобы расследование уголовного дела сначала и до конца вел один следователь, тем более если ему удалось установить психологический контакт с подростком.]
. Обвинение подростку должно предъявляться таким образом, чтобы он был убежден в достаточности собранных данных. Вместе с тем необходимо не только разъяснить сущность предъявляемого обвинения, но и раскрыть перед подростком общественную опасность его действий, показать, какой ущерб он причинил себе, родным, близким, потерпевшим.
Этико-воспитательным должно быть и отношение к ходатайствам несовершеннолетнего; он должен убедиться в справедливости следователя, его желании объективно разобраться во всем. При отказе удовлетворить ходатайство необходимо подробно объяснить причину, чтобы действия следователя были правильно поняты. Точно так же должны быть мотивированы действия, связанные с задержанием подростка, применением к нему меры пресечения и т. п.
Важным моментом расследования как с тактической, так и с воспитательной позиции является установление психологического контакта [260 Под психологическим контактом можно понимать такое состояние, при котором участники следственного действия проявляют интерес и готовность к общению, к обмену информацией и к восприятию информации, исходящей от каждого из них (см., например: Каневский Л. Л. Расследование и профилактика преступлений несовершеннолетних. М., 1982. С. 16).]
Для этого прежде всего нужно тщательно изучить личностные качества, которые способствуют установлению контакта (общительность, откровенность и т. д.) или, наоборот, затрудняют его (замкнутость, скрытность, озлобленность, лживость, вспыльчивость и др.). На подростка оказывают значительное влияние не только слова и поступки, но и внешний вид следователя, его внимательность, сосредоточенность, безупречное знание материалов дела. Для преодоления скрытности, замкнутости, упрямства подростка, неприемлемой манеры поведения (развязанность, грубость, вспыльчивость и т. п.) должны быть использованы убеждение, корректность, вежливость в сочетании с твердостью, терпением.
Важным моментом психологического контакта является речь следователя. Желательно, чтобы она была яркой, выразительной, точно отражала мысли и действия. Недопустима речь монотонная, вялая, наводящая скуку. Нежелательна как очень громкая, резкая речь, так и слишком тихая. Целесообразно постоянно помнить, что манера говорить выражает отношение к делу, а подростки особенно чувствительны к таким моментам.
При расследовании дел несовершеннолетних приходится учитывать и фактор быстрой утомляемости подростков. Поэтому допросы и иные следственные действия с их участием не должны длиться более одного часа.
Применительно к предмету доказывания специфика проявляется при установлении любого обстоятельства совершенного преступления. Например, анализируя объективную сторону состава преступления, следует выяснить, способен ли несовершеннолетний на те или иные физические действия: унести один все похищенное, оказать сопротивление и т. п.
Наряду с общеустановленными элементами предмета доказывания по делам о несовершеннолетних должны быть дополнительно выяснены следующие обстоятельства (ст. 392 УПК РСФСР): "1) возраст несовершеннолетнего (число, месяц, год рождения); 2) условия жизни и воспитания; 3) причины и условия, способствовавшие совершению преступления несовершеннолетним; 4) наличие взрослых подстрекателей и иных соучастников.
При наличии данных об умственной отсталости несовершеннолетнего, не связанной с душевным заболеванием, должно быть выявлено также, мог ли он полностью сознавать значение своих действий. Для установления этих обстоятельств должны быть допрошены родители несовершеннолетнего, его учителя и воспитатели и другие лица, могущие дать нужные сведения, а равно истребованы необходимые документы и проведены иные следственные и судебные действия".
Подобная детализация предмета доказывания обусловливает разработку таких тактических рекомендаций, как: допрос обоих родителей о поведении несовершеннолетнего, его связях, причинах и условиях, способствовавших преступлению; допрос не только классного руководителя, с которым могли не сложиться отношения подростка, но и других учителей; допрос не только бригадира, но и других членов бригады; допрос лиц по месту жительства и др.
При доказывании виновности следует иметь в виду, что для несовершеннолетних характерны более разнообразные мотивы преступлений, чем для взрослых. К ним могут быть отнесены: стремление оказать содействие товарищам, озорство, желание утвердиться в группе (компании), доказать свою смелость, показать силу и ловкость, завладеть заманчивым (престижным) предметом и т. п.
Особенности методики расследования преступлений несовершеннолетних проявляются и во взаимоотношениях следователя с иными службами, подразделениями, организациями. Так, следователи органов внутренних дел, специализирующиеся на таких преступлениях, устанавливают тесные контакты с участковыми инспекторами по делам несовершеннолетних, органами дознания, участковыми инспекторами, иными службами. Это способствует оперативному получению необходимых данных об условиях жизни, учебы, работы подростка, о его ближайшем бытовом окружении, его поведении и совершенных ранее проступках и т. п. С этой же целью необходимы контакты с учебно-воспитательными учреждениями (ПТУ, СПТУ и др.), с предприятиями, организациями, самодеятельными организациями (спортивно-оздоровительными, культурными и т. п.).
Важно учитывать руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда СССР "О практике применения судами законодательства по делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность' [261 Постановление Пленума от 3 декабря 1976 г. с изменениями.]
. В постановлении Пленума особо сказано о необходимости обосновать такую меру пресечения, как заключение под стражу; об участии в процессе законных представителей несовершеннолетнего, о реализации его права на защиту; об усилении воспитательного воздействия судопроизводства по делам несовершеннолетних; о необходимости неуклонно исполнять требования ст. 392 УПК РСФСР (в том числе по выяснению данных о личности обвиняемого); о выяснении роли взрослых по вовлечению несовершеннолетнего в преступную деятельность.

§ 2. Возбуждение уголовного дела и планирование расследования

Качество и эффективность расследования по делам несовершеннолетних во многом определяется своевременностью возбуждения уголовного дела. Даже незначительное промедление при решении этого вопроса может привести к совершению подростками новых, нередко еще более тяжких преступлений, а также к утрате доказательств, что существенно затруднит дальнейшее расследование.
Вместе с тем своевременное возбуждение уголовного дела; не дает возникнуть и укрепиться представлению о безнаказанности как в среде несовершеннолетних преступников, так и у их окружения; прекращает воздействие на подростка со стороны взрослых организаторов и подстрекателей с целью сокрытия следов преступления.
В первичных материалах могут быть следующие данные, свидетельствующие о том, что преступление совершено подростками. Во-первых, сам факт их задержания на месте преступления или сразу после его совершения (возможно, явился с повинной). Во-вторых, потерпевшие или свидетели знают возраст преступников или по их внешнему виду считают, что это были несовершеннолетние. И, наконец, третий вариант — на подростковый возраст преступников указывает обстановка места происшествия, следы, предмет преступного посягательства и иные вещественные доказательства.
Если сигнал (заявление) о преступлении несовершеннолетних поступил в органы внутренних дел, то орган дознания вправе самостоятельно возбудить уголовное дело и произвести неотложные следственные действия. Чаще всего они сводятся к следующим: а) принятие мер к пресечению и предотвращению преступлений; б) задержание подозреваемого в порядке ст. 122 УПК РСФСР; в) осмотр места преступления; г) установление свидетелей, потерпевших.
Особое внимание при этом должно быть уделено соблюдению установленных ст. 109 УПК РСФСР сроков проверки первичных материалов (трое суток и в исключительных случаях ввиду сложности и значительного объема проверки — до 10 суток). В ходе проверочных -действий могут быть получены объяснения, истребованы необходимые материалы и т. п. Если при проверке первичных материалов точный возраст подростка установить не удалось, то этот вопрос решается после возбуждения уголовного дела, в процессе расследования. При отсутствии паспорта или свидетельства о рождении возраст определяют путем выемки соответствующих документов (медицинские карты, делопроизводство в учебных заведениях, личное дело в отделе кадров и т. п.). С этой же целью могут быть допрошены свидетели (родители, опекуны, родственники и т. д.). При отсутствии иных возможностей проводится судебно-медицинская экспертиза.
Проведя проверочные и неотложные следственные действия, орган дознания направляет дело следователю [262 В настоящее время расследование преступлений несовершеннолетних осуществляют следователи следственного комитета МВД.]
. Следственный комитет МВД может принять дело несовершеннолетнего к своему производству, не дожидаясь истечения 10-дневного срока, а также возбудить его по собственной инициативе.
При планировании расследования преступлений несовершеннолетних учитывается как общий предмет доказывания (ст. 68 УПК РСФСР), так и его детализация, предусмотренная ст. 392 УПК РСФСР. Даже в случаях достаточно простой фабулы такие дела характеризуются большим объемом и трудоемкостью следственных действий. Это связано с групповым, как правило, характером большинства дел, с более широким кругом обязательных версий, с необходимостью реализации дополнительных процессуальных гарантий, привлечением обязательных участников (родителей, педагогов и др.), необходимостью исследовать условия жизни подростка и его воспитания.
Установление обстоятельств, указанных в ст. 392 УПК РСФСР, отражается в плане по любому делу несовершеннолетнего:
1. Выявление точного возраста несовершеннолетнего (число, месяц, год). Если возраст не установлен, то кроме действий, упоминавшихся ранее, могут быть направлены запросы в архивы по месту рождения, проживания или учебы подростка.
2. Исследование условий жизни и воспитания несовершеннолетнего. Для реализации этой установки закона планируется сбор данных, характеризующих его семью. При этом необходимо установить: имеет ли подросток обоих родителей, если нет, то как давно и по какой причине;
кто воспитывает подростка; как характеризуются его родители (воспитатели, опекуны), его семья в целом (братья, сестры, иные лица, проживающие совместно); каковы взаимоотношения в семье, нет ли источника аморального воздействия (пьянство, скандалы, развратные действия); каковы материально-бытовые условия.
При выявлении безнадзорности подростка следует установить ее причины (занятость родителей, длительные командировки, болезнь, безразличное отношение к детям и т. п.). Если подросток воспитывался в детском доме, интернате, специальном учебном заведении, то выясняют, в связи с чем он туда поступил, какие там были условия жизни и какое воспитание, как характеризуют его педагоги и воспитатели.
Существенное значение имеет не только бытовое, но и иное ближайшее окружение подростка: круг его знакомых, друзей; наличие среди них лиц с уголовным прошлым; лиц, не занимающихся общественно полезным трудом, ведущих аморальный образ жизни. Не вовлекали ли подростка в азартные игры, употребление спиртных напитков, наркотиков. Установление этих и подобных им обстоятельств выявляет лиц, чье воздействие на подростка отрицательно, а также возможных соучастников преступления.
Необходимо выяснить, учится ли несовершеннолетний или работает, где именно, в качестве кого, каково его отношение к учебе (работе), к старшим, его повседневное поведение, взаимоотношения с товарищами по учебе (работе). Если несовершеннолетний и не учится, и не работает, то устанавливают, по какой причине и как давно он оставил учебу (работу), какие меры, когда и кем предпринимались для ее возобновления, в чем причина длительной незанятости и т. д.
Данные о семье, бытовом, школьном, производственном окружении устанавливают путем допросов родителей, родных, близких, знакомых, педагогов, воспитателей, бригадиров, лиц, проживающих по соседству. С этой же целью истребуют материалы по приостановленным уголовным делам и т. п.
В процессе сбора вышеуказанных данных следователь должен постоянно иметь в виду необходимость получить сведения об основных чертах характера подростка, его наклонностях, привычках, .круге его интересов, характере времяпрепровождения, проявленности возрастных особенностей (фантазирование, внушаемость, скрытность).
3. Выяснение причин и условий, способствовавших совершению преступления.
4. Наличие взрослых подстрекателей и иных соучастников. Для реализации указанных требований закона необходимо установить причины появления у несовершеннолетнего антиобщественных привычек и взглядов, выявить обстоятельства, которые привели к формированию преступного умысла, способствовали подготовке преступления, его совершению, сокрытию следов.
По каждому делу должны быть выдвинуты и проверены следующие версии:
а) наличие взрослых подстрекателей или иных соучастников;
б) существование группы подростков (возможно и взрослых), совершившей несколько преступлений;
в) наличие фактов недоносительства или заранее не обещанного укрывательства со стороны взрослых (родителей, лиц, у которых подросток оставлял на хранение похищенные вещи, которым дарил такие вещи и др.);
г) приобретение взрослыми похищенного подростком имущества и сбыт его;
д) вовлечение несовершеннолетних в занятие попрошайничеством, пьянство, азартные игры, употребление наркотиков, склонение к бродяжничеству и т. п.
Работая по данным версиям, следует учитывать необходимость выяснения различных вариантов. Например, подростка принудили совершить преступление или он присутствовал при этом, но активно не участвовал.
Особого внимания требует анализ позиции, занятой подростком на следствии: отрицание вины или, наоборот, желание все содеянное приписать себе. За всем этим может стоять влияние родителей, уговоры взрослых соучастников, убедивших подростка в том, что ему по молодости лет не грозит суровое наказание. Мотивами поведения может быть и ложно понимаемое чувство товарищества. Установление подобных обстоятельств должно сопровождать проверку каждой из версий.
При расследовании преступлений, совершенных группой подростков, необходимо установить, когда и как возникла эта группа, -является ли это случайным (спонтанным) объединением нескольких лиц или это структура, заранее сформированная для реализации преступных замыслов. Трудным, но насущно необходимым является решение задачи об индивидуализации роли каждого из участников группы. Это важно как для установления степени их вины, так и для планирования отдельных следственных действий. Например, при расследовании деятельности преступных структур допросы начинаются с рядовых участников группы. Организаторы, руководители, их помощники допрашиваются позже, когда будут собраны данные об их главенствующей роли.
В отношении группы должно быть выяснено время, обстоятельства ее формирования, инициатор, действия по подготовке к совершению преступления (приобретение оружия, угон транспортного средства, разведывательные действия и т. п.).
Если в составе группы имеются подростки, ранее судимые, исследуют причины рецидива, истребуют из архивов уголовные дела, характеристики из исправительных учреждений, специальных учебно-исправительных заведений.
При планировании следует учитывать, что для выяснения обстоятельств, предусмотренных ст. 392 УПК РСФСР, должны быть проведены и предусмотренные ею обязательные следственные действия: допрос родителей несовершеннолетнего, его учителей и воспитателей, других лиц, могущих дать нужные сведения, а также истребование необходимых документов. К числу необходимых могут быть отнесены документы, содержащие сведения о возрасте несовершеннолетнего, характеристики на него (с места учебы, работы, из исправительно-трудового учреждения и др.); на родителей подростка и иных лиц, способных оказывать на него влияние, вовлекать в преступную деятельность.
Действия следователя, связанные с истребованием большого количества документов (характеристик, запросов, справок и т. п.), их изучением и приобщением к уголовному делу, должны быть органической частью расследования, осуществляться творчески, а не механически, так как нередко от информации, содержащейся в этих документах, зависит планирование дальнейших следственных действий и тактика их проведения.
Включение в план конкретных следственных действий и определение их сроков и очередности зависит от характера преступления и от тех исходных данных, которые были собраны к моменту возбуждения уголовного дела или наличествуют на данный момент следственной ситуации. Однако при планировании следственных действий рекомендуется учитывать возрастные особенности подростков: избегать больших перерывов в расследовании, определять очередность и тактику допросов, исключающие влияние взрослых или старших товарищей, не забывать и о быстрой утомляемости несовершеннолетних и т. п.

§ 3. Особенности тактики отдельных следственных действий

Осмотр места происшествия. Преступления несовершеннолетних относятся к категории, по которой осмотр места происшествия — первоначальное следственное действие. Квалифицированный осмотр позволяет выявить и зафиксировать обстоятельства, свидетельствующие о том, что преступление совершено подростками.
Способ совершения преступления. О совершении преступления подростками могут свидетельствовать такие элементы способа, как:
а) отсутствие целенаправленных, заранее продуманных и реализованных до конца действий. Например: имеются следы, свидетельствующие о попытке проникнуть в помещение (транспортное средство) сначала одним, затем другим путем;
б) примитивные, неухищренные способы проникновения, например через разбитое окно; взлом, не требующий значительной физической силы; использование простейших способов взлома запирающих устройств;
малые размеры пролома (окна, отверстия);
в) непринятие мер к сокрытию следов преступления;
г) совершение на месте преступления циничных, озорных действий (порча товаров, беспричинная поломка вещей, учинение нецензурных надписей и рисунков).
Выбор места и времени преступления также могут указывать на факт совершения его подростками, например кража из школьного буфета, учебного кабинета, ларька около школы или интерната и т. п.
Характерны предметы преступного посягательства при кражах, осуществляемых подростками: а) проигрыватели, музыкальные центры, магнитофоны, видео- и фототехника, спортивные товары, часы;
б) модная одежда, обувь, куртки, сумки, яркие журналы; в) деньги, ценности; г) сладости, напитки, спиртное, продукты питания. При этом могут остаться нетронутыми вещи, неизмеримо более ценные, чем похищенное (меховые манто, антиквариат, картины и т. п.).
О факте совершения преступления подростками или о наличии подростков в составе преступной группы могут свидетельствовать материальные следы, несущие информацию о личности субъекта: а) небольшие по размерам следы ног, рук; б) отпечатки подошв обуви, которую обычно носят подростки (кроссовки, кеды, модная подростковая обувь);
в) личные вещи, оставленные, брошенные, утерянные, по которым можно определить возрастную группу (например, окружность головы по бейсбольной шапочке); г) предметы, которые нередко носят подростки (самодельное холодное оружие, цепочки, металлические украшения и т. п.); д) следы и надписи на вертикальных поверхностях; е) следы зубов на продуктах питания, на выплюнутой жевательной резинке и т. д.
В ходе осмотра места происшествия может быть получена информация о личностных качествах несовершеннолетнего преступника. О привычках (пристрастие к курению, употреблению спиртных напитков, наркотиков, токсичных веществ) судят по оставленным на месте происшествия соответствующим объектам, упаковкам, окуркам, бутылкам и т. п. или по характеру похищенных предметов. О навыках несовершеннолетнего, его умениях и пристрастиях можно судить по следам таких действий, как умение обращаться с радиотехникой, электроникой, компьютером, выбор марок или монет из коллекции, выбор ценных книг, древних рукописей и т. п.
В следах изнасилования, убийства, вандализма, хулиганства проявляются такие личностные качества несовершеннолетних, как жестокость, цинизм, дерзость, садизм.
При осмотре угнанного и затем брошенного транспортного средства можно получить представление о том, в какой мере несовершеннолетний владеет способами открывания замков в автомобиле, знаком с электросхемой данной марки, умеет нейтрализовать сигнализацию.
В остальном осмотр места происшествия осуществляется в соответствии с тактическими рекомендациями, отражающими специфику совершенного преступления.
Задержание несовершеннолетнего и заключение его под стражу должно применяться лишь в исключительных случаях (ст. 399 УПК РСФСР), при наличии оснований, предусмотренных ст. 91, 96, 122 УПК РСФСР. Правильное решение этого вопроса требует оценки тяжести содеянного и особенностей личности подростка. При этом учитываются его действия после совершенного преступления, опасность рецидива, возможность и намерение скрыться от следствия: Принимаются в расчет и дерзость преступных действий, направленность умысла и продуманность содеянного, повторность совершения преступления, наличие прочных связей с криминальной средой и др.
Задержание несовершеннолетних должно быть подготовлено и проведено так, чтобы не привлекать к нему излишнего внимания: не задерживать подростка в школе, по месту работы, когда он находится в компании и т. п. Следует учитывать возможность сопротивления, использования при этом огнестрельного или холодного оружия, спецсредств и т. п.
Далее подростку объясняют, почему он задержан и будет содержаться под стражей, разъясняют его права и обязанности. Нелишне при этом ознакомить его с соответствующими статьями Уголовно-процессуального кодекса. О задержании и месте нахождения задержанного информируют его родителей (законных представителей). В протоколе задержания указывается на необходимость содержать подростка отдельно от взрослых и от осужденных несовершеннолетних.
О задержании уведомляется прокурор, который проверяет обоснованность этого действия и необходимость дальнейшего содержания под стражей.
Кроме заключения под стражу и других мер пресечения, к несовершеннолетним может применяться и такая специфическая мера, как отдача его под присмотр законных представителей (опекунов, попечителей, родителей). Если несовершеннолетний воспитывается в закрытом детском учреждении, он может быть отдан под надзор администрации этого учреждения.
Одной из процессуальных гарантий, обеспечивающих охрану прав и интересов несовершеннолетних правонарушителей на предварительном следствии, является норма ст. 89 УПК РСФСР об избрании меры пресечения. Только в исключительных случаях мера пресечения может быть применена к подозреваемому до того, как предъявлено обвинение. Данное ограничение связано с тем, что только к моменту предъявления обвинения собрано достаточно материалов, позволяющих всесторонне проанализировать обстоятельства совершенного преступления, личность подростка, его вину и целесообразность избрания меры пресечения.
Обыск по делам несовершеннолетних является средством решения трех важных задач: а) обнаружение похищенного, орудий и средств преступления, одежды и обуви, в которых подросток его совершал, следов преступной деятельности; б) переписки, записных книжек, дневников, позволяющих выявить ближайшее окружение подростка, круг его интересов; в) сбор информации об условиях жизни (учебы, работы) и воспитания подростка.
При обыске, как правило, должен присутствовать законный представитель обвиняемого (подозреваемого). Если его присутствие невозможно, то приглашается представитель жилищного управления или местного органа управления. При обыске в общежитии или по месту работы присутствует воспитатель или представитель администрации. Перед началом обыска подростку и проживающим (работающим) с ним лицам предлагается добровольно выдать искомые объекты. Учитывая, что довольно часто подростки совершают мелкие кражи (в том числе в своей среде), целесообразно, выяснить, нет ли у них вещей, им не принадлежащих. Выдача таких вещей позволяет вскрыть другие преступления.
Обычно подростки прячут похищенное на чердаках, в подвалах, сараях, заброшенных зданиях. Однако безразличное отношение со стороны родителей, отсутствие контроля делают возможным хранение похищенного дома. Поэтому при подготовке к обыску необходимо располагать сведениями о родителях и взаимоотношениях в семье. Разумеется, при подготовке к обыску осуществляются и действия общего характера: ознакомление с местом обыска, определение состава следственно-оперативной группы, привлечение специалистов, обеспечение присутствия понятых и т. д.
При совершении грабежей, разбойных нападений подростки нередко завладевают мелкими предметами, представляющими для них особый интерес: брелки, цепочки, браслеты, ножи, часы и т. п. Эти вещи могут открыто находиться в комнате подростка, быть на нем. Поэтому обыск в помещении должен сочетаться с личным обыском, осуществляемым по общим процессуальным правилам.
Если предметом обыска является одежда и обувь подростка или похищенная им, необходимо допросить родителей в соседнем помещении, какая одежда и обувь принадлежат ему, какая его братьям (сестрам), взрослым лицам.
При обнаружении объектов подозрительного происхождения нецелесообразно здесь же выяснять, как они оказались в доме. Это следует сделать позже, после обыска, допросив по отдельности подростка и его родителей. В случае противоречия в показаниях допустима очная ставка.
В процессе обыска могут, быть обнаружены предметы, свидетельствующие об участии в преступной акции наряду с подростком и взрослых лиц: профессионально изготовленные отмычки, орудия преступления, вещи, которые подростки обычно не похищают.
Как отмечалось ранее, одна из задач обыска — получить информацию о личности подростка, его интересах, условиях жизни, воспитания. В ходе обыска могут быть выявлены обстоятельства, свидетельствующие об употреблении подростком спиртных напитков, наркотиков, предметы порнографии (книги, видеозаписи и т. п.), записи и произведения нецензурного характера. Все эти факты необходимо отразить в протоколе обыска для последующей проверки версии о вовлечении подростка в пьянство, потребление наркотиков, в иные формы антиобщественной деятельности.
В общежитии обыскивается кровать подростка, его тумбочка (полка), личные вещи, в том числе находящиеся в камере хранения. При необходимости обыскиваются места общего пользования. Если требуется расширить зону обыска, то это следует отразить в постановлении и обеспечить присутствие лиц, чьи вещи будут обыскиваться.
Обыск на рабочем месте проводят при наличии данных о том, что подросток хранит там похищенное или орудия преступления либо заготовки холодного или огнестрельного оружия, взрывных устройств и т. п.
Не исключены ситуации, когда подобные предметы хранятся в шкафах и тумбочках других лиц. Данное обстоятельство, если о нем известно, отмечается в постановлении. Если оно будет установлено в процессе обыска, то это особо отмечается в протоколе обыска.
В ходе обыска важно наблюдать за подростком. В силу таких возрастных черт, как повышенная возбудимость, недостаточное умение владеть собой, он более явно, чем опытный взрослый, реагирует на действия и слова следователя. Так, положительный эффект может дать "словесная разведка", когда следователь объявляет о своих намерениях, проверяя реакцию подростка. Естественно, наблюдать надо и за остальными членами семьи, присутствующими при обыске.
Если в результате преступления нанесен материальный ущерб, то одновременно с производством обыска налагается арест на имущество как подростка, так и его родителей или лиц, их заменяющих.
Допрос несовершеннолетних. При подготовке к допросу несовершеннолетних учитывается процессуальное положение допрашиваемого, а также данные, характеризующие его личность. И то и другое значимо для определения круга участников допроса, места, времени и наиболее целесообразных тактических приемов его проведения, о способе вызова на допрос.
В соответствии с законом (ст. 159 УПК РСФСР) несовершеннолетний свидетель в возрасте до 14 лет допрашивается только в присутствии педагога, выступающего в данном случае в роли специалиста. По усмотрению следователя педагог может присутствовать и при допросе свидетелей в возрасте от 14 до 16 лет. Указанное положение распространяется и на допрос несовершеннолетних потерпевших. При допросе обвиняемого, не достигшего 16-летнего возраста, педагог может присутствовать по усмотрению следователя .или прокурора, а также по ходатайству защитника. Если обвиняемый признан умственно отсталым, то участие педагога возможно и в случае, если несовершеннолетний старше 16 лет (ст. 397 УПК РСФСР).
При необходимости в допросе несовершеннолетнего свидетеля (потерпевшего) участвуют его законные представители или близкие родственники (ст. 159 УПК РСФСР). Вопрос о целесообразности их присутствия решается в каждом случае с учетом сложившейся к данному моменту следственной ситуации.
С момента предъявления обвинения в допросе вправе участвовать защитник. Вызов несовершеннолетних на допрос осуществляется, как правило, через их родителей или законных представителей. Если же у следователя имеются достаточные основания полагать, что эти лица причастны к преступным действиям подростка или способны склонить его к отрицательной линии поведения, то реализуются иные варианты. Следователь может вызвать подростка через посыльного, приехать в школу (профтехучилище, на работу) и допросить его в привычной обстановке. Нежелательно вызывать телефонограммой, так как это повлечет ненужную огласку. Крайне нежелательно доставлять подростка приводом, так как это может его травмировать и затруднит установление психологического контакта.
Находящиеся под стражей несовершеннолетние вызываются на допрос через администрацию места их содержания.
При общей схожести ряда процессуальных и тактических требований (изучение личности, установление психологического контакта, корректная форма допроса и т. д.) многое в тактике допроса определяется процессуальным положением несовершеннолетнего. В этой связи целесообразно остановиться на особенностях допроса подозреваемого, обвиняемого, свидетеля и потерпевшего.
Допрос подозреваемого несовершеннолетнего. В соответствии со ст. 119 УПК РСФСР допрос несовершеннолетнего подозреваемого является неотложным следственным действием. Он производится после задержания подростка (ст. 122 УПК) или при избрании меры пресечения до предъявления обвинения. При любом варианте ему должно быть разъяснено его положение подозреваемого (ст. 52 УПК) и процессуальные права, предусмотренные ст. 17, 52, 64, 152, 184, 18.5, 188 УПК' РСФСР.
Специфика подготовки к допросу несовершеннолетнего подозреваемого заключается в том, что следователь на данном этапе не располагает еще достаточными доказательствами о степени его участия в совершении преступления (мотивы, роль, действия и т. д.), не имеет должного представления о личности подростка, ограничен во времени для подготовки к допросу. И тем не менее даже в этих условиях необходимо собрать хотя бы минимальную информацию о подростке, допросив его родителей, учителей (бригадира или мастера), соседей. Запросить участкового инспектора по делам несовершеннолетних, нет ли у него нужных сведений. При невозможности немедленного допроса он должен быть проведен не позднее 24 часов с момента задержания. Безотлагательность допроса позволит, помимо выполнения требований закона, избежать контактов подростка со взрослыми, способными внушить ему определенную манеру поведения.
При выборе момента и тактики допроса необходимо учитывать психологическое состояние подростка. Обычно это — эмоциональное возбуждение в сочетании с угнетенностью от непривычной обстановки. К этому добавляется страх перед наказанием, перед родителями, перед разоблачением. В такой момент важно побудить подростка к осознанию серьезности его положения и важности допроса, целесообразности сотрудничества со следствием. Для этого необходимо постараться снять (хотя бы частично) его нервное напряжение, успокоить, принять меры к установлению психологического контакта.
Первый допрос очень важен. Нередко он остается основным и решающим, если в ходе допроса удалось получить объективные и полные показания. Начать следует с. беседы об условиях жизни, учебы (работы) и воспитания подростка, о круге его интересов, увлечений. Подросток может охотно рассказывать о себе и своих друзьях, полагая, что эти вопросы не имеют отношения к совершенному преступлению. После подробной беседы по биографическим данным ему необходимо очень подробно и доходчиво объяснить, в совершении какого преступления он подозревается. В соответствии со ст. 76 УПК ему должна быть предоставлена возможность дать показания по поводу обстоятельств, послуживших основанием для его задержания, заключения под стражу или избрания иной меры пресечения.
Очень важно правильно формулировать вопросы. Они должны быть конкретны, не сложны и не содержать фактических данных, способных что-то подсказать подростку. Не следует забывать о такой его черте, как внушаемость. Подозреваемый несовершеннолетний в силу внушаемости и неразвитого логического мышления способен оговорить себя, признать виновным, используя информацию, почерпнутую из вопросов следователя.
Если подозреваемый признается в совершенном преступлении и готов подробно рассказать об этом, необходимо, постоянно анализируя его показания, допросить по каждому из обстоятельств. При этом желательно максимально детализировать излагаемые им факты и по возможности дословно занести их в протокол. Полученные подобным образом сведения позволят в дальнейшем установить, насколько они правдоподобны, действительно ли подросток совершил преступление или почерпнул информацию из других источников. В случае достоверности показаний они помогут установить новые сведения, отыскать похищенное, орудия преступления, выявить сообщников.
Немаловажным при допросе будет демонстрация следователем своей осведомленности об обстоятельствах совершенного преступления. Однако это должны быть подлинные сведения, полученные из протокола осмотра места происшествия, показаний очевидцев и т. п. Использование элемента внезапности при предъявлении подозреваемому пусть не очень значительного, но убедительного доказательства способно склонить к необходимости говорить правду. Вместе с тем, предъявляя подростку те или иные доказательства, не следует забывать, что он в силу своего возраста и развития не всегда способен оценить их по достоинству. Поэтому целесообразно разъяснять ему истинное значение предъявляемых фактических данных.
При ссылке на алиби следует учитывать, что подростки обычно заранее его не подготавливают. Поэтому детализирующие вопросы и ответы на них подозреваемого о месте, времени, свидетелях, совместных действиях и т. п. сведения, зафиксированные в протоколе допроса, помогут в дальнейшем выявить несостоятельность его ссылок на алиби.
При допросе подозреваемого (14—16 лет) может присутствовать педагог, однако решать этот вопрос всегда надлежит с учетом многих факторов: характер преступления, роль подозреваемого в его совершении, личностные качества подростка и многое другое. В отдельных случаях присутствие педагога, которого знает и уважает подросток, поможет снять напряжение, успокоить допрашиваемого. В других случаях, например при расследовании половых преступлений, участие педагога, знакомого подозреваемому, нецелесообразно. Лучше пригласить его из другой школы (училища). Что касается родителей, то на этой стадии их присутствие нежелательно. Как показывает практика, подозреваемый несовершеннолетний, допрашиваемый в присутствии родителей, испытывает повышенное чувство стыда, теряется, замыкается. К тому же не все родители способны правильно вести себя при подобном допросе.
Допрос несовершеннолетнего обвиняемого. К моменту предъявления обвинения следователь должен иметь все необходимые сведения о несовершеннолетнем (от родителей, учителей, наставников, лиц из окружения подростка, из запросов и характеристик). Таким образом, готовясь к допросу, следователь располагает его нравственно-психологической и социально-демографической характеристикой. Добавим, что к этому моменту позиция подростка уже известна, поэтому, планируя допрос, следователь учитывает его отношение к обвинению. Перед допросом следователь может ознакомить педагога и защитника с психологической характеристикой подростка, чтобы они могли учитывать ее, участвуя в этом действии. Что касается допуска родителей, то так же, как в ситуации с подозреваемым, их участие на данной стадии нецелесообразно.
Особое внимание лиц, присутствующих при допросе, следователь должен обратить на порядок постановки ими вопросов, недопустимость пререкания, реплик, высказываний, снижающих эффективность перевоспитания подростка.
Перед допросом следователь оглашает постановление о привлечении несовершеннолетнего в качестве обвиняемого. После этого подростку в доступной форме необходимо разъяснить сущность предъявленного обвинения, обоснованность квалификации, содержание процессуальных норм, упомянутых в постановлении, его права как обвиняемого, значение смягчающих и отягчающих вину обстоятельств.
В соответствии со ст. 150 УПК следователь в начале допроса выясняет, признает ли обвиняемый себя виновным в предъявленном обвинении. Отрицательный ответ сразу фиксировать нецелесообразно, так как в ходе допроса подросток может изменить свою позицию под влиянием доказательств.
Если подросток признает свою вину, допрос все равно должен быть проведен детально, без спешки, обстоятельно. Тактическими приемами такого допроса является максимальная детализация обстоятельств преступления и роли каждого из участников. Для этого должны быть выявлены обстоятельства, предшествовавшие преступлению, действия каждого из участников, их взаимоотношения, когда и как возник преступный умысел, кто был его инициатором, как первоначально распределялись роли, какие подготовительные действия были совершены и т. д. При этом необходимо обратить внимание, не сопровождалась ли стадия подготовки вовлечением подростка в преступную деятельность, пьянство, занятия проституцией, вовлечением в азартные игры и т. п.
Сопоставляя мотивы и цели планируемого и .наступившие результаты, необходимо выяснить, стремился ли обвиняемый к этим результатам, допускал ли он возможность их наступления.
Допрашивая обвиняемого об обстоятельствах механизма преступления, также необходимо стремиться к детализации показаний, касающихся места, времени, способа его совершения, действий каждого из участников, последовательности этих действии. Если подросток, признавая свою вину, путается в деталях, то необходимо особо разобраться в том, происходит ли это в силу его психофизиологических свойств (эмоциональное возбуждение, отсталость в развитии и др.) или он сообщает сведения, известные ему из других источников. В первом случае могут быть использованы приемы активизации памяти, во втором — изобличения во лжи.
Важно при допросе установить, как вел себя подросток и его сообщники после преступного акта, какие действия совершали, с кем из взрослых входили в контакт, с какой целью (сбыт похищенного, укрывательство и т. п.).
О необходимости выяснить роль взрослых подстрекателей или иных соучастников следует помнить на протяжении всего допроса. Обращать для этого внимание на различные обстоятельства свободного рассказа подростка, задавать вопросы, заранее подготовленные, а также формулируемые по ходу допроса, касающиеся взрослых лиц, их взаимоотношений и взаимодействия с подростком.
Если несовершеннолетний не признает себя виновным, то помимо тактических приемов, используемых при допросе несовершеннолетнего подозреваемого, могут быть использованы и другие. В первую очередь необходимо доходчиво раскрыть подростку общественную опасность совершенного преступления, отношение к этому людей, ущерб, который он причинил семье, близким. Показать при этом, к чему может привести отрицание вины и как важно для него дать правильную оценку происшедшему, чистосердечно раскаяться и активно сотрудничать со следствием; объяснить, что это будет иметь значение как смягчающее обстоятельство.
Второй тактический прием — порядок предъявления доказательств. Особенность этого действия при допросе несовершеннолетнего обвиняемого, отрицающего свое участие в преступлении, будет заключаться в том, что доказательства целесообразнее, предъявлять по нарастающей, в логической последовательности и без большого разрыва во времени. При этом значение каждого доказательства необходимо разъяснять. Предъявлять целесообразно только те из них, которые изобличают непосредственно подростка. Следует остерегаться сообщать фактические данные, которые, непосредственно не уличая подростка, способны раскрыть механизм совершения преступления. В силу внушаемости или из желания взять вину на себя, отвести обвинение от взрослых или иных участников он может начать сознаваться в том, чего не совершал.
Естественно, что при допросе несовершеннолетнего обвиняемого, не признающего свою вину, может быть использован прием изобличения во лжи. С этой целью сначала, например, следователь говорит о второстепенных обстоятельствах, установленных с полной достоверностью. Демонстрация такой осведомленности способна повлиять на подростка и заставить его говорить правду. Равным образом может быть применен и психологический эффект внезапности, в особенности если подросток убеждал следователя, что он говорит правду и раскаивается в содеянном. Умелое опровержение даваемых при этом ложных показаний способно лишить его уверенности в том, что ему безоговорочно верят, что он может и далее давать ложные показания.
В процессе допроса не рекомендуется показания несовершеннолетнего сразу же заносить в протокол. Это отвлекает его, настораживает, мешает сосредоточиться следователю, нарушает психологический контакт между ними. Целесообразнее делать черновые записи так, чтобы это не мешало допросу, а по его окончании заполнить протокол. В протоколе необходимо по возможности сохранять обороты речи, использованные обвиняемым. Не следует излагать его показания не свойственным подросткам языком.
При допросе несовершеннолетнего обвиняемого может быть применена фонозапись (ст. 14 Г УПК). Прибегать к фонозаписи можно по различным, но в каждом случае достаточно веским основаниям:
а) необходимость фиксации обстановки допроса (была ли она спокойной, в каком тоне велся допрос, какие и в какой последовательности задавались вопросы, насколько быстро и охотно отвечал обвиняемый, какие использовал обороты речи и т. д.);
б) если подросток меняет или способен изменить свои показания, отказаться от данных ранее;
в) при даче показаний против взрослых или иных лиц, в присутствии которых или под влиянием которых он может изменить свои показания;
г) если следователь, опасаясь проведения очной ставки со взрослым соучастником, намерен огласить фонозапись его допроса этому лицу.
Допрос несовершеннолетнего свидетеля и потерпевшего. Учитывая опасность воздействия на свидетелей и потерпевших, а также прямого внушения подростку заданных показаний, их допрос проводится как можно быстрее и носит исчерпывающий характер.
Вопрос о месте решается в зависимости от того, будет ли вызываться свидетель через родителей или иным путем, будет ли допрос проводиться по месту следствия или по месту проживания (учебы, работы) подростка. Несовершеннолетних, отличающихся развязным, хулиганским поведением, целесообразно допрашивать в официальной обстановке. Лучше, если следователь при этом будет одет в форму. Это дисциплинирует подростка, помогает изменить манеру поведения.
Свидетелей и потерпевших, не характеризуемых отрицательным поведением, целесообразнее допрашивать в привычной для них обстановке. Это будет меньше травмировать их, способствовать установлению психологического контакта.
Свидетелю (потерпевшему), не достигшему 16 лет, до начала допроса разъясняется необходимость давать правдивые показания, но они не предупреждаются об ответственности за дачу ложных показаний и за отказ или уклонение от дачи показаний. Свидетели (потерпевшие) старше 16 лет предупреждаются по полной форме.
Тактика допроса несовершеннолетнего свидетеля зависит от его возраста, индивидуальных особенностей и отношения к расследуемому событию. По последнему критерию могут быть выделены три категории свидетелей: 1) очевидцы преступления или иных связанных с ним событий; 2) подростки из числа, соучастников, дело в отношении которых прекращено или они освобождены от уголовного наказания с назначением принудительных мер воспитательного воздействия; 3) подростки из ближайшего окружения несовершеннолетнего обвиняемого.
Независимо от того, к какой из указанных категорий относится свидетель, при подготовке к его допросу целесообразно по возможности выяснить некоторые индивидуальные его качества: отношение к сверстникам (чувство товарищества, нечестность, доброжелательность, злость), черты характера (лживость, упрямство, скрытность и т. п.), интересы, увлечения, взаимоотношения с участниками события.
Очевидцы преступления или лица, ставшие свидетелями каких-либо связанных с ним событий, обычно дают .правдивые показания. Но для того чтобы они их не изменили в силу забывчивости или внушения с чьей-либо стороны, их надо допрашивать как можно раньше. При оценке их показаний необходимо учитывать как объективные факторы восприятия события (удаленность от места, освещенность, длительность наблюдения и др.), так и субъективные (состояние органов чувств, эмоциональное состояние). Специфические сложности проявляются и при воспроизведении подростком воспринятого. Это может быть связано как с особенностями его психики, так и со слабым развитием, недостаточным словарным запасом. Тактическими приемами преодоления этих трудностей являются: а) активизация ассоциативных связей; б) "оживление" памяти путем предъявления доказательств; в) допрос или проверка показаний на месте происшествия.
Данная категория свидетелей обычно доверяет Следователю и, может быть и бессознательно, готова помочь в установлении истины. Вместе с тем это доверие и такая готовность чреваты возможностями подтвердить все, о чем его спрашивают. Поэтому вопросы, задаваемые несовершеннолетнему свидетелю (очевидцу), формулируются очень продуманно. Они должны быть краткими, четкими и не содержать в себе никакой подсказки, никакого внушения.
При допросе несовершеннолетних свидетелей, участвовавших в общественно опасных деяниях, дело в отношении которых прекращено, может быть применена та же тактика допроса, что и в отношении несовершеннолетнего обвиняемого, с которым они весьма близки по содеянному.
Такие свидетели, как правило, не отрицают своего участия в совершенном преступлении, однако показания о других лицах дают неохотно, в особенности если ими являлись взрослые или подростки, старшие по возрасту. Преодолевать подобное нежелание следует путем разъяснения необходимости раскаяться и активно помогать следствию, что имеет важное значение для судьбы свидетеля в дальнейшем, а также для перевоспитания его товарищей. В ходе допроса могут быть продемонстрированы некоторые доказательства, свидетельствующие об осведомленности следователя о происшедшем событии. Рекомендуется также постановка детализирующих вопросов для уточнения фактов, упомянутых, но не изложенных детально другими несовершеннолетними, проходящими по делу.
При подготовке и проведении допроса свидетелей, не достигших возраста уголовной ответственности, необходимо дифференцировать их на две группы. Первая — это те подростки, которые совершили преступление впервые, обычно под чьим-то влиянием. Обычно они дают правдивые показания, и задача следователя состоит в том, чтобы расположить к себе этого "трудного" подростка, правильно определить круг обстоятельств, подлежащих выяснению, сформулировать должным образом вопросы, детализировать показания.
Вторую группу представляют подростки, неоднократно совершавшие правонарушения. Они менее откровенны, реже раскаиваются в содеянном, бравируют "славой" отчаянных, трудных, не поддающихся воспитанию. Для их изобличения должны быть использованы тактические приемы допроса несовершеннолетнего обвиняемого. Большую помощь может оказать педагог, пользующийся у них авторитетом (возможно, тренер детской спортивной школы, где они занимаются).
При допросе свидетелей из ближайшего окружения несовершеннолетнего обвиняемого следует учитывать факт их дружеских отношений. Нередко они образуют устойчивые группы, сформировавшиеся по признаку совместного проживания, по месту учебы (работы), проведению досуга.
В категории этих свидетелей немало лиц, утративших нормальные связи с семьей, школой, трудовым коллективом. Они вышли из-под социального контроля и по своим устремлениям являются единомышленниками обвиняемого. При их допросе можно получить много ценной информации о совершенных ими или другими подростками правонарушениях, которые не выявлены следствием к данному моменту. Немало может быть выявлено обстоятельств и из жизни и поступков обвиняемого, в частности, влияние со стороны взрослых лиц. Однако получить такую информацию далеко не просто. Свидетели данной категории связаны настоящей круговой порукой. Их необходимо убедить в том, что их "дружба", возникшая на почве нездоровых интересов, праздного времяпрепровождения, ничего общего не имеет с подлинной, когда человеку по-настоящему не безразлична судьба его друга и он готов ему помочь.
Следует учитывать и то, что проявляемая свидетелем скрытность может быть результатом запугивания его обвиняемым или иными членами группы. Свидетель может "отмалчиваться и потому, что опасается возмездия за совершенные им проступки, которые еще не известны следствию. Все эти скрытые до поры до времени обстоятельства необходимо иметь в виду при допросе, стараясь проверить обоснованность таких предположений. Если в ходе допроса будут выявлены факты противоправного поведения свидетеля, следователь должен разъяснить ему, что хотя в его действиях нет состава преступления, но к нему могут быть применены меры воспитательного воздействия. Полезно при этом показать свидетелю на примере обвиняемого, к чему может привести подобное поведение.
Если в любой из приведенных выше групп имеются малолетние свидетели, то необходимо учитывать следующее. Дети до'14 лет, несмотря на склонность к фантазированию и повышенную внушаемость, очень наблюдательны. Они часто видят и запоминают такие подробности, которых не замечает взрослый человек. Это качество используют, обращая внимание допрашиваемого на детали и подробно фиксируя их в протоколе для последующей проверки.
Допрашивать малолетних свидетелей необходимо в привычной для них обстановке в присутствии педагога (воспитателя детского сада) и родителей, если последние не заинтересованы в исходе дела. Допрос ведется в форме беседы самим следователем или по его поручению педагогом (воспитателем). В процессе беседы на темы, близкие и понятные малолетнему, должны быть выяснены вопросы, интересующие следователя.
После допроса малолетнего составляется протокол с соблюдением требований ч. 1 и 2 ст. 160 УПК.
При вызове и допросе несовершеннолетнего потерпевшего соблюдаются те же процессуальные требования, что и для свидетеля (ст. 161 УПК).
Несовершеннолетние потерпевшие обычно объективны в своих показаниях. Однако, готовясь к допросу и осуществляя его, необходимо помнить, что они заинтересованы в исходе дела, так как им причинен моральный, физический или имущественный вред. К тому же на правдивость показаний может влиять то обстоятельство, что в момент преступного посягательства они находились в состоянии стресса, испытывали чувство страха, неадекватно воспринимали происходящее. К тому, же они думали не о том, как запомнить происходящее, а о самообороне и защите от посягательства.
Если было совершено половое преступление, то потерпевшая(ший) может умалчивать о некоторых обстоятельствах или даже отрицать их.
Нельзя не учитывать также и то, что на потерпевшего оказывают влияние (угрожают, стараются подкупить) родные, близкие, друзья обвиняемого. Все это определяет формулировки задаваемых ему вопросов и помогает наметить пути последующей проверки его показаний.
Допрос лиц, ответственных за воспитание несовершеннолетних. В соответствии со ст. 392 УПК РСФСР должны быть выяснены причины и условия, способствовавшие совершению подростком преступления. В этой связи одним из обязательных действий является допрос родителей, законных представителей, педагогов, воспитателей, лиц, подозреваемых в вовлечении подростка в асоциальную и аморальную деятельность.
Допросами указанной категории лиц выясняются условия жизни и воспитания подростка, определяются черты его личности. В ходе допросов могут быть установлены обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, определившие мотивацию преступного поведения, внушившие подростку представления о его безнаказанности.
Допрос лиц, ответственных за воспитание подростка, должен охватывать вопросы его физического и психического развития, условий быта, учебы, труда; сведения о его ближайшем окружении, увлечениях, интересах, времяпрепровождении.
По результатам допросов и иных следственных действий может быть поставлен вопрос об ответственности родителей, педагогов за ненадлежащее воспитание несовершеннолетнего, в отношении родителей — за укрывательство, в отношении взрослых лиц — за вовлечение в преступную деятельность, в антиобщественную деятельность, пьянство, в занятие проституцией, склонение к употреблению наркотиков.
В первую очередь из числа указанных лиц следователь вступает в контакт с родителями, в особенности если подозреваемый несовершеннолетний задержан и заключен под стражу. Если нет возможности допросить родителей по всем вопросам в полном объеме, необходимо хотя бы побеседовать с ними, объяснить, за совершение каких действий задержан подросток, заверить их в объективности проводимого следствия и разъяснить, как важны их правдивые показания, в частности, чтобы установить причины совершенного преступления и определить меры дальнейшего воспитания.
Допрашивать следует обоих родителей, так как они могут по-разному относиться к проблеме воспитания их ребенка, быть неодинаково информированы о его жизни.
Для обеспечения полноты допроса лиц, ответственных за воспитание несовершеннолетнего, целесообразно последовательно касаться вопросов, связанных со сведениями: о составе семьи, условиях для учебы и отдыха подростка, его успеваемости; круге товарищей, как и с кем он проводит свободное время; как родители контролируют свободное время подростка; как он учится и ведет себя в учебном заведении, по месту работы, по месту жительства; выпивает ли, как давно, кем приучен к спиртному; другие потребности и интересы, проступки, совершенные ранее и принимаемые меры в школе, другом учебном заведении, дома;
убегал ли из дома, уходили ли на ночь, как реагировали родители; отношения подростка с коллективом (школы, работы); отношения родителей друг к другу и к подростку; какой информацией они располагают о совершенном преступлении; содержание разговоров с подростком по этому поводу; времяпрепровождение в день, когда было совершено преступление, поведение подростка после этого (если он не был задержан).
Практика расследования преступлений свидетельствует о том, что большинство родителей несмотря на явную заинтересованность в судьбе их ребенка дают на следствии объективные показания. Даже если они пытаются преуменьшить значимость отрицательных моментов в поведении подростка и свою ответственность за это, все же существенного искажения фактов они, как правило, не допускают, по-видимому, понимая, что эти факты могут быть установлены и из других источников. Отсюда следует, что огульный скепсис к доказательственной силе показаний родителей не имеет достаточных оснований.
Допрос педагогов, воспитателей (школ, профтехучилищ) позволяет получить данные об особенностях психофизического развития подростка, его характере, потребностях, интересах, связях, проявлениях возрастных особенностей. Эти лица могут быть осведомлены о моральной атмосфере в семье, взаимоотношениях родителей, условиях жизни и воспитания подростка, причине появления антиобщественных взглядов, привычек, наклонностей.
Показания учителей и воспитателей обычно более объективны, чем родителей.
К очной ставке при расследовании преступлений несовершеннолетних необходимо относиться с большой осмотрительностью, проводя ее в исключительных случаях. На участие в очной ставке подростки идут крайне неохотно. Основные мотивы при этом: прослыть предателем и боязнь возмездия. Проведение очной ставки обычно полностью нарушает психологический контакт, установившийся между следователем и подростком. Главное же заключается в опасности того, что он изменит свои показания под влиянием другого участника, в особенности если этот другой — взрослый соучастник преступления. Подростку порой трудно разобраться в сложной ситуации, и когда взрослый даже после очной ставки продолжает отрицать свою вину, это может серьезно поколебать позицию подростка, привести к смене им своих показаний, даже без каких-либо видимых угроз со стороны взрослого.
Не менее сложны очные ставки и между самими несовершеннолетними. Изобличающие показания подростка другой участник обычно объясняет плохими взаимоотношениями, которые существуют между ними.
Если есть возможность устранить противоречия в показаниях несовершеннолетнего обвиняемого и других допрошенных лиц иным путем, не прибегая к очной ставке, следователь должен воспользоваться этой возможностью. Противоречия могут быть устранены анализом собранных доказательств, истребованием необходимых документов, проведением следственных действий (следственным экспериментом, проверкой показаний на месте и др.).
Допрос несовершеннолетнего обвиняемого, свидетеля, как указывалось, может быть зафиксирован на фонограмме и продемонстрирован лицу, показания которого находятся с ним в противоречии.
Назначение экспертиз. В зависимости от характера совершенного преступления могут назначаться самые различные экспертизы: судебно-баллистические, трасологические и т. д. Однако специфическими для данной категории дел являются экспертизы судебно-медицинская, судебно-психиатрические, судебно-психологические и комплексные психолого-психиатрические.
Назначение судебно-медицинской экспертизы обязательно в тех случаях, когда отсутствуют документы, подтверждающие возраст подростка, когда возраст скрывается умышленно и когда имеющиеся документы вызывают сомнение. Судебно-медицинская экспертиза основывается на научных данных о возрастных изменениях организма: общее анатомо-физиологическое развитие, степень окостенения скелета, развитие зубного аппарата и др. Возраст устанавливается с некоторым приближением. В подобных случаях за день и месяц рождения принимается 31 декабря установленного экспертами года [263 См.: постановление Пленума Верховного Суда СССР от 3 июля 1963 г. № 6 // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР. 1924—1986. М., 1987.]
.
Судебно-психиатрическая экспертиза назначается для исследования психического состояния несовершеннолетнего. Дефекты в психике подростка могут быть следствием хронической болезни, временного расстройства душевной деятельности, слабоумия или иного болезненного состояния.
Среди подобных аномалий у подростков часто встречаются психопатии, проявляющиеся в дисгармоничности эмоционально-волевых свойств личности: повышенная раздражительность, агрессивность, драчливость, внушаемость, упрямство. Может иметь место и психопатическое расстройство влечений: стремление к бродяжничеству (дромомания), к поджогам (пиромания), к воровству (клептомания) и др.
Нередко среди несовершеннолетних правонарушителей встречаются лица, страдающие одной из форм олигофрении — дебильностью. Такие подростки характеризуются умственным недоразвитием и нарушением эмоционально-волевой сферы.
Для выяснения умственной отсталости назначается судебно-психологическая экспертиза. Учитывая, что умственная отсталость может быть следствием душевного заболевания, целесообразно сразу назначать комплексную психолого-психиатрическую экспертизу [264 В соответствии с п. 7 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 3 декабря 1976 г. "О практике применения судами законодательства по делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность": "при наличии данных, свидетельствующих об умственной отсталости несовершеннолетнего подсудимого, суды должны выяснять степень умственной отсталости несовершеннолетнего, мог ли он полностью сознавать значение своих действий и в какой мере руководить ими. В необходимых случаях для установления этих обстоятельств в силу ст. 78 УПК РСФСР... по делу должна быть произведена экспертиза специалистами в области детской и юношеской психологии (психолог, педагог) или указанные вопросы могут быть поставлены на разрешение психиатра" (указ. Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР. С. 740).]
.
На разрешение судебно-психологической экспертизы и комплексной психолого-психиатрической обычно ставят следующие вопросы: какова степень умственного развития несовершеннолетнего; имеются ли в умственном развитии подростка отклонения от нормального уровня, характерного для данного возраста; чем вызваны эти отклонения, не являются ли они результатом психического заболевания; мот ли несовершеннолетний (малолетний) с учетом его физического и психического состояния правильно воспринимать обстоятельства (указать какие) и дать о них адекватные показания; мог ли несовершеннолетний полностью осознать значение своих действий или действий, совершаемых по отношению к нему; мог ли подросток руководить своими действиями и в какой степени.
При назначении любой экспертизы необходимо обеспечить помощь несовершеннолетнему (обвиняемому, подозреваемому, потерпевшему) со стороны защитника (законного представителя) по осуществлению им прав, связанных с производством экспертизы и предъявлением ее материалов.

§ 4. Профилактическая деятельность следователя по делам о преступлениях несовершеннолетних

Главная цель профилактической работы следователя по делам несовершеннолетних — устранить причины и условия, способствующие совершению конкретного преступления или рецидивов в будущем.
Наиболее типичными условиями, 'способствующими формированию и проявлению у подростков антиобщественного и преступного поведения, являются: а) безответственное отношение семьи (опекуна, попечителя, воспитательного учреждения) к воспитанию несовершеннолетнего, отсутствие должной воспитательной работы в школе, на производстве; б) отрицательное влияние среды, в которой находится подросток (в семье, школе, на производстве, в интернате и т. д.); в) прямое подстрекательство к совершению преступления со стороны взрослых или старших по возрасту подростков; г) недостатки в работе органов, осуществляющих профилактическую работу среди несовершеннолетних.
Для разработки профилактических рекомендаций следователь должен выявить круг лиц, виновных в ненадлежащем воспитании или оказывавших вредное воздействие на подростка и установить обстоятельства, помешавшие удержать его от совершения преступления.
Данная работа должна проводиться с учетом системы законодательных актов, устанавливающих, на кого и какие возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего и охране его от вредных влияний.
В качестве профилактических действий подростка трудоустраивают, возвращают в общеобразовательное или направляют в специальное учебное заведение.
Важной профилактической мерой может стать лишение родительских прав лиц, отрицательно влияющих на несовершеннолетнего сына (дочь), принятие мер по их выселению, назначение попечителя (опекуна) и т. д.
Если причиной являлось воздействие на подростка окружающей среды, то меры должны быть направлены на ее нейтрализацию или изменение. В настоящее время такие возможности существенно ограничены, -однако не исключены и могут быть реализованы коллективами педагогов, общественными объединениями по месту жительства, спортивными и спортивно-оздоровительными коллективами, участковыми инспекторами милиции.
С этой целью следователь направляет представление в официальные организации, может выступить перед собранием коллектива жильцов, предприятия и т. п. В таком выступлении, проводимом обычно после расследования, он должен особо подчеркнуть обстоятельства, способствующие совершению преступления, продемонстрировать, какие правовые акты по воспитанию подростков были нарушены, обосновать ответственность лиц, допустивших эти нарушения, указать пути ликвидации подобных нарушений.
В целях правового воспитания и профилактики преступлений несовершеннолетних могут быть использованы и средства массовой информации.
Профилактическая работа должна проводиться и в тех случаях, когда уголовное -дело в отношении несовершеннолетнего прекращено с применением принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 8 УПК).
Если дело прекращено в связи с недостижением возраста, с которого наступает уголовная ответственность, то следователь также должен принять меры к разъяснению всем заинтересованным лицам, что освобождение от уголовной ответственности не означает безнаказанность. Особое внимание уделяется воздействию на группы подростков, в среде которых находился такой несовершеннолетний.
Глава 53. Особенности расследования преступлений организованных преступных сообществ

§ 1. Предварительные замечания

Долгие годы в теории и практике борьбы с преступностью в нашей стране господствовало мнение о том, что профессиональная преступность, существовавшая у нас в 20-х — начале 30-х годов, ликвидирована, что это явление не свойственно советскому обществу. В тех случаях, когда ученые и практики сталкивались со случаями совершения многочисленных преступлений одним и тем же способом организованной группой на достаточно высоком "технологическом" уровне, в невнятных объяснениях этого можно было встретить стыдливые упоминания о неких "элементах профессионализма" в действиях преступников. О занятии преступной деятельностью как профессией умалчивалось. Утверждение об отсутствии в СССР профессиональной преступности, а уж тем более преступности организованной стало одной из догм правовой науки, наряду, например, с провозглашением так называемого "ленинского принципа неотвратимости наказания", согласно которому не существует преступлений, которые нельзя было бы раскрыть, из чего однозначно следовало, что в случае, если преступление оставалось нераскрытым, необходимо обязательно отыскать виновного в этом и наказать его.
Рано или поздно должен был наступить момент, когда придется посмотреть правде в глаза и признаться в существовании не просто профессиональной, но и профессиональной организованной преступности. Не говоря уже об уголовно-политическом аспекте такого признания, было совершенно очевидно, что без этого стала бы просто невозможной действенная борьба с этой "несуществующей" преступностью, разгул которой принял в последнее время угрожающий размах.
Но одного такого признания оказалось мало: возник ряд проблем научного и практического характера, потребовавших неотложного решения. В организационном плане вопрос в первом приближении был решен созданием в системе МВД СССР специальных ("шестых") подразделений по борьбе с организованной преступностью и подключением к этой борьбе органов Комитета государственной безопасности с их мощным арсеналом современных технических средств обнаружения и запечатления значимой информации. Правда, и здесь не обходится без трудностей чисто организационного характера, в первую очередь при разграничении компетенции. На практике эти трудности преодолеваются чисто эмпирически, без особого труда. Значительно труднее оказалось их преодолеть в научном плане, для чего потребовалось определить, что такое организованная преступность и чем она отличается от преступности групповой. Вопрос этот пока не получил общепризнанного решения.
В литературе имеется ряд определений преступной группы. Так, некоторые авторы рассматривают ее как малую неформальную группу, объединяющую на основе совершения общественно опасных, противоправных действий людей, стремящихся к Достижению общей цели, организованных определенным образом и составляющих единый субъект деятельности. По мнению других авторов, людей в такой группе объединяют "приятельские отношения", что, как совершенно правильно подметил В. М. Быков, не относится к преступным группам высокого развития, например, организованным, где межличностные отношения не. играют большой роли, а в ряде случаев могут отсутствовать, "так как в процессе совместной преступной деятельности они трансформируются и перерождаются в деловые [265 Быков В. М. Криминалистическая характеристика преступных групп. Ташкент, 1986. С. 14.]
. В. М. Быков следующим образом формулирует понятие преступной группы: "Это антиобщественное объединение людей на основе совместной преступной деятельности, представляющее собой малую неформальную группу, определенным образом организованную и выступающую как единый особый субъект деятельности" [266 Там же. С. 15—16. .]
.
Использовав предложенный в литературе критерий классификации преступных групп — степень их организованности, В. М. Быков выделил следующие криминалистические типы групп: случайные; типа компании; организованные; преступные организации.
Первая группа включает лиц, случайно или ситуативно объединившихся для совершения группового преступления. Первоначальная ее цель — не совершать преступления, а удовлетворить потребность в общении. Первое преступление многие члены группы совершают из чувства солидарности, случайно, в силу того, что оказались со всеми в данном месте, либо в результате внезапно возникшей ситуации. Роли в случайной группе обычно не распределяются, степень сплоченности участников группы малая.
Если, как замечает В. М. Быков, случайная преступная группа остается неразоблаченной, то при продолжении криминальной деятельности она постепенно превращается в более опасный тип, названный в литературе преступной группой типа компании. Эти группы более организованны, и хотя в них еще нет лидера, но уже имеется ядро из наиболее активных и авторитетных членов. Преступная деятельность постепенно начинает играть ведущую роль. По наблюдениям В. М. Быкова, при расследовании они предстают перед следователем, более сплоченными, чем случайные, показания о личной и групповой преступной деятельности ее члены дают труднее [267 Там же. С. 32—33. ]
.
Организованная преступная группа отличается стабильностью личного состава, в ней вырабатываются свои нормы поведения и ценностная ориентация, есть лидер и может быть "оппозиционер" — член группы, борющийся за главенство. Наблюдается четкая ролевая дифференциация, жесткая дисциплина и конспиративность действий. Вся деятельность группы ориентирована на совершение преступных посягательств, тяжесть которых по мере функционирования группы увеличивается. Группе доступны сложные способы совершения преступлений, одновременные акции в разных местах. Члены такой группы "обладают преступным опытом и опытом общения со следственными и оперативными работниками органов внутренних дел, а также знают приемы следственной и оперативной работы, поэтому добиться от них правдивых показаний — задача сложная" [268 Быков В. М. Указ. соч. С. 34—37.]
.
Наконец, преступные организации — это те же организованные группы, но с еще большей дисциплиной и координацией действий. "Они представляют собой наиболее опасную форму организованной групповой преступной деятельности, которая носит сложный многостепенно опосредованный характер, приводит к формированию стойких организованных форм связи с участниками, выработке и усвоению надежных способов совершения и сокрытия преступлений, созданию сплоченной организации, где непосредственные общения между членами по соображениям конспирации зачастую заменяются информационными и деятельностными связями, а отношения носят сугубо "деловой" характер" [269 Гуров А. И. Профессиональная преступность. Прошлое и современность. М., 1990. С. 207.]
.
Для преступных организаций характерна сложная структура, наличие специальных блоков защиты и прикрытия. И хотя в работах по борьбе с групповыми преступлениями еще не идет речь об организованной преступности в современном понимании этого явления, но в качестве специфического признака преступных организаций называется вовлечение в состав блоков защиты и группы прикрытия представителей администрации предприятия или ведомства, работников контролирующих и правоохранительных органов. Такая констатация ставит на повестку дня вопрос: не является ли упомянутая по приведенной классификации преступная организация уже в буквальном смысле формой не просто групповой, а именно организованной преступности, той ступенькой, на которой групповая преступность перерастает в организованную, т. е. в гораздо более опасную форму преступной деятельности.
Для ответа на этот вопрос следует обратиться к современным взглядам на понятие организованной преступности.
А. И. Гуров полагает, что под организованной преступностью понимается "относительно массовая распространенность устойчивых управляемых сообществ преступников, создающих систему своей безопасности с помощью коррумпированных связей и занимающихся преступлениями как профессией (бизнесом)" [270 Там же.]
. Он называет три уровня организованной преступности: "первый включает устойчивые организованные группы, совершающие хищение государственного имущества в сфере экономики, а также занимающиеся мошенничеством, вымогательством, разбоями, грабежами и кражами. Второй уровень предполагает те же сообщества, но имеющие коррумпированные связи с представителями хозяйственных или административных органов. Третий уровень специфичен и выводит нас на прообраз мафии. Речь здесь идет об объединении ряда групп в одну преступную организацию, имеющую функционально-иерархическую систему управления. В западной литературе это получило название сетевой структуры организованной преступности. Как правило, руководят такой организацией несколько человек, образующих нечто вроде совета. Подобные структурные объединения имеют межрегиональные связи, объединяют как профессиональных преступников, так и "белых воротничков" (сотрудников администрации и госаппарата. — Т. А.), создают свои денежные фонды и системы безопасности [271 Гуров А. И. Указ. соч. С. 208—209.]
".
Предложенные А. И. Гуровым определение организованной преступности и ее уровни в известной степени противоречивы. Он считает, что коррупция является тем признаком, который отличает организованную преступность от преступности профессиональной, и, между тем, определяет организованную преступность как профессиональную. Следовательно, речь фактически идет о двух видах профессиональной преступности: без коррумпированных связей и с ними. В то же время устойчивые организованные группы, отнесенные им к организованной преступности (ее первый уровень), по его характеристике не обладают коррумпированными связями, т. е. тем определяющим признаком, который необходимо наличествует у организованной преступности.
Более четкой представляется позиция Г. М. Миньковского, считающего, что "организованные группы (банды), сообщества —только первичное звено, ячейка организованной преступности". Организованная же преступность в контексте понимания сути этого явления "представляет собой систему взаимодействующих (прямо или косвенно) групп такого рода, реализующих процессы "концентрации и монополизации отдельных видов преступной деятельности" (В. Б. Бакатин), захвата плацдармов в сфере теневой и легальной хозяйственной деятельности и в сфере "бизнеса на пороках" (пьянства, потребления наркотиков, проституции и т. д.). Представляется при этом необходимым введение уточняющего признака относительно масштаба — преступная деятельность, квалифицируемая, как организованная преступность, должна иметь региональный уровень или даже всей страны либо охватывать отрасль (подотрасль) народного хозяйства страны, региона" [272 Миньковский Г. М. Организованная преступность: проблемы теории и практики //Борьба с организованной преступностью: проблемы теории и практики. М., 1990. С. 13.]
.
Учитывая сказанное, следует признать существование двух уровней организованной преступности. Первый — низший уровень — преступная организация с ограниченной сферой деятельности. Ограничения могут касаться видов совершаемых преступлений. Так, известное распространение получили преступные сообщества, занимающиеся кражами автомобилей. В таком сообществе существует четкое распределение ролей, есть участники, специализирующиеся на подделке документов, изготовлении печатей, перебивке номеров на автодеталях и т. п.
Для этого уровня наличие коррумпированных связей преступников не является обязательным признаком. Чаще речь идет о прямом участии в преступной деятельности административного персонала учреждений или предприятий или сотрудников правоохранительных органов.
Второй уровень — система преступных организаций. Эта система может быть своего рода специализированной, занимающейся одним каким-то родом преступной деятельности, например наркобизнесом, хотя обычно она гораздо разнообразней.
Отличительным признаком второго уровня служит региональная сфера преступной деятельности, обусловливающая наличие широких коррумпированных связей.
Криминологический анализ рассмотренных понятий весьма существен для криминалистики и процесса доказывания. Известно, что задача расследования — не только установить всех соучастников преступления и индивидуализировать роль и вину каждого из них, но и выявить все эпизоды преступной деятельности, как во времени, так и в пространстве, установить способы совершения и сокрытия преступлений, причиненного материального ущерба и, разумеется, всех обстоятельств, способствовавших криминалу. Очевидно, что все эти элементы предмета доказывания обладают существенной спецификой при совершении преступления организованным сообществом, в особенности если оно представляет собой субъект организованной преступности.
В криминалистическом аспекте установление последнего обстоятельства можно представить себе как процесс, состоящий из трех этапов.
1. Установление факта совершения преступления группой.
2. Выявление признаков совершения преступления организованным преступным сообществом.
3. Установление признаков принадлежности сообщества к категории организованной преступности.
Часть ориентирующей в этих вопросах информации содержится в исходных данных, поступающих в органы расследования на стадии возбуждения уголовного дела, но основной ее блок добывается в процессе проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, сопутствующих расследованию, т. е. по уже возбужденному уголовному делу.
§ 2. Исходная информация о совершении преступления организованной группой

Исходная информация, служащая основанием для возбуждения уголовного дела, может поступить в орган расследования по нескольким каналам.
1. Из дежурной части органа внутренних дел, принявшей заявление потерпевших или сигнал об обнаружении патрульно-постовой службой, сотрудниками организаций и предприятий и иными лицами признаков события, требующего расследования.
2. Из оперативных аппаратов органов внутренних дел.
3. Из медицинских учреждений при обращении к ним за помощью лиц, получивших повреждения в результате, насилия, предположительно имеющего криминальный характер.
4. При производстве до возбуждения уголовного дела осмотра места происшествия и связанных с ним розыскных мероприятий.
В криминалистическом аспекте эта информация в большинстве случаев содержит данные о том, что преступление совершено группой лиц, иногда о признаках сплоченности группы, разделении функциональных обязанностей и т. п. Судить по исходной информации о степени организованности группы, ее принадлежности к преступной организации более высокого уровня обычно трудно. Исключение могут составить оперативные сведения, о чем подробнее будет сказано далее.
Информация о преступлениях может быть устной и письменной. С заявлением о совершенном преступлении может обратиться и преступник (явка с повинной).
Как известно, распространенными средствами проверки исходной инфомации служат получение объяснений, истребование документов, назначение ревизии, предварительных исследований.
Вопрос о производстве предварительных исследований требует специального рассмотрения.
Предварительные исследования представляют собой форму использования специальных познаний. В силу существующей процессуальной процедуры, которая запрещает производство судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела, предварительные исследования в известной степени выполняют ее функции, являясь средством получить информацию для решения вопроса о возбуждении уголовного дела и некоторые ориентиры для определения направленности расследования.
Предварительные исследования не заменяют производство экспертизы в силу следующих причин:
а) результаты таких исследований не имеют доказательственного значения и могут играть для следователя лишь ориентирующую роль. Полученная таким образом информация только в отдельных случаях может быть непосредственно использована для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, например, если установлено, что исследуемое вещество является наркотиком или что водитель управлял автомашиной в состоянии опьянения;
б) возможности предварительных исследований существенно более ограничены хотя бы потому, что необходимое условие ее проведения — сохранить исследуемый объект в неизменном виде и как Следствие этого применение лишь неразрушающих методов исследования и т. п.;
в) проведение предварительных исследований в большинстве случаев нацелено на стандартные задачи, априори значимые для решения вопроса о возбуждении уголовного дела (природа исследуемого, вещества, состояние освидетельствуемого лица, выделение признаков папиллярного узора в пальцевом отпечатке и т. п.), поскольку следователь или оперативный работник еще не представляют себе, какую именно информацию желательно получить путем производства исследования. Особенно наглядно это положение дает о себе знать при судебно-медицинском исследовании трупа, доставленного в морг с места происшествия. Как правило, эксперт в этих случаях ограничивается фиксацией имеющихся на трупе повреждений, установлением причины и времени наступления смерти. Другие вопросы, возникающие в процессе расследования либо требуют повторного — уже экспертного — исследования, для чего может понадобиться эксгумация трупа, либо в силу тех или иных обстоятельств вообще остаются без ответа.
Криминалистами — учеными и практиками неоднократно ставился вопрос о необходимости разрешить до возбуждения уголовного дела производство хотя бы тех экспертиз, которые не требуют получения от людей образцов для сравнительного исследования, но законодатель на эти предложения не реагирует, а оппоненты утверждают, что подобное допущение может якобы "размыть" границы стадий уголовного процесса, ослабить гарантии прав личности и т. п., хотя, например, было очевидно, что никаких подобных последствий не повлекла законодательно разрешенная возможность проводить до возбуждения уголовного дела осмотр места происшествия.
Результаты предварительных исследований обычно содержат следующую информацию:
а) орудия, которые могли быть использованы при совершении преступления, по своему характеру требуют одновременных действий двух или более человек;
б) повреждения на теле потерпевшего причинены, судя по их расположению и характеру, не одним человеком;
в) волокна принадлежат однотипным предметам одежды, которые не могли быть надеты на одного человека, и т. п.
Иными словами, речь может идти о том, что констатируется причастность к событию двух или более человек.
Естественно, что в заявлениях и объяснениях потерпевших и в подобных источниках исходной информации может указываться, что преступление совершено группой, и даже некоторые сведения, позволяющие судить о характере этой группы. Еще более подробные данные могут быть сообщены органу расследования участниками преступной организации при явке с повинной, но получение полного объема информации осуществляется уже в ходе предварительного расследования.
Существенно отличается от описанной ситуация, когда дело возбуждается на основании данных, полученных оперативным путем.
Информация о признаках преступления может быть получена путем применения отдельных оперативно-розыскных мероприятий: личный сыск, оперативное наблюдение, контрольная проверка, экономический анализ и др.
Личный сыск представляет собой действия оперативного работника по розыску, распознаванию и последующему задержанию преступника. Объектом сыска может быть группа лиц, состоящих в преступном сообществе.
В процессе оперативного наблюдения устанавливаются связи лица, места его пребывания, факты транспортировки различных объектов и другие данные, позволяющие сделать вывод о существовании преступной группы.
Контрольная проверка заключается во внезапном для проверяемого лица или группы лиц выяснении правильности произведенной гражданской сделки или хозяйственной операции. Контрольная проверка, производимая одновременно в нескольких звеньях одного технологического процесса, позволяет выявить общность действий нескольких лиц, содержащих признаки преступления.
Эффективным примером обнаружения признаков преступления может служить и экономический анализ того, как влияет ущерб, причиненный хищениями, халатностью и др., на показатели хозяйственной деятельности.
Названные приемы позволяют получить лишь неполные данные о признаках преступления и совершении его группой. Иная ситуация складывается, если до возбуждения уголовного дела была осуществлена' оперативная разработка, т. е. комплекс оперативно-розыскных средств и приемов, объединенных единой целью: не только выявить признаки преступления, но и установить во всех деталях его механизм, участников, характер отношений между ними, выявить организаторов преступления, их внутренние и внешние связи и т. п., т. е. получить исчерпывающую информацию, которая позволит следователю качественно расследовать дело. .
Оперативная разработка еще до возбуждения уголовного дела дает представление о характере преступного сообщества, всех тех признаках, которые позволяют отнести его к категории организованной преступности.
Возбуждение уголовного дела по оперативным данным имеет свои особенности. Реализация оперативных данных возможна лишь путем придания им статуса судебных доказательств, что, в свою очередь, требует глубоко продуманных и скоординированных действий следователя и оперативного работника, всестороннего учета возможного тактического риска и вообще всех возможных последствий планируемых действий.
Важным источником исходной информации, указывающей на совершение преступления организованной группой, служит осмотр места происшествия, проводимый до возбуждения уголовного дела.
§ 3. Использование возможностей осмотра места происшествия для установления факта совершения преступления организованной группой

Версия о совершении преступных действий группой лиц может быть выдвинута уже в ходе осмотра места происшествия на основании обнаруженных следов, особенностей предмета посягательства, способа совершения и орудий преступления, изменений в обстановке.
Следы преступников. О групповом характере совершенного преступления могут свидетельствовать в первую очередь следы пальцев рук, оставленные, судя по рисунку папиллярных линий, разными лицами. Подтверждением этого обстоятельства служит различие следов одноименных пальцев и притом одинаковая давность их образования. При обнаружении следов разноименных пальцев версию о групповом преступлении подтверждает существенное различие в их размерах.
Вывод о том, что преступников было несколько, может быть сделан по следам рук только после исключения их принадлежности потерпевшему или лицам из его окружения.
По тем же критериям оцениваются и следы ног (обуви). Различия устанавливаются по конфигурации и размерам следов обуви, по отобразившимся в следах признаках подошвенной части и при наличии дорожек следов — по различиям в признаках походки.
Полезную информацию может дать анализ следов курения. О том, что преступников было несколько, свидетельствует наличие сигарет или папирос разных марок, различия в способе тушения, манере докуривать их до конца ("до фабрики") или оставлять окурок той или иной величины, привычка сминать гильзу папиросы своеобразным способом, признаки использования мундштука, следы губной помады.. Различия могут быть установлены и путем исследования слюны на окурках. При обнаружении окурков сигарет или папирос одной марки следует обратить внимание на товарный знак, поскольку они могли быть изготовлены на разных фабриках, что указывает на принадлежность окурков разным лицам.
Следы губ на винной или чайной посуде — маловидимые или окрашенные (губная помада) — не так информативны, как иные следы преступников, но в сочетании с ними также позволяют с известной степенью обоснованности судить о числе преступников. Учитывается и особенность обстановки — накрытый на определенное количество людей стол со следами пищи на тарелках, количество, ассортимент и степень опорожнения винной посуды (стандартных бутылок и иных емкостей).
Особенности предмета преступного посягательства. Указанием на то, что преступление совершено группой, служат следы перемещения, переноса громоздких или тяжелых предметов, значительный объем и вес похищенного.
При обнаружении трупа с признаками насильственной смерти о групповом характере преступления свидетельствуют различия в: орудиях, которыми причинены повреждения; характере профессиональных узлов, примененных при связывании потерпевшего или при упаковке трупа; следах истязаний потерпевшего при жизни. Признаком группового преступления может послужить и способ сокрытия убийства (место захоронения, способ расчленения трупа, вид инсценировки несчастного случая и т. п.).
Способ совершения преступления выступает свидетельством группы в тех случаях, когда отличается особой изощренностью или сложностью. Пример — совершение кражи путем проникновения в помещение с помощью подкопа. Со способом связаны орудия и средства совершения преступления: использование тяжелых средств для резки металла при кражах из сейфов и иных металлических хранилищ, обнаружение на месте происшествия стреляных гильз от разных экземпляров оружия, следы различных орудий взлома, следы нескольких транспортных средств, относимость которых к событию преступления несомненна, и т. п.
Наконец, о группе могут свидетельствовать изменения в обстановке места происшествия соотносительно с продолжительностью пребывания там преступников. Так, значительные изменения обстановки квартиры, опорожненные ящики, с бельем, разбросанные вещи, вскрытые ящики письменного стола, буфета, шкафа в сопоставлении с тем установленным фактом, что время пребывания воров в квартире не могло превышать получаса, позволили предположить, что преступник был не один.
Изменения в обстановке места происшествия могут заключаться и в оставленных там предметах, принадлежащих преступнику или принесенных им с собой. Практике известны случаи, когда преступники на месте кражи переодевались в похищенные вещи и оставляли свою одежду, по характеру которой можно судить, сколько их было. Реже об этом свидетельствуют забытые или оброненные вещи, а в одном случае двое преступников на месте кражи сфотографировались хозяйским фотоаппаратом и забыли его.
Все обнаруженные следы, предметы, изменения обстановки места происшествия должны быть оперативно оценены под углом зрения их относимости к расследуемому событию, а с позиций нашего исследования —и в плане версии группового преступления. При этом, как справедливо замечает В. М. Быков, даже при отсутствии признаков группы такое преступление в принципе не исключается. "Некоторые из членов преступной группы могут непосредственно не участвовать в его совершении, а исполнять какие-то другие, определенные соглашением, преступные роли. Возможен и такой вариант — вся преступная группа находилась на месте происшествия, но не каждый из соучастников оставил следы пребывания на нем [273 Быков В. М. Указ. соч. С. 15.]
”. Что же касается преступной организации, то ее лидер, как правило, лично в совершении преступных акций не участвует, и поэтому, естественно, следов на месте преступления не оставляет.
Оперативная оценка следов преступления и преступников предполагает:
1) установление причин образования следов;
2) определение способов образования следов, временных и пространственных обстоятельств их образования, т. е. мысленная реконструкция события преступления;
3) определение связи обнаруженных следов с преступлением, исключение следов, не относящихся к делу, и получение данных для поиска дальнейших следов;
4) установление следообразующих объектов;
5) выявление данных о личности преступника и исключение лиц, не причастных к преступлению...
8) выявление связи обнаруженных следов с материалами о других преступлениях (в частности, аналогичных по способу совершения и т. п.);
9) получение информации для выдвижения версий планирования расследования [274 Постика И. В. Оперативная оценка следов преступления. Одесса, 1988. С.4.]
.
Помимо результатов осмотра места происшествия в качестве исходной информации на стадии возбуждения уголовного дела используются данные, полученные в результате осуществляемых параллельно с осмотром оперативно-розыскных мероприятий: работа негласных сотрудников; поквартирный обход, опрос потерпевших и иных лиц, применение служебно-розыскной собаки и т. п. В рассматриваемом аспекте это сведения о количестве преступников, их ролевой дифференциации, особенностях общения друг с другом, приметах, а также о подготовительных к совершению преступного посягательства действиях: расспросах жильцов, неоднократном посещении будущего места происшествия и т. д.
Совокупность исходной информации должна содержать достоверные данные о признаках, преступления.
Признаки преступления — это признаки его состава. Статья 108 УПК РСФСР фактически устанавливает два требования: а) наличие для возбуждения уголовного дела признаков преступления и б) достаточность данных об этих признаках. Для возбуждения уголовного дела требуется такая совокупность признаков состава преступления, чтобы это дало возможность сделать предположительный, но обоснованный вывод о совершении определенного посягательства.
Исходная информация, полученная в результате осмотра места происшествия, как правило, бывает неполной. В рассматриваемом нами аспекте она может содержать лишь сведения о совершении преступной акции группой и некоторые догадки о степени организованности этой группы. Последующие действия следователя, если он основывается лишь на такой информации, будут протекать на начальном этапе расследования в условиях информационной неопределенности.
Иначе обстоит дело в тех случаях, когда в качестве исходной информации фигурируют материалы оперативной разработки, явки с повинной или подробные объяснения потерпевших с указанием числа и примет преступников, а иногда и ценной информации о деятельности преступной группы, позволяющей судить о степени ее организованности. Тогда с первых же шагов следствия речь будет идти о раскрытии преступления, совершенного преступным сообществом того или иного типа.

§ 4. Выдвижение версий о совершении преступления группой лиц и планирование расследования

Исходная информация становится базой для выдвижения следственных и оперативно-розыскных версий.
Учение о криминалистической версии, напомним, различает по субъектам выдвижения — четыре их вида: следственные, оперативно-розыскные, экспертные и судебные. Исходная информация, в которой
преобладают данные, полученные при осмотре места происшествия, используется преимущественно для выдвижения следственных и оперативно-розыскных версий, тесно связанных друг с другом и по своему содержанию, и по времени проверки. Именно они определяют направленность начального этапа расследования.
В зависимости от содержания исходной информации версия может характеризоваться большей или меньшей степенью конкретности. Чаще всего данные лишь одного осмотра места происшествия позволяют только до известного предела конкретизировать типовую версию, объясняющую суть расследуемого события в общих чертах. Но даже такая версия может предполагать, что преступление совершено группой.
Версия в известном смысле представляется как вероятная информационная модель события, один из элементов которой — предположение о групповом субъекте преступления.
Если взять наиболее сложную ситуацию, когда исходная информация ограничивается лишь данными, полученными при осмотре места происшествия, отсутствуют лица, в той или иной степени причастные к расследуемому событию или обладающие некоторой о нем информацией, то версия опирается на сведения, характеризующие расположение данного места относительно известных ориентиров; количество лиц, бывших на этом месте, физические и прочие особенности каждого из них; направленность и характер их передвижений, действий; характер оставленных следов; предметы, оставившие эти следы, и предметы, принесенные на данное место участниками события; последствия действий, совершенных бывшими здесь лицами (помимо оставленных следов): наличие и расположение трупов, частиц предметов и веществ, брызг, луж, овальности и обожженности поверхностей предметов, поврежденных, перемещенных и разбросанных предметов обстановки и т. п.
Полученная модель события должна давать представления, во-первых, об обстановке на месте происшествия до события и, во-вторых, после него. Анализ произведенных в обстановке изменений служит средством формирования частной версии о числе преступников.
Как следует из изложенного, исходная информация, полученная в результате осмотра места происшествия, в значительной своей части относится к биологическим свойствам личности преступников, которые проявляются в:
антропологических признаках (расовая, половая, возрастная характеристики);
физических особенностях преступников и внешней анатомии их тел (черты лица, морфология кожных узоров, размеры тела и его структурно-механические свойства и др.);
функционально-анатомических особенностях;
биохимических особенностях (специфика состава слюны, крови, пота, спермы, тканей тела, запаха и пр.);
патологических аномалиях всех указанных элементов.
Помимо биологических свойств, эта информация может содержать и данные об опыте, знаниях, навыках, привычках и умениях преступников. Задача следователя при выдвижении версии о групповом преступлении — суметь четко дифференцировать все собранные данные о личности преступников, объединив их по признакам, характеризующим каждого из участников. Если это сравнительно просто в отношении следов, например, рук, ног, зубов, запаха, то значительно сложнее применительно к признакам навыков и умений, а биохимические особенности для их дифференциации требуют хотя бы предварительных лабораторных исследований.
Планированию расследования должно предшествовать выведение следствий из версии о совершении преступления группой.
Следствия — это логические выводы, вытекающие из предположения о достоверности версии: о тех фактах и обстоятельствах, которые должны иметь место, если версия отражает истинное положение вещей. Из версии о наличии преступной группы, выдвинутой лишь по результатам осмотра места преступления, в общей форме могут быть выведены следствия о:
количестве преступников;
числе непосредственно принимавших участие в реализации избранного способа совершения преступления;
числе реализовавших способ сокрытия преступления;
ролевом распределении исполнителей;
использовании орудий преступления единолично (только одним из участников), персонифицированно, группой (количественный состав группы);
числе лиц, на которых могли остаться следы предпринятых ими действий или следы с места происшествия.
В любом случае следствие должно вытекать из версии, в этом сама его суть и значимость для планирования расследования.
После выведения следствий определяются действия следователя и оперативно-розыскные мероприятия, проведение которых необходимо для подтверждения или опровержения следствий. Перечень таких действий и мероприятий с указанием сроков их проведения и исполнителей и составляет основу плана расследования на его начальном этапе.
Разумеется, приведенная схема существенно пополнится, если в распоряжении следователя уже в первые часы работы по делу будет информация, полученная от потерпевших и свидетелей. В этом случае версия о групповом преступлении может в принципе не вызывать сомнений, задача будет заключаться, помимо ее подтверждения, в детализации выводов. Следствия эти должны охватывать собой не только факт коллективных преступных действий, но и их содержание, реальную распределенность функций между участниками преступной группы, признаки, указывающие на главенство в ней того или иного лица, иные признаки, свидетельствующие об уровне организованности группы.
Так, группа преступников напала на контору из райпотребсоюзов в сельской местности. По словам охраняющего контору сторожа, в комнату, где он находился во время ночного дежурства, внезапно вошли два человека в масках, повалили его на пол лицом вниз, связали руки и ноги, а рот заткнули кляпом. Взяв ключи от комнаты, кассы, они поднялись на второй этаж. По звуку шагов на лестнице сторож предположил, что преступников было не менее трех, а по голосам (они переговаривались громко, не стесняясь, что их могут услышать), — что их четверо.
Принесенными с собой орудиями преступники вскрыли стоявший в комнате кассы сейф и похитили деньги. Уходя, один из них заглянул в комнату сторожа и пригрозил ему расправой, если тот в течение часа поднимет тревогу. И хотя сторожу удалось освободиться от веревки на ногах и от кляпа значительно раньше и он смог сразу же после этого позвать людей, преступников настичь не удалось: судя по следам на снегу около здания контры, они уехали на автомобиле "Жигули".
При осмотре помещения кассы и сейфа были обнаружены множественные следы пальцев рук. Их сравнительное исследование показало, что они принадлежат трем разным лицам. Следов мокрой обуви на полу было много, однако все они не годились не только для идентификации, но даже и для установления каких-то значимых общих признаков. Но в комнате сторожа обнаружили следы обуви двух человек, различимые, правда, только по размерам.
На передней стенке сейфа по краям замочной скважины имелись царапины различной глубины, оставленные, по-видимому, острым предметом, которым пытались открыть замок. Более глубокие вмятины были по краям дверцы сейфа, зазор между ней и боковой стенкой явно пытались увеличить, вбивая в него какой-то предмет типа зубила. Сейф был отодвинут так, что открылся доступ к его задней стенке. Причем значительные габариты и вес сейфа требовали больших усилий. В месте соединения задней и правой боковой стенок сейфа, пользуясь зазором между ними, преступники смогли отогнуть часть боковой стенки и через образовавшееся отверстие похитили деньги. О том, что сейф отодвигали трое, свидетельствовали следы их рук.
Исходная информация позволяла выдвинуть версию, что в совершении преступления участвовало не менее трех человек (по словам сторожа, их могло быть и четверо). Было ясно, что налицо организованная преступная группа. В плане расследования применительно к этой версии были предусмотрены оперативно-розыскные мероприятия и следственные действия:
проверка .обнаруженных следов пальцев по дактилоскопическим учетам;
проверка всех лиц, совершивших аналогичные преступления в данном и окружающих районах, отбывших наказание и возвратившихся к прежнему месту жительства;
изучение оперативных и следственных ^ материалов по нераскрытым аналогичным преступлениям прошлых лет;
допрос всех лиц, имевших отношение к оформлению документов на получение денег в день накануне кражи, их транспортировке, раздаче и хранению;
назначение трасологической экспертизы следов взлома, чтобы установить механизм и орудия взлома и получить данные о величине требуемых для взлома усилий;
определение круга подозреваемых в краже лиц. Планируя все эти действия, следователь рассуждал так. Допуская, что преступление совершено организованной группой, можно предположить, что в ее составе есть лица, ранее совершившие аналогичное или иное преступление. Следовательно, их данные могут содержаться в дактилоскопических и иных учетах органов внутренних дел. Ими могли быть совершены аналогичные преступления, оставшиеся нераскрытыми. В материалах по этим делам может содержаться информация, которая "сработает" в данном случае. Группа могла действовать, пользуясь полученной от кого-то из работников конторы информацией о наличии в кассе значительной суммы денег. Следовательно, с преступниками мог быть связан человек, обладавший подобной информацией, скорее всего кто-то из тех, кто имел отношение к деньгам. Способ совершения преступления даст информацию о физической силе и навыках преступников, а сведения об орудии взлома — о его виде и, возможно, индивидуальных признаках, что позволит организовать его поиск.
Можно заключить, что все планируемые действия имели общую цель: получить информацию для определения круга подозреваемых. Пока еще речь не идет о выяснении характера преступной группы, степени ее организованности, распределении ролей между ее участниками. Эти задачи будут решаться на последующем этапе, при наличии реальных подозреваемых, после изучения их личности. Разумеется, на начальном этапе расследования обязательно планируются детальные допросы потерпевших и свидетелей; подробно об их тактике речь будет идти далее.
Существенные отличия имеет планирование начального этапа расследования дела, возбужденного на основе оперативных материалов. План расследования в этом случае представляет собой в сущности определение путей и средств реализации оперативных данных; следователь располагает ориентирующей информацией о численности преступной группы, уровне ее организации, ролевых отношениях между ее участниками, эпизодах преступной деятельности. У него есть возможность, воспользовавшись выдвинутыми оперативными работниками версиями, сконструировать наиболее вероятную версию и тем продуктивнее и целеустремленнее вести расследование.
Поскольку подобные групповые дела обычно являются и многоэпизодными, весьма важным представляется правильно определить, с какого следственного действия или с какого эпизода преступной деятельности нужно начинать. Поэтому практика рекомендует следователю план таких первоначальных действий составлять с участием работника, который осуществлял по делу оперативно-розыскные мероприятия. Если реализация оперативных материалов начинается с задержания подозреваемых с поличным, то его рекомендации будут полезны при определении: кого, где и каким образом следует задерживать, в какой очередности производить затем обыски у задержанных, какие меры предпринять для дезориентации тех участников преступной группы, которых по тактическим соображениям на этом этапе расследования задерживать нецелесообразно, а также для того, чтобы обеспечить сохранность денег и имущества, нажитых преступным путем, до их изъятия или наложения ареста.
При планировании расследования по делу, возбужденному на основе оперативных материалов, необходимо принять меры к сохранению в тайне источника оперативной информации, что требует детально продумывать как тактику отдельных следственных действий, так и их очередность. Особо надо предусмотреть порядок и момент использования объектов, полученных оперативным путем (результатов фото- и киносъемки, видеозаписи, прослушивания телефонных переговоров, документов и их копий и т. п.). Наиболее осторожно должны вестись допросы подозреваемых и обвиняемых, поскольку именно при проведении этих следственных действий существует опасность разглашения источника оперативной информации: постановкой непродуманного вопроса или просто упоминанием обстоятельств, о которых следователю могло стать известно лишь от определенного лица, и т. п.
Необходимо заметить, что реализация оперативных материалов — это не завершение, а начало делового взаимодействия следователя с оперативными работниками милиции. Практика показывает, что именно по групповым делам залогом успешности расследования служит непрерывность такого взаимодействия на всем протяжении работы следователя по делу. Естественно, что формы взаимодействия должны быть отражены в плане расследования.
Важное место в системе источников доказательств по групповым делам занимает допрос — свидетелей и потерпевших, подозреваемых и обвиняемых. Именно допрос служит основным средством получения информации о преступном сообществе в целом, его целях, организации и других характеризующих его признаках и качествах.

§ 5. Допрос как средство получения информации о совершении преступления организованной группой

Среди средств получения информации о преступлении, совершенном организованным преступным сообществом, допрос занимает особое место. Это его положение обусловлено тем, что допрос, во-первых, самое распространенное следственное действие, без проведения которого не обходится расследование ни одного уголовного дела, и, во-вторых, такой источник информации, который позволяет следователю и суду наиболее полно представить событие преступления, все элементы его состава, включая и такие трудно устанавливаемые, как мотив, цель и причины совершения преступного акта. В то же время допрос является одним из самых сложных следственных действий; его производство требует высокой общей и профессиональной культуры, глубокого знания людей, их психологии, мастерского владения тактико-криминалистическими приемами допроса. Неслучайно еще один из пионеров советской криминалистики И. Н. Якимов писал, что "само ведение допроса есть искусство, и притом в высокой степени обусловленное качествами лица, производящего допрос" [275 Якимов И. Н. Криминалистика. Руководство по уголовной технике и тактике. М., 1929.С.307.]
.
Как известно, цель допроса — получить полные и правдивые, объективно отражающие действительность показания. Для подозреваемого и обвиняемого показания, кроме того, и средство защиты от возникшего против них подозрения или предъявленного обвинения. Это необходимо учитывать, оценивая значение допроса как следственного действия.
Процесс формирования показаний — от восприятия события до воспроизведения, передачи информации — носит психологический характер. Не останавливаясь на известных закономерностях этого процесса, напомним, что на всем его протяжении на психику человека влияют многочисленные объективные и субъективные факторы, действие которых так или иначе отражается на полноте и объективности показаний. К этому следует добавить, что при допросе следователю нередко — как это и бывает при расследовании преступлений, совершенных организованными группами, — противостоит человек, не желающий давать показания или вообще говорить. Все это лишний раз подтверждает тезис о сложности данного следственного действия, о его важной роли в установлении истины по делу.
Предмет допроса, т. е. круг выясняемых обстоятельств, в общей форме предопределен предметом доказывания. По делам о преступлениях, совершенных организованным преступным сообществом, его особенности состоят в установлении данных, позволяющих не только констатировать факт преступления, совершенного группой, но и получить о ней максимально полную информацию, индивидуализировать роль и вину каждого из ее участников.
К допросам по групповым делам в полной мере относятся общие требования тактики проведения этого следственного действия: активность допроса, его целеустремленность, объективность и полнота, необходимость учета свойств личности допрашиваемого, а также, что характерно именно для допросов по таким делам, процессуального положения допрашиваемого, а если это подозреваемый или обвиняемый, то его положения и роли в преступном сообществе.
Успех допроса зависит от того, насколько полно следователь учтет и использует особенности личности допрашиваемого — психику, культурный и образовательный уровень, профессию, мировоззрение. Без такого учета невозможно установить психологический контакт с допрашиваемым, что является необходимым условием достижения цели допроса. И особенно важно учитывать процессуальное положение допрашиваемого, роль и действия подозреваемого или обвиняемого в расследуемом событии, в преступном сообществе.
Подготовка к допросу. Эта стадия следственного действия, как известно, включает в себя: а) собирание исходных данных; б) тактическое обеспечение допроса; в) выбор момента и места и определение способа вызова на допрос; г) техническое обеспечение допроса.
Исходные данные определяют эффективность допроса. По своим источникам и содержанию они неоднородны.
Во-первых, это данные, относящиеся к обстоятельствам расследуемого события: его механизму, месту, времени, участникам, их роли и действиям и т. п.
Во-вторых, данные о личности допрашиваемого. Их объем и характер зависят от процессуального положения лица, обстоятельств дела, предмета предстоящего допроса и значимости показаний.
Изучение личности допрашиваемого, обладание необходимой о нем информацией помогает определить особенности, которые имел процесс формирования его показаний, предположить, какова будет линия его поведения на допросе, насколько устойчив он в отношении возможного воздействия заинтересованных в исходе лиц и можно ли ожидать от него изменения показаний в результате такого воздействия. Оценка и учет всех этих данных о личности допрашиваемого позволяют выработать нужную тактику допроса.

<< Пред. стр.

стр. 24
(общее количество: 26)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>