<< Пред. стр.

стр. 25
(общее количество: 26)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Тактическое обеспечение допроса заключается в разработке приемов его реализации и составлении, в необходимых случаях, плана допроса.
Такой план должен обязательно составляться при подготовке к допросу:
а) любых допрашиваемых, если предполагается использование оперативной информации. Планирование в этом случае имеет целью предупредить неосторожную расшифровку источника сведений непродуманным вопросом либо предъявлением доказательств, наличие которых у следователя на данном этапе позволяет допрашиваемому догадаться об источнике их получения;
б) участников преступного сообщества независимо от их предполагаемой роли и положения в сообществе. Сложность допроса этой категории лиц требует особенно тщательного продумывания и отбора тактических приемов допроса, установления их строгой очередности, точности формулировок, прогнозирования последствий предъявления допрашиваемому имеющихся доказательств. Далее мы специально остановимся на проблеме преодоления сговора и круговой поруки обвиняемых — членов преступного сообщества, здесь же ограничимся указанием, что допрос обвиняемых может быть одним из средств разоблачения такого сговора.
План допроса составляется в произвольной форме, но обязательно должен содержать перечень подлежащих установлению обстоятельств, имеющихся по ним доказательств и формулировки основных вопросов, а также тех, которые связаны с информацией, полученной из оперативных источников. В отношении последних в плане целесообразно предусмотреть момент, когда их лучше задать, что должно этому предшествовать и какие на случай непредвиденных осложнений должны быть приняты меры для сохранения в тайне источника информации.
Выбор момента и места допроса. Момент допроса определяется с учетом важности данных, которыми, по предположению следователя, располагает допрашиваемый, его процессуального положения, роли в преступном сообществе и конкретно в расследуемом событии, связей с другими лицами, подлежащими, допросу по делу.
На решение вопроса о моменте влияет и избранная следователем очередность допросов членов сообщества. Если из оперативных источников известно, кто из членов сообщества виновен менее других или менее всех устойчив, то бывает целесообразным начать допросы именно с этого лица. Иногда же наоборот — первым допрашивается главарь группы и тогда, в случае получения от него правдивых показаний, более простыми оказываются допросы участников сообщества.
Влияет на выбор момента допроса и ряд других обстоятельств: интересы сохранения следственной тайны, задачи обеспечения безопасности потерпевших и свидетелей, сила и характер переживаний, испытанных допрашиваемым в момент события.
Нередко выбор приобретет значение тактического приема (элемента тактической комбинации), о чем речь пойдет далее. Тактическое значение может приобрести и способ вызова на допрос. Здесь следует учитывать возможность (а то и неизбежность) огласки, опасность воспрепятствования явке допрашиваемого и даже его ликвидации после того, как становится известным, что он оказался в поле зрения правоохранительных органов. Само собой, речь идет об обеспечении безопасности лица, вызываемого на допрос, но не только об этом. Способ вызова также бывает элементом тактической задачи. То же можно сказать и о выборе места допроса, например, когда из тактических соображений сам факт допроса и его содержание намеренно доводят до определенных лиц.
Техническое обеспечение допроса. Весьма важное значение имеет подготовка средств магнитной и особенно видеомагнитофонной записи. Применение видеосъемки, во-первых, может послужить средством изобличения во лжи, побудить к даче правдивых показаний, преодолеть отказ от дачи показаний, что приобретает особое значение при сговоре членов преступного сообщества или колебаниях потерпевших и свидетелей; во-вторых, сдерживает допрашиваемых от изменения показаний или отказа от них и является доказательством ложности их заявлений о незаконных методах воздействия при допросе.
Особенности тактики допроса свидетелей и потерпевших. При одинаковом процессуальном положении потерпевших предмет их допроса различается в зависимости от того, стали ли они жертвой очевидного или неочевидного посягательства. В первом случае это насильственные, насильственно-корыстные и открытые имущественные преступления, во втором — преимущественно кражи (именно эти преступления наиболее часто совершаются организованными преступными группами).
В случае очевидного для потерпевшего преступного посягательства при его допросе следует выяснить:
количество лиц, принимавших участие в совершении группового преступления, внешние признаки преступников;
конкретные действия каждого из них, особенности поведения;
как они называли друг друга, использовали ли клички, уголовные арго;
кто руководил действиями соучастников;
кто и чем был вооружен;
как нападавшие покинули место происшествия, не подавал ли команду кто-либо из наблюдавших совершение преступного деяния.
По аналогичной схеме должны быть допрошены и свидетели-очевидцы, но при этом дополнительно выясняется, где они находились в момент события, принимали ли и какое именно в нем участие, в каком состоянии воспринимали действия преступников и потерпевших.
При оценке результатов допроса потерпевших следует иметь в виду возможность дачи ими ложных показаний из мести, обиды, жадности, сочувствия к обвиняемому, страха перед ним или его сообщниками, что особенно часто бывает, когда из всех участников преступной группы задержан только один. Иногда потерпевшие говорят не обо всех преступных действиях участников группы, скрывая такие из них, огласки которых они хотят избежать, например, сообщают о разбойном нападении, но умалчивают об изнасиловании.
Круг свидетелей-очевидцев по групповым делам зависит от характера и обстоятельств преступного посягательства. Так, если по делам о разбойных нападениях на квартиры это обычно соседи потерпевших, лифтеры, работники коммунальных служб или органов связи, то при разбойных нападениях на банковские учреждения — кассиры, инкассаторы и иные лица, восприятие нападения которыми связано с их служебными обязанностями (они же могут быть и, потерпевшими); работники охраны, воспринимавшие нападение не только в силу выполнения служебных обязанностей, но и как специалисты-профессионалы в определенной области знаний; лица, которые в момент нападения находились на месте происшествия или вблизи него. Причем их показания будут зависеть от того, какую роль они играли в событии: активно противодействовали нападению, наблюдали его, но не вмешивались в ход событий или не имели возможности вмешаться.
Разумеется, особенно важными будут показания тех свидетелей, которые могут назвать конкретных преступников, сообщить данные об их связях и иные уличающие сведения.
Существенные особенности имеет предмет допроса свидетелей по делам о преступлениях, совершенных организованным сообществом в области экономики. Свидетелями по таким делам могут выступать лица самых различных категорий: сотрудники контрольно-ревизионных органов, административный персонал, руководители различных звеньев производства, рабочие, персонал транспортных предприятий и вневедомственной охраны, кооператоры, торговые работники и т. п. Помимо типичных для дел о хищениях свидетелям должны быть заданы вопросы с целью получить информацию — в любом, даже минимальном объеме, о том:
каков способ хищения: его подготовки, совершения и сокрытия и какие конкретные лица, исходя из этого способа, должны были принимать участие в совершенном преступлении;
кто был инициатором хищения, разрабатывал его способ и план действий;
каким образом формировалось преступное сообщество, как был вовлечен в него каждый из участников;
кто, кроме работников данного предприятия, организации, входил в преступное сообщество, каким образом эти лица были вовлечены в преступную деятельность, на каких условиях;
кто осуществлял подготовку к хищениям, в чем заключались действия каждого из участников подготовки;
какие конкретные действия и в течение какого времени совершал каждый участник преступного сообщества; в чем заключались действия (или бездействие) коррумпированных лиц, обеспечивающих или содействующих сообществу;
что известно свидетелю об организационном построении преступного сообщества, распределении ролей между его участниками, как он характеризует членов сообщества;
как распределялись доходы от преступной деятельности, каков размер похищенного имущества в целом и конкретно каждым участником сообщества;
кто конкретно прервал преступную связь с сообществом, по каким причинам, как на это реагировали остальные члены сообщества и, в частности, его руководитель.
Одна из задач, решаемых допросом свидетелей по этой категории дел, — получить информацию о каждом участнике преступного сообщества в целях изучения его личности. Это прежде всего данные о нравственно-психологических особенностях личности такого расхитителя, в том числе:
а) взгляды на общественную жизнь, социальные ценности, отношение к государственной и частной собственности; образ жизни;
б) черты характера (индивидуализм, жадность, стяжательство, скупость, честолюбие и др.);
в) волевые качества (сам проявил инициативу или был втянут кем-то), отношение к преступной роли;
г) мотивы совершения хищений.
В ходе расследования может возникнуть необходимость преодолеть отказ от дачи показаний или изобличить свидетеля либо потерпевшего в даче ложных показаний.
Помимо общих приемов, подробно изложенных в главе 35 (о тактике допроса), существуют многочисленные тактические средства, которые 'будут рассмотрены в заключительной части настоящей главы, где речь пойдет об использовании иных (помимо допроса) средств доказывания. В подавляющем большинстве случаев эти приемы одинаковы для всех категорий допрашиваемых.
Особенности тактики допроса подозреваемых и обвиняемых. Тактика допроса этой категории лиц определяется в зависимости от:
а) характера преступной деятельности общества: насильственные, корыстно-насильственные преступления (разбой, грабеж), ненасильственные имущественные преступления (кражи, мошенничество и др.), преступления в области экономики;
б) положения и роли участника преступного сообщества;
в) прошлой "допреступной" деятельности участника сообщества, профессии, образования, семейного положения, но и от наличия в прошлом судимости, знакомства с методами раскрытия и расследования преступлений.
Особенности предмета допроса определяются главным образом положением и ролью в преступном сообществе. Руководствуясь этим критерием, целесообразно рассмотреть особенности предмета допроса организаторов (руководителей) преступного сообщества, непосредственных исполнителей преступных замыслов, членов групп (или блоков) защиты и прикрытия. Ряд обстоятельств требует выяснения в ходе допросов всех категорий этих лиц, и поэтому при характеристике предметов допроса повторяется.
При допросе организаторов (руководителей) преступного сообщества следует стремиться установить:
как и у кого возник замысел организации преступного сообщества, при каких обстоятельствах, что было побудительным мотивом к этому, в какой последовательности реализовывался замысел;
какая преступная деятельность предполагалась, какая в действительности осуществлялась; эпизоды преступной деятельности, их конкретные участники, принимал ли непосредственное участие в совершении преступных акций сам организатор;
каким способом (способами) совершались преступления, как был избран или разработан способ, из какого источника была получена информация о нем, у кого из членов сообщества имелся опыт применения этого способа; то же в отношении способов сокрытия преступной деятельности;
структура сообщества, наличие специализированных блоков в организации, меры конспирации, средства и приемы связи;
материально-техническое оснащение сообщества, вооружение, транспортные средства, средства связи, конспирация;
способы вовлечения новых членов сообщества, связи с коррумпированными элементами в государственных и иных структурах, состав группы прикрытия, ее деятельность, каналы получения разведывательной ("наводка"), иной информации;
группа (блок) защиты, состав, действия;
исполнители, их всесторонняя характеристика, факты эксцесса исполнителя и реагирование на них; лица, порвавшие с сообществом, их характеристика, реагирование остальных на "отступничество";
имущество, деньги и ценности, нажитые преступным путем, распределение между членами сообщества, доля организатора, наличие общего имущества, денег ("общак"), их предназначение, расходование, осведомленность членов сообщества о преступных "доходах";
личностные отношения в сообществе, конфликты, способы их разрешения, система наказаний; наличие конкурирующего "лидера", его отношения с руководителем.
Разумеется, это лишь примерный перечень того, что целесообразно попытаться выяснить при допросе организатора.
При допросе непосредственных исполнителей, помимо сведений об организации — в этом предмет допроса совпадает с предметом допроса
Организаторов (с поправкой на степень возможной информированности), целесообразно выяснить:
в совершении каких конкретно преступлений допрашиваемый принимал личное участие, в чем оно заключалось;
кто был инициатором преступлений, кто их планировал, были ли допущены отступления от первоначального плана;
какие меры намечались для сокрытия преступления, как предписывалось вести себя в случае провала или неудачи по иным причинам, какова легенда при задержании с поличным;
места сбыта похищенного имущества, наличие конспиративных квартир для того, чтобы "залечь на дно"; какова доля имущества или ценностей, полученных в результате совершенного преступления; имеет ли доступ и на каких основаниях к "общаку";
отношения с соучастниками, с другими членами сообщества;
как был вовлечен в преступную деятельность сообщества, причины.
При допросе членов группы (блока) защиты следует попытаться установить:
как был завербован в сообщество, какие его качества послужили для того основанием;
в чем заключаются его преступные обязанности, кто их определил;
кто еще состоял в группе, в чем заключались их обязанности;
имел ли оружие, какое, каким путем оно было приобретено, были ли случаи его применения, при каких обстоятельствах;
участвовал ли в конфликтах с членами других преступных образований, когда, где, из-за чего, при каких обстоятельствах, с какими последствиями;
какие эпизоды преступной деятельности сообщества известны, в каких принимал непосредственное участие и в чем оно заключалось;
средства связи между членами группы, приемы конспирации;
какова была доля обогащения от преступной деятельности, кем она определялась и когда, как передавалась, как и на что расходовалась.
При допросе членов группы (блока) прикрытия помимо приведенных вопросов выясняется:
что могли знать о преступной деятельности допрашиваемого или о чем могли догадываться сослуживцы по его месту работы;
какие препятствия и каким образом приходилось преодолевать, чтобы получить информацию для преступного сообщества; каким путем эта информация ему передавалась;
были ли провалы и каким образом удавалось их нейтрализовать, оправдаться, изменялось ли после них отношение к нему сослуживцев;
как удавалось входить в доверие к источнику нужной информации;
если допрашиваемый был сотрудником правоохранительных органов, то как ему удавалось маскировать свое участие в преступном сообществе, избегать операций против него и т. п.
Как уже указывалось, приведенные перечни носят примерный характер. Любой из вопросов может стать и предметом очной ставки, о которой речь будет идти при рассмотрении приемов разоблачения сговора и круговой поруки участников преступного сообщества.

§ 6. Использование иных средств доказывания для установления факта совершения преступления организованной группой

Использование возможностей следственного осмотра предметов и документов. Как известно, предметы и документы, имеющие доказательственное значение, могут быть получены не только в результате осмотра места происшествия, но и при производстве других следственных действий, а также представлены следователю участниками процесса. Они играют роль вещественных доказательств или образцов для сравнительного исследования; документы могут выступать и в качестве источников доказательств как "иные документы" в соответствии со ст. 88 УПК РСФСР. Следственный осмотр этих объектов позволяет получить информацию, указывающую на признаки совершения преступления организованной группой. Такими признаками могут быть следующие.
1. Характер объектов, служащих орудиями преступления. На невозможность использования их одним лицом указывают:
а) габариты объекта — его размеры, вес и т. п.;
б) функциональное назначение объекта, предполагающее его использование группой;
в) указание в документе — вещественном доказательстве на возможность его использования несколькими лицами, связанными между собой по службе или при выполнении тех или иных операций;
г) сложность изготовления объекта, предполагающая кооперацию нескольких исполнителей;
д) сложный состав материала, из которого изготовлен объект, предполагающий наличие нескольких источников его получения либо нескольких лиц, добывающих его компоненты.
2. Характер объектов преступного посягательства. Он может быть таков, что его перемещение необходимо требует участия нескольких лиц, например похищенный сейф, или представлять такое количество похищенных ценностей, вынести которое не по силам одному человеку.
3. Содержание документов — вещественных доказательств: дневников, писем, различных записей и т. п.
4. Содержание письменных документов, не являющихся вещественными доказательствами, фиксирующее связи проходящих по делу лиц.
Этот перечень не носит исчерпывающего характера. Осмотр указанных объектов позволяет выявить и зафиксировать причастность к событию нескольких лиц, распределение ролей между ними при совершении преступлений, дает ориентиры для индивидуализации вины каждого из участников группы.
В протоколе осмотра вещественных доказательств обязательно указываются:
а) характер объекта, его внешний вид и функциональное назначение;
б) индивидуальные признаки объекта;
в) признаки, свидетельствующие о его владении или использовании определенным лицом или лицами;
г) признаки, указывающие на необходимость его использования (применения) несколькими лицами;
д) признаки, свидетельствующие о его использовании (применении) при совершении расследуемого преступления.
В протоколе осмотра документов следует отметить:
а) наименование и внешний вид документа;
б) наличие необходимых реквизитов;
в) упоминающихся в документе лиц, проходящих по делу.
Та часть содержания документа, которая представляет интерес для следствия, записывается в протокол дословно. Кроме того, в протоколе указывается место хранения документа — в обычном месте, там, где ему и надлежит храниться, либо в необычном — в иных папках, иных хранилищах и т. п. Данный факт может сам по себе иметь уликовое значение, что особенно важно, если это документ строгой отчетности. Особое внимание следует обратить на личность составителя, а также пользователей документа, если ведется их учет.
В условиях компьютеризации хозяйственной и иной деятельности возникает задача ознакомления с информацией, хранящейся в памяти ЭВМ, о тех или иных сделках и других операциях. В сущности это своеобразный осмотр программного продукта и результатов его использования, Цель — выявить злоупотребления путем операций с банковскими и иными счетами и расчетами и всех причастных к этим злоупотреблениям лиц, без которых они были бы невозможны. Для участия в этой работе необходимо привлечь специалиста — программиста, оператора ЭВМ и др.
Отпечатанные на принтере ЭВМ данные этого исследования приобщаются к делу либо как вещественные доказательства, если они обладают качествами последних, либо как иные документы. Привлекаемые к осмотру понятые должны обладать необходимыми познаниями для того, чтобы правильно оценить действия следователя.
По результатам исследования возможен допрос разработчика программы и персонала, обслуживающего ЭВМ, в процессе которого обязательно выясняется, кто и в каких целях имел доступ к работе на ЭВМ, как учитывается пользование машиной и т. п.
Использование возможностей следственного эксперимента. Из числа разновидностей следственного эксперимента групповой характер совершения преступного посягательства обычно выявляют:
а) эксперименты, устанавливающие возможность совершения какого-либо действия;
б) эксперименты по установлению отдельных деталей механизма события;
в) эксперименты, определяющие процесс образования обнаруженных следов.
Говоря о следственном эксперименте первого вида, имеют в виду конкретное действие вообще, или в данных условиях, или данной личностью, или за определенный промежуток времени. В рассматриваемом аспекте речь должна идти о возможности совершения действия одним лицом или необходимости участия в этом нескольких лиц. Например, если задержанный утверждает, что объект изготовлен им самим, без участия других лиц, проводится следственный эксперимент для проверки наличия у задержанного необходимых для этого профессиональных навыков (о чем подробно рассказано в гл. 37 — Тактика следственного действия).
Следует специально подчеркнуть, что целями всех экспериментов этого вида при расследовании групповых преступлений всегда служит именно проверка возможности совершения действия одним лицом. В этом случае отрицательный результат прямо указывает на преступную группу.
Следственный эксперимент по установлению отдельных деталей механизма преступления служит той же цели. Он тесно связан с реконструкцией обстановки события и обычно требует воссоздания условий, в которых происходило расследуемое событие. В процессе подобного следственного эксперимента выясняется течение события и возможности именно такого течения при наличии лишь одного подозреваемого. Отрицательный результат означает участие в преступлении нескольких лиц. В ряде случаев даже получают ответ на вопрос, сколько должно было быть участников события, если оно протекало именно таким образом. Ответ чаще всего будет носить вероятный характер: "Участников должно было быть не менее...".
Если подозреваемый в ходе эксперимента продолжает отрицать совершение преступной акции группой, то условия опытов могут специально упрощаться. При этом повышается возможность участия в событии одного лица (например, подозреваемому предлагают передвинуть сейф меньших габаритов, выполнить одному более простое, чем в момент преступления, действие), и если даже в таких условиях результаты эксперимента будут отрицательными, то это станет убедительным доказательством ложности объяснений подозреваемого.
Аналогичным целям служат эксперименты, определеющие процесс образования следов. И здесь требуется установить, могли ли быть оставлены данные следы одним человеком или их возникновение — результат деятельности нескольких лиц (используемых ими инструментов, механизмов и т. п.).
Следует заметить, что эта разновидность следственного эксперимента весьма редко встречается в практике. Она наиболее близка к криминалистической экспертизе, и не случайно в таких случаях иногда допускается смешение экспертизы и следственного эксперимента. Это происходит потому, что рассматриваемую разновидность пытаются ограничить лишь экспериментом по установлению, каким орудием оставлен след, тогда как ее цель — определить механизм, процесс следообразования, его динамики.
Использование возможностей проверки и уточнения показаний. В условиях действующего законодательства России это следственное действие не может проводиться "под своим именем", так как оно не предусмотрено УПК. Но практика его проведение носит повсеместный характер, его проводят обычно "под флагом" узаконенного действия — называя либо следственным экспериментом, либо проведением допроса на месте, либо воспроизводством обстоятельств события и т. п. Здесь не место доказывать неправильность подобной практики; остается надеяться, что в новом законодательстве указанное следственное действие займет законное место.
Возможности проверки и уточнения показаний на месте, чтобы установить групповой характер совершенного преступления, довольно ограниченны. Рассмотрим такую ситуацию.
Причастность подозреваемого, чьи показания предполагается проверить путем выхода с ним на место, не вызывает у следователя сомнений. В процессе проверки обнаруживается, что подозреваемый не может указать названное им при допросе место или что указанное место не соответствует данному им описанию или же на указанном месте нет тех или иных предметов, названных допрошенным. Из этого факта может быть сделано несколько выводов:
а) подозреваемый действует добросовестно, ошибся или ошибается неумышленно;
б) подозреваемый сознательно вводит в заблуждение следователя, поскольку не намерен указать искомое место, но рассчитывает таким путем затянуть расследование или совершить побег либо установить связь с соучастником;
в) подозреваемый сознательно вводит в заблуждение следователя, а информацией, подвергаемой проверке путем выхода на место, располагает иное лицо — соучастник этого подозреваемого.
По делам о групповых преступлениях значим второй и третий из упомянутых выводов. Второй — если есть данные о намерении подозреваемого установить связь с реально существующим соучастником или соучастниками, еще не известными следователю. Эта информация чаще всего поступает из оперативных источников. В таких случаях должна планироваться оперативно-тактическая операция с целью задержания соучастников. Если же такая информация стала известна после выхода на место, то она служит объяснением целей подозреваемого, которые ему по какой-то причине осуществить не удалось. Но когда следователь, имея в виду такую цель подозреваемого (а он ее должен иметь в виду во всех случаях), обнаруживает соответствующие попытки, то, естественно, ему необходимо принять меры к задержанию тех лиц, с которыми подозреваемый пытается установить связь, а затем проверить их причастность к преступлению.
Третий вывод из рассматриваемой ситуации дает основания предполагать групповой характер совершенного преступления, но обычно не содержит указаний на конкретное лицо, обладающее достоверной информацией, т. е. на соучастника (соучастников) подозреваемого.
В заключение следует сказать, что как второй, так и третий вывод не всегда верны, поскольку отрицательный результат этого следственного действия может вытекать из самооговора лица, чьи показания проверяются.
Использование возможностей обыска. Это следственное действие может служить как средством установления группового характера совершенного посягательства, так и получения информации о существовании преступного сообщества, его составе, целях, распределении ролей между участниками, личности организатора и лидера и т. п. Перечислим объекты, искомые при обыске.
1. Орудия преступления. Информация, полученная в результате осмотра места происшествия и других следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, ориентирует следователя на видовую принадлежность этих объектов, либо даже на их признаки, позволяющие их индивидуализировать. Это может быть один объект, несколько однородных или разнородных объектов. Когда речь идет о нескольких объектах, можно полагать, что преступление совершила группа лиц, хотя и использование только одного орудия преступления эту версию не исключает.
Как уже указывалось, особое внимание следует уделять поиску таких орудий, которые предполагают невозможность их использования одним человеком (аппараты для резки металла и т. п.). Необходимо также учитывать, что на орудиях преступления могут быть следы их- использования разными .лицами, например следы пальцев. Поэтому их изъятию должен предшествовать тщательный осмотр по правилам обращения со следами, возможно с участием специалиста. Обнаруженные следы при необходимости копируются либо сохраняются вместе с орудием, на котором они находятся. Это относится и к транспортным средствам — орудиям преступления.
Обнаруженное при обыске то или иное технологическое оборудование, полуфабрикаты, сырье и иные материалы, также служившие орудиями преступления (клише с изображением фальшивых денежных знаков, пуансоны для перебивки номеров на агрегатах похищаемых автомашин, заготовки поддельных документов, различные печати и штампы и т. п.), обязательно осматриваются опять-таки с целью обнаружения следов разных лиц, которые их использовали или применяли.
2. Предметы, изъятые из гражданского оборота — огнестрельное и холодное оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, яды, наркотики и т. п. Помимо того, что сам факт их обнаружения может быть основанием для возбуждения уголовного дела против лица, у которого они хранились, следователь должен иметь в виду, что эти предметы могли служить орудием преступления по иным расследуемым делам либо при совершении посягательств, еще не известных правоохранительным органам, причем тем же преступным сообществом, в которое предположительно входит обыскиваемый.
3. Предметы, сохранившие на себе следы преступных действий. Обнаружив такие объекты, следователь должен хотя бы ориентировочно решить следующие вопросы:
а) каково происхождение этих следов, на каких объектах обыска могут быть аналогичные следы;
б) если следы оставлены определенным орудием, то не является ли этим орудием предмет, обнаруженный при обыске; какой предмет следует искать;
в) не являются .ли следы, обнаруженные при обыске, признаками уничтожения объектов, сохранявших на себе следы преступления (сгоревшие одежда и обувь со следами крови и т. п.); имеются ли и какие признаки уничтожения таких объектов несколькими лицами, а не одним обыскиваемым.
Выясняя первый из указанных вопросов, следует учитывать, что обнаруженные следы могут относиться не к расследуемому, а к иному преступлению.
4. Деньги и ценности, ценные бумаги, банковские документы на третьих лиц, среди которых могут оказаться соучастники обыскиваемого. Немаловажны адреса банковских учреждений, где находятся вклады обыскиваемого: не исключено, что они были внесены его соучастниками, проживающими поблизости от этих филиалов. На деньгах и ценных бумагах могут быть различные пометки, инициалы и др., свидетельствующие об их принадлежности известным или не известным следователю лицам.
5. Различные документы. Среди них могут быть и относящиеся к первым трем названным категориям, и иные документы, служащие, как сказано в законе, "средствами к обнаружению преступления, установлению фактических обстоятельств дела, выявлению виновных" (ст. 83 УПК РСФСР): дневниковые записи, письма, записные книжки, "теневая" бухгалтерия, фотоснимки, магнитофонные и видеозаписи и др. Номера телефонов могут быть записаны на обоях, на видеокассетах, на салфетках и других предметах повседневного пользования.
Все документы, которые содержат или могут содержать информацию о соучастниках обыскиваемого, изымаются для последующего тщательного изучения. Именно в таких документах могут содержаться данные о преступном сообществе и его членах, в том числе о главарях, об иных, помимо расследуемого, преступлениях и др.
6. Скрывающийся преступник. Это может быть соучастник обыскиваемого, но может быть и лицо, разыскиваемое за иное преступление, не связанное с обыскиваемым — знакомый, родственник, постороннее лицо, скрываемое за какое-либо вознаграждение или по просьбе других лиц.
Проведение одновременных обысков у нескольких подозреваемых или связанных с ними лиц требует особо тщательной подготовки. Помимо сбора необходимой информации о местах обыска и самих обыскиваемых, комплектуется должное количество оперативных групп, оговариваются формы и средства оперативной связи между группами с целью своевременного обмена значимой информацией. Если предполагается задержание обыскиваемых, заранее следует предусмотреть, как оно будет осуществляться, какие меры должны быть приняты, чтобы исключить общения задержанных между собой, и где они будут размещены.
Производство одновременно обысков у нескольких лиц обычно представляет собой элемент тактической операции, включающий в себя, помимо обысков, задержания, допросы, очные ставки, другие следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия. Для успешного проведения операции обычно создается своеобразный штаб и разрабатывается детальный план операции.
Использование возможностей предъявления для опознания. На предварительном допросе опознающего, в памяти которого запечатлелся облик нескольких участников преступления, должны быть детально зафиксированы индивидуальные признаки каждого из них. Чтобы избежать смешения этих признаков, допрос должен быть максимально детализирован, а показания предельно уточнены постановкой контрольных и уточняющих вопросов. Очевидно, известная вероятность такого смешения все-таки может сохраниться, и поэтому при опознании следователь должен ориентироваться на те признаки личности опознаваемого, принадлежность которых ему, судя по показаниям опознающего, наиболее вероятна.
Предъявление для опознания личности в рассматриваемом нами аспекте существенных особенностей не имеет. Представляет интерес лишь тот случай, когда опознающим является подозреваемый или обвиняемый, а опознаваемым — другой участник преступного сообщества. Если опознающий на допросе дал правдивые показания и высказал намерение опознать предъявляемое лицо, с которым он ранее непосредственных связей не имел и которое он может опознать лишь по внешним признакам (в противном случае предъявление для опознания лишается смысла), то, как правило, опознанный будет категорически отрицать достоверность этого следственного действия. Изменить позицию его может побудить лишь последующий допрос и очная ставка с опознающим его лицом.
Если предполагаемый опознающий на допросе заявляет о том, что не помнит того, кого ему хотят предъявить, а следователь убежден в том, что он может, но не желает опознавать, то в некоторых случаях предъявление для опознания все-таки следует провести. Цель такого действия будет заключаться в том, чтобы получить свидетельство ложных показаний опознающего, одной из причин которых может быть его соучастие с предъявляемым для опознания лицом. Иногда в такой ситуации может произойти так называемое "обратное" опознание: если опознаваемый, который до этого отрицал свою причастность к расследуемому событию, вдруг решает изменить свою позицию — это очень редко, но случалось в практике, — то он может заявить опознающему, что тот лжет и что он, опознаваемый, хорошо его знает, что они знакомы и т. п. Под влиянием этого может изменить свои показания и опознающий. Вообще же при предъявлении для опознания всегда существует риск, что опознающий, дающий правдивые показания, по тем или иным причинам может изменить их на ложные, и это необходимо учитывать следователю.
С данной точки зрения представляется предпочтительным осуществлять опознание по фотоизображениям, во время которого опознающий чувствует себя более раскованно.
Информация о преступлении, совершенном организованной группой, может быть получена и при опознании предметов (вещей). Здесь рассмотрим следующие ситуации.
1. Потерпевшему предъявляются для опознания вещи, изъятые у подозреваемого. Он опознает лишь часть этих вещей как свои. Другую часть вещей опознает второй потерпевший, бывший жертвой преступления, совершенного в то же время, что и первое, но в ином месте. Результаты этих следственных действий позволяют сделать вывод, что поскольку похищенное имущество находилось у одного лица, то оба преступления могли быть совершены одной и той же группой.
2. Потерпевший опознает только часть вещей как свои, в отношении же некоторых остальных дает показания об их владельце, который не был известен следователю. Полученная информация позволяет выявить еще одно или несколько преступлений, в том числе совершенных группой, в которую входил подозреваемый.
3. Лицо, не причастное к преступлению, опознает среди предметов, обнаруженных на месте происшествия или у подозреваемого, предметы, принадлежащие иным лицам.
В заключение следует упомянуть о той информации, которая может быть получена с применением технических средств ее фиксации в процессе оперативно-розыскных мероприятий. Из записи телефонных переговоров можно узнать о составе преступного сообщества, замышляемых или совершаемых преступлениях и роли в них каждого преступника, сроках и местах встреч и т. п.
Результаты негласной фото-, кино- и видеосъемки позволяют получить данные не только об обстоятельствах встреч соучастников, подтвердить наличие связей между ними, но и реально зафиксировать динамику преступного посягательства, действия каждого участника группы, а при задержании получить важные вещественные доказательства совместной преступной деятельности. Установленная ныне законом допустимость всех этих объектов в качестве средств доказывания по делам о групповых преступлениях существенно облегчила этот процесс и расширила его возможности.
Глава 54. Особенности расследования преступлений, совершенных иностранцами и против иностранцев

§ 1. Правовое положение иностранцев в России

Преступления, совершенные иностранцами и против иностранцев — уголовное объединение разнородных акций по субъекту или непосредственному объекту преступного посягательства, позволяющее выявить некоторые особенности, характеризующие методику их раскрытия и расследования. При работе по делам этого рода следует учитывать правовой статус иностранца, возможный языковой барьер, некоторые психологические факторы: необычность обстановки для иностранца, недостаточное знакомство с образом жизни, правилами поведения, обычаями, традициями и законами нашей страны, порядком судопроизводства. Следует иметь в виду еще одно немаловажное в психологическом плане обстоятельство: многие граждане стран СНГ, находясь в России, еще не чувствуют себя в полном смысле иностранцами, внутренне они еще "свои", что порой отражается на их поведении и поступках. Этот феномен "своего" может проявиться и в действиях сотрудников правоохранительных органов: в игнорировании необходимых правил общения с иностранцами в процессе дознания или предварительного следствия, консульских учреждений этих стран и т. п.
Под иностранцем в соответствии с принципами международного права понимают всякое лицо, находящееся на территории данного государства, но состоящее в гражданстве или подданстве другого государства (при республиканской форме правления иностранец считается гражданином, а при монархической — подданным). Иностранец должен иметь в подтверждение своего гражданства (подданства) национальный паспорт или заменяющий его документ. Человек, который не является российским гражданином, проживает на территории России, но не имеет доказательств принадлежности к иностранному государству, признается лицом без гражданства (апатридом).
В соответствии с Конституцией РФ допускается двойное гражданство, что не освобождает его носителя от обязанностей, вытекающих из российского гражданства, если иное не предусмотрено законом. Иностранцы пользуются в России правами и несут обязанности наравне с. российскими гражданами, кроме случаев, установленных законом. Это, помимо прочего, означает одинаковый принцип уголовной ответственности. Исключение предусмотрено ч. 4 ст. 11 УК РФ: "Вопрос об уголовной ответственности дипломатических представителей иностранных государств и иных граждан, которые пользуются иммунитетом, в случае совершения этими лицами преступления на территории Российской Федерации разрешается в соответствии с нормами международного права".
Действующий УПК РСФСР содержит понятие "право дипломатической неприкосновенности" (ч. 2 ст. 33), т. е. право дипломатических (консульских) представителей на охрану их личности, помещений, архивов, переписки и почты от принудительных действий административных и иных органов страны пребывания: дипломатические (консульские) представители не подлежат аресту или задержанию в какой-либо форме; их резиденция, жилище, служебные помещения, салоны личных и служебных автомашин не подлежат обыску, осмотру, выемке, изъятию чего-либо; архивы, почта и переписка не могут быть вскрыты или задержаны; они не обязаны давать показания в качестве свидетелей, а в случае согласия дать такие показания не обязаны являться для этого в следственные или судебные органы.
Статья 1 Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 г., к которой присоединилась и наша страна, а также консульские конвенции понимают под "помещением представительства" здание или часть здания, используемое для целей дипломатического (консульского) представительства, независимо от того, принадлежат ли они представительству или арендуются им, включая участок земли, в том числе сад, двор, если они имеются.
Иммунитетом от уголовной юрисдикции России обладают следующие группы иностранцев:
1) сотрудники дипломатических представительств: а) дипломатический персонал и проживающие с ним члены семей, не являющиеся российскими гражданами; б) сотрудники административно-технического персонала и проживающие с ними члены их семей, если ни те, ни другие не являются российскими гражданами; в) сотрудники обслуживающего персонала, не являющиеся российскими гражданами и не проживающие в России постоянно; г) дипломатические курьеры; д) домашние работники — лица, состоящие исключительно на частной службе у дипломатов;
2) консульские сотрудники: а) руководители консульства; б) консульские должностные лица; в) административные и технические сотрудники консульства (в том числе шофер, садовник и т. п.), не являющиеся российскими гражданами и не проживающие в России постоянно;
3) члены персонала дипломатических представительств в других странах, члены их семей и дипломатические курьеры, следующие транзитом через Россию.;
4) сотрудники парламентских и правительственных иностранных делегаций и члены их семей, приезжающие в Россию с официальными функциями или следующие через Россию транзитом;
5) сотрудники международных межправительственных организаций. Объем привилегий и иммунитета обслуживающего персонала дипломатических и консульских учреждений- определяется, как правило, на основе взаимности. Так, даже консульские должностные лица, которые пользуются иммунитетом от уголовной, гражданской и административной юрисдикции России, не освобождаются от предъявления им иска о возмещении вреда, причиненного дорожно-транспортным происшествием.
С учетом изложенных правил уголовно-процессуальное законодательство России устанавливает порядок, согласно которому "в отношении лиц, обладающих правом дипломатической неприкосновенности, процессуальные действия... производятся лишь по их просьбе или с их согласия. Согласие на производство этих действий испрашивается через Министерство иностранных дел" (ч. 2 ст. 33 УПК). УПК РСФСР дополнительно требует, чтобы при производстве выемки и обыска в представительских или консульских помещениях, согласие на которые от соответствующих лиц получено, обязательно присутствовал прокурор и представитель МИДа (ст. 173).
Если лицо, обладающее иммунитетом от юрисдикции России, заявляет о преступлении, это не следует рассматривать как просьбу или согласие на проведение с его участием всех необходимых следственных действий, тем более если такое заявление носит устный характер. Подобная просьба или согласие должны быть выражены в письменном виде, о чем следователь обязан поставить в известность через руководство органа внутренних дел или прокуратуры соответствующее учреждение МИДа. При отсутствии такой просьбы или согласия, если расследование не терпит отлагательства, необходимо провести неотложные следственные действия, не затрагивающие дипломатического иммунитета, без участия данного иностранца, что отметить в протоколе, указав причину. В литературе рекомендуется в исключительных случаях, при совершении иностранцем-дипломатом тяжкого преступления, когда интересы следствия требуют проведения неотложных действий (изъятия орудий преступления, судебно-медицинского освидетельствования виновного и т. п.), немедленно принять меры к вызову на место происшествия представителя МИДа, а через него — представителя соответствующего посольства или консульства [276 См.: Романова А. Г., Степанов Е. А. Особенности участия иностранцев в советском уголовном процессе. М., 1980. С. 12.]
.
Вопрос о дальнейших следственных действиях решается после прибытия сотрудников посольства или консульства, и если они правомочны просить о проведении таких действий или давать на них согласие, то в соответствующем протоколе об этом делается отметка, которая подтверждается подписями присутствующих лиц с указанием их должности и документов, удостоверяющих личность.
Следует иметь в виду, что некоторые категории иностранцев из числа перечисленных обладают иммунитетом лишь в отношении действий, совершенных ими при исполнении служебных обязанностей. Это сотрудники обслуживающего персонала дипломатического представительства, административно-технического и обслуживающего персонала консульств и некоторые другие. Поэтому, если возникает необходимость выяснить, совершено ли преступное посягательство при исполнении им служебных обязанностей, в МИД направляется письменный запрос, где излагаются данные об иностранце и обстоятельства преступления.
Иностранцы, прибывшие в Россию в качестве туристов или для участия в спортивных соревнованиях, фестивалях, конкурсах и т. п., а также участники научных конференций, симпозиумов, аспиранты, студенты, практиканты, сотрудники иностранных банков, фирм, предприятий, специалисты и рабочие по договорам не пользуются никакими привилегиями и иммунитетом от российской юрисдикции. Они несут уголовную ответственность за преступления, совершенные в России, и обладают уголовно-процессуальными правами и обязанностями наравне с российскими гражданами.

§ 2. Особенности производства следственных действий с участием иностранцев

При возбуждении уголовного дела против иностранца или в случаях, когда потерпевший — иностранец, решается (помимо обычных) ряд специфических вопросов: правовой статус иностранца, законность пребывания в России, определенные сроки законного пребывания. Последнее обстоятельство связано с установленным УПК сроком проверки заявления о преступлении — 3 суток, а в исключительных случаях — не более 10 суток (ст. 109 УПК). Обстоятельства могут потребовать сокращения этих сроков, если, например, иностранец должен выехать из России через два дня или даже в день подачи заявления.
Извещение о задержании или аресте иностранца направляется через МИД в срок не более трех дней посольству или консульству страны, чьим гражданином он является. Разрешение посетить задержанного или арестованного гражданина иностранного государства должно быть дано сотрудникам посольств или консульским должностным лицам по их просьбе в срок не позднее четырех дней после задержания или ареста. Разрешение дается Генеральным прокурором России или его заместителем по согласованию с МИД и при необходимости согласуется с ФСБ, МВД или Верховным Судом России. Если задержанный или арестованный отказывается от такой встречи и заявляет об этом письменно, разрешение не выдается, о чем сообщается в МИД РФ.
При возбуждении уголовного дела требуется выяснить, владеет ли иностранец русским языком, в какой степени и не нуждается ли в переводчике, на каком языке предпочитает давать объяснения, показания — на русском, родном или ином языке. Если показания будут даваться не на русском языке, немедленно приглашается переводчик и все процессуальные действия проводятся с его участием. При этом переводчику обязательно разъясняются его права и обязанности, он предупреждается об уголовной ответственности за заведомо неправильный перевод по ст. 207 УК РФ; иностранцу разъясняют его право давать показания на избранном им языке и право отвода переводчика.
Помимо языкового барьера следует учитывать действие определенных психологических факторов, усложняющих расследование.
Находящийся в чужой стране иностранец может неадекватно воспринимать обстановку, испытывать недоверие к действиям правоохранительных органов, а иногда и просто не понимать их. Незнание правил российского судопроизводства, может привести к противодействию с его стороны по добросовестному заблуждению о якобы незаконности решений и действий следователя. Следователю надлежит в подобных случаях разъяснять иностранцу его заблуждение, проявляя необходимые такт и терпение. Ему может способствовать в этом и участвующий в деле защитник.
Иностранец может быть предубежден по поводу существующего в нашей стране режима власти, иметь искаженные представления о правах и обязанностях российских граждан, порядке их ограничения и т. п. При установлении психологического контакта в подобных случаях ему необходимо обстоятельно разъяснить действительное положение вещей, доказать, что он заблуждается.
На организацию и тактику расследования существенно влияет и кратковременность пребывания иностранца в России, когда он проходит по делу в качестве потерпевшего или. свидетеля. Необходимые следственные действия в этом случае должны быть проведены в высшей степени оперативно и настолько качественно, чтобы исключить необходимость их повторного проведения.
Как уже отмечалось, иностранцев, обладающих иммунитетом от российской юрисдикции, можно привлекать к участию в следственных действиях лишь по их просьбе или с их согласия, что фиксируется в письменной форме. Привлечение их в качестве подозреваемых или обвиняемых возможно лишь при лишении иммунитета органами страны, представителями которой они являются, что встречается в практике весьма редко.
В структуре преступлений, совершаемых против иностранных граждан, доминируют имущественные и корыстно-насильственные преступления: кражи, грабежи и разбойные нападения. Кражи обычно совершают лица, проживающие в местах размещения иностранцев (гостиницы, кемпинги, курорты и т. п.), проститутки, "специализирующиеся" на связях с иностранцами, или их соучастники; при этом девушка нередко выполняет роль приманки, завлекая иностранца в место, где ее соучастники совершают грабеж или разбойное нападение. Соучастником преступной группы может быть водитель такси или иного транспортного средства, приглашающий в аэропорту или на вокзале воспользоваться его услугами.
Все следственные действия, которые не требуют участия иностранца, проводятся по принятой процессуальной процедуре. Определенные сложности могут возникнуть, если иностранец — потерпевший или свидетель — уже выехал за переделы России. Это в первую очередь касается предъявления для опознания людей или предметов. Здесь возможны два варианта: использовать фото- или видеоизображения, направив их по месту нахождения, иностранца через соответствующие инстанции, если с данной страной подписан договор о правовой помощи (если такого договора нет, то это действие может быть осуществлено через Интерпол); идентифицировать объект по описанию, имеющемуся в протоколе допроса иностранца, если таковой был проведен. Не исключено, что для подтверждения вывода следователя о тождестве может потребоваться проведение соответствующей экспертизы (если вещи не имеют номеров и бесспорных индивидуальных признаков).
Особое значение имеет допрос иностранца — потерпевшего или свидетеля. При краткосрочном его пребывании в нашей стране он должен быть проведен оперативно, становясь фактически неотложным следственным действием. Время и место допроса определяются с учетом этого обстоятельства и местонахождения иностранца; так, возможно срочное направление отдельного требования о его допросе.
В литературе рекомендуется осуществлять вызов на допрос иностранцев, прибывших в страну в составе делегаций, туристических групп, морских круизов и т. п. через руководителей этих групп, делегаций. Учащиеся могут быть вызваны через администрацию учебных заведений, землячества и иные организации, в которые они входят. Пребывающие в России на постоянной основе специалисты и рабочие могут быть вызваны через администрацию фирм или учреждений. При этом следователь должен продумать вопрос о том, как иностранец, не знающий языка и города, сможет отыскать место допроса [277 См.: Лавров В. П., Крамаров А. Г. Особенности допроса граждан иностранных государств. М., 1976. С. 11—12.]
.
Помимо переводчика при допросе может присутствовать адвокат и, по просьбе допрашиваемого, сотрудник консульского или дипломатического представительства его страны. Все переговоры о месте, времени допроса с участием этих лиц ведутся руководителем следственного подразделения только через МИД.
Ходатайства иностранца-подозреваемого о присутствии на допросе дипломатического или консульского сотрудника рассматриваются в соответствии со ст. 131 УПК. При полном или частичном отказе в удовлетворении ходатайства следователь обязан мотивировать это специальным постановлением; при удовлетворении ходатайства просьба о присутствии представителя направляется через органы МИД. При необходимости провести повторный допрос процедура такого вызова повторяется.
Подготовка к допросу должна включать в себя составление плана. Целесообразно наиболее существенные вопросы заранее перевести на тот язык, на котором будут даваться показания, и, возможно, даже убедиться в адекватности перевода. Если предполагается предъявлять при допросе документы, то та часть их содержания, которая существенна для дела, также может быть заблаговременно переведена. То же относится и к вещественным доказательствам: заранее должен быть сделан перевод их наименований и обозначений на них, фрагментов протоколов осмотра или обыска, при котором они были обнаружены. Такой заблаговременный перевод обеспечит необходимый тактический эффект при внезапном для допрашиваемого предъявлении этих объектов.
Допрос иностранца целесообразно, помимо протокола, фиксировать с помощью магнитофонной или видеомагнитофонной записи. Это тем более важно при проведении очной ставки между иностранцами или с участием иностранца.
Решая вопрос об участии переводчика, следователь должен учитывать, что в наше время лица, проживающие в странах СНГ, могут не владеть языком места проживания, что характерно для русскоязычного населения этих (и других) стран. Естественно, что в подобных случаях они выражают желание давать показания на русском языке, и это должно быть зафиксировано в протоколе допроса.
Может возникнуть ситуация, когда следователь владеет языком, на котором желает давать показания иностранец. Закон не запрещает вести допрос на этом языке, если следователь владеет им свободно, что, разумеется, значительно упрощает общение с допрашиваемым, способствует установлению психологического контакта, доверительных отношений. Но при этом высказываются рекомендации составлять на данном же языке и протокол допроса, а впоследствии с помощью приглашенного переводчика перевести протокол на язык судопроизводства и приобщить независимый перевод к делу'. Желание допрашиваемого давать показания через переводчика или без него обязательно отражается в протоколе допроса [278 См.: Лавров В.П.,Крамаров А. Г. Указ. соч. С. 22.]
.
При допросе иностранца — свидетеля или потерпевшего, не пользующегося иммунитетом, следователь предупреждает его об уголовной ответственности за отказ от показаний и за дачу ложных показаний. Это предупреждение удостоверяется его подписью в протоколе допроса. Если допрашивается лицо, обладающее иммунитетом, то, очевидно, предупреждать его об ответственности за отказ давать показания не имеет смысла. Что же касается ответственности за ложные показания, то это возможно, поскольку вопрос о такой ответственности будет решаться дипломатическим путем, т. е. предупреждение приобретает тактический смысл. Следует также иметь в виду, что присяга, принятая в ряде стран как средство подтвердить правдивость показаний, по законодательству России не допускается, что и должно быть разъяснено иностранцу.
Формулировка вопросов, которые задаются допрашиваемому после свободного рассказа, не должна допускать различных толкований. Следует избегать идиоматических выражений, пословиц и поговорок, смысл которых недоступен допрашиваемому и не может быть точно разъяснен при переводе.
Известные сложности возникают при проведении очной ставки. Ее участниками могут оказаться иностранцы, говорящие на разных языках, и в этом случае потребуются два переводчика и двойной перевод. Если же оба участника очной ставки говорят на одном языке, то следователь, не знающий этого языка, должен предупредить возможность сговора. Об этом необходимо сказать переводчику, вменив ему в обязанность пресекать всякое общение участников очной ставки друг с другом, минуя следователя.
Производство судебных экспертиз может потребовать получения от проходящих по делу лиц образцов для сравнительного исследования. Если такие лица не пользуются иммунитетом, то данная процедура не выходит за рамки ст. 186 УПК, но при этом следует иметь в виду следующее существенное обстоятельство. Обычаи и суеверия некоторых стран не допускают передачи посторонним каких-либо продуктов жизнедеятельности человека, в том числе волос, крови, спермы, срезов ногтей и т. п. По распространенным поверьям, все это может быть использовано непосредственно или с помощью магии во вред человеку. Поэтому попытки получить образцы могут встретить немотивированное с точки зрения следователя противодействие, а принудительные меры (в допустимых законом случаях) приведут к острому конфликту, способному существенно осложнить весь процесс расследования.
Столкнувшись с подобным противодействием, следователь должен выяснить его .причины, и если они лежат в обрядовой или культовой области, путем обстоятельных разъяснении попытаться изменить занятую субъектом позицию. Это можно сделать, пригласив авторитетных для иностранца лиц из числа единоверцев или земляков, придерживающихся современных взглядов.
При назначении экспертиз иностранец — подозреваемый или обвиняемый — должен иметь возможность ознакомиться с переводом постановления, ему обязательно должны быть разъяснены его права, а заявленные им ходатайства — внимательно рассмотрены. В том же порядке его следует ознакомить с заключением эксперта и разъяснить его права ходатайствовать о назначении дополнительной или повторной экспертизы.
Ознакомление обвиняемого иностранца с материалами законченного производства осуществляется по общим правилам с участием переводчика.

Глава 55. Особенности расследования преступлений, совершенных невменяемыми и лицами с дефектами психики

§ 1. Понятие невменяемости и дефектов психики (психических недостатков)

В практике встречаются случаи, когда обстоятельства расследуемого преступления обусловливают версию о психической неполноценности виновного: совершении посягательства невменяемым или лицом с дефектами психики. Встречаются и ситуации, когда обвиняемые симулируют психическое заболевание с тем, чтобы избежать уголовной ответственности. На мысль о психической неполноценности наталкивают и серийные преступления, совершаемые на сексуальной почве или явно безмотивные. Всякое обоснованное сомнение в душевном здоровье подозреваемого или обвиняемого требует тщательной проверки, поскольку, как известно, лицо, признанное невменяемым, не может нести ответственность за свои действия, поскольку отсутствует субъективная сторона состава преступления.
По своей внешней стороне общественно опасные деяния невменяемых аналогичны объективной стороне того или иного состава преступления и могут повлечь за собой такие же последствия: смерть, тяжкий вред здоровью, значительный ущерб имуществу. Опасность представляют собой и лица, их совершившие; до выздоровления их следует изолировать от общества путем применения принудительных мер медицинского характера (помещение в психиатрическую больницу общего или специального характера). Не подлежит наказанию и лицо, заболевшее психической болезнью после совершенного преступления, но до вынесения приговора. Его также могут лечить принудительно, но после выздоровления это лицо подлежит уголовной ответственности. То же относится к заболевшим душевной болезнью во время отбывания наказания.
Принудительные меры медицинского характера назначаются только судом, хотя и не являются мерами наказания. Их цель — излечить больного и в то же время обезопасить общество.
Понятие невменяемости сформулировано в ст. 21 УК РФ: "Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства,. слабоумия либо иного болезненного состояния психики". В этой статье определены два критерия определения невменяемости — юридический и медицинский. Первый сформулирован как неспособность отдавать отчет в своих действиях.либо руководить ими. Он содержит интеллектуальный признак (возможность отдавать себе отчет) и волевой (возможность руководить своим поведением). В качестве второго указываются хроническое или временное психическое расстройство, слабоумие и иное болезненное состояние. Наличие только одного медицинского или юридического критерия еще не дает права говорить о невменяемости. Например, слабоумие свидетельствует о наличии медицинского критерия, но если слабоумный, совершая преступление, все же мог осознавать характер своих действий и руководить ими, то он вменяем, поскольку отсутствует юридический критерий.
Юридический критерий не следует понимать формально. Известны случаи, когда психически больной сознает, что совершает преступление, принимает меры к сокрытию его следов, на следствии упорно защищается и в то же время страдает хроническим заболеванием, не позволяющим ему правильно оценить всю ситуацию. Поэтому о психическом заболевании нужно судить не по отдельным эпизодам, кажущимся вполне разумными, а по психическому состоянию и поведению лица в целом. Это особенно важно при кратковременных расстройствах психики, когда человек внешне выглядит совершенно здоровым, а его поступки — осознанными.
Вопрос о вменяемости или невменяемости решается только в отношении конкретного и доказанного общественно опасного деяния. Он должен быть разрешен даже в отношении лица, уже признанного невменяемым по другому делу.
Временные психические расстройства начинаются внезапно, протекают на фоне измененного сознания при бурном двигательном возбуждении и агрессивном поведении, непродолжительны и также внезапно заканчиваются, после чего наступает упадок физических и психических сил, а иногда и сон с последующим полным восстановлением психического здоровья. Такого рода расстройства иногда именуют исключительными состояниями. К их числу относят патологический аффект, патологическое просоночное состояние, патологическое опьянение. Все они характеризуются помрачением сознания, резким аффективным напряжением, агрессивностью и последующей полной или значительной амнезией. Совершение общественно опасного деяния в подобном состоянии отвечает медицинскому критерию невменяемости. Вопрос об их юридической невменяемости решает, разумеется, суд.
От невменяемых следует отличать вменяемых лиц, которые во время совершения преступления в силу психического расстройства не могли в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий или в полной мере руководить ими (ст. 22 УК).
К числу таких психических расстройств, не исключающих вменяемость, относят: дебильность, т. е. легкую степень врожденного слабоумия. По данным В. В. Радаева, основная масса преступлений, совершенных дебилами, — корыстные посягательства (около 55%), большую часть которых составляют кражи. Далее следует хулиганство (25%) и сексуальные правонарушения (10%) [279 См.: Радаев В. В. Расследование преступлений, совершенных лицами с психическими недостатками. Волгоград, 1987. С. 7.]
; реактивные состояния — неврозы и реактивные психозы — временные нарушения психической деятельности, как правило, результат перенесенных психических травм; эпилепсия. Это хроническое заболевание, но тяжесть и глубина его различны. Эпилептики без глубоких изменений личности, совершившие преступление в обычном состоянии, а не в период болезненного приступа, как правило, признаются вменяемыми, так как в тот период могли осознавать свои действия и руководить ими; психопатия, т. е. патология эмоционально-волевой сферы. Встречаются следующие формы психопатий: психопаты возбудимой формы (повышенная аффективность, злобность, частые взрывы гнева и неистовства по ничтожному поводу, агрессивность); психопаты истерической формы (неожиданная агрессия, немотивированные и импульсивные действия); параноические психопаты (подозрительность, агрессивность, сутяжничество); сексуальные психопаты — лица со стойкими сексуальными извращениями (содомия, некрофилия, фетишизм, эксгибиционизм) и др.;
психофизический инфантилизм, характеризующийся сохранением в зрелом возрасте особенностей, свойственных детству;
хронический алкоголизм, влекущий соматические и нервно-психические расстройства.
Признанные вменяемыми, лица с подобными расстройствами психики могут быть подвергнуты по суду принудительным медицинским мерам. Наличие таких расстройств учитывается судом при назначении наказания.

§ 2. Возбуждение уголовного дела и первоначальные следственные действия

Поскольку признание лица невменяемым требует установления ряда признаков и обстоятельств, что сделать в судебном заседании невозможно или затруднительно, закон предписывает в подобных случаях обязательное возбуждение уголовного дела и предварительное расследование, в процессе которого должно быть установлено:
1) обстоятельства совершения общественно опасного деяния;
2) совершение его именно данным лицом;
3) наличие у данного лица душевного заболевания в прошлом, в момент посягательства или ко времени расследования дела; степень или характер заболевания;
4) поведение данного лица до и после общественно опасного деяния;
5) характер и размер ущерба, причиненного общественно опасным деянием (ст. 404 УПК).
Уголовное дело возбуждается при наличии достаточных данных, указывающих на признаки общественно опасного деяния, предусмотренного Особенной частью УК. Этому может сопутствовать информация о поведении лица, совершившего общественно опасное деяние, свидетельствующем о признаках душевной болезни (высказанные бредовые идеи, галлюцинации, расстройство мышления и т. п.).
На основе собранных доказательств и оперативных данных могут быть построены следующие версии о психическом состоянии лица:
общественно опасное деяние совершено лицом в состоянии невменяемости;
душевная болезнь наступила после совершения преступления;
общественно опасное деяние совершено в состоянии временного психического расстройства;
лицо здорово и симулирует душевную болезнь;
симулирует душевную болезнь, являясь душевнобольным;
является душевнобольным, но скрывает это [280 См.: Дергай Б. И. Особенности расследования по делам невменяемых. Волгоград, 1976. С. 9.]
.
При расследовании подобных дел необходимо иметь в виду, что психическую ущербность человека могли использовать подстрекатели, поскольку некоторые психические больные сильно подвержены внушению.
При наличии версии о душевной болезни, помимо обычных задач первоначального этапа расследования, необходим сбор информации о психическом состоянии заподозренного. Эта информация может быть получена уже при осмотре места происшествия, "обстановку которого можно рассматривать как овеществленную психологию участников расследуемого события, действовавших на этом плацдарме. Его изучение позволяет с большей или меньшей степенью вероятности судить о психических особенностях преступника" [281 2 Ратинов А. Р. Судебная психология для следователей. М., 1967. С. 254.]
. Такими свидетельствами выступают безмотивность и беспорядочность действий, особая жестокость по отношению к жертве, изощренность сексуального посягательства, бессмысленность повреждений обстановки и т. п.
Особое значение в данной ситуации имеют допросы — потерпевших, свидетелей-очевидцев, родных, сослуживцев, иных знакомых.
При допросе потерпевших и свидетелей-очевидцев выясняются все подробности совершенного против них или при них деяния: что могло быть побудительным мотивом, что делал и как вел себя правонарушитель до, во время и после деяния, какие особенности его поведения обратили на себя внимание допрашиваемого, в чем они заключались;
как реагировал правонарушитель на оказанное ему сопротивление, уговоры; имела ли какие-либо особенности его речь, возгласы, мимика, телодвижения и т. п. Если личность правонарушителя известна потерпевшему или свидетелям, то должно быть выяснено все, что они знают или предполагают о его психическом состоянии. Если личность этого человека неизвестна, но допрашиваемые высказывают мнение о его психической неполноценности, то по указанным ими приметам надлежит произвести оперативную проверку по психоневрологическим учреждениям, где лицо с такими приметами может стоять на учете.
Психическое состояние подозреваемого — основной предмет допроса его родных, сослуживцев и знакомых. Следователь получает возможность подробно выяснить не только образ жизни этого лица, но и какие болезни или травмы оно перенесло, находилось ли на излечении в психоневрологическом лечебном учреждении, в каком именно, когда, с каким диагнозом было выписано; не совершал ли подозреваемый ранее общественно опасных деяний, какие именно, с какими последствиями, не подвергался ли лечению и т. п.
У подозреваемого должны быть произведены обыски — по месту жительства, рабочего места, а при необходимости у его связей. Цели обыска — поиск орудий общественно опасного деяния, медицинских и иных документов, свидетельствующих о его душевной болезни, специальной литературы по психиатрии, старые рецепты на психотропные лекарственные средства и т. п. О душевном заболевании могут свидетельствовать коллекционные предметы (фетишизм), рисунки, исполненные в необычной манере, стихи. Определенное значение могут иметь и действия обыскиваемого во время обыска: истерические реакции, суетливость или агрессивность и др.
Если в ходе расследования уже собраны доказательства психической болезни подозреваемого и есть основание ожидать рецидива общественно опасных действий или посягательств на собственную жизнь и здоровье, принимаются меры к его задержанию и изоляции. Такая изоляция возможна путем избрания мерой пресечения содержание под стражей или назначения стационарной судебно-психиатрической экспертизы с помещением задержанного в специальное психиатрическое лечебное учреждение.
Очень важную информацию может дать допрос задержанного правонарушителя. Однако при этом надо иметь в виду, что его психическое состояние нередко исключает производство подобных следственных действий, допуская лишь те из них, где ему отводится пассивная роль — предъявление его для опознания, получение некоторых образцов для сравнительного исследования, освидетельствование и т. п.
Если препятствий к допросу задержанного нет, то к нему надлежит тщательно подготовиться: проанализировать доказательства и оперативные данные, продумать содержание и последовательность вопросов, посоветоваться с психиатром о средствах эмоционального и логического воздействия на допрашиваемого.
Как отмечает В. В. Радаев, о психических недостатках подследственного, являющегося вменяемым, стало известно из его показаний в 32,2% дел. Обвиняемые, которые ранее были судимы, как правило, не скрывают своей психической неполноценности. Реже других об этом по собственной инициативе сообщают дебилы. Часто душевнобольные, не называя своего заболевания, жалуются на плохую память, слабые нервы и т. п.
При допросе задержанного, когда у следователя имеются обоснованные предположения о его психической болезни, важно выяснить:
1) нет ли у допрашиваемого каких-либо болезненных проявлений, считает ли он, что болен и чем именно, как давно и в чем состоит его заболевание;
2) если допрашиваемый заявляет о психической болезни, то как давно он болен, где лечится, состоит ли на учете и если да, то где;
3) что он может показать о содеянном, когда у него возник замысел его совершить, как он к этому готовился, рассказывал ли кому-либо о своих планах, не надоумил ли его кто-либо сделать это, кто конкретно, при каких обстоятельствах, не обещал ли какое-либо вознаграждение;
4) какие чувства испытывал после содеянного, кому рассказывал о нем; не совершал ли ранее чего-либо подобного, если да, то что именно, когда и при каких обстоятельствах. .
По делам лиц, совершивших общественно опасные деяния в состоянии невменяемости, участие защитника является обязательным и он допускается к участию в деле с момента, когда установлен факт душевной болезни (ст. 405 УПК). По делам лиц, совершивших такие деяния в силу психического расстройства, не исключающего вменяемости, защитник допускается с момента либо предъявления обвинения, либо объявления протокола о задержании или постановления об избрании меры пресечения (ст. 47 УПК). По делам лиц, которые в силу психических недостатков не могут сами осуществлять свое право на защиту, участие защитника признается законом обязательным, (ст. 49 УПК). Он имеет право присутствовать при производстве всех следственных действий с участием его подзащитного.

§ 3. Особенности последующих следственных действий

Важнейшее значение по делам рассматриваемой категории имеет судебно-психиатрическая экспертиза. В соответствии с п. 2 ст. 79 УПК назначение такой экспертизы является обязательным, поскольку без нее невозможно определить наличие и характер душевного заболевания, прогнозировать его течение и таким образом установить степень ответственности лица, совершившего общественно опасное деяние.
Основанием для назначения судебно-психиатрической экспертизы служат данные о его психической болезни, перенесенных травмах, ненормальности поведения как до, так и во время и после совершения общественно опасных действий, явно неадекватная реакция на окружающую обстановку, поведение в быту, с сослуживцами и т. п. Обвиняемый, подозреваемый или потерпевший могут сами ходатайствовать о проведении экспертизы. Инициатива ее назначения может исходить и от их родных. Следует иметь в виду, что тяжесть содеянного, его жестокость не всегда свидетельствуют о психическом заболевании виновного. Кроме того, надо учитывать, что болезненное состояние может наступить у человека, ранее считавшегося здоровым, внезапно вызвать краткосрочное расстройство психики, которое практически никогда впоследствии не повторится.
Поводами для назначения судебно-психиатрической экспертизы могут стать показания подозреваемых, обвиняемых, иногда потерпевших, носящие характер оговоров и самооговоров; сутяжное поведение лица:бесконечные жалобы и претензии, носящие явно преувеличенный и уродливый характер; пребывание лица в психиатрической больнице или под наблюдением в психоневрологическом диспансере, поликлинике.
Отказ в назначении экспертизы должен быть мотивирован в постановлении следователя или определении суда (ст. 131, 276 УПК).
В зависимости от обстоятельств дела судебно-психиатрическая экспертиза проводится амбулаторно, стационарно или заочно. Возможна посмертная экспертиза по материалам дела.
В распоряжение эксперта должны быть предоставлены все материалы, характеризующие личность подэкспертного, обстоятельства общественно опасного деяния и его последствия. Без этих сведений эксперт не может дать полноценное заключение, поскольку только одного обследования лица недостаточно. Особенно важны для эксперта данные о психическом состоянии и поведении лица в период совершения опасного деяния — до, во время и после него. Вопрос о кратковременном расстройстве психики без таких данных часто вообще решить невозможно.
Следователь, собирая материалы для экспертизы, должен учитывать, что лицо может сознательно вводить эксперта в заблуждение. Поэтому его объяснения и показания необходимо проверять показаниями других лиц, истребованием необходимых документов и т. п. Эксперту надлежит представить и медицинские документы, если лицо находилось на излечении в психиатрической больнице или по случаю полученных черепно-мозговых травм. При этом следует иметь в виду, что иногда обвиняемый заблаговременно посещает соответствующее медицинское учреждение, чтобы затем сослаться на этот факт как свидетельство психической болезни.
Перед экспертом-психиатром обычно ставят следующие вопросы:
1) страдает ли лицо психическим заболеванием и каким именно;
2) в каком психическом состоянии находилось лицо во время общественно опасных действий и было ли оно в то время вменяемо;
3) каково психическое состояние лица в настоящее время;
4) нуждается ли лицо в принудительных и иных мерах медицинского характера и каких именно;
5) может ли лицо по своему психическому состоянию участвовать в производстве следственных действий.
Если у следователя возникла версия о симуляции психического заболевания, то перед экспертом может быть поставлен вопрос о том, какие данные обследования свидетельствуют о симуляции и каковы ее признаки; если психическое заболевание симулируется действительным душевнобольным, то экспертиза может способствовать выяснению мотивов симуляции.
Посмертная судебно-психиатрическая экспертиза обычно проводится в случаях смерти душевнобольного во время следствия, при самоубийстве, когда не установлена его причина и есть данные о психическом нездоровье этого лица. Как отмечает Б. И. Дергай, назначение судебно-психиатрической экспертизы может потребоваться и по делам об убийстве в состоянии необходимой обороны, когда действия убитого заставляют усомниться в его вменяемости [282 Дергай Б. И. Указ. соч. С. 25—26.]
.
Помимо судебно-психиатрической определению психического состояния подозреваемого, обвиняемого могут способствовать и иные экспертизы. Так, судебно-почерковедческая экспертиза может установить признаки, свидетельствующие о патологических изменениях почерка, характерных для душевнобольных; автороведческая экспертиза позволяет выявить признаки болезненного расстройства письменной речи; признаки расстройства эмоциональной сферы может выявить искусствоведческая экспертиза.
Лицу, признанному невменяемым, заключения экспертиз не представляются; с ними вправе ознакомиться его защитник. Следователь при оценке заключения, по общему правилу, может прийти к выводу о необходимости проведения, дополнительной или повторной экспертизы. Если эксперты дают заключение о симуляции болезни, то оно может быть использовано, чтобы изобличить подозреваемого или обвиняемого и получить от него правдивые показания.
Признание лица невменяемым может повлечь за собой следующие варианты процессуальных действий.
1. В случаях, предусмотренных ст. 208 УПК РСФСР (по общим основаниям), а также если лицо по своему психическому состоянию и характеру совершенного деяния в настоящее время не представляет опасности для общества, предварительное следствие прекращается (ч. 1 ст. 406 УПК).
2. В случаях, когда установлены основания для принудительных медицинских мер, следователь выносит постановление о направлении дела в суд; прокурор, ознакомившись с материалами дела, либо направляет его по подсудности, либо прекращает дело (ч. 3 ст. 406 УПК).
3. Если установлено, что лицо заболело после совершения преступных действий, причем болезнь носит характер временного психического расстройства, предварительное следствие приостанавливается (ч. 2 ст. 195 УПК), а после его выздоровления — возобновляется. Перед тем, как приостановить следствие, выносится постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого.
Признание лица вменяемым влечет продолжение предварительного следствия в общем порядке с последующим принятием обычных процессуальных решений.
Глава 56. Особенности расследования преступлений в сфере движения компьютерной информации

§ 1. Родовая криминалистическая характеристика преступлений

Массовая компьютеризация, начавшаяся в России в конце 80-х — первой половине 90-х годов (несколько позже, чем в США и Западной Европе), привела к развитию рынка компьютеров и программного обеспечения, повышению профессиональной подготовки пользователей, увеличению потребностей организаций в совершенствовании технологий обработки данных, значительно расширила сферу применения ЭВМ, которые все чаще подключаются к сетям широкого доступа. Активно внедряется автоматизированная обработка бухгалтерской и иной производственной документации, "безбумажные" технологии. Информация, содержащаяся в компьютере,. зачастую вообще не хранится на бумаге. Компьютер стал практически обязательным элементом рабочего стола не только руководителей, но и рядовых сотрудников.
Одним из следствий этого, процесса явилась криминализация сферы оборота компьютерной информации, что вызвало необходимость законодательно регламентировать уголовную ответственность за совершение преступлений в данной сфере. Так, УК РФ определяет как преступления:
неправомерный доступ к компьютерной информации, повлекший за собой уничтожение, блокирование, модификацию либо копирование информации, нарушение работы ЭВМ, системы ЭВМ или их сети (ст. 272);
создание программ для ЭВМ или внесение изменений в существующие программы, заведомо приводящих к несанкционированному уничтожению, блокированию, модификации либо копированию информации, нарушению работы ЭВМ, системы ЭВМ или их сети, а равно использование либо распространение таких программ или машинных носителей с такими программами (ст. 273);
нарушение правил эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сети лицом, имеющим доступ к ЭВМ, системе ЭВМ или их сети, повлекшее уничтожение, блокирование или модификацию охраняемой законом информации ЭВМ, если это деяние причинило существенный вред (ст. 2-74).
Большинство таких преступлений совершается в кредитно-финансовой сфере, однако эта уголовно-правовая категория далеко не охватывает всего спектра применения ЭВМ в криминальных целях. Компьютерную информацию нередко используют и в таких "традиционных" преступлениях, как присвоение, мошенничество, фальшивомонетничество, лжепредпринимательство и др., например для: фальсификации платежных документов; хищения наличных и безналичных денежных средств путем перечисления на фиктивные счета; "отмывания" денег;
вторичного получения уже произведенных выплат; совершения покупок с использованием фальсифицированных или похищенных электронных платежных средств (кредитных карт); продажи секретной информации и пр.
Дать криминалистическую характеристику преступлений в данной сфере невозможно без определения понятия компьютерной информации. Федеральный закон "Об информации, информатизации и защите информации" определяет ее как "сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления". "Документированная информация — зафиксированная на материальном носителе информация с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать" [283 Федеральный закон "Об информации, информатизации и защите информации". Комментарий. М., 1996.]
. В свою очередь под криминалистически значимой информацией понимается совокупность знаний о совершенном преступлении. Как мы уже упоминали в главе 21, она может быть актуальной и потенциальной.
Компьютерная информация — информация на машинном носителе, в ЭВМ, системе или сети ЭВМ — также может быть криминалистически значимой, при расследовании и компьютерных преступлений, и посягательств, где ЭВМ выступает как объект (кража компьютера, незаконное использование машинного времени) или средство совершения преступления (использование ЭВМ для накопления информации, подделки документов и пр.). Программные продукты тоже могут использоваться и в качестве объекта преступления (незаконное копирование, причинение ущерба применением разрушающих .программ — вирусов), и в качестве инструмента совершения преступления (несанкционированное проникновение в компьютерную систему, искажения и подлоги информации).
Компьютерная информация применительно к процессу доказывания может быть определена как фактические данные, обработанные компьютером и полученные на его выходе в форме, доступной восприятию ЭВМ либо человека или передающиеся по телекоммуникационным каналам, на основе которых в определенном законом порядке устанавливаются обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела [284 При подготовке раздела использованы материалы канд. дисс. Касаткина А. В. Тактика собирания и использования компьютерной информации при расследовании преступлений. М., 1997.]
.
Источниками компьютерной информации служат: машинная распечатка; накопители на магнитных, оптических и иных носителях; база данных (фонд) оперативной памяти ЭВМ или постоянного запоминающего устройства. Информация в ЭВМ вводится через стандартные (клавиатуру и накопители — на гибких (НГМД) и (или) на жестких магнитных дисках (НЖМД)) и нестандартные (мышь, модем, дигитайзер, сканер, аналого-цифровой преобразователь и др.) устройства ввода. Блок устройств вывода информации позволяет получить результаты работы компьютера в привычном для пользователя виде. Стандартные устройства вывода — монитор (дисплей) и НГМД (НЖМД), нестандартные — принтер, модем, плоттер (графопостроитель) и др. Для долговременного и надежного хранения данных создано множество устройств: магнитные и магнитооптические дисковые накопители, накопители на магнитной ленте и т. д.
Одним из основных элементов криминалистической характеристики, особенно важным при расследовании преступлений в сфере движения компьютерной информации, является способ совершения и сокрытия преступлений. Остановимся подробнее на способах использования вычислительной техники для достижения преступной цели:
1. Создание компьютерной базы данных, содержащей информацию о преступлении. Наиболее типичным являются, например, базы данных о девушках, занимающихся проституцией, учета поступивших заказов, а также доходов от сводничества, которые ведутся в диспетчерских соответствующих подпольных фирм.
2. Использование ЭВМ и периферийных устройств в качестве полиграфической базы для проектирования и изготовления фальсифицированных (подложных) документов, денежных знаков, кредитных карточек и т. д.
3. Использование электронных средств доступа (компьютерные, телекоммуникационные системы, кредитные карточки и т. д.) в целях хищения (присвоения и кражи).
По оценкам отечественных и зарубежных исследователей, уровень латентности компьютерных преступлений составляет около 90%, а из оставшихся 10% выявленных раскрывается только 1%. Как показывает практика расследования других видов преступлений, использование компьютерной информации позволяет примерно в 50% случаев предъявить обвинение, а в 35% — оказывает существенную помощь в розыске преступников, достоверно устанавливая механизм совершения преступления.
Способы совершения компьютерных преступлений [285 Использованы классификации Ю. М. Батурина и В. Б. Вехова.]
можно сгруппировать следующим образом.
I. Методы перехвата.
1. Непосредственный перехват — старейший из используемых способов. Требующееся оборудование можно приобрести в магазинах: микрофон, радиоприемник, кассетный диктофон, модем, принтер. Перехват данных осуществляется либо непосредственно через телефонный канал системы, либо подключением к компьютерным сетям. Вся информация записывается. Объектами подслушивания являются различные системы — кабельные и проводные, наземные микроволновые, спутниковой и правительственной связи.
2. Электромагнитный перехват. Используются перехватывающие устройства, работающие без прямого контакта. Можно уловить излучение центральным процессором, дисплеем, телефоном, принтером, линиями микроволновой связи, считывать данные с дисплейных терминалов при помощи доступных каждому простейших технических средств (дипольной антенны, телевизора). Преступники, находясь в автомашине или просто с приемником в портфеле на некотором расстоянии от здания, могут, не привлекая к себе внимания, легко узнавать данные, хранящиеся в памяти ЭВМ или используемые в процессе работы. Во время экспериментов удавалось получать сведения, которые выводились одновременно на 25 дисплейных терминалах, расположенных в непосредственной близости друг от друга, и отделять выведенные на каждый экран данные. Если к телевизору подключить видеомагнитофон, то информацию можно не только накопить, но и спокойно проанализировать позднее.
3. Использование "жучков" ("клопов") заключается в установке микрофона в компьютере с целью прослушивания разговоров персонала. Простой прием, обычно используемый как вспомогательный для получения информации о работе компьютерной системы, о персонале, о мерах безопасности и т. д.
4. "Уборка мусора" — поиск данных, оставленных пользователем после работы с компьютером. Включает физический вариант — осмотр содержимого мусорных корзин и сбор оставленных за ненадобностью распечаток, деловой переписки и т. п. Электронный вариант основан на том, что последние из сохраненных данных обычно не стираются после завершения работы. Другой пользователь записывает только небольшую часть своей информации, а затем спокойно считывает предыдущие записи, выбирая нужную ему информацию. Таким способом могут быть обнаружены пароли, имена пользователей и т. п.
II. Методы несанкционированного доступа.
1. "За дураком" — используется для входа в закрытые для доступа помещения или терминалы. Физический вариант состоит в том, чтобы, взяв в руки как можно больше предметов, связанных с работой на компьютере, прохаживаться с деловым видом возле запертой двери, за которой находится терминал, и, когда появится законный пользователь, уверенно пройти в дверь вместе с ним. Электронный вариант проходит, когда компьютерный терминал незаконного пользователя подключается к линии законного через телефонные каналы (Интернет) или когда пользователь выходит ненадолго, оставляя терминал в активном режиме. Вариантом является прием "за хвост": незаконный пользователь тоже подключается к линии связи, а затем дожидается сигнала, обозначающего конец работы, перехватывает его и входит в систему, когда законный пользователь заканчивает активный режим.
2. Компьютерный "абордаж". Хакеры [286 Хакер (от англ. "hack" — разрубать) — программист или квалифицированный пользователь ЭВМ, занимающийся поиском способов получения несанкционированного (самовольного) доступа к компьютерной информации и техническим средствам.]
, набирая на удачу один номер за другим, дожидаются, пока на другом конце провода не отзовется чужой компьютер. После этого телефон подключается к приемнику сигналов в собственной ПЭВМ, и связь установлена. Остается угадать код (а слова, которые служат паролем, часто банальны и берутся из руководства по пользованию компьютера) и можно внедриться в чужую компьютерную систему.
3. Неспешный выбор — несанкционированный доступ к файлам законного пользователя через слабые места в защите системы. Однажды обнаружив их, нарушитель может не спеша исследовать содержащуюся в системе информацию, копировать ее, возвращаться к ней много раз.
4. "Маскарад" или "самозванство" — некто проникает в компьютерную систему, выдавая себя за законного пользователя. Системы, которые не обладают средствами аутентичной идентификации (например, по физиологическим характеристикам: по отпечаткам пальцев, по рисунку сетчатки глаза, голосу и т. п.), оказываются без защиты против этого приема. Самый простейший путь его осуществления — получить коды и другие идентифицирующие шифры законных пользователей. Так, группа студентов послала всем пользователям университетского компьютера сообщение, что изменился его телефонный номер, и в качестве нового назвала номер, запрограммированный так, чтобы отвечать в точности, как университетская ЭВМ. Пользователь, посылая вызов, набирал свой личный код, и студенты смогли составить перечень кодов и использовать его в своих целях.
5. Мистификация. Пользователь с удаленного терминала случайно подключается к чьей-то системе, будучи абсолютно уверенным, что он работает с той системой, с какой и намеревался. Владелец этой системы, формируя правдоподобные отклики, может какое-то время поддерживать это заблуждение, получая одновременно некоторую информацию, в частности коды.
6. "Аварийный". Использует тот факт, что в любом компьютерном центре имеется особая программа, применяемая в случае возникновения сбоев или других отклонений в работе ЭВМ. Такая программа — мощный и опасный инструмент в руках злоумышленника. Этим способом была совершена крупная кража в банке Нью-Джерси.
7. "Склад без стен". Несанкционированный доступ осуществляется в результате системной поломки. Например, если некоторые файлы пользователя остаются открытыми, он может получить доступ к не принадлежащим ему частям банка данных.
III. Методы манипуляции.
1. Подмена данных — изменение или введение новых данных осуществляется, как правило, при вводе или выводе информации с ЭВМ. Например, служащий одного нью-йоркского банка, изменяя входные данные, похитил за 3 года 1,5 млн. долларов. В Пенсильвании (США) клерк мебельного магазина, введя с терминала фальшивые данные, украл товаров на 200 тыс. долларов.
2. Манипуляции с пультом управления компьютера —механическое воздействие на технические средства машины создает возможности манипулирования данными.
3. "Троянский конь" — тайный ввод в чужую программу команд, позволяющих, не изменяя работоспособность программы, осуществить определенные функции. Этим способом преступники обычно отчисляют на свой счет определенную сумму с каждой операции. Вариантом является "Салями", когда отчисляемые суммы малы и их потери практически незаметны (например, по 1 доллару с операции), а накопление осуществляется за счет большого количества операций. Это один из простейших и безопасных способов, особенно если отчисляются небольшие дробные суммы, поскольку в этих случаях обычно все равно делается округление. Но когда сумма мала в процентном отношении от значительных денежных переводов, вероятность раскрытия значительно повышается. Служащий американского банка, решив накопить деньги побыстрее, начал отчислять сразу по 100 долларов, но с очень крупных счетов и был раскрыт всего после 41 такой операции.
4. "Бомба" — тайное встраивание в программу набора команд, которые должны сработать (или каждый раз срабатывать) при определенных условиях или в определенные моменты времени. Например, в США получила распространение форма компьютерного вандализма, при которой "троянский конь" разрушает через какой-то промежуток времени все программы, хранящиеся в памяти машины. Во многих поступивших в продажу компьютерах оказалась "временная бомба", которая "взрывается" в самый неожиданный момент, разрушая всю библиотеку данных.
5. Моделирование процессов, в которые преступники хотят вмешаться, и планируемые методы совершения и сокрытия посягательства для оптимизации способа преступления. Одним из вариантов является реверсивная модель, когда создается модель конкретной системы, в которую вводятся реальные исходные данные и учитываются планируемые действия. Из полученных правильных результатов подбираются правдоподобные желательные. Затем путем прогона модели назад, к началу, выясняют результаты и устанавливают, какие манипуляции с исходными данными нужно проводить. Таких операций может быть несколько. После этого остается только осуществить задуманное. Бухгалтер пароходной компании в Калифорнии (США) в целях подготовки хищения смоделировал всю бухгалтерскую систему компании и установил, сколько фальшивых счетов ему необходимо и какие операции следует проводить. Модель бухгалтерского баланса подсказала ему, что при имеющихся пробелах в. ревизионной службе 5% искажений не будут заметны. Для создания видимости реальной ситуации он организовал 17 подставных компаний, обеспечил каждую из них своим счетом и начал денежные операции, которые оказались настолько успешными, что в первый год он похитил 250 тыс. долларов без какого-либо нарушения финансовой деятельности компании. К тому' времени, когда увеличенные выплаты вызвали подозрение — даже не у самой компании, а у ее банка, сумма хищения составила миллион долларов.
6. "Воздушный змей" — способ, который весьма часто используется в России. В двух банках (но можно и в нескольких) открывают по небольшому счету и переводят деньги из одного банка в другой и обратно с постепенно повышающимися суммами. Хитрость заключается в том, чтобы до момента, когда в банке обнаружится, что поручение о переводе не обеспечено необходимой суммой, приходило бы извещение о переводе в этот банк, так, чтобы общая сумма покрывала требование о первом переводе. Цикл повторяется много раз до тех пор, пока на счете не оказывается приличная сумма. Тогда деньги быстро снимаются и владелец счетов исчезает. На практике в такую игру включают большое число банков: так сумма накапливается быстрее и число поручений о переводе не достигает подозрительной частоты. Этим способом служащий банка в Лос-Анджелесе со своими сообщниками, которые давали поручения о переводе, похитил 21,3 млн. долларов.
Как правило, компьютерные преступления совершаются с помощью того или иного сочетания приемов.
Следующим элементом криминалистической характеристики является личность преступника. В литературе уже можно считать устоявшимся деление лиц, совершающих преступления в сфере компьютерной информации, на три группы.
1. Появление компьютерной преступности тесно связано с хакерами. Их целью может быть сначала чисто спортивный интерес, связанный с решением трудной задачи "взлома" защиты программного продукта или создание компьютерных вирусов только для того, чтобы потешить свое самолюбие, пошутить. Хакеры и составляют первую группу. Их отличает высокий профессионализм в сочетании со специфическим компьютерным фанатизмом. Следует подчеркнуть, что характерной особенностью преступников этой группы является отсутствие у них четко выраженных противоправных намерений. Практически все действия совершаются ими с целью проявления своих интеллектуальных способностей. К этой же группе примыкают профессиональные программисты, многие из которых обладают незаурядным интеллектом и отличаются нестандартным мышлением. Разработка мер безопасности для собственных компьютерных систем и "взлом" чужих средств защиты являются для них двуединой задачей и интересны сами по себе. Постепенно некоторые из них переориентируются на извлечение из своей работы некоторой материальной выгоды (в России этому нередко способствует тяжелое материальное положение научных работников);
она может быть сопряжена и с разработкой новых вирусов и одновременно борющихся с ними программ, которые иначе не будут находить сбыта. К числу особенностей, указывающих на совершение компьютерного преступления лицами рассматриваемой категории, можно отнести следующие [287 Здесь и далее использованы данные из монографии: Вехова В. Б. Компьютерные преступления: способы совершения, методики расследования. М., 1996.]
:
отсутствие целеустремленной, продуманной подготовки к преступлению;
оригинальность способа;
использование в качестве орудий преступления бытовых технических средств и предметов;
непринятие мер к сокрытию преступления;
факты немотивированного озорства.
2. Психически больные лица, страдающие так называемыми компьютерными фобиями (информационными болезнями). Эта категория заболеваний связана с нарушениями в информационном режиме человека под воздействием внешних или внутренних дестабилизирующих факторов как врожденного, так и приобретенного свойства. Вследствие ускоряющегося ритма жизни, информационного взрыва, к которому многие
люди оказались неподготовлены, интенсификации труда за счет компьютерных технологий многие служащие попадают в различные стрессовые ситуации, некоторые из которых заканчиваются формированием компьютерных фобий и неврозов (страха перед потерей контроля над своими действиями). По существу, это есть не что иное, как профессиональное заболевание. Основные симптомы его проявления: быстрая утомляемость, резкие скачки артериального давления при контакте с компьютерной техникой, повышенное потоотделение, головокружение и головные боли, дрожь в конечностях, затрудненность дыхания, обмороки и т. д. Действия, совершаемые лицами этой категории, в основном направлены на физическое уничтожение либо повреждение средств компьютерной техники без наличия преступного умысла с частичной или полной потерей контроля над своими действиями.
3. Профессиональные преступники, в деяниях которых ярко выражены корыстные цели. Обладают устойчивыми преступными навыками. Преступления, которые носят серийный, многоэпизодный характер, совершают многократно, обязательно сопровождают действиями по сокрытию. Это обычно высококвалифицированные специалисты с высшим математическим, инженерно-техническим или экономическим образованием, входящие в организованные преступные группы и сообщества, прекрасно оснащенные технически (нередко специальной оперативной техникой). На долю этой группы приходится большинство особо опасных должностных преступлений, совершаемых с использованием средств компьютерной техники, присвоении денежных средств в особо крупных размерах, мошенничеств и пр.
Обобщая вышеизложенное, можно охарактеризовать преступника данной сферы. Большинство из них составляют мужчины (примерно 80%), но доля женщин быстро увеличивается в связи с овладением компьютерной техникой секретарями, делопроизводителями, бухгалтерами, кассирами и пр. Возраст большинства правонарушителей составляет 15— 45 лет (возраст 33% преступников не превышает 20 лет). Специальное образование не является обязательным атрибутом (по американским данным, только семь из тысячи компьютерных преступлений совершаются профессиональными программистами).
Среди мотивов и целей совершения посягательств можно выделить:
корыстные (присвоение денежных средств и имущества), политические (шпионаж, деяния, направленные на подрыв финансовой и денежно-кредитной политики, валютной системы страны), исследовательский интерес, хулиганские побуждения и озорство, месть и иные побуждения.
Существенную роль в структуре криминалистической характеристики играют обобщенные сведения о потерпевшей стороне. Информация о ней является безусловно криминалистически значимой, поскольку помогает полнее охарактеризовать личность преступника, его мотивы, точнее очертить круг лиц, среди которых его следует искать. Преступник обычно не случайно избирает потерпевшую сторону объектом своего посягательства.
Согласно данным международного комитета по компьютерной преступности, подобные деяния представляют собой серьезную угрозу. Так, вывод из строя электронно-вычислительной системы в результате возникновения нештатной технической ситуации или преступления может привести к финансовому краху даже самый крупный банк за четверо суток, а более мелкое учреждение — за сутки. Пока в качестве потерпевшей стороны обычно выступает юридическое лицо. Однако массовая компьютеризация, внедрение глобальной сети Интернет в скором времени, видимо, изменит эту ситуацию.
Потерпевших можно подразделить на три основные группы: собственники компьютерной системы, клиенты, пользующиеся их услугами, иные лица. Потерпевшая сторона, особенно относящаяся к первой группе, часто неохотно сообщает (или не сообщает) правоохранительным органам о преступных фактах в сфере движения компьютерной информации по следующим причинам: из-за некомпетентности сотрудников правоохранительных органов в данном вопросе; боязни, что убытки от расследования превысят сумму причиненного ущерба и к тому же будет подорван авторитет фирмы; боязни раскрытия в ходе судебного разбирательства системы безопасности организации; боязни выявления собственных незаконных действий; боязни должностных лиц, что одним из итогов расследования станут выводы об их профессиональной непригодности (некомпетентности); правовая неграмотность; непонимание истинной ценности имеющейся информации. Эти обстоятельства безусловно способствуют совершению преступных акций данного .рода.

§ 2. Особенности тактики следственных действий

При расследовании преступлений в данной сфере можно выделить (как и по другим категориям) три типичные следственные ситуации. Преступление, связанное с движением компьютерной, информации произошло:
в условиях очевидности — характер и его обстоятельства известны (например, какой вирус и каким способом введен в компьютерную сеть) и выявлены потерпевшим собственными силами, преступник известен и задержан (явился с повинной);
известен способ совершения, но механизм преступления в полном объеме неясен, например произошел несанкционированный доступ к файлам законного пользователя через Интернет, через слабые места в защите компьютерной системы, преступник известен, но скрылся;
налицо только преступный результат, например дезорганизация компьютерной сети банка, механизм преступления и преступник неизвестны.
В первом случае необходимо установить, имелась ли причинно-следственная связь между несанкционированным проникновением в компьютерную систему и наступившими последствиями (сбоями в работе, занесением компьютерного вируса и пр.), определить размеры ущерба. Во втором — первоочередной задачей, наряду с указанными выше, является розыск, и задержание преступника. И наконец, в наименее благоприятной (третьей) ситуации необходимо установить механизм преступления.
Остановимся подробнее на особенностях тактики отдельных следственных действий, в ходе которых, производится обнаружение, фиксация, изъятие компьютерной информации, а именно: осмотра места происшествия (местности, помещений, предметов, документов), обыска (в том числе личного, на местности и в помещении), выемки (предметов, документов, почтово-телеграфной корреспонденции, документов, содержащих государственную тайну), прослушивания телефонных и других переговоров. При производстве этих следственных действий необходимо тактически правильно производить поиск информации в компьютере, что позволит избежать ее уничтожения или повреждения; найти требуемое; зафиксировать и изъять его в соответствии с процессуальными нормами. Современное развитие электроники позволяет хранить огромные массивы информации в незначительных по объему устройствах.
При подготовке к осмотру, обыску или выемке следователь решает вопрос о необходимости, изъятия компьютерной информации. На эту необходимость, помимо признаков состава преступления в сфере движения компьютерной информации, могут указывать:
наличие у подозреваемого (обвиняемого) или потерпевшего (в некоторых случаях свидетелей) специального образования в области вычислительной техники и информатики, а также компьютерной техники в личном пользовании;
присутствие в материалах дела документов, изготовленных машинным способом (ответы на запросы, справки, полученные от обвиняемого или потерпевшей стороны);
хищение носителей компьютерной информации;
данные об увлечении вышеуказанных лиц вычислительной техникой, информатикой и программированием или об их частых контактах с людьми, имеющими такие увлечения.
На подготовительном этапе осмотра или обыска необходимо получить достоверные данные о виде и конфигурации используемой ЭВМ; о том, подключена ли она к локальной или глобальной сети (типа Интернет); наличии службы информационной безопасности и защиты от несанкционированного доступа; системе электропитания помещений, где установлена вычислительная техника; квалификации пользователей; собрать сведения о сотрудниках, обслуживающих вычислительную технику (взаимоотношениях в коллективе, его возможной криминализации и т. д.). Владение такой информацией облегчит следователю доступ к хранящимся в компьютере информации и максимально повысит ее доказательственную силу.
Часто решающее значение имеет внезапность обыска (неотложность осмотра), поскольку компьютерную информацию можно быстро уничтожить. Если получены сведения о том, что компьютеры организованы в локальную сеть, следует заранее установить местонахождение всех средств компьютерной техники, подключенных к этой сети, и организовать групповой обыск одновременно во всех помещениях, где установлены ЭВМ. Перед началом обыска (осмотра) принимаются меры, которые предотвратят возможное повреждение или уничтожение информации. Для этого следует обеспечить контроль за бесперебойным электроснабжением ЭВМ в момент осмотра, удалить всех посторонних лиц с территории, на которой производится осмотр или обыск, прекратить дальнейший доступ; принять меры к тому, чтобы оставшиеся лица не имели возможности прикасаться к средствам вычислительной техники и к источникам электропитания. Если на объекте находятся взрывчатые, легковоспламеняющиеся, едкие вещества, посторонние источники электромагнитного излучения и другие предметы и аппаратура, способные привести к аварии ЭВМ, эвакуировать их. Осмотр или обыск целесообразно производить с участием специалиста в области информатики и вычислительной техники. Желательно и в качестве понятых приглашать лиц, знакомых с работой ЭВМ.
Не следует ограничиваться поиском информации только в компьютере; необходимо внимательно осмотреть имеющуюся документацию, вплоть до записей на клочках бумаги, поскольку программисты часто, не надеясь на свою память, оставляют записи о паролях, изменениях конфигурации системы, особенностях построения информационной базы компьютера. Многие пользователи хранят копии своих файлов на дискетах во избежание утраты их при выходе компьютера из строя. Поэтому любые обнаруженные носители информации должны быть изъяты и изучены.
Только после перечисленных подготовительных мер следует приступать к рабочему этапу следственного действия. Изучение практики показывает: несоблюдение элементарных правил ведет к тому, что деятельность следователя по сбору компьютерной информации не достигает своей цели. Так, присутствующий при обыске подозреваемый незаметно от членов следственно-оперативной группы всего-навсего изменил положение тумблера переключателя рабочего напряжения ПЭВМ, расположенного на задней стенке системного блока, с 220 на 115 вольт. При включении блок питания через некоторое время вышел из строя, что привело к неисправности всего компьютера.
Тактика поиска компьютерной информации должна избираться исходя из, во-первых, степени защищенности данных, во-вторых — функционального состояния компьютера и периферийных устройств на момент производства следственного действия.
О высокой степени защищенности компьютера может свидетельствовать наличие специальных систем защиты информации от несанкционированного доступа и (или) сертифицированных средств защиты;
постоянная охрана территории и здания, где размещается компьютерная система, с помощью технических средств и специального персонала, использование строгого пропускного режима, специальное оборудование помещений; наличие администратора (службы) защиты информации, нормальное функционирование и контроль работы.
Низкая степень защищенности определяется наличием простого алгоритма ограничения доступа (например, данные защищены только паролем), получением достоверных данных о его преодолении, при этом нет необходимости применять специальные средства доступа к данным.
Деятельность следователя по преодолению защиты компьютера от несанкционированного доступа — одна из самых ответственных. Именно при некорректном обращении защищенные данные могут быть самоуничтожены, искажены, спрятаны и т. д. с помощью специальных программ. Чтобы этого не произошло, при подготовке к проведению следственного действия необходимо как можно более точно и полно определить степень защищенности компьютера, средства защиты, пароли, ключевые слова и т. д.
С одной стороны, по общему мнению специалистов в области вычислительной техники и программирования, на сегодняшний день нет программно-технических средств, способных на 100% гарантировать защиту. Отсюда следует, что, в принципе, возможно преодолеть любую преграду при поиске информации. С другой стороны, существующие средства защиты настолько разнообразны, используют различные алгоритмы и принципы построения защиты, что для их преодоления может понадобиться немало времени. В среде хакеров именно преодоление защиты от несанкционированного доступа является одним из высших подтверждений мастерства.
Причины защиты данных в компьютере различны. Кроме цели противодействия раскрытию и расследованию преступления, пользователи защищают данные от некомпетентности и неаккуратности при выполнении работ на ЭВМ. Защита компьютерной информации осуществляется путем идентификации (пользователь сообщает свое имя) и аутентификации (проверки подлинности) — вторая сторона убеждается, что субъект действительно тот, за кого себя выдает. Подлинность подтверждается знанием пароля, личного идентификационного номера, криптографического ключа и пр.; личной карточкой или иным устройством аналогичного назначения; голосом, отпечатками пальцев и другими биометрическими характеристиками и т. д.
Пароли давно встроены в операционные системы и другие сервисные программы. При правильном использовании они могут обеспечить приемлемый для многих организаций уровень безопасности. Тем не менее, по совокупности характеристик их следует признать самым слабым средством проверки подлинности. Надежность паролей основывается на способности помнить их и хранить в тайне. Чтобы пароль был запоминающимся, его зачастую делают простым, однако простой пароль не трудно угадать, особенно если заранее изучить пристрастия, увлечения, круг интересов законного пользователя. Иногда пароли с самого начала не являются тайной, так как имеют стандартные значения, указанные в документации, и далеко не всегда после установки системы производится их смена. Ввод пароля можно определить и с помощью оптических приборов, приборов перехвата электромагнитного излучения процессора и монитора. Статья 6 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" определяет среди прочих оперативно-розыскных мероприятий снятие информации с технических каналов связи. Проведение указанного мероприятия предусматривает знание оперативным работником каналов возможного снятия (перехвата) компьютерной информации, способов несанкционированного доступа, умения применять специальные технические средства.
Анализ парольной защиты при осмотре или обыске компьютерной техники позволит следователю с большей вероятностью определить истинного владельца криминалистически значимой информации, найденной в компьютере. Другими словами, чем выше надежность парольной системы, тем с большей уверенностью можно определить ее истинного владельца и тем выше доказательственная сила обнаруженной информации.
Другим средством аутентификации служат токены — предметы или устройства, владение которыми подтверждает подлинность пользователя. Самыми распространенными из них являются карточки с магнитной полосой. Обычно пользователь набирает на клавиатуре свой идентификационный номер, после чего процессор проверяет его совпадение с тем, что записан на карточке, а также подлинность самой карточки. Иногда (обычно для физического контроля доступа) карточки применяют сами по себе, без запроса личного идентификационного номера.
Безбумажная технология дает целый ряд преимуществ при обмене документами по сети связи или на машинных носителях. Но при этом возникает проблема идентификации автора документа и самого документа. В традиционной (бумажной) технологии она решается за счет того, что информация в документе жестко связана с физическим носителем (бумагой). На машинных носителях такой связи нет. Технически эта проблема частично решена с помощью применения цифровой подписи. Технология состоит в том, что лицо, составившее документ, кодирует его с помощью специальной программы — электронного ключа. При этом применяется два ключа. Один из них, не секретный, используется для шифровки и может публиковаться вместе с адресом пользователя, другой — секретный, применяется для расшифровки и известен только определенному лицу. Эта программа хранится на отдельной дискете, обычно у автора документа или стороны, которой тот направлен. Цифровая подпись реализует две функции — гарантирует целостность сообщения и удостоверяет личность автора документа. Криптографическая защита считается одним из наиболее мощных средств обеспечения конфиденциальности информации в компьютере или на магнитных носителях. Необходимо помнить, что даже в том случае, когда в распоряжении следствия имеется компьютер или магнитный носитель, но электронный ключ не обнаружен, "прочитать" информацию и идентифицировать ее автора (владельца) не представится возможным.
Помимо использования криптоалгоритмов, существует еще целый набор программных средств, позволяющих шифровать информацию и учитывающих различные условия анализа шифротекста при попытке его вскрытия. К ним, в частности, можно отнести и общеизвестную программу Diskreet из пакета Norton Utilities, позволяющую кроме шифрования магнитных носителей информации выполнять функцию блокировки клавиатуры и экрана ЭВМ (гашение изображения ценной информации), а также предусматривающую защиту информационных объектов на уровне файлов или виртуальных (логических) дисков винчестера. Для возобновления нормальной работы в ЭВМ требуется ввести пароль.
Все программы защиты, управляющие доступом к машинной информации, функционируют по принципу ответа на вопросы: кто может выполнять, какие операции и над какими данными. Доступ может быть определен как:
общий (безусловно предоставляемый каждому пользователю);
отказ (безусловный отказ, например, разрешение на удаление порции информации);
зависимый от события (управляемый событием); предусматривает блокировку обращения пользователя, например, в определенные интервалы времени или при обращении к компьютерной системе с определенного терминала;
зависимый от содержания данных (в этом случае решение о доступе основывается на текущем значении данных, например, некоторым пользователям запрещено читать те или иные данные);
зависимый от состояния (динамического состояния компьютерной системы); осуществляется в зависимости от текущего состояния компьютерной системы, управляющих программ и системы защиты;
частотно-зависимый (например, доступ разрешен пользователю только один или определенное число раз — таким образом предотвращается возможность динамического управления событиями);
по имени или другим признакам пользователя (например, пользователю должно быть более 18 лет);
зависимый от полномочий (предусматривает обращение пользователя к программам, данным, оборудованию в зависимости от предоставленного режима, например, может быть разрешено "только чтение", "чтение и запись", "только выполнение");
зависимый от предыстории обращений и учитывающий семантические связи между данными в сочетании с управлением доступом, зависящим от полномочий (программой проводится анализ контекста, включающего предыдущие запросы, их обработку, среду текущего запроса и семантические отношения между данными);
по разрешению (паролю или другому идентификатору: карточка, значок, и т. д.), где под идентификацией понимается процедура установления подлинности пользователя, осуществляющего доступ к компьютерной системе;
по процедуре (в этом случае система имеет, свою собственную процедуру: автоматически генерирует собственные правила обеспечения безопасности данных).
К новой электронной технологии относится применение электронных ключей. Электронный ключ — это устройство с памятью, выполненное на специализированной микросхеме размером не более спичечного коробка. Если при осмотре компьютера запустить защищенную программу, то она проверит наличие своего ключа. Когда такой ключ найден, программа выполняется; иначе выдается информация об ошибке и работа прерывается. Сам ключ вводится в порт компьютера, предназначенного для подключения принтера, и легко выводится.
Таким образом, очевидно, что наличие и использование оперативной информации зачастую может сыграть решающую роль при поиске в ЭВМ. Однако успешное преодоление защиты еще не решает все проблемы собирания доказательств в компьютере. Тактические особенности поиска компьютерной информации зависят также от функционального состояния ЭВМ и ее периферийных устройств на момент осмотра или обыска. Информация может быть либо зафиксирована на постоянном носителе, либо храниться в ЭВМ только в период ее работы, поэтому следователю необходимо выбирать различные тактические приемы поиска в зависимости от того, работает компьютер на момент начала следственного действия или отключен.
При включении компьютера в работу электронные устройства образуют в нем определенный объем так называемой "оперативной памяти" (ОЗУ), которая предназначена для операционных действий над информацией и программами и сохраняет их в процессе работы. При включении компьютера и (или) окончании работы с конкретной программой или данными ОЗУ очищается и готово для ввода новых. В процессе работы компьютера ОЗУ специальными программными средствами расчленяется на специальные области, предназначенные для раздельного хранения программ и данных. Среди таких областей, по желанию пользователя, может быть выделена специальная, которая имитирует внешнее устройство — накопитель информации. Этот накопитель (так называемый "виртуальный диск" или "псевдодиск") отличается высокой скоростью доступа и позволяет выполнять специфические операции по обмену программами (данными) с устройствами ЭВМ. О работающем компьютере свидетельствуют положение тумблеров, мигание или горение индикаторов на передней панели системного блока, изображение на дисплее, небольшая вибрация и чуть слышный шум работающих внутри вентиляторов.
В случае, если компьютер на момент начала осмотра оказался включен, необходимо оценить информацию, изображенную на дисплее. Прежде всего определить, какая программа исполняется на данный момент. В случае работы стандартного программного продукта (например, на экране изображены окна операционных оболочек Norton Commander или Windows) — не приступать к каким-либо манипуляциям на входе без предварительного визуального осмотра технических средств. Экран дисплея необходимо сфотографировать. Отключить все телефонные линии, подсоединенные к компьютеру. Описать все соединения на задней стенке системного блока. Если необходимо, вскрыть кожух системного блока и визуально определить конфигурацию ЭВМ, описать месторасположение электронных плат. Следование данным правилам позволит обезопасить поиск информации от различного рода устройств повреждения или уничтожения как аппаратных средств, так и информационной базы. Этими устройствами могут быть электронные ключи, радиозакладки-шумоподавителя и др. В случае, если при осмотре аппаратных средств выявлены неизвестные участникам осмотра (обыска) устройства (платы расширения, нестандартные соединения и т. д.), компьютер необходимо сразу выключить. При этом следует не отключать тумблер блока питания, а вынуть вилку из розетки. Затем (до отсоединения проводов) необходимо промаркировать всю систему подключения, все порты и разъемы, чтобы потом можно было осуществить точную реконструкцию расположения кабелей, плат расширения и других устройств.
Если конфигурация процессора стандартна, следует корректно завершить работу исполняемой в данный момент программы. Либо дождаться завершения ее работы до выдачи дополнительных, возможно искомых, данных. Присутствующим при осмотре (обыске) необходимо разъяснять все действия следователя и специалиста в ходе манипуляций с ЭВМ. Недопустимо вмешательство в информационную базу без наглядного и доступного комментария своих действий. Объяснено должно быть любое нажатие на клавиатуру, передвижение мыши и т. д.
Если для поиска информации задействуются программные продукты, не находящиеся в компьютере, а используемые следователем, это необходимо отметить в протоколе осмотра или обыска. Такие программы должны быть стандартными. Необходимо обеспечить наглядность контроля, т. е. все ключевые этапы работы программы изображаются на экране дисплея, а следователь либо специалист комментирует происходящее. Максимально активное участие понятых при поиске информации важно еще и потому, что результатом выполнения искомой программы может явиться не текстовой или графический документ, а аудио- или видеоролик (вербальная или визуальная информация). Такой итог работы программы, являясь уникальным (неповторимым), фиксируется с помощью протокола (не считая фото- и видеосъемки).
В случае обнаружения искомой информации текущее изображение экрана дисплея также необходимо сфотографировать, после чего стандартными средствами переписать информацию на постоянный носитель (обычно — магнитный диск) либо распечатать.
Включать и выключать компьютеры, производить с ними какие-то манипуляции может только специалист в области вычислительной техники. Если на объекте было отключено электроснабжение, например, в связи с пожаром или взрывом, до его включения следует проверить, находятся ли все компьютеры и периферийные устройства в отключенном состоянии. Изымать необходимо сразу все имеющиеся на объекте компьютеры (или хотя бы блоки памяти) и магнитные носители. Нельзя оставлять их на ответственное хранение на самом объекте или в другом месте, где к ним могут иметь доступ посторонние лица. Содержащаяся на магнитных носителях информация может быть легко уничтожена преступником, например, с помощью источника электромагнитного излучения. При этом визуально определить это невозможно.
Компьютеры и их комплектующие опечатываются: на разъемы налагают лист бумаги, закрепляя его края на боковых стенках компьютера густым клеем или клейкой лентой, чтобы исключить возможность работы с ними в отсутствие владельца или эксперта. Магнитные носители упаковываются, хранятся и перевозятся в специальных экранированных контейнерах или в стандартных дискетных или иных алюминиевых футлярах заводского изготовления, чтобы исключить разрушающее воздействие различных электромагнитных и магнитных полей и наводок, направленных излучений. Опечатываются только контейнеры или футляры. Пояснительные надписи наносятся на специальные самоклеящиеся этикетки для дискет, причем сначала делается надпись, а потом этикетка наклеивается на предназначенный для этого участок. Если на дискете уже имеется этикетка с какой-либо надписью, проставляется только порядковый номер, a пояснительные надписи под этим номером делаются на отдельном листке, который вкладывается в коробку. Недопустимо приклеивать что-либо непосредственно к магнитным носителям, пропускать через них бечеву, пробивать отверстия, наносить подписи, пометки, печати и т. д.
В протоколе следственного действия описываются основные физические характеристики изымаемых устройств, магнитных и других постоянных носителей информации, серийные номера аппаратуры, их видимые индивидуальные признаки. Машинные распечатки оформляются как приложение к протоколу.
Поскольку помимо информационных на аппаратных средствах зачастую оказываются традиционные для криминалистики следы, к участию в осмотре целесообразно привлекать специалиста-криминалиста. Из следственной практики известны случаи обнаружения следов пальцев рук, металлообрабатывающих инструментов, ручной пайки на внутренних элементах компьютерных средств.
При осуществлении допросов подозреваемых и обвиняемых необходима учитывать данные криминалистической характеристики о личности предполагаемого преступника. Важной является подготовка к допросу, в процессе которой необходимо постараться хотя бы условно выбрать, к какой группе' относится подозреваемый или обвиняемый, и на этом основывать тактику допроса. При первоначальном допросе необходимо, побуждая лицо к деятельному раскаянию, выяснить, какие изменения в работу компьютерных систем были внесены, какие, вирусы использовались, есть .ни с точки зрения подозреваемого (обвиняемого) возможность быстро устранить или уменьшить вред, причиненный несанкционированным проникновением в систему. Какие сведения и кому передавались.
При первоначальных допросах свидетелей и потерпевших необходимо выяснить назначение и функции компьютерной системы, кто имел доступ к. ней и в помещения, где располагалась компьютерная техника, не появлялись ли там посторонние лица, какие средства защиты использовались. Если часть информации была закрытой, то кто санкционировал доступ к ней и кто реально был допущен. Какой вред (имущественный, неимущественный) причинен преступлением и имеются ли способы его уменьшить.

§ 3. Возможности судебных экспертиз при расследовании преступлений в сфере движения компьютерной информации

Выше уже отмечалось большое значение, которое имеет по делам .данной категории участие специалиста в собирании доказательственной информации. По наиболее важен ее дальнейший анализ, исследование доказательств в ходе экспертных исследований.
Основной род экспертиз — компьютерно-технические. В соответствии с их задачами и спецификой объектов исследования в настоящее время в рамках этого рода экспертиз можно выделить два вида:
техническая экспертиза компьютеров и их комплектующих, которая проводится в целях изучения конструктивных особенностей и состояния компьютера, его периферийных устройств, магнитных носителей и пр., компьютерных сетей, а также причин возникновения сбоев в работе;
экспертиза данных и программного обеспечения, осуществляемая в целях изучения информации, хранящейся в компьютере и на магнитных носителях.

<< Пред. стр.

стр. 25
(общее количество: 26)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>