<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 26)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Преступление привлекает криминалистов не вообще, не как сложное социальное явление, а как противоправная деятельность, как акт человеческого поведения. Объектом криминалистики является функциональная сторона противоправной деятельности, та система действий и отношений, которая составляет содержание механизма преступления.
Механизм преступления —сложная динамическая система, включающая субъект преступления, его отношение к своим действиям и их последствиям, к соучастникам; предмет посягательства; способ совершения и сокрытия преступления; преступный результат и др. Как всякая объективная реальность, механизм преступления формируется и функционирует под воздействием определенных закономерностей, из числа которых к предмету криминалистики относятся:
а) закономерности формирования, выбора и реализации способов подготовки, совершения и сокрытия преступления;
б) закономерности возникновения и развития связей между элементами механизма преступления;
в) закономерности возникновения и развития явлений, связанных с преступлением (до, во время и после его совершения), значимых для решения задач судопроизводства.
Все элементы механизма преступления, будучи взаимосвязаны и отражаясь друг в друге и в окружающей среде, образуют многочисленные следы преступления, содержащие информацию о нем и его участниках.
Закономерности возникновения такой информации выражаются и базируются на следующих положениях.
Известно, что в фундаменте самого здания материи существует способность, сходная с ощущением, — свойство отражения. Формы проявления этого свойства тем выше и сложнее, чем выше и сложнее форма движения материи.
Поскольку отражение присуще всей материи, всякий материальный процесс отражается в других материальных процессах, связанных с ним. Из закона диалектики о взаимосвязи и взаимообусловленности явлений можно сделать вывод о том, что взаимосвязь при отражении есть одна из необходимых и универсальных связей объективной действительности:
если всякий материальный процесс связан необходимостью с другими процессами, то не существует изолированных, а следовательно, и принципиально не отражаемых явлений.
Событие преступления есть один из материальных процессов действительности. Для того чтобы узнать о событии, мы должны выделить связанные с ним изменения. Связь изменений с событием существует объективно. Эти изменения в среде, связанные с событием, есть результат взаимодействия между ними, результат отражения события в среде. Только по ним можно судить о содержании события. Применительно к процессу доказывания изменения в среде есть информация о событии, те самые фактические данные, с помощью которых только и можно судить о событии преступления. Следовательно, сам процесс возникновения информации есть процесс отражения, а информация — результат этого процесса. Поскольку же любое событие преступления необходимо (как и любой процесс) отражается в окружающей среде, и процесс возникновения информации о преступлении носит необходимый, повторяющийся, устойчивый и общий характер, т. е. является закономерностью. Закономерность процесса возникновения информации о преступлении есть одна из объективно существующих предпосылок установления истины в судебном исследовании — проявления принципа познаваемости мира.
Отражаемыми объектами в процессе возникновения информации становятся элементы преступления. Однако не все они играют одинаковую роль в акте отражения. Строго говоря, непосредственно отражаемыми объектами являются субъект и объективная сторона преступления. Субъект преступления как личность отражается через свои свойства (как проявление личности) и через средства и способы действия; действия (или бездействие) отражаются, через средства и способы их осуществления. Таким образом, свойства личности, средства и способы действий выступают как средство отражения. Складывается следующая система взаимосвязей в этом акте отражения:

Данная система выражает только процесс возникновения информации о событии, а не отношений субординации между объектами одной категории. В уголовно-правовом аспекте субъект преступления проявляется (представляется, репрезентируется) только через действия, т. е. сам отражаемым объектом не становится. В криминалистическом же аспекте, когда речь идет об установлении конкретного человека, совершившего преступление, необходимо рассматривать все формы выражения личности вовне, т. е. не только его поведение, но и свойства, по отражению которых, например, на окружающей обстановке можно идентифицировать субъекта. Поэтому мы и рассматриваем субъект преступления как самостоятельный отражаемый объект.
В сложных связях выступают в акте возникновения информации о событии и объект преступления, и субъективная сторона — мотив, цель, вина преступника. Объект, на который посягает преступник, репрезентируется в акте отражения действиями, обстановкой действий и предметом посягательства, субъективные же моменты — действиями. Таким образом, они участвуют в процессе возникновения информации о преступлении опосредованно: и через отражаемые и отражающие объекты, и через средства отражения.
Судить по отражению (информации) об отражаемом (о преступлении) можно только в том случае, если отражение обладает содержательной стороной, если связь изменений с событием можно обнаружить, выявить, понять по содержанию этих изменений. Содержание изменений, их характер есть информация об этих изменениях. Последние несут в себе сведения о том, каковы они, т. е. информацию о всем процессе отражения, результатом которого становятся изменения — материальные носители, "хранилище" информации о событии.
Информация как мера связи события и вызванных этим событием изменений в среде не может существовать без материальной основы, или, как принято говорить, вне информационного сигнала, под которым понимают единство материального носителя и средства передачи информации. Таким образом, изменения — это информационный сигнал, имеющий свое содержание — информацию, и форму выражения — информационный код. Информационным кодом служит и человеческая речь (словесный код).
В процессе изменений информационный сигнал может выступать в предметной (вещественной) и мысленной (образной) формах. Обе формы есть разновидности "отпечатков" события в среде.
Мысленная (образная) форма информационного сигнала является субъективной формой психического отражения.
Если изменение среды является материальным носителем информации, то сама эта информация после надлежащей процедуры становится доказательственной и составляет содержание доказательства.
Поскольку среда, в которой преступление вызывает изменение, не есть нечто монолитное, не один объект, а комплекс объектов, процессов, явлений, и отражение преступления, его "отпечаток" содержится не на одном отражающем объекте, а на их комплексе. Информация о событии распределена, таким образом, по всем объектам отражающего комплекса, т. е. по всем будущим доказательствам. Каждое из них содержит только порцию этой информации. Объем информации, содержащейся в конкретном доказательстве, зависит от того, насколько значительны те изменения среды, которые она выражает; эти изменения тем больше, чем теснее взаимосвязь с конкретным отражающим объектом отражаемого объекта — субъекта или действий. Поэтому, например, предмет посягательства содержит значительный объем информации о событии, орудие преступления — также, а информация о событии, содержащаяся в показаниях свидетеля-неочевидца, — более скудный, ибо этот свидетель событие не воспринимал, т. е. в акте отражения не участвовал.
Совокупность всей доказательственной информации в принципе адекватна полному отражению преступления. Мы говорим "в принципе" потому, что в действительности полного отражения быть не может. Еще более неполной по сравнению с моделью является информация, ставшая известной следователю, ибо объем ее обусловлен не только полнотой отражения, но и теми возможностями, которыми он обладает, и ограниченностью источников, допускаемых законом.
Процесс возникновения информации о событии, как всякий процесс отражения, носит ситуационный характер, т. е. зависит от условий, в которых он протекает. Ситуационность этого процесса и обусловливает то, что управляющие им закономерности проявляются (что вообще присуще проявлению объективных закономерностей) как тенденция. Степень осуществления этой тенденции зависит от конкретной обстановки. Отображение не может существовать без отображаемого, но отображаемое существует независимо от отображающего. При этом отображение никогда не, может всецело сравняться с отображаемым даже в тех случаях, когда отображающим выступает сознание человека. Именно поэтому можно Себе представить, что в отдельных случаях отражение будет настолько неполным, искаженным и т. п., что возникшая информация будет недостаточной для установления истины по делу. Какие же конкретно закономерности "управляют" процессом возникновения отражений, следов преступления?
Во-первых, это закономерная повторяемость процесса возникновения следов события. Она заключается в том, что при наличии определенных условий процесс отражения, в итоге которого возникают следы преступления, необходимо повторяется. Например, прикосновение руки к полированной поверхности оставляет следы пальцев, ходьба по пыльному полу — следы ног, восприятие внешности преступника — его мысленный образ в сознании наблюдателя и т. п.
Во-вторых, это логика связи между действиями преступника и преступным результатом, который будет являться доказательством по делу. Это означает, что преступный результат доказывает наличие преступного деяния и его характер, что закономерность наступления данного преступного результата позволяет отправляться от него к доказываемому событию.
В-третьих, это закономерность связи между способом совершения преступления и следами применения этого способа, т. е. возможность, исходя из знания способа, судить о тех следах, которые неизбежно возникают, а не иных, которые в свою очередь характерны для другого способа совершения преступления.
В-четвертых, это закономерная зависимость выбора способа от конкретных, известных обстоятельств субъективного и объективного характера, зависимость, позволяющая, отправляясь от способа, играющего роль доказательства, устанавливать эти обстоятельства и, наоборот, по обстоятельствам, выступающим в качестве доказательства по делу, судить о способе совершения преступления.
Способ не случайно играет такую важную роль в процессе возникновения информации о преступлении. Способ, понимаемый как система действий по подготовке, совершению и сокрытию преступления, будучи в целом отражаемым объектом, в то же время своими составляющими (действия, средства действий) отражается в среде события преступления.
Возникнув, информация о преступлении становится объективно существующим явлением материального мира. Его существование (как и любого явления) обусловлено объективными закономерностями действительности.
Изменение среды, будучи отражением события преступления, результатом взаимосвязи объектов, участвующих в акте отражения, есть конечная фаза этого процесса. Но диалектически уже в тот момент, когда процесс отражения завершен и возник "отпечаток" отражаемого объекта, начинается противоположный процесс — уничтожение, "снятие", "отрицание" отражения. Этот процесс исчезновения информации под влиянием объективных и субъективных факторов так же естествен, как и ее возникновение. Единство противоположных процессов — возникновения и исчезновения информации о преступлении — отражает противоречивые силы и тенденции всякого явления.
Хотя процесс уничтожения, рассеивания информации начинается одновременно с завершением процесса ее возникновения, в определенный промежуток времени изменения среды объективно существуют, т. е. сохраняют в необходимом объеме свои свойства носителей доказательственной информации.
Фаза существования отражения характеризуется непрерывным убыванием, исчезновением содержащейся в нем информации. В конце этой фазы отражающий объект в силу присущих ему свойств может вернуться в свое прежнее состояние, произойдет "снятие" отражения. Случится то, что будет с резиновым бруском, о который ударится металлический шар: шар образует вмятину на поверхности бруска, но затем вмятина исчезнет. Это так называемая упругая деформация. Нечто похожее, хотя, разумеется, под действием совершенно иных законов, происходит и с памятью человека. Отражение в памяти воспринятого объекта постепенно стирается, исчезает, отражение "снимается".
Отражения могут исчезнуть, могут быть уничтожены и внешними по отношению к ним воздействиями объективного характера (природных сил и т. п.). Таковыми могут быть и новые изменения, накладывающиеся на прежние в результате другого акта отражения, например след машины, проехавшей по следу ноги преступника.
И, наконец, отражения могут быть умышленно уничтожены заинтересованными лицами или преступником (воздействия субъективные). На отражение могут быть наложены новые изменения, например механически уничтожены следы пальцев или ног, изменена обстановка на месте происшествия, переделаны похищенные вещи и пр.
Возникновение информации о преступлении и его участниках служит связующим звеном между преступной деятельностью и деятельностью по раскрытию и расследованию преступлений. Криминалистика рассматривает последнюю также в своем специфическом аспекте: как работу с информацией о преступлении и его участниках — придание ей статуса судебных доказательств, собирание этих доказательств, их исследование, оценка и использование в целях доказывания истины.
Закономерности возникновения, существования и исчезновения информации выступают базовыми по отношению ко второй группе объективных закономерностей — закономерностям доказывания.
Как всякое объективно существующее явление материального мира, доказательство принципиально всегда может быть обнаружено. Возможность обнаружения доказательств, их собирания — одна из закономерностей объективной действительности, принципиальной познаваемости этой действительности, отражения ее субъектом судебного исследования.
Здесь необходимо сделать отступление, чтобы пояснить следующее.
Точно так же, как при совершении преступления, возникают, строго говоря, не доказательства, а информация о преступлении, которая может приобрести, а может и не приобрести (в силу тех или иных причин) значения доказательства, так и при собирании доказательства речь идет фактически о сборе информации о преступлении, которая, будучи исследована и оценена следователем, может получить статус доказательства. Однако закон в данном случае говорит уже о собирании доказательств, хотя по тексту ст. 70 УПК РСФСР представляется, что речь идет о "будущих" доказательствах. В этом убеждает и сопоставление, например, ст. 179 и 84 УПК: в первой идет речь о предметах, обнаруженных при осмотре и обыске, которые еще не именуются вещественными доказательствами, во второй —о процессуальной процедуре придания этим предметам значения вещественных доказательств. Руководствуясь данными соображениями, мы также будем употреблять термин "доказательство", придавая ему в контексте значение и "будущего" доказательства, и доказательства в процессуальном смысле слова.
Обнаружение доказательств — это их поиск и выявление. Как всякая деятельность, базирующаяся на знании определенных закономерностей, поиск доказательств становится деятельностью сознательной и целеустремленной. Эффективность этой деятельности обусловлена самой возможностью обнаружения доказательств.
Определение круга ситуационно типичных доказательств на базе закономерностей их возникновения воздает необходимые объективные предпосылки к их распознанию в той среде, где они находятся. "Отпечаток", отражение преступления вычленяется из среды, отделяется от отражающего объекта. Становится в принципе возможным из многообразия явлений на основе познания закономерностей механизма отражения выделить только те явления, факты, которые могут стать доказательствами — результатом акта отражения, т. е. находятся в необходимой взаимосвязи с преступлением. Возможность обнаружения доказательств становится действительностью, закономерным явлением, ибо приобретает необходимый, повторяющийся, устойчивый и всеобщий характер. Но и эта закономерность, как и всякая объективная закономерность, проявляется как тенденция, т. е. прокладывает себе путь через случайные отступления от нее, когда в силу тех или иных объективных или субъективных моментов доказательства остаются необнаруженными.
Итак, в каких же случаях закономерность обнаружения доказательств может не проявиться, не реализоваться?
Во-первых, такое возможно, если процесс возникновения доказательств под влиянием тех или иных условий сам протекал с отступлениями от присущих ему закономерностей, носил случайный характер.
Во-вторых, закономерность обнаружения доказательств может не проявиться, если "отпечатки" события были уничтожены. Заметим при этом, что уже само знание условий, при которых закономерность обнаружения доказательств не действует", знание исключений из правила подтверждает объективный характер данной закономерности, всеобщность и повторяемость ее проявлений.
В информационном аспекте обнаружение доказательств есть выделение, отбор из имеющихся лишь такой группы информационных сигналов, которые содержат только определенную, а именно — доказательственную информацию. При этом могут быть обнаружены только те доказательства, смысл которых может быть понят, расшифрован с помощью существующих на данном уровне знаний средств раскодирования. Чем шире круг таких средств, тем шире круг обнаруживаемых доказательств. Ясно, что информативность доказательства создает лишь необходимые предпосылки к его обнаружению. Сам же отбор информационных сигналов есть сложный нейрофизиологический и психологический процесс. Поэтому объективные предпосылки обнаружения доказательств реализуются через субъективное — через сознательную деятельность.
Субъективными факторами, которые способствуют воплощению объективно существующей возможности обнаружения доказательств в действительность, являются:
знание субъектом доказывания общих закономерностей возникновения информации о преступлении; .
знание им ситуационных особенностей механизма возникновения этой информации;
знание того, что может представлять собой в данной ситуации доказательство, по крайней мере как типичное, общее (разумеется, один и тот же объект может иметь и не иметь доказательственного значения, поэтому его "свойство доказательственности" само имеет ситуационный характер и становится проявлением определенной тенденции);
знание приемов и средств отбора информационных сигналов, т. е. обнаружения доказательств, и умение применить эти приемы и средства;
обладание необходимыми субъективными качествами (наблюдательность, внимание, способность логически мыслить и пр.).
Роль специалиста, участвующего в процессе обнаружения доказательств, как раз и заключается в восполнении своими субъективными качествами — знанием и умением — субъективных качеств лица, осуществляющего собирание доказательств.
Доказывание как специфическая познавательная деятельность есть в конечном счете оперирование доказательствами. Совершенно очевидно, что обнаружение, собирание доказательств — только начальный этап этой деятельности. Для того чтобы собранные доказательства можно было применить как средства установления истины, их необходимо исследовать, оценить и только после этого использовать.
Направленность и проявление закономерностей этой деятельности характеризуются следующими положениями.
Исследование доказательств есть частный случай процесса познания объективной действительности. Любая разновидность процесса познания подчинена общим закономерностям. Но поскольку предмет, условия и средства познания придают данному виду познавательной деятельности специфические черты, общие закономерности процесса познания не могут не испытывать влияния этой специфики. Исходя из этого закономерности исследования доказательств:
определяют содержание процесса познания объектов, выражающих не любые изменения среды, а лишь связанные с преступлением;
проявляются в специфических условиях судебного исследования, ограниченного сроками, средствами и кругом участников;
отражают специфику методов судебного исследования, в том числе таких, которые применяются только при исследовании доказательств (криминалистических, судебно-медицинских и иных методов);
отражают своеобразие цели исследования доказательств, совпадающей с общей целью судебного исследования: установление истины в процессе судопроизводства по конкретному делу.
Сущность исследования доказательств заключается в том, что познается их содержание (включая и проверку достоверности этого содержания) и устанавливается согласуемость доказательств по одному делу между собой.
Содержание доказательства — это заключающаяся в нем информация, которая дает ответ не только на вопрос, что устанавливается данным доказательством, но и позволяет выяснить, согласуется ли оно с другими доказательствами по делу.
В результате исследования доказательств в распоряжении субъекта доказывания оказывается соответствующим образом интерпретированная и доступная по своему смысловому выражению доказательственная информация. Она подлежит оценке и последующему использованию.
Оценка доказательств — логический процесс, мыслительная деятельность, связанная с суждением о ценности доказательственной информации. Она предпринимается для того, чтобы выяснить:
допустимо ли использование информации в качестве доказательства, не противоречит ли это закону, принципам доказывания;
относится ли оцениваемая информация к делу и каков характер ее связи с уже оцененными доказательствами;
каково значение оцениваемой информации по делу;
как может быть использовано оцениваемое доказательство в дальнейшем.
Под использованием доказательств следует понимать оперирование ими в целях доказывания. В своей основе оперирование доказательствами также является логическим процессом, подчиняющимся всем закономерностям рационального мышления. Оперирование доказательствами может заключаться в их демонстрации (предъявлении) в целях подтверждения доказанности того или иного обстоятельства; оно необходимо в целях проверки других доказательств, их исследования; наконец, их использование может оказаться необходимым для получения иных доказательств и установления их источников. Использование доказательств, оперирование ими и есть собственно доказывание, накопление доказательственной информации до такого предела, пока на ее основе не сформируется убеждение в доказанности искомых положений.
Закономерности оценки и использования доказательств проявляются:
в доказывании нужного, т. е. только того, что требуется обстоятельствами дела, следовательно, в направленности доказывания;
в доказывании всестороннем и полном, следовательно, в обеспечении качества доказывания;
в учете всех значимых связей между доказательствами, их причинной и иной обусловленности;
в поступательном развитии процесса их накопления до уровня доказанности, что и означает установление истины по делу.
Такова в общих чертах характеристика закономерностей собирания, исследования, оценки и использования доказательств, представляющих собой часть предмета криминалистической науки.
Изучение всех названных объективных закономерностей не является самоцелью. Их познание необходимо для того, чтобы криминалистика могла выполнить свою основную служебную функцию — содействовать практике борьбы с преступностью. На базе познания этих закономерностей криминалистика целеустремленно разрабатывает технико-криминалистические средства, тактические приемы и методические рекомендации по работе с доказательствами, организации и планированию предварительного расследования и судебного разбирательства, предотвращения преступлений. Эти средства, приемы и рекомендации составляют четвертый элемент предмета криминалистики.
Криминалистические методы и средства различаются по источнику происхождения, содержанию, целям и субъектам применения.
По источнику происхождения они могут быть результатом развития практики борьбы с преступностью. Криминалистика, изучая эту практику, учитывая в то же время и опыт отрицательный, допускаемые ошибки и упущения, обобщает, анализирует, а затем совершенствует применяемые средства, приемы и рекомендации.
Другим важным источником происхождения криминалистических методов и средств служат достижения иных наук. Часть этих данных используется в непреобразованном виде в качестве научной основы или элемента криминалистического метода или средства; другая часть трансформируется в криминалистические методы и средства. Но в обоих случаях происходит процесс не механического заимствования, а активного, творческого приспособления этих данных для решения задач, стоящих перед криминалистикой.
Наконец, источником происхождения криминалистических методов и средств служат результаты собственных научных разработок.
По содержанию криминалистические методы и средства подразделяются на технические, тактические и методические. Их совокупности, надлежащим образом систематизированные, соответственно образуют криминалистическую технику, криминалистическую тактику и криминалистическую методику — разделы науки.
По целям применения различают криминалистические методы и средства: судебного исследования; предотвращения преступлений. Это деление носит условный характер, поскольку в ряде случаев одни и те же методы и средства могут использоваться как в тех, так и в других целях.
Когда идет речь о классификации криминалистических методов и средств по субъекту применения, обычно имеют в виду их использование оперативным сотрудником, следователем, судом, экспертом. Однако, как и в предыдущем случае, такая классификация в целом весьма условна, поскольку не основана на законе, который не запрещает, например, следователю использовать средства, применяемые преимущественно экспертом, и т. п.
Все сказанное позволяет следующим образом определить предмет криминалистики:
Криминалистика — наука о закономерностях механизма преступления, возникновения информации о преступлении и его участниках, закономерностях собирания, исследования, оценки и использования доказательств и основанных на познании этих закономерностей специальных методах и средствах судебного исследования и предотвращения преступлений.

§ 2. Система криминалистики

Для того чтобы система науки удовлетворяла требованиям, предъявляемым к научному знанию, она должна адекватно отражать структуру предмета данной науки и ее социальную функцию. Сказанное полностью относится и к системе криминалистических знаний.
Система криминалистики — это составляющие ее части или разделы, выделенные на определенных основаниях и характеризующиеся наличием внутренних связей между элементами их содержания, а также внешних устойчивых связей между частями или разделами.
Современные представления о содержании криминалистической науки позволяют выделить в ее системе четыре раздела: 1 — общая теория криминалистики; 2 — криминалистическая техника; 3 — криминалистическая тактика; 4 — криминалистическая методика (или методика расследования и предотвращения отдельных видов преступлений).
Общая теория. криминалистики — это система ее методологических принципов, теоретических концепций, категорий, понятий и определений, методов и связей, представляющая научную интерпретацию предмета криминалистики как целого. Ее содержание отражает современный уровень познания предмета криминалистики.
Основные элементы общей теории следующие:
1. Введение в общую теорию криминалистики. Оно содержит положения, формирующие представления о предмете криминалистики, ее задачах, принципах, законах развития и месте в системе научного знания. Это науковедческая часть общей теории.
2. Частные криминалистические теории (учения). Это научные положения, отражающие результаты познания объективных закономерностей действительности, составляющих предмет криминалистики и являющихся базой для разработки криминалистических средств, приемов, методик и рекомендаций по их использованию в практике борьбы с преступностью.
К числу частных криминалистических теорий (учений) относятся такие, как учение о механизме преступления, учение о способе совершения и сокрытия преступления, учение о признаках, теории криминалистической идентификации и диагностики, криминалистическое учение о розыске и т. п. Система этих теорий — открытая, поскольку их перечень может быть исчерпывающим лишь в данный момент: развитие общей теории и практики борьбы с преступностью неизбежно приводит к возникновению новых частных теорий.
3. Учение о методах криминалистики — методология криминалистики в узком смысле этого понятия.
4. Учение о языке криминалистики.
Язык криминалистики — это система понятий и их определений, а также обозначающих их терминов и знаков. . -
Среди понятий выделяются наиболее общие и значимые для науки криминалистические категории; в аспекте системы это понятия криминалистической техники, тактики и методики.
5. Криминалистическая систематика — принципы распределения криминалистических знаний по разделам науки, начиная от системы науки в целом, систем ее разделов и кончая частными криминалистическими системами и классификациями. К числу последних относятся классификации различных объектов (следов, оружия, документов и пр.), признаков (почерка, папиллярных узоров, подделки документов и др.), процессов, отношений, понятий.
Формирование общей теории — результат развития криминалистики на современном этапе, длящийся процесс, отражающий динамизм науки.
Криминалистическая техника — система научных положений и разрабатываемых на их основе технических (в широком смысле) средств, приемов и методик, предназначенных для собирания, исследования и использования доказательств и иных мер расследования и предупреждения преступлений.
На заре криминалистики в понятие криминалистической ("уголовной", как тогда ее называли) техники вкладывали все содержание формирующейся науки.
Различают такие отрасли криминалистической техники, как криминалистическую фотографию, кинематографию и видеозапись, учение о следах (трасологию), криминалистическую регистрацию и др. По мере развития науки формируются новые отрасли криминалистической техники.
Криминалистическая тактика — система научных положений и разрабатываемых на их основе рекомендаций по организации и планированию предварительного расследования и судебного следствия, определению линии поведения лиц, собирающих и исследующих доказательства, и приемов проведения следственных и судебных действий.
Как и техника, тактика вначале именовалась "уголовной". Эволюция представлений о содержании тактики заключалась в постепенном исключении из нее знаний, не относящихся к предмету криминалистики, например учения о современном преступнике. Наряду с этим происходил и обратный процесс — включения положений, расширяющих сферу использования криминалистических методов и средств, например в суде, результатов использования данных других наук, углубленного изучения следственной практики и т. п. В настоящее время в содержание тактики включают учение о криминалистической версии и планировании судебного исследования, криминалистическое учение о розыске, принципы взаимодействия субъектов доказывания, в том числе системы тактических приемов проведения отдельных следственных и судебных действий.
Криминалистическая методика, — система научных положений и разрабатываемых на их основе рекомендаций по организации и осуществлению расследования и предотвращению отдельных видов преступлений.
В ее содержание входят концепция криминалистической характеристики преступления, методики изучения проходящих по делу лиц, вопросы программирования деятельности следователя. Основное содержание этого раздела криминалистики составляют частные криминалистические методики расследования и предотвращения отдельных видов преступлений — убийств, разбойных нападений, краж, мошенничества и др.
Существует неразрывная связь между всеми разделами криминалистической науки. Общая теория служит методологической и научной основой техники, тактики и методики. Тактические приемы и рекомендации призваны обеспечить наиболее полное и эффективное применение приемов и средств криминалистической техники. Отдельные тактические приемы и тактика того или иного следственного действия изменяются в зависимости от характера используемых при их проведении средств криминалистической техники. В свою очередь возникающие перед криминалистической тактикой и методикой проблемы, изменение их задач, использование новых данных смежных наук вызывают к жизни появление новых или изменение существующих технико-криминалистических средств, приемов и методик.
Криминалистическая техника и тактика реализуются в жизни, в практической деятельности органов дознания, следствия и суда через криминалистическую методику. Именно в этом разделе науки учитываются те особенности, которые характеризуют применение положений криминалистической техники и тактики при расследовании того или иного вида преступлений.
§ 3. Криминалистические категории

Как уже указывалось, криминалистические категории — это наиболее общие, наиболее значимые для науки и практики понятия криминалистики. К ним в первую очередь относятся понятия разделов криминалистики — общей теории, техники, тактики и методики, рассмотренные в предыдущем параграфе. Помимо них к числу основных криминалистических категорий относятся понятия технико-криминалистического средства, криминалистического приема, криминалистической рекомендации, тактической комбинации (операции), следственной ситуации, тактического решения, способа совершения и сокрытия преступления, криминалистической характеристики преступления и некоторые другие [70 Разумеется, категориальное значение для криминалистики имеют такие общенаучные понятия, как тождество и сходство, причина и следствие, необходимость и случайность, вещи, их свойства и признаки, отношения и связи и др. Однако их трактовка в криминалистике не отличается существенной спецификой и поэтому в данном учебнике они фигурируют лишь при рассмотрении отдельных проблем или теорий.]
.
Технико-криминалистическое средство — устройство, приспособление или материал, используемые для собирания и исследования доказательств или для создания условий, затрудняющих совершение преступлений.
В криминалистике и практике борьбы с преступностью применяются технические средства трех видов: а) универсальные или общетехнические, используемые в криминалистических целях без приспособления или переделки, например бытовая фотоаппаратура, обычные средства связи или осветительные приборы и т. п.; б) специально приспособленные для криминалистических целей (лупа с подсветкой, приспособления для метрической или масштабной фотосъемки и др.); в) специально разработанные для целей криминалистики. К числу технико-криминалистических средств относятся средства двух последних групп.
Криминалистический прием — наиболее рациональный и эффективный способ действия или наиболее целесообразная линия поведения при собирании, исследовании, оценке и использовании доказательств и предотвращении преступлений.
Различают технико-криминалистические и тактико-криминалистические (тактические) приемы. К первым относятся приемы использования технико-криминалистических средств (например, приемы работы со сравнительным микроскопом) и приемы использования научных положений криминалистической техники (например, приемы обнаружения следов). Ко вторым — приемы организации и планирования расследования, подготовки и осуществления отдельных следственных и судебных действий, Тактическим может быть и поведенческий прием, т. е. выбор субъектом доказывания наиболее целесообразной линии поведения.
На признание того или иного способа действия наиболее эффективным и целесообразным влияет ряд субъективных и объективных факторов, к числу которых относятся:
а) системность операций, составляющих в своей совокупности способы действий, последовательность их выполнения;
б) разрешающая способность используемых технико-криминалистических средств и иных технических устройств;
в) параметры используемых технических средств (вес, размеры, возможность перемещения и т. п.);
г) физические и психические возможности человека, от которых зависит содержание и условия применения приема;
д) индивидуальные особенности субъекта, применяющего прием, наличие у него необходимых знаний, навыков, опыта, от чего зависит выбор приема.
Условиями применения технико-криминалистических средств и криминалистических приемов являются их научная обоснованность и допустимость. О допустимости речь уже шла, когда приводились критерии оценки методов криминалистики: сказанное относится и к допустимости средств и приемов. Научная же обоснованность средства или приема означает, что они основаны на положениях той или иной науки, удовлетворяют соответствующим требованиям, что результаты их применения обладают необходимой достаточностью и достоверностью.
В процессе расследования могут возникнуть такие ситуации, когда для решения задачи потребуется применить не разрозненные тактические приемы, а их сочетания, обусловленные определенным замыслом. Такие сочетания именуются в криминалистике тактическими комбинациями (иногда употребляют термин "операция", семантически менее точный).
Тактическая комбинация — это определенное сочетание тактических приемов или следственных и иных действий, преследующее цель решения конкретной задачи расследования и обусловленное этой целью и следственной ситуацией.
Тактические комбинации подразделяются на простые, или элементарные, и сложные. Первые представляют собой сочетание приемов в рамках одного следственного действия, вторые — сочетание следственных и иных (оперативно-розыскных, организационно-технических) действий по конкретному уголовному-делу.
Тактическая комбинация может состоять из одноименных или разноименных действий. Если в ходе расследования, особенно на начальном его этапе, реализуются данные, полученные оперативным путем, то тактическая комбинация может представлять собой сочетание оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий, объединенное единым замыслом. Такую комбинацию можно назвать оперативно-тактической. Но при этом нужно иметь в виду следующее.
Оперативно-розыскные мероприятия как элемент комбинации служат целям создания условий, обеспечивающих результативность, целеустремленность и безопасность входящих в структуру комбинации следственных действий. Оперативно-розыскные меры и следственные действия сочетаются, а не смешиваются друг с другом. Следователь при этом не приобретает права на участие в оперативно-розыскных мероприятиях, он не определяет и методы их осуществления. Оперативно-тактическая комбинация осуществляется путем взаимодействия между следователем и оперативным сотрудником, каждый из которых действует строго в пределах своей компетенции и своими методами.
Криминалистическая рекомендация — научно обоснованный и апробированный практикой совет, касающийся выбора и применения средств, приемов и методик собирания, исследования, оценки и использования доказательств.
Рекомендации могут быть общими, т. е. такими, использование которых возможно: а) любым участником доказывания; б) в любой ситуации, независимо от обстоятельств дела. Рекомендации могут быть и специальными, рассчитанными на определенного адресата (следователя, эксперта и др.) или на конкретную ситуацию.
В обиходе этот термин нередко употребляется для обозначения всех разработок криминалистики.
Следственная ситуация — совокупность условий, обстановка, в которой в данный момент протекает процесс доказывания. По своему содержанию следственная ситуация представляет собой совокупность следующих компонентов:
1) психологического характера: результат конфликта между следователем и противостоящими ему лицами; психологическое состояние следователя; противодействие установлению истины со стороны проходящих по делу лиц или "их связей" и др.;
2) информационного характера: осведомленность следователя об обстоятельствах преступления и его участниках, возможных доказательствах, местах сокрытия искомого, замыслах лиц, проходящих по делу, и т. п.;
3) процессуального и тактического характера: состояние производства по делу; доказательства и их источники; возможность избрания нужной меры пресечения, изоляции обвиняемых друг от друга и др.;
4) материального и организационно-технического характера: наличие в данный момент в распоряжении органа дознания необходимых сил, средств, времени и возможность их использования оптимальным образом; наличие коммуникаций между дежурной частью органа внутренних дел и следственно-оперативной группой; наличие средств передачи информации из учетно-регистрационных аппаратов ОВД и др.
Сочетание всех этих компонентов обусловливает индивидуальность, неповторимость конкретной следственной ситуации.
Следственные ситуации могут быть разделены на исходные, промежуточные и конечные; конфликтные и бесконфликтные, а в смысле их значения для расследования — на благоприятные и неблагоприятные. Среди последних выделяется ситуация тактического риска.
Тактический риск — возможность негативного результата при проведении следственного действия или тактической комбинации. Задача следователя — действовать, взбегая риска, но поскольку это практически невозможно, стремиться к тому, чтобы его минимизировать. Этой цели должно служить и тактическое решение.
Тактическое решение — выбор цели тактического воздействия на следственную ситуацию в целом или на ее отдельные компоненты, на ход и результаты расследования и его элементы и определение методов, приемов и средств достижения этой цели. Целями тактического воздействия могут быть:
изменение следственной ситуации или отдельных ее компонентов в благоприятную для следствия сторону;
максимально эффективное использование неблагоприятной следственной ситуации;
достижение превосходства в ранге рефлексии над противоборствующей стороной;
использование фактора внезапности, особенно на исходном этапе расследования;
сведение на нет или минимизация тактического риска;
обеспечение методичности и наступательности расследования.
Процесс подготовки и принятия тактического решения проходит следующие этапы: сбор исходной информации — определение цели тактического воздействия; формулирование задачи — выбор средств и методов достижения цели — формулирование решения. Далее следуют реализация решения и оценка полученных результатов.
Тактическое решение должно удовлетворять требованиям законности, своевременности, обоснованности, нравственности и реальности использования.
Механизм преступления — сложная, многокомпонентная, динамическая система, образуемая: действиями субъекта преступления, направленными на достижение определенного результата в отношении конкретного предмета преступного посягательства; действиями потерпевшего и лиц, оказавшихся случайными участниками (активными или пассивными) события, происходящего в конкретных условиях и обстоятельствах, совокупность которых детерминирует способ совершения и сокрытия преступления, связи и отношения между элементами механизма преступления.
Важнейшую роль в механизме преступления играет способ совершения и сокрытия преступления.
Способ совершения преступления — это детерминированная личностью, предметом и обстоятельствами преступного посягательства система действий субъекта, направленная на достижение преступной цели и объединенная единым преступным замыслом. В этой системе могут быть выделены действия по подготовке, непосредственно совершению и сокрытию следов преступления. В тех случаях, когда преступление совершается без предварительной подготовки или когда субъект преступления не планирует действий по его сокрытию, налицо неполноструктурный способ совершения преступления. При этом возможно формирование самостоятельного способа сокрытия преступления.
Одной из центральных криминалистических категорий является понятие следа.
След преступления (преступника) — отражение в обстановке преступного деяния элемента механизма преступления, материальные и идеальные отображения события, подлежащего расследованию.
Криминалистически значимые свойства следа заключаются, во-первых, в системности следов преступления, обусловленной генетически: все они происходят из одного источника — события преступления; во-вторых, в их информативности: каждый след несет информацию о той или иной стороне преступления, а в системе — о преступлении в целом; в-третьих, в возможности их классификации по различным основаниям, что способствует их исследованию и оценке их доказательственного значения.
Помимо названных существуют и другие криминалистические категории, например криминалистическая характеристика преступления, криминалистическая версия и пр., рассмотрение которых целесообразно при изложении вопросов криминалистической техники, тактики и методики.

§ 4. Криминалистические классификации

Помимо своего гносеологического значения как одного из средств познания, криминалистические классификации являются одним из средств практической деятельности, разрабатываемых специально для борьбы с преступностью.
Рассмотрим основные из них.
Классификация лиц. Объектами данной классификации являются известные и неизвестные преступники. Ее основанием обычно служит, во-первых, вид совершенного преступления, во-вторых, способ совершения данного вида преступления. Цели классификации:
сузить круг лиц, среди которых следует искать преступника;
предоставить в распоряжение следователя или оперативного работника имеющуюся информацию о личности разыскиваемого;
идентифицировать лицо по его материально-фиксированным признакам. .
Сфера практической деятельности — розыск и отождествление.
Классификация предметов включает:
1. Классификации следов. Эти классификации в зависимости от видов следов могут различаться по:
характеру следообразующего объекта (следы рук, ног, обуви, транспортных средств, инструментов и т. п.);
механизму следообразования (следы давления, скольжения, качения, отделения);
видам изменений, внесенных в воспринимающий объект (поверхностные, объемные);
виду отображения в них признаков (позитивные и негативные).
Возможны и иные классификации следов, иногда по смешанным основаниям или производные (более дробные) от приведенных классификаций. Так, Б. И. Шевченко предложил следующую классификацию следов:
объемные следы локального механического воздействия (оттиски, разрезы, пробоины);
поверхностные следы локального механического воздействия (отпечатки и отслоения статические и динамические);
объемные и поверхностные следы локального химического и термического воздействия;
объемные и поверхностные следы периферического воздействия [71 См.: Шевченко Б. И. Научные основы современной трасологии. М., 1947.]
.
В этой классификации одновременно используется несколько оснований деления.
Примером дробной (многоступенчатой) служит классификация следов обуви и ног, предложенная Е. И. Зуевым [72 См.: Зуев Е. И. К вопросу об основаниях классификации следов ног и обуви // Сборник научных работ Литовского НИИСЭ. Вильнюс, 1963. С. 188—192.]
. При этом он различает следующие основания деления: вид следообразующего объекта, полнота отображения контактных поверхностей следообразующих объектов, механизм следообразования, характер отображения рельефа следообразующих объектов, взаимосвязь следов на месте происшествия.
2. Классификация документов по:
способу исполнения — рукописные, машинописные, типографские и др.;
источнику — официальные и частные;
способу передачи информации — открытые и кодированные;
юридической природе — подлинные и поддельные.
В зависимости от цели и основания возможны и иные классификации документов.
3. Классификация оружия.
4. Классификация образцов для сравнительного исследования.
5. Классификация некоторых орудий совершения преступлений.
6. Классификация технико-криминалистических средств работы с доказательствами.
Этот перечень не является, разумеется, исчерпывающим.
Классификация свойств и признаков. В тех случаях, когда свойства или признаки не выступают основанием для классификации предметов, они сами могут стать объектом криминалистической классификации.
Криминалистические классификации свойств отличаются от их логических классификаций. Основанием для последних обычно служит экстенсивность или интенсивность свойства, причем под экстенсивностью подразумевают величину множества вещей, обладающих каким-либо конкретным свойством, а под интенсивностью — характер проявления свойства. Так, по интенсивности различают одномерные, многомерные и точечные свойства. В этом случае основанием для классификации становится количество направлений, в которых могут одновременно изменяться свойства: одномерные — это такие свойства, которые, будучи присущи предмету, всегда имеют определенную интенсивность и могут изменяться лишь в сторону уменьшения или увеличения этой интенсивности (длина, вес, масса, мощность и пр.); к двухмерным и другим многомерным свойствам относятся такие, которые способны изменяться в двух или многих направлениях, и т. п.
Криминалистические классификации свойств основываются на качественной их характеристике и предназначены либо для выделения предмета из группы подобных или отнесения его к группе, либо для обоснования доказательственного значения производных от этих свойств качеств. Такова, например, классификация свойств папиллярных узоров, одно из значений которой заключается в том, что она создает предпосылки общей возможности папилляроскопической идентификации.
Основой криминалистической классификации могут быть как необходимые, так и случайные свойства (признаки). Возможны классификации, базирующиеся на тех и других признаках в комплексе. Примером служит классификация зубов, в которой сочетаются и необходимые признаки (общая форма зубного ряда, количество жевательных бугорков и др.), и случайные, например: наличие протезов, величина смещения зуба относительно общей линии зубного ряда или окклюзионной плоскости.
Назначение криминалистических классификаций лиц, предметов, свойств и признаков заключается в том, что они либо служат целям розыска, идентификации (иногда того и другого вместе), либо позволяют определить правильное направление процесса доказывания. Розыскным целям, например, служит классификация внешних признаков человека. Для идентификации разработаны различные криминалистические классификации признаков следов, письма и почерка и др.
Классификации действий и процессов. К ним могут быть отнесены следующие классификации:
1) следственных действий — на первоначальные и последующие;
2) следственных действий — по их разновидностям:
допрос: потерпевшего, свидетеля, подозреваемого, обвиняемого, эксперта; допрос на очной ставке;
осмотр: места происшествия, трупа, вещественных доказательств, документов, помещений и участков местности, не являющихся местом происшествия, живых лиц (освидетельствование);
обыск: личный, помещений, местности, транспортных средств;
экспертиза: по отраслям знаний, первоначальная, повторная, дополнительная, единоличная, комиссионная, комплексная и т. п. Аналогично могут быть классифицированы и иные следственные действия;
3) способов совершения и сокрытия преступлений;
4) способов или методов фиксации доказательств;
5) технико-криминалистических и тактических приемов.
Эти классификации направлены непосредственно на обеспечение процесса доказывания.
Логико-криминалистические классификации. Так условно можно назвать группу классификаций, оперирующих логическими категориями, которые в силу различных причин приобрели специфическое значение в криминалистике. К их числу относятся классификации:
версий (по субъекту выдвижения, по объему);
выводов эксперта (по степени определенности);
отношений (взаимосвязи между объектами).
Для криминалистики особенно важна классификация отношений, в соответствии с которой они подразделяются на отношения тождества, сходства, пространственные, временные, причинные и др.
Глава 3. Задачи, принципы и законы развития криминалистики

§ 1. Общая, специальные и конкретные задачи криминалистики

При возрастающей роли науки, превращении ее в непосредственную производительную силу, без которой нельзя решить ни одной задачи в области экономической и социальной жизни людей, с особой остротой ставится вопрос о ее назначении, целях и задачах развития. Для чего существует конкретная область научного знания? Без четкого ответа на этот вопрос трудно представить себе целеустремленную научную деятельность и еще труднее определить отношение общества к данной науке, т. е. ее общественную необходимость.
Известно, что само возникновение криминалистики было обусловлено потребностями в научных методах раскрытия, расследования и предотвращения преступлений. Удовлетворение этой потребности стало служебной функцией криминалистики с первых дней ее существования, определило закономерности ее развития.
Борьба с преступностью — общая, или главная, задача всех наук, изучающих преступность, среди которых важное место занимает криминалистика.
Необходимо отметить: из совершенно правильного общего положения о том, что наука стала одной из производительных сил общества, не следует, что криминалистика играет теперь иную роль в борьбе с преступностью, что изменилась ее служебная функция. Ни криминалистика, ни науки уголовного процесса и права не "участвуют" в борьбе с преступностью. Криминалистика не "партнер" следователя и судьи, а один из "инструментов" их деятельности по установлению истины.
Итак, общая задача криминалистики — содействие борьбе с преступностью своими специфическими силами и средствами. В этом — цель ее существования и развития.
Из общей задачи вытекают специальные, характерные именно для данной науки:
дальнейшее изучение объективных закономерностей действительности, составляющих основу предмета криминалистики;
развитие ее общей и частных теорий как базы криминалистических средств и методов судебного исследования и предотвращения преступлений;
разработка новых и совершенствование существующих технико-криминалистических средств, тактических приемов и методических рекомендаций по собиранию, исследованию и использованию доказательств;
разработка и совершенствование организационных, тактических и методических основ предварительного и судебного следствия, организационных и методических основ криминалистической экспертизы;
разработка и совершенствование криминалистических средств и методов предотвращения преступлений;
изучение и использование зарубежного опыта в данной сфере.
Общая и специальные задачи криминалистики реализуются через решение конкретных задач, т. е. поставленных на данном этапе и имеющих более или менее временный характер. Конкретную задачу может решать как криминалистика в целом, так и один из ее разделов (частей этого раздела). Объем конкретных задач может быть различным, причем сами они могут относиться и к теории науки, ее связям с другими областями знания, и к научной "продукции".
На начальном этапе развития криминалистики, когда интенсивно накапливался эмпирический материал, конкретные задачи ученых сводились в основном к разработке отдельных технико-криминалистических средств, криминалистических приемов, отбору тех данных, которые могли быть использованы. На этапе возникновения частных криминалистических теорий и формирования предпосылок к созданию общей теории криминалистики характер конкретных задач науки несколько изменился.
Наряду с задачами, стоящими перед криминалистикой в целом, на этом этапе возникли и более узкие: разработка методики расследования хищений государственного и общественного имущества, научных основ отдельных видов криминалистической экспертизы, применения методов физики в криминалистике, исследования микрочастиц, разработка проблем криминалистической версии и планирования расследования и др.
В начале современного этапа развития криминалистики — создания общей теории науки — наряду с задачами чисто теоретического характера формулируются конкретные задачи практического содержания: расширение объема используемых в криминалистической тактике данных психологии и логики, применение достижений кибернетики, разработка вопросов предварительного исследования объектов экспертизы, методики установления в процессе расследования причин и условий, способствующих совершению преступлений.
Наконец, в настоящее время называют такие конкретные задачи науки, как пересмотр системы тактических приемов, классификация способов совершения преступлений, разработка тактики судебных действий, рекомендаций по использованию в расследовании фактора внезапности, тактики новых следственных действий и др.

§ 2. Принципы криминалистики

Под принципом (от латинского principium — основа, начало) обычно понимается какое-либо исходное положение теории, учения, науки и т. п. либо внутреннее убеждение человека, его взгляд на вещи. Под принципами криминалистической науки надо понимать те основные условия, которые определяют гносеологическую направленность криминалистических научных исследований, рассматривая при этом последние как одну из разновидностей единого процесса научного познания. Такое понимание криминалистики позволяет сделать вывод о том, что в указанном смысле нет и не может быть никаких специфических принципов данной отрасли знания, а есть применение общих принципов науки к познанию специфического предмета криминалистики:
объективность;
историзм;
системность науки.
Принцип объективности означает, что криминалистическая наука существует и развивается на фундаменте материалистической диалектики как общей философской методологии, опирается на критерий практики при решении научных проблем, исходит из понимания своей органической связи с материалистической философией. Реализация принципа объективности в криминалистике с этой точки зрения означает философскую разработанность ее проблем, применение категорий и законов диалектики для исследования различных сторон предмета данной науки.
Ни одну конкретную частную науку невозможно отделить от той или иной философской концепции как способа подхода к решению задач этой науки. В природе не существует "чистой" науки, не связанной с мировоззрением ее представителей, ибо философский и конкретно-научный подходы к изучению предмета науки существуют в единстве.
Выражением принципа объективности в криминалистике служит непримиримость к ошибкам и недостаткам в научных исследованиях, высокая требовательность к рекомендациям науки практике. Реализации этой стороны принципа объективности способствует дух творческой свободной дискуссии, присущий криминалистике, отсутствие в ней монополизма и диктаторского навязывания своих взглядов.
Принцип историзма отражает диалектическое требование рассмотреть предмет познания с позиций его возникновения, развития, исчезновения. Ни одно явление не может быть изучено и понято, если рассматривать его изолированно от всего окружающего, вне связи с другими явлениями, в отрыве от его истории.
Принцип системности науки означает такой подход к предмету познания, при котором криминалистика в целом,, отдельные ее разделы и направления, изучаемые ею объекты и явления и т. п. рассматриваются как элементы, т. е. взаимосвязанные и взаимообусловленные части целого.
Принцип системности науки отражает действие такого всеобщего закона ее развития, как закон непрерывности накопления научного знания. Реализация этого принципа обеспечивает и поступательное развитие науки, ибо позволяет увязывать имеющиеся знания с новыми и ожидаемыми.

§ 3. Законы развития криминалистики

Правильная трактовка содержания закона науки опирается на известное положение о том, что наше сознание есть лишь образ внешнего мира и поэтому отображение (в данном случае закон науки) не может существовать без отображаемого — законов действительности, т. е. закономерностей познаваемого наукой реального мира.
Помимо законов, науки — идеализированных образов объективных законов, результата познания наукой своего предмета, существуют законы развития науки как отражение тех факторов, условий, принципов, которые определяют направленность изменении науки в качестве общественного явления и формы познания. Существуют законы развития науки вообще:
закон непрерывности накопления научного знания;
закон интеграции и дифференциации научного знания;
закон связи и взаимного влияния науки и практики;
закон ускорения развития науки в условиях научно-технического прогресса.
Трем общим законам развития науки в криминалистике соответствуют такие специфические законы ее развития, как:
связь и преемственность между существующими и возникающими криминалистическими концепциями;
активное творческое приспособление для целей судопроизводства современных достижений тех наук, чьи положения не могут быть прямо, непосредственно использованы в практике борьбы с преступностью;
обусловленность криминалистических рекомендаций потребностями практики и совершенствование этой практики на базе положений криминалистической науки.
Четвертый общий закон — ускорение темпов развития науки в условиях НТП— действует в криминалистике в прямом, а не преобразованном виде и специфических особенностей не приобретает.
Рассмотрим детальнее законы развития криминалистики в свете общих законов.
I. Закон связи и преемственности между существующими и возникающими криминалистическими концепциями. Наука развивается непрерывно, постепенно накапливая знания, опираясь на достигнутое. Как указывал Ф. Энгельс, развитие науки осуществляется "пропорционально массе знаний, унаследованных ею от предшествующего поколения" [73 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 1. С. 568.]
. Именно в силу кумулятивного характера процесса познания, в силу того, что научная мысль не может двигаться по воле случая, хаотически, а идет вперед строго логическим путем, от простого к сложному, каждая возникающая научная концепция опирается на предшествующие. Криминалистические концепции не являются исключением. Свидетельством этого может служить известный процесс формулирования предмета криминалистики, представление о котором складывалось и уточнялось по мере развития самой науки.
Диалектические принципы подхода к изучению, объективной действительности диктуют необходимость уточнения и совершенствования сложившихся понятий и определений, в том числе и о предмете науки. Совершенно естественно, что этот процесс не может не касаться и весьма бурно развивающейся криминалистики.
Роль закона связи и преемственности заключается в том, что его действие обеспечивает поступательное движение криминалистической мысли от явления к сущности последующего порядка, сохраняя в то же время все накопленные наукой ценности.
II. Закон активного творческого приспособления для целей судопроизводства достижений различных наук. Криминалистика возникла в результате того, что наука должна была отвечать на вопросы судебно-следственной практики. Задача максимально полного удовлетворения этих потребностей стала одной из тенденций, определяющих пути развития криминалистики. В этой тенденции проявился такой общий закон, как интеграция и дифференциация научного знания. Причем если для периода накопления эмпирического материала внешне более заметной была дифференциация наук, соответствующая тому уровню познания, при котором явления преимущественно описывались и классифицировались, то для этапа построения развитых теорий характерной оказалась интеграция научного знания. Дифференциация неизбежно привела к своей противоположности — к интеграции.
На современном этапе обе эти противоречивые тенденции проявляются в диалектическом единстве. Так, появление новых областей знания на стыках старых, классических наук означает уже не только дальнейшую дифференциацию науки, но и свидетельствуют об обратном — о возникновении новых связей между обособленными ранее, самостоятельными областями научного знания, об объединении, синтезе "частиц" этих наук в новую область знания.
В развитии криминалистики эти тенденции проявились весьма своеобразно. На этапе ее становления дифференциация, с одной стороны, выражала отношение криминалистики к другим юридическим наукам, а с другой — отношение консолидированных криминалистических знаний к данным других наук, обслуживающих потребности уголовного судопроизводства: судебной медицины, судебной психиатрии, судебной химии и т. п. Этот процесс привел к определению места криминалистики в системе юридических наук и к ее отмежеванию от родственных областей естественных наук. Интеграция знаний на этом этапе выражалась преимущественно в приспособлении криминалистикой для нужд судопроизводства данных естественных и технических наук, становившихся в преобразованном виде частью содержания криминалистической науки. Так возникли дактилоскопия, судебная фотография, трасология, судебное почерковедение и др.
На современном этапе процессы дифференциации и интеграции научного знания приобрели качественно иной характер. Дифференциация оказалась направленной не столько вовне, сколько внутрь самой криминалистики, что привело к возникновению на стыках между нею и смежными науками новых областей знания: судебной психологии, логики следствия и т. п. "Частицы" предмета криминалистики переместились в предметы этих новых наук. Интеграция знания получила двоякое выражение. Она по-прежнему обнаруживается преимущественно в активном творческом использовании криминалистикой данных иных наук и привнесении их в уголовное судопроизводство, но к этому добавились процессы, которые в конечном счете привели к изменению самой природы криминалистики, превращению ее в науку интегрального характера.
Для изучения одного и того же объекта теперь используются методы и средства исследования самых различных наук. Зачастую без такой комплексности невозможно получить принципиально новое знание. Это приводит к тому, что все большее число объектов становится общим для двух и более отраслей знания, каждая из которых исследует их в комплексе с другими или отдельно, в своем аспекте и исходя из своих целей. Все большее распространение в разных науках получают одни и те же методы. Специфика методов познания и средств исследования как признак самостоятельности той или иной науки играет все меньшую роль. Наконец, интеграция наук объясняется теперь не только общностью объектов, средств и методов познания, но и общественной функцией науки как производительной силы общества.
На современном этапе развития криминалистики преобладают комплексные исследования, осуществляемые такими коллективами, в состав которых, помимо криминалистов, входят специалисты самых различных областей знаний: физиологии и бионики, кибернетики и математики, биологии, химии, антропологии и т. д. При этом с позиций решения задач криминалистики таким путем развивается именно данная наука.
Явления интеграции обнаруживаются и в возросшем числе объектов исследования, общих как для криминалистики, так и для других юридических наук. В криминалистике заметно больше внимания стало уделяться изучению'' норм уголовного и уголовно-процессуального права, доказательственного права и положений теории доказательств, принципов научной организации труда следователей и экспертов, ревизионной деятельности и т. д. Наряду с этим расширилась сфера употребления методов, применяемых в других науках. Здесь прежде всего можно указать на процесс "математизации" криминалистики.
Процесс использования компьютерно-математических методов исследования охватил сегодня большинство областей научного знания. Гарантируя высокую точность результатов, позволяя обоснованно прогнозировать развитие предмета познания, открывая новые возможности научного поиска, такие методы обеспечивают более полное познание — как количественное, так и качественное — тех объективных закономерностей, которые изучаются частными науками.
Математические методы исследования в криминалистике распространились не только на криминалистическую технику, но частично и на тактику, и стали одним из перспективных направлений развития криминалистической науки.
И проведение комплексных научных исследований, и использование математических и иных методов исследования, и иные явления интеграции научного знания в криминалистике подчинены основной функции — активному творческому приспособлению данных наук для нужд судопроизводства. При этом само судопроизводство носит также интегральный характер.
Необходимо различать использование разработок других наук в целях развития самой криминалистики и активное приспособление криминалистикой данных наук для целей уголовного судопроизводства. В первом случае речь идет о проявлении общего закона интеграции научного знания. Во втором — об активном, творческом преобразовании средств и методов естественных, технических и других наук и создании на их базе криминалистических методов работы с доказательствами — это качественно иной процесс, нежели обычная интеграция научного знания, ибо его итогом является создание рекомендаций для практики борьбы с преступностью, т. е. знание, качественно отличное от исходного как по содержанию, так и по целям.
Все сказанное относится к творческому приспособлению криминалистикой тех положений иных наук, которые не могут быть использованы в судопроизводстве прямо, непосредственно. В тех же случаях, когда такие положения используются в борьбе с преступностью без посредничества криминалистики, изменяется и характер взаимодействия между криминалистикой и этими науками. Так, положения судебной медицины, судебной психиатрии, судебной психологии и некоторых других областей знания следователь и суд применяют, так сказать, из первоисточника. Здесь задача криминалистики — учитывать положения этих наук при разработке криминалистических рекомендаций практике.
III. Обусловленность криминалистических рекомендаций потребностями практики борьбы с преступностью и совершенствование этой практики на основе криминалистики. Положение о том, что служебная функция криминалистики — обеспечить потребности практики в научных методах борьбы с преступностью, является общепризнанным. Разработка криминалистических рекомендаций обусловлена запросами практики, их целесообразность и эффективность проверяются практикой. Такая зависимость носит необходимый, общий и устойчивый характер, определяя направление научного поиска, т.е. являясь одним из законов развития криминалистической науки.
Практика для криминалистической науки, разумеется, прежде всего — объект исследования, а исследование практики, в свою очередь, обусловливает проведение криминалистических научных изысканий, так как только таким путем возможно:
а) выявить тенденции развития самой практики, средств и методов осуществления данной разновидности человеческой деятельности, определить возможности влияния на практику криминалистической теории;
б) определить потребности практики и, следовательно, перспективы развития криминалистической теории;
в) выявить формы и тенденции объективных закономерностей возникновения, собирания, исследования, оценки и использования доказательств, убедиться в необходимости и повторяемости их проявлений;
г) накопить необходимый для анализа, обобщения и построения системы общей теории криминалистики эмпирический материал, ибо, как отметил Ф. Энгельс, нельзя конструировать связи и вносить их в факты, а надо извлекать их из фактов и, найдя, доказывать их, насколько это возможно, опытным путем;
д) получить материал для выбора оптимальных вариантов коммуникативных связей между исследователями, т. е. для развития языка криминалистики;
е) составить представление об ошибках практики для установления их причин, разработки в теории путей преодоления ошибок, а также новых методов повышения эффективности практики.
В информационном аспекте исследование, анализ практики — это извлечение и накопление информации, которая систематизируется и перерабатывается. Это этап обобщения, теоретического осмысления практики, этап уточнения и совершенствования теории' на основе практических данных.
Возникнув на базе практики, теория практикой же и проверяется. Степень соответствия практике зависит от уровня теории, и глубины проникновения в предмет исследования. Стремление к максимально полному и правильному отражению действительности всегда было идеалом научной теории. Однако достижение этого идеала зависит не только от науки, но и от других факторов, среди которых — и уровень развития техники, и разработанность методов научного исследования.
Определяя роль практики для криминалистической теории, необходимо также указать, какая имеется в виду практика, можно ли в данном случае свести ее только к практике доказывания, да и то понимаемой в суженном виде.
Прежде всего надо признать, что практика доказывания, как критерий истинности криминалистической теории, должна включать в себя все те разновидности этой деятельности, в которых применяются положения криминалистики, т. е. следственную, судебную практику и практику экспертных исследований, а также профилактику преступлений. Так как деятельность по предотвращению преступлений лишь частично протекает в сфере доказывания, то ее необходимо упоминать специально.
Формой практики, имеющей существенное значение для теории криминалистики, являются также криминалистические научные исследования, в том числе научный эксперимент.
В процессе развития любой науки то теория опережает практику научных исследований, когда собранный 'практикой материал уже осмыслен и на его базе возникло представление о сущности предмета исследования, что открывает перспективы для дальнейших практических научных изысканий, для новых научных экспериментов, то, наоборот, результаты научных разработок опережают теорию, т. е. не укладываются в существующие теоретические объяснения. Это закономерно для развития любой науки.
Формой практики, имеющей прямое отношение к криминалистике, стали также разработки в тех областях знания, данные которых криминалисты используют для более глубокого изучения своего предмета. Критерием истинности положений различных наук, заимствуемых криминалистикой, соответственно выступает практика их научных исследований. Научный эксперимент по проверке таких положений может быть проведен и в криминалистике — для того, чтобы убедиться в приемлемости "чужого" научного опыта для целей криминалистических исследований.
При единстве методологических основ использования критерия практики и в этой области существуют известные различия между наукой и практической деятельностью. В борьбе с преступностью критерий практики может выступать в следующих видах.
1. Коллективная практика органов дознания, следствия, экспертных учреждений, суда в области расследования, раскрытия и предотвращения преступлений, которая проявляется в:
организации расследования, раскрытия и предотвращения преступлений;
совершенствовании структуры органов, осуществляющих борьбу с преступностью, в четкой организации их деятельности на базе обобщенного опыта работы;
возникновении и реализации новых форм и методов собирания, исследования и оценки доказательств, новых следственных и судебных действий, приемов проведения оперативно-розыскных мероприятий и предотвращения преступлений;
оценке эффективности научных рекомендаций по борьбе с преступностью;
содержании нормативных актов, закрепляющих наиболее эффективный, целесообразный, оправдавший себя и допустимый с точки зрения законности порядок расследования, раскрытия и предотвращения преступлений.
2. Личный житейский и профессиональный опыт работника органа дознания, следователя, судьи, эксперта, который проявляется:
в правильном понимании своих задач и обязанностей;
в знании жизни, психологии людей, в умении установить необходимый контакт с теми, кто может способствовать обнаружению истины или чьи интересы связаны с ее обнаружением, а также с теми, кто замышляет совершить преступление;
в знании способов совершения преступлений, в умении определить их по тем последствиям, которые влечет за собой тот или иной способ; в знании приемов сокрытия преступлений, в том числе и путем инсценировки иного преступления или события, не имеющего криминального характера;
в умении собирать, исследовать и оценивать доказательства, т. е. доказывать, в знании форм, приемов, методов доказывания, процессуальных условий этой деятельности, требований, предъявляемых к ней; в способности предотвратить преступление.
3. Учет при планировании расследования, оперативно-розыскной деятельности и судебного разбирательства всех возможных объяснений механизма события, оценка реальности версий и их исследование по существу. В этом проявляются и коллективная практика установления истины, и личный опыт.
4. Использование новейших разработок естественных и технических наук, так сказать, овеществленной практики (например, применение специального поискового прибора).
В современных условиях применение данных из области естественных и технических наук играет важную роль в борьбе с преступностью. Это выражается в том, что:
а) расширяется круг объектов, имеющих доказательственное значение (например, в результате применения новых синтетических масс для получения копий существенно расширился круг производных вещественных доказательств, так как стало возможным копировать новые виды объектов);
б) повышается результативность процессуальных действий, направленных на собирание доказательств (так, применение более эффективных технических средств при осмотре, обыске, розыске и т. п. способствует обнаружению большего количества доказательств);
в) повышается эффективность мероприятий, позволяющих получать оперативную информацию о готовящихся и совершенных преступлениях, открываются новые возможности предотвращения и пресечения преступлений;
г) повышается эффективность и расширяются возможности экспертизы как средства получения и исследования доказательств.
Следует отметить, что данные естественных и технических наук, используемые в борьбе с преступностью, фактически проходят двойную проверку практикой: в тех областях знаний, к которым они относятся, и в процессе следственной, оперативной, экспертной и судебной практики. Обе проверки необходимы: первая — для установления истинности этих данных, а вторая — для определения эффективности и истинности результатов их применения в криминалистических целях.
Критерий практики в борьбе с преступностью, и особенно при доказывании, нельзя понимать упрощенно, как некую оценочную категорию или меру истины, с которыми сопоставляются полученные фактические данные, доказательства (порознь или в совокупности). В сфере судопроизводства критерий истины в основном выступает опосредствованно, как обобщенная историческая практика, подтверждающая адекватность мышления вообще, а не отдельной мысли данного субъекта.
Влияние криминалистической науки на практику борьбы с преступностью составляет вторую сторону проявления закона развития криминалистики. Развитие криминалистики, совершенствование тех рекомендаций, которые она разрабатывает, необходимо отражаются на уровне практики.
Таким образом, рассматриваемый закон отражает двустороннюю связь криминалистической науки и практики борьбы с преступностью, их взаимовлияние. Достижения и рекомендации криминалистики становятся элементом практики, и именно таким образом криминалистика, выполняет свою служебную функцию как наука практическая, наука прикладная, призванная обслуживать нужды практики и сама совершенствующаяся на ее основе. .
IV. Ускорение темпов развития криминалистической науки в условиях научно-технического прогресса. Еще в 1844 г. Ф. Энгельс писал:
"Наука движется вперед пропорционально массе знаний, унаследованной ею от предшествующего поколения, следовательно, при самых обыкновенных условиях она также растет в геометрической прогрессии [74 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 1. С. 568.]
.
Причинами ускорения темпов развития криминалистики в условиях научно-технического прогресса, на наш взгляд, являются:
а) возрастающий объем фундаментальных и частнотеоретических исследований в криминалистике;
б) ускоренное развитие тех областей знания, данные которых творчески используются в криминалистике;
в) повышение общественной значимости криминалистики в связи с актуальностью проблемы борьбы с преступностью;
г) растущий под влиянием объективных факторов научно-технического прогресса потенциал криминалистики как науки.
Глава 4. Методы криминалистики

§ 1. Всеобщий метод криминалистической науки

Криминалистика, как и другие науки, решает стоящие перед ней задачи, используя определенные методы научного исследования. Метод— в широком смысле — это способ познания действительности, изучения явлений природы или общественной жизни, способ достижения какой-либо цели, решения задачи. Учение о методах криминалистики является разделом общей теории этой науки.
Методология криминалистических исследований базируется на диалектическом подходе. Фундаментальную роль в криминалистике играют положения диалектики о способности материи к отражению, о взаимосвязи и взаимообусловленности явлений. Например, в процессе расследования преступлений возможен анализ самых разных форм отражения:
начиная от простейших, связанных с контактным взаимодействием двух объектов, и до психофизиологических, когда факты и обстоятельства запечатлеваются в сознании людей. Основу метода криминалистической идентификации составляет учение о единичном (объект тождествен только самому себе) и особенном (установление групповой принадлежности объекта). Этот перечень может быть продолжен.
Поскольку законы материалистической диалектики имеют всеобщее значение и присущи любой форме движения материи — развитию природы, общества, мышления, диалектический метод является всеобщим, равно применимым во всех разновидностях процесса познания. Методологическое значение диалектики для криминалистики не исчерпывается тем, что ее законы и категории служат основой, исходным положением научного исследования. Диалектический метод позволяет вскрывать философскую сущность проблем, специфических для криминалистики, выяснить, какую роль играет практика как в научном криминалистическом исследовании, так и в деятельности следователя или судьи, основывающейся на рекомендациях и выводах криминалистической науки и т. п.
Важнейшее значение диалектического метода состоит в том, что он является базовым: на нем основаны и из него вытекают все другие методы, применяемые для изучения и овладения предметом науки, изучения конкретных объектов познания — отдельных фактов и явлений объективной действительности. Диалектический метод, не подменяя собой специальных инструментов исследования, позволяет сконструировать систему методов частной науки, пронизывает их содержание и входит сам в эту систему в качестве основополагающего элемента.
Рассматривая роль приемов логического мышления в познании, отметим, что анализ и синтез, индукция и дедукция, гипотеза и аналогия и другие категории формальной логики, выражая процесс движения мысли, не связаны с предметом исследования. Независимо от того, что анализируется, операция анализа с логической точки зрения одинакова. То же относится к абстрагированию, гипотезе и т. д. Таким образом, все эти категории — более высокого порядка, чем методы исследования, если под последними понимать мыслительную деятельность человека.
С другой стороны, учитывая, что формальная логика является составной частью логики диалектической, а последняя есть всеобщий метод познания, категории формальной логики можно рассматривать как элементы диалектического метода, т. е. применительно к криминалистике — как элементы всеобщего метода. Соблюдение законов формальной логики — это условие, а не метод познания, поскольку она обеспечивает лишь правильность мышления по форме, а не его истинность, правильность сочетаний мыслей, мыслительных операций, но не соответствие мыслей объективной действительности. В то же время сами приемы логического мышления играют и роль методов познания как на теоретическом, так и на эмпирическом уровнях, поскольку при условии истинности посылок формальная логика позволяет получить знание не только правильное по форме, но и новое по существу. Однако логические методы не обращены непосредственно к материальной действительности и являются элементами всеобщего метода.
Таким образом, в структуру всеобщего метода криминалистики входят:
1) категории и законы диалектической (философской) логики;
2) формально-логические методы познания.

§ 2. Общенаучные методы криминалистики

Методы, разрабатываемые и используемые криминалистикой, весьма разнообразны и могут быть классифицированы по многим логическим основаниям. По степени охвата методы криминалистики делятся на общие (общенаучные) и специальные.
Общие, или общенаучные, методы — это методы, используемые во всех (или в очень многих) науках и сферах практической деятельности. Не отличаясь от них по существу, общие методы криминалистики и процесса доказывания имеют некоторые особенности, определяемые характером тех закономерностей, которые составляют предмет криминалистики, целями этой науки, содержанием процесса доказывания как разновидности человеческой деятельности, т. е. особой формы практики.
К числу общенаучных относятся в первую очередь чувственно-рациональные методы, сочетающие в себе и чувственное, и рациональное познание, поскольку воспринимается не просто сумма отдельных, изолированных друг от друга элементов, а их совокупность, систематизированная определенным образом. Рассмотрим эти методы подробнее.
Наблюдение, под которым понимают восприятие какого-либо объекта, явления, процесса, осуществляемое преднамеренно и целенаправленно. В криминалистических научных исследованиях объектами наблюдения являются элементы вещной обстановки (следы преступника и преступления, их копии, документы, отдельные предметы и пр.); люди, признаки их сущности, проявления их характера, темперамента, эмоционального состояния и пр.; действия людей, в том числе и такие, которые образуют способ совершения и сокрытия преступления; явления и процессы (например, процесс следообразования). Субъектом наблюдения является ученый-криминалис.т. Он может наблюдать лично (непосредственное наблюдение). Однако криминалистика имеет дело не только с вещественными образованиями, но и с людьми, их состоянием, эмоциями, поступками, действиями, часть из которых может быть недоступна для непосредственного восприятия. В этих случаях используется опосредованное наблюдение, когда информацию о наблюдаемом объекте, событии, факте получают от других лиц. В этом случае субъект исследования вынужден решать иную задачу: проверить, насколько полученные сведения соответствуют тому, что эти лица наблюдали в действительности.
Описание, при котором указываются признаки объекта. Это могут быть все установленные признаки (существенные и несущественные) или только некоторые, имеющие значение для данного исследования. Описываемые признаки устанавливаются путем наблюдения или при помощи других методов и являются средством фиксации полученных сведений. Различают непосредственное и опосредованное описание. Под непосредственным понимают фиксацию (описание) признаков, воспринимаемых самим исследователем в процессе наблюдения. Опосредованное описание включает признаки объектов, воспринимавшиеся другими лицами, т. е. фиксируются результаты опосредованных наблюдений. Описание считается методом познания потому, что с его помощью информация обозначается и систематизируется. Систематизация может достигаться путем использования разных видов описаний, начиная с типовых, в которых систематизируются обобщенные знания о группе событий, явлений, фактов. Далее на основании типового описания обозначается исследуемое событие, причем указываются не только типовые, но и индивидуальные признаки, а затем происходит пополнение типового описания новыми признаками.
Сравнение — это сопоставление свойств или признаков двух или нескольких объектов. Объектами сравнения могут быть конкретные материальные образования, мысленные образы, выводы и предположения, результаты действий и пр. При этом содержание и значение сравниваемых объектов познаются путем их сопоставления. Следовательно, объекты сравнения должны быть сопоставимы, т. е. обладать общими признаками.
Объектами сравнения могут быть:
фактические данные и их источники, в том числе материальные образования, вещи, обстановка, последствия действия;
мысленные образы, представления, 'понятия;
выводы и предложения;
результаты действий.
Поскольку цель данного метода — выявление того общего, что есть у сравниваемых объектов, они интересуют исследователя с какой-то определенной стороны, которая и составляет содержание данной деятельности.
Эксперимент — воспроизведение явления или события с целью установить природу наблюдаемого явления, его сущность и происхождение, пути и методы управления им. Посредством эксперимента исследуемое явление выделяется из многообразия других явлений и фактов и может изучаться изолированно от связанных с ним причин и следствий, а из многообразия взаимоотношений причинных связей выделяется интересующая исследователя зависимость, которая и будет объектом изучения.
Научный эксперимент используется во всех отраслях криминалистики. Путем постановки экспериментов создаются методики исследования вещественных доказательств, разрабатываются тактические приемы проведения следственных действий, определяются наиболее эффективные пути расследования отдельных видов преступлений.
Моделирование, суть которого состоит в замене объекта-оригинала моделью, т. е. специально созданным аналогом. Это могут быть модели предметов, устройств, систем, явлений и процессов. При этом под моделью понимается устройство, воспроизводящее, имитирующее строение и действие какого-либо другого (моделируемого) устройства, а также любой образ (мысленный или условный: изображение, описание, схема, чертеж, график, план, карта и т. п.) какого-либо объекта, процесса или явления (оригинала модели). К моделированию прибегают в тех случаях, когда изучение самого объекта, явления, процесса по тем или иным причинам невозможно или нецелесообразно.
С моделью производятся необходимые исследования, а результаты затем экстраполируются на оригинал. В криминалистике используют многие виды моделирования: мысленное (например, при разработке следственных версий и планировании расследования); физическое (создание материальных моделей, макетов, муляжей, предметов-аналогов); математическое (моделирование условий протекания процессов и явлений с помощью соответствующих расчетов).
Положения, разрабатываемые на основе этого метода, применяются затем в следственной и судебной практике при производстве различных процессуальных действий.
Частным случаем моделирования является реконструкция, т. е. восстановление первоначального вида, состояния, облика объекта по остаткам или письменным источникам. Возможно как материальное реконструирование, осуществляемое с помощью макетирования или натурной реконструкции (например, воссоздание облика по черепу), так и. мысленное — логическое моделирование на основе отражений наглядных образов, возникающих у субъекта в результате ознакомления с определенными объектами и (или) их описаниями.
Вторая группа общенаучных методов объединяет математические методы: измерение, вычисление, геометрические построения, уже упомянутое математическое моделирование.
При измерении путем сравнения исследуемой величины с однородной ей (обычно принимаемой за единицу измерения и называемой мерой) устанавливают количественное соотношение известной и неизвестной величин. Объектами измерения в криминалистике являются различные физические характеристики предметов, явлений, процессов, такие, как:
размеры, масса, объем, температура, временные интервалы, скорость движения, спектральные характеристики и т. п.
Для установления этих параметров часто используются вычисления. Необходимы они и при проведении математического моделирования.
Составление планов, чертежей, схем в криминалистике невозможно без применения общенаучного метода, использующего геометрические построения. Этот метод необходим, когда проведение непосредственных измерений затруднено (например, на месте происшествия имеется крутой обрыв и нельзя просто измерить расстояние между объектами).
Новая группа общенаучных методов, активно внедряемых в криминалистику, — кибернетические методы. Не следует путать их с математическими, поскольку вычисления и математическое моделирование — это только часть задач, решаемых с помощью кибернетики. Новые информационные технологии, основанные на использовании этих методов, позволяют осуществлять поиск и автоматическую обработку информации (например, в криминалистических учетах и картотеках), компьютерное моделирование (используемое для выбора типичных следственных версий или реконструкции элементов вещной обстановки до преступления, сопряженного с большими ее изменениями вследствие, например, взрыва, пожара, технологической аварии).

§ 3. Специальные методы криминалистики

Под специальными понимают такие методы, сфера применения которых ограничена одной или несколькими науками. Система специальных методов криминалистики состоит из двух групп.
Первую группу составляют собственно криминалистические методы, как первоначально разработанные криминалистической наукой и используемые только ею. Среди них выделяют технико-криминалистические методы, применяемые в области технико-криминалистических научных исследований: трасологических (в том числе дактилоскопических), одорологических, баллистических и других отраслей криминалистической техники.
Базой этих методов обычно служат естественные и технические науки. Если метод опирается лишь на законы этих наук, но разработан криминалистикой — это оригинальный криминалистический метод, не имеющий аналогов в других науках. Если же в его основе лежит специальный метод, разработанный этими науками (соответствующим видом практической деятельности) — это трансформированный технико-криминалистический метод. Однако такая трансформация является не простым приспособлением, а качественным преобразованием метода, осуществленным именно в криминалистике за счет интеграции естественнонаучных, технических и криминалистических знаний. В итоге возникают новые собственно криминалистические методы, которые при этом сохраняют связь с теми областями знания, где они возникли. Например, метод исследования микрообъектов (волокон, частиц лакокрасочных покрытий и пр.).
В группе собственно криминалистических выделяют также структурно-криминалистические методы, т. е. методы построения в криминалистике определенных систем (систем основных элементов планирования расследования преступлений, приемов, образующих тактику следственных действий, рекомендаций, составляющих основные методики расследования отдельных видов преступлений и т. п.). Это методы накопления исходной информации, необходимой для построения структуры, определения путей ее развертывания и использования в практической деятельности. Источником исходной информации при этом являются нормы уголовного и уголовно-процессуального закона, сведения о способах совершения и сокрытия преступлений, признаках применения этих способов, о направлениях практики раскрытия и расследования преступлений. Такая информация является основой алгоритмов действий следователя.
Вторую группу составляют специальные методы других наук. Они могут быть использованы без модификации (например, многие фотографические или микроскопические методы) или приспособлены для решения специфических криминалистических задач (метод цветоделения как модификация фотографического или составления композиционных портретов как модификация антропологического метода).
К наиболее часто используемым специальным методам других наук относятся:
физические, химические и физико-химические методы, предназначенные для анализа морфологии (внешнего строения), состава (элементного, молекулярного, фазового — качественного и количественного), структуры, физических и химических свойств веществ и материалов;
биологические методы, используемые для исследования объектов биологического происхождения (крови, частиц эпидермиса, выделений, волос, частиц растений и пр.);
антропологические и антропометрические методы, необходимые при установлении личности погибшего по костным останкам, при формализованном описании внешности человека для его розыска и выработки критериев последующего опознания и пр.;
социологические методы, такие, как анкетирование при изучении уголовных дел или интервьюирование работников правоохранительных органов. Целями этих исследований обычно являются изучение причин и условий, способствующих совершению и сокрытию преступлений, анализ способов преступлений, сбор информации о результативности тех или иных тактических приемов и рекомендаций;
психологические методы, используемые при разработке тактических приемов и комбинаций, а также многие другие.
Возможность использования существующих и вновь возникающих методов других наук в криминалистических исследованиях оценивается с точки зрения ряда критериев:
научность метода, под которой понимается достоверность получаемых результатов, их точность и надежность (положительные ответы на вопросы о соответствии средств и методов этим требованиям должны содержаться в базовой науке, где они испытаны первоначально). Недопустимы методы, не имеющие научной основы либо опирающиеся на псевдонаучные "теории", например астрология, гадание и пр.;
безопасность метода: его применение не должно угрожать жизни и здоровью людей. Многие методы требуют высокого электрического напряжения, использования вредных для здоровья реактивов или излучений; что выдвигает на первый план необходимость соблюдения техники безопасности. В противном случае применение метода недопустимо;
законность и этичность метода. Допустимость методов не исчерпывается их безопасностью. Поскольку они используются в сфере уголовного судопроизводства, объектами исследования могут быть не только предметы, но и люди. Поэтому возможно применение только таких методов, которые отвечают конституционным принципам законности и нравственным критериям общества, т. е. не ущемляют права граждан, не унижают их достоинства, исключают насилие и не приводят к нарушению норм уголовно-процессуального права;
эффективность метода. Метод эффективен, если он позволяет в оптимальные сроки с наибольшей продуктивностью достигнуть намеченной цели. Кроме того, метод должен быть рентабельным — затраченные силы и средства должны соразмеряться с ценностью полученных результатов.
Следует различать методы криминалистики как науки и методы практической деятельности, опирающейся на положения криминалистики. Практическая деятельность органов дознания; следствия и суда, экспертных учреждений, теоретическую, основу которой составляют ряд наук, в том числе и криминалистика, по своему содержанию, целям, средствам и условиям отличается от научного исследования. И в той, и в другой сфере могут применяться методы, сущность которых остается одной и той же независимо от сферы познания. Так, наблюдение всегда представляет собой планомерное, целеустремленное восприятие. Сущность его не изменится от того, будет ли осуществлять наблюдение следователь или ученый-криминалист. Однако условия применения этого метода познания, объект и цель наблюдения будут различными, и это не может не отразиться на приемах наблюдения, его роли в процессе познания, достоверности результатов применения этого метода.,
Различие в методах научного исследования и практической деятельности по доказыванию в процессе расследования и судебного разбирательства уголовных дел становится более разительным, когда речь идет о применении не общих, а специальных методов криминалистики. Некоторые из них могут оказаться вообще неприменимы при собирании, исследовании и оценке доказательств как в силу самого содержания этих методов, так и в силу требований законности, допускающих использование при доказывании только предусмотренных законом средств.
Ни один из методов криминалистики нельзя превращать в единственно возможный, универсальный. Только использование их в совокупности обеспечивает познание истины и в науке, и в процессе расследования уголовных дел.
Глава 5. Природа криминалистики, ее место в системе научного знания и тенденции развития

§ 1. Современные представления о природе криминалистики

Определяющую роль в развитии наук на современном этапе научно-технической революции играют процессы интеграции и дифференциации научного знания, расширения и углубления фундаментальных наук. В результате пересматриваются традиционные представления о природе некоторых частных наук, их месте в системе научного знания. Одной из таких наук является криминалистика. С момента ее зарождения представления о предмете этой науки несколько раз .изменялись.
Первоначально выделение криминалистики из уголовно-процессуальной науки осуществлялось на основании представлений о ней как о научной дисциплине технико-прикладного характера (Р. А. Рейсе, Э. Локар). Первые отечественные криминалисты — Г. Ю. Манне, В. И. Громов, Е. У. Зицер не считали криминалистику правовой наукой. Так, по мнению Г. Ю. Маннса, криминалистика — прикладная техническая дисциплина, хотя и ведет свое происхождение от уголовно-процессуальной теории и тесно связана с уголовно-процессуальным правом. В. И. Громов называл криминалистику "научной техникой расследования". Сторонники концепции криминалистики как технической дисциплины в своем стремлении отмежеваться от уголовно-процессуальной науки доказывали, что в ее рамках невозможно существование и развитие криминалистики. В то время такой подход, несомненно, способствовал утверждению криминалистики как самостоятельной науки.
Но в дальнейшем взгляд на криминалистику как на техническую науку начал сдерживать ее развитие и ограничивать сферу даваемых рекомендаций. Необходимость повышения эффективности борьбы с преступностью обусловила разработку тактики и методики расследования и, как результат, пересмотр представлений о природе криминалистики. Одновременно возникли две концепции.
Одна из них рассматривала криминалистику как науку чисто юридическую. Согласно другой криминалистика признавалась наукой двойственной природы — правовой и технической. Наиболее четко эта двойственность была сформулирована П. И. Тарасовым-Родионовым. Он писал о двух направлениях, существующих в криминалистической науке: раскрытие и расследование преступлений и методы исследования вещественных доказательств, причем указывал, что эти "исследования производятся на основании переработанных и приспособленных в этих целях данных естественных и технических наук". В результате бурной дискуссии, развернувшейся в 1952—1955 гг., возобладало мнение о юридической природе криминалистики, что четко определило ее место в системе юридических научных дисциплин, продемонстрировало роль криминалистических научных знаний в процессе уголовного судопроизводства. В доказательство правильности этой концепции приводились многочисленные аргументы, которые могут быть сведены к следующим:
криминалистика — правовая наука, поскольку ее предмет и объект познания, решаемые ею задачи лежат в правовой сфере;
все рекомендации, разрабатываемые криминалистикой для практики, носят правовой характер, основаны на законе, соответствуют его духу и букве;
наиболее тесно криминалистика связана с правовыми науками, исторически зародилась в недрах уголовно-процессуальной науки. Связи же с естественными и техническими науками хотя и существуют, но носят частный и локальный характер.
Однако не все ученые полностью разделяли эту точку зрения. В некоторых работах (А. Р. Шляхов, А. А. Эйсман, В. С. Митричев и др.) упоминалось о том, что в криминалистике имеются разделы не чисто юридической природы. Однако это были всего лишь упоминания и не более; практически до середины 90-х гг. концепция юридической природы криминалистики не подвергалась ревизии, пока один из наиболее активных ее сторонников — Р. С. Белкин не усомнился в бесспорности вышеприведенных положений, переосмыслив свое отношение к природе этой науки. Поскольку его точка зрения в настоящее время разделяется многими криминалистами (в том числе и остальными авторами учебника), приведем основные аргументы в ее поддержку.
Далеко не все объективные закономерности, составляющие предмет криминалистики, лежат в правовой сфере. Анализ закономерностей, которые согласно вышеприведенному определению составляют предмет криминалистики, показывает, что далеко не все они имеют правовую природу. Многие из них вообще относятся к любой человеческой деятельности. Если сама цель этой деятельности является противоправной, то закономерности, например, следообразования не будут иметь такой специфики. В самом деле, следы частей оружия, из которого совершено убийство, могут не отличаться от оставленных при стрельбе в тире. В том и в другом случае следы — результат действия одних и тех же закономерностей. Что касается закономерностей исследования и оценки доказательств, то это общие закономерности содержательного и оценочного познания. Специфическими являются лишь условия и объекты познания. Нельзя однозначно считать криминалистику юридической наукой и на основании анализа решаемых ею задач, поскольку на разработку средств и методов раскрытия, расследования и предотвращения преступлений направлены и другие науки, например судебная медицина, судебная психиатрия, не перестающие из-за этого быть естественнонаучными отраслями знания. Конечно, есть задачи, разрешаемые исключительно криминалистической наукой и носящие ярко выраженный правовой характер, однако этими задачами не исчерпывается все содержание криминалистики.
Отнюдь не все рекомендации, даваемые криминалистикой, можно рассматривать как правовые. Правовой характер имеет процессуальная процедура проведения, например, допроса или осмотра места происшествия, но не криминалистические рекомендации по их осуществлению. Еще меньше юридического в правилах обнаружения, фиксации и изъятия следов рук, ног, орудий и инструментов и пр. Безусловно, криминалистические рекомендации должны разрабатываться в соответствии с принципом законности, но большинство технических средств собирания и исследования доказательств безразлично для закона. Аналогичная ситуация складывается и в отношении многих тактических и методических рекомендаций (например, по планированию расследования).
Тезис же о том, что связи криминалистики с естественными и техническими науками — частные и локальные, тогда как 'правовые науки являются ее питательной средой, опровергнут самой жизнью. Криминалистика сегодня в силу интеграции и комплексности научного знания является основным проводником достижений естественных и технических наук в сферу судопроизводства. Даже если оставить в стороне качественное расширение возможностей криминалистической техники и рассматривать только состояние тактики и методики, становится ясно, что развитие этих разделов невозможно без интеграции в них достижений информатики, теории принятия решений, психологии и т. п.
Приведенный выше анализ показывает, что в криминалистике нельзя выделить чисто правовые и чисто естественнонаучные или технические разделы, комплексы знаний, как некие фиксированные структуры. Она представляет собой единый сплав .знаний, а не совокупность наук, и является наукой не комплексной (поскольку это предполагает объединение отдельных знаний без их слияния), а синтетической природы. .
В соответствии с этим подходом рассмотрим теперь соотношение криминалистики и других наук.

§ 2. Место криминалистики в системе научного знания

Из юридических наук криминалистика наиболее тесно связана с науками процессуального права, особенно с теми их разделами, которые посвящены теории доказательств и процессуальному порядку проведения следственных и судебных действий. Процессуальные науки определяют пределы и условия применения криминалистических рекомендаций в сфере судебного исследования, компетенцию различных участников процесса в использовании криминалистических средств, приемов, методик и пр. Положения этих наук в известном смысле обозначают служебную роль криминалистики как прикладной, практической. Тесная связь с наукой уголовного процесса обусловлена также тем, что криминалистика на начальном этапе возникла и развивалась в рамках этой науки — до тех пор, пока накопленный эмпирический материал и сделанные на его основе научные обобщения не пришли в противоречие с представлениями о предмете науки уголовно-процессуального права.
В то же время тенденции к построению правового государства, возникновение большого количества новых субъектов хозяйственной деятельности обусловливают стойкую тенденцию к увеличению объемов производства по гражданским делам, как в судах общей юрисдикции, так и в арбитражных. Объективизация процесса рассмотрения гражданских дел требует внедрения в эту сферу передовых научных достижений. Поэтому нет никаких препятствий для значительно более активного распространения криминалистических подходов к собиранию, исследованию, оценке и использованию доказательств на гражданский и арбитражный процессы, административное производство.

<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 26)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>