<< Пред. стр.

стр. 5
(общее количество: 26)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Содержание прогноза составляет прогностическая информация, т.е. информация о будущем.
Следует иметь в виду, что предвидение в сфере явлений, носящих преимущественно общественный характер (а таковым является и криминалистическое прогнозирование), имеет некоторые особенности. Во-первых, здесь следует особо учитывать субъективный фактор, ибо любой общественный процесс осуществляется в результате деятельности людей, наделенных сознанием и волей.
Во-вторых, научное предвидение явлений общественной жизни опирается на законы-тенденции, поскольку индивиды любого общества действуют со своими целями и практическими интересами. Поэтому оно в первую очередь предсказывает общее направление развития того или иного явления без выяснения его частностей. При этом заметим, что закономерности возникновения, обнаружения, исследования, оценки и использования доказательств, на базе которых должны разрабатываться криминалистические прогнозы, проявляются именно как тенденции.
Наконец, в-третьих, такое научное предвидение всегда связано с интересами определенных слоев и групп общества, и поэтому они либо содействуют (при совпадении интересов), либо препятствуют осуществлению прогноза.
Гносеологической основой научного прогнозирования является философская категория причинности, отражающая одну из форм взаимосвязи явлений объективного мира. Следствие, вызываемое к жизни определенной причиной, зависит от условий, в которых развивается эта причинная связь. Такая зависимость может быть необходимой и случайной.
В случаях, когда зависимость является- необходимой, прогнозирование следствия, вызываемого к жизни воздействием данной причины, приобретает характер достоверного знания. Однако прогнозирование возможно и на основе случайностей, если достигнуто глубокое понимание управляющих этими случайностями законов. Прогнозирование при этом будет носить вероятностный характер, причем если случайность относится к числу тех, в отношении которых выведены определенные статистические закономерности, то такой прогноз для массовых явлений будет достаточно точен. Прогноз исхода отдельного случайного события не может быть подчинен статическому закону, ибо в этой ситуации невозможно применить принцип статического рассмотрения, рассчитанный на массовость.
Логической основой научного прогнозирования является экстраполяция, т. е. перенесение знаний с одной предметной области на другую, еще не исследованную. Экстраполяция знаний является сущностью таких логических процедур, как индукция, дедукция, аналогия. В значительной степени экстраполяционен и такой метод исследования, как моделирование.
Применение экстраполяции в целях прогнозирования обусловлено наличием следующих элементов:
1) исходные данные для прогнозирования — знание о прошлом или настоящем объекте или процессе, его связях с другими объектами или процессами, проявившихся в прошлом или проявляющихся в настоящем;
2) основание для прогнозирования — знание о необходимых или вероятных направлениях развития объектов или процессов, выступающее в виде 'теоретической системы знаний о закономерностях такого развития;
3) операции по прогнозированию, под которыми следует понимать процесс переноса знаний, являющихся основой для прогнозирования, на исходные данные для этого процесса и получение прогноза;
4) оценка прогноза как с точки зрения его достоверности, так и с точки зрения его содержания, т. е. той ситуации, которая может создаться, если прогноз осуществится;
5) реализация прогноза, т.е. формулирование системы рекомендаций, способствующих и обеспечивающих (в зависимости от цели прогнозирования) осуществление или неосуществление прогноза.
В содержание теории криминалистического прогнозирования должны входить:
1) его понятие и общеметодологические основы;
2) основные направления;
3) понятие, содержание и виды исходных данных;
4) методики;
5) критерии и методы оценки прогнозов;
6) пути и формы реализации прогнозов,
Прогнозирование в криминалистике возможно в двух направлениях.
Первое — это прогнозирование научных исследований и их результатов. В этом смысле оно равнозначно прогнозированию развития науки вообще. Исходными данными для такого прогнозирования являются сведения о современном состоянии науки и потребностях практики, а основанием — общая теория криминалистики. Объектом прогнозирования могут быть и отдельные научные направления, когда определяется их перспективность, вероятная эффективность, практическая значимость.
Второе направление — прогнозирование преступности в криминалистическом аспекте этого явления, средств, форм и методов борьбы с нею. Некоторые линии этого направления выглядят следующим образом:
Исходные данные для прогнозирования
Содержание прогноза
Реализация прогноза
1.а).Данные о существующих способах совершения преступления определенной категории и б) данные о предмете посягательства
Новый способ совершения преступлений данной категории
А) Разработка рекомендаций по предотвращению совершения преступлений новым способом и б) разработка рекомендаций по раскрытию преступлений, совершенных новым способом, которые не удалось предотвратить
2.а)Данные об обстоятельствах, способствовавших совершению преступлений определенной категории и б) данные о предстоящих изменениях условий возможных преступных посягательств
Новые обстоятельства, которые будут способствовать совершению преступления данной категории
Разработка рекомендаций с целью недопущения возможности возникновения новых обстоятельств, способствующих преступлению
3.а)Характеристика применяющихся технико-криминалистических средств и приемов работы с доказательствами и б) данные об эффективности применяющихся технико-криминалистических средств и приемов
а) Определение на
правлений совершенствования конкретных технико-криминалистических средств и приемов и б) определение точек
приложения новых средств и приемов
а) Разработка рекомендаций по совершенствованию существующих технико-криминалистических средств и приемов и б) разработка заданий
и технических условий по созданию новых средств и приемов

4. То же, что и в п. 3 в отношении тактических приемов работы с доказательствами


5. а) Характеристика
влияния того или
иного технического
средства на тактику
определенного следственного действия и
б) данные о новых технических средствах
Определение тенденции возможного изменения тактики конкретного следственного действия при внедрении новых технических средств
Разработка рекомендаций тактического и
организационного характера для ситуации, которая может
возникнуть при применении новых
средств
6. То же, что и в п. 5 при прогнозировании обратного влияния тактики на технику


7. а) Данные о применении в рамках определенного процессуального действия
комплекса тактических приемов, не вписывающихся в традиционную тактику
следственного действия
б) данные об "эффекте сегодняшнего
дня", полученном при внедрении НОТ в деятельность следователя, эксперта и т. п.
(криминалистический аспект вопроса)







Определение ближайших и отдаленных последствий внедрения НОТ



Разработка рекомендаций тактического и организационного характера по проведению этого действия как самостоятельного [? Реализация криминалистического прогноза может потребовать принятия соответствующих мер по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства, например законодательной регламентации нового следственного действия.]



Разработка рекомендаций по созданию благоприятствующих для реализации прогноза условий по наиболее целесообразной системе планирования, расследования, использования технико-криминалистических средств и т. п.


Как перечисленные, так и иные направления криминалистического прогнозирования во всех случаях должны основываться на определенном анализе и обобщении практики, а некоторые — и на анализе известных статических материалов. Так, криминалистической практике (особенно экспертной) известны многочисленные приемы прогнозирования определенных способов совершения преступлений. Прогнозирование в этих случаях подчиняется следующим правилам.
Например, в криминалистическом экспертном учреждении накапливаются материалы о взломах сейфов определенной конструкции, которые совершаются одним и тем же способом с использованием конструктивных дефектов замков сейфов. Такие материалы являются исходными данными для прогнозирования. Основанием для прогнозирования в этом случае служит знание закономерной связи между способом совершения преступления и характером предмета преступного посягательства — одной из закономерностей возникновения доказательств. Операция по прогнозированию в этом случае заключается в переносе имеющегося знания о конкретной закономерности на исходные данные и формулировании вывода о том, .что сохранение предмета посягательства в неизмененном виде будет способствовать совершению аналогичных преступлений. На основе прогноза экспертное учреждение формулирует систему рекомендаций, в данном случае обеспечивающих неосуществление прогноза, в числе которых, очевидно, будет фигурировать предложение изменить конструкцию замка.
Исходные для криминалистического прогнозирования данные неоднородны по своему составу. Они могут быть подразделены следующим образом.
I. Научные данные:
положения общей теории криминалистики и частных криминалистических теорий. Так, прогноз способов совершения преступлений базируется на таких положениях учения о способе, как обоснование его детерминированности и повторяемости при сохранении комплекса детерминирующих факторов, данные о которых позволяют создавать модели возможных изменений в способах или новых способов, разрабатывать и осуществлять меры, препятствующие совершению преступления предполагаемыми способами, возникновению и распространению новых способов;
положения смежных с криминалистикой наук и наук, данные которых используются в криминалистике;
криминологические прогнозы — общие и частные, объектом которых являются возможные изменения в состоянии, структуре и динамике преступности, а также обстоятельства, способствующие этим изменениям;
возможности появления новых видов преступлений и исчезновения имеющихся в настоящем факторов и обстоятельств, способных повлиять на это;
возможность появления новых категорий преступников и т.п.
II. Статические данные:
количественная характеристика преступности, ее отдельных видов, ее динамики;
количественная характеристика качества работы органов, исследующих: уровень раскрываемое™ преступлений — в целом и по видам, количество дел, возвращаемых на дополнительное расследование и причины возврата, применение технико-криминалистических и иных технических средств, производство повторных экспертиз, нагрузку следователей и экспертов и т. д.;
количественная характеристика криминалистических научных исследований: их стоимость, число занятых работников, степень использования аппаратуры и т.п.
III. Данные практики:
информация о новых способах совершения преступлений, о новых разновидностях преступных посягательств, о новых видах предмета посягательства;
данные о причинах и условиях организационного и технического характера, способствовавших совершению преступлений;
данные о предполагаемом возникновении обстоятельств, которые могут стать причинами или условиями, способствующими совершению преступлений;
данные о недостатках и достоинствах средств и методов судебного исследования;
информация о возникших на практике новых средствах и приемах судебного исследования.
Этот перечень является примерным. Следует к тому же заметить, что, строго говоря, использование этих данных требует научного анализа, обобщения и систематизации.
Методики криминалистического прогнозирования. Определяющим компонентом методики является применяемый метод или система методов разработки прогноза. В криминалистике к числу наиболее распространенных специальных методов прогнозирования относят экстраполяцию, моделирование и экспертные оценки.
Весьма ограниченна в настоящее время возможность применить метод моделирования, в том числе математические методы, так как подавляющее большинство сведений, которые могут являться исходными данными для прогнозирования, относится к области так называемой несчитанной статистики, т. е. является информацией о таких явлениях и процессах, которые статистическим учетом не охватываются. Это, естественно, будет отражаться на точности криминалистических прогнозов, которые на данном этапе развития науки в большинстве случаев будут предположениями, а не категорическими утверждениями. Однако даже и в таком качестве они, несомненно, весьма полезны, ибо позволят вносить известные коррективы в складывающиеся направления развития как науки, так и практики.
Учитывая сказанное, следует признать, что наиболее предпочтительным представляется метод экспертных оценок.
Следует различать научные криминалистические прогнозы и практическое, эмпирическое предвидение. Эмпирическое предвидение, осуществляемое в повседневной работе следователями, оперативными сотрудниками, экспертами, базируется на их личном профессиональном опыте, характеристике следственной ситуации, данных о личности проходящих по делу граждан и т.п. и преследует цель решения "сиюминутной" задачи: предвидеть поведение подследственного на очередном допросе или его действия по уклонению от ареста, возможность изменения показаний свидетелем и т.д. Это не научный прогноз, поскольку такое предвидение основывается на иных исходных данных, формируется не по научной методике и может быть даже чисто интуитивным.
Эмпирическое предвидение — это прогноз, осуществляемый в условиях реальной, конкретной практики, в чисто практических целях и реализуемый в условиях конкретного времени применительно к конкретным людям, их поведению и поступкам, к конкретным материальным объектам, явлениям, процессам. Объектами эмпирического предвидения выступают:
1) участники процесса доказывания — свидетели, потерпевшие, подозреваемые, обвиняемые, сведущие лица, понятые: их поведение, действия; акты противодействия расследованию со стороны заинтересованных в исходе дела лиц; выводы и заключения сведущих лиц;
2) материальные объекты — вещественные доказательства, документы, иные объекты, в том числе живые лица и трупы, объекты неизвестной природы: их местонахождение, природа, качества — устойчивость и неизменяемость, скорость изменений и результат изменений — естественных, искусственных;
3) результаты следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, последствия использования этих результатов в доказывании по конкретному, делу; возможности минимизации тактического риска и негативных результатов; результаты тактических комбинаций; отдаленные последствия негативных результатов;
4) принимаемые процессуальные и тактические решения следователя, руководителя следственного аппарата, прокурора, суда, оперативного работника, их результаты.
Этот перечень носит примерный характер, конкретные условия расследования, доказывания могут повлечь его расширение.
Условия и цели эмпирического предвидения обусловливают специфику его оснований и пути реализации прогностических гипотез. Основаниями эмпирического предвидения служат:
а) научные криминалистические прогнозы, содержащие обобщенные представления о типичном развитии объектов, явлений, к числу которых относится конкретный объект, явление;
б) криминалистическая характеристика данного рода, вида преступлений, содержащая указание на личность вероятного преступника, служащая базовой моделью для выбора объекта эмпирического предвидения;
в) профессиональный опыт — коллективный и личный, позволяющий находить и использовать по аналогии решения, в прошлом увенчавшиеся успехом;
г) базовые знания в области криминалистики, психологии, теории рефлексии и пр.;
д) интуиция следователя.
Эмпирическое предвидение позволяет внести необходимые коррективы в принятые к проверке следственные версии, в план расследования в части перечня и последовательности следственных действий и намечаемых оперативно-розыскных мероприятий, в пути реализации данных, полученных оперативным путем, и, самое главное, выбрать те тактические приемы, которые, как предвидит следователь, дадут наибольший
§ 2. Криминалистическая теория временных связей и отношений 127
эффект. Эмпирическое предвидение — необходимый компонент действий следователя в условиях неопределенности.
В криминалистическом прогнозировании отчетливо проявляется и эвристическая функция общей теории криминалистики, разработка которой делает возможной прогностическую экстраполяцию знаний.
§ 2. Криминалистическая теория временных связей и отношений

Предметом этой частной криминалистической теории служат закономерности отражения хода времени материальными объектами и сознанием живых лиц (как носителями криминалистически значимой информации) и возможности превращения этих отражений в доказательственную информацию при расследовании преступлений, объектом же — соотношение связей между уже установленными двумя или более временными характеристиками исследуемого события. Объект выражает взаимосвязи во времени любых событий, фактов, явлений. Такой подход позволяет собрать фрагментарные, казалось бы, разрозненные изменения, зафиксировавшие в себе течение времени, в одно целое, доказав тем самым принадлежность ряда событий к одной хронологической шкале, или же, наоборот, удостовериться в простом, случайном совпадении этих событий, явлений, фактов во времени. Основные понятия этой теории:
момент времени — точка отсчета при определении его основных свойств: длительности и последовательности (понятие характеризует нахождение в пространстве объекта либо степень его изменения, а также отражение взаимодействия в сознании человека);
временной интервал — характеристика события, явления с точки зрения его длительности (к этому понятию примыкает понятие "скорость" — характеристика равномерного движения тела, равная отношению пройденного пути к промежутку времени);
временные отношения — характеристика событий, явлений в аспекте их последовательности, взаимосвязи, т. е. хронология их возникновения, развития и исчезновения. В рамках временных отношений различают два вида связи — синхроническую и полихроническую: синхроническая связь характерна для отношений сосуществования, полихроническая — для причинно-следственных отношений;
фактор времени — обобщенная характеристика его влияния на изменение объектов, событий, явлений;
след времени — такое изменение в живой и неживой природе, которое отражает момент времени, длительность и последовательность протекания определенных процессов, явлений или их фаз, периодов;
криминалистический аспект времени — характеристика преступной деятельности с позиции существования ее во времени — от преступного замысла до сокрытия следов преступления.
Основные понятия рассматриваемой теории позволяют выявить направления ее реализации:
установление моментов времени, характеризующих фазы развития преступной деятельности, вплоть до совершения преступления — существенного элемента предмета доказывания;
2) разделение во времени момента завершения преступной деятельности и момента сокрытия ее следов в целях различения субъекта совершения преступления и субъекта его сокрытия и определения таким образом круга причастных к преступлению лиц;
3) установление полихронической связи, подтверждающей причинно-следственные отношения, имеющие значение для дела;
4) выявление связи временных отношений при доказывании;
5) выявление следов времени, свидетельствующих о наличии инсценировки события преступления или подтверждающих событие преступления, как элемент предмета доказывания;
6) использование следов времени для проверки алиби, установления мотивов преступления, как элемент предмета доказывания;
7) установление временных отношений, подтверждающих виновную связь субъекта с событием преступления, характеризующих виновность субъекта преступления, как элемент предмета доказывания.
Возможны и иные варианты использования временных отношений при доказывании.
Но криминалистический аспект времени не исчерпывается хронологией преступной деятельности. Он должен включать в себя и временную характеристику процесса доказывания, процесса выявления, раскрытия и расследования преступления.
Применительно к процессу доказывания криминалистический аспект времени означает:
а) зафиксированные моменты времени обнаружения признаков совершенного преступления и принятия предписанных законом процессуальных решений (возбуждения уголовного дела, привлечения в качестве обвиняемого, приостановления производства по делу и др.);
б) выдвижение версий о полихронических связях обстоятельств дела, о хронологии преступной деятельности;
в) определение очередности и последовательности действий по выявлению, исследованию и фиксации следов времени и содержащейся в них доказательственной информации;
г) определение длительности планируемых действий при составлении плана расследования;
д) установление момента времени в причинно-следственных связях с целью определения обстоятельств, способствовавших преступлению.
Разработка теории временных связей и отношений еще только началась, однако формулирование ее концептуальных основ и определение базовых понятий позволяет считать, что она уже вышла за рамки отдельной теоретической концепции и может быть с полным правом включена в систему частных криминалистических теорий, переживающих этап своего становления.
Литература

Раздел I. История и методология криминалистики

Ко всем главам:
Белкин Р. С. Курс криминалистики. В 3-х т. Т. 1, 2. М., 1997. Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы.
Общая и частные теории. М., 1987,
Белкин Р. С. Криминалистическая энциклопедия. М., 1997. Криминалистика. Учебник для вузов МВД РФ. Т. I. M., 1995. Криминалистика. Учебник для юридических вузов / Под ред. проф.
Н. П. Яблокова. М., 1995.
Криминалистика. Учебник для юридических вузов / Под ред. проф.
Т.А. Седовой, проф. А.А. Эксархопуло. СПб., 1995.
К главе 1:
Белкин Р. С., Винберг А. И. История советской криминалистики. М., 1982; 1983.
Криминалистическая экспертиза: возникновение, становление и тенденции развития / Под ред. проф. В. П. Лаврова. М., 1994.
Крылов И. Ф. .Очерки истории криминалистики и криминалистической экспертизы. Л., 1975.
Миронов А. И. Возникновение и развитие криминалистических подразделений органов внутренних дел. М., 1979.
Винберг А. М. Роль учения Е. Ф. Буринского в формировании отечественной криминалистики. Волгоград, 1981.
К главе 2:
Белкин Р. С. Курс криминалистики. Т. I. М., 1997. Васильев А. Н., Яблоков Н. П. Предмет, система и теоретические основы криминалистики. М., 1984.
Селиванов Н. А. Советская криминалистика: система понятий. М., 1982.
К главам 3-—6:
Белкин Р. С. Курс криминалистики. Т. I. М., 1997.
Белкин Р. С. Общая теория советской криминалистики. Саратов, 1986. Белкин Р. С., Винберг А. И. Криминалистика. Общетеоретические проблемы. М., 1973.
Лузгин И. М. Методологические проблемы расследования. М., 1973.
К главе 7:
Колдин В. Я. Идентификация при расследовании преступлений. М., 1978. Колмаков В. П. Идентификационные действия следователя. М., 1977. Потапов С. М. Введение в криминалистику. М., 1946.
К главе 8:
Корухов Ю. Г. Понятие и сущность криминалистической диагностики. М., 1984.
Корухов Ю. Г. Криминалистическая диагностика. М., 1998.
К главе 9:
Горшенин Л. Г. Основы теории криминалистического прогнозирования. М., 1993.
Мешков В. М. Основы криминалистической теории временных связей. М., 1994.
Раздел II
КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА И ТЕХНОЛОГИЯ

Глава 10. Концептуальные положения криминалистической техники и технологии

§ 1. Понятие, система и правовые основания применения средств криминалистической техники

Криминалистическая техника — одно из первых сложившихся в криминалистике понятий, основа науки на этапе ее становления (тогда она называлась "уголовной").
В настоящее время это один из разделов криминалистики, в котором дается система научных положений и основанных на них технических (в широком смысле) средств, приемов и методов, предназначенных для собирания и исследования доказательств в процессе судопроизводства по уголовным (и гражданским) делам, иных мер раскрытия и предупреждения преступлений. Средства, приемы и методики криминалистической техники представляют собой естественнонаучные и технические знания. Их естественнонаучный характер придает термину "техника" некоторую условность.
Термином "криминалистическая техника", во-первых, обозначается раздел криминалистической науки, а во-вторых, — совокупность технических средств, т. е. приборов, аппаратуры, оборудования, инструментов, приспособлений, принадлежностей и материалов, применяемых для собирания и исследования доказательств в процессе судопроизводства.
Как раздел криминалистики, она состоит из элементов, образующих собственную систему, в которую входят:
общие положения, включающие систему и задачи криминалистической техники, элементы частных криминалистических теорий и учений (например, учения о навыках, о механизме следообразования, теории идентификации и др.), общую характеристику технико-криминалистических средств, правовые основания их применения;
криминалистическая фотография, видеозапись;
габитоскопия (криминалистическое исследование внешних признаков человека);
трасология (криминалистическое исследование следов);
криминалистическое исследование оружия, боеприпасов, взрывных устройств и следов их применения;
криминалистическое исследование документов, в которое входят:
судебное почерковедение;
судебное автороведение;
технико-криминалистическое исследование документов;
криминалистическая фоноскопия (установление человека по голосу);
криминалистическая одорология (исследование запаховых следов человека);
криминалистическое исследование веществ и материалов;
криминалистическая регистрация.
Криминалистическая техника использует как общенаучные, так и специальные методы. Причем современные средства и методы этого раздела базируются на новейших достижениях не только криминалистической науки, но и неорганической, органической, физической и квантовой химии, общей физики, физики твердого тела, теплофизики, кристаллографии, общей и молекулярной биологии, математики, информатики и кибернетики, а также других естественных и технических наук.
Как раздел науки криминалистическая техника включает собственно технические средства и технико-криминалистические приемы и методики. Последние представляют собой систему операций и правил работы с техническими средствами, а также способы решения криминалистических задач (алгоритмы действий).
Интеграция в криминалистику достижений естественных и технических наук, усложнение самих технических средств, совершенствование и развитие методик их применения нередко сопряжено со сложными технологическими операциями, поэтому необходимо говорить уже не только о криминалистической технике, но и о технологии. Особенно рельефно это видно при рассмотрении вопроса о связях техники, тактики и методики расследования отдельных видов преступлений.
В самом деле, тактика многих следственных действий напрямую зависит от используемых технических средств, предназначенных для поиска и предварительного исследования объектов, которые впоследствии могут приобрести статус вещественных доказательств. Успех же определяется соблюдением методических рекомендаций по поиску и исследованию объектов, а также методики расследования данного вида преступлений.
Технико-криминалистические средства, приемы и методы по источнику происхождения и степени приспособления к нуждам уголовного судопроизводства можно разделить на три группы.
Первую составляют средства, приемы и методы, которые заимствованы из других областей науки и техники и применяются в непреобразованном виде. Они приобретают криминалистический характер лишь в связи с целями и правовой основой их применения. Таковы, например, фотоаппараты, видео- и звукозаписывающая аппаратура общего назначения, металлоискатели, ряд микроскопов, спектрометры, хроматографы и другая поисковая и исследовательская техника.
Вторая группа — средства, приемы и методы, заимствованные из других областей знания, но преобразованные, приспособленные для целей раскрытия и расследования преступлений. К ним можно причислить,. например, специальные приемы фотографической съемки или фотоустановки, приспособленные для фотографирования вещественных доказательств, специальные методики исследования документов с использованием ультрафиолетовых и инфракрасных лучей и др.
Третью группу составляют средства, приемы и методы, специально разработанные для целей исследования и раскрытия преступлений. Таковы, например, сравнительные микроскопы, приборы для фоторазвертки поверхности пуль, компьютеризированные рабочие места для составления композиционных портретов или дактилоскопической регистрации и др.
Помимо средств, приемов и методов криминалистическая техника содержит и целый ряд частных классификаций криминалистически значимых объектов: оружия, документов, различных следов, признаков и т. п. Классификация систематизирует знания об этих объектах и создает основы для разработки криминалистических методов (например, на классификации внешних признаков человека базируется описание живых лиц и трупов — метод словесного портрета).
Задачи, разрешаемые с применением технико-криминалистических средств и методов, можно разделить на следующие основные группы:
обнаружение, фиксация, изъятие различных следов и иных объектов;
накопление, обработка и использование криминалистически значимой информации, содержащейся в следах преступлений (криминалистические учеты, коллекции и картотеки);
предварительное и экспертное исследование различных объектов, в том числе вещественных доказательств;
научная организация труда следователей, экспертов, судей.
Субъектами применения криминалистической техники в процессе раскрытия и расследования преступлений являются не любые участники процесса, а лишь уполномоченные на это лица: следователи (при производстве следственных действий), специалисты — сотрудники экспертно-криминалистических учреждений (при производстве следственных действий или оперативно-розыскных мероприятий, экспертиз и предварительных исследований, причем и в уголовном, и в гражданском, арбитражном процессах, а также в административном производстве), оперативные сотрудники (при проведении оперативно-следственных мероприятий).
Криминалистическая техника с успехом используется не только в уголовном, но и в гражданском и арбитражном процессе, в административном производстве. Субъектами ее применения в этом случае являются прежде всего эксперты и специалисты при производстве экспертных и предварительных исследований, а также лица, уполномоченные составлять протоколы и рассматривать дела об административных правонарушениях.
Для применения средств криминалистической техники необходимы правовые основания, под которыми следует понимать дозволенность определенных технических действий с точки зрения закона.
Закон не дает исчерпывающего перечня средств и методов криминалистической техники, применяемых в процессе расследования преступлений и судебного разбирательства. Это невозможно как в силу обширности этого перечня, так и потому, что криминалистическая техника
постоянно развивается, а круг объектов, могущих приобрести значение вещественных доказательств по делу, растет.
В Уголовно-процессуальном кодексе РСФСР содержатся нормы, определяющие общие принципы допустимости использования в целях раскрытия и расследования преступлений технико-криминалистических средств, а также относящиеся к использованию некоторых из них (например, фотографирования — ч. 2. ст. 84, ст. 141 УПК; звукозаписи — ст. 1411 УПК и др.).
Применяя технические средства и специальные знания, следует руководствоваться не только прямыми указаниями закона о дозволенности их использования, но и тем, соответствует ли оно целям и принципам правосудия. Выше упоминалось о критериях допустимости использования в доказывании тех или иных криминалистических методов. Эти критерии напрямую относятся и к криминалистической технике. Поэтому ее использование не может нарушать законных прав и интересов граждан, угрожать их жизни и здоровью, противоречить нормам процессуального законодательства. Применение криминалистической техники подлежит обязательной фиксации в протоколе следственного действия или заключении эксперта. Полученные при этом фотоснимки, негативы, слепки и пр. оформляются как приложение к протоколу. Участники следственного действия уведомляются о применении технических средств перед их использованием, что исключает возможность негласного применения, ибо при этом результаты (как правило) не имеют доказательственной силы. Понятые и другие участники следственного действия должны осмысленно воспринимать работу следователя и специалистов. Поэтому кроме уведомления о предстоящем использовании технического средства необходимо кратко разъяснить, что оно собой представляет и каковы его возможности, а результаты, если их получение не связано с лабораторной обработкой, продемонстрировать. Результаты негласного применения технико-криминалистических средств в соответствии со ст. 11 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" могут быть использованы в доказывании только с учетом положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР и, в частности, ст. 69 УПК, гласящей, что доказательства по уголовному делу устанавливаются и иными документами.
Чтобы удовлетворять требованиям научности, гарантирующим научную обоснованность, достоверность, воспроизводимость, точность и надежность получаемых результатов, любой новый метод, техническое средство или методика должны предварительно пройти апробацию и быть рекомендованы к использованию.
Проверяется также соответствие метода или технико-криминалистического средства требованиям безопасности. Разрабатываются правила техники безопасности при его использовании, включающие требования к помещению, защитным средствам, квалификации работающих. Например, применение при производстве обыска просвечивающей рентгеновской техники допускается только лицами, прошедшими специальный инструктаж.
Для решения той или иной криминалистической задачи выбирается наиболее эффективное средство (метод), позволяющее достигнуть наилучших результатов в оптимальные сроки.
Применяя то или иное техническое средство, необходимо заботиться о сохранности объектов, поскольку их уничтожение или даже изменение может сильно осложнить процесс исследования доказательств в суде. Единственным субъектом, который может использовать метод, разрушающий или видоизменяющий изучаемый объект, является эксперт.

§ 2. Технико-криминалистические средства и методы, применяемые при собирании вещественных доказательств

Процесс собирания доказательств включает их обнаружение, фиксацию и изъятие. Технико-криминалистические средства и методы, используемые для обнаружения следов и других объектов, весьма разнообразны. Наиболее распространенные из них могут быть подразделены на несколько групп.
Средства освещения — это разнообразные приборы, позволяющие создать общее рассеянное, направленное, моно- и полихроматическое освещение. В качестве источников света используются переносные фотоосветители, бытовые фонарики, электронные фотовспышки и другая осветительная аппаратура, важнейшими частями которой являются рассеиватели, отражатели, светофильтры, защитные экраны, влияющие на направление, интенсивность, волновой диапазон и другие характеристики светового потока. К специальным источникам относятся ультрафиолетовые осветители (рис. 1), позволяющие обнаружить слабовидимые или невидимые следы крови, спермы, пота и других выделений человека, некоторых химических веществ (нефтепродуктов, клея и пр.). Под действием ультрафиолетовых лучей некоторые из этих объектов люминесцируют или сильно отличаются по оттенку от фона. Однако следует помнить, что действие ультрафиолета должно быть кратковременным (не более 5 сек.), поскольку он может вызвать необратимые изменения объекта. Источниками инфракрасных лучей являются электронно-оптические преобразователи (ЭОП), позволяющие выявить частицы копоти, краски, металла, следы выстрела.

Рис. 1. Ультрафиолетовый осветитель.
Оптические приборы. — это увеличительные приспособления, позволяющие расширить диапазон чувствительности глаза. В первую очередь к ним относятся всевозможные лупы: складные, штативные, с подсветкой, измерительные, дактилоскопические и др. Значительно реже при производстве следственных действий используются микроскопы. Как правило, они применяются на стадии исследования вещественных доказательств.
Следы рук на глянцевых поверхностях выявляют при осмотре в косопадающем свете, а если объект прозрачен, то при изучении его на просвет; в труднодоступных для осмотра местах используются осветитель и специальная зеркальная приставка. Невидимые и слабовидимые следы выявляются с помощью различных мелкодисперсных порошков окиси меди, окиси свинца, графита и др. (в том числе люминесцирующих в УФ-лучах), которые наносятся с помощью специальных кисточек, пульверизаторов, аэрозольных распылителей; обработкой парами йода, цианакрилата, некоторыми специальными реактивами (например, раствором нингидрина в ацетоне). Визуализация невидимых следов рук производится также при воздействии на них лазерного излучения (которое возбуждает флюоресценцию потожирового вещества, образующего след) или путем напыления на предмет-носитель в вакууме тонких пленок тяжелых металлов.
Для обнаружения металлических объектов используются металлоискатели индукционные армейского образца (ИМП) и специально изготовленные для криминалистических целей магнитные искатели-подъемники (МИП "ГАММА"). Их недостатком является одинаковое реагирование на черные и цветные металлы. Более удобны приборы с меняющейся системой усиления, позволяющие различать массу искомого объекта и других металлических предметов, создающих помехи (рис. 2).

Рис. 2. Металлоискатель.
Поиск тайников производится путем простукивания молотками, а также с использованием щупов, буров, металлоискателей. Для просвечивания деревянных стен, мебели, других преград используются переносные рентгеновские установки, кирпичных и железобетонных преград — радиоизотопные отражательные толщиномеры. Изучаются возможности применения для поиска тайников с неметаллическими вложениями приборов, работающих на основе звуковой локации, емкостного метода, метода сверхчастотных колебаний (радиоволн), акустической голографии.
Трупы и их части обнаруживают приборами типа "Поиск", принцип действия которых основан на измерении концентрации в почве и в воздухе сероводорода, возрастающей вблизи трупа. С этой целью используют также электрощупы, поскольку электропроводность грунта вблизи трупа значительно возрастает. В водоемах их поиск осуществляют с помощью крючьев и специальных тралов.
В настоящее время ведутся работы по изготовлению видеоинтраскопических приборов, дающих возможность воспринимать на экране изображения объектов, находящихся в полужидких, сыпучих и твердых средах, на основе ультразвука, радиоактивного излучения и др.
Для выявления объектов биологической природы (крови, спермы, слюны и пр.) используются лупы с подсветкой (увеличение не менее чем в 3,5 раза), осветительные приборы (осмотр в косопадающем свете может существенно повысить эффективность поиска следов), переносные источники ультрафиолетового излучения.
Выявление следов крови и спермы возможно и с применением некоторых реактивов, например, в реакции с гемоФАНом или реактивом Воскобойникова, которые наносятся на край пятна, похожего на кровь. Синее окрашивание является положительной реакцией. Следы крови в труднодоступных местах, больших помещениях, подвалах, чердаках выявляют опрыскиванием подозрительных поверхностей люминолом, вызывающим при попадании на кровь кратковременное свечение. Помещение при этом затемняется. Наличие следов спермы устанавливается с помощью специальной подложки, пропитанной реагентом "фосфотест". При положительной реакции через 20 сек. подложка окрашивается в фиолетовый цвет.
Для обнаружения микрообъектов (микрочастиц, микроследов) используются лупы с подсветкой, микроскопы, ультрафиолетовые осветители, ЭОПы. Металлические микрочастицы обнаруживают с помощью небольших постоянных магнитов.
Маркировка изделий (главным образом частей автотранспортных средств) проверяется с использованием наборов зеркал на длинных ручках с подсветкой, ультразвуковых дефектоскопов и толщиномеров, датчиков, фиксирующих изменение магнитной проницаемости металла в месте перебивки номера. Возможно также химическое травление поверхности изделий.
Помимо перечисленных выше технических средств при расследовании преступлений часто возникает потребность в электроизмерительных приборах (тестеры, измерительные клещи, индикаторы напряжения), например, при расследовании уголовных дел, связанных с авариями, пожарами и взрывами. Используются также газоанализаторы, пирометр, специальные сита для просеивания пожарного мусора. Дефекты в металлоконструкциях выявляют с помощь различных дефектоскопов и переносных рентгеновских дифрактометров. Тепловые следы на местах происшествий, показывающие, например, траекторию движения человека, предметы, которых он касался, выявляют с помощью инфракрасных интраскопов, тепловизоров.
Цель криминалистической фиксации — как можно точнее, объективнее и нагляднее запечатлеть, закрепить факты, события, материальные следы преступления и другие объекты, необходимые для установления истины по уголовному делу.
Используются различные формы фиксации:
вербальная — протоколирование, звукозапись;
графическая — графическое изображение (схематические и масштабные планы, чертежи, кроки, рисунки, в том числе рисованные портреты);
предметная — изъятие самого предмета, изготовление материальных моделей (реконструкция, в том числе макетирование, копирование, получение слепков и оттисков);
наглядно-образная — фотографирование (в видимых и невидимых лучах), киносъемка, видеомагнитофонная запись.
Фиксация может быть направлена как на сохранение самого объекта (консервирование), так и на запечатление определенных его сторон, свойств и качеств. Консервирование осуществляется путем укрепления структуры вещества объекта созданием специальной среды или приспособления, куда помещают объект. Так, сохранность обугленных или ветхих документов обеспечивается помещением их между двух стекол, а следов обуви на песке — обработкой их специальным лаком. В специальную среду — морозильную камеру — помещают скоропортящиеся объекты. Выявленный с помощью порошков след пальца обычно изымается на специальную дактилоскопическую пленку. Это искусственное приспособление отличается от обычных упаковочных средств тем, что оно становится неотъемлемой частью фиксируемого объекта.
Запечатлевающие способы фиксации — это составление планов и схем, изготовление копий с помощью различных веществ, фотосъемка, видеозапись, рисование. Об изготовлении копий с различных объектов, преимущественно с объемных следов, о звукозаписи, фото- и видеозаписи речь будет идти в последующих главах.
Процессы изъятия и фиксации могут совпадать по времени. Так, изымаемый на дактилоскопическую пленку след пальца, выявленный с помощью порошка, одновременно фиксируется пленкой. Таким образом, технико-криминалистические средства могут выполнять двойную функцию. Например, магнитный искатель-подъемник помогает обнаружить металлический предмет и изъять его; поэтому деление технико-криминалистических средств на средства обнаружения, фиксации и изъятия является в известной степени условным.
В зависимости от характера изымаемого объекта различаются средства изъятия твердых объектов, сыпучих, жидких и газообразных веществ, макро- и микрообъектов.
Простейший набор инструментов для изъятия твердых объектов включает отвертки, пассатижи, бокорезы, стамески, стеклорез, пилы, молотки и пр. В необходимых случаях могут использоваться аппараты для газокислородной резки и электросварки.
Микрообъекты, как и другие следы, предпочтительно изымать вместе с объектом-носителем, в обязательном порядке указывая в протоколе следственного действия, на схемах и фотоснимках конкретные участки объекта-носителя, с которого они изымаются, поскольку впоследствии это может иметь решающее значение, например, при установлении факта контактного взаимодействия. Для изъятия микрообъектов применяются пленки с химически липким неактивным покрытием, микропы-лесборники. Отдельные микрообъекты (фрагменты волос, ворсинки, волокна и т. д.) изымают с помощью пинцетов, наэлектризованных эбонитовых или стеклянных палочек.
Для изъятия следов пальцев рук и босых ног, выявленных с помощью порошков либо образованных пылью, применяются специальные дактилоскопические пленки с прозрачным защитным слоем. Следы обуви, транспортных средств изымают на черную или белую отфиксированную фотобумагу, эмульсионный слой которой предварительно размачивается в воде. Для этой цели можно воспользоваться и листом резины, контактирующая поверхность которого предварительно обработана наждачной бумагой.
Образцы запаха отбираются на лоскуты (салфетки) выстиранной хлопчатобумажной байки (хлопчатобумажной фланели, стерильные марлевые салфетки) размерами примерно 10х15 см, упакованные в три-четыре слоя бытовой алюминиевой фольги или в чистые стеклянные банки с металлическими или стеклянными крышками.
Все изъятые объекты должны быть соответствующим образом упакованы и доставлены к месту исследования или хранения. При этом необходимо: исключить возможность подмены; исключить потерю; сохранить от изменений, уничтожения при транспортировке и хранении, от попадания посторонних примесей.
Технико-криминалистические средства, предназначенные для обнаружения, фиксации, изъятия вещественных доказательств, как правило, комплектуются в виде специальных наборов: оперативных сумок, следственных портфелей, оперативных и следственных чемоданов. Это могут быть универсальные наборы, предназначенные для осмотра места происшествия или обыска, или специализированные комплекты, например, для работы со следами рук, для осмотров по делам о пожарах, взрывах и пр. (рис. 3, 4, 5).
Для предварительного исследования объектов на месте происшествия используются наборы химических веществ-индикаторов (установление принадлежности вещества к взрывчатым, наркотическим и пр.).

§ 3. Методы и средства предварительного и экспертного исследования вещественных доказательств

В экспертных и предварительных исследованиях вещественных доказательств помимо общенаучных методов используются и специальные, которые, исходя из принципа общности, можно в свою очередь подразделить

Рис. 3. Универсальный следственный чемодан.
Рис. 4. Следственный чемодан для работы с документами.

Рис. 5. Экспертный чемодан для работы с объектами биологического происхождения.

на общеэкспертные, используемые в большинстве классов судебных экспертиз и исследований, и частноэкспертные.
Система общеэкспертных методов исследования вещественных доказательств включает:
методы анализа изображений;
методы морфологического анализа;
методы анализа состава;
методы анализа структуры;
методы изучения физических, химических и других свойств. Методы анализа изображений используются для исследования традиционных криминалистических объектов — следов человека, орудий и инструментов, транспортных средств, а также документов, кино-, фото-и видеоматериалов и пр. [96 Эти методы подробно будут освещены в следующих главах.]

Под морфологией понимают внешнее строение объекта, а также форму, размеры и взаимное расположение (топография) образующих его структурных элементов (частей целого, включений, деформаций, дефектов и т. п.) на поверхности и в объеме, возникающих при изготовлении, существовании и взаимодействии объекта. Наиболее распространенными методами морфологического анализа являются оптическая микроскопия — совокупность методов наблюдения и исследования с помощью оптического микроскопа.
Среди микроскопических методов, используемых при исследовании вещественных доказательств, выделяют метод светлого поля в проходящем свете — используется для исследования прозрачных объектов с включениями. Пучок света, проходя через непоглощающие зоны препарата, дает равномерно освещенное поле. Включение на пути пучка частично поглощает его, частично рассеивает, вследствие чего изучаемая частица выглядит темным пятном на светлом фоне. Для наблюдения прозрачных не поглощающих свет объектов, невидимых при методе светлого поля, используют метод темного поля в проходящем свете. Изображение создается светом, рассеянным элементами структуры препарата, который отличается от среды показателем преломления. В поле зрения микроскопа на темном фоне видны светлые изображения деталей. Наиболее часто методы светлого и темного поля используются в экспертном исследовании ювелирных камней и объектов биологической природы. Микроскопические исследования в проходящем свете осуществляются с помощью биологических микроскопов (типа МБИ и МБР).
Для наблюдения непрозрачных объектов применяют метод светлого поля в отраженном свете. Свет на объект падает под углом, и морфология объекта видна вследствие различной отражательной способности его элементов. Используется для изучения широкого круга вещественных доказательств: изделий из металлов и сплавов, лакокрасочных покрытий, волокон, документов, следов-отображений и пр.
Поляризационная микроскопия используется для исследования анизотропных объектов в поляризованном свете (проходящем и отраженном), например минералов, металлических шлифов, биологических объектов. Люминесцентная (флуоресцентная) микроскопия использует явление люминесценции. Объект освещается излучением, возбуждающим люминесценцию. При этом наблюдается контрастная цветная картина свечения, позволяющая выявить морфологические и химические особенности объектов.
Ультрафиолетовая и инфракрасная микроскопия позволяет проводить исследования за пределами видимой области спектра. Ультрафиолетовая микроскопия (250—400 нм) применяется для исследования биологических объектов (например, следы крови, спермы), инфракрасная (0,75— 1,2 мкм) дает возможность изучать внутреннюю структуру объектов, непрозрачных в видимом свете (кристаллы, минералы, некоторые стекла, следы выстрела, залитые, заклеенные тексты).
Стереоскопическая микроскопия позволяет видеть предмет объемным за счет рассматривания его двумя глазами (оптическая система включает два окуляра). Большинство микроскопов, используемых для изучения вещественных доказательств, являются стереоскопическими. Бинокулярные стереоскопические микроскопы (типа МБС) применимы для исследования практически всех видов объектов (следы человека и животных, документы, лакокрасочные покрытия, металлы и сплавы, волокна, минералы, пули и гильзы и т. д.) как в проходящем, так и в отраженном свете. Как правило, они снабжены насадкой для фотографирования (рис. 6). Ими в основном оснащены экспертные учреждения.

Рис. 6. Микроскоп биологический.
Сравнительные микроскопы (типа МИС, МС, МКС) имеют спаренную оптическую систему, что позволяет производить одновременное исследование двух объектов. Совмещенное изображение выявленных признаков можно сразу же сфотографировать с помощью специальной микрофотонасадки. Микроскопы специальные криминалистические типа МСК позволяют наблюдать изображение не только с помощью окуляра, но и на специальном экране. В настоящее время на вооружение в экспертно-криминалистические учреждения берутся сравнительные микроскопы, снабженные телекамерами и управляемые персональными компьютерами, позволяющие получать комбинированное изображение сравниваемых объектов на телеэкране (телевизионная микроскопия), исследовать объекты в поляризованном свете, со светофильтрами, в инфракрасных или ультрафиолетовых лучах. Они дают возможность электронным путем изменять масштаб, контрастность и яркость изображения.
Возможности морфологических исследований резко расширились с появлением электронной микроскопии. Просвечивающая электронная микроскопия основана на рассеянии электронов без изменения энергии при прохождении их через вещество или материал. Такие приборы используют для изучения деталей микроструктуры объектов, находящихся за пределами разрешающей способности оптического микроскопа (мельче 0,1 мкм). Он позволяет исследовать объекты — вещественные доказательства в виде: тонких срезов (например, волокон или лакокрасочных покрытий для исследования особенностей морфологии их поверхности);
суспензий, например горючесмазочных материалов. Микроскопы просвечивающего типа имеют разрешающую способность в несколько ангстрем [97 Один ангстрем составляет 10-8 см.]
.
Растровая электронная микроскопия (РЭМ) основана на облучении изучаемого объекта хорошо сфокусированным (с помощью специальной линзовой системы) электронным пучком предельно малого сечения (зонд), обеспечивающим достаточно большую интенсивность ответного сигнала (вторичных электронов) от того участка объекта, на который попадает пучок. Разного рода сигналы представляют информацию об особенностях соответствующего участка объекта. Размер участка определяется сечением зонда (от 1—2 до десятков ангстрем). Чтобы получить информацию о достаточно большой области, дающей представление о морфологии объекта, зонд заставляют обегать (сканировать) заданную площадь по определенной программе. РЭМ, позволяющая повысить глубину резкости почти в 300 раз по сравнению с обычным оптическим микроскопом и достигать увеличения до 200 000 крат, широко используется в экспертной практике для микротрасологических исследований, изучения морфологических признаков самых разнообразных микрочастиц: металлов, лакокрасочных покрытий, волос, волокон, почвы, минералов. Многие растровые электронные микроскопы снабжены так называемыми микрозондами — приставками, позволяющими проводить рентгеноспектральный анализ элементного состава изучаемой микрочастицы.
Рассмотрим далее методы анализа состава, структуры и свойств веществ и материалов, наиболее часто используемых в практике.
Методы элементного анализа используются для установления элементного состава, т. е. качественного или количественное содержание определенных химических элементов (таблицы Менделеева) в данном веществе или материале. Круг их достаточно широк, однако наиболее распространенными в экспертной практике являются следующие.
Эмиссионный спектральный анализ — с помощью источника ионизации вещество пробы переводится в парообразное состояние и возбуждается спектр излучения этих паров. Проходя далее через входную щель специального прибора — спектрографа, излучение с помощью призмы или дифракционной решетки разлагается на отдельные спектральные линии, которые затем регистрируются на фотопластинке или с помощью детектора. Качественный эмиссионный спектральный анализ основан на установлении наличия или отсутствия в полученном спектре аналитических линий искомых элементов, количественный — на измерении интенсивности спектральных линий, которые пропорциональны концентрациям элементов в пробе. Широко используется для исследования взрывчатых веществ, металлов и сплавов, нефтепродуктов и горюче-смазочных материалов, лаков и красок и др.
Лазерный микроспектралъный анализ основан на поглощении веществом сфокусированного лазерного излучения, благодаря высокой интенсивности которого начинается испарение вещества мишени и образуется облако паров — факел, служащий объектом исследования. За счет повышения температуры и других процессов происходит возбуждение и ионизация атомов факела с образованием плазмы, которая является источником анализируемого света. Фокусируя лазерное излучение, можно производить спектральный анализ микроколичеств вещества, локализованных в малых объемах (до 1(Г10 см3) и устанавливать качественный и количественный элементный состав самых разнообразных объектов практически без их разрушения.
Рентгеноспектральный анализ. Проходя через вещество, рентгеновское излучение поглощается, что приводит атомы вещества в возбужденное состояние. Возврат к исходному состоянию сопровождается спектральным рентгеновским излучением. По наличию спектральных линий различных элементов можно определить качественный, а по их интенсивности — количественный состав вещества. Это один из наиболее удобных методов элементного анализа, который на качественном и часто полуколичественном уровне является практически неразрушающим, только в редких случаях при исследовании ряда объектов, как правило, органической природы, могут произойти видоизменения их отдельных свойств. Используется для исследования широкого круга объектов: металлов и сплавов, частиц почвы, лакокрасочных покрытий, материалов документов, следов выстрела и пр. (рис. 7, 8).
Атомно-абсорбционный анализ — метод, основанный на поглощении излучения свободными атомами. Через слой атомных паров пробы, получаемых с помощью атомизатора (обычно это пламя или трубчатая печь) пропускают излучение в диапазоне 190—850 нм. Поглощая кванты света, атомы переходят в возбужденные энергетические состояния. Этим переходам в атомных спектрах соответствуют так называемые резонансные линии, характерные для данного элемента. Концентрация того или иного элемента определяется исходя из соотношения интенсивности излучения до и после прохождения через поглощающий слой. Для установления связи между поглощающей способностью и концентрацией вещества в атомизатор вводят несколько стандартных образцов с известным содержанием элемента и строят калибровочный график. Метод используется для количественного элементного анализа и характеризуется очень высокой чувствительностью, быстротой, простотой пробоподготовки, однако малопригоден для обзорного анализа пробы неизвестного состава.
Под молекулярным составом объекта понимают качественное (количественное) содержание в нем простых и сложных химических веществ,

Рис. 7. Переносная установка для рентгеноспектрального анализа.
Рис. 8. Стационарный рентгеновский спектрометр.

для установления которого используются методы молекулярного анализа. Это прежде всего химико-аналитические методы, которые традиционно применяются в криминалистике уже десятки лет, например капельный анализ —химические реакции, проводимые с капельными количествами растворов анализируемого вещества и реагента. Успех применения метода во многом зависит от правильного выбора и применения контрастных цветных реакций. Используют для проведения в основном предварительных исследований ядовитых, наркотических и сильнодействующих, взрывчатых и других веществ. Для этого метода созданы наборы, учитывающие работу с определенными видами следов: "Капля", "Капилляр" и др.
Другим весьма распространенным методом является микрокристаллоскопия, метод качественного химического анализа по образующимся (при действии соответствующих реактивов на исследуемый раствор) характерным кристаллическим осадкам. Используется при исследовании следов травления в документах, фармацевтических препаратов, ядовитых и сильнодействующих веществ и пр.
Однако основными методами исследования молекулярного состава вещественных доказательств являются в настоящее время молекулярная спектроскопия и хроматография. Молекулярная спектроскопия (спектрофотометрия) — метод, позволяющий изучать качественный и количественный молекулярный состав веществ, основанный на изучении спектров поглощения, испускания и отражения электромагнитных волн, а также спектров люминесценции в диапазоне длин волн от ультрафиолетового до инфракрасного излучения. Включает:
инфракрасную (ИИ.) спектроскопию — один из наиболее информативных методов, позволяющий исследовать молекулярный состав и природу исследуемых веществ. Основан на поглощении молекулами вещества ИК излучения, что переводит их в возбужденное состояние. ИК-спектры поглощения регистрируют с помощью спектрофотометров. Используется для установления состава нефтепродуктов, лакокрасочных покрытий (связующего), парфюмерно-косметических товаров и пр. (рис. 9);

Рис. 9. Установка для молекулярной инфракрасной спектроскопии с микроскопом.
спектроскопию в видимой и ультрафиолетовой областях спектра, которая основана на поглощении электромагнитного излучения соединениями, содержащими хромофорные (определяющие окраску вещества) и ауксохромные (не определяющие поглощения, но усиливающие его интенсивность) группы. По спектрам поглощения судят о качественном составе и структуре молекул. Количественный (спектрофотометрический) анализ основан на: переводе вещества, если оно бесцветно, в поглощающее световой поток окрашенное соединение с помощью определенных реактивов; измерении оптической плотности с помощью специального прибора — фотометра. Оптическая плотность при одинаковой толщине слоя тем больше, чем выше концентрация вещества в растворе. По электронным спектрам устанавливают, например, состав примесей и изменения, происходящие в объекте под воздействием окружающей среды.
Хроматография используется для анализа сложных смесей веществ. Она основана на различном распределении компонентов между двумя фазами — неподвижной и подвижной (элюентом). В зависимости от агрегатного состояния элюента различают газовую или жидкостную хроматографию. В газовой хроматографии в качестве подвижной фазы используется газ. Если неподвижной фазой является твердое тело (адсорбент), хроматография называется газоабсорбционной, а если жидкость, нанесенная на неподвижный носитель, — газожидкостной. В жидкостной хроматографии в качестве подвижной фазы используется жидкость. Аналогично газовой различают жидкостно-абсорбционную и жидкостно-жидкостную хроматографию. Хроматографическое разделение проводят в трубках, заполненных сорбентом (колоночная хроматография), в капиллярах длиной в несколько десятков метров (капиллярная хроматография), на пластинках, покрытых слоем абсорбента (тонкослойная хроматография), на бумаге (бумажная хроматография). Методы хроматографии используются при исследовании широкого круга объектов судебных экспертиз, например чернил и паст шариковых ручек, наркотических препаратов, пищевых продуктов и напитков, взрывчатых веществ, красителей, горюче-смазочных материалов и многих других (рис. 10).

Рис. 10. Хроматограф.
Под фазовым составом понимают качественное или количественное содержание определенных фаз в данном объекте. Фаза — это гомогенная часть гетерогенной системы, причем в данной химической системе фазы могут иметь одинаковый (б-железо и г-железо в охотничьем ноже) и различный (закись и окись меди на медном проводе) химический состав. Фазовый состав всех объектов, имеющих кристаллическую структуру, устанавливается с помощью рентгенофазового анализа, который успешно применяется в экспертной практике для неразрушающего исследования самого широкого круга объектов: металлов и сплавов, строительных, лакокрасочных материалов, фармацевтических препаратов, парфюмерно-косметических изделий, взрывчатых веществ и др. Метод основан на неповторимости расположения атомов и ионов в кристаллических структурах веществ, которая отражается в соответствующих рентгенометрических данных. Анализ этих данных и позволяет устанавливать качественный и количественный фазовый состав.
Часто фазовый состав одновременно дает представление и о структуре объектов. Металлографический и рентгеноструктурный анализы используются для изучения кристаллической структуры объектов. С помощью металлографического анализа изучаются изменения макро- и микроструктуры металлов и сплавов в связи с изменением их химического состава и условии обработки. Рентгеноструктурный анализ позволяет определять ориентацию и размеры кристаллов, их атомное и ионное строение, измерять внутренние напряжение, изучать превращения, происшедшие в материалах под воздействием давления, температуры, влажности и на основании полученных данных судить о "биографии" той или иной детали, по разрушениям определять причины пожара, взрыва или автодорожного происшествия.
Методы исследования отдельных свойств объектов могут быть самыми разнообразными. При исследовании вещественных доказательств анализируется, например, электропроводность объектов (электропроводов или обугленных остатков древесины при определении очага пожара), магнитная проницаемость (для диагностики изменения маркировки), микротвердость (для исследования следов газокислородной резки, сварных швов и шлаков при установлении механизма вскрытия металлических хранилищ), концентрационные пределы вспышки и воспламенения, температура воспламенения и самовоспламенения и многое другое.
Глава 11. Основы криминалистического учения о фиксации доказательственной информации

§ 1. Понятие фиксации доказательственной информации

Фиксация доказательственной информации [98 Говоря о фиксации доказательственной информации, мы имеем в виду и фиксацию источников доказательств как ее материальных носителей, "хранилищ". По ходу изложения мы пользуемся обоими терминами, в каждом конкретном случае выбирая тот из них, который более соответствует аспекту рассмотрения вопроса или традиционному словоупотреблению.]
— одна из важнейших в комплексе проблем, связанных с изучением и использованием закономерностей собирания доказательств — базовой стадии процесса доказывания.
В употреблении термина, обозначающего понятие фиксации, имеются различия. В процессуальной литературе чаще говорят о "закреплении доказательств", об их "процессуальном оформлении". В криминалистической литературе акцент делается на указании объектов фиксации — преимущественно материальных образований, а также на средствах и методах фиксации. Это понятие и рассматривается чаще всего применительно к конкретному виду объектов фиксации.
Формулирование понятия фиксации доказательств требует его анализа. С гносеологической точки зрения зафиксировать доказательство — значит дать максимально полное представление о нем, адекватно передать те его свойства и признаки, которые, собственно, и делают его доказательством. Полнота этого процесса зависит от его условий и средств отражения, а также от тех целей, которые преследует субъект отражения. Поэтому при фиксации оно носит избирательный характер: отражается только то и в таком объеме, что представляется необходимым для данного субъекта.
Поскольку доказательства суть отражения преступления в окружающей среде, результат их фиксации будет отражением отражения, т. е., если можно так выразиться, производным отражением. В информационном аспекте речь идет о переносе информации с одного объекта (доказательства) на другой — материальное средство фиксации.
Информационная сущность фиксации доказательств заключается в том, что:
а) производится перекодировка доказательственной информации, содержащейся в ее материальном носителе, и перенос ее на средство фиксации;
б) обеспечивается сохранение доказательственной информации для неоднократного использования в процессе доказывания;
в) обеспечивается возможность накопления информации до пределов, выражающих полное установление предмета доказывания, т. е. до момента доказанности всех входящих в него обстоятельств;
г) получает свое материальное выражение отбор информации о событии: фиксируется не вся информация, поступающая к следователю и суду, но лишь:
относящаяся к предмету доказывания (относимая информация),
допускаемая законом (допустимая информация),
существенная с точки зрения предмета доказывания;
д) запечатлевается не только сама доказательственная информация, но и сведения о путях, способах ее получения как необходимое условие признания ее допустимости по делу.
В процессуальном плане фиксация доказательственной информации есть выражение удостоверительной деятельности субъекта доказывания.
В науке уголовного процесса неоднократно отмечалось, что доказывание — это одновременно и познавательная, и удостоверительная деятельность. Но, помимо удостоверения фактов, фиксация доказательств преследует цель их запечатлить. Причем на первый план здесь выступает процессуальная форма удостоверения и запечатления, поэтому данное определение в известном смысле можно считать формальным. Отсюда и распространенное среди процессуалистов представление о фиксации доказательств как об их оформлении в установленном законом порядке, т. е. придании им законной формы.
В отличие от процессуального криминалистический аспект понятия фиксации доказательств носит содержательный характер. Здесь делается упор на действия по фиксации доказательств и средства этой фиксации.
Анализ содержания понятия фиксации доказательств в уголовном судопроизводстве позволяет сделать вывод, что его определение должно содержать не только объекты и средства фиксации, но и указание на процессуальный характер этой деятельности (на оформление фиксации в установленном законом порядке). С учетом этого можно определить фиксацию доказательств как систему действий по запечатлению в установленных законом формах фактических данных, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела, а также условий, средств и способов их обнаружения и закрепления. Из этого определения следует, что:
1) фиксация доказательств — это в известном смысле физическая деятельность, система действий, а не чисто мыслительная процедура запоминания каких-то фактов, явлений, процессов;
2) объектом фиксации являются не всякие фактические данные, а лишь те, "на основе которых в определенном законом порядке органы дознания, следователь и суд устанавливают наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновность лица, совершившего это деяние, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела" (ст. 69 УПК РСФСР);
3) эта деятельность направлена на запечатление объекта фиксации в определенных (процессуальных) формах. Следовательно, не всякая форма запечатления удовлетворяет требованиям фиксации доказательств (отвечает этому понятию), а только установленная уголовно-процессуальным законом;


4) в понятие фиксации доказательств входит не только запечатление самих фактических данных, но и действия по их обнаружению, ибо допустимость доказательств зависит от допустимости их источников, средств и способов обнаружения. Для суждения же об их допустимости необходима соответствующая информация, запечатление которой и осуществляется при фиксации доказательств;
5) наконец, поскольку фиксация доказательств есть облечение фактических данных в соответствующую процессуальную форму, необходимо запечатлеть информацию о самом процессе, т. е. о его условиях, применявшихся средствах и способах фиксации. Без этого невозможно достаточно полно и объективно оценить результаты фиксации.
Из сказанного можно заключить, что объектами запечатления при фиксации доказательств являются:
а) сами фактические данные;
6) действия по их обнаружению и фиксации;
в) условия их обнаружения и фиксации;
г) средства и способы обнаружения и фиксации фактических данных и остальных объектов запечатления.
Следует также отметить, что процессуальная форма требует указания и субъектов фиксации.
Доказательственная информация и данные о ее получении и запечатлении — это основные объекты фиксации в процессе доказывания. Однако наряду с этой основной используется и информация дополнительная, играющая существенную роль в установлении истины по делу. Во-первых, ориентирующая информация, полученная оперативно-розыскным путем (органами дознания), а также в результате организационно-технических и розыскных действий следователя либо его консультаций со специалистами. Во-вторых, вспомогательная информация, которая служит целям идентификации и розыска и содержится преимущественно в образцах для сравнительного исследования.
Фиксация ориентирующей информации заключается в ее запечатлении — в порядке и формах, установленных Законом об ОРД и подзаконными ведомственными актами. Что касается вспомогательной информации, то фиксируется порядок и способы ее получения, характеристика объекта — ее носителя, а в последующем — ее содержание в сопоставлении с доказательственной информацией и результаты такого сопоставления.

§ 2. Общая характеристика форм, методов и средств фиксации доказательственной информации

Различают следующие формы фиксации доказательственной информации:
вербальную (словесную);
графическую;
предметную;
наглядно-образную.
Возможны различные комбинации этих форм, например: сочетание вербальной и графической, наглядно-образной и вербальной и др.
Основными методами фиксации из числа общих (общенаучных) методов познания, применяемых в доказывании, являются измерение, описание и моделирование. Техническими приемами реализации этих методов служат:
при вербальной форме — протоколирование, звукозапись;
при графической — графическое отображение (схематические и масштабные планы, чертежи, кроки, рисунки, в том числе рисованные портреты); [99 Строго говоря, зарисовка объекта (в том числе и изготовление рисованных портретов) является техническим приемом наглядно-образной формы фиксации, так как по своей информационной природе рисунок представляет собой не кодированное, а, скорее, упрощенное изображение. В данном контексте рисунки упоминаются применительно к графической форме фиксации лишь в силу того, что при их изготовлении и изготовлении схем и планов используются обычно одни и те же средства графики.]

при предметной — изъятие предмета в натуре и его консервация, изготовление материальных моделей (реконструкция), в том числе макетирование, копирование, получение слепков и оттисков;
при наглядно-образной — фотографирование (в видимых и невидимых лучах), кино- и видеосъемка.
Аналогично комбинации форм возможно сочетание методов фиксации и технических приемов, их комплексное применение, например:
протоколирование и реконструкция, протоколирование, фотосъемка и копирование, и т. д.
Использование любой формы фиксации, применение ее методов и технических приемов, поскольку речь идет о процессе доказывания, обусловлены определенными процессуальными требованиями.
Процессуальный порядок фиксации, как правило, жестко регламентирован законом. Предусматривается процессуальная форма, в которую должны быть облечены результаты фиксации, ее реквизиты, последовательность, способ приобщения к делу результатов фиксации, способы их удостоверения, порядок последующего использования их в процессе фиксации, но в законе, естественно, нет перечня технических средств фиксации.
С соблюдением процессуального порядка закон связывает доказательственное значение результатов фиксации.
Процессуальные формы и способы фиксации доказательств. В уголовно-процессуальной науке различают три формы фиксации доказательств: составление протокола, приобщение к делу иных документов, приобщение к делу вещественных доказательств. Применительно к этим формам говорят об основном и дополнительных, обязательных или необязательных способах фиксации. Под основным понимается протоколирование, в качестве дополнительных называют фотографирование, получение слепков и оттисков следов. Такое деление исходит из представления о том, что результаты применения иных, кроме протоколирования, процессуальных способов фиксации не приобретают значения источников доказательств. Широкая дискуссия по этому вопросу показала несостоятельность подобных взглядов. Представляется, что с процессуальной точки зрения есть смысл делить способы фиксации доказательств на обязательные (например, протоколирование), т. е. императивно предписанные законом, и необязательные, которые применяются по усмотрению следователя и суда. Другие их классификации не будут носить процессуального характера.
Характеризуя в целом технические средства фиксации, можно разделить их на следующие группы:
средства фиксации вербальных данных (средства изготовления протоколов, звукозаписывающие устройства);
средства создания идеальных моделей — планов, чертежей, рисунков, схем;
средства создания материальных моделей (средства консервации, слепочные массы, фотокиновидеоаппаратура, комплекты для создания синтетических портретов и др.).
В развитии технических средств проявляются общие тенденции развития техники в целом и криминалистической техники в частности, хотя отмечается некоторое отставание технических средств фиксации доказательств от средств их исследования.

§ 3. Вербальная и графическая формы фиксации доказательственной информации

Вербальная форма является наиболее распространенной, что даже дало основание некоторым авторам говорить о протоколировании как о главной форме фиксации доказательств. Ее распространенность объясняется несколькими причинами.
Во-первых, этому способствует позиция законодателя, обязывающего составлять протоколы всех следственных и некоторых иных процессуальных действий.
Во-вторых, распространенность вербальной формы обусловлена многообразием объектов фиксации, которые могут быть запечатлены путем их словесного описания: заявления, показания и замечания; действия и процессы; материальные образования, их признаки, свойства и состояния: люди, трупы, животные, вещи, документы, обстановка, транспортные средства и др.
Эта форма фиксации исторически является самой старой и сравнительно самой простой, что делает ее общедоступной. Технические приемы ее осуществления — протоколирование и звукозапись.
Протоколирование. В его основе лежит описание как метод фиксации. Различают непосредственное и опосредствованное описание. Под непосредственным понимается такое описание, которым субъект доказывания выражает результаты непосредственного наблюдения или измерения. Оно производится как в процессе наблюдения или измерения, а применительно к фиксации показаний — в процессе их получения (сопутствующее описание), так и после них, по запечатленным в памяти результатам следственного действия (последующее описание). При этом описание может быть полным, когда сразу же фиксируются все необходимые признаки объекта или явления, и фрагментарным, при котором в момент восприятия фиксируются лишь важнейшие признаки, а полное описание производится позже. Фрагментарное описание представляет собой промежуточную форму, сочетающую сопутствующее и последующее описания. Последнее всегда менее полно и точно. Его дефекты обусловлены влиянием ряда психологических факторов, относящихся к процессам запоминания и воспроизведения.
Вторая форма — опосредствованное описание. В процессе доказывания оно также осуществляется самим следователем, но в него входит указание признаков объектов и явлений, которые воспринимались другими лицами: свидетелями, подозреваемыми и др. Для. последующего непосредственного и любого опосредствованного описания запечатленные признаки объекта должны быть воспроизведены, ибо иначе они не будут доступны для описания. При последующем непосредственном описании такое воспроизведение носит мысленный, как правило, образный характер. Следователь мысленно представляет признаки объекта описания и фиксирует их. При опосредствованном описании только одного мысленного представления уже недостаточно, поскольку образ объекта возникает у другого лица. Информация, содержащаяся в этом образе, должна быть передана следователю источником информации.
Между воспроизведенным в памяти образом и описанием объекта возникает еще одна ступень — передача информации. Передача информации от ее источника к следователю может происходить в форме речевого (словесного) выражения мысленного образа объекта: его графического выражения, узнавания запечатленного в памяти объекта или указания на аналогичный объект (узнавание подобного).
Полнота и точность описания при речевом выражении зависит уже не только от самих процессов запоминания и воспроизведения, но и от таких факторов, как глубина познания объекта, его назначение, признаки; степень речевой культуры субъекта, размеры и состав его словарного запаса, образность и точность формулировок; дисциплинированность мышления, умение последовательно излагать воссозданное памятью, способность отделить воспроизводимое в памяти от выводов из него.
При затруднительности речевого выражения источник информации может по собственной инициативе или по предложению следователя прибегнуть к графическому выражению мысленного образа. При невозможности или недостаточности словесной или графической передачи информации описание может быть проведено при помощи такого средства, как узнавание запечатленного объекта при восприятии объекта в натуре или его изображения (опознание); как указание на аналогичный объект, обладающий теми же признаками, что и описываемый (например, предъявление следователю потерпевшим изделия, аналогичного украденному, описание которого необходимо для розыска).
Звукозапись как прием вербальной формы фиксации. Применение звукозаписи в советской следственной практике было узаконено в конце 60-х гг.
Звукозапись позволяет зафиксировать не только содержание показаний, но и акустическую сторону допроса, которая не получает отражения в протоколе. Воспроизведение звукозаписи оказывает большее эмоциональное воздействие, нежели оглашение протокола допроса. Наконец, звукозапись обеспечивает передачу особенностей речи допрашиваемого, индивидуальность его языка, что также бывает затруднительно, а иногда и невозможно отразить в протоколе.
Однако в ряде отношений звукозапись уступает протоколированию. В ней содержится большее количество избыточной, ненужной информации; пользование ею, поиск нужного места технически затруднен;
она требует особых условий долговременного хранения, специальных мер предосторожности. Сложность доказывания принадлежности записанных на фонограмме показаний данному лицу при сомнении или оспариваний этого обстоятельства сводит на нет многие преимущества звукозаписи. К этому нужно добавить и неоправданно усложненный процессуальный порядок звукозаписи.
Графическая форма фиксации доказательств заключается в запечатлении доказательственной информации путем зарисовки объектов или исполнения графических знаков, выражающих обусловленным образом фиксируемую информацию (рисунки, планы, схемы, чертежи, графики, карты и др.).
Зарисовка как прием фиксации исторически предшествовала применению технических средств (фото- и киносъемки, слепочных масс). В тот период, когда не было иных возможностей наглядно выразить объект фиксации, зарисовка следов и иных вещественных доказательств, трупа, обстановки места происшествия практиковалась сравнительно широко. В настоящее время она чаще всего производится в "аварийных" ситуациях, когда по каким-либо причинам не представляется возможным применить технические средства запечатления внешнего вида объектов.
Зарисовка сохраняет свое значение как средство материализации мысленного образа, содержащего доказательственную информацию.
Наиболее распространенный прием графической формы фиксации доказательств — составление схем и планов. Схемы и планы могут быть изготовлены как лицом, передающим информацию субъекту доказывания (свидетелем, потерпевшим, обвиняемым, экспертом и др.), так и самим субъектом доказывания при опосредствованном или непосредственном описании:
а) схемы и планы, фиксирующие обстановку места производства следственного действия: осмотра места происшествия, следственного эксперимента, обыска и др.;
б) схемы и планы, указывающие размещение технических средств фиксации при производстве следственных действий, если это имеет доказательственное значение или необходимо для оценки зафиксированной информации.

§ 4. Предметная и наглядно-образная формы фиксации доказательственной информации

Ранее отмечалось, что при фиксации доказательств в предметной форме применяются такие приемы, как изъятие предмета в натуре, а также реконструкция (в том числе макетирование), копирование, получение слепков и оттисков, т. е. изготовление материальных моделей; Рассмотрим эти приемы.
Изъятие предмета в натуре с последующей (при необходимости) его консервацией следует считать предпочтительным по следующим основаниям:
а) этот прием сводит к минимуму потери доказательственной информации, неизбежные при копировании, получении слепков и применении других приемов фиксации;

<< Пред. стр.

стр. 5
(общее количество: 26)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>