<< Пред. стр.

стр. 17
(общее количество: 25)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Часть сформулированных в акте предупредительных мер можно отнести к мерам общего характера – экономическим и социальным, часть – к мерам организационным, некоторые– к мерам специальным.
Прежде всего о стратегии предупреждения. Она заключается в локализации явлений, образующих причинный комплекс общеуголовной корыстной преступности, а также в предотвращении или смягчении последствий действия этих явлений.
Таким образом, если рассмотреть принятое государством положение с точки зрения криминологии, то надо сделать вывод: задача в обозримый период практически заключается в осуществлении таких мер, которые ослабили бы, не дали бы развернуться негативным последствиям явлений, составляющих изложенный причинный базовый комплекс.
В этих целях предусматривается осуществление (с использованием мониторинга и прогнозирования указанных факторов, а также установлением определенных критериев и параметров состояния экономики) мер„ которые могли бы обеспечить способность экономики функционировать в режиме расширенного воспроизводства (и следовательно, более низкого уровня безработицы), устойчивость финансовой системы, иные меры по укреплению и развитию рынка, экономических отношений. В число этих мер включены вопросы о приемлемом уровне жизни населения и возможности его сохранения, о недопущении выхода показателей уровня бедности, имущественной дифференциации населения и безработицы за границы, максимально допустимые с позиций социально-политической стабильности общества, о доступности для населения образования, культуры, медицинского обслуживания, бытовых, коммунальных и иных услуг.
К числу мер, имеющих специальную направленность, в указанном нормативном акте отнесены: создание экономических и правовых условий, исключающих криминализацию общества и всех сфер хозяйственной и финансовой деятельности, захват криминальными структурами производственных и финансовых институтов, их проникновение в различные структуры власти; экспертиза принимаемых решений по финансовым и хозяйственным вопросам с позиций экономической безопасности, а также обязательное прохождение с той же целью экспертизы законодательных или иных нормативных правовых актов при их подготовке.
Положениям Государственной стратегии экономической безопасности соответствует Федеральная целевая программа по усилению борьбы с преступностью на 1996–-1997 годы (утверждена постановлением Правительства Российской Федерации № 600 от 17 мая 1996 года). В программе предусмотрен ряд мер, относящихся к специальным и направленным на борьбу с общеуголовными корыстными преступлениями против собственности, в т. ч. с отдельными ее видами:
проведение комплексных оперативно-розыскных мероприятий по предотвращению всех видов хищений художественных, исторических и иных культурных ценностей; по проверке соблюдения правил учета, хранения, использования, вывоза за границу, возвращения из-за границы культурных ценностей;
по усилению их сохранности и исполнению законодательства об ответственности за несоблюдение правил обращения с ними;
внедрение современных технологий нанесения маркировочных знаков на транспортные средства на заводах-изготовителях;
противодействие организованной преступности путем проведения операций по выявлению и пресечению воровских сходок, деятельности воров в законе, лидеров и активных участников преступных группировок;
создание информационного банка данных о физических и юридических лицах, проходящих по оперативным материалам и уголовным делам о хищениях денежных средств с использованием подложных платежных документов; разработка мер по пресечению хищений и иной противозаконной деятельности в области кредитования банками негосударственных предпринимательских структур;
разработка мероприятий, препятствующих криминальной деятельности организованных преступных групп и коррумпированных должностных лиц на предприятиях по добыче и переработке нефти, газа, цветных и редкоземельных металлов;
разработка системы мер по организации борьбы с незаконным использованием объектов интеллектуальной собственности;
разработка мер по выявлению фальшивых денег, финансовых документов и ценных бумаг, устранению их изготовления и обращения;
создание организационной системы по защите российских банков и других кредитных учреждений от проникновения преступных капиталов и иного влияния организованной преступности.
В программе имеется специальный раздел о предупредительных социальных мерах. В нем нашли отражение следующие мероприятия, имеющие отношение к проблеме борьбы с общеуголовной корыстной преступностью:
правовая пропаганда о деятельности правоохранительных органов, средствах и методах самозащиты населения;
разработка мер по повышению уровня материальной базы сиротских, социально-реабилитационных и коррекционных учреждений; жилищных и бытовых условий многодетных и малообеспеченных семей; создание специальных служб для детей, оставшихся без средств существования;
разработка и реализация мер по обеспечению социальной занятости подростков и молодежи, безработных и бездомных, беженцев и вынужденных переселенцев, ранее судимых и иных лиц, лишенных постоянных доходов и источников существования. Внесение предложений о создании государственных гарантий занятости трудоспособной части указанной категории граждан независимо от состояния рынка труда;
создание центров реабилитации лиц, занимающихся бродяжничеством и попрошайничеством;
осуществление мероприятий по развитию сети учреждений для социальной помощи лицам, оказавшимся без определенного места жительства и занятий.
Вместе с тем легко заметить, что все меры не ставят и не могут поставить цель устранения коренных причин преступности. Но не занимаясь устранением этих причин, невозможно ставить вопрос об эффективной борьбе с посягательством на чужое имущество, о защите прав и интересов владельцев и иных лиц, кому на законных основаниях принадлежит имущество. В этом заключается парадокс, не противоречие, а именно парадокс, с которым общество, граждане, правоохранительные органы будут сталкиваться постоянно.
Оздоровление условий жизнедеятельности членов общества должно сочетаться с целенаправленным воспитательным воздействием на человека в направлении формирования у него системы ценностей, установок, убеждений, соответствующе закрепленным в нормативной системе. С этой точки зрения прямо криминогенна пропаганда вседозволенности, допустимости использования любых средств для достижения цели. Существенна роль антиалкогольной и антинаркоманийной пропаганды, а также мер по социальной реабилитации пьяниц, алкоголиков, наркоманов.
Необходимо также усиление внешнего социального контроля: систем охраны квартир, учреждений, автомобилей. В этих целях разрабатываются специальные системы с использованием новейших технологий. Но не менее значима и позиция очевидцев преступлений, потерпевших, их готовность сообщить о преступлениях, дать правдивые показания.
В целях снижения влияния фактора виктимности следует распространять информацию о способах действия преступников с тем, чтобы граждане вели себя предусмотрительно в конкретных условиях. В конце концов, пока существует корыстная преступность, человеку надо учитывать ее для минимизации возможности стать потерпевшим.
Кроме того, борьба с общеуголовной корыстной преступностью в значительной мере зависит от результативности борьбы с профессиональной, рецидивной преступностью, бродяжничеством.








































Глава 19. Экономическая преступность

§ 1. Понятие и криминологическая характеристика. § 2. Специфика детерминации и причинности. § 3. Особенности борьбы с экономической преступностью

§ 1. Понятие и криминологическая
характеристика

Понятие "экономическая преступность" (или преступность в сфере экономики) наряду с такими понятиями, как "организованная преступность" и "легализация (отмывание) преступниками криминальных доходов", прочно вошли в понятийный аппарат криминологов и практических работников правоохранительных органов.
Существуют самые различные определения экономической преступности, однако впервые общественность узнала о ней как о феномене "беловоротничковой преступности".
Принадлежит этот образ американскому криминологу Э. Саперленду В 1940 году именно он определил ее как комплекс правонарушений, совершаемых уважаемыми лицами с высоким социальным статусом в рамках их профессиональных обязанностей и с нарушением доверия, которое им оказывается.
В годы второй мировой войны проблемы черного рынка в США изучал М. Клайнард, установивший, что в результате нарушения установленных ограничений цен и норм распределения потребители и налогоплательщики понесли финансовые убытки, многократно превышающие потери от общеуголовной преступности (1952 г.). Позже преступные действия руководителей предприятий против социальных прав своих рабочих исследовал Скотт (1974 г.). М. Клайнард и Йигер, проанализировав хозяйственную преступность на 582 крупных предприятиях (1980 г.), установили, что за период с 1975 по 1976 годы от преступных действий владельцев предприятии погибло больше людей, чем от преступлений против жизни, совершаемых отдельными преступниками. Известные американские криминологи Р. Кларк и Э. Шур также касались вопросов экономической преступности в своих исследованиях.
Криминологи Г. Кайзер и Г. Метцгер-Прегицер, исследовавшие преступность внутри предприятий и корпораций, получили данные о том, что 84% всех уголовно наказуемых деяний на предприятиях приходится на преступления против собственности (1976 г.).
В Швеции известный криминолог и главный директор Совета по предупреждению преступности, при Департаменте юстиции Швеции Б. Свенссон предложил определение экономического преступления как длящегося систематического наказуемого деяния корыстного характера, осуществляемого в рамках хозяйственной деятельности, составляющей саму основу этого деяния (1983 год).
В СССР фундаментальные исследования природы экономической преступности периода социализма проводили известные ученые-юристы В.Г. Танасевич, Б.Е. Богданов, Г.К. Синилов, А.Н. Ларьков и др.
В связи с реформированием экономики претерпела серьезные изменения и экономическая преступность. Создание новых форм собственности, функционирование экономики в условиях рыночных отношений, интеграция в мировую экономику сопровождаются осложнением криминальной обстановки в ней. Экономическая преступность все в большей мере выступает как прямое продолжение криминализированных экономических отношений. Общие проблемы влияния реформ и методов их проведения в жизнь на состояние преступности рассматривались в трудах виднейших отечественных криминологов – И.И. Карпеца, В.Н. Кудрявцева. Специальные вопросы криминологии экономической преступности наиболее активно исследуются учеными ВНИИ МВД России и Научно-исследовательского института проблем укрепления законности и правопорядка.
Отечественные криминологи отмечают, что экономическая преступность – это совокупность корыстных посягательств на используемую для хозяйственной деятельности собственность, установленный порядок управления экономическими процессами и экономические права граждан со стороны лиц, выполняющих определенные функции в системе экономических отношений.
По мнению ряда авторов [413 Петров Э.И, Марченко Р.Н., Баринова Л.В. Криминологическая характеристика и предупреждение экономических преступлений. М., 1995. С. 65.]
, широта понятия "экономическая преступность" проявляется в том, что ущерб, наносимый ею, сказывается на отношениях управления и товарно-денежных отношениях. Экономическая преступность охватывает такие составы преступлений, как умышленные посягательства на экономические интересы общества в случаях, когда деяние связано либо с конкретным положением преступника в сфере общественного хозяйства, с характером экономических отношений, участником которых он является, либо с его социальной ролью, социальной позицией и ситуацией, характерными для функционирования конкретных элементов экономического механизма.
Практически экономическая преступность – это сложная совокупность нескольких десятков составов преступлений, предусмотренных уголовным законом (хищения, незаконные сделки с валютными ценностями, изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг, сокрытие доходов от налогообложения, обман потребителей, сокрытие средств в иностранной валюте, незаконное предпринимательство в торговле, контрабанда, выпуск, продажа товара, не отвечающего требованиям безопасности, и др.) Некоторые авторы относят к экономической преступности и корыстные должностные преступления, особенно взяточничество.
Таким образом, повышенная социальная опасность экономической преступности заключается в негативном влиянии на институты общества, нарушении установленного порядка функционирования материальной основы государства экономики. Определяется она некоторыми основными особенностями:
1. Латентность экономических правонарушений весьма велика. Отсутствие необходимой судебно-следственной практики и указаний Верховного Суда РФ по применению новаций в законодательстве зачастую приводит к тому, что даже в случаях явного причинения ущерба экономическим интересам личности, общества и государства принятие юридического решения затруднительно.
Большая часть экономических преступлений выявляется не по заявлениям граждан и должностных лиц. Они совершаются лицами, уполномоченными собственниками на управление имуществом и обеспечение его сохранности.
Правда, существенно более низкую латентность имеют отдельные новые виды преступлений, при совершении которых используются открывшиеся в переходный период возможности преступного обогащения, например, мошенничество при получении банковских кредитов, использование фиктивных платежных документов, сбор средств населения. Невысока латентность и такого опаснейшего преступления, как фальшивомонетничество.
Несмотря на это, экономическая преступность растет темпами, опережающими рост общеуголовной преступности. В 1992 году в России было выявлено 103 874 экономических преступления компетенции криминальной милиции, в 1993 – 110 408, в 1994 – 124 250, в 1995 – уже 211 826. За три года число зарегистрированных экономических преступлений удвоилось. Учитывая мнения многих экспертов об увеличении в последние годы общей латентности преступных проявлений, можно представить, с какой лавиной экономических деликтов столкнулось общество.
Среди выявленных в России в 1995 году 211,8 тыс. экономических преступлений 139,9 тыс. преступлений относятся к компетенции криминальной милиции, из них 53,3 тыс. – к категории тяжких. Наиболее крупномасштабными являются хищения и различного рода мошеннические операции в сфере финансовой и хозяйственной деятельности. Таких преступлений совершено 76 тыс., в том числе хищений имущества -23,5 тыс., мошенничество – 24,4 тыс., присвоении вверенного имущества – 35,5 тыс.. Из общего количества преступлении – 13,4 тыс. хищений в крупных размерах. Каждое второе крупное хищение совершено путем мошенничества, число которых по сравнению с 1994 годом возросло в 2,4 раза [414 См.: Основные результаты борьбы с преступностью в сфере экономики в -1995 г.]
.
Во внешнеэкономической сфере выявлено 2,7 тыс. фактов контрабанды и нарушений таможенного законодательства, зарегистрировано 13,4 тыс. незаконных валютных сделок, 9,9 тыс. фактов изготовления и сбыта поддельных денег и ценных бумаг. Предотвращен выброс в обращение поддельных отечественных денег, иностранной валюты и государственных ценных бумаг на сумму около 4 млрд. руб. Выявлено 1,1 тыс. преступлений, связанных с приватизацией, большинство из них экономической направленности.
В структуре экономической преступности более 10% (14,2 тыс.) составляют преступления в сфере добычи, переработки и реализации стратегических материалов. Из них 9,7 тыс. связаны с металлами, 2,6 тыс. – с нефтью и нефтепродуктами, 1,8 тыс. – с лесоматериалами.
В агропромышленном комплексе выявлено 18 тыс. преступлений. Лидер в структуре преступности – потребительский рынок, на долю которого приходится одна треть всех выявленных преступлений. Здесь велика активность по созданию подпольных цехов по производству спиртных напитков и продаже товаров, не отвечающих требованиям безопасности. Выявлены 31,3 тыс. случаев обманов, обсчетов, обвесов потребителей, более 4,8 тыс. (11,9%) фактов незаконного предпринимательства в сфере торговли.
По данным исследований ВНИИ МВД РФ, вся зарегистрированная преступность составляет около одной трети от ее общего массива. Таким образом, две трети совершенных преступлений по разным причинам не находят отражения в официальной статистике. Данные официальной статистической отчетности о состоянии экономической преступности следует рассматривать как информацию о выявляемое™ преступлений в сфере экономики. С учетом уровня латентности, определяемого учеными в пределах 70–95%, можно прогнозировать реальный рост экономической преступности до 1,5 раза.
2. Ущерб, причиняемый экономическими преступлениями обществу, весьма высок. По данным Управления по борьбе с экономической преступностью ГУВД г. Москвы, в 1993 году общие потери от хищений только в одной отрасли хозяйства столицы – кредитно-финансовой системе превышали 90% от суммы установленного по всем уголовным делам материального ущерба.
3. Экономическая преступность в значительно большей степени, чем уголовная, способна составлять образ жизни значительной части населения, формировать полукриминальный менталитет.
По существующим оценкам, не менее 10 млн. граждан России занимаются "челночным" бизнесом. Исследования показывают, что практически все они нарушают установленные таможенные правила, укрывают доходы от налогообложения и т. д.
На общем фоне социального неблагополучия, затрагивающего в первую очередь молодежь, для многих ближайшей жизненной перспективой является выбор между мелким неформальным, "черным" предпринимательством и преступностью.
4. Экономическая преступность по своей природе носит почти полностью организованный характер. Причем если организованная преступность в большинстве зарубежных стран контролирует в основном лишь преступные источники доходов – игорный и наркобизнес, проституцию, рэкет, торговлю оружием, то в России, как отмечалось, она властвует практически над всей экономикой.
Поскольку объективные потребности в организации и координации экономической деятельности (установлении "правил игры") не получают соответствующего отражения в организационной и нормативной структуре экономики как социального института, постольку возникают прямо противостоящие легальной структуре экономики правоотношения, имеющие черты организованности. Для различных видов экономических преступлений характерна одна особенность – преимущественное совершение их группами или иными криминальными формированиями, организующими и использующими структуру экономических, управленческих, иных связей и отношений с целью обогащения вопреки интересам общества.
Нормативную базу экономики составляют правовые нормы различного характера – от конституционных и гражданско-правовых до норм административного и хозяйственного права. Поэтому проблема изучения и предупреждения экономических преступлений предполагает анализ норм уголовного права с учетом действий социально-общественных процессов в экономике, с одной стороны, и в тесной связи с нормативной базой экономики – с другой.
На учете в налоговых органах состоит 2,5 млн. юридических лиц, среди которых только 165 тыс. государственных и муниципальных предприятий. По данным специалистов, на финансовом рынке России действует 2,5 тыс. коммерческих банков (из них почти 2 тыс. – в Москве), около 800 инвестиционных компаний, 3 тыс. страховых. Стремительно растет число хозяйствующих субъектов, которые занимаются предпринимательской деятельностью нелегально или с сокрытием от учета значительных объемов проводимых операций и соответственно доходов, используя для этого лжефирмы или фирмы на подставных лиц. В предпринимательстве участвуют почти 2 млн. официально зарегистрированных физических лиц.
Прогностическая оценка развития экономической преступности в 1996–1997 годах связана с тем, что ее масштабы не поддаются точному количественному измерению, поэтому предположение о тенденции ее развития строится на экспертных оценках. Криминальная ситуация в экономике достигла такого предела, когда необходимость ее изменения приобрела стратегическую значимость. Осуществление мер по стабилизации кризисной ситуации в экономике, выполнению Федеральной программы борьбы с преступностью на 1996–1997 годы способно замедлить тенденцию роста числа криминальных проявлений в этой сфере.
По сравнению с 1995 годом рост преступности в сфере экономики в дальнейшем может приостановиться при условии наращивания активности правоохранительных органов и стабилизации экономической ситуации.
Несмотря на общую тенденцию роста выявляемое™ экономических преступлений, надо сказать, что существенных позитивных изменений в криминогенной ситуации в ближайшее время не произойдет. Она будет определяться поиском преступниками новых способов совершения преступлений экономической направленности, расширением масштабов коррупции. Следует ожидать особенной активизации теневого бизнеса в кредитно-финансовой сфере, страховых, инвестиционных и благотворительных фондах. Будет сохраняться значительное число мошеннических операций с векселями, кредитными (пластиковыми) карточками, присвоении путем несанкционированного проникновения в компьютерные и телекоммуникационные сети.
Сосредоточение капиталов в руках частных лиц, в том числе имевших в прошлом криминальный опыт, объективно приведет к процессу концентрации капиталов с использованием противоправных средств и методов. В этой связи следует прогнозировать дальнейшее слияние и консолидацию общеуголовной и экономической преступности. Будет наблюдаться привлечение преступников для урегулирования экономических разногласий, совершения заказных убийств конкурентов, препятствующих извлечению максимальной прибыли в процессе использования собственности.
Этот же фактор в значительной мере будет определять рост теневого сектора в сфере экономики. Отсутствие у подавляющего большинства граждан навыков экономического поведения в условиях рыночных отношений, низкая осведомленность о процедурах совершения гражданско-правовых, хозяйственных сделок существенно повлияют на вик-тимность поведения в сфере экономических отношений.
Если произойдет повышение налогов на доходы и имущество физических лиц в совокупности со снижением жизненного уровня населения, неизбежно обострится социальная напряженность. Она может спровоцировать ответные действия налогоплательщиков в виде уклонения от уплаты налогов. Учитывая то, что действенный механизм контроля за уплатой налогов физическими лицами только создается, уклонение от налогообложения может принять массовый характер.
На динамику регистрируемой экономической преступности будут продолжать оказывать мощное воздействие такие факторы, как спад производства, нарастание официальной и скрытой безработицы, увеличивающееся расслоение населения по доходам, возможное сокращение расходов на социальную сферу. Наличие этих факторов будет поддерживать криминальную опасность на высоком уровне в тех регионах России, где взаимовлияние позитивных и негативных факторов будет складываться в пользу первых.
Отток финансовых и иных средств на нужды армии, правоохранительных органов, восстановление Чечни может сузить возможности бюджетной сферы, что отрицательно повлияет на эффективность противостояния экономической преступности.
Активное становление рынка неизбежно обусловливает появление новых общественно опасных деяний, способных наносить значительный ущерб государству и налогоплательщикам (преступлений, совершаемых с участием специалистов-электронщиков в сфере электронно-вычислительного обслуживания). Руководители правоохранительных органов Запада принимают экстренные меры по пресечению и предупреждению такого рода преступлений. Директор ФБР США Фри вынужден был предпринять поездку по- странам Западной Европы для консультаций с представителями спецслужб и правоохранительных органов этих стран о возможных мерах противодействия компьютерной преступности, совершаемой российскими криминалами.
В США достаточно четко прослеживаются хищения переводов путем доступа к кодовым замкам компьютерных систем банков США с последующим переводом средств в оффшорные компании, возглавляемые русской мафией в других странах. ФБР, например, предъявило обвинение гражданам России – Левину и братьям Корольковым в несанкционированном переводе со счетов "Ситибанка" 10 млн. долларов США в банки Израиля, Германии, России, США, Нидерландов.
Аналогичная ситуация может повториться и в России, так как это было с фальшивыми авизо. Такую ситуацию следует прогнозировать и готовиться к ее предупреждению. Уже сейчас необходимо вносить предложения в законодательные органы, обучать оперативный состав соответствующих служб МВД, ФСБ и Прокуратуры России своевременному выявлению и раскрытию названных преступлений.
В России в последние годы игорный бизнес наряду с другими формами предпринимательской деятельности получил бурное развитие. Первое столичное казино "Москва" открылось в 1990 году. На этапе становления казино в 1990– 1992 годах порядка их лицензирования не существовало. В настоящее время в Москве действуют 74 игорных заведения, имеющих лицензию на занятие игорным бизнесом. Фактически таких заведений значительно больше, поскольку лицензия выдается на год и ряд игорных заведений не проходят повторной регистрации.
В Москве казино, как правило, не являются самостоятельным юридическим лицом и выступают составной частью развлекательных центров, ресторанов, гостиниц.
По утверждению экспертов научно-исследовательского центра "Грант", игорный бизнес переживает те же стадии развития, что и биржи, страховые компании и коммерческие банки: отсутствие достаточной правовой (законодательной) базы при их открытии, предоставление льготных условий функционирования, способствующих бурному количественному росту организаторов и участников этой сферы бизнеса в связи с его высокой доходностью, усиление конкуренции, попытки монополизации игорного бизнеса.
Анализ оперативной обстановки дает основание считать, что игорный бизнес как сфера предпринимательства крими-нализирован в значительно больших размерах, чем это следует из официальных отчетов, и должным образом не контролируется правоохранительными органами.
Здесь характерны уклонение от уплаты налогов и иные финансовые нарушения, создание и функционирование охранных структур с нарушением действующих правил, использование теневых капиталов. По мнению практических работников органов внутренних дел, в казино нередко отмываются крупные денежные средства, добытые преступным путем.
Эта сфера также требует пристального внимания сотрудников подразделений по экономической и организованной преступности. При этом следует использовать опыт полиций зарубежных стран по контролю за деятельностью игорных заведений.
Способы хищений, способы совершения новых преступлений в целом (модус операнди) коренным образом изменились в связи с появлением различных форм собственности. В этой связи назрела необходимость в систематизации новых способов совершения преступлений и разработке на этой базе методик документирования преступных действий для оперативного состава органов внутренних дел, безопасности, таможни, налоговой полиции.
Объектом пристального внимания преступников являются не только традиционные сферы экономики и финансов, но и свободные экономические зоны (СЭЗ), которые рассматривались при их создании прежде всего как элемент государственной внешней политики и способ стимулирования торгово-экономических отношений страны с зарубежными партнерами. Появление СЭЗ относится к 1991 году, когда вышел Указ Президента РФ "О некоторых мерах по развитию свободных экономических зон на территории России". Всего на территории России образовано 12 свободных зон, общая площадь территории которых составляет 7% территории Российской Федерации, а численность населения – 12% (18 млн. человек) всего населения.
Одной из таких зон является Свободная экономическая зона "Находка", получившая законодательное оформление в ноябре 1992 года, когда были приняты решения о развитии города-порта Находки и прилегающей к ней территории Партизанского района Приморского края, ориентированной на развитие международной торговли, бизнеса и финансового капитала.
Темпы развития первой свободной экономической зоны в России сдерживаются не только недостатком предпосылок для нормального функционирования рыночных отношений, но и в ряде случаев противодействием криминальных структур. Усиление борьбы с ними, обеспечение экономической безопасности СЭЗ "Находка" и ее граждан предопределяют повышение требований к оперативно-розыскной деятельности подразделений по экономической и организованной преступности УВД г. Находки.
Статистические данные представляют особый интерес в том случае, если они сравнимы с аналогичным периодом. В этой связи целесообразно проанализировать криминальную ситуацию в экономике за 1993 и 1994 годы.
В 1994 году по линии экономической преступности выявлено свыше 180 тыс. преступлений, в том числе 124 тыс. по делам, по которым предварительное следствие обязательно, что на 15,8% больше, чем в 1993 году. Почти 43 тыс. из них относится к категории тяжких. Половину всех выявленных преступлений составляют хищения имущества.
В структуре хищений наметилась тенденция снижения фактов посягательств, совершенных путем присвоения, растраты, злоупотреблением служебным положением (-6, 4%) и бурный рост мошенничества (+151,5%).
Продолжается рост числа посягательств в сфере финансово-хозяйственной деятельности. В 1994 году выявлено и зарегистрировано преступлений 14,1 тыс. (что на 30,1% больше, чем в 1993 году). Одновременно возрос их удельный вес в структуре преступности. Если в 1993 году он составлял 10,7%, то в 1994 году – 11,4%.
По мнению криминологов, кредитно-финансовая система наиболее подвержена преступным посягательствам. Их разнообразие и массовость свидетельствуют о том, что названные учреждения не защищены в правовом и организационном плане от должностных злоупотреблений руководителей и служащих. Среди способов совершения преступлений называются: аферы с вкладами населения, безвозвратное получение и нецелевое использование льготных кредитов, использование подложных платежных документов, подделка гарантийных писем, которые являются основанием для получения кредитов, и ряд др.
В 1994 году в этой сфере выявлено 9,6 тыс. преступлений, или на 80% больше, чем в 1993 году, из них хищений – 4,2 тыс. Ущерб от них составил 15 трлн. руб.
Если за 1992–1995 годы вся масса экономических преступлений в стране выросла в 2 раза, то число выявленных в банковской системе преступлений увеличилось почти в 22 раза: 1992 год – 640 преступлений, 1993 год – 4586, 1994 год – 9596, 1995 год – 13 881.
В системе страхования выявлено 210 преступлений, пенсионного обеспечения – 130, в налоговых инспекциях – 174.
Финансовые аферы, одна крупнее другой, стали обычным делом в России, а потерпевшими, как правило, оказываются граждане и государство. По официальным данным Центробанка России, более 300 российских коммерческих банков находятся на грани банкротства. Доверчивость населения только в 1994 году позволила сыграть в "пирамиду" 50 обанкротившимся компаниям и отобрать у граждан 25 трлн. рублей. В правоохранительные органы поступило более 3 млн. заявлений граждан о невозврате денег коммерческими компаниями на сумму свыше 20 трлн. рублей. Продолжается нелегальная утечка капиталов из России за границу. Так, по экспертным оценкам Главного управления по борьбе с экономической преступностью МВД РФ, они составили 50 млрд. долларов США и продолжают возрастать на 1,5–2 млрд. долларов ежемесячно. По данным института экономического анализа, утечка капиталов достигает 10–12 млрд. долларов в год, тогда как все золото – валютные запасы государства составляют 12 млрд. долларов США [415 В целях предотвращения утечки валюты из России Президентом Российской Федерации в 1995 году издан Указ № 1163 "О первоочередных мерах по усилению системы валютного контроля в Российской Федерации", в то же время, думается, что одними запретами валюту в стране не удержать, необходимо создавать политические, экономические и правовые условия для инвестиций. Такой подход более практичен и эффективен для держателей валюты.]
.
Криминальные проявления в сфере валютного обращения в 1994 году составили 9, 4 тыс. незаконных сделок, это почти на 60% больше, чем в 1993 году. Структура незаконных валютных сделок представлена 80% сделок с иностранной валютой.
В сфере внешнеэкономической деятельности в 1994 году выявлено более 12 тыс. преступлений, или на 27% больше, чем в 1993 году.
На потребительском рынке выявлено 34,9 тыс. преступлений, это почти на одну треть больше, чем в Г993 году. На предприятиях торговли и общественного питания выявлено 6,7 тыс. случаев обманов потребителей.
Такой подход более практичен и эффективен для держателей валюты.

§ 2. Специфика детерминации и причинности

Особое значение экономики как социального института, т. е. образования, обеспечивающего относительную устойчивость общественных отношений, связано с тем, что материальное производство и отношения, связанные с разделением труда, обмена, обращения, распределения материальных благ, представляют собой основу государственно-правовых и идеологических представлений общества и соответствующих этим представлениям остальных социальных институтов.
Основой взаимодействия социального института с обществом является реализация главной его функции – удовлетворения конкретных общественных потребностей. Если общественные потребности не находят адекватного отражения в структуре и функциях соответствующего социального института, в его деятельности возникают дисфункции. .
Схематично эту зависимость можно представить следующим образом (см. схему).



Преступность, в том числе экономическая, как негативная разновидность социальных явлений нуждается в установлении причин и условий, ей способствующих. Практическая значимость этого достаточно очевидна. Эффективная деятельность правоохранительных органов по предупреждению экономических преступлений возможна на научно обоснованных рекомендациях по выявлению причин и условий совершения преступлений [416 См.: Криминология. М., 1985. С. 200.]
.
Экономическая преступность и ее детерминанты в нашей стране подвергались изменениям и в основе своей были зависимы от места (подчиненности) и роли законов экономики в иерархии управления экономикой в государстве. Соответственно таким изменениям формировалось законодательство по экономической преступности и представления о личности экономического преступника, нашедшие отражение в Уголовном кодексе РСФСР 1926 и 1961 годов.
Реформирование жестконормативной государственно-монополистической экономики началось в СССР в 1987 году, когда вступил в силу Закон "Об индивидуальной трудовой деятельности", и усилилось в 1988 году, после принятия Закона "О кооперации в СССР", впервые за многие годы давших простор деловой инициативе части населения страны. С 1991 года, после юридического закрепления государственности РСФСР, принятия законов "О собственности в РСФСР", "О предприятиях и предпринимательской деятельности" стал активнее формироваться современный социальный и экономический уклад общества.
Нормативную базу экономических реформ уже можно называть новым экономическим законодательством. Так, приняты и работают законы, определяющие систему налогообложения, хозяйственную деятельность в целых отраслях экономики, новый Гражданский кодекс РФ. В значительной степени изменились уголовное и административное законодательство. В 1996 году принят новый Уголовный кодекс РФ, отразивший новую концепцию признания экономических деяний преступными и борьбы с ними.
В то же время состояние хозяйственного, уголовного и административного права и характер процессов изменения этих отраслей не вполне соответствуют потребностям сегодняшней экономической и правоохранительной практики. Фактически реформы пошли по пути легализации преступно нажитых капиталов, допуска их в законный оборот, легкости отмывания "грязных денег" и разграбления общенациональной собственности крайне незначительной частью населения. Реформирование экономического базиса общества при отсутствии достаточно жесткого государственного регулирования естественным образом меняет сложившуюся социальную среду и, безусловно, такое социальное явление, как преступность.
Анализ криминальной ситуации, сложившейся в России в ходе проведения экономических реформ, при отсутствии необходимого и достаточного организационно-правового сопровождения со стороны властных органов государства, позволяет сделать вывод об ошибочности расчета на самодостаточность рыночных механизмов с точки зрения преодоления теневых и криминальных явлений в экономике.
Политико-идеологическими и социально-экономическими факторами осуществления реформ были созданы условия, облегчающие возможность быстрого обогащения преступных группировок и отдельных лиц за счет государства, с одной стороны, и ослабляющие возможности правоохранительных органов по борьбе с негативными последствиями реформ – с другой.
Активизировались процессы формирования антиобщественных групп и сообществ на стыке общеуголовной и экономической преступности, что дало возможность криминальным элементам сконцентрировать в своих руках значительные средства. В то же время реформирование экономики для большинства граждан России не сопровождалось положительными сдвигами: рост потребительских цен за пятилетие с 1991 года составил 600 000%, а покупательная способность средней по России заработной платы упала втрое.
В процессе осуществления социально-экономических преобразований и нормотворчества практически полностью игнорировались факты наличия в стране организованной преступности и ее способность к самодетерминации. Не просчитывались возможности использования реформ в криминальных целях. Не учитывались предупреждения ведущих криминологов России о возможных негативных последствиях избранной идеологии реформирования экономики.


Закончившийся этап первичных экономических преобразований показал способность преступных элементов и группировок использовать малейшие пробелы в законодательстве для незаконного личного обогащения, применяя для этого целый комплекс методов воздействия:
инфильтрацию (внедрение) своих ставленников в государственные, правоохранительные, контролирующие органы и коммерческие структуры;
коррупцию, подкуп должностных лиц органов власти, управления и суда;
сговор с руководителями крупных промышленных и коммерческих структур;
давление со стороны коррумпированных должностных лиц органов власти и управления, распространение ложной информации;
скупку паев и акций, захват имущественных прав и собственности под различного вида угрозами;
террор и физическое устранение неугодных лиц.
В структуре экономики уже возникли контролируемые силовыми методами криминальные сегменты. По оценкам специалистов [417 Пономарев П.Г. Лекарство от любви к преступному бизнесу // Экономика и жизнь. 1994. № 44. С. 22.]
, доля теневой экономики в российском хозяйстве уже к 1991 году достигла 40%. Преступными сообществами установлен контроль над более чем 35 тыс. хозяйствующих субъектов, среди которых 400 банков, 47 бирж, около 1500 государственных предприятий и объединений. По оценкам Банка России, темпы незаконного вывоза капиталов за рубеж достигли 1 млрд. долларов США в месяц.
Второй, денежный, или рыночный, этап перераспределения собственности, начавшийся в 1995 году, как представляется, содержит в себе не меньший потенциал криминогенной опасности, нежели первоначальные "чековые" или административные преобразования.
Основными недостатками организационно-правового и правоохранного сопровождения экономических преобразований в России, влекущими расширение теневого сектора-экономики, активизацию преступного поведения в этой сфере и консолидацию организованной преступности, по нашему мнению, на настоящий момент являются:
1) игнорирование недопустимости легализации преступных доходов. Фактический мораторий на проверку законности происхождения средств, вводимых в хозяйственный и финансовый оборот;
2) несоответствие правовой базы реформируемой экономике. Отсутствие действенной поддержки и защиты добросовестного предпринимательства. Неразработанность системы ответственности за нарушения антимонопольного и налогового законодательства;
3) преувеличение возможностей правоохранительной системы как социального регулятора. Отстраненность судов от проблем обеспечения безопасности граждан от угроз со стороны преступников. Неготовность соответствующих органов выявлять и фиксировать незаконные доходы.

§ 3. Особенности борьбы с экономической
преступностью

Российские криминологи – ученые и практики уделяют значительное внимание проблеме предупреждения преступлений в сфере экономики [418 Криминология / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, Г.М. Миньковского. М., 1994. С. 282–291; Криминология / Под ред. В..В. 'Орехова. М., 1995. С. 335- 342; Основы криминологии для практических работников. М., 1988. С. 101–124.]. Их выводы в основном сводятся к осуществлению системы экономических, организационно-производственных, технических, правовых, воспитательных мер, направленных на коррекцию личности правонарушителей и нейтрализацию или снижение действия обстоятельств,, обусловливающих совершение преступлений [419 Криминология. М., 1995. С. 335.]
.
Экономические меры могут, среди указанных, быть отнесены к предупредительным мерам общесоциального уровня, которые нацелены на решение основной задачи по снижению уровня безработицы, достигшей, по оценкам специалистов, 6,4% экономически активного населения, сокращению социального расслоения населения. Разрыв в доходах самых бедных и самых богатых (с учетом укрываемых от налогообложения доходов) достиг, по расчетам, соотношения 1: 25. Имущественное расслоение общества породило значительный слой лиц, не имеющих постоянного источника дохода, – потенциальных правонарушителей. Следовательно, повышение жизненного уровня этой категории людей – первостепенная задача макроскопической стабилизации и создания предпосылок для экономического роста. Исследования западных ученых свидетельствуют о высоком уровне корре-

* * * * * * *

Разрыв в тексте в связи с отсутствием страницы в книге

* * * * * * *

Нуждается в законодательном закреплении, развитие СЭЗ. Промежуточное обеспечение в виде Указа Президента Российской Федерации от 9 марта 1996 года № 345 "О разработке федеральной программы развития СЭЗ "Находка" разрешает эту проблему только для одного региона. Таких зон в России 11. Следовательно, необходимо принятие федерального закона "О свободных экономических зонах в России".
Эти меры могут принести результаты во взаимодействии с мерами по формированию нравственного, правового, экономического сознания населения. Важно укрепление финансового, экономического контроля, обеспечение неотвратимости установленной законом ответственности за экономические преступления.


























Глава 20. Коррупционная преступность

§ 1. Понятие и криминологическая характеристика. § 2. Специфика причинности и детерминации. § 3. Особенности борьбы с коррупцией

§ 1. Понятие и криминологическая
характеристика

Под коррупционной преступностью понимается совокупность преступлений коррупционного характера.
Коррупция – социальное явление, характеризующееся подкупом – продажностью государственных и иных служащих и на этой основе корыстным использованием ими в личных либо узкогрупповых, корпоративных интересах официальных служебных полномочий, связанных с ними авторитета и возможностей.
Она определяется иногда как "социальное явление, заключающееся в корыстном использовании должностным лицом органов государственной власти и управления своего служебного положения для личного обогащения" [420 Кабанов П.А. Коррупция и взяточничество в России. Нижнекамск, 1995. С. 7.]
. Но в таком случае к коррупции можно было бы отнести хищение, совершаемое путем злоупотребления служебным положением, присвоения или растраты вверенного по службе имущества. Однако не надо смешивать вора и взяточника. Кроме того, при коррупции используется не только непосредственно служебное положение, но и основанные на нем авторитет, возможности, связи.
Механизм коррупции – это:
а) двусторонняя сделка, при которой лицо, находящееся на государственной или иной службе, нелегально "продает" свои служебные полномочия или услуги, основанные на авторитете должности и связанных с ним возможностях, физическим и юридическим лицам, группам (в том числе организованным преступным формированиям), а "покупатель" получает возможность использовать государственную либо иную структуру в своих целях: для обогащения, законодательного оформления привилегий, ухода от предусмотренной законом ответственности, социального контроля и т. п.;
б) вымогательство служащим взятки, дополнительного вознаграждения;
в) инициативный, активный подкуп служащих, нередко с одновременным сильным психическим воздействием на них. Последнее характерно для организованной преступности.
В США в каждом организованном преступном формировании фиксировалась как минимум одна должность корруптера. Корруптеры и подкупают, и запугивают чиновников.
В России из числа выявленных организованных формирований имели коррупционные связи в 1991 году 65 организованных формирований, в 1992 – 635, в 1993 – 801, в 1994 – 1037, в 1995 – 857.
В связи с получением не основанного на законе вознаграждения служащий выполняет угодные взяткодателю деяния. При этом он принимает взятку либо за действия, которые он должен был совершить по службе, либо за незаконные действия.
Правонарушения, связанные с коррупцией, включают:
а) коррупционные правонарушения, совершаемые в виде предоставления, принятия материальных, иных благ и преимуществ; б) правонарушения, создающие условия для коррупции и обеспечивающие ее (использование служебных полномочий вопреки интересам службы, превышение власти и т. п.). Эти правонарушения многообразны, носят уголовно-правовой, административный, гражданско-правовой и дисциплинарный характер.
Вот почему иногда употребляется выражение "борьба с коррупцией и преступностью". Оно отражает то, что не вся коррупция преступна и уголовно наказуема, хотя это и не вполне корректно. Точнее было бы представить соотношение этих явлений в виде частично накладывающихся друг на друга кругов.
Круг коррупционных преступлений не совпадает с должностной преступностью, ибо, например, он не включает халатность. Не вполне совпадает он и с преступностью по службе.
Коррупционная преступность поэтому включает разные уголовно-правовые классы деяний. Ее составляют многие преступления против государственной власти, государственной и иной службы. Это прежде всего взяточничество (ст. 173– 1741 УК РСФСР, 290–291 УК РФ) [421 В литературе взяточничество трактуется и в широком смысле: как социальный феномен преступного поведения в сфере деятельности должностных лиц, один из показателей "социального неблагополучия". См.: Волженкин Б.В., Квашис В.Е., Цагикян С.Ш/Ответственность за взяточничество. Ереван, 1988. С.16.]
, а также связанные с ним злоупотребление должностными полномочиями (ст. 170 УК РСФСР, ст. 285 УК РФ), превышение должностных полномочий (ст. 171 УК РСФСР, ст. 286 УК РФ), незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 289 УК РФ); служебный подлог (ст. 175 УК РСФСР, ст. 292 УК РФ), привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299 УК РФ), незаконное освобождение от уголовной ответственности (ст. 300 УК РФ), преступления против интересов службы в коммерческих и других организациях (ст. 201–204 УК РФ) и целый ряд иных преступлений, в том числе в сфере компьютерной информации: неправомерный доступ к компьютерной информации лицом с использованием своего служебного положения (ч. 2 ст. 272 УК РФ) и т. п. Круг этих деяний устанавливается при изучении уголовных дел, материалов о взяточничестве, коммерческом подкупе, незаконном участии в предпринимательской деятельности, а анализ последних осуществляется начиная со статистических данных.
Особенно опасна коррупция в органах государственной власти. В случаях подкупа соответствующего служащего он начинает служить не государству либо иному субъекту, у которого он официально состоит на службе (общественной, коммерческой организации), а тому, кто ему платит больше или дополнительно.
Феномен использования государственной машины организованной преступностью связан преимущественно с коррупцией. Она – один из способов превращения государственных полномочий в частную собственность. Гегель писал:
"Та доля государственной власти, которую приобрел для себя отдельный индивидуум, потеряна для власти всеобщего" [422 Гегель. Конституция Германии // Политические произведения. М., 1978. С.184.]. Мало того: опираясь на приобретенную часть власти, соответствующие индивиды и криминальные формирования ведут наступление на государство, институты гражданского общества, его ценности.
В годы перестройки и реформ в России (особенно в 1990– 1995 годы) отмечалась все более интенсивная криминализация государственного аппарата, использование его возможностей в незаконных целях. При этом, наряду с традиционными формами подкупа должностных лиц, использовались новые: оплата зарубежных поездок, льготные кредиты, оказание различных услуг, предоставление высокооплачиваемой должности после увольнения из государственного аппарата, включение в состав советов коммерческих структур или соучредителей, предоставление работы по совместительству и т. п.
Только функционеры теневой экономики направляли, по оценочным данным, около 7 млрд. долл. на коррумпирование чиновников. До половины преступных доходов на эти же цели расходовала организованная преступность. В 70-е – начале 80-х годов у нее на это уходила примерно треть преступных доходов. Столько же тратили в США в 1920–1930-е годы гангстеры Чарли Лючиано и Аль Капоне [423 Никифоров А. С. Гангстеризм в США: сущность и эволюция. М., 1991. С. 15.]. Во второй половине XX века, как писали В. М. Геворгян и Б. С. Никифоров, коррумпированная часть чиновничьего и полицейского аппарата США ежегодно получала "около 14 млрд. долларов в чистом виде, т. е. не обложенных никакими налогами" [424 США: преступность и политика. М., 1972. С. 121.]
.
В свою очередь от коррупционеров требуется вывести из-под социального контроля физических и юридических лиц, действующих в нарушение установленных правил, совершающих преступления, требуется активное лоббирование интересов предпринимателей и предпринимательских структур, несмотря даже на то, что эти интересы противоречат интересам государства, общества.
Опасность коррупции очевидна, ее масштабы в России периода реформ приняли беспрецедентный характер: и по числу торгующих своими полномочиями служащих, и по числу подкупающих их лиц, и по пораженности коррупцией всех ветвей власти, всех ее эшелонов. Об этом свидетельствуют криминологические исследования, и в данной оценке единодушны сотрудники всех правоохранительных органов и спецслужб. Признают это и руководители высших органов государственной власти.
Показательны следующие результаты работы по выявлению и пресечению фактов коррупции, осуществляемые
МВД России после издания Президентом России Указа от 4 апреля 1992 г. "О борьбе с коррупцией в системе государственной службы":
росло число направленных в суд уголовных дел на коррумпированных лиц: в 1995 году оно вдвое превысило показатели 1992 года;
в числе таких дел более двух третей составляли дела сотрудников органов государственного управления;
увеличивался среди дел о коррумпированных лицах удельный вес дел в отношении сотрудников правоохранительных органов: в 1992 году он составлял 19%, в 1993 – 24,6%, в 1994 – 30%, в 1995 – 29,6%. В основном это были работники органов внутренних дел, хотя в 1994 и 1995 годах в суды стали направляться не единичные дела в отношении сотрудников прокуратуры, появились и дела о коррупционных преступлениях сотрудников ФСБ;
в 1995 году по сравнению с 1992 годом удвоилось число уголовных дел о депутатах (14 по сравнению с 7);
впервые в 1995 году были направлены в суд два уголовных дела в отношении коррумпированных судей.
В то же время латентность коррупции огромна. И в значительной мере это связано с тем, что часто она проявляется именно как двусторонняя "конфиденциальная сделка", в разоблачении которой не заинтересована ни одна из сторон.

§ 2. Специфика причинности и детерминации

Коррупция является следствием отмечавшихся в предыдущих главах как общих процессов детерминации и причинности преступности, так и специфических. Последние преимущественно связаны с государственной или иной службой.
Существенны три стороны вопроса: 1) характеристики служебной среды; 2) характеристики служащих; 3) условия и процессы их взаимодействия, состояние социального контроля в сфере службы.
1. Если говорить о служебной среде, или условиях службы, то прежде всего следует обратить внимание на три обстоятельства, наиболее часто участвующих в продуцировании коррупции.
Во-первых, невыполнение правила о таком размере оплаты труда служащих, который позволил бы достойно жить им и их семьям. Иногда оплата бывает настолько мизерной, что как бы подразумевается, что служащий перейдет на "кормление клиентами". При этом в России периода реформ задержка выплаты многим государственным служащим зарплаты была скорее правилом, чем исключением. Это порождало ситуацию крайней нужды в семьях, и под влиянием последней у части служащих формировалась мотивация на совершение коррупционного преступления.
Ситуация обострялась в условиях резких контрастов в оплате труда служащих даже одной организации, не обусловленных вескими основаниями.
Во-вторых, имеет значение тип управления. При первом, так называемом ситуативном, управлении разного рода задачи решаются в значительной мере по усмотрению отдельных служащих. Правовое регулирование осуществляется лишь в самом общем порядке. Здесь отмечается простор для личного усмотрения и произвола. В конце концов значительное число граждан, устающих от многочисленных, заранее точно не определенных требований служащих, бывает готово откупиться от них. Порой уже само по себе предъявление многозначных и изменяющихся требований оценивается как вымогательство взятки и провоцирует ее.
При втором, нормативном, управлении речь преимущественно идет о применении в определенных типах ситуаций подробно их регламентирующих правовых норм, а не просто об учете норм, вводящих те или иные ограничения [425 См.: Советское государство и право. 1982. № 8. С. 28–29.]
. В этом случае тоже существует взяточничество, но взятки даются инициативно за то, чтобы чиновник нарушил установленные правила. Вторая ситуация выглядит менее провоцирующей коррупцию.
В литературе вносятся предложения по борьбе с коррупцией иногда по принципу: "нет человека – нет преступления". И соответственно ставится вопрос о сокращении государственного аппарата, о ликвидации правового регулирования многих отношений и государственного контроля за многими сферами деятельности. Но дело не в этом, а в характеристиках служащих, размерах их содержания, порядке их деятельности, контроле за ними. Например, резкое, необоснованное сокращение лицензирования определенной деятельности может повлечь не менее тяжкие последствия, чем коррупция при ее осуществлении. Но выход можно найти в том, чтобы детально регламентировать, в какие сроки принимается решение, какие документы должны быть представлены, какими являются образцы этих документов, при каких исчерпывающе перечисленных условиях возможен отказ в лицензировании.
В-третьих, существенна социально-психологическая обстановка. Например, признание коррупции в среде государственных служащих нормальным явлением, подобно чаевым в среде швейцаров, является важным фактором формирования криминальной мотивации.
2. Что касается характеристик самих служащих, совершающих коррупционные преступления, то здесь существенна иерархия их ценностей и, в частности, готовность принести в жертву материальной выгоде закон и нормы морали, профессиональную честь. Сказываются и такие характерологические черты, как жадность, зависть. Моральная неустойчивость сказывается при инициативном подкупе.
Большое значение имеет социальная среда личности:
а) наличие в ней лиц с высоким уровнем материального благосостояния, а тем более достигнутого за счет коррупционной и иной криминальной деятельности;
б) материально обеспеченная среда в условиях развития личности и резкое снижение этой обеспеченности в дальнейшем. Например, когда молодой человек создает семью и начинает жить на свою зарплату. Его привычки к иному уровню жизни в определенных условиях могут провоцировать избрание преступного варианта решения проблемы;
в) характеристики референтной для человека среды. Если он ориентирован на стандарты жизни голливудских звезд, а получает скромную зарплату служащего, то это создает для него проблемную ситуацию. Так называемый эффект Эллочки-Людоедочки, которая пыталась конкурировать в одежде с дочерью зарубежного миллионера, можно назвать криминогенным, способным в определенных условиях привести к мздоимству и лихоимству;
г) наличие дорогостоящих привычек и интересов: неумеренного употребления спиртных напитков, увлечения азартными играми и т. п. Заслуживает внимания и такое обстоятельство: продуманный выбор учебного заведения, будущей профессии с учетом получения не основанных на законе крупных подарков, подношений. Среди некоторых студентов-медиков даже существовал термин "дорваться до тела".
3. Что касается социального контроля, то он должен носить в первую очередь упреждающий характер. Отсутствие контроля за доходами и расходами служащих, за выполнением ими служебных обязанностей, нереагирование на факты коррупции либо слабое, не основанное на законе реагирование во многих случаях являются условиями, облегчающими совершение коррупционных преступлений. А для части виновных это – составляющие причинного комплекса, порождавшие криминальную мотивацию следующего типа: "другие брали и берут взятки, не изобличались, ни в чем не нуждались – почему бы и мне не попробовать". Нередко изобличаются именно эти взяточники, ибо первые, как правило, действуют на организованной, продуманной основе.
За распространенностью коррупционной преступности стоят крупные просчеты в управлении делами государства и общества, слабая экономическая и организационная основы функционирования государственной и иной службы, распространение психологии вседозволенности и допустимости использования любых средств обеспечения личного благополучия, правовой нигилизм и правовой цинизм.
Исключительно криминогенно распространение этой психологии и основанного на ней поведения в высших эшелонах государственной власти. Нельзя не вспомнить в связи с изложенным строку Булата Окуджавы: "О, были б небеса чисты, а остальное все приложится". Этому нередко противопоставляется другое суждение: "Народ имеет то правительство, которое он заслуживает". Но представляется, что такой тезис носит больше яркий, чем справедливый характер. Ситуацию в пирамиде государственной службы очень сильно определяет ее вершина.
Невиданное ранее распространение коррупции в России периода реформ происходило под влиянием двух основных и взаимосвязанных обстоятельств. Во-первых, как уже отмечалось, в условиях обвального перехода к рынку люди оказались предоставленными сами себе, и чиновники стали использовать любые средства для того, чтобы обеспечить себе материальное благополучие и "достойное" место в будущем. Мерой всего стал рубль, а точнее доллар. Во-вторых, коррупция стала в 1991–1993 годах (менее выражение в дальнейшем) одним из основных средств переустройства общества. В главах 7–8 приводились данные о том, что власть выкупалась у номенклатуры, обменивалась на собственность. Органы государственной власти субъектов Федерации подкупали федеральные органы на местах, дополнительно финансируя, например, суды и другие федеральные органы, руководители государственных органов – выборочно своих служащих, разрешая их участие в коммерческих структурах или закрывая глаза на это, предоставляя им не предусмотренные законодательством привилегии и льготы. Сами разрешали, предоставляли, сами же могли отменить.
Чиновник, таким образом, начинает служить не государству, а непосредственному руководителю, становится покорным участником "команды" данного руководителя.
Формирование новых экономических отношений и нового слоя собственников как социальной опоры реформ осуществлялось в ускоренном темпе при сознательном допущении легализации криминальных и иных теневых капиталов. В результате положение дел стало таким, что, по оценке бывшего помощника Президента РФ А. Лившица, усиление борьбы с коррупцией способно "привести к потере равновесия в экономике", а потому он "против резких движений в вопросах борьбы с коррупцией" [426 Вечерняя Москва. 1993. 29 июля. 17 Криминология]
.
Законодательство о борьбе с коррупцией существенно не менялось, не учитывались новые ее формы.
Коррупция наряду с экономической преступностью становилась все более мощным средством перераспределения собственности и капиталов, в том числе криминальных.
Таким образом, с одной стороны, создавался все более широкий и внушительный слой граждан, заинтересованных в сохранении основанных на коррупции отношений, с другой – все большая часть граждан испытывала на себе пагубные последствия коррупции.
Недовольство населения приглушалось эпизодическими громкими разоблачениями со стороны средств массовой информации каких-то лиц, групп и постоянной критикой судов, правоохранительных органов, спецслужб. Эти разоблачения, как правило, не имели правовых последствий, а указанная критика еще больше подрывала доверие населения к правоохранительным органам, усиливала нежелание сотрудничать с ними.
Результативность борьбы с коррупцией снижалась. Число осужденных за взяточничество (ст. 173–1741 УК РСФСР) за 10 лет сократилось в несколько раз. В 1986 году осуждено 3454 человека, в 1990 – 649, в 1993 – 843, в 1994 – 1114, в 1995 – 1072. За иные должностные преступления были осуждены в 1994 году 1137 человек, в 1995 – 1072.
Во всей России в 1995 году осуждено за взяточничество к лишению свободы 397 лиц, в 1994 году – 380. К лишению свободы приговаривались лишь около одной трети осужденных взяточников. Каждому четвертому осужденному предоставлялась отсрочка исполнения приговора.
Указанные данные сами по себе еще не свидетельствовали о либеральной судебной практике, ибо, судя по материалам уголовных дел, осуждались случайные взяточники невысокого ранга, а не лица, коррумпированные с использованием изощренных форм, на систематической или постоянной основе, имеющие солидных покровителей.
В 1995 году было выявлено всего 1364 лица, получивших взятку (ст. 173 УК РСФСР), и только 255 лиц, которые это сделали при квалифицирующих обстоятельствах, или занимали ответственное должностное положение, или вымогали взятку, или получили взятку в крупном размере.
В детерминационном комплексе коррупционной преступности значима роль отсутствия энергичной законотворческой и правоохранительной деятельности. В 1993–1995 годах федеральные законы о борьбе с коррупцией, организованной преступностью неоднократно принимались, но так и не вступили в действие.
Во-первых, борьба с коррупцией громогласно сводилась только к карательной стороне, а на деле это оборачивалось некоторой активизацией выявления и наказания лишь тех лиц, которые брали взятки вне соучастия с должностными лицами высокого ранга, крупными предпринимателями, организованными преступными формированиями с широкими коррумпированными связями ( за их счет в 1993–1995 годах несколько возросло число осужденных взяточников). При этом, что особенно недопустимо, правоохранительные органы ориентировались многими субъектами (включая средства массовой информации) на "решительные меры", не всегда основанные на законе. Игнорирование закона и не основанное на нем ограничение прав граждан компрометирует борьбу с коррупцией. Такой результат тоже просчитывается как желаемый определенным кругом лиц.
Во-вторых, оказывалось мощное противодействие принятию нового законодательства о борьбе с коррупцией, учитывающего рыночные реалии и зарубежный опыт, в том числе предусматривающего ответственность за новые формы коррупционного поведения.
В-третьих, не принималось действенных мер по рекон-струированию экономических, управленческих, иных отношений на правовой основе. Существуют целые сферы легальной деятельности, которые не могут успешно осуществляться на практике .без коррумпированных связей.
Коррупция в органах государственной власти развивалась в условиях официального крайне низкого размера содержания служащих, нерегулярной его выплаты, неясной правовой основы предоставления дополнительных льгот служащим, фактического участия государственных структур и их сотрудников в частной предпринимательской деятельности не вытекающей из задач и правового статуса соответствующего государственного органа.

§ 3. Особенности борьбы с коррупцией

Борьба с коррупцией должна отвечать всем требованиям борьбы с преступностью.
Общую организацию борьбы с коррупционной преступностью следует базировать на:
постоянном анализе изменений коррупции и ее причин;
определении стратегии и тактики борьбы с ней с учетом реальных социально-экономических, политических условий, состояния общественного сознания, правоохранительной системы;
основе закона, а не подзаконных актов, так как, во-первых, неизбежные ограничения ряда прав служащих (при представлении декларации о доходах, ограничении совместительства и т. п.) могут в соответствии со ст. 55 Конституции РФ осуществляться только на основе федерального закона; во-вторых, доказательствами в уголовном судопроизводстве признаются только данные, полученные в предусмотренном законом порядке. При этом обеспечивать развитие антикоррупционного законодательства с использованием средств разных отраслей права, комплексного подхода;
разработке целевых взаимоувязанных программ борьбы с коррупцией в Российской Федерации и ее субъектах, причем реально обеспеченных в материальном, кадровом, правовом отношениях;
координации деятельности всех органов государственной власти Президентом России (возможно, через Совет Безопасности) и координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступными проявлениями коррупции – Генеральным прокурором России;
специализированной подготовке кадров и выделении в правоохранительных органах специализированных подразделений;
использовании помощи разных институтов гражданского общества, населения, юридических лиц (включая сотрудничество банков);
систематической оценке результатов работы и корректировке мер.
Предупреждение коррупции, т. е. воздействие на ее причины и условия, должно стать основным направлением, иначе коррупционные формы поведения будут воспроизводиться и при ужесточении наказания отдельных лиц.
В плане общего предупреждения необходимо прежде всего исключать использование коррупции как средства становления и укрепления новых общественных отношений, создания социальной опоры рыночных отношений, а также пресекать отмывание, приумножение криминальных капиталов.
При специальном предупреждении коррупции важны:
установление такого содержания служащим, которое способно обеспечить им и их семьям достойный уровень жизни;
повышенный контроль за: доходами и расходами государственных и ряда иных категорий служащих; аспектами поведения, наиболее чувствительными к коррупции (выдаче информации, не подлежащей официальному распространению и т. п. ); кадровой политикой, использование в том числе ротации кадров;
режим обеспечения безопасности лиц, осуществляющих борьбу с коррупцией, преступностью, а также их семей;
устранение фактов расхождения закрепленных законом задач, полномочий разных субъектов и правовых средств их обеспечения (например, когда негосударственным службам безопасности государственные правоохранительные органы не обязаны предоставлять необходимую информацию);
введение режима исключительно служебного использования дорогостоящих государственных квартир, особняков, предоставляемых в связи с занятием государственной должности, при гарантированности частного жилья на общих, предусмотренных законом условиях;
производство всех выплат из бюджетной системы Российской Федерации только на основе закона.
Правоохранительная деятельность должна неуклонно осуществляться только в рамках и на основе закона, при соблюдении презумпции невиновности, индивидуализации уголовной ответственности, наказания и с использованием всего арсенала правовых средств (дисциплинарных, административных, гражданско-, уголовно-правовых).
Борьба с коррупционной преступностью включает восстановление нарушенных коррупционными правонарушениями законных интересов и прав, возмещение вреда, реформирование общественных отношений на основе закона, а не коррупционных отношений.
Крайне важно обеспечение взаимосвязанной борьбы с организованной преступностью и коррупцией, так как организованная преступность осуществляет масштабный подкуп служащих на постоянной или регулярной основе.
Иллюзорным и не основанным на мировой практике является расчет на самодостаточность рыночных механизмов в борьбе с коррупцией и организованной преступностью. В странах с устоявшимися рыночными отношениями, где рынок властвует в течение столетий и где уже несколько десятилетий с организованной преступностью, коррупцией ведется энергичная борьба, эти явления все-таки продолжают существовать и развиваться. Но борьба не позволяет им разрастаться в такой мере, чтобы они смогли глобально криминализировать государство и общество. В указанных странах постоянно совершенствуются и дополняются правовые предписания в этой области, причем с обязательным ужесточением наказаний, а также с введением дополнительных оперативно-розыскных, уголовно-процессуальных мер, контрольно-финансовых и иных мер по разоблачению коррупции и организованной преступности.
Принижение социальной роли государства и права – один из существенных моментов, влияющих на коррупционную преступность и ее характеристики.
Федеральный закон "О борьбе с коррупцией", принятый Государственной Думой и одобренный Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, отразил следующую концепцию борьбы с рассматриваемым явлением:
1. Граждане (налогоплательщики) имеют право на честное исполнение своих обязанностей государственными служащими и другими лицами, уполномоченными на выполнение государственных функций, а также приравненными к ним, на неподкупность таких лиц. Одной из важнейших гарантий реализации данного права является соблюдение правила, в соответствии с которым указанные лица не вправе принимать материальные, любые иные блага и преимущества, помимо. предусмотренных законом и вне установленного законом порядка.
2. Поскольку коррупция, как правило, заключается во взаимовыгодной сделке, в ее разоблачении не заинтересована ни одна, ни другая сторона. Поэтому раскрытие соответствующих преступлений представляет существенные трудности. Главное в их предупреждении и обнаружении – контроль за доходами и расходами различных категорий лиц, выполняющих государственные функции и приравненных к ним, предотвращение и пресечение различных злоупотреблений по службе. На этом основании в Федеральный закон "О борьбе с коррупцией" введена гл. II. "Предупреждение коррупции".
3. Широкая распространенность коррупции и многообразие ее проявлений являются основанием для использования системы разнообразных правовых средств борьбы с проявлениями коррупции разной степени общественной опасности. При этом решалась задача применения мер утоловно-правового характера по фактам наиболее опасных проявлений коррупции. В иных случаях предусматривается применение дисциплинарных, административных и гражданско-правовых мер.
4. Законодательство о борьбе с коррупцией и о государственной службе рассматриваются не как дублирующие, а как взаимно дополняющие друг друга акты. Во-первых, законодательство о государственной службе регулирует широкий круг вопросов, связанных с государственной службой, в том числе права и обязанности государственных служащих. В федеральном законе о борьбе с коррупцией предусматриваются конкретные нарушения соответствующих обязанностей коррупционного характера и ответственность за указанные правонарушения. Во-вторых, субъектами коррупци-онных правонарушений могут быть также должностные лица, . занимающие особо ответственное положение (категория "А"), присяжные и народные заседатели, ряд других лиц, уполномоченных на выполнение государственных функций (частные нотариусы, аудиторы и т. п.).
5. Федеральный закон "О борьбе с коррупцией" подготовлен как акт прямого действия, который непосредственно позволяет привлекать лиц, виновных в коррупционных правонарушениях, к дисциплинарной, гражданско-правовой и административной ответственности.
Уголовная ответственность и наказание должны наступать по соответствующим статьям Уголовного кодекса. Законопроект о внесении необходимых изменений в УК РСФСР был подготовлен и вместе с проектом федерального закона "О борьбе с коррупцией" составляет единый пакет. Их разрывать в принципе, а также по времени принятия нельзя, ибо будет неясной граница между уголовно наказуемыми и иными коррупционными правонарушениями.
6. В указанном документе четыре главы:
Глава I – Общие положения
Глава II – Предупреждение коррупции
Глава III – Коррупционные правонарушения и ответственность за них
Глава IV – Устранение последствий коррупционных правонарушений.
Тем самым регулируются основные вопросы борьбы с коррупцией на всех этапах этой борьбы. Приоритетными объявляются предупредительные меры в соответствии с основными положениями криминологии и международно-правовыми документами.
7. Проектом федерального закона "О борьбе с коррупцией" предусматривается ответственность и тех, кто подкупается, и тех, кто подкупает [427 См.: Организованная преступность-3. М., 1996. С. 303–335.]
. При этом субъектами подкупа признаются как физические, так и юридические лица. Юридические лица привлекаются только к административной ответственности. Административная ответственность юридических лиц действующим законодательством предусматривается, в частности, за нарушение строительных правил, налоговые правонарушения.
С учетом почти единодушного мнения руководителей федеральных правоохранительных органов и субъектов Федерации дано универсальное определение должностного лица (ст. 2 Федерального закона "О борьбе с коррупцией"). Все субъекты правонарушений, связанных с коррупцией, делятся на три категории: недолжностные лица; должностные лица; должностные лица, занимающие особо ответственное положение. Их ответственность дифференцируется.
В отличие от Уголовного кодекса Российской Федерации в рассматриваемых законопроектах не предусматривается многочисленность статей об уголовной ответственности различных субъектов, ибо исчерпывающий перечень возможных субъектов и сфер коррупционных преступлений предусмотреть невозможно. Использован иной подход: предлагается введение статьи "Ответственность должностных лиц или иных служащих, общественных объединений, негосударственных хозяйствующих субъектов". Одновременно предложено в уголовно-процессуальном законе предусмотреть частный характер уголовного преследования по ней – на основании заявления потерпевшей стороны. Вмешательство прокурора допускается в случаях, когда потерпевший в силу ряда причин не в состоянии сам защитить свои права или когда затронут публичный интерес.















Глава 21. Экологическая преступность

§ 1. Криминологическая характеристика. § 2. Особенности детерминации и причинности. § 3. Особенности борьбы

§ 1. Криминологическая характеристика

Экологическая преступность – сложная совокупность экологических преступлений, то есть общественно опасных, виновных, противоправных, причиняющих вред окружающей природной среде и здоровью человека деяний, запрещенных и наказуемых в соответствии с уголовным законом, посягающих на общественные отношения по охране окружающей человека природной среды и рациональному использованию природных ресурсов, включая обеспечение экологической безопасности личности, населения, общества, нации и устойчивого развития государства.
Экологические преступления являются одним из наиболее общественно опасных и распространенных видов противоправных деяний. В совокупности с другими экологическими правонарушениями по тяжести своих отрицательных последствий демографического, экологического, социального характера они представляют сегодня реальную угрозу национальной безопасности, что предельно остро выражается:
в катастрофическом ухудшении качества среды обитания, ведущем к снижению продолжительности жизни, увеличению заболеваемости, смертности и ухудшению генофонда населения;
в образовании зон экологического неблагополучия и бедствия; деградации возобновимых природных ресурсов (почв, рыбных, лесных ресурсов и др.);
в истощении невозобновимых природных ресурсов (минерального сырья, углеводородных энергоносителей);
в возрастании риска крупных техногенных катастроф;
в ухудшении качества поверхностных и подземных вод, прибрежных вод морей;
в распространении радиоактивного загрязнения;
в загрязнении воздушного бассейна и опасном изменении климата;
в опасном загрязнении продуктов питания. Наибольшее количество экологических преступлений выявляется обычно в виде браконьерства, незаконной рубки леса, загрязнения почв и растительного покрова. В условиях перехода к рыночным отношениям опасность последствий этих видов преступлений постоянно возрастает. В последнее время наблюдается значительный рост новых видов преступлений, вызывающих еще большие негативные последствия экологического характера – хищение и нелегальная разработка невозобновимых природных ресурсов; незаконное использование добытого минерального сырья, ресурсов континентального шельфа и исключительной экономической зоны России; самовольный захват земель; ввоз в Россию и захоронение особо опасных токсичных отходов, вредных для человека продуктов питания и других потребительских товаров;
размещение на территории России зарубежных экологически вредных для природной среды технологий и производств;
экологический терроризм и экоцид.
Особую социально-экологическую опасность для России и мирового сообщества представляет экологическая контрабанда. Основными ее видами являются незаконное трансграничное перемещение ядерных расщепляющихся материалов, радиоактивных веществ и отходов источников ионизирующего излучения; незаконный ввоз в Россию опасных отходов из зарубежных стран; незаконный экспорт и импорт озоно-разрушающих веществ и содержащей их продукции; незаконный вывоз из России редких и исчезающих видов дикой флоры и фауны.
Наиболее распространен в настоящее время незаконный вывоз стратегически важных сырьевых ресурсов, непосредственно вызывающий истощение и деградацию природной среды России.
Повышенную экологическую опасность представляет, хотя непосредственно и не относящийся к экологическим преступлениям, так называемый технологический терроризм – незаконное использование ядерного, химического и бактериологического (биологического) оружия или его компонентов, ядерных, радиоактивных, высокотоксичных химических веществ, патогенных микроорганизмов, а также выведение из строя, разрушение или захват ядерных, химических или иных объектов, систем жизнеобеспечения городов и промышленных центров для достижения политических, экономических и иных целей.
Самым экологически опасным результатом совершения всех названных преступлений может быть уничтожение самой биологической основы жизни человека на Земле.
По ряду своих сущностных характеристик экологические преступления в значительной части являются одновременно и экономическими (противоправное использование природных ресурсов), насильственными (связанные с прямым нанесением вреда здоровью человека) либо корыстными (незаконная охота, рыбный промысел) преступлениями, но по своим негативным последствиям, причиняемому ущербу они почти всегда превосходят их.
По данным экологов, например, только в результате ди-оксинового загрязнения водоемов в России ежегодно погибает 20 тыс. человек. Почти такое же число граждан смертельно заболевает раком кожи в результате разрушения озонового слоя стратосферы.
Суммарно по экологическим причинам в стране гибнет ежегодно несколько сот тысяч человек и ухудшается здоровье многих миллионов.
Последствия ежегодного загрязнения земель и вод разливами нефти экспортно оцениваются в несколько миллиардов долларов. Стоимость незаконно изымаемых и нелегально вывозимых в другие страны биологических ресурсов шельфа и экономической зоны оценивается еще в несколько миллиардов долларов [428 Эти данные приводились на Всероссийском совещании по борьбе с экологическими правонарушениями (Москва, 26–27 мая, 1996 год).]
.
В 1995 году в России произошло 294 тыс. пожаров, при которых погибло почти 15 тыс. человек, уничтожено 72 тыс. строений. Общий ущерб от этих пожаров превысил 23 трлн. рублей.
Экологическая преступность характеризуется высокой латентностью – в статистике отражается только малая часть совершаемых экологических преступлений. При этом высока не только скрытая, но и скрываемая часть таких преступлений: общее количество ежегодно возбуждаемых уголовных дел по фактам выявленных преступлений в сфере экологии явно не соответствует числу сообщений о них, известных правоохранительным органам.
Исчерпывающая информация о реальной распространенности экологических преступлений в настоящее время отсутствует. Но даже та, которая имеется в природоохранных и правоохранительных органах, свидетельствует, что в данной сфере мы имеем дело с массовыми нарушениями законодательства. С учетом латентности удельный вес экологических преступлений в общей структуре преступности по экспертным оценкам фактически составляет не менее 15–20%.
Только нарушений правил охоты в России ежегодно регистрируется более 70 тыс., нарушений правил занятия водными добывающими промыслами – около 150 тыс. На Нижней Волге, на Камчатке, Дальнем Востоке и в ряде других мест рыбное браконьерство приняло промышленный размах. По данным исследований, общее число преступного занятия рыбным промыслом приблизительно достигает 12 млн. в год. Шестизначными числами исчисляется количество регистрируемых нарушений правил землепользования и загрязнений природной среды.
О высокой латентности экологических преступлений свидетельствует и тот факт, что в 1994 году в целом по России чрезвычайные ситуации техногенного характера, причинившие существенный экологический вред, составили 84% от общего числа аварий, и при этих условиях за этот же год по ст. 223 УК РСФСР возбуждено лишь 49 дел против 43 лиц, а по ст. 223' – одно дело против одного лица.
Ежегодно в России возникает до 30 тыс. лесных пожаров, 81% из них возникает по вине людей. Однако исследованиями установлено, что за нарушение лесного законодательства к уголовной ответственности привлекаются примерно 1 из 400 нарушителей, к административной ответственности – 1 из 40.
Столь пассивная борьба с преступлениями, совершаемыми в сфере экологии, граничащая почти с полным ее отсутствием, и объясняет тот факт, что в 1995 году в Российской Федерации зарегистрировано 8113 экологических преступлений. Это составляет 0,3% от всех выявленных преступлений. За совершение экологических преступлений привлечено к ответственности 9098 человек, это 0,6% от общего количества выявленных в стране лиц, совершивших преступления. Осуждено в 1995 году за экологические преступления всего 5043 человека.
Такое положение отражает неадекватность реакции природоохранных и правоохранительных органов, должностных лиц, ответственных за соблюдение экологического законодательства, на сложившуюся кризисную ситуацию в области охраны окружающей природной среды.
Анализ правоприменительной практики позволяет выявить четкую тенденцию применения уголовной ответственности, главным образом, за преступления, связанные с незаконным захватом природных ресурсов (незаконное занятие рыбными и другими водными добывающими промыслами, незаконная порубка леса, незаконная охота). Нормы, устанавливающие уголовную ответственность за причинение вреда окружающей природной среде и преступления, нарушающие экологическую безопасность населения (загрязнение водоемов, атмосферного воздуха и др. ), применяются крайне редко.
Из общего количества зарегистрированных в 1995 году экологических преступлений 98,7'7о составили: незаконное занятие рыбными и другими водными добывающими промыслами – 38&1 преступление; незаконная охота – 740 преступлений; незаконная порубка леса – 3278 преступлений;
загрязнение водоемов и атмосферного воздуха – 50 преступлений; умышленная потрава посевов и повреждение защитных и иных насаждений – 47 преступлений.
Число преступлений, вызвавших загрязнение водоемов и воздуха, составило менее 1%.
Незначительное число уголовных дел по загрязнению окружающей природной среды объясняется особенно высокой латентностью именно этой части экологической преступности, необоснованно широким применением мер административной ответственности, а также тем, что основная масса выбросов и сбросов загрязняющих веществ приходится на производственные и коммунально-бытовые предприятия, природоохранная деятельность которых регулируется, главным образом, путем применения мер экономической ответственности (обязательными платежами за выбросы и сбросы загрязняющих веществ, хранение твердых отходов в пределах и сверх установленных лимитов). Показателен, например, и тот факт, что в случаях аварийных и залповых выбросов (сбросов) вредных веществ, если дело доходит до суда, то суды в большинстве случаев ограничиваются решением о возмещении причиненного вреда в соответствии с нормами гражданско-правовой ответственности.
По сравнению с 1994 годом в 1995 году, по данным статистической отчетности, проявился определенный рост показателей, характеризующих уровень экологической преступности, но он в основном опять же коснулся таких составов Уголовного кодекса РСФСР, как незаконное занятие рыбными, другими водными добывающими промыслами и незаконная охота.
В региональном разрезе колебания показателей числа зарегистрированных экологических преступлений и количества лиц, виновных в их совершении, отражают характер использования конкретных видов природных ресурсов в различных субъектах Российской Федерации.
Так, в Республике Карелия не зарегистрированы как в 1994, так и в 1995 году преступления, связанные с незаконным занятием рыбными и другими водными добывающими промыслами. В то же время в 1995 году зарегистрировано 12 преступлений по статье, предусматривающей уголовную ответственность за незаконную порубку леса, и 24 преступления по статье, предусматривающей уголовную ответственность за незаконную охоту.
В Республике Дагестан приоритетные направления использования природных ресурсов обусловлены большими запасами рыбы ценных пород в Каспийском море. В результате по статье, предусматривающей уголовную ответственность за незаконное занятие рыбными и другими водными добывающими промыслами, в этой республике в 1995 году зарегистрировано 189 преступлений. В Астраханской области, на территории которой расположена богатейшая рыбными запасами дельта р. Волги, по этим же статьям Уголовного кодекса РСФСР зарегистрировано 879 преступлений. Относительно большое количество аналогичных преступлений зарегистрировано в 1995 году в Краснодарском крае (493 преступления), в Волгоградской области (176 преступлений) и в Приморском крае (143 преступления).
Новый Уголовный кодекс Российской Федерации устанавливает по многим составам более строгую ответственность за преступления, совершаемые в сфере экологии.
В отличие от прежнего Уголовного кодекса РСФСР в нем предусмотрена отдельная 26-я глава "Экологические преступления", которая включает 17 статей (ст. 246–262), определяющих уголовную ответственность за нарушение правил охраны окружающей природной среды при производстве работ; нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов; нарушение правил безопасности при обращении с микробиологическими либо другими биологическими агентами и токсинами; нарушение ветеринарных правил и правил, установленных для борьбы с болезнями и вредителями растений; загрязнение вод; загрязнение атмосферы; загрязнение морской среды; нарушение законодательства РФ о континентальном шельфе и об исключительной экономической зоне РФ; порчу земли; нарушение правил охраны и использования недр; незаконную добычу водных животных и растений; нарушение правил охраны рыбных запасов; незаконную охоту; уничтожение критических местообитаний для организмов, занесенных в Красную книгу Российской Федерации; незаконную порубку деревьев и кустарников; уничтожение или повреждение лесов; нарушение режима особо охраняемых природных территорий и природных объектов.
Кроме того, в новом Уголовном кодексе РФ предусмотрена ответственность за уничтожение или повреждение природных комплексов или объектов, взятых под охрану государства (ст. 243), и за экоцид (ст. 358).
Не все названные статьи охватывают только экологическую сферу. Некоторые имеют более широкий диапазон своего действия (например, ст. 249 об ответственности за нарушение ветеринарных правил и правил, установленных для борьбы с болезнями и вредителями растений). Большое значение для борьбы с экологическими преступлениями могут иметь также и нормы нового УК РФ, предусматривающие ответственность за деяния не экологического характера непосредственно, но опасные или тяжкие по своим экологическим последствиям либо применяемые с целью защиты экологических интересов граждан. Это: ст. 140– отказ в предоставлении гражданину информации; ст. 149 – воспрепятствование проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования или участию в них; ст. 170 – о регистрации незаконных сделок с землей; ст. ^8 – контрабанда; ст. 191 – незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга; ст. 192 –нарушение правил сдачи государству драгоценных металлов и драгоценных камней; ст. 215 – нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетики, если это могло повлечь или повлекло по неосторожности радиоактивное заражение окружающей среды; ст. 216 – нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ; ст. 217 – нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах; ст. 220 – незаконное обращение с радиоактивными материалами.
В ст. 216, 217 и 230 ответственность, например, предусмотрена за нарушения, если они могли повлечь или повлекли так называемые иные тяжкие последствия. Такие последствия могут иметь и экологический характер.
Аналогично в экологической сфере могут применяться ст. 222 – незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств; ст. 237 – сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья людей, предусматривающая ответственность также за создание опасности для окружающей среды; ст. 268 – об ответственности за нарушение правил, обеспечивающих безопасную работу транспорта; ст. 269 – об ответственности за нарушение правил при строительстве, эксплуатации или ремонте магистральных трубопроводов; ст. 293 – об ответственности за халатность.
Введение всех этих статей в действие с 1 января 1997 года может существенно изменить как статистическую картину экологической преступности, так и картину борьбы с ней.

§ 2. Особенности детерминации и причинности

В причинном комплексе экологической преступности взаимодействуют многочисленные и разноплановые обстоятельства. Наиболее общие и постоянно действующие вытекают из противоречий, присущих общественным отношениям, определяющим сущность, характер и процесс взаимодействия человека и природы.
Основные из этих противоречий вызваны в последние годы негативными процессами, сопровождающими социальные и экономические преобразования, происходящие в стране.

<< Пред. стр.

стр. 17
(общее количество: 25)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>