<< Пред. стр.

стр. 18
(общее количество: 25)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Переориентация России с плановой на рыночную экономику наряду с определенными положительными результатами привела к расстыковке экономических и экологических интересов общества, государства и его граждан, ускорила процессы деградации окружающей природной среды, создала условия для развития новых реальных стимулов совершения экологических преступлений.
Наиболее многочисленны эти стимулы в производственной сфере. Работа предприятий, экологически вредно воздействующих на окружающую природную среду, требует постоянно возрастающих для ее охраны затрат природопользователей. Эти затраты всегда значительны, а потому для многих собственников крайне обременительны. В результате именно на этих предприятиях в первую очередь все более широкое распространение получает незаконная экономия на средствах, подлежащих направлению на природоохранные цели. Самоустранение от разработки, финансирования и реализации мероприятий по охране природы, а также ненадлежащее их выполнение все чаще оправдываются руководителями предприятий и предпринимателями как вызванные. необходимостью избежать банкротства, сохранить рабочие места, снизить себестоимость выпускаемой продукции. Фактически в основе таких противоправных действий лежат иные экономические причины – стремление всеми способами, в том числе и запрещенными законом, максимально обогатиться. Дешевизна природных ресурсов в России, в свою очередь, также способствует сверхинтенсивной их эксплуатации с целью получения возможно большей прибыли в самый короткий срок.
Экономическими причинами обусловлены и так называемые новые экологические преступления, к информации о которых ранее имел доступ лишь узкий круг должностных лиц.
Многие иностранные фирмы активно осваивают территорию России с целью хранения и захоронения радиоактивных материалов и высокотоксичных отходов, для создания экологически опасных производств, внедрения экологически грязных технологий, ввоза хотя и не опасного для здоровья людей, но трудно уничтожаемого мусора, загрязняющего окружающую среду, а также сбыта некачественных или запрещенных к использованию в своих странах продуктов питания и других потребительских товаров.
Многие зарубежные инвесторы, особенно представляющие средний и мелкий бизнес, стремятся к размещению на российской территории экологически вредных производств, чтобы избежать дополнительных расходов, на выполнение жестких отечественных нормативов, снизить издержки производства.
Правительственные и деловые круги ряда зарубежных государств все чаще рассматривают природные богатства
России как ресурсы, которые можно использовать для реше-нмя своих национальных или корпоративных задач, не обращая внимания на негативные экологические последствия этой деятельности.
Опасность дальнейшего преступного загрязнения окружающей среды в России вызвана не только отмеченными выше намерениями и действиями отдельных представителей бизнеса, но и пренебрежением отечественных производственников к экологическим требованиям законодательства и национальным природоохранным интересам. Именно этим объясняется, что большинство производственных предприятий включает расходы на природоохранные цели в себестоимость продукции и тем самым уклоняется от осуществления реальной охраны окружающей природной среды и исполнения экологических норм и требований природоохранительного законодательства.
Экономические причины совершения экологических преступлений, не связанных с должностным статусом граждан, также многообразны. В числе их резкое снижение уровня жизни, сопровождаемое безработицей, невыплатой зарплаты, утратой возможности бесплатного или льготного лечения, образования. Именно по этим причинам широкий масштаб получили браконьерство, самовольный захват земли для личных нужд, нарушение режима особо охраняемых природных территорий и другие правонарушения. Совершающие эти преступления лица, потеряв легальные источники существования в результате экономических трудностей, часто идут на это вынужденно. Однако наиболее распространенными причинами экологических преступлений для этой категории лиц являются те, которые присущи для совершающих преступления по корыстным мотивам (незаконная порубка леса, отстрел редких животных, незаконный рыбный промысел) и даже из-за хулиганских побуждений (поджоги леса).
Рост экологической преступности происходит и из-за несовершенства законодательства об ответственности за экологические правонарушения (множество отсылочных норм, несогласованности между актами и нормами, недостаточно четкие формулировки правовых норм), а также из-за принятия субъектами РФ законодательных актов, объявляющих исключительное право собственности на все природные объекты своих территорий, что противоречит Конституции РФ.
Местные органы исполнительной власти, как субъектов Российской Федерации, так и их территориально-административных образований, издают законы, постановления, распоряжения, зачастую даже не поставив в известность природоохранные органы. Издание таких актов без государственной экологической экспертизы уже само по себе является нарушением природоохранительного законодательства. Кроме того, статьи этих актов зачастую носят противоправный характер. В результате, например, леса 1-й группы переводятся в любую иную, и развертывается строительство коттеджей, предприятий, в том числе в водоохранных зонах, разрушается природно-заповедный фонд страны.
Не реализуется в законодательстве в полной мере система экологических ограничений и режимов природопользования, отсутствует концепция последовательной экологизации законодательства.
Законодательное регулирование экологических общественных отношений ориентировано преимущественно на ликвидацию уже возникших негативных последствий производственной и иной хозяйственной деятельности, а не на их предупреждение, что не оправданно ни с экологической, ни с экономической точек зрения.
Рост преступлений и иных экологических правонарушений требует переориентации законодательства в сфере охраны окружающей природной среды и использования природных ресурсов на защиту конституционных экологических прав граждан, обеспечение экологической безопасности и устойчивого развития общества, благоприятных природных условий жизни.
Существенное влияние на рост экологической преступности все больше оказывает снижение активности контролирующих органов и должностных лиц предприятий в сфере охраны окружающей природной среды, вызванное изменением экономической ориентации государства на рост потребительских интересов в использовании природного сырья, инициирование и развертывание расточительного в природоресурсном отношении предпринимательства.
К причинам роста экологической преступности следует также отнести заметное снижение в последние годы уровня взаимодействия правоохранительных и природоохранных органов по совместному предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений и других экологических правонарушений; несовершенство системы государственных органов специального управления в области охраны окружающей природной среды и природопользования, их малоэффективную деятельность; непоследовательность в реализации законодательно закрепленного принципа разграничения контроль-
но-надзорных и хозяйственно-распорядительных функций в указанной области; слабое информационное обеспечение деятельности по организации борьбы с экологическими преступлениями; недостаточную материально-финансовую обеспеченность контрольно-инспекционных служб, слабую правовую и социальную защиту инспекторского состава природоохранных органов; отсутствие эффективного механизма участия общественности в борьбе с экологической преступностью.
Борьбе с экологическими преступлениями и правонарушениями не придается должного внимания и на государственном уровне.
Совершенно очевидно, что в условиях существующей криминогенной обстановки в стране трудно требовать от государственных инспекторов природоохранных органов, имеющих плохое материально-техническое обеспечение (отсутствие необходимого автотранспорта, оргтехники, рабочих помещений) и не имеющих никакой социальной защиты при пресечении экологических преступлений, осуществлять свои функциональные обязанности с риском для жизни и здоровья. В этой связи примечателен и тот факт, что в федеральной программе борьбы с преступностью на 1994–1995 годы и в последующих решениях, принятых в ее развитие, не было запланировано ни одного мероприятия, которое содействовало бы реальному решению задач борьбы с экологическими преступлениями и их предупреждению. В аналогичной программе на 1996–1997 годы сделана лишь робкая попытка исправить это положение.
Правительство, министерства и ведомства демонстрируют свою несостоятельность в обеспечении реализации экологического законодательства. Ситуация осложняется распадом прежней системы государственного контроля, постоянными реорганизациями природоохранных органов, попытками ограничить либо вообще ликвидировать прокурорский надзор в сфере экологии.
На фоне постоянного роста экологических преступлений становится все менее эффективной правоприменительная практика. Это связано с явной недооценкой общественной опасности экологических преступлений работниками правоохранительных и природоохранных органов, с недостатками. следствия и дознания, низким профессиональным уровнем, отсутствием у работников природоохранных и правоохранительных органов четких представлений о сущности экологических преступлений, их классификации, разграничении со сходными преступлениями и административными правонарушениями. Особенно тревожно, что в силу названных причин, а также при значительном общем росте преступности в стране – экономической, корыстной, насильственной, из-за нехватки сил и средств в правоохранительных органах борьба с экологическими преступлениями все больше и больше отходит на задний план. Она ведется в основном против мелких нарушителей экологических норм, те же, кто посягают на экологическую безопасность, подрывают биологические основы жизни и здоровья людей, остаются в массе своей безнаказанными.

§ 3. Особенности борьбы

Специфика борьбы с экологической преступностью заключается в необходимости постоянного обеспечения активных и четко скоординированных действий всех природоохранных, контрольных и правоохранительных органов по укреплению экологической законности и правопорядка в России.
Правоохранительные органы сами не владеют и не могут владеть в полном объеме необходимыми силами и средствами для борьбы с экологическими преступлениями. Поэтому в этой деятельности постоянно участвуют компетентные в соответствующей сфере работники многочисленных природоохранных органов и контрольных и надзорных служб (Минприроды, Гос-комсанэпиднадзора, Роскомзема. Роскомвожа, МЧС и др).
В устранении угроз экологической безопасности, вызванной конкретными преступлениями, в рамках своей компетенции участвуют и органы исполнительной власти.
Борьба с экологическими преступлениями ведется на основании и в рамках законов, соответствующих им подзаконных документов. В них детально излагается алгоритм действий, направленных на предотвращение экологических преступлений, содержатся необходимые директивы правоохранительным и природоохранным ведомствам, инструкции по проведению первоочередных мероприятий, направленных на обеспечение мер экологической безопасности. Они определяют порядок передачи материалов об установленных фактах с признаками экологического преступления в органы милиции и прокуратуры.
Совершение отдельных видов преступлений, представляющих особую экологическую опасность (незаконный оборот радиоактивных, высокотоксичных химических веществ, материалов, отходов, патогенных микроорганизмов и др.), вносит дополнительную специфику в борьбу с ними. Здесь приходится действовать по принципу обеспечения приоритета мер защиты от реально грозящей экологической опасности перед применением мер уголовного преследования. В этих случаях проведение оперативно-розыскных мероприятий, осуществление иных уголовно-процессуальных действий всегда будет менее важным по сравнению с мерами защиты от созданной преступным деянием реальной экологической опасности либо катастрофы.
Существенный вклад в борьбу с экологическими преступлениями вносят общественные экологические объединения, организации граждан, движения так называемых зеленых, российские, иностранные и международные неправительственные экологические организации, а также средства массовой информации. Все они, как правило, активно взаимодействуют между собой и с государственными структурами по вопросам борьбы с экологическими правонарушениями, оказывают помощь в этой деятельности природоохранным и правоохранительным органам, во многих случаях непосредственно сами предупреждают и выявляют такие правонарушения.
Одним из важных условий повышения эффективности борьбы с экологическими преступлениями является постоянное совершенствование правовой базы природоохранительной деятельности. В этом направлении проводится большая законотворческая работа, предпринимаются меры по консолидации усилий законодательной и исполнительной власти, общественных объединений федерального и регионального уровней, ученых и предпринимателей по совершенствованию и ускорению разработки и принятию новых нормативных правовых актов, способных содействовать борьбе с этими преступлениями.
Положительным является и то положение, что Уголовный кодекс Российской Федерации в определенных пределах усиливает ответственность за экологические преступления.
Введение в действие Федерального закона "Об экологической экспертизе" позволило заложить правовые предпосылки для предотвращения экологических преступлений на ранних стадиях подготовки и принятия хозяйственных и иных решений.
Федеральные и региональные программы борьбы с преступностью, ранее не предусматривавшие мер по предотвращению экологической преступности, стали в последние годы финансировать и обеспечивать соответствующее направление правоохранительной деятельности.
Укреплению правовой основы борьбы с экологической преступностью способствуют также государственные научно-технические программы, предусматривающие задания по правовому обеспечению решения различных экологических проблем. Например, разрабатывались такого рода программы под условными названиями "Охрана здоровья населения России", "Экологическая безопасность России" и др.
Большое значение для борьбы с преступлениями и другими экологическими правонарушениями имеют документы, отражающие стратегию борьбы с экологической преступностью, увязывающие ее с общими программами социально-экономического развития страны. Например, 4 февраля 1994 года Президентом Российской Федерации была утверждена Государственная стратегия Российской Федерации по охране окружающей среды и обеспечению устойчивого развития, а также принята концепция перехода Российской Федерации на путь устойчивого развития. В этих документах определялись планы действий Правительства России в области охраны окружающей среды на 1994–1995 и 1996–1997 годы, другие природоохранные акты федерального и регионального значения.
В борьбе с экологическими преступлениями и правонарушениями возрастает роль научно-практических конференций, совещаний, "круглых столов", проводимых по соответствующей проблематике. Они консолидируют усилия, улучшают координацию в этой сфере деятельности природоохранных и правоприменительных органов.
Вместе с тем в связи с необходимостью активизации использования новейших достижений науки и техники для предотвращения экологических преступлений важной мерой могло бы стать формирование и развитие нового специализированного научного криминологического направления – экологической криминологии.
Экологическая криминология должна исследовать социальную практику и общественные отношения в сфере экологии, изучать их особенности, причины и условия, способствующие совершению экологических преступлений, разрабатывать рекомендации о мерах контроля и борьбы с ними.
В условиях ухудшения экологической обстановки жизненно важно обеспечить усиление государственного принуждения к исполнению норм и требований экологического законодательства, ужесточение государственного экологического контроля (включая мониторинг), повышение ответственности за экологические преступления.
Важную роль в решении этих задач в сфере экологии призвано играть взаимодействие различных государственных органов на самом высоком уровне. Указом Президента
Российской Федерации 13 июля 1993 года была создана Межведомственная комиссия по экологической безопасности Совета Безопасности РФ. В 1996 году по ее инициативе правоохранительными министерствами и ведомствами рассматривались вопросы применения уголовной и административной ответственности за экологические правонарушения. Было проведено Всероссийское совещание по борьбе с экологическими правонарушениями, наметившее необходимый комплекс мер для их решения.
Консолидации сил и средств для защиты законных экологических прав и интересов личности, общества, государства могло бы способствовать также формирование системы экологической юстиции, включая экологическую милицию, природоохранные прокуратуры, экологические суды и другие специализированные правоприменительные органы.
К числу главных задач экологической юстиции следует отнести: предупреждение преступлений и иных экологических правонарушений; выявление и устранение условий, их порождающих; координацию деятельности по борьбе с этими правонарушениями; формирование предпосылок для снижения причиняемого вреда экологическим и связанным с ними иным интересам личности, общества, государства, а также активное содействие созданию и совершенствованию правовой основы обеспечения жизни и устойчивого развития настоящего и будущих поколений российского общества в экологически благоприятной природной среде.
62-я Генеральная Ассамблея Интерпола в резолюции, принятой в 1993 году, рекомендовала государствам – членам этой организации способствовать созданию в своих странах специального полицейского подразделения, которое, взаимодействуя с другими правоохранительными органами, занималось бы правоприменительной деятельностью, расследованием преступлений в экологической сфере. В ряде субъектов Российской Федерации подразделения экологической милиции уже созданы.
В Нижнем Новгороде, например, экологическая милиция действует с 1993 года. Подчиняется она городскому комитету охраны окружающей среды. Действуют или создаются аналогичные структуры в Санкт-Петербурге и Ленинградской области, Кабардино-Балкарии, Краснодарском крае, Ярославской области и в Москве.
Подразделения экологической милиции могли бы взять на себя функции предупреждения, выявления и пресечения экологических правонарушений, проведения дознания; проведения оперативно-розыскной деятельности по экологическим преступлениям; взимания штрафов за экологические правонарушения; контроля за соблюдением юридическими и физическими лицами предписаний, содержащихся в полученных ими лицензиях на использование природных ресурсов; производства иных работ и оказания услуг в области охраны окружающей среды либо связанных с воздействиями на окружающую среду.
IX Конгресс ООН по предупреждению преступности, проходивший в Каире, рекомендовал участникам этого форума изучить возможность создания специальных экологических судов или коллегий судей, формирования списка присяжных по делам, связанным с охраной природной среды. Необходимость создания специализированных экологических судов в нашей стране становится очевидной, если реально оценивать сегодняшнюю судебную практику рассмотрения дел об экологических преступлениях. Так, например, направленные природоохранной прокуратурой в районные суды Ленинградской области уголовные дела о злоупотреблении властью или служебным положением рассматривались 20 месяцев, загрязнении водоемов и воздуха – 11 месяцев, незаконной порубке леса – 22 месяца.
Неверное толкование природоохранительного законодательства этими судами привело к вынесению незаконных оправдательных приговоров. Впоследствии по протестам прокурора они были отменены.
При назначении уголовного наказания судами во многих регионах допускаются и другие необоснованные послабления лицам, совершившим экологические преступления: наказания ниже нижнего предела, предусмотренного соответствующей статьей уголовного закона, условное осуждение, отсрочка наказания. Создание специализированных экологических судов могло бы изменить данную ситуацию.
В системе органов, ведущих борьбу с экологической преступностью, важную роль призваны играть специализированные межрайонные природоохранные прокуратуры.
К середине 90-х годов в Российской Федерации сложилась система таких прокуратур: функционируют Волжская (на "правах областной) природоохранная прокуратура и подчиненные ей 15 межрайонных прокуратур, осуществляющих надзор за исполнением экологического законодательства в Волжском бассейне, и 48 межрайонных природоохранных прокуратур, действующих в рамках территориальных прокуратур.
Опыт их деятельности показал высокую результативность надзора за исполнением экологического законодательства. Они успешно нейтрализуют негативные последствия, ошибки и упущения в работе природоохранных органов, нарушений экологического законодательства исполнительными органами и органами местного самоуправления.
Борьба с экологической преступностью должна иметь солидную правовую основу. Например, в специальном федеральном законе можно было бы комплексно регламентировать все необходимые положения, связанные с повышением ответственности физических и юридических лиц за нарушения закона в экологической сфере, специфике их выявления и предупреждения.
Санкции должны соответствовать степени общественной опасности содеянного и тяжести наступивших последствий, а также учитывать мотивацию противоправного поведения, его причины и условия. Нельзя допускать послабления ответственности лиц, совершающих экологические преступления, ухудшающих природную среду обитания человека во имя извлечения сверхдоходов. Действия таких лиц нередко носят характер промысла.
В современных условиях роста экологических правонарушений и продолжающегося ухудшения природной среды обитания необоснованная либерализация мер ответственности в экологической сфере является негуманной, способной привести общество к резко отрицательным экологическим и иным последствиям в самом ближайшем будущем.
В борьбе с экологической преступностью важно постоянно иметь в виду, что она создает реальную угрозу самим биологическим основам жизни, здоровью и развитию человека.





















Глава 22. Налоговая преступность

§ 1. Понятие и криминологическая характеристика. § 2. Специфика детерминации и причинности. § 3. Предупреждение налоговых преступлений

§ 1. Понятие и криминологическая
характеристика

Понятие "налоговая преступность" употребляется применительно к совокупности преступлений, связанных с налогообложением.
Законодательство, определяющее современную налоговую систему России, принято в 1991 году, поэтому считается сравнительно новым, постоянно изменяющимся. Основными налоговыми законами являются: Закон от 27 декабря 1991 года "Об основах налоговой системы Российской Федерации", Закон от 27 декабря 1991 года "О налоге на прибыль предприятий и организаций", Закон от 6 декабря 1991 года "О налоге на добавленную стоимость", Закон от 6 декабря 1991 года "Об акцизах", Закон от 7 декабря 1991 года "О подоходном налоге с физических лиц", Закон от 21 марта 1991 года "О Государственной налоговой службе РСФСР".
По действующему законодательству под налогом, сбором, пошлиной и иным обязательным платежом понимается обязательный взнос в бюджет соответствующего уровня или во внебюджетный фонд, осуществляемый налогоплательщиками в установленном порядке. Сущность налога заключается в изъятии государством в свою пользу определенной части валового внутреннего продукта в виде обязательного взноса [429 См.: Налоги / Под ред. Д.Г. Черника. М., 1995. С. 42.]
.
Совокупность всех налогов, взимаемых в установленном порядке, образует налоговую систему.
Современная налоговая система России включает в себя свыше двухсот различных налогов и иных обязательных платежей, которые подразделяются на три уровня: федеральные налоги, налоги республик (краев, областей) и местные налоги. Наибольшая доля налоговых поступлений в бюджет приходится на налог на добавленную стоимость (НДС), налог на прибыль, акцизы, подоходный налог с физических лиц, на все остальные платежи приходится менее 10%.
Плательщиками налогов (налоговыми субъектами) в России являются юридические и физические лица, другие категории плательщиков, на которых законодательством возложена обязанность по уплате налогов. Это предприятия и организации, включая созданные на территории Российской Федерации предприятия с иностранными инвестициями, международные объединения и организации, осуществляющие предпринимательскую деятельность, финансовые и другие аналогичные подразделения предприятий и организаций, имеющие отдельный баланс и расчетный счет; предприятия и организации, образованные в соответствии с законодательством иностранных государств и осуществляющие предпринимательскую деятельность в Российской Федерации через постоянные представительства. Налогоплательщиками являются также физические лица (граждане РФ, иностранные граждане), как имеющие, так и не имеющие постоянного места жительства в России.
Налогоплательщики подлежат обязательной постановке на учет в налоговых органах и обязаны своевременно и в полном размере уплачивать налоги, вести бухгалтерский учет, представлять налоговым органам необходимые для исчисления и уплаты налогов документы.
Для борьбы с налоговыми преступлениями 14 августа 1992 года уголовное законодательство дополнено ст. 1622 (Сокрытие доходов (прибыли) или иных объектов налогообложения) и ст. 1623 (Противодействие или неисполнение требований налоговой службы в целях сокрытия доходов (прибыли) или неуплаты налогов). Шестью годами раньше в УК РСФСР была введена статья 162' (Уклонение от подачи декларации о доходах).
В новом Уголовном кодексе РФ предусмотрены такие преступления, как уклонение гражданина от уплаты налога (ст. 198), уклонение от уплаты налогов с организаций (ст. 199).
Становление налоговой системы в России сопровождается значительным ростом числа налоговых преступлений.
По оценкам специалистов, государство в результате уклонения от уплаты налогов ежегодно недополучает до половины налоговых поступлений в бюджет.
Анализ динамики налоговых преступлений в 1993–1995 годах (табл. 37) позволяет сделать вывод о резко прогрессирующем их росте. При этом следует отметить, что увеличение числа зарегистрированных преступлений в немалой степени связано с активизацией и растущей профессионализацией деятельности налоговой полиции.
Таблица 37
Динамика налоговой преступности в 1993–1995 гг. в России (преступления, предусмотренные ст. 162', 1622, 1623 УК РСФСР)


1993 г.
1994 г.
1995 г.
Зарегистрировано всего
налоговых преступлении
617
2684

3793

Осуждено лиц за налоговые
преступления
59
212

432


Если обратиться к структуре налоговой преступности, то можно увидеть высокий удельный вес в ней (примерно 70% ) преступлений, связанных с сокрытием доходов (прибыли) или иных объектов налогообложения (ст. 1622 УК РСФСР).
Это может указывать на значительное, возможно и растущее, число собственников, не желающих по различным причинам платить налоги в государственный бюджет.
В то же время статистические данные далеко не в полной мере отражают масштабы налоговой преступности. Данные преступления характеризуются высокой латентностью. По оценкам специалистов Федеральной службы налоговой полиции России, основная часть преступлений не выявляется, а их количество может возрасти до 30 000 в год.
Статистика свидетельствует, что преступные нарушения налогового законодательства обычно связаны с порядком исчисления и уплаты налога на прибыль – 43% от общего числа налоговых преступлений, налога на добавленную стоимость – 28,4%, налогов, уплачиваемых в дорожные фонды, – 6,7%, подоходного налога – 3,7%, акцизов – 1,2%. Приведенные цифры показывают, что, как правило, налоговые преступления направлены на уклонение от уплаты наиболее крупных налогов.
Налоговые преступления совершаются на различных предприятиях, независимо от форм собственности. Однако следует отметить, что на предприятиях, основывающихся на частной форме собственности, выявляется около 80% всех налоговых преступлений.
Распространенность налоговых преступлений коррелирует с распространенностью всех налоговых правонарушений, в том числе непреступного характера.
Распределение количества выявленных налоговых правонарушений по организационно-правовым формам хозяйствующих предприятий выглядит следующим образом: на долю акционерных обществ и товариществ приходится 69,8% правонарушений, государственных и муниципальных предприятий – 12,8%, индивидуально-частных – 3,9%.
Такая закономерность определяется тем, что право управления и осуществление внутреннего контроля на предприятиях, основанных на частной форме собственности, как правило, принадлежит ограниченному кругу лиц Обычно на таких предприятиях руководящие органы возглавляются их фактическими владельцами, а должный контроль отсутствует
Определенный интерес представляет также распределение преступных нарушений налогового законодательства по сферам деятельности предприятий. На долю предприятий осуществляющих торговлю продуктами питания, приходится 24% преступлений, торгующих товарами народного потребления – 16%, занимающихся оказанием услуг – 12%, осуществляющих финансово-кредитные операции – 9%, торгующих недвижимостью – 8%, производящих продукцию металлообработки и машиностроения – 8%, осуществляющих нефтедобычу и нефтепереработку – 6% [430 См.: Налоговая полиция. 1996. № 3.]
.
Таким образом, подавляющее число налоговых преступлений совершается в торговой сфере. Предприятия торговли стремятся получать оплату наличными деньгами за реализуемые ими товары, что позволяет им использовать денежную наличность во внебанковском обороте. Это в свою очередь значительно затрудняет осуществление налогового контроля и способствует сокрытию указанных средств от налогообложения.
Все многообразие выявленных способов совершения налоговых преступлений можно подразделить на следующие виды:
1. Полное или частичное неотражение финансово-хозяйственной деятельности предприятия в документах бухгалтерского учета (осуществление сделок без документального оформления, неоприходование товарно-материальных ценностей, неоприходование денежной выручки в кассу).
2. Искажение экономических показателей, позволяющих уменьшить размер налогооблагаемой базы (отнесение на издержки производства расходов, не предусмотренных законодательством; отнесение на издержки производства расходов в размерах, превышающих установленные законодательством; завышение стоимости приобретенного сырья, топлива, услуг, отнесенных на издержки производства и обращения; незаконное использование налоговых льгот и пониженных налоговых ставок при исчислении налогов).
3. Искажение объекта налогообложения (занижение стоимости реализованной продукции; занижение объема реализованной продукции; подмена объекта налогообложения).
4. Нарушение порядка учета экономических показателей (отражение цифровых результатов финансово-хозяйственной деятельности в ненадлежащих счетах бухгалтерского учета).
5. Выведение финансово-хозяйственной деятельности из-под контроля налоговых органов (непостановка на учет в налоговых органах; открытие дополнительных счетов в банках без уведомления налоговых органов).
Из указанного перечня при расследовании налоговых преступлений наиболее часто, в более 80% случаев, встречается полное или частичное неотражение финансово-хозяйственной деятельности предприятия в документах бухгалтерского учета.
Заслуживают внимания данные о криминологической характеристике лиц, совершающих налоговые преступления. Криминологический портрет таких лиц существенно отличается от лиц, совершающих общеуголовные преступления.
В 74% случаев преступниками являются мужчины. Это обусловлено тем, что среди руководителей предприятий мужчины составляют большинство. Женщины среди лиц, совершающих налоговые преступления, традиционно занимают должности, связанные с ведением бухгалтерского учета и представлением отчетности.
Средний возраст злостных неплательщиков налогов сравнительно высокий и составляет 38 лет. Лицами в возрасте от 21 до 30 лет совершено 20% налоговых преступлений, от 31 до 40 лет – 36%, от 41 до 50 лет – 36% и старше 51 года – 8%.
То обстоятельство, что среди налоговых преступников лица моложе 20 лет практически не встречаются, легко объяснимо. В этом возрасте они не имеют соответствующего образования, жизненного опыта, деловых связей, а следовательно, не имеют возможности занять руководящую должность.
Невысокий удельный вес среди налоговых преступников лиц старшего возраста (свыше 50 лет) может быть отчасти связан с тем, что этой категории лиц в большей степени свойственна законопослушность и осторожность, они формировались в условиях жесткого социального контроля, менее интенсивно включаются в предпринимательство. » Налоговые преступники отличаются высоким образовательным уровнем. 58% лиц имели высшее или неполное высшее образование и даже ученую степень, а 22% – среднее специальное образование. И это понятно, так как лица, ответственные за ведение бухгалтерского учета, представление отчетности, должны иметь соответствующую специальность и квалификацию.
Удельный вес ранее судимых лиц среди налоговых преступников составляет 7%.
В 80% случаев инициатива совершения налоговых преступлении исходила от руководителей, которые зачастую являлись и владельцами предприятий
При совершении преступлений руководитель предприятия не ставит в известность бухгалтера о совершенных им финансово-хозяйственных операциях, а денежную выручку, не сдавая в кассу, использует по своему усмотрению.
Бухгалтерские работники обычно осуществляют свою деятельность на основе трудового договора или по совместительству, т. е. не участвуют в распределении прибыли предприятия, а следовательно, в меньшей степени заинтересованы в сокрытии объектов налогообложения. Поэтому при совершении преступлений бухгалтеры чаще выступают в роли соучастников. Исключение составляют бухгалтерские работники, являющиеся совладельцами предприятий или членами семей, представители которых осуществляют руководство. В этих случаях бухгалтерские работники играют активную роль в совершении преступлений. По изученным уголовным делам в 6% случаев преступления совершались именно бухгалтерами.
Однако состав лиц, совершавших налоговые преступления, не ограничивается руководителями и бухгалтерами. Около 4% подобных преступлений совершается гражданами, осуществляющими предпринимательскую деятельность без образования юридического лица (граждане-предприниматели).
Для совершения налоговых преступлений нетипично создание преступных групп. Групповые преступления составляют менее 10% от общего числа. По указанной категории уголовных дел практически не встречаются факты создания преступных групп, состоящих из четырех и более лиц, а число преступлений, совершенных с участием трех лиц, составляет лишь 4.%. Обычно же число участников совершения преступления не превышает двух человек, ими, как правило, являются руководитель и бухгалтер. Договоренность между руководителем предприятия и бухгалтером позволяет им использовать самые различные способы сокрытия объектов налогообложения и вносить ложную информацию в любые документы бухгалтерского учета и отчетности.
В роли соучастников в ряде случаев выступали заместители руководителя, кассиры, кладовщики, товароведы.
При совершении налоговых преступлений целью является снижение размера налогов, подлежащих к уплате, или полный уход от выполнения обязательств по уплате налогов с последующим обращением сокрытых средств в личную или иную собственность.
Мотивы у налоговых преступников носят преимущественно корыстный характер, хотя могут иметь место карьеристские устремления, своеобразная забота о трудовом коллективе своего предприятия, ложное понимание чести и долга, иные побуждения.

§ 2. Специфика детерминации и причинности

Процессы детерминации и причинности налоговой преступности в значительной степени отличаются от аналогичных процессов, связанных с общеуголовной преступностью.
Налоговая преступность органически взаимосвязана с рыночными отношениями, частной собственностью и предпринимательством. Об этом свидетельствует весь мировой опыт.
С ростом числа предприятий, основывающихся на частной форме собственности, нарастают масштабы противоречия между интересами государства и общества, с одной стороны, и частными интересами – с другой.
Налоги являются главным источников бюджетных доходов. Рост бюджетных расходов, инфляционные процессы побуждают государство увеличивать налоговый пресс. Однако, например, в России в период реформ подавляющее большинство предприятий использовало устаревшее оборудование, технологии, испытывало острую нехватку оборотных средств и не могло сбыть свою неконкурентоспособную продукцию как на внутреннем, так и на внешнем рынке. Все это приводило к взаимным неплатежам и к снижению возможности уплачивать возросшие налоги.
Что же касается экономически благополучных предприятий, среди которых выделяются торгово-закупочные, посреднические, то в причинном комплексе массового уклонения их владельцев от уплаты налогов отмечалось определяющее влияние социально-психологического фактора: пренебрежения к исполнению требований закона, обеспечения любой ценой высоких доходов.
Однако надо признать определенную социально-правовую и экономическую обусловленность такого негативного отношения к законам и их исполнению: состояние налогового законодательства оценивалось как удручающее.
Прежде всего оно характеризовалось как несовершенное и нестабильное, излишне объемное, сложное, устанавливающее высокий уровень налогообложения. В середине 90-х годов нормативно-правовая база по вопросам налогообложения включала более ста законов, указов Президента Российской Федерации, постановлений Правительства Российской Федерации, инструкций и разъяснении Государственной налоговой службы России.
Дополнительные трудности создавались и при постоянном внесении изменений в законодательство. Причем иногда нормы, ухудшающие положение налогоплательщика, вводились задним числом или расширительно толковались. Все это способно порождать у предпринимателей ощущение нестабильности налогового законодательства, постоянное ожидание ухудшения налогового режима.
Удельный вес обязательных отчислений по отношению к валовому внутреннему продукту (ВВП) в 1995–1996 годах в России составлял 43%, тогда как в Германии – 38%, в Канаде – 34%, в США – 30% [431 См.: Налоги / Под ред. Д.Г. Черника. М., 1994. С. 267. ].
Специальный опрос, проведенный среди руководителей крупных предприятий различных форм собственности, показал, что неэффективной отечественную систему налогообложения признают более 75% респондентов. Около 80% руководителей считают, что существующая налоговая система не способствует выходу из экономического кризиса и формированию рынка. По мнению большинства российских предпринимателей, существующая налоговая система блокирует инвестиции, увеличивает инфляцию, препятствует структурным изменениям, побуждает к уклонению от уплаты налогов.
Однако все-таки нравственно-психологический фактор налоговой преступности в значительной мере определяется не указанной ситуацией, а стойким негативным отношением вообще к налоговой системе, пониженным уровнем правовой культуры, доминированием корыстных мотивов в мотивации поведения виновных.
В России при проведении реформ практически была разрушена прежняя система правового воспитания и не создана новая, в том числе ориентированная на формирование зако-нопослушания в сфере налогообложения. Российская налоговая система в ее современном виде сформировалась лишь в конце 1991 года, тогда как в большинстве зарубежных стран институт налогообложения существует сотни лет. В этих странах налогоплательщики хорошо знают, на какие цели расходуются уплаченные ими налоги, осведомлены о порядке уплаты налогов и мерах ответственности за нарушения налоговых обязательств. Лица, уклоняющиеся от уплаты налогов, осуждаются государством и обществом.
Данная ситуация взаимодействует со специфическими характеристиками населения России. Опрос представителей различных категорий наших граждан показал, что 60% опрошенных не считают себя налогоплательщиками [432 См.: Налоговая полиция. 1995. № 8. С. 4.]
.
Среди крупных налогоплательщиков немало бывших деятелей теневой экономики, должностных и общеуголовных преступников. В большинстве своем они характеризуются гипертрофированным уровнем материальных запросов, стремлением к приобретению объектов недвижимости, предметов роскоши и т. п. Уклонение от уплаты налогов рассматривается ими как один из способов достижения указанных целей, мотивация здесь явно носит корыстный характер.
Однако надо отметить, что часть налоговых преступлений совершается на основе корпоративной, групповой заинтересованности. Имели место факты, когда сокрытые от налогообложения средства использовались руководителями предприятий для развития производства, погашения кредитов, выплаты зарплаты. Здесь усматривается стремление улучшить финансовое состояние своего предприятия и тем самым увеличить его прибыльность в будущем. Оно возникает и реализуется в условиях просчетов политики поддержания предприятий, его сотрудников, особенно когда последним грозит явная или скрытая безработица, невыплата зарплаты.

§ 3. Предупреждение налоговых преступлений

Предупреждение совершения налоговых преступлений должно осуществляться на различных уровнях и в нескольких направлениях.
На общегосударственном уровне важно обеспечение экономической стабильности и подъема производства, роста платежеспособности хозяйствующих субъектов.
Особое место в системе предупреждения налоговых преступлений занимает совершенствование правовой базы. Ожидаемые изменения, направленные на существенную либерализацию налоговой системы, связываются с принятием Налогового кодекса Российской Федерации и сокращением числа федеральных региональных и местных налогов; отменой всех налогов, уплачиваемых с выручки; снижением ставки налога на прибыль и другими важными изменениями.
В целях ускорения налоговой реформы Президентом Российской Федерации 8 мая 1996 года подписан Указ № 685 "Об основных направлениях налоговой реформы Российской Федерации и мерах по укреплению налоговой платежной дисциплины" [433 См.: Российская газета. 1996. 26 мая. ]
.
В соответствии с Указом основными направлениями государственной политики в области налоговой реформы в Российской Федерации признаются: 1) построение стабильной налоговой системы, обеспечивающей единство, непротиворечивость и неизменность налогообложения в течение финансового года;
2) сокращение числа налогов путем их укрупнения и отмены целевых налогов, не дающих значительных поступлений;
3) облегчение налогового бремени производителей продукции и недопущение двойного налогообложения путем четкого определения налогооблагаемой базы; 4) сокращение льгот и исключений из общего режима налогообложения.
Кроме того, данным Указом устанавливается: отмена авансовых платежей, сокращение размера пени за просрочку уплаты налогов, исключение двойного налогообложения. Указанные изменения, несомненно, окажут влияние на налоговую сферу.
Значительную роль в предупреждении налоговой преступности могут играть налоговые инспекции. Они должны совершенствовать консультационную деятельность, помогать налогоплательщикам в решении вопросов о размере налогов и порядке их уплаты.
Правоохранительным органом, осуществляющим борьбу с налоговой преступностью, в России является Федеральная служба налоговой полиции Российской Федерации, осуществляющая свою деятельность на основе Закона Российской Федерации от 24 июня 1993 года "О федеральных органах налоговой полиции".
В соответствии с этим Законом задачами федеральных органов налоговой полиции являются: выявление, предупреждение и пресечение налоговых преступлений и правонарушений (о выявленных при этом других экономических преступлениях органы налоговой полиции обязаны проинформировать соответствующие правоохранительные органы); обеспечение безопасности деятельности государственных налоговых инспекций, защита их сотрудников от противоправных посягательств при исполнении служебных обязанностей; предупреждение, выявление и пресечение коррупции в налоговых органах.
В целях успешного разрешения практических задач Федеральным законом от 17 декабря 1995 года "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О федеральных органах налоговой полиции" и У головне-процессу аль-ный кодекс РСФСР" органы налоговой полиции наделены правом проведения предварительного следствия по уголовным делам о налоговых преступлениях. Этим же Законом сотрудникам налоговой полиции предоставлено право выносить в качестве предупредительной меры письменные предостережения руководителям, главным бухгалтерам и другим должностным лицам предприятий и организаций, независимо от налогоплательщиков. Это способствует установлению должных взаимоотношений между налогоплательщиками и органами налогового контроля, удерживает налогоплательщиков от совершения повторных налоговых правонарушений.
Необходимость формирования у граждан и предпринимателей налоговой культуры обязывает органы налогового контроля осуществлять специальные профилактические мероприятия. Так, Федеральная служба налоговой полиции Российской Федерации (ФСНП РФ) и Государственная налоговая служба Российской Федерации (ГНС РФ) выступили инициаторами разработки общегосударственной программы по формированию у населения налоговой культуры. В Правительство Российской Федерации было направлено предложение о создании Координационного совета из представителей ФСНП, ГНС, Министерства юстиции, Министерства финансов, Министерства образования, Центрального банка, Государственного комитета по печати, Государственного комитета по высшему образованию, Федеральной службы по телевидению и радиовещанию и других государственных органов. Данная инициатива получила одобрение Правительства Российской Федерации.
Значительную пропагандистскую нагрузку по профилактике налоговых правонарушений несут специальные средства массовой информации, к которым в первую очередь относятся: газета "Налоговая полиция", "Налоги", "Коммерсантъ-Daily", журнал "Налоговый вестник".
В этих изданиях систематически публикуются материалы по вопросам реформы налогообложения, ответственности за нарушения налогового законодательства и формирования налоговой культуры.
Огромная роль в деле воспитания налогоплательщиков принадлежит телевидению. По Федеральной службе налоговой полиции 2 апреля 1996 года был издан приказ "О мерах по улучшению освещения деятельности федеральных органов налоговой полиции по телевидению в целях профилактики налоговых правонарушений и преступлений". Важно, чтобы было налажено сотрудничество органов налоговой полиции и средств массовой информации в деле формирования законопослушного поведения налогоплательщиков, профилактики налоговых преступлений и правонарушений, формирования у общественности негативного отношения к недобросовестным налогоплательщикам.








































Глава 23. Государственная
преступность

§ 1. Криминологическая характеристика. § 2. Специфика детерминации и причинности. § 3. Особенности борьбы с государственной преступностью

§ 1. Криминологическая характеристика

Государственная преступность – это совокупность преступлений, посягающих на государственный и общественный строй России (в исторической ретроспективе – СССР), совершенных за определенный промежуток времени на территории страны в целом или отдельных ее регионах.
Криминологическая оценка состояния, структуры и динамики государственной преступности зависит от факторов социально-экономического, политического и нравственно-этического порядка. На нее влияют уровень активности действия причин, порождающих данный феномен на разных исторических этапах, изменения в уголовном законодательстве, статистическая точность событий и фактов, а также активность и эффективность действия правоохранительной системы.
Все это предполагает некоторые предварительные замечания, без обращения к которым могут происходить ошибки в понятиях и терминах, отражающих рассматриваемое явление.
Термин "государственная преступность" собирательный и отражает указанное понятие социального явления. Он во многом условен, так как напрямую не связан с названием преступлений против государства в разные исторические периоды:
УК 1922 года и УК 1926 года называют их "преступления государственные", УК 1960 года – "государственные преступления", новый УК России 1996 года – "преступления против основ конституционного строя и безопасности государства".
В уголовном законодательстве России государственные преступления имели традиционно-историческое деление на 2 вида: УК 1926 года – "контрреволюционные преступления" и "особо для Союза ССР опасные преступления против порядка управления"; УК 1960 года – "особо опасные государственные преступления" и "иные государственные преступления". Если первый вид преступлений имеет единый родовой объект и логически связанную систему причинных факторов (особо опасные государственные преступления), то второй (иные государственные преступления) – такой логики лишен. У этой категории преступлений нет единого родового объекта, по своим объективным свойствам и причинам, порождающим их, они разношерстны и представляют собой "конгломерат", подвергаемый в литературе обоснованной критике [434 См.: Дьяков С. В., Игнатьев АЛ., Карпушин М.П. Ответственность за государственные преступления. М., 1988. С. 85.]
. Криминологический анализ таких преступлений в целом лишается научной основы, хотя статистические материалы по ним представлены. В новом Уголовном кодексе России "иные государственные преступления" упразднены, а их конкретные составы, не потерявшие актуальность в новых условиях, включены в соответствующие главы УК с учетом их направленности на тот или иной родовой объект.
Достоверность криминологической характеристики государственных преступлений зависит от правильной юридической квалификации содеянного. В противном случае криминологическому анализу будет подвергаться совершенно другое социальное явление с присущими ему закономерностями. Именно поэтому в основу анализа положена судебная статистика, ибо рассмотрение уголовного дела в суде дает наибольшую гарантию от возможных ошибок. Использована также статистика зарегистрированных преступлений.

Уровень государственной преступности
Государственная преступность в России стоит на одном из последних мест среди других видов преступности по своему удельному весу. За последние 3 года (1993–1995 годы) ее удельный вес составляет 0,5–1,1% от всей преступности в стране [435 Здесь имеется в виду суммарный показатель особо опасных и иных государственных преступлений.].
Доля особо опасных государственных преступлений в структуре преступности еще меньше – 0,001%. В доперестроечный период (до 1985 года) прослеживалась четкая тенденция их неуклонного снижения. За десятилетний период (1976–1985 годы) по сравнению с предыдущим (1966–1975 годы) количество осужденных за особо опасные государственные преступления сократилось более чем в два раза. За многие годы в статистике осужденных отсутствуют такие преступления, как террористический акт против представителя иностранного государства, вредительство, пропаганда войны.
Статистическое лицо государственной преступности до принятия нового УК определяли иные государственные преступления. В отличие от особо опасных государственных преступлений они наиболее динамично отражают негативные тенденции в экономической, политической и нравственно-этической сферах. Если в 1993 году зарегистрировано 15 713 государственных преступлений, то в 1994 году этот показатель равен 25 350, а в 1995 – 14 610 [436 См.: Криминальная ситуация в России и ее изменения. М., 1996. С. 59.]
. Среди экономических преступлений данного вида преобладали контрабанда (ст. 78 УК), транспортные преступления (ст. 85, 86, 861 УК), изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ст. 87 УК), нарушение правил о валютных операциях (ст. 88 УК).
Однако статистический показатель в оценке государственной преступности в определенной мере условен. Это наглядно видно в оценке особо опасных государственных преступлений, где каждое из них способно нанести колоссальный, а иногда непоправимый ущерб интересам безопасности личности, общества и государства.
Государственная преступность чутко реагирует на изменение стабильности в развитии экономической и политической систем внутри страны и за ее пределами. Особенно четко это просматривается в историческом плане. Острота классовой борьбы после Октября 1917 года выносила на первое место среди контрреволюционных преступлений экстремистские формы противоправной деятельности. Только в 1920 году трибуналы страны рассмотрели 6 тыс. уголовных дел о контрреволюционных преступлениях [437 См.: Гернет М.Н. Преступность за границей и в СССР. М., 1931. С. 74.].
В период коллективизации отмечался сильный рост террористических актов. В 1928 году из всех контрреволюционных преступлений теракты составляли 29,9%, в 1929 – 52,4% (!), в 1930 – 35%, в 1931 – 22,5%. При этом удельный вес представителей различных социальных слоев выглядел следующим образом: кулаков – 45%, середняков – 39,5%, бедняков– 21%, рабочих – 1,5% [438 См.: Волков Г.Н. Классовая природа преступлений и советское уголовное право. М., 1935. С.85.].
По мере упрочнения социалистической формации, вхождения ее в довольно длительный период стабильного развития планово-государственной системы экстремистские формы государственной преступности уступили место вербальным формам противоправной деятельности (антисоветской агитации и пропаганде). Лишь в условиях резкого обострения международной обстановки либо кризисных событий в какой-либо стране бывшего социалистического лагеря (события в Венгрии – 1956 год, события в Чехословакии – 1968 год, польские события – 1980 год) имело место оживление экстремистских проявлений на фоне общего увеличения особо опасных государственных преступлений. Период Великой Отечественной войны (1941–1945 годы) дал значительный рост судимости за измену Родине, что было обусловлено сложными объективными условиями периода войны во взаимодействии с негативными, а порой и враждебными социально-психологическими установками отдельных граждан.
Следует отметить, что страны социалистического содружества представляли собой тесно связанный экономически и политически анклав, где уровень государственной преступности был примерно одинаков. Например, в Болгарии, доля государственной преступности составляла 0,1% от всей преступности, в Венгрии – 0,1%, причем 90% из нее приходилось на состав враждебной агитации [439 См.: Виг И., Кузнецова Н. Основные черты уголовного кодекса Венгерской народной Республики // Социалистическая законность. № 9. 1981. С. 54.].
В историческом аспекте произошла трансформация от классово-враждебного отношения к социализму лиц, совершающих особо опасные государственные преступления, к внутренним побуждениям, основанным в большей мере на реформаторских, националистических идеях, различного рода обидах, карьеризме, корысти, разнузданном эгоизме и т. п. Более того, на фоне роста политизации преступности, особенно в ее организованных формах [440 См.: Долгова А.И. Организованная преступность, ее развитие и борьба с ней // Организованная преступность-3. М., 1996. С. 34.]
, отмечается сближение мотивации общеуголовной и государственной преступности.
Нарастание внутренних противоречий, вызванных кризисными явлениями в предперестроечный период, вызвало повышение уровня государственной преступности. За пятилетие (1980–1984 годы) количество осужденных за особо опасные государственные преступления по сравнению с предшествующим аналогичным по времени периодом (1975–1979 годы) выросло почти в 2,5 раза. При этом статистика арестованных за шпионаж возросла в 3 раза.
Начавшийся этап реформации и переход экономики России на путь рыночных отношений сопровождается сложными и противоречивыми процессами в общественном сознании, социальной и нравственной сферах, формировании новой политической системы. Поскольку реформы затронули правоохранительную систему, а бурный процесс кодификации привел к резкому сокращению числа составов государственных преступлений в новом УК 1996 года (было 35 статей, осталось – 10), анализ статистических показателей за последние 5 лет неспособен дать криминологически значимых результатов. В большей мере продуктивным может оказаться качественный анализ государственной преступности как составной части преступности в целом.

Структура, государственной преступности
Динамические свойства государственной преступности, т. е. способность в отдельные временные периоды активизироваться или, наоборот, затухать, раскрываются в структуре, показывая относительную распространенность одних преступлений и редкость либо отсутствие других. В различные исторические этапы прослеживаются присущие им тенденции стабилизации либо изменения структурных показателей.
Период относительной стабильности развития Союза ССР вплоть до его развала (начало 90-х годов) характеризовался устойчивыми показателями структуры особо опасных государственных преступлений. Среднестатистические показатели за 10 лет свидетельствовали, что на долю:
антисоветской агитации и пропаганды (ст. 70 УК РСФСР) [441 Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 11 сентября 1989 года норма об антисоветской агитации и пропаганде упразднена. Ввведена норма об ответственности за "призывы к насильственному изменению конституционного строя" (ст. 70 УК РСФСР).] приходилось 66,4%;
измены Родине (ст. 64 УК РСФСР) – 30,0%;
диверсии (ст. 68 УК РСФСР) [442 Исключена из УК РСФСР 1 июля 1994 года // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 10. Ст. 1109. Восстановлена в новом УК РФ 1996 года (ст. 281).]
– 1,5%;
шпионажа (ст. 65 УК РСФСР) – 1,2%;
террористических актов (ст. 66 УК РСФСР) – 0,9%.
Статистические данные свидетельствуют, что "лицо" особо опасной государственной преступности на том этапе определяли два преступления: антисоветская агитация и пропаганда и измена Родине, на долю которых в совокупности приходилось 96,4%.
В условиях однонаправленно идеологизированного общества государственная преступность выступала своеобразной формой разрешения противоречий у лиц с иными идейно-нравственными и политическими установками. Отсюда понятно, почему антисоветская агитация и пропаганда доминировали в структуре особо опасных государственных преступлений. Они выступали родовой основой, своего рода почвой, на которой произрастали другие преступления данного вида.
Совершению любого особо опасного государственного преступления предшествовала идейно-нравственная трансформация личности, после чего, в зависимости от глубины, устойчивости и направленности такой деформации могло быть совершено то или иное преступление указанной категории.
Характерным в этом отношении является уголовное дело на 3. – организатора подготовки и осуществления серии взрывов в Москве, в том числе в вагоне метрополитена, в результате которых 7 человек погибли, 37 – получили ранения. В январе 1979 года 3. вместе с исполнителями преступных акций Б. и С. были осуждены Верховным Судом СССР за организацию и участие в диверсионной антисоветской организации (ст. 72 и 68 УК РСФСР) к смертной казни [443 Нормы о терроризме (ст. 2133 УК РСФСР) в то время в УК не было. ].
Материалы уголовного дела показывают, что 3. встал на путь преступной деятельности, разделяя идеи националистического характера, создал организацию под названием "Национальная объединенная партия" (НОП). Он изготовлял и распространял листовки националистического содержания, написал статью "Террор и террористы", в которой проповедовал террористические методы борьбы, и был осужден за антисоветскую агитацию и пропаганду.
После отбытия срока наказания 3., оставаясь на враждебных позициях, заявил, что "листовки – это пройденный этап и надо от слов переходить к делу". При подготовке к очередной серии взрывов в Москве преступная деятельность 3. и его соучастников Б. и С. была пресечена.
Выборочные исследования лиц, осужденных за антисоветскую агитацию и пропаганду, показывали, что около 15% из них прямо призывали граждан к активной борьбе против существующего строя, свержению советской власти, а также совершению других особо опасных государственных преступлений.
Измена Родине также занимала в структуре особо опасных государственных преступлений значительное место (почти одну треть). В основе этого преступления лежало также духовное перерождение личности. Кроме того, состав измены Родине .очень объемен в своей диспозиции: 7 форм – по существу, самостоятельных составов преступлений [444 Решением Конституционного Суда России от 20 декабря 1995 года две формы измены отменены (бегство за границу и отказ возвратиться из-за границы)]
.
В структуре самой измены Родине длительное время преобладал переход на сторону врага, т. е. карательная деятельность лиц, перешедших на сторону немецко-фашистских войск в годы войны. В 1975 – 1980 годах их доля в измене Родине составляла 78%. В настоящее время судимость по этой форме измены практически исчезла по причинам демографического характера.
С конца 70-х годов обозначился заметный рост в структуре измены Родине шпионажа и выдачи сведений, составляющих государственную или военную тайну. К середине 80-х годов их доля в структуре измены Родине превысила 40% и продолжала расти за счет инициативного шпионажа и других форм установления агентурных отношений с зарубежными спецслужбами.
Последние 3–4 года, характеризующиеся ускоренным переходом России к новым экономическим отношениям, сменами приоритетов в социальной и духовно-нравственных сферах, сужением сферы ВПК, открытостью наших связей с зарубежными партнерами, порой необъяснимой доступностью широкого круга лиц к сведениям, не подлежащим оглашению, не дают через статистические показатели судимости представления об истинной структуре государственной преступности. Несомненно одно – условиями тяжелого и всеобъемлющего кризиса в России в полной мере пользуются зарубежные спецслужбы и преступный элемент внутри страны. В 1995 году 28 российских граждан были разоблачены в проведении шпионской деятельности, за 6 месяцев 1996 года – 11 российских граждан и предотвращено более 100 попыток передачи важнейших сведений иностранным представителям за вознаграждения [445 См.: Ковалев Н. Сейчас шпионят ради денег. Известия. 1996". 2 авг.].
Иные государственные преступления в последние 2–3 года дают статистический массив, превышающий в среднем 18 тыс. преступлений в год. Из них 98% падает на 6 преступлений, структура которых выглядит следующим образом [446 Приводятся статистические показатели по материалам НИИ Генеральной прокуратуры Российской Федерации.]: нарушение правил о валютных операциях (ст. 88 УК) [447 Исключена 1 июля 1994 года из государственных преступлений и перенесена в главу "Хозяйственные преступления" – ст. 162' УК РСФСР.]
– 52%; изготовление или сбыт поддельных денег и ценных бумаг (ст. 87 УК) – 20%; уклонение от очередного призыва на действительную военную службу (ст. 80 УК) – 14%; контрабанда (ст. 78 УК) – 9%; бандитизм (ст. 77 УК) – 3%; нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта (ст. 85 УК) – 2%.
В новом УК России 1996 года все указанные составы исключены из главы – "Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства".

Динамика государственной преступности
Динамика особо опасных государственных преступлений зависит от степени активности действия причинных факторов, порождающих данные преступления, изменений законодательства, расширяющего или сужающего рамки криминальных деяний, а также от активности и профессионального мастерства сотрудников органов Федеральной службы безопасности (ФСБ).
В доперестроечный период динамика осужденных показывает общую тенденцию снижения особо опасных государственных преступлений, которая проявляет себя с момента приятия Закона об уголовной ответственности за государственные преступления от 25 декабря 1958 года. Статистика свидетельствует, что судимость за особо опасные государственные преступления за 15 лет (с 1959 по 1973 год) сократилась примерно в 10 раз (табл. 38).
Если активность и профессиональный уровень работы органов КГБ того периода условно принять за постоянную величину, учесть стабильность Закона о государственных преступлениях, то в основе динамики указанных преступлений лежит их органическая связь с причинами и условиями, а точнее – с взаимодействием этих факторов.
Таблица 38
Динамика особо опасной государственной преступности
в СССР в 1966–1985 гг.

Годы
Темп прироста, в %
Годы
Темп прироста, в %
1966
100
1976
-72
1967
-22
1977
-71
1968
+37
1978
-71
1969
+56
1979
-76
1970
+73
1980
-38
1971
+37
1981
-24
1972
+20
1982
-50
1973
+40
1983
-15
1974
1975
-15
-59
1984
1985
-40
-66

Рост числа осужденных за особо опасные государственные преступления в период с 1968 по 1973 г. обусловлен в основном влиянием кризисных явлений в Чехословакии, которые явились в международном масштабе ситуативным фактором, всколыхнувшим и приведшим в движение прежде всего лиц с антикоммунистическими взглядами либо прямой антисоветской установкой. Нельзя забывать, что в рамках стран бывшего социалистического содружества степень взаимного идеологического влияния была весьма высокой. Мы наглядно видим, что и после развала СССР кризисная ситуация в России дает себя знать практически во всех странах – бывших республиках Союза. В правоприменительной практике того периода отмечались резкий рост антисоветской агитации и пропаганды, создание различных союзов и обществ солидарности с Чехословакией, увеличение экстремистских проявлений, попыток самосожжения, прорывов в посольства, захвата и угона воздушных судов. В самой Чехословакии высокий уровень государственной преступности, обусловленный кризисными явлениями, отмечался в течение 10 лет, т. е. до 1978 года.
Снижение количества осужденных за особо опасные государственные преступления с 19 74 по 1979 год явилось следствием стабилизации в положительную сторону международной обстановки, обусловленной процессом разрядки в отношениях между ведущими капиталистическими странами и странами социалистического содружества.
Период разрядки, к сожалению, оказался коротким. Срыв знаменовал собой, начиная с 1980 года, рост судимости за особо опасные государственные преступления. Причин очередного всплеска динамики несколько.
Во-первых, международная политическая обстановка резко осложнилась из-за начавшихся кризисных событий в Польше. На международной арене четко прослеживались попытки определенных сил поставить Польшу в экономическую и идеологическую зависимость и выбить ее из русла социалистического развития. Внутренняя оппозиция в СССР активизировалась, формы и методы ее противоправной деятельности свидетельствовали о консолидации с активной частью польских реформаторов.
Во-вторых, начался активный идеологический и информационный нажим на СССР в связи с вводом в Афганистан ограниченного контингента войск.
В-третьих, предпринимались попытки внести напряженность и даже дискредитировать идеологические цели, организацию и формы проведения такого крупного спортивного мероприятия, как "Олимпиада-80".
Разумеется, связь динамики особо опасных государственных преступлений с причинами политического, экономического и идеологического порядка носит не прямой, а опосредованный групповым и общественным сознанием характер. Вместе с тем такая связь четко прослеживается на материалах за длительный исторический период развития СССР, а затем России. Некоторые неточности кривой динамики, не искажая картины общих тенденций и закономерностей развития государственной преступности, обусловлены влиянием латентности, статистической погрешности, инерционностью влияния причин и условий через групповое и общественное сознание.
Динамика особо опасных государственных преступлений определялась изменением главным образом двух преступлений: антисоветской агитации и пропаганды и измены Родине (табл. 39 и 40). Особенно контрастно проявляли себя изменения в динамике антисоветской агитации и пропаганды, ибо они определяют изменение в динамике особо опасных государственных преступлений в целом.
Таблица 39
Динамика антисоветской агитации и пропаганды в 1966–1985 гг.

Годы
Темп прироста, в %
Годы
Темп прироста, в %
1966
100
1976
-90
1967
-21
1977
-88
1968
+12
1978
-75
1969
+73
1979 .
-92
1970
+73
1980
-25
1971
+37
1981
-19
1972
+42
1982
-46
1973
+54
1983
-18
1974
-2
1984
-48
1975
-54
1985
-67

Таблица 40
Динамика измены Родине

Годы
Темп прироста, в %
1966
100
1967–1969
+7 (средний за З года)
1970–1972
+19 – " –
1973–1975
-44 – " –
1976–1978

<< Пред. стр.

стр. 18
(общее количество: 25)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>