<< Пред. стр.

стр. 21
(общее количество: 25)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Заслуживает внимательного изучения и социальная среда осужденных. В частности, длительное состояние конфликтных отношений, по меньшей мере, между двумя сторонами. Этот конфликт дает себя знать не только при совершении .насильственных преступлений, связанных так или иначе с причинением физического вреда лицам, но и корыстных, при совершении побегов и др.
Под конфликтом понимается обычно одноразовое столкновение между субъектами в форме ссоры, драки, скандала и т. п.
Под конфликтной криминогенной ситуацией в местах лишения свободы следует понимать относительно длительное, напряженное состояние обостряющихся отношений между субъектами. Оно выражается в возрастании степени тяжести повторяющихся и окончательно, одноактно неразрешаемых конфликтов и в формировании негативно-эмоциональной установки по отношению к другим лицам.
Структуру всякой криминогенной ситуации образуют обычно субъекты, объекты, содержание, методы, стадии.
Субъектами данной конфликтной криминогенной ситуации являются чаще всего противостоящие друг другу стороны взаимодействия:
а) с одной стороны, группа осужденных, а с другой – администрация ИТУ, а также с третьей – враждебная ей иная группа осужденных, т. е. различные виды межгрупповых ситуаций;
б) с обеих сторон по одному осужденному, т. е. диадиче-ские межличностные ситуации. Сюда также следует отнести конфликтную ситуацию между осужденным, с одной стороны, и сотрудником ИТУ – с другой;
в) с одной стороны осужденный, а с другой – их группа.
Наиболее опасны для деятельности ИТУ такие межгрупповые конфликтные криминогенные ситуации, которые приводят к массовым эксцессам с участием большого количества осужденных. Кстати, это могут быть и эксцессы между враждующими группировками осужденных.
Объект конфликта – это какая-либо ценность, из-за которой вообще происходят одноразовые конфликты, возникают проблемы, стрессы и т. п. (общие объекты), вокруг которых концентрируется напряженность отношений, усложняется проблема, обостряется стресс и т. д. (концентрирующие объекты) и из-за которых в конце концов совершается преступление (предельные объекты).
Объектами конфликтных криминогенных ситуаций в местах лишения свободы, причем концентрирующими, являются чаще всего:
а) в межгрупповых ситуациях: злоупотребления и лро-- извол со стороны сотрудников и активистов-осужденных, права осужденных и т. п.;
б) в диадических межличностных ситуациях среди осужденных: проигрыш в азартной игре и необходимость уплаты долга, принуждение к гомосексуальному акту, использование в отношении друг друга оскорбительных выражений и т. д.
Содержание криминогенной ситуации – это характер отношений между субъектами, т. е. какие они по существу, по смыслу, а также тенденции развития связей между ними, иначе говоря, в каком направлении они развиваются, в какую сторону и к какому результату могут привести.
Содержание конфликтной криминогенной ситуации в ИТУ заключается, с одной стороны, в возникновении и поддержании напряженных отношений между субъектами, а с другой – в неуклонном обострении отношений между субъектами, которое может протекать или резко, когда отношения между ними только обостряются без всяких улучшений, или циклически, когда контакт между ними то улучшается, отношения "теплеют", то снова ухудшается, отношения обостряются и с каждой встречей становятся все хуже. Периодизацию развития отношений между субъектами рассмотрим в вопросе о стадиях.
Методы данной ситуации – это способы, средства воздействия друг на друга, направленные на управление отношениями со стороны каждого из субъектов в отношении друг друга. Методы по характеру, направленности воздействия можно разделить на:
активно-негативные, например, агрессия вербальная (угрозы, оскорбление, клевета и т. п.) или физическая (истязание, мучение, пытки и т. п.), шантаж, взятка и т. д. со стороны одного из субъектов;
активно-позитивные, например, обращение за помощью к администрации, оказание сопротивления агрессии (необходимая оборона), явка с повинной и т. п.;
пассивные, т. е. бездеятельность, безразличие к развитию конфликтных отношений со стороны субъектов, осужденных или администрации, когда не предпринимается никаких мер со стороны одного из субъектов, и это обычно приводит к отягощению ситуации.
Стадии конфликтной криминогенной ситуации выражаются:
1) в возникновении предкриминогенной ситуации, например, проблемной, стрессовой, конфликтной;
2) в перерастании предкриминогенной ситуации в криминогенную вследствие постепенного обострения отношений между субъектами;
3) в исходе конфликтной криминогенной ситуации в совершении преступления в ИТУ.
При этом в результате исследований (А. В. Усе) было установлено, что конфликтные криминогенные ситуации, образуемые двумя и более конфликтами, в ИТУ составляют 67% из всех случаев совершения преступлений. При этом вторая стадия ситуации до ее завершения в преступлении в 3% случаев длится до часа, в 8% – до 1 суток, в 14% – до 10 суток, в 9% – от 10 до 30 суток, зато в 27% – до 6 месяцев, а в 6% – свыше 6 месяцев. Таким образом, конфликтная криминогенная ситуация более чем в половине случаев длится свыше 10 суток, т. е. имеет относительно длительный характер, позволяющий позитивно вмещаться в ход ее развития.
Все это связано с особенностями социальной среды личности, социальной среды в местах лишения свободы. Здесь обращают на себя внимание различные недостатки деятельности ИТУ.
Вопрос о внешних условиях наиболее полно исследован в криминологической литературе и находит свое отражение чуть ли не в любом приказе, обзоре, справке и иных нормативных актах МВД, прокуратуры, касающихся так или иначе деятельности ИТУ, борьбы с рецидивной преступностью.
Здесь следует выделить прежде всего технические и организационно-управленческие условия:
1) Технические условия заключаются в техническом несовершенстве охранно-тревожной сигнализации, инженерно-технического оборудования, противобросовых устройств, системы круглосуточного наблюдения за осужденными, в отсутствии соответствующей аппаратуры для проверки содержания посылок и передач, осмотра автомашин, проведения как личных обысков, так и соответствующих обысков и осмотров в жилой и производственной зонах мест лишения свободы и т. п.
2) Организационно-управленческие недостатки:
а) значительное превышение фактического контингента осужденных над лимитом насыщения некоторых колоний, что приводит к неполной трудовой занятости, к трудностям их бытового устройства, к невозможности охватить всех осужденных воспитательной и иной работой по их исправлению и перевоспитанию;
б) неукомплектованность некоторых частей и служб ИТУ высококвалифицированными кадрами (в том числе и оперативной, безопасности, оперативными дежурными, начальниками отрядов и др.), а также упущения в подборе, расстановке, повышении квалификации кадров, "их профессионального мастерства;
в) низкая исполнительская дисциплина отдельных работников, в том числе "руководителей частей, служб, колоний, отделов и управлений по исполнению уголовных наказаний в части организации контроля по выполнению приказов, указаний, директив МВД РФ, касающихся безопасности, совершенствования оперативно-розыскной и предупредительной работы;
г) отсутствие постоянной и качественной информации у, администрации о негативных явлениях и процессах, происходящих в среде осужденных, а главное – о конфликтных криминогенных ситуациях или неполнота этой информации, а также ненадлежащий ее учет и особенно оценка, проистекающие в основном из незнания должностными лицами показателей криминализации ситуаций, мер, необходимых к принятию в типичных ситуациях на данный момент, и из недостатков организации работы по обеспечению безопасности и оперативной работы;
д) непринятие своевременных мер по выявлению лидеров среди отрицательной части осужденных, авторитетов преступного мира, воров в законе, враждующих группировок и по разложению их изнутри с целью предупреждения групповых и массовых эксцессов, насильственных преступлений и т. п.
Кроме того, в криминологической литературе (В. А. Еле-онский, Ю.И. Лухтин) делят внешние условия в зависимости от непосредственных задач частей и служб ИТУ, объекта их деятельности еще на две группы:
1. Условия, создающие физическую возможность для совершения преступлений в местах* лишения свободы, которые заключаются в основном в недостатках охраны и надзора за осужденными как в жилой, так и производственной зонах, что находит свое проявление в совершении ряда нарушений режима, приводящих в конечном счете к преступному поведению (различные виды обращения с запрещенными веществами и предметами, особенно проникновение наркотиков, спиртного, колюще-режущих предметов, оружия, а кроме того, пьянство, игра в карты и другие азартные игры, установление нелегальных связей с вольнонаемными служащими, администрацией и др.). Эта группа условий проистекает в основном из упущений в деятельности службы охраны, оперативной части, службы безопасности колоний и тюрем.
2. Условия, являющиеся следствием недостатков процесса по исправлению и перевоспитанию осужденных, т. е. по искоренению у них криминогенных мотиваций (извращенных потребностей, негативных ценностных ориентации, отрицательно-эмоциональных установок и т. п.), приведших их в свое время к совершению преступления и осуждению к наказанию в виде лишения свободы, т. е. такие обстоятельства, которые связаны прежде всего с целевым назначением колоний и тюрем. В свою очередь эта группа условий является следствием недостатков деятельности отделов по воспитательной работе.

§ 3. Особенности предупреждения
пенитенциарной преступности

Предупреждение или профилактика понимается не только как деятельность, направленная на выявление и устранение (или нейтрализацию) отрицательных моментов, детерминирующих пенитенциарную преступность, но и на их компенсацию, замену обстоятельствами, обусловливающими нор-мотипическое, правомерное поведение.
Поэтому методы микросредовой (общей) профилактики преступлений в ИТУ можно разделить на: а) методы выявления; б) методы устранения и компенсации причин и условий преступлений.
А) Методы выявления внешних условий преступлений в ИТУ – это:
1) проверка деятельности различных подразделений ИТУ вышестоящими и контрольно-надзорными управлениями по службам (оперативная, безопасности, воспитательная, производственная, медицинская и другие), а также надзор со стороны прокуратуры, различные инспекции и инвентаризации и т. п.;
2) криминологическое исследование и выявление:
а) криминогенных зон в ИТУ, где наиболее часто и в определенные периоды времени совершаются преступления и злостные правонарушения;
б) наиболее типичных и серьезных и в то же время специфичных для каждого ИТУ недостатков по различным направлениям их деятельности (опять же – оперативная, безопасности, воспитательная, производственная, бытовая, медицинская, досуговая и т. д. ), которые чаще всего способствуют развитию конфликтных ситуаций в криминогенные и непосредственному совершению там преступлений;
в) технических несовершенств надзора, охраны, воспитания, труда, быта, досуга и других сторон жизнедеятельности осужденных;
г) количественных и качественных изменений состава осужденных;
д) преступной субкультуры осужденных, ее особенностей в каждой колонии и тюрьме;
е) кадровых упущений с точки зрения профессионального отбора, подготовки и переподготовки, повышения квалификации и др.; .
3) оперативные приемы деятельности, которые также могут быть направлены на выявление криминогенных зон, группировок осужденных с их лидерами, авторитетами, ворами в законе и т. п.;
4) выход на место, рейды по всей территории ИТУ. Приемы, при помощи которых осуществляется выявление, – это обычно различные исследовательские методы:
анализ документов и наблюдение, отдельные виды опросов (интервью, беседа, анкетирование), эксперимент, тестирование, социометрические измерения и др.
Б) Методы устранения, нейтрализации или компенсации внешних условий преступлений в ИТУ – это:
1) конструктивная технологическая разработка принципиально новых средств компьютерного сбора, обработки, использования информации „о конкретных 'ИТУ по направлениям их деятельности, средствах'охраны и надзора за осужденными, в частности о возможностях и средствах повсеместного круглосуточного наблюдения за осужденными или только в криминогенных зонах, технических средствах проверки посылок, передач, писем, осмотра автомашин, обысков и осмотров осужденных и т. д.;
2) укомплектование ИТУ высококвалифицированными кадрами, их подбор, расстановка, повышение квалификации;
3) комплексные профилактические операции в ИТУ, связанные с мобилизацией всех подразделений, сил и средств колонии, управления, привлечение сил из других колоний для решения наболевших вопросов, например для пресечения групповой голодовки и забастовки с целью предупреждения массового преступного поведения; для перекрытия каналов проникновения запрещенных веществ и др.;
4) организация оперативного обмена информацией между различными подразделениями ИТУ о группировках, лидерах, криминогенных ситуациях, показателях их кримина-лизации, постановки на учет субъектов ситуации;
5) недопущение превышения фактического контингента осужденных над лимитом насыщенности некоторых колоний за счет перераспределения осужденных между колониями, расширения действующих и строительства новых, современных ИТУ;
6) повышение дисциплинированности среди сотрудников ИТУ за счет правильной дисциплинарной практики, организации контроля, высокой зарплаты, максимально-минимальных пределах зарплаты, продвижения по службе, поощрений и взысканий вплоть до увольнения и привлечения к уголовной ответственности сотрудников-преступников.
Групповая профилактика преступлений – это направленное самовнушение в специально созданных или в стихийно образовавшихся группах людей с целью управления развитием криминогенной ситуации.
Актуальность групповой профилактики преступлений в ИТУ определяется следующим:
1) поскольку ИТУ представляет собой концентрацию огромной массы преступников, что уже само по себе криминогенная ситуация, которая не может не порождать преступлений в ИТУ;
2) кроме того, в ИТУ чаще всего действуют, как это уже известно, конфликтные криминогенные ситуации, порождающие и насильственное преступное поведение, и уклонение от наказания, и корыстное преступное поведение;
3) вместе с тем в ИТУ распространена управленческая криминогенная ситуация, встречается и экстремальная криминогенная ситуация, порождающие корыстные и технические неосторожные преступления. Существует виктим-но-криминогенная ситуация.
Поэтому организация в ИТУ групповой профилактики преступлений весьма необходима..
Структуру групповой профилактики преступлений можно представить следующим образом: субъекты, объекты, направления деятельности, методы и приемы.
В качестве ведущих субъектов групповой профилактики преступлений в ИТУ должны выступать психологи. Именно от них зависит концентрация усилий различных специалистов в работе с группами – психиатров, сексопатологов, психотерапевтов и других специалистов узкого профиля.
В ИТУ могут применяться все типы групповой профилактики преступного поведения:
межличностный или внутригрупповой – работа с группой лиц, между которыми сложилась криминогенная ситуация;
межгрупповой как направленное взаимовлияние групп людей с однотипными криминогенными ситуциями;
коллективный – это направленное самовоспитание через специально созданный для этих целей сплоченный, педагогически целесообразный коллектив, требующий длительной многолетней работы;
массовый – это сплошное воздействие на всех осужденных.
Образцом коллективной профилактики преступлений может служить коммуна (колония), созданная в свое время А.С. Макаренко, реализованная у нас в стране в Вологодском эксперименте (И.П. Зайцев, В.Ф. Клюкин и другие ученики А.С. Макаренко), а также в Швеции, в некоторых штатах США и других странах.
Идею внутригрупповой профилактики преступлений несовершеннолетних и женщин осуществила А.С. 'Новоселова (группы по 10–15 человек) в программе педагогического аутотренинга, включающей и массовый вариант.
Сейчас в стране по этим программам проводится крупномасштабный эксперимент. Применяется направленное внушение и самовнушение, воспитание и самовоспитание, психогигиена и психопрофилактика. Программа выдержала множество редакций, существует более 10 лет.
При исполнении лишения свободы могут применяться различные направления групповой профилактики (воспитание, .лечение, регуляция напряженности, повышение квалификации и др.), а также самые разнообразные методы – и групповая психотерапия, социогигиена и психогигиена, совместные занятия, проповеди и т. п. 'с использованием различных приемов: психодрама и социодрама, совместное участие в творческой деятельности, ролевые и спортивные игры, групповые упражнения, гипноз, аутотренинг, йога и т. д. Чем разнообразнее, тем лучше.
Разработка новых конкретных методик групповой профилактики преступлений, кроме уже применяющихся у нас в стране и за рубежом, крайне необходима.
Поскольку в ИТУ наиболее актуальна конфликтная криминогенная ситуация, -рассмотрим разработанные в литературе методы ее выявления, предупреждения, разрешения.
Методы выявления конфликтных криминогенных ситуаций: криминолого-психологическое исследование в ИТУ;
оперативные приемы выявления; выход на место, обход жилых и производственных зон, рейды и иные способы.
При этом (А.Д. Сафронов) следует обращать особое внимание на:
а) ранее враждовавших между собой родственников либо друзей враждующих;
б) склонных к занятию запрещенной деятельностью (азартные игры, запрещенные связи) и т. п.;
в) склонных к употреблению спиртного, суррогатов, наркотиков;
г) обладающих повышенной агрессивностью, например, истерических и возбудимых психопатов;
д) презираемых основной массой осужденных, скомпрометировавших себя (пассивные гомосексуалисты, крысятни-ки, т. е. ворующие у своих же, и др.);
е) лиц, страдающих слабоумием, крайне несамостоятельных, конформных, лишенных психологической активности, легко попадающих в зависимость От других, например тормозимых психопатов.
Методы предупреждения конфликтных ситуаций (А.В. Усе):
1. Формирование у осужденных навыков правильных взаимоотношений, общения.
2. Создание различных советов бригад, бригадиров, профилактики правонарушений и т. д., которые должны умерять отдельных активистов.
3. Контроль за деятельностью актива со стороны администрации и самих осужденных.
4. Дальнейшая дифференциация осужденных, в частности, по типам мотивации – агрессивной и корыстной.
5. Изучение в карантине вновь прибывших осужденных и их распределение по отрядам и бригадам.
6. Разложение отрицательных группировок осужденных, ' как неустойчивых, так и устойчивых. Неустойчивые разлагаются путем развенчания лидера, авторитета; перераспределения осужденных как внутри колонии, так и в другие учреждения, а также применением иных приемов. Устойчивые группировки можно разложить путем сосредоточения с максимальной концентрацией различных воров в законе, авторитетов, лидеров в одной колонии, в помещении камерного типа, в тюрьме, например, так называемой "Белый лебедь"; постоянного их этапирования, смены мест отбывания наказания.
7. Организация оперативных игр с группировками осужденных с целью управления ими, решения ряда проблем колонии и прочее.
8. Поддержка, развитие и использование существующих группировок осужденных положительной направленности, "семей".
9. Создание "режимных" отрядов и бригад колоний из злостных нарушителей.
10. Социотехника:
а) рассечение малой группы, создающей очаг напряженности;
б) прививка – введение в состав группы осужденного, способного предотвратить возможные разногласия ее членов;
в) объединение двух противостоящих групп путем постановки общей цели, для достижения которой необходимо взаимодействие.
11. Создание ситуации, в которой лица, не пользовавшиеся авторитетом, могли бы проявить качества, способствующие формированию уважительного к ним отношения.
Методы разрешения конфликтных криминогенных ситуаций путем внедрения в качестве субъекта (А.В. Усе):
1) переориентирование субъектов ситуации путем информирования о действительном положении дел, беседа с субъектами ситуации;
2) сдерживание субъектов ситуации под угрозой принуждения к обоим;
3) разобщение субъектов ситуации – ограничение или лишение возможности общения путем: а) перевода на отдаленные рабочие и спальные места в другое звено, бригаду, отряд; б) изоляция в штрафном изоляторе или помещении камерного типа; в) этапирование в другое ИТУ.
Рассмотрим методы индивидуальной профилактики преступлений в ИТУ, которые можно разделить на методы изучения осужденных; выявления отклоняющихся от определенных, принятых в ИТУ норм поведения, учета, контроля и воздействия на них. .
А) Методы изучения осужденных – это различные исследовательские приемы, имеющие определенную специфику применения: а) анализ документов – уголовных и личных дел, переписки; б) опрос лиц, хорошо знающих осужденного; в) наблюдение окружающей микросреды, группировки, в которую он входит; г)'тестирование; д) эксперимент; е) беседа с иными осужденными и др.
Б) Методы выявления "отклоняющихся" осужденных можно подразделить на: а) оперативные; б) изучения окружающей микросреды; в) методы криминально-психологического исследования и др.
Они направлены на выявление, постановку на учет, контроль за поведением осужденных: склонных к совершению побегов и иных уклонений; совершивших преступления в ИТУ; систематически или злостно нарушающих режим отбывания наказания; подпадающих под административный надзор; имеющих психические аномалии; склонных к упот-_ реблению спиртного, наркотиков, токсических веществ; склонных к азартным играм; не занимавшихся до осуждения трудом; не имевших постоянного места жительства; переведенных в ИТК из ВТК; проявляющих к администрации ИТУ и другим осужденным агрессивный стереотип поведения; гомосексуалистов и др.
В) Методы учета отклоняющихся от норм осужденных:
1. Картотека – систематизированное собрание карточек со сведениями на отклоняющихся осужденных, включающая в себя пофамильное распределение и группировку по видам отклонений и т. п.
2. Компьютерный учет, заключающийся в собрании всей информации на отклоняющихся осужденных, начиная с семьи, непосредственного окружения, мест работы, связей, мест исполнения наказаний,, присоединяя фабулу всех совершенных преступлений, результаты медицинских обследований, тестовых испытаний, дисциплинарных, административных и прочих правонарушений с их фабулой, иные исследовательские данные.
3. Перфорация при помощи перфолент и перфокарт, т. е. системы отверстий на ленте или листе картона, расположение которых соответствует коду записываемой информации для оперативного использования, ввода в ЭВМ и пр.
Г) Распространенные методы контроля над осужденными, состоящими на учете: 1) Контроль при помощи оперативных приемов. 2) Монографическое, лонгитюдное, повторяющееся обследование на протяжении длительного периода времени одними и теми же методами. 3) Осмотр, обыск, перлюстрация корреспонденции, проверка посылок и передач, прослушивание телефонных переговоров осужденных. 4) Беседа, опрос иных осужденных, сотрудников, интервью и др.
Д) Методы профилактического воздействия на осужденных весьма разнообразны, и необходимо четко различать методы усиления внешнего контроля (комплексные профилактические операции, внедрение современных достижений спецтехники и др.) и методы изменения личностных характеристик (направленное самовоспитание, аудиовидеозапись индивидуального приема осужденного с выдачей ему кассеты для работы над собой и др.) Выделяются и методы оптимизации различных отношений, взаимодействий в местах лишения свободы (групповая психотерапия, распределение осужденных по отрядам и т п.).









































Глава 29. Женская преступность

§ 1. Криминологическая характеристика. § 2. Специфика детерминации и причинности. § 3. Особенности борьбы с женской преступностью

§ 1. Криминологическая характеристика

При изучении преступности - традиционно разграничиваются преступность мужчин и женщин [505 См.: Фойницкий И. Женщина-преступница // Северный вестник. СПб, 1893, № 2–3; Ло.пброзо Ч., Ферреро Э. Женщина-преступница и проститутка. Киев, 1902; Тарновская П.Н. Женщины-убийцы. СПб, 1902; Серебрякова В.А. Особенности женской преступности и ее предупреждение. М., 1984; Курс советской криминологии. Т. 2, гл. X. М., 1986; Серебрякова В.А., Зырянов В.Н. Корыстные преступления, совершенные женщинами. М., 1990; Антонян Ю.М. Преступность среди женщин. М., 1992; и др.], или мужская и женская преступность.
Особенности криминологической характеристики женской преступности в значительной мере определяются спецификой образа жизни женщин, своеобразием их деятельности, социальных позиций и ролей. В то же время эта преступность, разумеется, отражает общие закономерности преступности и ее изменений. Она выступает в качестве подсистемы общей преступности [506 См.: Вицин С. Е. Системный подход и преступность. М., 1980. С. 45.]
и органически с ней взаимосвязана.
Женская преступность, представляя собой взаимосвязь образующих ее элементов (определенных видов), их целостность, является относительно самостоятельной системой со специфическими свойствами. В этой связи обращает на себя внимание следующее:
во-первых, хотя социальное положение женщин на протяжении десятилетий менялось, уровень преступности женщин (абсолютное число зарегистрированных преступлений) оставался ниже уровня преступности мужчин в 5–7 раз. И это несмотря на то, что количество женщин в стране больше, чем количество мужчин. Эта закономерность сохранилась и в настоящее время" в 1991 год удельный вес женщин-преступниц в общем числе выявленных преступников составлял 10,6%, в 1993 – 11,2%, в 1995 – 14,9%. Таким образом, указанный удельный вес растет в последние годы. С 1991 по 1995 год число женщин-преступниц выросло почти в 2 раза, а в целом число преступников выросло в 1,7 раза, то есть темпы прироста числа выявленных женщин-преступниц опережали соответствующие темпы прироста мужчин-преступников;
во-вторых, характер изменений женской преступности имеет особенности и не всегда совпадает с характером изменений мужской преступности. Всегда, например, менее низкими темпами росла насильственная преступность женщин. Но в последние годы и у женщин происходит высокий рост тяжкой преступности. За последние три года число выявленных женщин, совершивших тяжкие преступления, выросло более чем в 4 раза. Удельный вес выявленных женщин, совершивших тяжкие преступления, в 1995 году составил 39,7% от всех выявленных преступниц-женщин. В 1994 году он был равен 26,4%;
в-третьих, женская преступность отличается от мужской иным соотношением корыстных и насильственных, а также иных преступлений. Выделяются преступления, в которых отражается стереотип поведения, сложившийся под влиянием конкретной, характерной именно для женщин микросреды или ситуации в определенный период.
Среди выявленных лиц, совершавших практически все насильственные преступления, некоторые виды должностных и хозяйственных преступлений, доля женщин значительно меньше доли мужчин и остается таковой на протяжении длительного времени. Чрезвычайно мала эта доля среди выявленных лиц, совершавших бандитизм, разбои, грабежи.
Структура женской преступности не повторяет мужскую, она специфична и в значительной мере определяется теми видами преступлений, которые наиболее присущи женщинам.
В структуре женской преступности преимущественно преобладают корыстные преступления, а в группе корыстных –- те, которые больше всего связаны с их профессиональной деятельностью. И постоянно растет число выявленных женщин, совершающих указанные деяния. Долгие годы наиболее характерным для женщин было хищение государственного и общественного имущества, совершенное путем присвоения, растраты либо злоупотребления служебным положением. В общем числе соответствующих признаков их доля составляла примерно 45–50%. Она не сократилась и сейчас, хотя государственный сектор резко сократился.
В 1991–1995 годах выросло число выявленных женщин, совершавших: вымогательства (в 3 с лишним раза), обман покупателей (в 1,5 раза), умышленное уничтожение или повреждение имущества (в 2 раза), мошенничество (почти в 6 раз), кражи (в 2,5 раза).
Темпы прироста числа выявленных женщин, совершавших кражи, за последние 5 лет почти в два раза выше, чем у мужчин. Соответственно удельный вес женщин среди всех выявленных воров увеличился с 9,6% в 1991 году до 13,1% в 1995 году.
Увеличивается, хотя и незначительно, число выявленных женщин, совершивших взяточничество. Удельный вес женщин среди выявленных мошенников в 1995 году был 41,2%, среди лиц, обманывавших потребителей, – 78%.
Насильственные преступления долгие годы не были характерными для женщин и совершались ими, как правило, в семейно-бытовой сфере. Однако в 1991–1995 годах число женщин, совершавших такие преступления, увеличивалось, и в 1995 году каждый 13-й выявленный убийца – женщина. Общее число выявленных женщин-убийц выросло почти в 2,5 раза. Увеличивается и число тех, кто убивает своего новорожденного ребенка: в 1995 году было выявлено 143 таких женщин. В 1995 году каждая 20-я выявленная женщина, совершившая убийство, обвинялась.в убийстве своего новорожденного ребенка.
К убийству близко примыкает по причинам, способам исполнения умышленное тяжкое телесное повреждение. Прирост числа выявленных женщин, виновных в этом, в 2,7 раза превысил прирост числа выявленных убийц-женщин. Данные преступления совершаются в основном в сфере семейно-бытовых отношений, где женщина часто становится и жертвой.
В семье все чаще фиксируются тяжкие преступления. В 1995 году было совершено 791 тыс. "родственных" преступлений, из них 641 тыс. случаев, когда жертвой становились женщины [507 См.: Аргументы и факты. 1996. № 14.]
.
У преступниц жертвами чаще всего становятся мужья, сожители, дети, ближайшие родственники. Мотивами служили разрешение затянувшихся семейных конфликтов, стремление вырваться из семьи, иногда – корысть. Убийство детей – чаще в угоду сожителю и т. п.
Совершение преступлений в последние годы чаще всего связано с состоянием опьянения или с принятием преступниками наркотических средств. Из общего числа выявленных преступниц примерно 25–35% совершают уголовно наказуемые деяния в состоянии опьянения. И хотя преступления, связанные с использованием наркотиков, пока не приобрели еще больших масштабов, число совершающих эти преступления женщин растет. Так, число женщин, совершивших преступления в состоянии опьянения, в 1993 – 1995 годах выросло на 54%, а число женщин, совершивших преступления в состоянии наркотического воздействия, осталось примерно на прежнем уровне – около 600 преступлений в год.
Доля женщин среди выявленных лиц, совершавших разбои и грабежи, невелика: среди грабителей их 8,5%, среди совершавших разбои – 6,6%. Но тенденция этих преступлений неблагоприятна. Число выявленных женщин, участвовавших в грабежах, в 1991 – 1995 годах выросло почти в 2,4 раза, а в разбоях – в 3 раза.
Исследования показывают, что женщины по криминологической характеристике совершаемых преступлений приближаются к мужчинам. Даже число лиц, совершавших хулиганство (а это деяние нехарактерно для них), выросло в 1991–1995 годах в 4 раза.
В 1993–1995 годах число выявленных женщин, совершавших преступления в группе выросло (+35,6%), в том числе в организованных группах (+85%). В 1,6 раза увеличилось число женщин, ранее совершавших преступления. Практически каждая десятая женщина-преступница – рецидивистка.
Женщины выступают и как жертвы отдельных конкретных преступлений, и как преступницы – нередко жертвы общества в социальном плане. В группе тяжких насильственных преступлений есть состав, который преимущественно направлен против женщин, – это изнасилование. Статистическая картина данного преступления в 1991–1995 годах изменилась мало, по статистическим показателям женщины становятся жертвой изнасилования реже. Но как показывают анализ уголовных дел, опрос населения, появилось несколько причин, по которым женщины стали реже обращаться в правоохранительные органы за защитой. Прежде всего – это неверие в эффективность деятельности правоохранительных органов, страх перед насильниками, так как изнасилования все чаще становятся групповыми. Получил широкое распространение откуп – материальное возмещение на основе договоренности преступника и жертвы. Поэтому статистические данные весьма слабо отражают реальную картину.
Изменения женской преступности происходят неравномерно в различных регионах. Однако существует общая закономерность: там, где общий коэффициент преступности выше, выше и коэффициент преступности женщин. В 1995 году по сравнению с 1994 годом наиболее высокий прирост числа выявленных женщин-преступниц отмечался в Иркутской, Омской, Челябинской, Магаданской, Свердловской, Сахалинской областях, Хабаровском и Красноярском краях, Республике Хакасия, Москве и Санкт-Петербурге.
Специфична криминологическая характеристика личности женщины-преступницы. Как правило, среди них больше, чем среди выявленных преступников-мужчин, лиц старшего возраста. И это сохраняется до настоящего времени, несмотря на то, что в последние годы произошло в целом омоложение преступников.
Большой процент женщин, совершающих преступления в возрасте старше 35 лет, обусловлен спецификой их преступной деятельности, так как чаще всего она бывает связана либо с выполнением профессиональных обязанностей, либо с семейными неурядицами.
Если за последние годы (1993–1995) число преступниц в целом выросло на 67,6%, то наибольшие темпы прироста отмечены в группах: 25–29 лет (+82,8 %) и 18–24 года (+80,8%). Но эти две группы в структуре всей женской преступности составляют 29,8%. Наибольшую долю в структуре женской преступности составляют лица в возрасте 30 лет и старше, и в этой группе также замечен значительный прирост (+69,5%). Удельный вес несовершеннолетних среди выявленных женщин-преступниц пока еще невелик – 7,8%, но он продолжает расти.
У мужчин доля преступников молодых возрастов всегда была больше. Сближение характеристик совершающих преступления женщин и мужчин может быть связано с изменением социального статуса женщины, ее профессиональной занятости, положения в семье.
Изменение социальной ситуации связано и с ростом безработицы среди женщин: в 1993–1995 годах число преступниц-безработных увеличилось в 2,5 раза, а число преступниц без постоянного источника дохода – в 2,3 раза. Увеличивается среди женщин, совершивших преступления, и доля лиц без постоянного места жительства: в 1993 году она составляла 29,2%, в 1995 году – 41%. Доля преступниц-безработных в 1993 году была 2,9%, а в 1995 году – уже 4,3%.
Среди выявляемых женщин-преступниц всегда большую долю составляли рабочие, и в 90-е годы примерно одна треть преступниц – рабочие. Именно эта группа в структуре преступности женщин самая большая, и ее изменения неблагоприятны. Так, за три года (1993–1995) абсолютная численность данной группы лиц выросла на 77%, а число служащих за этот же период увеличилось на 15%.
Резко возрастает число преступниц-женщин-предпринимателей. И хотя доля их в общем контингенте женщин-преступниц невелика (примерно 3%), но она выросла с 1993 по 1995 год более чем в 9 раз.
Доля учащихся и студентов практически остается стабильной, хотя количественно она и выросла за три года примерно на одну треть. Образовательный уровень женщин-преступниц всегда был выше по сравнению с мужчинами-преступниками, однако раньше никогда не отмечалось такого высокого прироста среди преступниц числа лиц, имеющих высшее образование. В 1991–1995 годах их число увеличилось на 80%, в то время как число лиц со средним профессиональным образованием – на 64%, а со средним общим и средним специальным – на 70%.
Доля женщин, совершивших преступления в состоянии опьянения, составляет более четверти всех преступлений.

§ 2. Специфика детерминации и причинности

При объяснении различий преступности мужчин и женщин, как правило, принято выделять причины социального и причины биологического характера. А. Кетле при выяснении законов развития преступности пришел к выводу, что "влечение к совершению преступлений находится в зависимости от возраста, пола человека, его профессии, степени образования, времени года и прочего" [508 Кетле А. Человек и развитие его способностей. СПб, 1865. С. 7–8. ]. Он объяснял меньшую преступность женщин не только их физической слабостью, но и отрешенностью от общественной жизни, замкнутостью в кругу семейных обязанностей.
Однако по мере все большего включения женщин в общественную жизнь, профессиональную деятельность, а также в периоды роста преступности, удельный вес женской в общей преступности оставался всегда небольшим. Он был во много раз меньше удельного веса преступности мужчин.
Другое объяснение этого явления было выдвинуто представителями антропологической школы – Ч. Ломброзо и его последовательницей в России П.Н. Тарновской [509 См. Ломброзо Ч., Ферреро Э. Женщина – преступница и проститутка. Киев, 1902. С. 50; Ломброзо Ч., Ласки Л. Политическая преступность и революция. СПб, 1906. С. 112; Тарновская П. Н. Женщины-убийцы. СПб, 1902.]
. Ч. Ломброзо связывал более низкую интенсивность женской преступности по сравнению с мужской с особенностями женского организма и характера, природой женщины, в определенной степени с ее "биологической недоразвитостью".
Однако все последующее развитие науки показало, что приоритет в причинном комплексе преступности принадлежит тем обстоятельствам, которые формируются в условиях социальной жизни. Именно они оказывают наиболее значимое влияние на формирование преступного поведения женщины, как, впрочем, и правомерного.
Биологические особенности женщин, определяя или в некоторых случаях ограничивая количественные показатели отдельных видов преступности, не являются причинами их совершения. В то же время нельзя не учитывать, например, что женщины оказываются менее защищенными психологически от различных осложнений в их жизни.
Но более важно следующее:
исторически сложившиеся условия жизни мужчин и женщин в обществе различаются в силу различий выполнения основных 'функций деятельности. Эти различия находят свое отражение и в формировании различных типов поведения у мужчин и женщин;
проявление одних и тех же негативных процессов социальной действительности при воздействии на поведение мужчин и женщин получает неадекватное отражение в их сознании, различное восприятие приводит к различному криминогенному воздействию;
различия в этом влиянии, воздействии приводят к формированию особенностей в преступных проявлениях у мужчин и женщин и, соответственно, влияют как на -количественную, так и качественную сторону преступности.
Если проследить изменения в женской преступности за длительный исторический период, то можно отметить, что причины, влияющие на совершение этих преступлений, меняются с изменением исторических условий. Изменение условий жизни влечет неминуемо и различия в поведении, в отношении к ценностям общества, своим собственным ценностям.
Проведенные исследования позволяют утверждать, что различия в мужской и женской преступности имеют довольно сложную основу и, как правильно утверждал А. Б. Сахаров, не могут быть объяснены "значительно большей сознательностью последних'" [510 Сахаров А.Б. О личности преступника и причинах преступности в СССР. М., 1961. С. 161.]
.
Причины этих различий заключаются не только в том, что социальные роли, выполняемые мужчинами и женщинами в обществе при наличии одинаковых прав, гарантированных Конституцией РФ, не совпадают. Нравственно-психологическая жизнь женщин отличается от нравственно-психологической жизни мужчин в силу исторически сложившихся условий при выполнении ими соответствующих функций в обществе. Она также определяется их биологическими различиями, но и эти различия в силу их необходимости для нормального функционирования общества становятся социальными в определении различий в поведении женщин. Определяя обстоятельства, приводящие к совершению преступлений, прежде всего необходимо учитывать характер деятельности женщин в обществе, т. е. все те ситуации, которые возникают в связи с занятостью женщины на работе и дома, с характером отношений, возникающих на работе и дома. Однако острота возникновения конфликтов приобретает особую сложность тогда, когда потребности женщин значительно возрастают, а возможность их удовлетворения становится все меньше и меньше. Вопросы материальной обеспеченности приобретают особенно существенное значение во время обострения различий в уровне материального обеспечения разных групп населения, особенно наступающих в очень короткий срок.
Изменения в криминологической характеристике преступности женщин обусловлены социальными, экономическими изменениями, а также изменениями в духовной сфере жизни общества.
Первая половина 90-х годов в России характеризовалась ростом социальной напряженности, социальных конфликтов и противоречий. Женщины гораздо болезненнее и сложнее воспринимают изменения, происходящие в стране и непосредственно отражающиеся на жизни семьи. Большую долю ответственности за семью и детей несет женщина.
В период проведения реформ в России экономическая активность женщин уменьшилась значительно больше, чем у мужчин, особенно в возрасте до 24 лет и в предпенсионном. Однако при общем снижении доли женщины среди занятого населения отмечалось увеличение удельного веса женщин среди лиц, занятых предпринимательской деятельностью. В 1995 году этот удельный вес составил 39%.
Многим женщинам было очень сложно принять и признать обоснованными резкие противоречия, возникшие в социальной жизни, так как "экономическое понимание равенства и юридическое не совпадают. Юридическое понимание означает равенство на старте, а экономическое требует равенства на финише" [511 Лившиц Р.З. Теория права. М., 1994. С. 152.]. В новых условиях социально-экономической жизни женщина оказалась в более тяжелом положение еще и потому, что традиционно она работала в тех отраслях, которые издавна считались женскими: текстильной, швейной, обувной, хлебопекарной и т. п. Эти отрасли никогда не были высокооплачиваемыми, а в период реформ отношение средней заработной платы женщин к заработной плате мужчин составляло 70–97%. В таких отраслях, как здравоохранение, образование, женщины составляют 90%, а их заработная плата – примерно 70% от заработной платы мужчин. Хотя среди всех занятых с высшим образованием женщины составляют 52,8%, среди лиц со средним специальным образованием – 57,5% [512 Проблемы женской безработицы в России. Материал подготовлен Федеральной службой занятости к III Всероссийскому женскому конгрессу, 8–9 апреля 1996 года.].
В годы реформ в России происходило снижение реальных доходов населения на фоне роста богатства 2–3% населения. В 1995 году по сравнению с 1991 годом реальные доходы населения снизились на 20%. Это обстоятельство не могло не сказаться на положении женщины, на положении семей с детьми. Продолжался рост обнищания части населения и доля населения, имеющего доход ниже прожиточного минимума, за все годы реформ резко выросла. К 1995 году она составила почти 25% (36,6 млн. человек) [513 См.: Российская экономика. Тенденции и угрозы // Моя газета 1996 № 13. С. 3.]
.
В указанное время в России существенное воздействие на формирование негативного, в том числе преступного, поведения оказывал рост безработицы. На начало 1996 года в органах государственной службы занятости было зарегистрировано 2,3 млн. безработных, среди них женщин около 1,5 млн. (62,5%). 39% безработных женщин составляют специалисты и служащие, окончившие высшие и средние специальные учебные заведения.
Но в 90-е годы особое негативное влияние на формирование поведения женщины оказало постоянно растущее расслоение общества, и не только по показателям материального уровня. Расслоение общества происходило и по всем другим показателям: культурным, досуговым, сословным и т. п.
Низкий материальный уровень жизни, не позволяющий женщине пользоваться многочисленными культурными и развлекательными ценностями, заставляет ее искать побочные заработки, часто приводящие к проституции, к криминальным связям.
Реально оценивая нынешнее экономическое состояние населения, следует признать, что две основные функции женщины – производственная и семейно-бытовая остаются за нею и выполнять их становится все сложнее. Меняются социальные условия, изменился даже государственный строй, но положение женщины в обществе, отношение к ней практически не изменилось. Те условия, которые ранее определяли преступность, не только сохранились, но и получили еще большую остроту.
Корыстная преступность женщин напрямую связана с ухудшением их материального положения, продолжающимися процессами дифференциации материального уровня населения.
Большую роль в неблагоприятных изменениях преступности сыграли и те разрушения сложившихся стереотипов образа жизни, которые существовали ранее в обществе. Резко сменились ориентиры ценностей, альтернативы им не найдено.
Действующее законодательство практически не обеспечивает в должной мере защиту прав женщин, механизма реализации прав женщин реально не существует. Практически не работали такие статьи Уголовного кодекса РСФСР, как воспрепятствование осуществлению равноправия женщин (ст. 134), понуждение женщин к вступлению в половую связь (ст. 118). В 1995 году таких преступлений было зарегистрировано соответственно 0 и 17.
Изменение образа жизни женщин было связано с падением престижа работы, переоценкой роли семьи. И если раньше большая часть корыстных преступлений совершалась женщинами для обеспечения материального благополучия семьи, то к середине 90-х годов у молодых преступниц семье, ее значению придавалось значительно меньшее внимание.
В семейно-бытовой сфере одним из наиболее распространенных поводов, приводящих к совершению преступлений, является пьянство. И если еще 20–25 лет назад потребление крепких спиртных напитков не носило систематического характера, то в 90-е годы женщины стали употреблять эти напитки во много раз чаще, и более одной четверти женщин-преступниц нарушали уголовно-правовой запрет в состоянии опьянения. Естественно, в семейно-бытовой сфере при таких условиях нередко возникает конфликтная ситуация, которая разрешается путем преступления. Если, по объяснениям женщин, корыстные преступления они совершают для блага семьи, улучшения материального положения в семье, то насильственные преступления – чаще всего для них определенный способ освобождения от людей, которые еще недавно были близкими. Такой способ разрешения конфликта во многих случаях также осуществляется в состоянии опьянения.
Женщина труднее вписывается в рыночные отношения, она, как правило, довольствуется вторыми ролями, включая работу по найму у наиболее предприимчивых лиц. Как и прежде, в государственных или частных акционерных предприятиях руководители – мужчины, а вторые роли, исполнительские, наиболее трудоемкие – у женщин. Поэтому они чаще несут ответственность за различные нарушения, руководителю всегда легче уйти от ответственности. Рыночные отношения для подавляющего большинства женщин свелись к тому, что они работают по найму на различных вещевых рынках, на стихийных рынках. В этих условиях они легко становятся добычей рэкета, незаконного налогового обложения и т. п. Поэтому женщинами совершение таких преступлений, как присвоение вверенного имущества, кража чужого имущества, мошенничество, вымогательство, причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, во многих случаях субъективно оправдывается. В ее понимании получают значительно большие доходы те, кто сумел во время перестройки приобрести собственность, завести свое дело и т. п.
Решаются открыть свое собственное дело женщины в 4–5 раз реже, чем мужчины, и с годами их становится все меньше. Вопреки мнению, распространенному в средствах массовой информации, женщины значительно реже, чем мужчины, стремятся занять первое место в предпринимательстве. "В 1995 г. .единолично владели новыми частными предприятиями 9% женщин и 40% мужчин" [514 Социс, 1995, № 3. С. 75. ]. Число женщин, стремящихся самостоятельно управлять частными предприятиями, в 3 раза меньше, чем мужчин.
Женщина сложнее определяет свое место в предпринимательстве, в бизнесе, в "80% случаев выбор бизнеса и занятие лидирующей позиции в деле определялись не самими респондентами, а привнесенными обстоятельствами" [515 Там же. С. 78.].
Криминологи уже давно отмечали, что преступная деятельность женщин очень часто определялась их ближайшим окружением, особенно близкими им мужчинами. Страх не только потерять своего мужчину, но и вызвать его недовольство заставляет женщину совершать нарушения. Социологи также у наиболее активной части женщин (предпринимателей) отмечают эту зависимость: "в бизнесе женщины сильнее зависят от других... [516 Социс, 1995, № 3. С. 79.]
.
В целом можно отметить, что перестроечные годы в значительной мере изменили судьбу женщин. Этот процесс как в экономическом, так и в моральном плане проходит довольно болезненно. Семья, семейно-брачные, семейно-бытовые отношения, которые занимают весьма важное место в жизни женщины, все чаще распадаются. Число браков уменьшается, число разводов растет. Если в 1990 году на 1000 населения регистрировалось 8,9 браков и 3,8 разводов, то в 1995 году соответственно 7,3 и 4,5. Для преступниц как в период отбывания наказания, так и в период адаптации семья является огромным сдерживающим фактором. Но если у большинства мужчин-преступников семья сохраняется, то у женщин – распадается, создать новую семью им редко удается. Разведенные мужчины вступают в повторный брак чаще, чем женщины, примерно на 10%. Женщины, отбывающие наказание в местах лишения свободы, быстрее разрушают свой социальный стереотип, быстрее де-социализируются. Их психические стереотипы, социальные связи разрушаются быстрее, чем у мужчин.
Для разрешения своих материальных проблем у женщин в нашем обществе меньше возможностей, чем у мужчин, особенно теперь, когда "средний доход российской семьи в 3 с лишним раза ниже уровня, позволяющего, согласно общественному мнению, "жить нормально"2. Наша правовая система слабо защищает права женщин, семьи и детей, т. е. то, что составляет значительный смысл жизни женщин.
Успешно внедряется мораль обогащения, а способы допустимы любые. По опросам ВЦИОМ, "прямую зависимость заработка от личных усилий видят лишь 7% работников, остальные считают главными путями к успеху использование родственных или социальных связей, спекуляцию, мошенничество и т. д." [517 Социс, 1995, № 3. С. 4,5..].
Постоянно растущее вовлечение женщины в преступную деятельность свидетельствует об очень большом неблагополучии путей развития общества, так как именно женщина в современных условиях способна сохранить семью, в определенной мере благотворно повлиять на поведение мужчины и детей.

§ 3. Особенности борьбы с женской
преступностью

Проблема предупреждения женской преступности – это часть предупреждения преступности в целом, но она имеет и определенную специфику, целый комплекс специальных мер, направленных на защиту прав женщин.
В качестве стратегической цели в докладе -IV Всемирной конференции по положению женщин (Пекин, 4–15 сентября 1995 г. ) предусмотрено: "изменение структуры и целенаправленное распределение государственных ассигнований в целях поощрения экономических возможностей женщины и равного доступа к производственным ресурсам и удовлетворения специальных образовательных и медицинских потребностей женщин, особенно живущих в условиях нищеты" [518 Доклад IV Всемирной конференции по положению женщин. 1995. П. 582. ].
Разработана и утверждена постановлением Правительства РФ от 8 января 1996 года № 6 "Концепция улучшения положения женщин в Российской Федерации", в которой предусматривается в целях улучшения положения женщин:
добиваться создания условий и правовых норм, необходимых для осуществления на практике конституционного принципа равных прав и равных возможностей;
использовать опыт, накопленный в различных регионах Российской Федерации;
обеспечить координацию действий на федеральном, региональном и международном уровнях [519 Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 3 Ст. 185.]
.
Эти общие цели могут быть решены постепенно с улучшением социально-экономического положения в стране, и потому интересы женщин должны быть учтены в данном случае максимально.
Федеральные программы по усилению борьбы с преступностью на 1994–:1995, 1996–1997 годы, имеющие большое профилактическое значение, содержат ряд конкретных предложений как общего, так и специального характера, имеющих непосредственное отношение к обеспечению нормальной жизнедеятельности женщины, защиты семьи, борьбе с насильственными и экономическими преступлениями и т. п. Однако узкоспециальных мер, направленных непосредственно на защиту женщины, не содержится. Механизм социальной инерции, проявляющейся к семье, детям, влияние традиций и обычаев оказывает на женщину значительно большее воздействие, чем на мужчину. Это обстоятельство в мерах социальной профилактики, как правило, не учитывается.
Применение общепредупредительных мер рассчитано на воздействие на большие социальные группы, материальное положение которых достаточно однообразно. Но далеко не полно учитываются при выдаче пособий на содержание детей уровень доходов в семье и ряд других факторов [520 См.: Закон РФ от 4 апреля 1992 года № 2660-1 "О дополнительных мерах по охране материнства и детства"; Указ Президента РФ от 2 июля 1992 года № 723 "О мерах по социальной поддержке граждан, потерявших работу и заработок (доход) и признанных в установленном порядке безработными"; Указ Президента от 30 мая 1994 года № 1110 "О повышении размера компенсационных выплат отдельным категориям граждан"; Закон от 19 мая 1995 года № 81-ФЗ "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей".]
. Поэтому оказание профилактической материальной помощи часто бывает неэффективным.
В условиях расслоения населения важен учет дифференцирующих факторов, их влияние на формирование различных типов поведения женщин в зависимости от принадлежности их к определенной социальной группе. В конечном итоге именно принадлежность женщины к той или иной социальной группе определяет степень неудовлетворенности материальных потребностей, противоречия между материальными и духовными потребностями. Ныне существующие нормативные акты, направленные на улучшение условий быта семьи, женщины, воспитания детей, жилья, учитывают в основном число детей или степень обеспеченности жильем. Кроме того, исходят из положений, что именно родители являются защитниками детей. Но опыт проведения приватизации жилья показал, что интересы детей при продаже, обмене приватизированных квартир родителями с антиобщественным поведением не учитывались.
Число преступниц без постоянного места жительства значительно меньше, чем число мужчин. Однако тенденция неблагоприятна: число таких преступниц увеличилось в 1993– 1995 годах в 2,3 раза. Несовершенство жилищного законодательства, противоречивость отдельных его норм, позволяющих свободно распоряжаться приватизированным жильем, ослабление или полное отсутствие контроля со стороны общественности и властных структур за их использованием, способствуют тому, что в конечном итоге не только одна женщина, но и целые семьи оказываются без жилья.
Характер преступлений, совершаемых женщинами, а также опросы преступниц дают основания для вывода о том, что если бы профилактическая работа была проведена в момент зарождения конфликтной ситуации, то многие преступления не были бы совершены. Это положение относится к вопросам предотвращения преступлений у женщин, возникающих на семейно-бытовой почве, а также в производственных коллективах. По материалам опросов, только 30– 35% преступниц считают, что в семейной жизни и в быту невозможно избежать серьезных конфликтов, скандалов.
Ослабление или почти полное исчезновение контроля за поведением, конфликтными ситуациями со стороны коллектива, общественности в современных условиях было обусловлено существовавшим ранее тотальным контролем со стороны партийных органов и привело к негативным последствиям.
В настоящее время начинают на иной основе и в другой форме создаваться различные общественные женские организации по всей стране по различным основаниям: профессиональным, по работе среди женщин, детей, в защиту семьи и т. п. Таких организаций в целом по России создано уже более одной тысячи. Набирают силу и комиссии при исполнительных органах по вопросам семьи и детства. Их активность также становится все более заметной, и они пытаются разработать такие мероприятия, которые помогли бы луч-щей адаптации женщин к современным условиям.
Как показывают криминологические исследования, большой резерв для пополнения преступниц представляют женщины, ведущие аморальный образ жизни, совершающие различные антиобщественные проступки. К сожалению, нравственным, духовным вопросам в последние годы в обществе уделяется весьма мало внимания. А между тем аморальность в обществе настолько велика, что "настало время принять закон о защите нравственности и предусмотреть в нем меры борьбы с этим опаснейшим злом: экономические, идеологические, воспитательные, медицинские, правовые" [521 См.: Антонян Ю.М. Преступность среди женщин // Российское право. М.,1992. С. 227.]
.
В современных условиях важное профилактическое значение приобретает система подготовки и переподготовки кадров. При этом необходимо учитывать особенности жизнедеятельности женщин разного контингента, в том числе матерей, вернувшихся после отпуска по уходу за малолетними детьми, женщин, отбывающих наказание, и т. п.
Федеральная служба занятости работает над подготовкой программы профессионального обучения женщин, испытывающих особые затруднения при трудоустройстве на работу, но при этом необходим тонкий, дифференцированный подход к разным группам женщин.
Большая доля женщин занята в малом бизнесе. Указ Президента РФ "О первоочередных мерах государственной поддержки предпринимательства в Российской Федерации" считает поддержку малого предпринимательства важнейшей задачей государственной политики (ст. 1), и, что особенно важно, при профилактике женской преступности, вызванной незанятостью (безработицей), предусматривает начиная с 1997 года в бюджете государственного фонда занятости населения РФ направление не менее 40% средств на создание новых рабочих мест в сфере малого предпринимательства (ст. 2), и в данном нормативном акте намечен и механизм его претворения в жизнь [522 См.: Российская газета. 1996. 16 апр. С. 4.].
В числе специальных мер должны найти отражение не только декларация о равных правах, но и решение вопроса о том, каковы функции женщины в обществе. Эта проблема сложна, дискуссионна, но выбор основного направления для современного развития общества необходим. Только тогда специальные меры, защищающие права женщин, могут быть эффективны. Необходимо также учитывать, что у женщин всякая деятельность всегда в большей мере, чем у мужчин, опосредуется субъективными обстоятельствами. Это отчетливо проявляется при исследовании преступниц. Как показывают криминологические исследования, в жизни преступниц значительно больше криминогенных обстоятельств, чем у законопослушных женщин. Действительно, по данным криминологических исследований, около 70% неблагополучных семей основным источником неблагополучия имели родительскую семью с асоциальной и- антиобщественной ориентацией [523 Кормшиков В. М. Криминология семейного неблагополучия. Пермь, 1987. С. 11.]
.
Исследования показывают, что совершенные преступления на женщину оказывают более сильное влияние, чем на мужчину. Она значительно медленнее преодолевает инерцию преступной деятельности, значительно труднее и сложнее включается в процесс ресоциализации.
Поэтому важно определить судьбы преступниц, отбывших наказание. Большинству из них некуда возвращаться, семьи распались, связи с детьми нарушены, навыки работы потеряны. Необходимы специальные меры по их реабилитации и возвращению в жизнь общества. Решение и защита трудовых и бытовых прав женщин, отбывших наказание, не имеющих постоянного места жительства, не имеющих постоянного источника дохода, должна стать проблемой не только общества, но и государства. Эти обстоятельства требуют разработки конкретных мер в каждом конкретном случае.
Меры по предупреждению и предотвращению преступлений, совершаемых женщинами, можно разделить на несколько групп:
долговременные, связанные с необходимостью разработки национальной программы по положению женщин, направленные на общее улучшение всех сфер жизнедеятельности женщин и совершенствование морального климата в обществе. Особое внимание должно быть обращено на степень удовлетворения потребностей; разработку системы мероприятий, направленных на повышение законности в обществе, включая не только оценку существующих мер, но и систему контроля за их выполнением, систему защиты прав женщин на производстве, в семье;
разработка системы воспитательных мероприятий с учетом особенностей формирования поведения женщины;
анализ обстановки на производстве, в семье, быту с целью выявления факторов, провоцирующих женщин на совершение преступлений;
повышение социального контроля за выполнением женщиной семейных ролей;
меры, направленные на предотвращение конкретных преступлений, совершаемых женщинами. В этом случае применяется общая методика предупредительных мер, однако с учетом особенностей совершения преступлений женщинами;
меры, направленные на предотвращение различных правонарушений, приводящих к совершению преступлений, таких, как, например, пьянство, наркотики и т. п.;
предотвращение и оказание помощи женщинам, ведущим антиобщественный образ жизни;
оказание помощи женщинам, отбывающим срок лишения свободы в ИТУ;
оказание помощи женщинам, отбывшим срок наказания, в адаптации к жизни на свободе;
На Всемирной конференции по правам человека (Вена, 1993 г.) вопросы о правовом положении женщин впервые были вынесены на обсуждение в качестве самостоятельных пунктов повестки дня. Постановлением Правительства Российской Федерации утверждена Концепция улучшения положения женщины в Российской Федерации (8 января 1996 г. № 8), определяющая общую стратегию и приоритетные направления государственной политики в отношении женщин и нацеленная на реализацию принципа равных прав и свобод, создание равных возможностей для женщин и мужчин в соответствии с Конституцией РФ, международными обязательствами России и рекомендациями IV Всемирной конференции по положению женщин с учетом реальной социально-экономической ситуации в современной России. Это можно рассматривать как серьезный вклад в общее предупреждение женской преступности.




















Глава 30. Преступность
несовершеннолетних

§ 1. Преступность несовершеннолетних как объект криминологического исследования. § 2. Основные криминологические характеристики преступности несовершеннолетних. § 3. Особенности детерминации и причинности. § 4. Особенности борьбы с преступностью несовершеннолетних

§ 1. Преступность несовершеннолетних как
объект криминологического исследования

Необходимость выделения для самостоятельного криминологического исследования преступности несовершеннолетних объясняется многими причинами.
Во-первых, важностью и масштабностью задач по охране жизни и здоровья подрастающего поколения и формированием в этой связи государственной политики по защите прав и законных интересов детей и подростков как самостоятельного направления деятельности государственных органов и общества в целом [524 См.: Основные направления государственной социальной политики по улучшению положения детей в Российской Федерации до 2000 года (Национальный план действий в интересах детей). Утверждено Указом Президента Российской Федерации от 14 сентября 1995 г. № 942; О положении детей в Российской Федерации. Государственный доклад. 1995. М., 1996; Молодежь России: положение, тенденции, перспективы. Доклад Комитета Российской Федерации по делам молодежи. М., 1993; Современное положение молодежи и реализация Государственной молодежной политики в Российской Федерации. М., 1996.]
.
Во-вторых, особенностями в генезисе и мотивации совершаемых несовершеннолетними преступлений, обусловленными спецификой их воспитания и жизнедеятельности (относительно ограниченный период формирования личности, изменчивость социальных позиций, круга и содержания социальных функций, ограниченная дееспособность и др.), особенностями личностных, социально-групповых, психологических и иных характеристик.
В-третьих, тесно связанной с этими особенностями спецификой уровня и структуры преступности, ее причин и динамики, высокой преступной активностью подростков.
Однако самым главным для выделения преступности несовершеннолетних в самостоятельный объект исследования является то, что криминологическая характеристика преступности несовершеннолетних предопределена самой формулой закона, которая в отдельной главе Уголовного кодекса РФ закрепила особенности уголовной ответственности и наказания лиц данного контингента, установила возрастные критерии выделения его в особую демографическую группу преступников. При этом, если учитывать, что ее нижние границы – 14 лет и верхние – 18 лет носят в определенной степени условный характер, хотя и связаны с требованиями возрастной психологии и уголовной политики, а также с тем, что до достижения возраста уголовной ответственности несовершеннолетние совершают значительно большее -– в 4– 5 раз – число общественно опасных действий, аналогичных по объективной стороне уголовно наказуемым действиям, то понятно, насколько значительны сложности при изучении состояния, тенденций и генезиса преступности несовершеннолетних, изучении личности преступника, при разработке применительно к этой возрастной группе лиц мер профилактики и уголовно-правового реагирования.
Лица, совершающие противоправные действия в раннем возрасте, позже, как правило, значительно труднее поддаются исправлению и в итоге составляют основной резерв для взрослой и рецидивной преступности.
Напротив, наиболее раннее выявление и своевременное принятие необходимых профилактических мер к подросткам, совершающим первые, не представляющие большой общественной опасности правонарушения, в значительной степени позволяют не допустить формирования у этих лиц стойкой направленности на совершение в дальнейшем каких-либо преступлений.
Все это вместе обусловливает необходимость всестороннего анализа преступности несовершеннолетних как относительно самостоятельного феномена, проработки мер по ее предупреждению. Речь в данном случае идет об особенностях подхода, а не об особом подходе, изолирующем изучение преступности несовершеннолетних от изучения других ее видов. Именно поэтому в предмет изучения преступности несовершеннолетних криминологами обязательно включаются вопросы о ее месте во всей преступности, о соотношении преступности молодежи и взрослых (в том числе о влиянии возраста начала преступной деятельности на рецидив, о влиянии взрослых преступников на несовершеннолетних и т. п.) [525 См.: Несовершеннолетние: их возрастные особенности и проблемы правовой ответственности // Сб. научн. трудов. М., 1992; Горботовс-кая Е.Г., Кононов А.Л., Юцкова ЕМ. Личность рецидивиста и использование данных о ней в деятельности прокуратуры. М., 1987 и др.]
.
Вот почему представляется нецелесообразным употребление термина "криминология несовершеннолетних", как бы выделяющего проблемы этой преступности из единой науки криминологии.
В методологическом отношении неправильно также сравнивать показатели преступности несовершеннолетних и всей преступности, как будто речь идет о самостоятельных явлениях. Фактически в этом случае осуществляется сравнение части и целого, включающего эту часть. Сравнение необходимо вести по принципу "часть с частью", выделяя показатели групп различной криминальной активности: в среде несовершеннолетних, молодых взрослых (18–21 год) и более старших возрастных контингентов.

§ 2. Основные криминологические
характеристики преступности
несовершеннолетних

Состояние преступности несовершеннолетних.
В настоящее время накоплен значительный статистический материал о преступности несовершеннолетних, в основном отработана методика его анализа [526 См.: Преступность несовершеннолетних в России в 1990–1994 гг. М., 1995; Ермаков В.Д., Крюкова Н.И. Преступность несовершеннолетних в СССР и Российской Федерации. М., 1996.]
.
Все это позволяет оценивать достаточно реально состояние преступности несовершеннолетних, ее количественные и качественные (структурные и иные) изменения даже при условии определенной неполноты, а иногда и недостоверности данных, характеризующих изменение преступности по отдельным регионам страны, применительно к отдельным контингентам лиц, различным составам преступлений.
В целом по Российской Федерации уголовная статистика постоянно до 1990 года фиксировала тенденцию относительно плавного роста преступности несовершеннолетних по числу выявленных лиц, совершивших преступления, в среднем на 11– 12% каждые пять лет. Начиная с 1991 года данная тенденция существенно изменилась. Прирост числа зарегистрированных несовершеннолетних, совершивших преступления, только за период 1991–1995 годов составил 43% (табл. ).
В 1995 году было выявлено 208 096 несовершеннолетних преступников, что в 2,6 раза больше, чем в 1966 году, и на 68,6% больше, чем в 1985 году. Годовой прирост их численности, против показателей 1994 года, составил 3,8% (табл. 41).
Таблица 41
Динамика преступности несовершеннолетних
в Российской Федерации в 1966–1995 гг.

Временные периоды (годы)
Среднегодовое число несовершеннолетних, совершивших преступления (тыс. чел.)
Изменения к предшествующему периоду (в %)
1966–1970
81,1

1971–1975
90,1
+11,1
1976–1980
104,7
+11,6
1981–1985
110,8
+10,6
1986–1990
134,3
+12,1
1991–1995
192,0
+43

Удельный вес несовершеннолетних преступников в общем числе лиц, совершивших преступления, периодически менялся с 10% в 60–70-е годы до 12–15% в начале 80-х годов. В 1995 году он составил 13% – это примерно в 2,5 раза больше, чем удельный вес соответствующей возрастной группы несовершеннолетних в общей численности населения России.
Тенденция значительного роста преступности несовершеннолетних еще более наглядно проявляется по числу совершаемых ими преступлений. В 1995 году в Российской Федерации зарегистрировано 209 777 преступлений, совершенных несовершеннолетними, что в 6,8 раза больше по сравнению с 1961 годом (год, с которого ведутся постоянные статистические наблюдения по относительно стабильным показателям). Это больше, чем совершалось ими преступлений ежегодно по всему бывшему Союзу ССР в период 1985–1990 годов. По сравнению с 1985 годом в 1995 году несовершеннолетние совершили больше преступлений на 75,9%.
В суды в 1995 году направлено с обвинительным заключением 98 107 дел в отношении 145 347 несовершеннолетних. Всего осуждено в этот год 116 486 несовершеннолетних, из них к лишению свободы – 31 137 человек.
В настоящее время несовершеннолетние являются одной из наиболее криминально пораженных категорий населения. Преступность несовершеннолетних в России в последнее десятилетие росла примерно в 6 раз быстрее, чем изменялось общее число этой возрастной группы. В 1995 году из каждых 10 тыс. подростков в возрасте 14–17 лет совершали преступления 238 человек против 166 человек в 1985 году.
Территориальные различия преступности несовершеннолетних
Анализ территориального распределения преступности несовершеннолетних обнаруживает долговременную устойчивость ряда важных в криминологическом отношении тенденций.
В границах Российской Федерации и ее субъектов все годы, охваченные статистическим наблюдением, фиксируются значительные и весьма устойчивые в количественном выражении различия в уровне преступности между отдельными регионами (республиками, краями, областями).
Наивысший уровень преступной активности несовершеннолетних все последние годы наблюдается в Республике Тыва, Хабаровском крае, Республике Бурятия, Приморском крае, Сахалинской области (300–500 преступников на 10 тыс. населения в возрасте 14–17 лет). Самые низкие показатели в Республике Дагестан, Кабардино-Балкарской Республике, Республике Северная Осетия – Алания (75–90 преступников). Разница в уровне преступности несовершеннолетних между этими группами регионов достигает 5–7 раз. Причем любые изменения, будь то годовые колебания, устойчивая тенденция роста или снижения, фиксируемые в статистике на протяжении многих лет в перечисленных регионах, как правило, не влияют сколько-нибудь существенно на эти количественные различия.
В 1995 году замечен значительный рост подростковой преступности в Республике Алтай, Владимирской,. Костромской, Сахалинской, Челябинской, Читинской, Ярославской областях. Устойчивая тенденция непрекращающегося роста преступности несовершеннолетних, в первую очередь в регионах с наивысшей преступной активностью данного контингента, дает основание предполагать, что именно в этих территориях достигнут тот критический уровень преступности, когда остановить рост его обычными средствами (по их масштабам, формам, методам применения) невозможно.
При анализе территориальных различий в уровне преступности всегда фиксируется тот факт, что крупные промышленные центры, портовые и курортные города имеют, как правило, самые высокие показатели преступности несовершеннолетних. Сравнивая преступность несовершеннолетних в сельских районах и городах, исследователи все чаще отмечают сходство основных ее как качественных, так и количественных характеристик.
Криминологами выявлена устойчивая зависимость меж-ДУ уровнем преступности несовершеннолетних и такими показателями, характеризующими регион, как удельный вес и общая численность детей и подростков в населении; доля трудоспособных несовершеннолетних, но не работающих и не учащихся; высокая концентрация беженцев и вынужденных переселенцев; лиц судимых, бытовых правонарушителей (пьяниц и хулиганов и т. д. ); лиц, состоящих на различных медицинских учетах (алкоголиков, психически больных и др.).
Наиболее тесная зависимость установлена между региональными различиями в преступности несовершеннолетних и распространенностью распавшихся родительских семей. Именно по этому показателю наблюдается почти полное совпадение регионов с наименьшим и наибольшим уровнем подростковой преступности, с регионами, имеющими аналогичные по численности уровни разведенных и разошедшихся семейных пар [527 См.: Опыт длящегося криминологического изучения личности во взаимодействии с социальной средой. М., 1992; Жигарев Е. С. Административная деликтность несовершеннолетних: понятие, виды и ее профилактика. М., 1992 и др.]
.
Это дает основания реально рассматривать показатели семейного неблагополучия в самом широком социальном смысле определения соответствующих семей, в качестве основного при выборе приоритетных направлений воспитательно-профилактической работы с несовершеннолетними.
Динамика структурных, мотивационных и иных криминологически значимых характеристик преступлений несовершеннолетних
Наиболее распространенным в криминологии является структурный анализ преступности несовершеннолетних, проводимый по таким видам преступлений, как умышленные убийства, умышленные тяжкие телесные повреждения, изнасилования, разбои, грабежи, кражи, хулиганство.
Статистические данные правоохранительных органов свидетельствуют, что за счет постоянного сокращения в течение длительного периода времени умышленных убийств, тяжких телесных повреждений, разбоев и хулиганств, их совокупный удельный вес в общей структуре преступности несовершеннолетних снизился с 30% в период 1966–•1970 годов до 11% в период 1986–1990 годов, т. е. почти в 3 раза. Однако начиная с 1991 года именно по этим видам преступлений наметился наиболее интенсивный рост.
В 1995 году, по сравнению с периодом 1986–1990 годов, увеличилось число совершенных несовершеннолетними умышленных убийств (с покушениями) на 295%, умышленных тяжких телесных повреждений – на 163%, разбоев – на 223%. В абсолютных данных за 1995 год несовершеннолетние совершили: умышленных убийств (с покушениями) – 1215; тяжких телесных повреждений – 1 950; изнасилований– 1 769; грабежей – 17 452; разбоев –5073; краж – 128 765; хулиганств – 15 811.
Множатся факты завладения и применения огнестрельного оружия, сопротивления и злостного неповиновения законным требованиям работников милиции. Возрастает вовлечение несовершеннолетних в сферу межнациональных конфликтов, что стимулируется деятельностью экстремистских национально-патриотических и шовинистически настроенных организаций и движений.
В среде несовершеннолетних все больше распространяются такие виды преступлений, которые ранее были присущи в основном взрослым, – торговля оружием и наркотиками; притоносодержательство и сутенерство; разбойные нападения на предпринимателей и иностранцев; посягательство на жизнь и здоровье с использованием пыток, другие жестокие способы обращения; мошеннические действия с валютой и ценными бумагами; компьютерные преступления; торговля краденым; рэкет в своей среде; участие в насильственном перераспределении дефицитных товаров.
Все это позволяет сделать вывод, что рост преступности несовершеннолетних в Российской Федерации, отражаемый статистикой, – это реальный факт, а не результат активизации деятельности правоохранительных органов, как часто пытаются объяснить его заинтересованные ведомства и исследователи, их обслуживающие. Больше того, есть основания утверждать, что сведения официальной статистики с каждым годом все меньше соответствуют картине действительного роста преступности. Это происходит, во-первых, за счет уменьшения информированности правоохранительных органов о совершаемых преступлениях. Ввиду слабой эффективности их деятельности, царящего в отдельных регионах страны правового беспредела в милицию все реже поступают сообщения даже о тяжких преступлениях против жизни и здоровья как от потерпевших, так и от медицинских учреждений и иных организаций, располагающих соответствующими сведениями. Во-вторых, и это главное, ввиду существенного снижения реальных возможностей правоохранительных органов справляться в установленном законом порядке с постоянно возрастающим объемом необходимой работы по борьбе с совершаемыми в стране преступлениями.
С точки зрения криминологической оценки происходящего важно ответить на вопрос, каково действительное соотношение в последние годы насильственной и корыстной преступности несовершеннолетних, какие реально происходили здесь мо-тивационные изменения. Учитывая, что статистика не фиксирует мотивы совершения преступлений, мотивационное структурирование можно представить более или менее точно лишь по результатам выборочных исследований. Установлено, например, что при совершении подростками краж корыстные мотивы превалируют лишь в каждом третьем-четвертом случае. В остальных –это мотивы солидарности, самоутверждения в сочетании с групповой зависимостью или гипертрофированным возрастным легкомыслием. Есть данные о все возрастающей распространенности корыстных мотивов при совершении убийств, причинении телесных повреждений (с 15–20% в 80-е годы до 25–40% в период 1991–1995 годов).
Результаты выборочных исследований позволяют также сделать вывод, что корыстная мотивация преступлений, совершаемых несовершеннолетними, за последние годы присутствует практически если не по всем, то по абсолютному большинству составов, ее реальный удельный вес по сравнению с мотивацией иного порядка в настоящее время самый высокий. Он достигает 35–45%.
Основными предметами удовлетворения корыстных мотивов все чаще становятся различного вида импортная и отечественная техника (автомашины, видеомагнитофоны, радио-и фототовары) – до 60%; валюта, ценные бумаги, деньги, золото, серебро, драгоценности – более 20%; дефицитная модная одежда – до 15%.
Реальный рост корыстной направленности в преступности подтверждается и динамикой конкретных видов корыстных преступлений, их значительным увеличением, в том числе и в силу экономических трудностей, снижения жизненного уровня основной массы населения, утраты перспектив сохранения привычных материальных и бытовых условий.
Преступность несовершеннолетних всегда носила преимущественно групповой характер. Доля групповых преступлений, совершаемых несовершеннолетними, примерно в 1,5–5 раз выше аналогичного показателя взрослой преступности и составляет от 20 до 80% в структуре всей преступности несовершеннолетних (в зависимости от видов преступлений, их территориального распределения и т. д.).
В силу возрастных, психологических и иных личностных особенностей групповое поведение как позитивного, так и негативного характера – это норма для несовершеннолетних, а не отклонение от нее.
Стойкое единоличное совершение активных действий со стороны подростка, особенно если они носят противоправный, асоциальный характер, также представляет высокую общественную опасность для общества (по дерзости, изощренности, подготовленности). Если оценивать такое поведение с позиций борьбы с преступностью, то до определенных пределов единоличное совершение преступлений во многом труднее, чем групповое, поддается и выявлению, и фиксации, что часто не позволяет реально видеть и знать, с кем и как бороться.
Однако негативные социальные последствия, которые реально переживает общество в результате противоправных действий, совершаемых группой несовершеннолетних, безусловно, более значительны, чем последствия от действий преступника-одиночки. Повышенная импульсивность, жестокость, интенсивность и ситуативность групповых преступлений, совершаемых подростками, достаточно часто существенно отягощают последствия таких преступлений, часто доводят их до уровня более высокого в сравнении в тем, который наблюдается даже в результате противоправных действий взрослого населения.
В последние годы наметился процесс укрупнения групп несовершеннолетних с противоправным поведением. Примерно три пятых таких групп имеют разновозрастной смешанный характер участников, что усиливает ориентацию их на длительную деятельность такого рода, способствует ее интенсификации, отягощению мотивации, повышению дерзости и упорства.
Активно идет процесс подчинения подростковых групп риска организованной преступности. Расширяется социальная база для пополнения этих групп за счет безработных, несовершеннолетних, занимающихся мелким бизнесом, а также вернувшихся из мест лишения свободы и не нашедших место в жизни, подростков из малообеспеченных, обнищавших семей. Наблюдается процесс все более массового вовлечения несовершеннолетних в структуры теневой экономики и организованной преступности. Лидеры организованной преступности охотно вводят в зону своего влияния подростков, следят за их профессиональным преступным формированием и ростом.
Личностные характеристики несовершеннолетних преступников
Исследователи постоянно отмечают, что удельный вес лиц мужского пола среди несовершеннолетних преступников всегда существенно выше (90–95%) их удельного веса в населении данной возрастной группы, проживающей в соответствующих регионах страны (48–52%). Доля девушек, совершающих преступления (4–10%), наоборот, значительно меньше их удельного веса в населении. В 1995 году преступления совершили 17 913 девушек, что составило 8,6% в общем числе несовершеннолетних преступников.
Существенно также и то, что удельный вес лиц женского пола в преступности несовершеннолетних в 3–4 раза меньше по сравнению с аналогичными показателями взрослой женской преступности. Однако надо учитывать, что противоправная активность в совершении общественно опасных деяний у девушек тоже достаточно высока, но главным образом до достижения ими возраста уголовной .ответственности.
По статистическим данным, удельный вес лиц женского пола среди несовершеннолетних, состоящих на профилактическом учете в органах милиции, всегда примерно в 2–2,5 раза выше удельного веса их среди несовершеннолетних, совершивших преступления.
На протяжении ряда лет наблюдался рост удельного веса среди 14–15-летних: с 19% в период 1966–1970 годов до 33,2% в 1995 году.
Многие годы криминологами постоянно фиксировались значительные различия преступной активности континген-тов несовершеннолетних, выделяемых в зависимости от рода их занятий. В настоящее время все интенсивнее идет процесс заметного сближения почти всех социальных и профессиональных категорий несовершеннолетних по уровню проявляемой ими активности в совершении преступлений. С криминологической точки зрения важен тот факт, что сближение различных групп и контингентов происходит в основном за счет опережающего возрастания числа преступных проявлений, учитываемых статистикой применительно к школьникам и другим категориям учащихся. Наиболее криминально активными являются, как и в прежние годы, подростки без постоянного источника дохода (не работающие и не учащиеся).
По данным за 1995 год, среди несовершеннолетних преступников 83 317 являлись учащимися школ (38, 3% от общего числа), 23 733 – работающими (11, 4%), 56 188 – лицами без постоянного источника дохода (27%), 4 201 – студентами (2%).



§ 3. Особенности детерминации и причинности

Признание влияния социальных условий, противоречий в развитии общества на характер нравственного формирования личности является решающим в объяснении противоправного поведения несовершеннолетних.
Процессы и явления экономического, идеологического, культурно-воспитательного, демографического, социально-психологического характера, происходящие в обществе, главным образом и детерминируют поведение детей и подростков, определяют его сущность и характер. Эти процессы, определяя в самой общей форме условия жизни в обществе, придают своеобразие (в зависимости от контингента, территории и т. п.) деятельности по обучению и воспитанию несовершеннолетних, формированию их личности. Они при определенных условиях детерминируют и такие негативные явления, как повышенный уровень заболевания и смертности детей и подростков, разводы, жестокое обращение с окружающими людьми, самоубийства, пьянство, проституция, наркомания, преступность в целом, которые входят в комплекс социальных факторов, обусловливающих их отклоняющееся, в том числе и преступное, поведение.
Применительно к несовершеннолетним процессы и явления социальной действительности, создающие негативные условия для их жизни и воспитания и тем самым способствующие совершению ими преступлений, исследованы криминологами достаточно полно. К их числу, например, в разные годы были отнесены: значительная социальная дифференциация несовершеннолетнего населения по уровню материальной обеспеченности, социальному статусу (в том числе и по происхождению); нарушение принципов оплаты труда, потребления денежных и иных материальных благ (жизнь не по средствам в родительской семье, низкая или уравнительная оплата труда воспитателей и педагогов и др.); различия в характере и содержании обучения, воспитания и труда отдельных групп детей и подростков, определяющие как реальные различия их сегодняшних позиций в жизни общества, так и различия этих позиций на ближайшую перспективу; процессы разрушения родительской семьи, сопровождающиеся существенными изменениями традиционных отношений по воспитанию несовершеннолетних; отягощен-ность алкоголизмом, нервно-психическими, хроническими заболеваниями отдельных групп населения, включая родителей, иных лиц, ответственных за воспитание детей и подростков; противоречие между субъективным стремлением детей и подростков к самостоятельности и объективным сужением ее реальных границ с помощью мер, применяемых институтами социализации (семьей, школой и др. ); противоречие между духовными и особенно материальными потребностями детей и подростков, их родителей и реальными возможностями их удовлетворения; низкий уровень правовой культуры, значительная деформация нравственного и правового сознания отдельных групп несовершеннолетних, их родителей, иных воспитателей; традиционное осуществление основных воспитательных функций в отношении несовершеннолетних лицами, не имеющими необходимой профессиональной подготовки в этой области; недостаточное ресурсное и кадровое оснащение сферы жизнедеятельности общества, специализированной для проведения целенаправленной работы по исправлению и перевоспитанию детей и подростков и многие др. [528 См.: Комплексное исследование факторов, влияющих на изменение преступности. М., 1983; Гуськов Н.М., Ермаков В.Д., Савинкова Е.Н. Причины и условия, способствующие преступности несовершеннолетних. М., 1986; Долгова А.И. Социально-психологические аспекты преступности несовершеннолетних. М., 1981; Трудные судьбы подростков – кто виноват? М., 1991 и др.]
Однако в последние годы в результате коренных социальных преобразований, осуществляемых в стране, криминальный характер их влияния на судьбы подростков существенно возрос.
Специфичность воздействия перечисленных, как и иных социальных, процессов и явлений на поведение детей и подростков, в отличие от взрослых, заключается в более опосредованном через ближайшее окружение характере их как позитивного, так и негативного влияния. Часто именно ближайшее окружение, ослабляя, нейтрализуя или даже преобразуя негативные последствия этих процессов, как правило, придает им иное, в основном благоприятное формирующее значение, защищает несовершеннолетних от жизненных трудностей и невзгод. Но именно это же окружение, ввиду сложного, подчас противоречивого характера отражения объективных процессов в сознании людей, сочетающегося с изоляцией детей от условий реальной жизни, одновременно способствует тому, что даже в общем плане положительные\ стороны социальных процессов действуют значительно медленнее и слабее, чем это необходимо для позитивного формирования их личности. Нередко они искажаются микросредой до такой степени, что действуют в негативно преображенном виде.
В криминологии укрепилось интегрированное определение детерминации преступности несовершеннолетних как издержек воспитания. Этот вывод конструктивен и для теории, и для практики. Он позволяет рассматривать причины и условия, способствующие совершению преступлений, главным образом в плане выявления негативных сторон взаимодействия микросреды (применительно к отдельным институтам социализации детей и подростков) и личности. Но при этом не только не исключает, а, наоборот, обусловливает необходимость детального анализа причин и того своеобразия, которые придают данному взаимодействию социальные процессы, происходящие в обществе в целом.
В качестве издержек воспитания в причинном комплексе, детерминирующем преступное поведение несовершеннолетних, исследователи наиболее часто выделяют:
криминогенное влияние трудностей и недостатков в деятельности социальных институтов, непосредственно ответственных за обучение, воспитание несовершеннолетних, их исправление и перевоспитание (постоянное использование антипедагогических форм и методов воспитательного воздействия;
проведение воспитательной и профилактической работы без должного учета возрастных, психологических, нравственных, иных личностных особенностей несовершеннолетних и др.);
криминогенное воздействие негативных условий микросреды (продолжительное и целенаправленное отрицательное воздействие на детей и подростков со стороны деморализованных лиц, включая прямое вовлечение их в преступную деятельность и иное антиобщественное поведение);

<< Пред. стр.

стр. 21
(общее количество: 25)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>