<< Пред. стр.

стр. 22
(общее количество: 25)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

обстановка жизни и воспитания, характеризующаяся проявлением злобности, жестокости, различных видов конфликтно-агрессивных форм поведения окружающих и др.;
стойкие социально обусловленные негативные деформации личности несовершеннолетних (дефекты психофизического и интеллектуального развития и состояния, черты характера негативного свойства; дефекты социально-демографического статуса и др.).
Все они сохраняют свою криминальную значимость и в настоящее время. Однако общее ухудшение экономического положения страны привело к тому, что в последние годы в причинном комплексе, обусловливающем противоправное поведение подростков, произошли значительные изменения.
Негативные процессы социального и экономического характера, сопровождающие преобразования, проводимые в стране, прежде всего существенно ослабили родительскую семью как социальный институт, ранее наиболее последовательно и надежно защищавший жизнь и здоровье детей и подростков, обеспечивавший их интелектуальное и нравственное развитие [529 См.: О положении семей в Российской Федерации. М., 1994; Семья в Российской Федерации // Сб. стат. материалов. М., 1994.]
.
За время реформ уровень жизни населения России сократился на 30%, что существенно увеличило число семей, оказавшихся в условиях абсолютной бедности, имеющих доходы значительно ниже прожиточного минимума. В настоящее время до 40% всех детей живут в бедных семьях. В них сложная психологическая обстановка, что способствует интенсивному распаду таких семей, уходу из них детей и подростков. Бедная семья перестала быть убежищем от общественных катаклизмов. В ней все больше превалирует неуверенность в завтрашнем дне, слабая защищенность от насилия и преступного мира. В таких семьях повсеместно наблюдается процесс резкого снижения ценности детей для родителей» что ведет к дальнейшему росту безнадзорности.
Растет число разводов среди супругов, имеющих несовершеннолетних детей, увеличивается внебрачная рождаемость и, как следствие этих процессов, растет количество неполных семей. Ежегодно остается без одного родителя около 500 тыс. детей и подростков. Дети из распавшихся и неполных семей и одиноких матерей оказываются, как правило, в сложном экономическом и психологическом положении, пополняют группу людей повышенного социального риска. О том, что эти семьи не могут обеспечить надлежащее воспитание своих детей, свидетельствуют данные уголовной статистики: примерно 35–40% несовершеннолетних преступников воспитывались в условиях неполной родительской семьи (в целом в населении таких семей – 14%).
Нарастает проблема социального сиротства. Более 160 тыс. детей воспитываются в различного типа государственных учреждениях и около 90% из них имеют родителей, которые уклоняются от их воспитания, лишены родительских прав, находятся в местах лишения свободы.
В последнее время наметилась тенденция, когда многодетные и малообеспеченные семьи стремятся устроить детей в детские дома путем отказа от них из-за больших расходов на их содержание. Там, где остановились производства и наблюдается массовая безработица, социальное сиротство при живых родителях выросло за последний год в 2 раза.
Существенно осложнил положение несовершеннолетних рост в стране числа безработных, беженцев и вынужденных переселенцев.
В 1995 году в России официально статус беженцев и вынужденных переселенцев получили свыше 300 тыс. человек, несовершеннолетние дети составили около 90 тыс. человек. Кроме того, 150 тыс. несовершеннолетних детей, по экспертным оценкам, насчитывается в семьях, покинувших Чечню. Все они не только испытывают материальные и бытовые трудности, но и находятся в крайне тяжелом морально-психологическом состоянии, отражающемся на характере их поведения.
В 1995 году выявлено около .150 тыс. детей и подростков, оставшихся без попечения родителей. В сфере профилактического воздействия органов милиции находятся 113 тыс. родителей, отрицательно влияющих на поведение детей, 30% из них систематически злоупотребляли спиртными напитками, 40% устраивали скандалы, вели антиобщественный образ жизни.
Социальная несостоятельность родителей, аморальный образ жизни, рост алкоголизации, особенно женщин, привели к увеличению числа детей, находящихся в опасных для них условиях жизни. Только органы МВД РФ направили в 1995 году в суд почти 23 тыс. дел о лишении родительских прав. Примерно столько же – органы опеки и попечительства.
Наблюдается рост жестокого обращения с детьми. Некорректные приемы воспитания, унижение человеческого достоинства, психическое и физическое насилие все чаще прослеживаются как в семье, так и в дошкольных учреждениях, учебных заведениях, детских домах и интернатах, специальных учебно-воспитательных учреждениях (70% всех детских травм – семейно-бытового характера). Ежегодно, спасаясь от жестокого обращения, кончают жизнь самоубийством примерно 2 тыс. детей и подростков, около 30 тыс. уходят из семьи, 6 тыс. – из детских домов и школ-интернатов. Примерно 25–27 тыс. подростков становятся жертвами преступных посягательств. Органами милиции разыскиваются более 24 тыс. без вести пропавших несовершеннолетних.
Дополнительные, трудности в воспитании детей и подростков оказывает также рост смертности среди населения Российской Федерации, Наиболее значим с криминологических позиций рост смертности от неестественных причин, вызванных обострением социальной напряженности, ухудшением качества питания, экологическими и технологическими катастрофами, несчастными случаями, самоубийствами. В результате высокой смертности в стране увеличивается число вдов, вдовцов и детей-сирот.
Динамика структуры преступности несовершеннолетних напрямую связана с невовлеченностью детей и подростков в общественно полезную деятельность. В 1995 году в совершении преступлений участвовало около 4 тыс. несовершеннолетних, официально признанных безработными, свыше 1,1 тыс. не имеющих постоянного места жительства. При таком положении крайне негативным выглядит тот факт, что если в 1985 году из школ по неуважительным причинам выбыло всего 1,5 тыс. подростков, то в настоящее время ежегодно бросает учебу 50–60 тыс.
В последние годы в стране интенсивно возрастает слой людей, для которых цель в жизни сводится к достижению материального благополучия, к наживе любыми способами. Труд утратил для них общественную ценность и значимость, стал носить прагматичный характер – больше получать благ и привилегий и меньше работать. Циничная позиция таких лиц приобретает все более открытые и воинствующие формы, отравляет сознание детей и подростков, порождает бездуховность и скептицизм, толкает к совершению корыстных и иных преступлений.
В России стало системой производить материальные затраты на развитие и воспитание, охрану здоровья детей и подростков по остаточному принципу. Причем положение в данной сфере ежегодно ухудшается. Существенно уменьшены объемы бюджетного финансирования детских дошкольных и медицинских учреждений, общеобразовательных школ, число их катастрофически сокращается, помещения передаются коммерческим организациям. Кризис в экономике привел к тому, что отрасли обслуживающей сферы постоянно снижают объемы представляемых семьям социальных услуг. Они становятся практически недоступными из-за их платности и роста цен. Дети не могут посещать клубы, спортивные секции, кружки, отдыхать в оздоровительных лагерях и санаториях. В итоге их досуговая среда все чаще приобретает криминальные формы.
Растет заболеваемость детей и подростков. Только 14% из них сегодня практически здоровы, половина имеет значительные отклонения в состоянии здоровья, 35% страдают хроническими заболеваниями. Это существенно ограничивает возможности несовершеннолетних в выборе профессии, самостоятельном бытовом обустройстве, ведет к психическим расстройствам и противоправному поведению. Среди несовершеннолетних, осужденных в 1995 году за совершение преступлений, более 23% имели отклонения в психическом здоровье.
Все перечисленное доказывает, что несовершеннолетние оказались в положении, когда государство должным образом не может обеспечить реализацию их основного конституционного права – на выживание и развитие.
В плане анализа причин роста преступности несовершеннолетних важно отметить и значительные просчеты в деятельности по борьбе с ней. Сложилось положение, когда законеда-. тельные акты, регламентировавшие данную сферу отношений, принятые до распада СССР, не действуют либо не применяют-. ся, а законодательство Российской Федерации, направленное на борьбу с преступностью несовершеннолетних, только разрабатывается. Это привело к тому, что с начала 90-х годов разрушены или кардинально перестраиваются практически все ранее созданные звенья специализированной воспитательно-профилактической системы. Сегодня фактически не действуют законодательные акты 60–70-х годов об инспекциях и комиссиях по делам несовершеннолетних, приемниках-распределителях, специальных учебно-воспитательных учреждениях.
Школы, другие учебные заведения для несовершенно-, летних, после принятия Закона РФ "Об образовании" полностью утратили воспитательные функции. Специализированные подразделения милиции по Закону РФ "О милиции" перестали заниматься профилактикой безнадзорности детей и подростков. Комиссии по делам несовершеннолетних, как координирующие органы по организации борьбы с преступностью, во многих регионах реально в этом своем качестве не функционируют. Прекратили деятельность многочисленные молодежные общественные и досуговые организации, у несовершеннолетних правонарушителей не стало ни наставников, ни общественных воспитателей.

§ 4. Особенности борьбы с преступностью
несовершеннолетних

Система мер борьбы с преступностью несовершеннолетних базируется на мероприятиях общесоциального характера, призванных обеспечить надлежащий уровень жизни, благосостояния, культуры, воспитания и ооразования граждан. Являясь частью общей системы борьбы с преступностью, она обладает существенными особенностями. Эти особенности определяются тем, что система мер борьбы с преступностью несовершеннолетних:
создана и действует в соответствии с государственной семейной, молодежной и уголовной политикой, реализуемой через комплексные мероприятия целевых федеральных и региональных программ оказания социальной, экономической и иной необходимой помощи семье и детям, предупреждения безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, борьбы с преступностью в их среде;
имеет самостоятельную законодательную основу –- комплекс международных, конституционных, федеральных и иных структурно связанных и взаимодополняющих друг друга правовых актов, регулирующих вопросы создания оптимальных условий жизни, воспитания детей и подростков, защиты их прав и интересов, предупреждения отрицательных влияний, осуществления борьбы с безнадзорностью и преступностью;
обеспечивается деятельностью специализированной системы государственных учебных, воспитательных, лечебных, правоохранительных и иных органов и учреждений, общественных организаций и религиозных конфессий. Деятельность эта постоянно координируется как на федеральном, так и на региональных уровнях. Она опирается на необходимую информационно-аналитическую базу и обеспечивается в материально-техническом отношении бюджетным финансированием.
Наличие особенностей в системе мер по борьбе с преступностью несовершеннолетних связано также со спецификой правового и фактического положения несовершеннолетних, как возрастной группы населения, наиболее остро испытывающей формирующее влияние негативных факторов социальной среды, спецификой рассмотренных выше причин преступности, а также личностных качеств несовершеннолетних правонарушителей.
Борьба с преступлениями несовершеннолетних планируется и проводится на разных уровнях и направлениях, в отношении различных контингентов детей и подростков. Она характеризуется значительным диапазоном общевоспитательных, профилактических, а также специальных карательных мер. По характеру целевой направленности эти меры призваны предупреждать противоправное поведение несовершеннолетних, пресекать их преступные действия, а также предупреждать возможность рецидива. Они осуществляются применительно к основным сферам воспитания детей и подростков с помощью специфических, характерных для органов, участвующих в этой деятельности, средств и методов. Речь идет главным образом о целенаправленной работе по устранению недостатков в области семейного, школьного, трудового воспитания несовершеннолетних, организации их досуга, а также повышению эффективности деятельности органов, ведущих борьбу с преступностью.
Концептуальные основы и конкретные меры по решению возникающих в этой связи проблем определены в многочисленных документах, утвержденных Президентом и Правительством РФ. В их числе: "Основные направления государственной семейной политики", "Основные направления государственной социальной политики по улучшению положения детей в Российской Федерации до 2000 года", Указ Президента РФ от 1 июня 1992 года "О первоочередных мерах по реализации Всемирной декларации об обеспечении выживания, защиты и развития детей в 90-е годы", Указ Президента РФ от 16 сентября 1992 года "О первоочередных мерах в области молодежной политики", постановления Правительства РФ от 23 августа 1-993 года "О реализации Конвенции ООН о правах ребенка и Всемирной декларации об обеспечении выживания, защиты и развития детей" и от 13 января 1996 года "О плане действий по улучшению положения детей в Российской Федерации на 1995–1997 годы".
В 1994 году разработана и начала реализовываться федеральная президентская программа "Дети России", в 1996 году одобрена Правительством РФ федеральная программа "Развитие социального обслуживания семьи и детей", предусматривающие комплексные меры социальной и экономической защиты детей.
Непосредственно на решение проблем борьбы с преступностью несовершеннолетних нацелены меры, предусмотренные Указом Президента РФ от 6 сентября 1993 года "О профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, защите их прав", федеральными целевыми программами по усилению борьбы с преступностью на 1994– 1995 годы и на 1996–1997 годы, и программой "Профилактика безнадзорности и правонарушений детей".
Принятие перечисленных документов реально способствовало началу процесса интенсивного перехода функций предупреждения преступности несовершеннолетних от правоохранительных и, прежде всего, милицейских органов, к иным государственным и общественным структурам и учреждениям, осуществляющим главным образом социальное обслуживание детей и подростков, защиту их прав и законных интересов.
Социальное обслуживание семьи и детей выступает сегодня как составная часть принципиально нового и чрезвычайно важного для настоящего и будущего России направления социальной политики [530 См.: Проблемы социальной работы в России. М., 1995; Теория и практика социальной работы: проблемы, прогнозы, технологии. М., 1992; Социальные службы для молодежи. М., 1996.]
.
В странах с развитой рыночной экономикой эта сфера стоит в одном ряду с такими отраслями, как здравоохранение и образование, имеет разветвленную сеть учреждений, в которых трудятся профессионально подготовленные кадры социальных работников, психологов, юристов и других специалистов. Суть социального обслуживания семьи и детей – помочь человеку на индивидуальном личностном уровне в решении проблем его жизнедеятельности, начиная с получения положенного по закону пособия до оказания психологических, юридических, социально-бытовых услуг, гарантировать социальную поддержку и помощь в трудной ситуации и одновременно актуализировать его внутренний потенциал самопомощи.
В Российской Федерации до недавнего времени социальные услуги оказывались только пожилым людям, инвалидам и детям-сиротам и заключались в основном в помещении их в стационарные учреждения. За последние 4–5 лет ситуация динамично меняется. Нарождающиеся социальные службы активно приступили к решению проблем детской беспризорности, профилактики правонарушений несовершеннолетних, социального сиротства, безнадзорности, защите прав детей и подростков.
В 1995–1996 годах в Российской Федерации действовало 991 учреждение социального обслуживания семьи и детей, в том числе 92 центра социальной помощи семье и детям, 228 отделений по работе с семьей и детьми в центрах социального обслуживания населения, 88 центров психологической помощи, 78 центров экстренной психологической помощи по телефону. Помощь семье оказывали и центры, деятельность которых непосредственно направлена на социальную поддержку ребенка, оказавшегося в особо трудной ситуации. Это 150 приютов, 58 социально-реабилитационных центров, 25 центров помощи детям, оставшимся без попечения родителей.
Для решения проблем устройства детей и подростков, лишившихся родительского попечения, была развернута сеть семейных детских домов (в 1995 году их насчитывалось 347), созданы специальные центры для оказания им необходимой помощи. Новый Семейный кодекс РФ законодательно определил также возможности для помещения таких детей в приемные семьи.
Создана сеть специальных учебно-воспитательных учреждений открытого типа для лиц, которые не сумели адаптироваться в обычной школе, склонны к агрессии, бродяжничеству, не имеют нормального контакта с родителями, чьи семьи принадлежат к группе риска. Кроме того, открыты и специальные (коррекционные) учреждения для несовершеннолетних, имеющих отклонения в развитии и совершивших общественно опасные деяния.
Большинство этих учреждений действуют в республиканских, краевых и областных центрах. Они име'ют разную ведомственную подчиненность и созданы комитетами по делам семьи и молодежи, органами социальной защиты населения, образования, здравоохранения, внутренних дел. В их работе участвуют общественные и благотворительные организации, трудовые коллективы, предприниматели, религиозные конфессии. Такое социальное партнерство позволяет расширять материальные, кадровые и финансовые возможности этих учреждений, сконцентрировать усилия на решении наиболее актуальных проблем социальной защиты несовершеннолетних.
Развитию сети этих учреждений все большее внимание уделяют федеральные и региональные структуры власти и управления в области семейной политики. К их числу можно отнести Комитет по вопросам женщин, семьи и молодежи Государственной Думы, Комитет по вопросам женщин, семьи и демографии при Президенте РФ, Департамент проблем семьи, женщин и детей Министерства социальной защиты населения РФ, а также структурные подразделения федеральных министерств и ведомств социальной направленности, занимающиеся вопросами образования, воспитания, охраны здоровья, отдыха, культуры, бытового обслуживания и обеспечивающие выполнение семьей ее репродуктивной, воспитательной, жизнеохранительной и других важнейших функций. Однако число этих учреждений явно не соответствует масштабам проблемы, количеству детей и подростков, попавших в трудную жизненную ситуацию. Их созданию мешают как межведомственные трения и амбиции, отсутствие квалифицированных социальных работников, других специалистов по работе с несовершеннолетними правонарушителями, так и недостаток необходимых бюджетных средств.
Сдерживают процессы дальнейшего развития и совершенствования сети данных учреждений, повышения их роли в улучшении социального обслуживания семьи и детей неразвитость нормативно-правовой базы, недостаточность научно-методического обеспечения. Наблюдается явная недооценка, недопонимание роли этих учреждений и со стороны многих руководителей местных органов власти и управления.
Все это не позволяет осуществлять должным образом профилактику безнадзорности, бродяжничества детей и подростков, усиливает социальную напряженность, обрекает значительную часть детей на криминальный образ жизни, совершение преступлений.
Чтобы поправить сложившееся положение, Правительство РФ проводит в последнее время ряд мер, направленных на совершенствование государственной системы борьбы с преступностью несовершеннолетних.
Вновь возобновили свою профилактическую деятельность комиссии по делам несовершеннолетних. По данным, полученным из 79 регионов России, в настоящее время при органах исполнительной власти и органах местного самоуправления функционирует 2 560 таких комиссий, в них работают 2 329 штатных сотрудников. Для координации действий министерств и ведомств РФ по предупреждению безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних образована Межведомственная комиссия по делам несовершеннолетних при Правительстве РФ. Проводимая ею работа направлена прежде всего на переориентацию низовых комиссий от применения преимущественно административного воздействия на правонарушителей к осуществлению контроля за соблюдением прав и законных интересов несовершеннолетних.
В законопроектах, подготовленных с целью совершенствования деятельности этих комиссий, предполагается их реорганизация в комиссии по защите прав несовершеннолетних. Разработан также законопроект об учреждении на всех территориях Российской Федерации должности уполномоченного по правам детей.
В связи с практической реализацией в стране концепции судебной реформы на законодательном уровне прорабатывается вопрос о создании ювенальной юстиции, которая бы включала в себя сеть правоохранных социальных служб для несовершеннолетних и специализированных судов по делам семьи и несовершеннолетних.
В системе органов внутренних дел проведена реорганизация приемников-распределителей для несовершеннолетних. На их основе созданы центры временной изоляции для детей и подростков, совершивших общественно опасные деяния. В районах и городах при отделах внутренних дел вместо ранее действовавших инспекций по делам несовершеннолетних созданы отделы по предупреждению правонарушений несовершеннолетних [531 См.: Положение о милиции общественной безопасности (местной милиции) в Российской Федерации. Утверждено Указом Президента .РФ № 209 от 12 сентября 1993.]
. Они в основном сосредоточили свою деятельность на подростках, совершивших правонарушения, передав не свойственные им функции ранней профилактики органам социальной защиты.
Постепенно идет реформирование уголовно-исполнитель-ной системы. Несовершеннолетние, отбывающие наказание в колониях, получили право на длительные свидания, на трудовой отпуск за пределами исправительного учреждения, на телефонные разговоры с родственниками, на право проживания вне территории и др. Однако соответствующие изменения, внесенные в законодательство и свидетельствующие о начале процесса гуманизации исполнения наказания в виде лишения, свободы, на практике плохо реализуются по финансово-экономическим причинам. До начала 1996 года лишь в 39 воспитательно-трудовых колониях (из 61) удалось оборудовать помещения для длительных свиданий с родственниками, всего в 5 созданы профилактории для проведения воспитанниками отпусков. В итоге расширение прав осужденных без возможности их практической реализации может иметь отрицательные последствия, способствовать рецидиву их противоправного поведения.
Одним из важнейших направлений борьбы с рецидивной преступностью несовершеннолетних является обеспечение социальной адаптации подростков, которые возвращаются из специальных учебно-воспитательных учреждений и воспитательно-трудовых колоний. Справиться с этой проблемой не удается многие годы прежде всего в силу того, что среди покидающих эти учреждения почти половина – сироты и подростки, лишившиеся родительского попечения. Их никто не ждет, многим негде жить, не на что существовать. Практически неразрешимой стала и проблема их трудоустройства. Федеральные и региональные службы занятости населения уклоняются от работы с этой категорией подростков.
Борьбе с преступностью несовершеннолетних существенно мешают недостатки в нормотворческой деятельности. Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1992 года "О первоочередных мерах в области государственной молодежной политики" предусматривалась разработка в трехмесячный срок проектов нормативных актов о реорганизации системы государственных органов, осуществляющих функции по предупреждению безнадзорности, преступности и иных правонарушений несовершеннолетних, защите их прав и о создании соответствующих структур в системе органов исполнительной власти всех уровней. Однако законы по этим вопросам до сих пор не приняты, хотя установленные сроки их подготовки давно истекли. Более того, проекты этих законов давно подготовлены, но они не могут преодолеть бюрократические процедуры их принятия.






























Глава 31. Преступность мигрантов

§ 1. Криминологическая характеристика. § 2. Специфика детерминации и причинности. § 3. Особенности борьбы с преступностью мигрантов

§ 1. Криминологическая характеристика

Когда говорят о преступности мигрантов, то имеют в виду всю совокупность преступлений, совершаемых мигрантами. Специфика таких преступлений определяется особенностями самих групп мигрантов и их положения в обществе.
По мнению большинства демографов, миграция – процесс перемещения людей через границы тех или иных территорий со сменой навсегда или на время постоянного места жительства либо с регулярным возвращением к нему [532 См.: Курс демографии. М., 1985. С. 161.]
.
В соответствии с этим понятием основными формами миграции являются:
стационарная, когда люди переселяются на новое место жительства на постоянной основе, получают прописку, устраиваются на работу и т. д.;
сезонная, связанная с временным переездом для выполнения конкретных народнохозяйственных задач (различные промыслы: рыбные, старательские и т. п.);
маятниковая, когда люди совершают ежедневные переезды от места работы к месту жительства и обратно;
эпизодическая, связанная с временной переменой места жительства на период, зависящий от целей приезда (командировки, туристические поездки, посещение родных и близких, поездки для отдыха и другие личные цели).
Экстремальные ситуации, социально-экономические и политические кризисы, возникающая под их влиянием принципиально новая жизненная реальность порождают новые явления в миграции и ее криминологически значимых характеристиках. При этом многие аспекты миграции, носящие в прошлом позитивный характер, могут приобретать негативные оттенки. Примером служат реальные миграционные процессы в России, в последние годы перестройки и период реформ конца 80-х – начала 90-х годов.
До этого многие годы миграция выступала как преимущественно позитивное явление, способствующее развитию и расширению производства, культурному обмену и т. д. В настоящий период она, стимулируемая в ряде регионов политикой дискриминации русских и других некоренных этносов, приобрела характер вынужденных переселений. По данным Федеральной миграционной службы России, в середине 90-х годов каждый четвертый мигрант являлся беженцем или вынужденным переселенцем. При этом большое число мигрантов прибывали на новое место жительства без официальной регистрации.
Неблагоприятные формы массовых вынужденных миграций связаны с тем, что лица, вытесняемые с мест постоянного жительства межнациональной напряженностью, переходящей в некоторых регионах в открытые конфликты, вынуждены покидать жилье, оставляя и большую часть нажитого имущества.
Значительные потоки мигрантов оказывают существенное влияние на криминологическую ситуацию соответствующих регионов, создают дополнительные трудности для оперативно-профилактической деятельности правоохранительных органов. В этих условиях особое криминологическое значение приобретает проблема приезжих.
Приезжие, как специфическая демографическая группа, являются одной из разновидностей мигрантов.
Криминологи всегда выделяют контингенты преступников-приезжих – лиц, совершивших преступления не по месту жительства. Их выделение осуществляется с помощью сопоставления двух критериев – места совершения преступления и места постоянного проживания преступника. При их несовпадении лицо, совершившее преступление не на своей территории, относится к категории преступников-приезжих. Хотя все они – мигранты, но не все мигранты относятся к категории приезжих, так как значительная часть стационарных мигрантов-переселенцев, получивших жилье и прописку, по формально-юридическому подходу уже относятся к местным жителям.
К сожалению, в нынешнем своем виде уголовная статистика не позволяет согласовать демографическую классификацию мигрантов с уголовно-правовой классификацией преступников-приезжих, так как, во-первых, уголовная статистика не выделяет отдельные категории мигрантов, а во-вторых, разбивается основная группа стационарных мигрантов на тех, кто уже устроился и относится статистикой к местным жителям, и тех, кто находится в стадии устройства, еще не прописан и т. д. и в связи с этим входит в число приезжих.
Соответственно в уголовной статистике выделяются среди всех преступников местные жители и приезжие, т. е. лица, местными жителями не являющиеся.
Криминологическая актуальность изучения преступности приезжих определяется рядом обстоятельств:
во-первых, они оказывают существенное влияние на криминальную ситуацию в стране, регионе;
во-вторых, это влияние резко возрастает в условиях социальных кризисов и оказывает заметное воздействие на преступность. Например, Россия после десяти.лет перестройки и реформ приняла более 2 млн. вынужденных переселенцев. 25 млн. русских из стран ближнего зарубежья в этих условиях стали потенциальными мигрантами;
в-третьих, возникает целый ряд новых экономических, социальных, политических, духовных проблем, в том числе затрагивающих международно-правовые аспекты, положение иностранцев на территории государства, обеспечение их безопасности и т. п. Так, экономические интересы России в условиях реформ связаны с ее участием в международной рыночной системе и другими факторами, привлекающими в страну иностранцев дальнего зарубежья. Однако иностранцы нередко попадали в такие криминальные условия, что, если сами и не совершали преступлений, то легко становились их жертвами. Кроме того, дестабилизация положения дел в стране привлекала криминально ориентированных иностранцев, в том числе организованных преступников, наживающихся на наркобизнесе, торговле оружием и др.
Например, в 1995 году на территории Российской Федерации приезжие совершили 135 584 преступления и 48 418 преступлений совершили иностранцы и лица без гражданства. Среди всех лиц, совершивших преступления, первые составили 8 %, а вторые –2%.
Преступность мигрантов характеризуется высокой латентностью. Она фиксируется именно как преступность мигрантов только в случае раскрытия преступлений и обнаружения виновных лиц, то есть после того, как устанавливается, что виновный – мигрант. Однако криминалистами всегда отмечалась значительная сложность выявления и раскрытия совершаемых приезжими преступлений, именно приезжими, так как осевшие в каком-то месте и прожившие там определенное время мигранты: во-первых, ассимилируются, включаются в те отношения и образ жизни, которые имеют место на данной территории, во-вторых, бывают уже достаточно изучены в криминологическом аспекте (известны факты и направленность их противоправных деяний, криминогенные связи и т. п.).
Вклад мигрантов в преступность разных регионов различен. Он определяется прежде всего масштабами самого потока приезжих, который, как правило, тем выше, чем крупнее населенный пункт. Сверхкрупные города с их широким спектром возможностей всегда были наиболее привлекательны для приезжих. В Москве, например, доля приезжих среди всех преступников достигает почти 1/3.
Массив мигрантов неоднороден по своему составу, по мотивации и целям приезда, длительности пребывания, демографическим, этническим, социальным характеристикам. Следовательно, различны и направления воздействия различных групп мигрантов на криминологическую ситуацию. Это свидетельствует о необходимости выделения среди мигрантов отдельных групп, различающихся по ряду существенных признаков, а именно: 1) граждане данного государства;
2) иностранные граждане и подданные; 3) лица без гражданства.
В числе иностранцев и лиц без гражданства криминологами отдельно изучаются: а) традиционно иностранные граждане и подданные и б) те, которые стали таковыми сравнительно недавно вследствие распада, трансформаций государства или ряда государств.
Например, в годы ре4зорм в Российской Федерации выделялись: 1) граждане СНГ; 2) граждане стран ближнего зарубежья, входивших ранее в состав СССР, но не вошедших в Содружество; 3) граждане государств дальнего зарубежья; 4) лица без гражданства. А из числа граждан России:
1) приезжие, имеющие определенное место жительства, и
2) лица, не имеющие определенного места жительства.
Это – первая, самая общая классификация, отражающая различия выделенных групп. Ее следует учитывать при разработке форм статистических отчетов, а также в процессе криминологических исследований.
Криминологами фиксируются не столько количественные особенности преступности мигрантов, сколько качественные. Для мигрантов, особенно приезжих, характерно совершение преступлений, требующих высокого криминального профессионализма и организованности. Этим особенно отличается преступность иностранцев и лиц без гражданства. Так, в России в 1995 году общая доля иностранцев и лиц без гражданства в числе преступников составляла 2%. Но в числе выявленных участников банд их было более 8%, нарушителей правил о валютных операциях – 8%, фальшивомонетчиков – 7,8%, мошенников – 10%, участников преступлений, связанных с производством и оборотом наркотиков, – 5,2%, лиц, совершавших разбои, – 4%. При этом их доля значительно ниже средней в числе воров, лиц, совершивших умышленные тяжкие телесные повреждения, хулиганов и ряда других категорий преступников, чья антиобщественная деятельность в меньшей мере связана с организованностью и профессионализмом. Среди иностранцев весьма высок уровень организованной преступности. Удельный вес преступлений такого рода составляет 65–70% [533 См.: Давыдов А.Г. Оперативная обстановка по линии борьбы с преступностью, связанной с иностранными гражданами, и обеспечение их безопасности на территории Российской Федерации // Обеспечение безопасности иностранных граждан. М., 1995. С. 37.]
.
Весьма сходен с этим и характер преступности мигрантов, являющихся гражданами РФ. Он объясняется увеличением числа преступников-"гастролеров", лиц, не занятых общественно полезным трудом, не имеющих постоянных легальных источников доходов, рецидивистов. Для них преступная деятельность зачастую становится основным средством существования. Их доля в России в середине 90-х годов также была значительно выше средней (8%), а в числе бандитов – 27%, мошенников – 20%, фальшивомонетчиков – 19%, участников наркопреступлений – 13%.
Судя по данным криминологических исследований в России, от иностранцев преступники-приезжие – граждане РФ отличаются, во-первых, более высокой долей участия в совершении тяжких преступлений (8%), в том числе убийств (11%), распространения оружия (12%), и, во-вторых, более ярко выраженной корыстной ориентацией, о чем свидетельствует их высокая доля в числе грабителей (11%), вымогателей (10%), субъектов разбоя (15%), лиц, занимающихся незаконной торговой деятельностью (14%). При этом доля приезжих граждан РФ, так же как и иностранцев, была ниже в числе воров (7,5%), хулиганов (5%), лиц, виновных в умышленных тяжких телесных повреждениях (7%), и некоторых иных преступлениях.
Всегда криминологически наиболее острой является проблема лиц, не занятых общественно полезным трудом и не имеющих постоянных источников доходов, безработных. С 1993 по 1995 годы в общем числе преступников в России доля лиц, не имеющих постоянных легальных источников доходов, выросла с 33,1% до 45,2%. С одной стороны, эти лица в большей мере склонны к различного рода миграциям в поисках легальных и нелегальных источников доходов, а с другой – среди них много беженцев, вынужденных переселенцев, проблемы которых на новом месте их пребывания не решаются или решаются неудовлетворительно.
Не случайно прослеживается тесная связь между ростом числа преступников-приезжих и ростом числа лиц, не имеющих постоянных источников дохода. Среди преступников-приезжих они составляют, по данным разных авторов, более половины. К середине 90-х годов Москва заняла первое место в ряду регионов с самым высоким удельным весом таких лиц (57%), и среди всех преступников приезжих в Москве, по данным статистики, 68% лиц не имели постоянного источника доходов. Отсюда вытекает определенная закономерность, заключающаяся в прямой зависимости доли лиц, не имеющих постоянного источника доходов, от доли приезжих. Чем выше доля приезжих, тем выше и доля лиц, не имеющих постоянного источника доходов.
Вопрос об обратной связи затрагивался в литературе, но его пока нельзя считать достаточно изученным.
Негативные последствия миграционных процессов сказываются на росте численности лиц, не имеющих определенного места жительства [534 К середине 90-х годов, по данным международной организации "Врачи без границ", на территории России и других стран СНГ их насчитывалось более полумиллиона.].
С ростом количества таких лиц возрастает и доля их в числе преступников [535 См.: Преступность в России в 90-х годах и некоторые аспекты законности борьбы с ней. Сборник. М., 1995. С. 41.]
. Хотя для них в меньшей степени, чем для других категорий мигрантов, характерны организованность и профессионализм преступной деятельности, однако в общем числе преступников их доля тем выше, чем выше степень тяжести совершаемых преступлений, уровень применяемого насилия. В числе преступников, использующих в своей антиобщественной деятельности организованность и профессионализм, доля лиц без определенного места жительства, как правило, значительно ниже. Их преступность чаще носит примитивный характер и направлена на удовлетворение сиюминутной потребности в алкоголе, добычу легкой наживы, получение средств существования и т. п.
Преступники без определенного места жительства, так называемые бомжи, – это особая категория мигрантов, около 60% которых ранее судимы, большинство злоупотребляют алкоголем или являются хроническими алкоголиками; многие страдают серьезными соматическими и психическими заболеваниями. Налицо глубокая социальная, нравственно-правовая и психологическая деградация личности. Поэтому сам факт существования такой категории лиц представляет значительную угрозу безопасности и здоровью населения. Кроме того, само наличие и увеличивающаяся численность лиц, утративших место жительства, являются весьма значимым индикатором, свидетельствующим об ухудшении социальной и криминологической ситуации в стране.



§ 2. Специфика, детерминации и причинности

Преступность приезжих детерминируется всем комплексом обстоятельств, обусловливающих сохранение преступности в стране. Этим же обстоятельствам принадлежит ведущее, базовое место и в причинном комплексе данной преступности. Они являются как бы фундаментом указанного комплекса, на который наслаиваются и с которым взаимодействуют специфические обстоятельства, возникающие у мигрантов, особенности их положения, жизнедеятельности.
Итак, назовем три линии детерминации преступности приезжих:
во-первых, комплекс причин и условий, влиявших на формирование личности до возникновения проблемной жизненной ситуации, обусловившей факт миграции;
во-вторых, причины и условия, действовавшие в проблемной жизненной ситуации, зачастую определяющие факт и цели миграции;
в-третьих, комплекс обстоятельств, оказывающих влияние на мигрантов после их приезда в тот или иной населенный пункт [536 См.: Бабаев М. М., Королева М. В. Преступность приезжих в столичном городе.М.,1990. С.49–67.].
В настоящем разделе нет необходимости подробно останавливаться на первой линии детерминации, так как она уже освещалась в общих разделах. Специальные исследования преступности мигрантов дают новые яркие подтверждения тому, что неблагополучие в экономической, политической, социальной и духовной сферах приводит к неразрешимым противоречиям, проблемам и конфликтным ситуациям, стимулирующим рост уровня криминализации общества. Среди населения возникают и ширятся слои, живущие за чертой бедности, бездомные, безработные, разочарованные в защищаемых законом ценностях и готовые на любые, в том числе антиобщественные, способы обеспечения своих потребностей, оказывающиеся в острых стрессовых ситуациях и испытывающие разные психологические воздействия, например, алкоголя, наркотиков и т. п. [537 См.: Долгова А. И. Здоровье нации и национальная безопасность как криминологическая проблема // Безопасность и здоровье нации. М., 1996. С. 5 и др.]
В ряду неблагоприятных последствий экономического и политического кризиса стоит и вынужденная миграция населения, несущая с собой целый ряд негативных факторов, вплоть до потери части генофонда нации. В России Федеральная миграционная служба регистрировала к середине 90-х годов в качестве беженцев и вынужденных переселенцев ежегодно около 200 тыс. человек.
Вынужденные миграции чаще всего связаны с утратой мигрантами своего прежнего социального статуса, потерей жилья, работы. В местах прибытия наиболее острыми для них являются проблемы жилья, трудоустройства. Последняя особенно обострилась в условиях безработицы. Такие миграции резко отличаются от вызванных производственной необходимостью организованных переселений, например, в регионы страны, испытывающие недостаток в трудовых ресурсах. В последних случаях мигранту, как правило, гарантировались место работы, зарплата и жилье. В отличие от них беженцы и вынужденные переселенцы, уже понесшие значительные экономические и социальные потери, в местах своего переселения тоже оказываются в худших условиях, что весьм.а осложняет процесс их адаптации.
Эти внешние факторы социальной среды взаимодействуют с характеристиками самих вынужденных мигрантов. Почти все они находятся в психологическом состоянии стресса. Как отмечала Федеральная миграционная служба России, даже среди тех, кто преодолел все сложности и благополучно устроился на новом месте, около 70% сохраняют ощущение психологической травмы.
По этим объективным и субъективным причинам мигранты являются наиболее уязвимым объектом для всякого рода негативных влияний, и если сами и не совершают преступлений, то легко становятся их жертвами.
Нельзя игнорировать то обстоятельство, что массовое прибытие вынужденных мигрантов в первое время ухудшает и условия жизни коренного населения, обостряя социальные конфликты между местными жителями и приезжими. В местах своей концентрации мигранты осложняют жилищную ситуацию, проблему безработицы, повышают нагрузку на всю инфраструктуру соответствующего региона, что затрудняет работу транспорта, предприятий бытового обслуживания и других отраслей хозяйства. Например, мэры ряда городов России, принимавшие каждый год от 1 до 2 тыс. беженцев, затрачивали на устройство таких лиц средства бюджета, вынуждая тем самым сокращать жилищное и другое строительство. Неудивительно, что, по данным опроса жителей 13 регионов России, каждый десятый высказался вообще против приема мигрантов и каждый второй – против приема мигрантов некоренной национальности [538 См.: Проблемы миграции. Национальная безопасность. Россия в 1994 году. // Обозреватель РАУ. М., 1993. С. 102.].
В связи с этим возникает и проблема вторичных миграций – движения беженцев и вынужденных мигрантов, не сумевших устроиться по первому месту прибытия. Все это обостряет ситуацию, повышает уровень социальной напряженности и конфликтности в обществе, способствует росту криминогенности как мигрантов, так и коренного населения. Так, противоречия и конфликты мигрантов с местными жителями стимулируют объединение и тех и других по национальному, земляческому и иным признакам, что способствует межгрупповым конфликтам, возникновению специфических криминальных формирований, разного рода конфликтам, разрешаемым в преступных формах.
Вместе с тем даже самые неблагоприятные условия, в которые может попасть мигрант после приезда, не влекут с неизбежностью его противоправного поведения. Существенны устойчивые личностные характеристики человека, сформированные прежними условиями жизни. Следовательно, специфика причин и условий преступности приезжих заключается не столько в социальных условиях и социальной среде, в которую они попадают после приезда, сколько во взаимодействии трех выделенных ранее линий детерминации, а также в том, как они проявляются у разных категорий мигрантов. В одних случаях определяющей оказывается первая линия детерминации (например, у маятниковых мигрантов, преступников-"гастролеров" и других лиц, прибывших с криминальными намерениями). В других случаях острые проблемные ситуации до и после приезда усугубляют друг друга, как, например, у беженцев, вынужденных мигрантов, у лиц, ранее судимых, утративших нормальные социальные позиции, жилье, социально полезные связи, у лиц, не имеющих определенного места жительства, постоянных источников дохода. В тех же случаях, когда мигрируют лица с социально одобряемыми целями, связанными, например, с работой, командировками или туризмом, отдыхом, лечением, главной детерминантой их антиобщественного поведения может оказаться проблемная ситуация, складывающаяся у названных лиц после их приезда.
Заслуживает внимания так называемая коммерческая миграция. К середине 90-х годов в России в нее включалось до 10 млн. человек в год. Предпринимательские интересы граждан России приводили к увеличению потоков таких мигрантов. Это также связано с участием страны в международной рыночной системе, получением иностранных инвестиций, программами сокращения безработицы, стимулирования производства и увеличения налоговой базы [539 См.: Миньковский Г.М. Вопросы совершенствования уголовного законодательства в сфере охраны безопасности иностранного бизнеса в России // Обеспечение безопасности иностранных граждан. М., 1995, С. 30.]
. Таким образом, среди приезжих увеличивается и доля иностранных граждан.
Если своевременно не создается надежная система обеспечения их безопасности, то, как показывают исследования, постоянно растет число преступлений, совершаемых в отношении иностранцев. В России в 1995 году фиксировалось 14 120 таких преступлений (в 1993 г. – 11 298).
Преступность мигрантов увеличивается и в условиях, когда на территории страны оказывается все больше иностранцев, бегущих из стран с террористическими режимами, охваченных войнами, социальными потрясениями, а также из отсталых стран, с более низким жизненным уровнем населения.
Россия в соответствии со ст. 63 Конституции РФ и нормами международного права предоставляет многим из таких лиц политическое убежище. Кроме того, ее территория используется для транзита из азиатских в европейские государства. Фиксировался рост числа иностранцев, незаконно проживающих без документов, с просроченными визами, различных скитальцев из Сомали, Афганистана, Турции, Вьетнама, Китая, Индии и т. д. Беспорядочный, конспиративный, бесконтрольный поток таких мигрантов, зачастую нарушающих правила въезда, представляет серьезную криминологическую проблему.
В детерминации преступности мигрантов весомы роли конкретной ситуации, в которой они оказываются после приезда, а также отсутствие четкой системы учета и регистрации иностранцев с момента пересечения ими государственной границы и контроля за передвижением по стране.
Указанные категории иностранных граждан, не имея жилья и средств к существованию, объединяясь в криминальные группы по национальному, интернациональному принципу, вносят нередко заметный вклад в развитие транснациональной преступности. При этом развиваются такие опасные виды преступности, как незаконный вывоз рабочей силы, продажа женщин в сексуальное рабство, подделка документов на въезд и выезд, торговля детьми, контрабанда, взятие заложников, похищение людей и др.
Значительное число иностранцев попадали в Россию и из республик бывшего Союза без документов и въездных виз, чему способствовало отсутствие оборудованных государственных границ. Кроме того, значимо рассогласование законодательства сопредельных государств. В некоторых бывших республиках СССР в отличие от России не отменялось уголовное преследование за бродяжничество, попрошайничество и ведение иного паразитического образа жизни. Вполне естественно поэтому, что лица без определенного места жительства и занятий (профессиональные бродяги и нищие) приезжали из таких государств в Россию и продолжали вести привычный для них образ жизни.
Обстоятельства объективного и субъективного характера, возникающие у мигрантов после приезда, определяют третью линию детерминации, которая прежде всего связана с проблемой их адаптации в новых условиях. Она осложняется практически полным отсутствием социального контроля и социальной помощи таким лицам. Довольно типичным примером является положение транзитных пассажиров, которым трудно, особенно при отсутствии достаточных средств, нормально устроиться, и порой по нескольку ночей приходится ночевать на вокзалах, что существенно повышает степень их виктимности и вероятности возникновения криминогенных ситуаций. О третьей линии детерминации преступности мигрантов позволяют судить: 1) характеристики временного места жительства и возможности жилищно-бытового устройства разных континген-тов приезжих; 2) материальные возможности удовлетворения потребностей, возникающих в период временного проживания; 3) характеристики ближайшего окружения, микросреды, в которой проводится большая часть времени;
4) характер деятельности приезжего в городе, в той или иной мере связанный с целями приезда.
Сложность анализа причин и условий, способствующих преступности приезжих, заключается главным образом в неоднородности их массива. Следовательно, надо уметь видеть в нем различные категории приезжих и связанные с ними наиболее типичные ситуации, возникающие у них после приезда. Так, лица, командированные для исполнения служебных обязанностей, приехавшие с коммерческими, предпринимательскими, творческими и иными аналогичными целями, оказываются, как правило, совершенно в иной ситуации, чем лица, прибывшие после отбытия наказания и утратившие (в связи с существовавшими ранее ограничениями в прописке в ряде крупных городов) жилье, пытающиеся восстановить свои жилищные права, или преступники-"гастро-леры", прибывшие с криминальными целями. Ситуации, возникающие у организованных туристов, лиц, приехавших с целью навестить близких родственников, трудно сравнить с ситуациями транзитных пассажиров, ищущих возможности устроиться на одни-трое суток до переезда по месту назначения, или тем более бродяг, не имеющих определенного места жительства, и т. д.
При криминологической классификации мигрантов значим такой критерий, как мотивация приезда. Мотивация выступает своего рода интегральным (обобщающим) индикатором личностных детерминантов поведения приезжих, она, во-первых, неразрывно связана с потребностями, интересами, определяющими приезд, поэтому дает представление о личности; во-вторых, характеризует содержание и остроту проблемной ситуации, стимулирующей приезд; и в-третьих, в значительной мере определяет поведение приезжего.
Таким образом, мотивация приезда, будучи включенной в конкретный механизм поведения, и обнаруживая связи и взаимодействия с другими элементами этого механизма, является важным криминологическим компонентом, подлежащим анализу в рамках выявления причинного комплекса преступности мигрантов, особенно такой их категории, как приезжие.

§ 3. Особенности борьбы с преступностью
мигрантов

Сложности борьбы с преступностью приезжих определяются прежде всего разнородностью контингента мигрантов. С одной стороны, общие меры безопасности населения, применяемые повсеместно, призваны обеспечить правопорядок, охрану прав и законных интересов любых граждан, находящихся на территории страны. Поэтому чем выше уровень безопасности населения, тем соответственно выше и уровень защищенности приезжих, иностранцев и других подобных лиц. С другой стороны, интересы борьбы с преступностью и ее профилактики требуют специфических подходов к разным контингентам населения, в том числе к мигрантам.
При этом, поскольку на криминологическую ситуацию влияют количественные и качественные параметры потока приезжих, постольку интересы охраны правопорядка предполагают как сокращение по возможности или оптимизацию количества приезжих, так и создание надлежащих условий их пребывания, снижающих вероятность возникновения криминогенных ситуаций.
Достижение этих целей возможно только путем совершенствования политической, экономической и духовной жизни общества, т. е. мерами, относимыми криминологической наукой к общепрофилактическим. То, что борьба с преступностью зависит в первую очередь от проведения эффективной политики реформ в России, а уже затем от состояния специально-предупредительной и правоохранительной деятельности, особенно ярко доказывается анализом преступности мигрантов.
Без общесоциальных мер, только специальными, нельзя успешно нейтрализовать негативные последствия миграции. Так, дополнительные рабочие места могут успешно и стабильно создаваться только на базе роста производства, успешной социально-экономической политики.
В то же время изложенное не исключает признания важности специальных межгосударственных миграционных программ. Именно они способны обеспечивать разрешение большинства проблем, связанных с миграцией и особенно вынужденной миграцией населения.
Закон о беженцах и вынужденных переселенцах, а также целый ряд специальных нормативных актов способны давать положительный эффект только при наличии соответствующих экономических и социальных гарантий их осуществления.
Таким образом, фактор повышенного притока приезжих должен учитываться как в широком аспекте – при регулировании социально-экономического развития страны, региона; города, так и в более узком – при управлении процессом борьбы с преступностью.
Особо следует подчеркнуть общепрофилактическое значение надлежащего обслуживания приезжих. Существует масса нерешенных проблем, создающих для приезжих ряд материальных, организационных и психологических трудностей. Они могут быть связаны, например, с недостатками транспортного и иного обслуживания, слабой социальной помощью нуждающимся в ней приезжим, слабой материальной базой их временного бытового устройства и т. д. Последнее обстоятельство существенно тормозит строительство специальных гостиниц вблизи вокзалов для транзитных пассажиров и других лиц, приехавших на короткие сроки, развитие частного гостиничного хозяйства, создание единой службы централизованного размещения иногородних, централизованной справочной службы для приезжих и многие другие полезные инициативы, общепрофилактическое значение которых весьма значимо.
Общепрофилактические меры одинаково важны как для местного населения, так и для разных контингентов приезжих, в том числе иностранцев. Но для иностранцев наряду с этим важно прежде всего правовое регулирование их пребывания на территории страны.
Основы правового статуса иностранцев на территории Российской Федерации определяются прежде всего Конституцией России (ст. 62 и 63). В ст. 62 Конституции РФ, в частности, сказано, что "иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации", в числе которых, например, правовое положение иностранцев, пользующихся привилегиями и дипломатическим иммунитетом от административной и уголовной юрисдикции нашей страны. Кроме того, в части, не противоречащей законодательству РФ и заключенным ею международным соглашениям, действуют также специальные правовые акты: Закон СССР о правовом положении иностранных граждан в СССР [540 См.: Ведомости Верховного Совета СССР. 1981. № 26. Ст. 836.], Правила пребывания иностранных граждан в СССР [541 См.: Сборник постановлений Правительства СССР. 1991. № 12–13. Ст. 55.] и Правила транзитного проезда иностранных граждан через территорию СССР [542 См.: Сборник постановлений Правительства СССР 1984. № 21. Ст. 113.]
. Нарушения этих норм влекут для иностранцев разного рода ответственность, вплоть до уголовной. Ст. 197 У К РСФСР предусматривала уголовную ответственность за нарушение правил въезда или проживания в пограничной полосе или пограничной зоне, а ст. 1971 УК РСФСР – за нарушение иностранными гражданами и лицами без гражданства правил пребывания и транзитного проезда через территорию страны. Как показывают исследования, карательная практика в отношении лиц, нарушивших эти нормы, была крайне слабая: за ряд последних лет по указанным статьям никто не осуждался. Это объясняется как административной преюдицией этих норм, так и возможными недостатками уголовно-правового воздействия, применяемого к иностранным гражданам.
Требуют согласованного решения проблемы беженцев, вынужденных и других категорий мигрантов с целью пресечения незаконной миграции и оказания помощи вынужденным мигрантам. Поэтому, например, заслуживает внимания межгосударственный акт (типа конвенции) об оказании правовой помощи, регулирующий перемещение граждан стран – участников СНГ с пересечением границ, учет таких перемещений и порядок контроля.
Приоритет общепредупредительных мер еще не означает их первоочередности; напротив, такие меры должны сочетаться и взаимодействовать одновременно с мерами специально-предупредительными и правоохранительными.
При этом равенство перед уголовным законом иностранцев и лиц без гражданства и в случае охраны их бизнеса, и в случае совершения ими преступлений не исключает, а, наоборот, предполагает дифференциацию профилактических, оперативно-розыскных, процессуальных и иных мер воздействия. В России они по-разному применяются в отношении граждан стран СНГ, других стран, входивших ранее в состав СССР, или стран дальнего зарубежья, в составе которых различаются страны Америки, Европы, Ближнего и Дальнего Востока и другие с их дальнейшей более глубокой дифференциацией.
В настоящее время основу специально-предупредительных мер, направленных на оказание всесторонней помощи иностранным гражданам и осуществление контроля за их пребыванием, составляет административно-правовая деятельность подразделений милиции общественной безопасности и Паспортно-визовой службы органов внутренних дел. Хотя оказание помощи иностранным гражданам в осуществлении их прав и законных интересов реализуется в деятельности всех структурных звеньев системы'МВД, тем не менее Паспортно-визовая служба в соответствии с приказом МВД России № 445 1993 года координирует их работу по участию в обеспечении контроля за соблюдением правил пребывания иностранцев и лиц без гражданства на территории РФ, руководствуясь в своей деятельности помимо законов и нормативных актов МВД Положением о Паспортно-визовой службе МВД РФ, утвержденным приказом № 124 1993 года МВД России [543 Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1993. № 8. Ст. 659.]
. Специально-профилактическая роль Паспортно-визовой службы определяется самим характером ее функций, в число которых входит: выдача паспортов, осуществление прописки и выписки, регистрация иностранных граждан и лиц без гражданства, выдача им документов на право проживания, оформление разрешений на въезд в РФ и выезд за границу и т. д.
Большое профилактическое значение имеет проведение такой службой совместно с другими подразделениями органов внутренних дел различных комплексных специальных мероприятий: рейдов, патрулирования, целевых оперативно-поисковых мероприятий по выявлению иностранцев, у которых отсутствуют законные основания пребывания в России, проверки соблюдения паспортного режима и т. д. Основной задачей данных мероприятий является: выявление иностранцев, не соблюдающих порядок регистрации, проживающих по просроченным или недействительным документам, не соблюдающих порядок передвижения и выбор места жительства, и других тому подобных категорий. О лицах, претендующих на получение убежища, органы МВД в срочном порядке информируют Миграционную службу России для принятия ею соответствующего решения.
Сила профилактического воздействия на преступность во многом зависит от совместной согласованной деятельности субъектов профилактики. Единство системы профилактики диктует необходимость их взаимодействия как по вертикали – с вышестоящим звеном системы, так и по горизонтали – с аналогичными и другими органами в различных регионах, не являющимися вышестоящими. Именно второй вид координации и взаимодействия заключает в себе наиболее широкие неиспользованные в практике возможности борьбы с преступностью приезжих. Весьма важным в этом отношении является проведение совместных мероприятий, обмен оперативной и иной информацией, проведение координационных и иных совещаний с целью выработки единых согласованных действий в заданных направлениях и т. д. Особое значение в борьбе с преступностью приезжих играет, например, взаимодействие правоохранительных органов со службой внешней разведки, миграционной службой, рядом других государственных органов.
Для активизации противодействия преступности, связанной с иностранцами, в большинстве органов внутренних дел субъектов Федерации были созданы специальные подразделения уголовного розыска. Это дало свои положительные результаты. Вместе с тем для повышения эффективности их функционирования, как показала практика, важно не допускать целого ряда недостатков по раскрытию и расследованию преступлений мигрантов; повышать уровень подготовки и специализации сотрудников, непосредственно занятых борьбой с преступностью, связанной с иностранцами; решать проблему переводчиков при раскрытии и расследовании преступлений и многие другие.
Особую помощь в борьбе с преступностью иностранцев, особенно носящей транснациональный характер, оказывает Интерпол. Он осуществляет прямые контакты с зарубежными коллегами по вопросам розыска преступников, экстрадиции и другим правовым проблемам. Кроме того, национальное бюро Интерпола содержит богатый банк информации, которая в определенной мере может быть использована и правоохранительными органами, ведущими борьбу, с преступностью иностранцев, и в отношении иностранцев.
Важным условием достижения положительных результатов в борьбе с преступностью мигрантов является уровень информационного обеспечения такой деятельности. К сожалению, в России долгие годы отсутствовал даже статистический учет преступности приезжих. Постепенно он расширялся, но медленно избавлялся от многих недостатков: неполноты, нестабильности, исключающей возможности сравнения; ведомственного характера, приводящего к несопоставимости ряда данных, и др.
Крайне отрицательно на состоянии борьбы с преступностью мигрантов сказывается отсутствие глубоких научных разработок проблем борьбы с преступностью приезжих и даже публикаций на данную тему.
Вместе с тем эта проблема, наиболее заметно актуализировавшаяся в последние годы, требует повышенного профилактического внимания и соответственно не только полной, но даже "избыточной" информации для ее дальнейшей разработки.
Следовательно, необходимо создание единого централизованного банка данных, содержащих всю информацию, требующуюся органам, ведущим борьбу с преступностью вообще и с преступностью мигрантов в частности. Для этого целесообразно осуществить прежде всего разработку системы показателей, всесторонне характеризующих:
преступность приезжих с учетом отдельных регионов и, мест ее наибольшей концентрации, отдельных отраслей и объектов, периодов их наибольшей активизации;
преступников-приезжих с выделением различных кон-тингентов, требующих дифференцированного профилактического подхода;
обстоятельства, способствующие преступности мигрантов;
состояние правоохранительной и иной деятельности, направленной на борьбу с такого рода преступностью.
Рассмотрение профилактики преступности как области социального управления предполагает необходимость ее планирования [544 См.: Курс советской криминологии. М., 1986. С. 18.]
. Возможны два пути: 1) создание специальных планов (программ), направленных на борьбу с преступностью приезжих; 2) включение указанных мероприятий в планы, программы, преследующие общие цели борьбы с преступностью.
Примером первого варианта планирования может быть разработанная на 1993–1995 годы Межведомственная программа борьбы с преступностью, связанной с иностранными гражданами, в которой были предусмотрены мероприятия по предупреждению такой преступности, укреплению сотрудничества с правоохранительными органами зарубежных стран и т. д.
При осуществлении программно-целевого подхода к планированию реализация основной цели включает постановку ряда подцелей, в число которых входит и борьба с преступностью иностранцев и других приезжих. Данная подцель требует постановки и решения конкретных задач, указанных в соответствующем разделе программы. Такая программа является примером второго варианта планирования. Реализация и осуществление любого варианта плана, программы требует значительного материального и ресурсного обеспечения.
Таким образом, подводя итоги вышеизложенного, следует выделить несколько приоритетных направлений борьбы с преступностью мигрантов: совершенствование законодательства в целях адекватного складывающимся социально-экономической, политической и криминальной ситуациям регулирования въезда, выезда, пребывания и передвижения мигрантов по территории страны; предоставление им различных статусов (беженец, вынужденный переселенец и т. д.); разработка действенного правового механизма реализации на практике конкретных норм, включающих меры социальной помощи мигрантам и социального контроля за ними. Наряду с этим необходим комплекс активных наступательных мер, опирающихся на всестороннюю и полную информацию, оформленных в виде комплексной Государственной или межведомственной программы, обеспеченной экономическими ресурсами, использующей все возможные средства научного и практического поиска путей повышения эффективности борьбы с преступностью в условиях новой социально-экономической политики.



































Глава 32. Рецидивная преступность

§ 1. Криминологическая характеристика. § 2. Специфика детерминации и причинности. § 3. Особенности борьбы с рецидивной преступностью

§ 1. Криминологическая характеристика

Когда говорят о рецидивной преступности, то имеют в виду совокупность преступлений, совершаемых рецидивистами.
Уже само определение рецидивной преступности свидетельствует о том, что это составная часть всей преступности, выделенная по особой характеристике субъекта преступления, аналогично тому, как выделяется, например, преступность несовершеннолетних, женская преступность и т. д.
Понятие "рецидив" произошло от латинского recidivus, что в переводе означает повторение явления после его кажущегося исчезновения. К рецидивным криминологи относят все преступления, совершенные лицами, ранее совершавшими преступления, в случае если прежние преступления известны правоохранительным органам и стали предметом их основанного на законе реагирования. Это не только осуждение судом, но и передача виновного на поруки, направление материалов дела на рассмотрение товарищеского суда, комиссии по делам несовершеннолетних и т. п.
Рецидив преступлений отличается от совокупности и по-вторности тем, что новое преступление совершается уже после того, как были приняты предусмотренные законом меры за предыдущие. Повышенная общественная опасность рецидивной преступности заключается в том, что она выражает такое качество преступности, как ее устойчивость, свидетельствуя об упорном нежелании ряда лиц вести себя соответственно принятым в обществе нормам, о предпочтении криминальных вариантов решения своих проблем, несмотря на принятые к ним меры. Она свидетельствует также о несовершенстве правоохранительной системы, не способной эффективно воздействовать на лиц, совершивших преступления, слабом воздействии наказания, не достигающего целей исправления и перевоспитания осужденных. Кроме того, рецидивисты – наиболее запущенные в нравственно-правовом отношении лица, трудно поддающиеся воспитательному воздействию, оказывающие заметное отрицательное воздействие на качественные характеристики преступности, повышение степени ее тяжести, общественной опасности, организованности и профессионализма. Они несут в общество свои антиобщественные взгляды и нормы поведения, пропагандируют криминальную субкультуру, оказывая тем самым пагубное влияние на морально неустойчивых лиц, особенно из молодежной среды, втягивая их в преступную деятельность.
Указанное криминологическое понимание рецидива отличается от уголовно-правового, например, отраженного в ст. 18 нового Уголовного кодекса Российской Федерации. Там говорится, что "рецидивом преступлений признается совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление". В то же время Уголовный кодекс предусматривает освобождение от уголовной ответственности лица, впервые совершившего преступление: небольшой тяжести, в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ), в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76 УК РФ), небольшой или средней тяжести вследствие изменения обстановки (ст. 77 УК РФ). А при совершении несовершеннолетним преступления небольшой или средней тяжести предусмотрена возможность его освобождения от уголовной ответственности и применение принудительных мер воспитательного характера (ст. 90 УК РФ).
Во всех этих случаях, а также в случае назначения наказания, не связанного с лишением свободы, за первое преступление, по Уголовному кодексу РФ, лицо не признается рецидивистом с соответствующими правовыми последствиями. Но криминологи такое лицо считают рецидивистом, ибо им приходится объяснять не просто факт преступного поведения, но и то, почему он повторился после выявления предыдущего и принятия предусмотренных законом мер.
Итак, самое широкое понятие рецидива принято криминологией. В основе криминологического понятия рецидива заключается факт неоднократного совершения преступления лицом, независимо от характера принятых мер. В соответствии с этим под данное понятие подпадают преступления, совершенные: лицами, судимость которых снята и погашена; лицами, судимость которых не снята и не погашена; лицами, отбывающими наказание; лицами, освобожденными от ответственности по нереабилитирующим основаниям; лицами, совершившими новое преступление в период предварительного расследования или судебного разбирательства уголовного дела о первом преступлении. Под уголовно-правовым рецидивом понимается совершение нового преступления лицом, ранее судимым, судимость которого не снята и не погашена в установленном законом порядке.
Существует также понятие пенитенциарного рецидива, которое разными авторами применяется в тех или иных случаях. Одни имеют в виду, что последущее преступление совершено после отбывания наказания в виде лишения свободы (данное толкование совпадает с уголовно-правовым рецидивом в понимании нового УК РФ), другие авторы таким рецидивом считают совершение нового преступления в условиях отбывания лишения свободы, т. е. в пенитенциарном учреждении. И тогда понимание рецидива в последнем смысле в значительной степени приводит к отождествлению понятий рецидивная и пенитенциарная преступность. На самом деле эти понятия важно различать, имея в виду указанное выше криминологическое определение рецидивной преступности [545 О наиболее полном анализе этого понятия см.: Горбатовская Е. Г., Кононов А. Л., Юцкова Е. М. Личность рецидивиста и использование данных о ней в деятельности прокуратуры. М., 1987.]
.
Основное, что отличает рецидивистов от лиц, впервые совершивших преступление, – это, во-первых, степень их нравственно-правовой запущенности, проявляющаяся в конкретных деяниях и суждениях; во-вторых, особо отрицательные характеристики социальной среды личности. Все это во взаимодействии служит источником новых преступлений уже после того, как их антиобщественные поступки получили соответствующую правовую оценку государства и общества, повлекли за собой принятие соответствующих правовых мер. Характер ранее принятых к таким лицам мер может быть различным.
Рецидивная преступность – составная часть всей преступности, поэтому для нее характерны прежде всего все характеристики, присущие всей преступности и преступности первичной [546 См. соответствующие главы учебника.]
. Но наряду с общими характеристиками рецидивная преступность обладает и специфическими характеристиками, присущими только ей одной в отличие от преступности первичной. Именно их анализ позволяет выявить самые существенные, самые важные стороны рецидивной преступности, необходимые для оценки ее качественного состояния. К таким характеристикам относятся:
кратность рецидива – количество преступлений, с применением соответствующих мер уголовно-правового воздействия, предшествующих последнему преступлению. По общему правилу выделяется простой и многократный рецидив. К последнему относится совершение одним лицом трех и более преступлений;
степень общественной опасности рецидива, определяемая количеством преступлений. При этом выделяются опасный и особо опасный рецидив. В соответствии со ст. 18 УК РФ "рецидив преступлений признается опасным при совершении лицом умышленного преступления, за которое оно осуждается к лишению свободы, если ранее это лицо два раза было осуждено к лишению свободы за умышленное преступление; при совершении лицом умышленного тяжкого преступления, если оно ранее было осуждено за умышленное тяжкое преступление. Рецидив признается особо опасным:
а) при совершении лицом умышленного преступления, за которое оно осуждается к лишению свободы, если ранее это лицо три или более раз было осуждено к лишению свободы за умышленное тяжкое преступление или умышленное преступление средней тяжести;
б) при совершении лицом умышленного тяжкого преступления, если ранее оно два раза было осуждено за умышленное тяжкое преступление или было осуждено за особо тяжкое преступление;
в) при совершении лицом особо тяжкого преступления, если ранее оно было осуждено за умышленное тяжкое или особо тяжкое преступление";
общий и специальный рецидив, различающийся степенью однородности совершаемых рецидивистом преступлений. Специальный рецидив, характеризующийся повторным со-вершением преступлений однородного состава, свидетельствует о степени профессионализма рецидивистов, повышенной степени их общественной опасности;
интенсивность преступности рецидивистов, демонстрирующая частоту совершения преступлений, – период времени между предыдущим и последующим преступлением. В соответствии с этим принято выделять число рецидивистов, совершивших преступление в течение первого года после освобождения от наказания за предыдущее преступление;
характер динамики криминальной активности рецидивистов – переход от совершения преступлений одной тяжести к преступлениям иной тяжести;
вид рецидива, связанный с характером мер, применявшихся к лицу за совершение предыдущего преступления. Он определяется, например, числом лиц, ранее содержавшихся в ИТУ и вновь совершивших преступления; числом лиц, совершивших очередное преступление в период неотбытой части наказания после условно-досрочного освобождения, в период отбывания исправительных работ, после отсрочки исполнения приговора; числом лиц, совершивших преступления, когда они находились под следствием по делу о предыдущем преступлении; а также, имея в виду криминологический рецидив, количеством лиц, освобожденных от уголовной ответственности по амнистии, с применением мер общественного воздействия и другим нереабилитирующим основаниям. Анализ уровня рецидива после применения мер воздействия к лицу, совершившему преступление, имеет огромное практическое значение, так как позволяет дать оценку конкретным мерам уголовно-правового воздействия с целью определения их адекватности, выявления наиболее распространенных недостатков и их последующей коррекции.
Методика анализа рецидивной преступности предполагает изучение как количественных, так и качественных ее характеристик. Общепринятые подходы к такому изучению связаны прежде всего с анализом и оценкой уровня рецидивной преступности. Он определяется количеством преступлений, совершенных лицами, ранее совершавшими преступления, и числом таких лиц. При этом, поскольку преступность, в том числе рецидивная, под влиянием различных взаимодействующих факторов постоянно меняется, необходимо изучение тенденций ее изменения, т. е. динамики преступности по определенным периодам (десятилетиям, пятилетиям, отдельным годам). Важно также определить регионы, где такая преступность получила наибольшее развитие, т. е. анализ географии рецидивной преступности. Выбор тех или иных объектов изучения определяется целями и задачами, стоящими перед исследователями. Но вместе с тем, когда речь идет о рецидивной преступности, непременным условием ее изучения является сравнительный анализ соотношения рецидивной и первичной преступности. Анализ предполагает расчет удельного веса (доли) рецидивной преступности в общем числе зарегистрированных преступлений, дела о которых закончены производством в отчетном периоде, и доли в общем числе выявленных преступников – тех, кто ранее совершал преступления.
Показатель соотношения первичной и рецидивной преступности является важнейшим фактором, характеризующим преступность того или иного периода, в том или ином регионе. Методика его расчета дана в криминологической литературе [547 См.: Методика анализа преступности. М., 1986.]
.
При. выявлении интенсивности рецидивной преступности, выражаемой коэффициентом рецидивной преступности по фактам и по лицам, рассчитывается число рецидивистов в криминологическом понимании на 100 или 10 тыс. жителей в зависимости от величины соответствующего региона. Коэффициент рецидивной преступности показывает уровень по-раженности рецидивной преступностью того или иного региона и служит в основном для сравнения регионов с разным числом жителей. Наибольшее криминологическое значение имеет специальный коэффициент рецидивной преступности, рассчитанный на соответствующее число лишь тех жителей, которые были ранее судимы. Но в регионах России можно было получить данные только о числе проживающих там ранее судимых лиц с неснятой и непогашенной судимостью. Криминологически существенны данные обо всех лицах, ранее совершавших преступления и выявлявшихся в установленном законом порядке правоохранительными органами, судами. Но реализация этих интересов криминологии не должна входить в противоречие с конституционными правами и свободами граждан, институтами снятия и погашения судимости.
Соотношение рецидивной и первичной преступности является показателем рецидивоопасности преступности. Разные виды преступлений имеют разную рецидивоопасность, следовательно, ее изучение должно проводиться на трех уровнях: преступности в целом, отдельных ее видов (например, корыстной, насильственной) и отдельных конкретных преступлений (краж, грабежей, разбоев и т. д. ). Таким образом, происходит переход от изучения количественных параметров рецидивной преступности к изучению ее качественных характеристик.
Увеличение в составе рецидивистов доли лиц, совершавших преступления многократно, свидетельствует о повышении его общественной опасности; увеличение доли лиц, совершивших преступления однородного состава, – о профессионализации рецидивной преступности; повышение доли особо опасных рецидивистов служит показателем крайне неблагоприятных тенденций рецидивной преступности.
Отмечается взаимосвязь таких характеристик рецидивной преступности, как многократность и особо опасный рецидив, многократность и интенсивность преступности и т. д.
Фиксируется также тесная связь между криминальной специализацией и отбыванием наказания в местах лишения свободы, где осужденные, по мнению 76,5% таких лиц, набираются криминального опыта.
Многократность, криминальная специализация и особо опасный рецидив определяют характер совершаемых преступлений, их интенсивность, уровень общественной опасности и другие характеристики. Поэтому недостаточно констатировать изменение их соотношения в числе всех лиц, ранее совершавших преступления, а надо выделить отдельные виды преступлений, наиболее для них характерные.
При изучении криминологической характеристики рецидивной преступности наряду с изучением уголовной и судебной статистики осуществляется изучение уголовных дел, проводятся опросы, используются иные методы проведения специальных криминологических исследований.
Источники информации разнообразны. Условно их можно разделить на три группы. Первая группа – статистическая, включает в себя статистические отчеты: о преступлениях, совершенных лицами, ранее совершавшими преступления (ф. № 1 МВД РФ); о лицах, ранее совершавших преступления (ф. Р МВД РФ); об осужденных, ранее судимых (ф. № 11 МЮ РФ), и некоторые другие. При анализе статистической отчетности надо иметь в виду определенный уровень рассогласования между учитываемой преступностью и реальной, не находящей полного отражения в статистике за счет своей латентности. Уровень латентности рецидивной преступности может повышаться с ростом профессионализма преступников, помогающего им избежать ответственности, падением раскрываемое™ преступлений и некоторыми иными обстоятельствами.
Вторая группа источников информации – документальная, связанная в основном с изучением материалов уголовных дел, различных справок и обобщений, подготовленных работниками правоохранительных органов, и других документов, касающихся борьбы с преступностью.
Информация, полученная из первых двух источников, дополняется материалами конкретных криминологических исследований, составляющих третью группу источников информации – исследовательскую. Достоинство этой группы – максимально широкий и разнообразный охват изучаемой проблемы, а недостаток – элемент субъективизма в оценках исследователями полученных эмпирических данных. В связи с этим наиболее оптимальным является подход к изучению рецидивной преступности, предполагающий сочетание всех трех видов источников информации, позволяющий максимально точно и полно оценить количественное и качественное состояние рецидивной преступности, причины и условия, ей способствующие.
Состояние рецидивной преступности в России в период реформ можно оценить как неблагоприятное. Положение усугублял рост первичной преступности, опережающий темпы роста рецидивной. В преступность втягивались все новые слои населения, повышалась степень общей криминальной зараженности. За счет несовершеннолетних и молодежи расширялась социальная база роста рецидивной преступности в последующие годы.
До 1986 года рецидивоопасность преступности была значительно выше [548 См.: Изменения преступности в России. Комментарий уголовной статистики. М.,1994. С.241–258.]
. С 1986 по 1994 годы наблюдался процесс снижения доли рецидивной преступности.
В 1995 году началась новая волна роста рецидивной преступности, сразу же существенно изменившая соотношение в числе преступников доли лиц, впервые и ранее совершавших преступления. Доля последних, достигшая к 1982 году 29,9%, а к 1994 году снизившаяся до 20,9%, в 1995 году вновь поднялась до 22,0%. Увеличение рецидивоопасности коснулось в 1995 году абсолютного большинства преступлений, и особенно тяжких.
На протяжении нескольких десятков лет, при всех изменениях рецидивной преступности, сохраняется неизменным основной принцип, согласно которому рецидивоопасность тем выше, чем выше степень тяжести совершенных преступлений. Так, в числе лиц, совершивших умышленные убийства, доля рецидивистов (36,6%) выше, чем в числе лиц, совершивших умышленные тяжкие телесные повреждения (32,6%), последних выше, чем в числе хулиганов (18,8%) и т. д. Точно так же в числе лиц, совершавших разбои, доля рецидивистов (36,2%) выше, чем среди грабителей (31,5%), а среди грабителей, в свою очередь, выше, чем в числе воров (26,1%). Это свидетельствует об особой общественной опасности преступлений, совершаемых рецидивистами.
Весьма неблагоприятные тенденции наблюдаются также в связи с ростом рецидивоопасности преступлений, связанных с оружием, наркотиками, бандитизмом. Например, только в 1994–1995 годах в России число ранее совершавших преступления участников бандитских нападений увеличилось более чем втрое. Одновременно с этим происходил рост числа рецидивистов, участвующих в незаконных валютных операциях, изготовлении поддельных денег и ценных бумаг, мошенничестве и других преступлениях, требующих высокого криминального профессионализма.
Таким образом, и статистика, и материалы изучения уголовных дел свидетельствовали об изменении качественных характеристик рецидивной преступности, более отчетливом проявлении в ней профессионализма и организованности. Доля рецидивистов, совершивших преступления в группе в России в 1990–1995 годах, выросла в 4 раза и достигла в 1995 году 32,3% от их общего числа. При этом материалы уголовных дел свидетельствовали о том, что среди групп, в составе которых совершали преступления рецидивисты, выше доля организованных. Например, было установлено, что около 3000 рецидивистов – члены организованных преступных групп, и их количество возрастает быстрее, чем общее количество рецидивистов в числе преступников.
Как показывают криминологические исследования, ранее судимые лица в силу своего профессионализма и возросшей организованности успешнее уходят от ответственности, в частности, за счет продуманной системы защиты себя и соучастников от разоблачения и наказания [549 См.: Преступность в России в девяностых годах и некоторые аспекты законности борьбы с ней. Сборник М., 1995. С. 41.]
. В связи с этим повышается уровень латентности не только рецидивной, но и всей преступности.
В России период реформ характеризовался ростом преступной активности рецидивистов, увеличением в их среде числа особо опасных. По сравнению с 1990 годом в 1995 году число лиц, совершавших преступления три и более раз, выросло на 59,2%, а число выявленных особо опасных рецидивистов – на 21,2%. С ростом многократности рецидива нарастала и интенсивность преступности рецидивистов, о чем в значительной мере свидетельствовал рост числа рецидивистов, которые после освобождения из исправительно-трудовых учреждений совершили преступления в течение первого года пребывания на свободе.
Криминологические исследования показали, что рецидивисты очень быстро переориентируются на совершение тех конкретных преступлений, которые приносят наибольшую экономическую выгоду. В России долгие годы для рецидивистов было характерно совершение преимущественно общеуголовных корыстных преступлений. В годы перестройки и реформ это проявилось отчетливо: большинство рецидивистов (59%) продолжали преимущественно совершать корыстные общеуголовные преступления, в том числе 47% – кражи; 9% – насильственные преступления и только 2,4% выявленных рецидивистов совершали экономические преступления.
Среди рецидивистов выросла доля лиц, совершивших кражи, грабежи, вымогательства, преступления, связанные с распространением наркотиков, и др. Вместе с тем на базе переориентации криминального поведения, перераспределения сил, территорий и сфер деятельности на новых направлениях, обусловленных особенностями новых политико-правовых и экономических отношений, происходила определенная структурная перестройка криминально ориентированных образований, углубление интеграции рецидивистов с лидерами экономической преступности [550 См.: О прогнозируемых тенденциях преступности в России и результатах изучения общественного мнения о состоянии правопорядка и деятельности органов внутренних дел. М., 1994. С. 3, 4.]
. Рецидивисты помогали
им осваивать наиболее прибыльные сферы преступности:
связанные с приватизацией, контролем над торговыми точками, мошенничеством в предпринимательской и банковской деятельности, с контрабандой и другими преступлениями в сфере экономики. При этом рецидивисты привносили в такую деятельность свои уголовные нормы поведения, использовали наиболее изощренные и жестокие методы запугивания, угроз и расправы. Не только результаты криминологических исследований и материалы уголовных дел, но даже статистика фиксирует повышение доли участия рецидивистов в экономических преступлениях.
Например, только в 1993–1995 годах в России число рецидивистов, участвовавших в незаконных валютных операциях, возросло в 2, 4 раза, число рецидивистов, изготовлявших поддельные деньги и ценные бумаги, – в 5 раз; чуть ли ни вдвое выросла доля рецидивистов в числе преступников, обманывающих потребителей и заказчиков, занимающихся незаконным предпринимательством в сфере торговли, и т. д. При этом по-прежнему низкой оставалась доля рецидивистов в числе лиц, совершавших преступления с использованием своего служебного положения. И дело не только в том, что очень незначительное число лиц, ранее судимых, занимали соответствующее служебное положение, но и в том, что в контингенте преступников становилась все более высокой доля лиц, не имевших определенного источника доходов, безработных, без определенного места жительства. Среди рецидивистов особенно велика доля таких контингентов. Как показывают материалы изучения уголовных дел, в числе рецидивистов, например, лица без определенного источника дохода составляли в годы реформ около 65%. Вполне понятно, что для многих названных лиц преступная деятельность играла роль основного источника доходов.
Этим в значительной степени объясняется и рост корыстной направленности рецидивной преступности в России, и углубление криминальной специализации: на фоне увеличения среди рецидивистов воров в их составе возрастала доля тех, кто неоднократно совершал преступления однородного состава. Данная доля с 1990 по 1995 годы выросла с 19% до 30%. В числе особо опасных рецидивистов 53, 3% составляют воры.
Многократное совершение однородных преступлений вырабатывает у рецидивистов определенные криминальные навыки и приемы, свидетельствующие о криминальном профессионализме. Криминальный профессионализм, по данным ранее проведенных исследований, фиксировался у каждого десятого рецидивиста в России.
По данным статистики, число рецидивистов, совершивших преступления однородного состава, с 1990 по 1995 годы постоянно росло и в общем числе рецидивистов составило 22,5%. Остальные же 77,5% рецидивистов совершали преступления смешанного состава. Разнородные преступления особенно характерны для лиц, первые преступления которых совершались с насильственной мотивацией. Как правило, такие лица затем меняли свою криминальную ориентацию. После 3-й, 4-й судимости насильственный рецидив снижается не менее чем наполовину [551 См.: Зелинский А.Ф. Рецидив преступлений. Харьков, 1980. С. 84. ].
Большое значение для криминологической оценки рецидивной преступности имеет вопрос о характере изменения степени тяжести последующих преступлений в сравнении с предыдущими. Повышается ли тяжесть совершаемых преступлений по мере увеличения числа судимостей? Однозначный ответ на данный вопрос был бы заведомо неверным. Дело в том, что в периоды перестройки и реформ в России происходило углубление дифференциации в среде рецидивистов, как, впрочем, и в составе всех преступников. Часть рецидивистов, используя новые экономические отношения, активно включилась в экономическую преступную деятельность, и большинство их деяний оставались латентными. Одновременно повышался уровень их криминальной квалификации, усиливалась их организованность. Углублялась нравственно-правовая деформация их сознания, приводящая к совершению все более тяжких преступлений. Злостный и устойчивый характер их преступной активности позволяет прогнозировать переход именно представителей данной группы рецидивистов от совершения менее тяжких к более тяжким и профессиональным преступлениям.
На другой части рецидивистов отразилась усиливающаяся маргинальность и люмпенизация населения, его алкоголизация, падение жизненного уровня, психология аутсайдерст-ва и другие черты социальной дезориентации [552 Ратинов А.Р. Криминализация общества // Пути противодействия. Научная информация по вопросам борьбы с преступностью. М., 1995. № 155. С. 42.]
. Это в основном лица старшего поколения – многократные рецидивисты, преступность которых постепенно примитивизируется, степень тяжести снижается; она все больше носит ситуативный характер, чаще всего связанный с потребностью добыть спиртное любым, в том числе антиобщественным, способом.
Большинство таких рецидивистов не работают, пьянствуют, ведут паразитический образ жизни. Среди них высока доля лиц, не имеющих постоянного источника доходов, определенного места жительства и т. п.
Дифференциации в среде рецидивистов соответствует и определенная их типология. Большинство представителей первой из рассматриваемых групп относятся к последовательно-криминогенному типу, т. е. категории наиболее злостных, опасных преступников, часто профессионалов. Они не только используют, но и сами создают благоприятные для совершения преступлений ситуации, активно преодолевают препятствия, строят систему защиты от разоблачения и наказания [553 Подробнее о типологии личности рецидивистов см.: Криминология. М., 1995; Горбатовская Е.Г., Кононов А.Л., Юцкова Е.М. Личность рецидивиста и использование данных о ней в деятельности прокуратуры. М., 1987; и др.]
.
Отличаются от этой группы рецидивисты ситуативно-криминогенного типа. Среди них много деморализованных или асоциальных лиц, совершающих чаще всего примитивные непредумышленные преступления общеуголовного корыстного характера.
У таких лиц отмечается утрата основных жизненных позиций, полезных связей, глубокая социальная дезадапта-ция, сопровождаемая распадом личности, который происходит в результате алкоголизации, психических отклонений, тяжелых соматических заболеваний. Их высокая приспособленность к условиям лишения свободы, отсутствие страха перед названным наказанием обусловливает зачастую простоту и очевидность совершаемых преступлений.
О многих из таких лиц можно говорить как о "привычных" преступниках, которые не умеют в рамках закона решать свои проблемы в условиях свободы, особенно при усложнении указанных условий.
Углубление дифференциации контингента рецидивистов сопровождается, во-первых, увеличением слоев последовательно-криминогенных и ситуативно-криминогенных, а среди последних – деморализованных рецидивистов, во-вторых, сокращением промежуточного слоя – рецидивистов ситуативных. Представители этого типа отличаются от последовательно-криминогенных непредсказуемостью и непредумышленностью преступного поведения. Преступление совершается под очень сильным влиянием социальной ситуации, создающейся без виновного участия ситуативного преступника. Для таких рецидивистов характерно противоречие совершения преступления личностной нравственно-правовой установке, небольшое количество судимостей, смешанный рецидив, совершение хулиганских и других насильственных действий под влиянием конфликтной ситуации и в нетрезвом виде. Некоторые исследователи называют этот тип рецидивистов неустойчивым, так как он неоднороден по составу и нестабилен. Его нестабильность проявляется в высокой вероятности перехода ситуативных рецидивистов к ситуативно-последовательно-криминогенным. Тогда как переориентация этих двух типов рецидивистов на ситуативное поведение наименее вероятна.
Для каждого из выделенных личностных типов рецидивистов характерны особенности не только преступного поведения, но и нравственно-правового сознания, специфика типичных проблемных жизненных ситуаций, своеобразие связей, социальной среды и т. д.
Типология рецидивистов играет огромную роль как в оценке современного состояния рецидивной преступности, так и для изучения ее причин и условий, разработки средств и методов борьбы с ней.

§ 2. Особенности детерминации и причинности

Рецидивная преступность является следствием общих процессов детерминации и причинности преступности в конкретных временно-пространственных границах; одновременно на нее оказывают сильное влияние процессы самодетерминации преступности в соответствующих условиях. Можно сказать, что рецидивная преступность наиболее концентрированно выражает негативные процессы, происходящие в преступности [554 См.: Изменения преступности и проблемы охраны правопорядка. М., 1994. С. 3–9.].
Экономические проблемы переходного периода, преобразование отношений собственности породили целые комплексы взаимодействующих объективных и субъективных факторов, влияющих на тенденции и характер всей и, в частности, рецидивной преступности. Кризисное положение в экономике, инфляция, падение жизненного уровня населения и углубление его материально-вещной дифференциации, политическая и национальная напряженность, вылившаяся в некоторых регионах в открытые военные конфликты, и целый ряд других негативных факторов постперестроечного периода привели к глубокому нравственно-психологическому кризису общества, пассивности и неверию людей в возможности вывода страны из кризиса, защиты их законных прав и интересов от преступных посягательств. Это осложняет борьбу с преступностью.
Причины и условия, способствующие рецидивной преступности, в отличие от преступности первичной, могут быть представлены в виде двух взаимосвязанных блоков [555 См.: Криминология / Под ред. В.Н. Кудрявцева., В.Е. Эминова. М., 1995. ].
Первый блок – это факторы первичные, обусловившие совершение первого преступления, поэтому они едины для первичных преступников и рецидивистов. Как показывают исследования, у лиц, совершивших преступления, как правило, сохраняются либо ухудшаются социальные условия и социальная среда, способствующие преемственности криминогенных ситуаций. Именно такое положение было зафиксировано результатами длящегося криминологического изучения личности рецидивистов во взаимодействии с их социальной средой. Крайне негативные условия формирования личности в детском и подростковом возрасте накладывали на нее стойкий негативный отпечаток, трудно поддающийся, а зачастую и не поддающийся воздействию, тем более что такие лица сознательно либо неосознанно стремились к своей привычной микросреде, в которой чувствовали себя наиболее комфортно [556 См.: Опыт длящегося криминологического изучения личности во взаимодействии с социальной средой. М., 1992. С. 18 и др.]
.
Стереотипы поведения, существовавшие в родительской семье, переносились ими на собственную семью, если, конечно, не встречали сильного положительного противодействия со стороны супругов и других членов семьи, стремившихся ее сохранить и нравственно облагородить. Такая ситуация, однако, встречалась крайне редко, учитывая ближайшее социальное окружение данного контингента, поэтому коренной поворот в поведении лиц, ранее судимых, от крайне отрицательного в молодом возрасте до активно позитивного – в зрелом, практически не наблюдался.
Кроме того, связанные с политической и экономической ситуацией в стране негативные изменения условий жизни населения, такие, как обнищание отдельных его социальных слоев и групп, безработица, усиление нерегулируемых миграционных процессов, вызванных бегством из районов конфликтов, и другие, сказывающиеся на положении законопослушного населения, значительно острее воздействуют на лиц, утративших свои социальные позиции в связи с совершением преступления и отбыванием наказания. Такие лица испытывают на себе воздействие второго блока факторов, влияющих на рецидивную преступность. Данный блок специфичен именно для преступности рецидивистов. Внутри него выделяются две группы взаимодействующих факторов:
1) факторы, влияющие на неблагоприятное протекание постпенитенциарной адаптации, и 2) факторы, связанные с различными недостатками в деятельности правоохранительных органов и судов, снижающие или сводящие на нет результаты воздействия правоохранительной системы на лиц, совершивших преступления.
Прежде всего постпенитенциарная дезадаптация лиц, отбывших наказания в виде лишения свободы и утративших в связи с этим полностью или частично социально полезные связи, сочетается, как правило, с возникающими у этих лиц трудовыми и жилищными проблемами. В настоящее время еще больше обострилась проблема трудоустройства лиц, отбывших наказания: во-первых, из-за низкой, как правило, квалификации таких лиц (они не представляют интереса для производства, а обязать администрацию принять их на работу, как было ранее, сейчас практически невозможно); во-вторых (поскольку труд перестал быть конституционно закрепленной обязанностью каждого трудоспособного гражданина страны), более заманчивым для них, в силу их глубокой нравственно-правовой деформации, является поиск легких заработков, лежащих за пределами общественного производства;
в-третьих, видимое расширение возможности трудоустройства в предпринимательских структурах, помимо положительных факторов, несет и угрозу привнесения в такую деятельность элементов уголовной субкультуры и соответствующих норм поведения, что сказывается на методах работы коммерческих и других тому подобных организаций, способствует стиранию граней между предпринимательской и противозаконной антиобщественной деятельностью.
Статистические данные и материалы исследований свидетельствуют о расширении связей рецидивистов с дельцами теневой экономики. Наличие таких связей подтвердили 27% самих рецидивистов, опрошенных в разных колониях. Многие предприниматели в России периода реформ из-за правовой безграмотности и слабой нравственно-правовой позиции были весьма неразборчивы в выборе своих компаньонов, работников, охранников. В числе последних высока доля лиц, ранее судимых. В результате либо возникал криминальный альянс, использующий "крышу" фирмы для различных форм незаконного личного обогащения, либо уголовные элементы в системе предпринимательской деятельности набирали силу и использовали ее как средство воздействия на конкурента, клиента, компаньона или шефа, постепенно захватывая ключевые позиции, ставя соответствующие предпринимательские структуры все в большую зависимость. При этом они стремились полностью взять под контроль всю их хозяйственную и финансовую деятельность, что нередко приводило к тяжелым конфликтным ситуациям, заканчивающимся преступлениями.
Наряду с этим значительный контингент нравственно запущенной части преступников воспроизводится за счет собственной либо близко примыкающей к ней среды деморализованных лиц. У таких лиц чаще других нерешенные вопросы трудоустройства упирались в остро стоящую жилищную проблему. В прежние годы ее обостряли ограничения в прописке. Отмена таких ограничений, хотя. и имела положительное воздействие на условия адаптации, тем не менее не являлась еще гарантией решения жилищной проблемы. Большей частью рецидивистов прописка уже была утрачена ранее, а жилплощадь потеряна из-за длительного непроживания (в соответствии с гражданским законодательством), что явилось для них, как правильно отмечают и другие авторы, дополнительным элементом кары, не предусмотренным законодательством, регулирующим назначение и исполнение наказания [557 См.: Шмаров И.В., Комарицкий С.И. Социальные аспекты предупреждения рецидивной преступности. // Рецидивная преступность: правовые и социальные проблемы. М., 1993. С. 13.]
. В результате этого снижался психологический эффект наказания, не достигались задачи исправления и перевоспитания, ухудшались условия постпенитенциарной адаптации, пополнялись ряды лиц, не имеющих определенного места жительства и постоянного источника доходов. К середине 90-х годов в России насчитывалось, по данным международной организации "Врачи без границ", около 500 тыс. лиц без определенного места жительства и лиц, потерявших жилье вследствие отбытия наказания.
Отмена уголовного преследования за нарушение правил паспортной системы, бродяжничество и попрошайничество – преступления, характерные для рецидивистов, не сняли существующей проблемы. По данным исследования, среди лиц, неоднократно судимых, более 60% составляют лица без определенных занятий и места жительства. Естественно, для таких лиц преступная деятельность постепенно становится основным (если не единственным) источником существования, что ведет к дальнейшему росту криминального профессионализма рецидивистов. В процессе опроса осужденных 7% из числа лиц, осужденных впервые, и 15% многократно судимых признали себя обладателями всех специальных навыков, необходимых для совершения преступлений. Такие лица представляют значительный интерес для организованных преступных групп и нередко пополняют их ряды. Уголовная среда организовывается и сплачивается на основе укрепления воровских традиций, активизации авторитетов преступного мира, расширения сфер влияния, выходов на легальный предпринимательский, а иногда даже государственный уровень [558 См.: Тэсс Л.В. Воры: "в законе" и прочие... Рига, 1993; Разинкин В.В. Воры в законе и преступные кланы. М., 1995 и др.]
.
Таким образом, сам характер современной преступности с ее самодетерминацией влияет на неблагоприятные качественно-количественные изменения рецидивной преступности. Расширяясь и укрепляясь, преступная среда оказывает все большее давление на правоохранительные органы: воздействие на сотрудников, свидетелей, потерпевших – все средства идут в ход ради достижения цели избежания ответственности. Наряду с этим происходит отток квалифицированных кадров правоохранительных органов в коммерческие и другие предпринимательские структуры, растет штатная неукомплектованность. В результате падает общий уровень профессионализма сотрудников, ведущих борьбу с преступностью, слабеет противостояние натиску организованной профессионализированной преступности. Заметно увеличивается количество ошибок, допускаемых сотрудниками правоохранительных органов, недостатков в их деятельности и деятельности судов, просчетов в уголовной политике, падает эффективность функционирования уголовно-исполнительной системы.
Эти обстоятельства замыкают причинный комплекс взаимодействующих факторов, влияющих на рецидивную преступность.
Прежде всего несвоевременное реагирование на совершенные преступления, слабое закрепление доказательств, ошибки в избрании мер пресечения, нарушения требований закона о всестороннем и полном исследовании обстоятельств, сроков расследования – во многом способствовали росту числа лиц, совершивших повторные преступления в период производства следствия по делу о предыдущем преступлении. Только за 3 года (с 1993 по 1995 г.) число таких лиц выросло на 89,4%, и увеличилась их доля в общем числе рецидивистов.
Более чем вдвое выросло за тот же период число лиц, вновь совершивших преступления после освобождения от уголовной ответственности по амнистии, и на 45,5% – тех, кто освобождался с применением мер общественного воздействия, что свидетельствует о недоучете уголовной политикой новых тенденций преступности и минимизации в современных условиях роли общественности, воспитательных и контролирующих функций.
Изучение документов органов прокуратуры и суда свидетельствует о ряде ошибок в применении тех или иных мер наказания без учета степени социальной запущенности подсудимых, числа и характера прежних судимостей. Отсрочка исполнения приговора нередко применяется ошибочно к лицам, ранее судимым, отрицательно характеризующимся по месту работы и жительства, состоящим на учете в инспекции по делам несовершеннолетних. Не случайно на 41,2% выросло за три года число лиц, вновь совершивших преступления в период отсрочки исполнения приговора. Выявлены также случаи необоснованного применения к лицам, неоднократно судимым, наказаний в виде исправительных работ.
Гуманизация уголовной юстиции, противоречащая количественным и качественным характеристикам преступности, способствует тому, что значительное число лиц, совершивших преступления, освобождаются от уголовной ответственности на разных стадиях уголовного процесса, а наказание в виде лишения свободы становится все более исключительной мерой, применяемой к злостным преступникам, совершившим тяжкие преступления. В результате этого резко ухудшился состав осужденных, отбывающих наказания в исправительно-трудовых учреждениях, среди которых преобладают опасные преступники с глубокой нравственно-правовой деформацией; плохо или вообще не поддающиеся исправлению, ведущие соответствующую психологическую обработку осужденных.
Сложная ситуация, сложившаяся по этим причинам в таких учреждениях, усугублялась еще и неблагоприятным влиянием социально-экономических характеристик общества. Рост числа осужденных и недостаток бюджетных средств на их содержание приводят к нарушению ряда требований закона: о надлежащем их размещении, материальном и медицинском обеспечении, об организации их полной трудовой занятости, о необходимой изоляции, режиме содержания и т. д. В колонии в больших объемах проникают спиртное, наркотики, деньги и прочие запрещенные вещи, что в значительной мере связано с участившимися правонарушениями работников ИГУ. Все это резко снижает или сводит на нет исправительное и воспитательное воздействие уголовно-исполнительной системы на лиц, отбывающих наказание, и способствует росту рецидивной преступности.
В тяжелой криминальной обстановке работа правоохранительных органов осложняется также несовершенством действующего законодательства, его несоответствием новым политическим и экономическим реалиям, а также постоянно возникающей коллизией между действующим и вновь принимаемыми законами.
Падение престижа правоохранительных органов, ослабление их взаимодействия с государственными органами и общественными организациями разрушило существовавшую ранее систему социальной помощи лицам, требующим повышенного профилактического внимания и особенно лицам, отбывшим наказания в виде лишения свободы, и социального контроля за ними. Даже административный надзор, устанавливаемый за определенной категорией лиц, отбывших наказания, но не доказавших свое исправление, в последние годы в России после отмены уголовной ответственности за его злостное нарушение утратил свою действенность и приобрел во многих отношениях чисто формальный характер.
Учет негативных факторов, усугубляющих причинный комплекс, порождающий рецидивную преступность, необходим при определении стратегии и тактики борьбы с ней, разработке новых путей и средств решения задач ее предупреждения.


§ 3. Особенности борьбы с рецидивной
преступностью

Борьба с рецидивной преступностью так же многоаспектна, как и ее причины. В этой борьбе первостепенное значение имеет общее оздоровление обстановки в стране, успешное проведение экономических реформ, устранение межнациональной напряженности, улучшение нравственно-психологического климата и другие факторы, способные благоприятно воздействовать на криминологическую ситуацию. Поскольку рецидивная преступность является социальным явлением, получающим уголовно-правовую оценку, т. е. она выражается в действиях, которые оцениваются уголовным законом как преступления, постольку очень важную роль в борьбе с такой преступностью играет законодательство, особенно связанное с назначением и исполнением наказаний.
Цели предупреждения рецидивной преступности служит рациональная система назначения и исполнения наказаний, ибо перевоспитание преступника начинается уже на стадии раскрытия преступления, изобличения преступника, т. е. осуществляется в процессе уголовного судопроизводства.
Согласно закону (ст. 37 УК РСФСР, ст. 60 УК РФ) личность виновного подлежит учету при назначении наказания. Неоднократность преступлений, рецидив преступлений – обстоятельства, отягчающие ответственность (ст. 63 УК РФ). И это означает прежде всего учет социально значимого поведения лица до совершения преступления. Если лица ранее уже совершали преступления, то это свидетельствует о более высокой степени их общественной опасности и влечет по законодательству применение к ним более суровых мер наказания.
Отнесение лица в соответствии со ст. 241 У К РСФСР к особо опасным рецидивистам влечет помимо вышеназванных еще более суровые последствия: возможность назначения наказания в виде лишения свободы на срок до 15 лет, отбывание наказания в колонии особого режима или тюрьме, неприменение условно-досрочного освобождения и замену наказания более мягким, обязательное установление административного надзора после освобождения из учреждения уго-ловно-исполнительной системы.
Новый Уголовный кодекс РФ смягчил положение рецидивистов, и это было сделано вопреки практически единодушной позиции криминологов. Понятие "особо опасный рецидивист" исключено из УК РФ. В ст. 18 УК РФ говорится лишь, что "рецидив преступлений влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом". При формулировании отягчающих ответственность обстоятельств рецидив указывается через запятую, наравне с простой неоднократностью преступлений.
Между тем вероятность повторных преступлений во многом зависит от реагирования на первое преступление, а оценка лица, совершившего повторное преступление, – от того, подвергался он уголовно-процессуальному, уголовно-правовому воздействию или нет.
Оптимизация системы назначения и исполнения наказаний также весьма значима. Наказание для достижения своих целей должно быть максимально индивидуализированным, учитывающим все личностные особенности и характер содеянного. Нельзя без разбора приговаривать всех к лишению свободы, особенно тех, кого не следует изолировать от общества, как нельзя и не применять достаточно строгих мер к рецидивистам; это делает борьбу с рецидивом с помощью уголовно-правовых мер особенно трудной [559 См.: Карпец И.И. Преступность: иллюзии и реальность. М., 1992. С. 295–296. ]. Данная проблема еще больше осложняется в современных условиях, когда правоохранительная система переживает экономические, организационные и нравственные потрясения, испытывает на себе все большее давление криминального мира.
Нарастание организованности и профессионализма современных преступников, и особенно рецидивистов, влечет за собой усиление психического и физического воздействия на потерпевших, свидетелей, сотрудников правоохранительных органов, возникновение и развитие "теневой юстиции" [560 Долгова А.И. Организованная преступность, ее развитие и борьба с ней // Организованная преступность-3. М., 1996. С. 29, 40 и др.].
Мощный отток квалифицированных кадров из правоохранительных органов в предпринимательские структуры и рост штатной неукомплектованности первых привели к тому, что растущему профессионализму рецидивистов был противопоставлен падающий профессионализм сотрудников правоохранительных органов, судей. В результате увеличивалось число ошибок, допускавшихся при избрании мер пресечения: ранее судимые лица, совершившие преступления, не брались под стражу или содержание под стражей заменялось на иную меру пресечения. Наказание назначалось неоднократно судимым без учета степени их социальной запущенности, характера прежних судимостей. Применялись, например, отсрочка исполнения приговора или наказание в виде исправительных работ и т. д.
Ликвидация таких недостатков, отрицательно влияющих на рецидив преступлений, должна стать результатом общего оздоровления и совершенствования правоохранительной системы. То же самое можно сказать и о системе исправитель-но-трудовых учреждений. Являясь звеном правоохранительной практики, она очень сильно пострадала в России от издержек перехода страны к рыночной экономике. Пенитенциарная система, поставленная в жесточайшие условия самовыживания в связи с кризисом производства, ухудшением снабжения и связей, соответствующим ростом незанятости осужденных и прочими факторами, повлияла на криминологическую ситуацию и психологический климат в местах лишения свободы [561 Преступность в России в девяностых годах и некоторые аспекты законности борьбы с ней. М., 1995. С. 42–46.
]
.
Последствия .крайне односторонней и поспешной гуманизации карательной практики сказались на составе осужденных. Среди них все больше преобладали наиболее запущенные в нравственно-правовом отношении. Естественно, практически сходит на нет исправительное и воспитательное воздействие пенитенциарной системы.
Коренное изменение системы исполнения уголовных наказаний недостижимо без изменения уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства во взаимосвязи и на базе учета криминологических рекомендаций.
Вместе с тем некоторое положительное влияние на процесс исполнения наказаний оказали в России принятые в 1992 – 1993 годах: Федеральный закон от 21 июля 1993 года "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы", от 12 июня 1992 года "О внесении изменений и дополнений в Исправительно-тру-довой кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Уголов-но-процессуальный кодекс РСФСР".
Оздоровлению обстановки в исправительно-трудовых учреждениях способствовали: увеличение численности надзор-.ной службы, создание при колониях специальных участков для изолированного содержания наиболее опасных преступников, злостных нарушителей режима; создание при этих учреждениях отрядов быстрого реагирования (спецназа) и ряд иных мер.
Многие меры были справедливо направлены на дальнейшую дифференциацию условий содержания осужденных в зависимости от характера их поведения. Такие меры, как режим содержания, труд, общеобразовательная и профессиональная подготовка, а также воспитательная работа, воздействуют на осужденных комплексно, благотворно влияя на процесс их исправления и перевоспитания. Кроме того, персонал колоний и тюрем принимает меры по предупреждению совершения преступлений осужденными во время отбывания наказания в виде лишения свободы. Эти меры носят специально-предупредительный характер, к ним относятся: охрана осужденных и надзор за ними, в том числе с использованием инженерно-технических средств, применение мер поощрения и взыскания; организация труда; применение мер безопасности и др.
Вероятность совершения рецидивных преступлений после отбытия наказаний, особенно связанных с лишением свободы, в самой большой степени зависит от возможности активного включения в нормальную социальную жизнь общества, восстановления прерванных полезных связей. Этот процесс в теории носит название ресоциализация, социальная реабилитация, или социальная адаптация. Он связан в основном с закреплением результатов исправления и перевоспитания осужденных с помощью, с одной стороны, определенных правоограничений, а с другой – взаимодействия различных органов, осуществляющих профилактику, бытовое устройство таких лиц [562 См.: Аванесов Г.А. Криминология. М., 1984. С. 397. ]
.
Отмена в 1990 году в России ограничений в прописке лиц, освобожденных из колоний и тюрем, оказала положительное воздействие на процесс адаптации целого ряда лиц, отбывших наказание. Однако эта мера не могла помочь восстановлению жилищных прав многим, ранее утратившим жилье. В связи с растущей безработицей в стране возникли новые дополнительные трудности трудоустройства, так как нормы закона (ст. 103, 104 ИТК РСФСР) стали носить лишь декларативный характер. В указанных условиях особую актуальность приобретает срочное принятие федерального закона о социальной адаптации лиц, отбывших уголовное наказание, предусматривающего различные формы социальной помощи таким лицам, например, введение экономического стимулирования предприятий и организаций, принявших на работу лиц, освобожденных из ИТУ, возложение на службу занятости трудоустройство названных лиц, информирование ИТУ о вакантных рабочих местах и др. [563 См.: Агамов Г.Д. К разработке программы борьбы с рецидивной преступностью // Рецидивная преступность: правовые и социальные проблемы. М., 1993. С. 77, 78.]
Крайне важно создание в каждом регионе страны центров социальной помощи и реабилитации, включающих социально-психологическую и наркологическую службу, способствующих более легкой и успешной ресоциализации лиц, отбывших наказания.
Социальная помощь лицам, отбывшим наказание, сочетающаяся с рациональным социальным контролем за их поведением, -– вот два основных условия успешной социальной адаптации.
Что касается социального контроля, то основную роль в постпенитенциарном воздействии на осужденных после их освобождения играет административный надзор, являющийся одним из видов социального контроля. Административный надзор, регулируемый ст. 107 ИТК РСФСР и Положением об административном надзоре отделов внутренних дел за лицами, освобожденными из мест лишения свободы, со всеми внесенными в 1983, 1992 и 1993 годах изменениями [564 См.: Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1983. № 40. Ст. 1429; Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 29. Ст. 1687; 1993. № 10. Ст. 360.], применяется лишь в отношении совершеннолетних и только тех, чье антиобщественное поведение представляет реальную угрозу рецидива: особо опасных рецидивистов, неоднократно судимых, поведение которых в ИТУ свидетельствовало об упорном нежелании встать на путь исправления, лиц, систематически нарушающих общественный порядок после освобождения, и т. п. Административный надзор является показателем усиленного контроля, содержание которого связано с рядом пра-воограничений для лиц, в отношении которых он устанавливается, например: запрет выезда в другие регионы, выхода из дома после определенного времени, посещения некоторых мест, обязанность периодически регистрироваться в органах внутренних дел и др. (см. соответствующее законодательство).
Надзорные ограничения применяются строго индивидуально: полностью или частично, в разных сочетаниях, по-разному в зависимости от тех или иных условий. Совершенно правильно в криминологической литературе подчеркивается, что излишние либо недостаточные ограничения снижают эффективность административного надзора, усугубляют трудности социальной адаптации2. Трехкратное нарушение правил административного надзора законодатель ранее приравнивал к преступлению (ст. 1983 УК РСФСР), однако указанным выше Федеральным законом от 29 апреля 1993 года данная норма была исключена [565 См.: Алексеев А.И., Солопанов Ю.В. Криминологическая характеристика и профилактика рецидивной преступности. М., 1979. С. 29.], что отразило точку зрения многих ученых, считавших эту норму противоречащей требованиям законности [566 См.: Шмаров И.В., Комарицкий С.И. Социальные аспекты предупреждения рецидивной преступности // Рецидивная преступность: правовые и социальные проблемы. М., 1993. С. 12.]
. В настоящее время лица, нарушающие правила административного надзора, несут административную ответственность.
Усиление социального контроля и социальной помощи ранее судимым связано с совершенствованием имеющихся и разработкой новых форм и методов индивидуальной профилактической работы с ними. Основная роль здесь принадлежит взаимодействию правоохранительных и других государственных и общественных организаций.
Было проведено криминологическое изучение личности и проблемной жизненной ситуации конкретной группы неоднократно судимых лиц. Оно позволило проследить их судьбу на протяжении 20 лет. На путь исправления встали и вернулись к нормальной жизни только те немногие из них, которые почувствовали неформальное, активное и заинтересованное участие в их судьбе со стороны отдельных сотрудников милиции, руководителей предприятий, на которых они работали до осуждения, семьи. Названным лицам 'была оказана своевременная помощь в устройстве на работу, переходе на другую работу, в приобретении специальности, получении жилья и т. д. Такие случаи неформального отношения к судьбе лиц, пытающихся начать нормальную жизнь, крайне редко встречаются в практике индивидуальной профилактической работы [567 См.: Опыт длящегося криминологического изучения личности во взаимодействии с социальной средой. М., 1992. С. 21–44.]
В основном же такая работа носит весьма формальный характер.
Во многом это связано с общим кризисом системы предупреждения преступности в целом и рецидивной в частности. Прежние принципы ее построения не соответствуют новым социальным реалиям, политике государства в изменившихся условиях. Происходила переоценка социальных рычагов воздействия на негативные процессы, способствующие рецидиву преступлений.
В новых условиях необходимо создание новой системы профилактики, построенной на закрепленных в Конституции России и международных правовых документах принципах. Подлежит использованию фактор материальной и другой заинтересованности субъектов профилактики в результатах своего труда, по-новому преобразующий прежние институты, доказавшие свою полезность и эффективность. Процесс преобразования системы профилактики трудный и долгий. Он должен опираться на максимально полную информационную базу, позволяющую оценивать и прогнозировать рецидивную преступность, всесторонне использовать научные достижения и результаты социальных экспериментов.
Возможны два подхода к планированию борьбы с рецидивной преступностью: 1) включение в общую программу борьбы с преступностью, согласно содержанию ее целей, раздела, посвященного борьбе с рецидивной преступностью, и 2) разработка специального плана, программы с единой целью воздействия на рецидивную преступность.
Выбор того или иного пути зависит от поставленных целей. Сильной стороной первого из них является, во-первых, комплексный подход к проблеме рецидивной преступности, тесно связанной с другими криминологическими проблемами, во-вторых, более широкие возможности координации и взаимодействия различных субъектов профилактики, в том числе не занятых непосредственно решением проблемы рецидивной преступности. Преимущество же второго подхода заключается в возможностях максимальной конкретизации и детализации разрабатываемых мер, отсутствующих, как правило, в общих программах из-за опасения их безмерного разрастания.
Целесообразно, по всей видимости, предусмотреть сочетание этих двух подходов в виде общей программы, дополненной приложением частных программ, включая программу борьбы с рецидивной преступностью.
Такая программа может предусматривать разработку новых форм и методов индивидуальной профилактики и коррекцию существующих ныне; меры по улучшению взаимодействия ИТУ с региональными органами внутренних дел;
усиление социального контроля за ранее судимыми лицами и повышение эффективности административного надзора;
оказание социальной помощи нуждающимся лицам после отбытия наказания; меры по совершенствованию информационного обеспечения борьбы с рецидивной преступностью;
усиление внимания к выявлению причин и условий, способствующих этой преступности; меры по обеспечению в правоохранительной деятельности учета личности осужденного и характера его допреступного и преступного поведения; правовые и медицинские меры по борьбе с пьянством, алкоголизмом, наркоманией среди осужденных и лиц, отбывших наказания, и многие другие.
Эти меры должны быть систематизированы по разделам и максимально конкретизированы. Программирование борьбы с рецидивной преступностью должно базироваться на преобразовании правовой системы, создании новой модели взаимодействия специальных правоохранительных органов с государственными и общественными, интеграции отечественного и зарубежного опыта, усилении организующей и контрольной функции государства.


















Раздел VII. Региональные
особенности преступности

Как ранее отмечалось, региональные (территориальные) различия преступности -– факт, который постоянно привлекает внимание криминологов. Различия интенсивности (коэффициентов) преступности, например, в России в годы перестройки и реформ увеличивались. В 1995 году интенсивность зарегистрированной преступности при расчете на 100 тыс. всего населения (К ) различалась в субъектах Российской Федерации более чем в 8 раз (табл. 42).

Таблица 42
Группировка субъектов Российской Федерации по интенсивности
зарегистрированной преступности в 1995 году
(Кф на 100 тыс. всего населения)

400–1 049
1 050–1 699
1 700–2 349
2 350–2 949

<< Пред. стр.

стр. 22
(общее количество: 25)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>