<< Пред. стр.

стр. 23
(общее количество: 25)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

2 950–3 600
Республики:






Ингушская Адыгея

Карелия
Алтай

Чеченская Башкортостан

Коми
Бурятия
Нет
Дагестан
Калмыкия
Алтай


Кабардино- Татарстан

Мордовская
Тува

Балкария
Саха(Якутия)
Марий Эл


Карачаево- Чувашская

Удмуртская


Черкесия

Хакасия


Сев. Осетия




Края:






Нет
Краснодарский
Алтайский
Красноярский
Приморский

Ставропольский

Хабаровский

Области:







Белгородская
Амурская
Архангельская
Еврейская

Волгоградская
Астраханская Калининградская авт. область



Воронежская
Брянская
Курганская
Сахалинская

Кемеровская
Владимирская Ленинградская



Липецкая
Вологодская
Новгородская
Читинская

Московская
Ивановская
Новосибирская


Мурманская
Ульяновская
Пермская


Оренбургская
Камчатская
Псковская


Орловская
Кировская
Свердловская


Пензенская
Курская
Томская


Ростовская
Омская
Тюменская


Рязанская
Нижегородская Магаданская










400–1 049
1 050–1 699

1 7600–2 349

2 350–2 949
2 950--3 600
Чукотский авт. округ
Самарская Тамбовская
Калужская Костромская
Саратовская

Смоленская Тверская
Тульская Челябинская
Ярославская




Города:










Москва
Санкт-Петербург






В 1990 году этот коэффициент различался менее чем в 6 раз.
Обращают на себя внимание низкие коэффициенты преступности в таких республиках, как Чечня и Ингушетия. Это обстоятельство еще раз заставляет обратить внимание на ла-тентность преступности и на то, что приводятся коэффициенты по зарегистрированной преступности.
Углубленные криминологические исследования региональной преступности показывали, что в основном ее общие зарегистрированные данные отражают преимущественно распространенность общеуголовной преступности. За низкими общими коэффициентами преступности в ряде регионов скрывается высокая латентность экономической преступности, в последние годы – экологической, государственной. Особенно в условиях военного конфликта, как, например, в Чеченской Республике.
Как уже отмечалось, региональные (или территориальные) различия преступности являются предметом криминологического изучения многих авторов. Результаты этих исследований изложены в литературе [568 См.: Территориальные различия преступности и их причины. М., 1988. С. 11 и др.; Изменения преступности В.России. М,, 1994; Преступность в России в девяностых годах и некоторые аспекты законности борьбы с ней, М., 1995. С. 79–90; Теоретические проблемы изучения территориальных различий в преступности: Тарту, 1985, вып; 725; Тарту, 1988, вып. 817; Тарту, 1989, вып. 859; Габиани А. А., Гачечпладзе Р. Г. Некоторые вопросы географии преступности. Тбилиси, 1982. ]
и часть из них комментировалась в предыдущих главах. Последние исследования региональных особенностей проводились в регионах Сибири и Дальнего Востока с высокой интенсивностью преступности. Их результаты излагаются далее.
Отмечая необходимость регионального подхода, криминологи подчеркивают их практическое значение: возможность с учетом полученных данных дифференцировать борьбу с преступностью в конкретных условиях. Не менее ценны и теоретические результаты, ибо появляется возможность глубже проникать в механизм детерминации преступности и ее изменений, устанавливать закономерности порождения и функционирования преступности в разных по своим социально-экономическим, социально-культурным и иным характеристикам регионах, выделять в этих закономерностях общее и специфическое. Все это служит необходимой предпосылкой выработки стратегических мер борьбы с преступностью.
При изучении региональных особенностей преступности и их причин не снимается необходимость учета специфики преступности на общесоциальном и социально-групповом уровнях, а также в разрезе основных сфер общественной жизни. При этом дополнительно учитывается региональный (территориальный) фактор. Его содержание далеко не исчерпывается географическими особенностями того или иного региона, даже в единстве с социальными последствиями этих особенностей. Здесь криминолог встречается с одним из основных уровней совместной деятельности людей, который характеризуется общностью территории, экономической жизни, языка, социальных условий, ряда черт культуры, социальной психологии и т. п. Общность территории диалектически взаимосвязана со многими аспектами совместной деятельности граждан.
Интересы регионов, отношения между регионами подлежат такому же учету, как интересы людей, групп, коллективов, отраслей и отношения между ними. Без учета этих особенностей нельзя объяснить ряд аспектов преступности: государственной, в экстремальных условиях и иной.
































Глава 33. Региональные особенности преступности в России

§ 1. Региональное изучение преступности во взаимосвязи с социальными условиями. § 2. Преступность на юге Западной Сибири. § 3. Преступность Дальневосточного региона

§ 1. Региональное изучение преступности
во взаимосвязи с социальными условиями

Изучение преступности во взаимосвязи с социальной средой, экономическими, экологическими, социальными, национальными и политическими факторами дает возможность выявления и прогнозирования неравномерности в состоянии и динамике преступности по регионам.
Одной из целей изучения региональных особенностей преступности и факторов, ее обусловливающих, является выделение регионов с новыми социальными явлениями и процессами, определяющими и новые тенденции преступности. Как результат, появляется возможность выработки мер по предупреждению преступности путем целенаправленного воздействия на социально-экономические условия и факторы, детерминирующие рост криминогенной активности населения региона.
Анализу территориальных различий криминальной ситуации уделялось большое внимание многими криминологами. Так, в России уже в XIX столетии были замечены существенные различия в состоянии преступности в разных регионах одного государства.
Е. Н. Тарановский, исследуя зависимость динамики имущественных преступлений в России от колебаний урожая и цен на хлеб в различных губерниях, пришел к выводу, что там, где выше колебание цен на рожь, там больше колеблется преступность [569 См.: Тарановский Е.Н. Влияние хлебных цен и урожаев на движение преступлений против собственности в России // Журнал Министерства юстиции. 1898. № 8. С. 102.]
.
Цена на хлеб представляла собой интегрированный показатель, более или менее точно отражавший уровень экономического развития отдельных регионов, равно как и некоторые другие социально-экономические условия жизни населения.
Существенные различия в преступности на территории одного и того же государства наблюдаются и в настоящее время, причем это явление характерно не только для России. Как отмечает американский ученый Э. Шур, в пределах США в этом отношении имеются значительные региональные и далее локальные различия: на юге страны в течение ряда лет происходит ряд нападений и убийств, в тихоокеанских штатах отмечается большая распространенность тяжких преступлений против личности и имущества. В то же время преступлений против личности меньше совершается в Новой Англии, а крупных имущественных преступлений – в штатах юго-востока страны.
Анализируя эти данные, автор подчеркивает, что мало ограничиваться только констатацией указанных явлений. "Рассматривать рост преступности как свидетельство того, что среди нас просто очень много плохих, жестоких людей, и объяснять наши проблемы преступности их присутствием, как хотели бы некоторые, значило бы уходить от раскрытия основных причин. А эти причины – социальные неурядицы и неумелое применение законов...'" [570 Шур Э. Наше преступное общество. М., 1977. С. 59.]
.
Заметными и достаточно устойчивыми различиями в показателях преступности характеризуется криминологическая ситуация и в субъектах Российской Федерации, как было уже отмечено.
Анализ региональной статистики позволяет выявить и сгруппировать некоторые факторы территориальных аспектов преступности, связанные с социально-экономическими, демографическими различиями на рассматриваемых территориях.
Не вызывает сомнений и то, что наряду с существованием региональных факторов, влияющих на преступность, имеются и другие, более частные условия, оказывающие влияние на криминогенную активность населения отдельных территорий региона, таких, как область или даже ее часть.
Все сказанное в полной мере относится как в целом к региону юга Западной Сибири, так и к входящим в его состав субъектам Федерации. . .
§ 2. Преступность на юге Западной Сибири
В своих главных чертах современный географический и социально-экономический облик юга Западной Сибири определяется расположением на ее территории природных богатств, трудовых ресурсов, экономических центров, транспортной сети, расселением коренных народов, объединенных в национальные административные образования.
Краткий анализ особенностей криминологической ситуации на части территории региона, которая включает Кемеровскую и Томскую области, Красноярский и Алтайский края, показывает, что территория этих субъектов федерации составляет 3075, 7 тыс. квадратных километров, что составляет 18% территории Российской Федерации; население 10 632 тыс. человек – 7, 2% всего населения; в 1995 году здесь зарегистрировано 199 608 преступлений, или 7, 2% от общего массива преступлений (табл. 43).
Таблица 43
Зарегистрировано преступлений (абсолютная величина)

Регионы
1992
1993
1994
1995
Российская федерация 2 760 652

2 799 614
2 632 708
2 755 669
Кемеровская область 55 989

50 450
45 358
47 992
Алтайский край 48 522

48 944
44 203
47 984
Томская область 29 862

32 123
27 379
28 421
Красноярский край 67 712

69 050
67 083
75211

Природные ресурсы территории осваивались начиная с 30-х годов, причем значительная роль в освоении отводилась использованию труда осужденных. Целенаправленная концентрация так называемого спецконтингента в регионе к 50-м годам превратила области юга Западной Сибири в огромный лагерь.
Широкое применение труда заключенных не требовало особой заботы об условиях труда, делало излишним внедрение новых технологий. Следствием такого подхода к освоению региона явилось не только наличие в общей численности населения в середине 90-х годов около 30% лиц, ранее судимых, но и крайне низкий уровень развития инфраструктуры.
Столь значительное отставание социального развития породило хроническую напряженность и, как следствие, высокую криминальную активность населения (табл. 44).
Уровень преступности в регионе остается стабильно высоким и превосходит по России среднее значение, по тяжким видам преступлений на отдельных территориях превышение достигает 50%.
Таблица 44

Интенсивность тяжкой преступности – Кф
(Коэффициент по зарегистрированным фактам на 100 тыс. населения)

Регионы

% населения, прожив, в обл. крайцентрах
1992

1993

1994

1995

Российская Федерация – 273,9 348,6 667,6 1108,2





Кемеровская область 18,0 331,5 387,4 686,0 1081,9





Алтайский край 21,4 247,6 316,2 665,8 1222,6





Томская область 50,6 451,4 565,3 1145,3 1916,9





Красноярский край 25,5 302,9 374,7 713,6 1248,3






Не прекращается практика направления в регион осужденных из других областей и сегодня. Результатом такой пенитенциарной политики стала значительная концентрация осужденных, так на 100 тыс. населения России приходится в среднем 290 осужденных, в Западной Сибири – 330 осужденных, а в Кемеровской области эта цифра достигала в 1990 году 565 осужденных.
Криминологическая ситуация в регионе в немалой степени определяется именно этим контингентом, поскольку в среднем 63% из числа освободившихся из мест лишения свободы оседает на территории края.
Удельный вес преступлений, совершенных ранее судимыми, превышает среднеросеийское значение на 20–30% (табл.45).






Таблица 45

Интенсивность преступности лиц, совершавших преступления повторно, и удельный вес таких преступников в общем числе выявленных (на 100 тыс. населения)



Регионы


Коэфф. лиц,
ранее
совершавших
преступления

Уд. вес лиц, повторно совершавших преступления, в общем числе выявленных преступников, %





1992
1993
1994
1995
Российская Федерация 290 26,3


24,9
21,8
26,5
Кемеровская область 565 35,0


32,0
32,5
34,9
Алтайский край в среднем 24,1


20,5
26,5
29,6
Томская область } по региону 25,7


32,3
33,3
40,1
Красноярский край 330 26,9


25,0
19,8
26,6

Снижение числа осужденных, освобождающихся из мест лишения свободы в Кемеровской области, в последние годы привело к снижению удельного веса таких преступлений с 46, 4% в 1987 году до 32,5% в 1994 году.
Не менее значимыми факторами, формирующими территориальные особенности преступности, являются урбанизация, концентрация и миграция населения.
Активное освоение значительных территорий Западной Сибири в исторически короткие сроки привело к резкой концентрации и урбанизации населения региона, в основу которых была положена централизованная миграционная политика государства.
Перемещение значительных людских ресурсов из других регионов России не только внесло хаос в социальные отношения и увеличило конфликты между людьми, но также лишило силы такой важнейший гарант предотвращения преступности, как солидарность жителей края. Работа и проживание основной массы населения в разных районах города также не способствуют коллективным действиям по противостоянию преступным проявлениям.
Сравнительный анализ криминальной активности населения в городах с различной численностью проживающих позволяет утверждать, что с возрастанием масштаба города увеличивается число преступлений и повышается их коэффициент по отношению к численности населения, нарастает общественная опасность совершаемых преступлений (табл. 46).
Уровень преступности в городах с населением до 100 тыс. в 1,5–2 раза ниже, чем в городах с числом жителей более 300 тыс., и в 3 раза ниже уровня преступности в областных и краевых центрах.
Такое положение определяется обострением всех отрицательных проявлений концентрации населения в крупных городах, что приводит к совершению 85% преступлений постоянно проживающими жителями; основная доля преступлений совершается в центрах экономической деятельности, большого скопления людей, в местах с разветвленной транспортной сетью, как правило, в дневное время.
Особенностью региона является проживание в областных и краевых центрах от 20% до 50% всего населения, причем уровень преступности на 100 тыс. населения области с высокой степенью вероятности коррелирует именно с этим фактором.
Таблица 46
Интенсивность преступности – Кф
(число зарегистрированных преступлений на 100 тыс. населения)

Регионы


% населе
ния, прожив. в обл. край-
центрах
1992

<< Пред. стр.

стр. 23
(общее количество: 25)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>