<< Пред. стр.

стр. 6
(общее количество: 25)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

969388


-14,1
580074
-27,2


1988
1

1220861
- 8,8
834673


-26,0
427039
436988
-46,4


1989
1

1619181
+20,9
847577


-24,9

-45,2


1990
1

1839451
+37,4
897299


-20,5
537643
-32,6


1991
2

2173074
+62,4
956258


-15,3
593823
-25,5


1992
2

2760652
+106,3
1 146962


+ 1,8
661392
-17,0


1993
2

2799614
+109,2
1 262556


+11,9
792410
- 0,6


1994
2

2632708
+96,7
1 441568


+27,7
924574
+16,0


1995
2

2956696
+120,9
1 595501


+41,4
1 035000
+29,8



Как уже отмечалось, в период реформ (1991–1995 гг.) радикально изменялся целый ряд норм Уголовного кодекса. Соответственно уголовная статистика фиксировала наибольшие изменения числа зарегистрированных преступлений по тем главам Особенной части УК, статьи которых подвергались более существенным изменениям.
Судя по статистическим данным, в 1994 году по сравнению с 1993 годом преступность снизилась на 6%. Оказалось, что в основном это имело место за счет уменьшения числа зарегистрированных деяний против собственности (главы 2 и 5) и против правосудия (глава 8). Причем в последнем случае это снижение произошло в основном за счет отмены ст. 186 (побеги с мест ссылки или из лечебно-трудового либо воспитательного профилактория прекратились в связи с ликвидацией соответствующих мест и отменой ст. 186) и сужения диспозиции ст. 188 в феврале 1993 года путем исключения побега из колоний-поселений.
Общее число зарегистрированных преступлений, предусматривавшихся этими двумя статьями, соответственно в 1994 году было меньше, чем в 1993 году, на 2251 преступлений, а суммарное число преступлений по главе 8 снизилось на 1851. Другими словами, без указанных изменений в уголовно-исполнительном и уголовном законодательстве снижение числа преступлений против правосудия было бы проблематичным.
Что касается преступлений против собственности (гл. 2 и 5), то их сопоставление в 1994 году с данными 1993 года связано с практическими непреодолимыми трудностями. Произошло не просто объединение соответствующих статей двух этих глав, но изменение концепции борьбы с преступностью против собственности, диспозиций многих статей.
Сами по себе изменения уголовного закона могли бы служить индикатором изменения преступности, появления новых крайне общественно опасных деяний и исчезновения прежних. Однако это было бы возможно в условиях его научно обоснованного, строго ориентированного на интересы борьбы с преступностью и оперативного совершенствования. Реально же законодательство в 1991–1994 годах корректировалось в условиях одновременно и консенсуса, и острого столкновения интересов разных социальных групп, политических движений и партий, неодинакового лоббирования различных позиций.
Не в полной мере и не всегда своевременно учитывалась трансформация крайне общественно опасного поведения при смене общественно-экономической формации, неясность уголовной политики, что создавало серьезные трудности или делало невозможным применение законов, принятых ранее.
Так, менялись формы коррупции: немало должностных лиц и иных служащих получали регулярное содержание впрок, в расчете на будущую должность; и такие действия не подпадали под признаки взяточничества, предусмотренного ст. 173 УК. Не была введена уголовная ответственность за организацию, руководство организованными преступными сообществами, не получила должной правовой оценки профессиональная криминальная деятельность, осуществляемая в виде промысла. За рамками уголовного закона находились многие финансовые нарушения, лжепредпринимательство, ложное банкротство, обманное использование целевых кредитов и т. п. Не была создана надежная система уголовно-правовой защиты частной собственности, хотя последняя введена законами России.
На этом фоне возникает вопрос: а действительно ли преступность увеличивалась?
При ответе на него целесообразно выделять так называемый массив сопоставимых преступлений, или, как его называли для краткости, сопоставимый массив. Он включал ряд наиболее распространенных общеуголовных преступлений и так называемых хозяйственно-корыстных, нормы о которых длительное время не менялись в такой степени, чтобы могли повлиять на результаты регистрации таких деяний.
Выделение круга наиболее распространенных и стабильных с точки зрения их уголовно-правовой оценки деяний вообще характерно для аналитической деятельности. В США и ряде других стран, например, выделяется так называемая индексная преступность.
Указанный сопоставимый массив оказался именно сопоставимым только до 1990 года включительно. Причем с 1980 по 1990 г. он увеличился в 2,2 раза (табл. 7).
Таблица 7
Динамика общего числа
зарегистрированных преступлений сопоставимого массива
в России в 1980–1995 гг.
Показатели
1980
1985
1990
1995
Абс. Данные

Прирост к 1980 г., %


Уд. вес в общем числе зарегистр. преступлений, %
576 288




56
794 374

+37,7


56,1
1 286 376

+123,0


69,9
1 879 641

(без хищений и спекуляции

68,2

Следовательно, и при снятии такого фактора, как изменения уголовного закона, отмечен резкий прирост числа зарегистрированных преступлений сопоставимого массива, которые все больше определяли тенденции всей зарегистрированной преступности.
Целесообразно проследить динамику отдельных преступлений, включенных в данный массив, ибо и при дальнейшем изменении уголовного закона прежние данные об этих деяниях могут сравниваться с новыми. При этом существенно разграничение общеуголовных деяний и хозяйственно-корыстных, ибо уголовная политика в отношении последних больше изменялась в период перестройки и реформ, (табл. 8, 9).
С 1 июля 1994 года существенно изменились нормы УК о преступлениях против собственности. В октябре 1990 года была значительно изменена норма о спекуляции, а затем она вообще перестала действовать. Неоднократно вносились изменения в статью об обмане покупателей и заказчиков, с 1 июля 1993 года она стала называться "Обман потребителей" и в нее внесены изменения. В результате невозможно прямое сопоставление данных о хищении государственного, общественного имущества путем присвоения, растраты, злоупотребления служебным положением с периодом до 1993 года включительно, а статистические данные об обмане потребителя подлежат сравнению с определенным допуском.
Таблица 8
Динамика зарегистрированного числа
наиболее распространенных сопоставимых общеуголовных преступлений в России в 1980–1995 гг.
Годы
Умышл. убийства с покушениями
Умышл. тяжкие телесные по-врежде ния
Изнасилования с покушениями
Злостное и особо злости. хулиганство
Кражи (ст. 89, 144)
Грабежи (ст. 90, 145)

Разбои (ст. 91, 146)
Мошенничество (ст. 91, 147)
1980
13965
32945
13374
112462
274091
34563

8892
12692
1981
14013
31996
13456
90944
291585
34559

8276
14534
1982
14009
31445
13177
110943
299170
34554

7990
14776
1983
13939
33714
14529
125991
417732
49197

9642
20558
1984
13418
32763
14447
121849
441993
49500

8986
16120
1985
12160
28381
12894
112219
464141
42794

8264
18746
1986
9437
21185
12165
93962
380582
31441

6018
19343
1987
9199
20100
10902
69242
364511
30441

5656
15751
1988
10572
26639
11560
61363
478913
43822

8118
13302
1989
13543
36872
14597
83376
764170
75209

14519
15160
1990
15566
40962
15009
90350
911321
83188

16475
19804
1991
16235
41312
14073
59650
1235414

101900
18253
19925
1992
23006
53873
13579
94133
1637940

164800
30138
23473
1993
29213
66902
14427
113195
1561843

184143
39705
54042
1994
32286
67706
13956
125149
1314788

148546
37904
66687
1995
32703
61734
12515
123230
1367866

140597
37651
67301

Таблица 9
Динамика числа зарегистрированных наиболее распространенных хозяйственно-корыстных преступлений
в России в 1980–1995 гг.
Годы



Хищения путем присвоения, растраты, злоупотребления служ.
положением

Взяточничество



Обман покупателей и заказчиков
(потребителей)


Спекуляция




1980
39 394 .

3 268

16 072
14 569


1981
41 442

3 753

17 225
16 127


1082
43 530

4 244

15 736
16 971


1983
46 843

4 703

16 157
16 410


1984
50 038

5 334

14 522
17 048


1985

<< Пред. стр.

стр. 6
(общее количество: 25)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>