<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 11)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Мы поставили в причинной цепи преступности политические интересы и конфликты (отношения) на третье место, однако нередко именно они определяют и экономические, и социальные отношения: их негативные стороны, влияющие на преступность, в ряде случаев являются первичными.

4. Нравственное состояние общества и преступность

Причины преступности следует искать и в нравственном состоянии общества, в наличии или отсутствии тех или иных моральных ценностей и установок. Воспитание нравственности – составная часть воспитательной работы с населением вообще, включающей в себя и получение образования, специальности, и привитие культуры, нравственных ценностей и установок, выработанных человечеством за всю историю его развития. Воспитание – это не нудное вдалбливание в голову человека прописных истин от Евангелия до морального Кодекса строителя коммунизма, а творческое осмысление и внедрение в повседневную жизнь человека всего того, что делает человека Человеком. Ни экономическая жизнь общества, ни его правовые установления, ни многообразие социальной сферы, ни политика не могут быть свободны от нравственности.
Если экономика имеет своей целью нравственную задачу обеспечения материального благополучия людей (в широком смысле слова), то экономика, функционирующая в ущерб людям, служащая делу наживы одних и обнищанию других, безнравственна, а люди, воспитанные в духе стяжательства, – нравственные уроды, легко становящиеся на преступный путь.
Если в социальной сфере господствует вопиющее неравенство людей, несоответствие слов делам, в семьях процветает моральная нечистоплотность и жестокость по отношению к детям, средства массовой информации и культуры пропагандируют насилие и порнографию, воспитывают людей на идеях вседозволенности на образцах низкопробного искусства при забвении всего того, что составляет золотой фонд человеческой культуры, то это и есть воспитание безнравственности, ведущей прямой дорогой к преступности.
Если политики лицемерно говорят об одном, а делают другое, если политических целей они достигают за спиной, за счет людей, обманывая их, не гнушаясь при этом прибегать к безнравственным средствам, внедряют всеми правдами и неправдами им выгодную идеологию, – это преступно по отношению к людям в обычном понимании этого слова и путь к преступным деяниям по закону.
Если в праве провозглашаются прогрессивные принципы, декларируются права человека, а практика игнорирует эти принципы, что ведет к атмосфере неуважения к праву, закону, попранию прав личности при игнорировании сочетания в законотворческой и правоприменительной практике убеждения и принуждения, прав и обязанностей членов общества, при отсутствии гарантий со стороны государства, обеспечивающих нормальное функционирование общества, такое право и практика его применения – безнравственны. В таких условиях обход права теми, кто его создает, и ответные акты подобного рода со стороны членов общества, столь же естественны, сколь и безнравственны.
Забвение нравственных критериев в каждой из перечисленных сфер функционирования общества в отдельности и каждого из его членов чревато преступностью. Забвение этих принципов во всех сферах вместе взятых создает абсолютно невыносимую атмосферу в обществе и наиболее благоприятную почву для преступности – корыстной, насильственной, корыстно-насильственной, вплоть до преступности противогосударственной.
Из всех этих проявлений безнравственности можно в то же время выделить наиболее легко (и активно) воспринимаемые человеком и наиболее быстро приводящие его к нравственному падению и преступлениям. Речь идет о разложении людей с помощью внедрения антикультуры, антиискусства, психологии вседозволенности и моральной свободы, что многими философами обосновывается как неотъемлемое право “суверенной личности” быть самим собой и не считаться с навязываемыми обществом нравственными правилами, которые, в свою очередь, есть не что иное, как навязывание безнравственности другим. Проявляется это в так называемой сексуальной революции и ее уродливых ликах. В ней потому прежде всего, что это – сугубо личностная сфера и в то же время всегда привлекающая людей своей запретностью, интимностью, желанием многих людей при этом заглянуть в чужую замочную скважину или, наоборот, выставить напоказ чужие секреты либо обнажить, оплевать то, что является самым сокровенным для человека. И если ранее подобное приписывалось идеологами лишь странам Запада, а все западные криминологи, в свою очередь, прямо указывали на него как на причину преступности, стремительно распространявшуюся с помощью средств массовой информации, то ныне это как бы внезапно выявившаяся реальность для нашей страны. Примечательно то, что трубадурами вседозволенности, порнографии являются многие представители культуры и искусства, которые ранее проявляли хоть какую-то сдержанность, возможно, внутренне понимая, какую эпидемию разложения и преступности несут средства, будящие в человеке низменные инстинкты, нравы, привычки. Ныне они воюют с ханжеством, сея антинравственность, увеличивая тем самым преступность. Реально это проявляется в практическом восхвалении проституции как профессии, особенно того ее вида, что выделяет из всех проституток элиту – валютных проституток, и в том, что опросы девочек в школах дают нам немало юных респонденток, желающих стать проститутками. Проституция же, во многих своих проявлениях, сращивается с преступностью, наиболее жестокими ее видами.
Порнография – стала повседневной и тоже незапрещенной как вид коммерческой деятельности, а в порнофильмах желают сниматься кинозвезды. Хотя криминологами Запада давно доказана связь распространения порнографии с преступностью. Впрочем – это самостоятельный вид преступности, запрещенный международными соглашениями.
Следует иметь в виду, что нравственное разложение шире, чем только морализм в отношениях между полами. Нравственное разложение – это и оплевывание прошлого, истории страны, и воспитание в эгоистическом духе, духе вопиющего индивидуализма (при одновременных нападках на принцип коллективизма – социальное, общественное существо), и противопоставление одних социальных групп населения другим, и разжигание национальной розни, и многое другое, что расщепляет общество как единый в достижении конечных результатов организм, где благо каждого есть благо всех, а благо всех есть благо каждого. Разобщение людей и разжигание розни между ними есть антинравственная политика, напрямую ведущая к преступлениям.
Утверждение (или разрушение) нравственных устоев общества зависит прежде всего от интеллигенции (особенно творческой). Поэтому нравственное состояние общества и господство тех или иных принципов (или антипринципов) – это лицо интеллигенции, что прежде всего говорит о ее огромной ответственности перед людьми, в том числе и ответственности за состояние преступности. Думать о том, что нравственные устои общества укрепят одни правоохранительные органы, – глубокое заблуждение либо намеренная спекуляция на сложной социально-нравственной проблеме.

5. Условия, способствующие совершению преступлений

Под условиями, способствующими совершению преступлений (их называют также обстоятельствами, способствующими достижению преступного результата), в криминологии понимаются те факты реальной действительности, которые прямо преступлений не вызывают, но их наличие может способствовать возникновению у человека намерения совершить преступление. Эти факты реальной действительности относятся к конкретным проявлениям преступности и могут корениться в различных сферах общественных отношений и функционирования общественного и государственного механизма. Это могут быть недостатки в организационно-технической сфере, в сфере охраны как правопорядка в целом, так и, скажем, отдельной – охране имущества, в плохо поставленном учете материальных ценностей и т. д. Это могут быть недостатки в деятельности различных государственных органов, например, милиции, прокуратуры, юстиции, судов в организации борьбы с преступностью. Это могут быть недостатки в деятельности местных и иных органов власти, мэрий и префектур, ответственных за состояние правопорядка на своей территории, но ничего не делающих в этом плане. Это могут быть недостатки в работе контролирующих органов, прежде всего финансовых, налоговых инспекций и т. п.
Условия эти могут в конкретных случаях присутствовать или отсутствовать, а преступление может и не быть совершено. Так, например, отсутствие замков на дверях склада материальных ценностей – бесспорное условие, способствующее совершению преступлений, но краж с этого склада может и не быть. И наоборот. Условия выявлять, конечно, легче, чем вскрывать причины преступности (преступлений). Во многих случаях они как бы лежат на поверхности. Кроме того, в разных вариантах они повторяются в различных отраслях народного хозяйства либо конкретных сферах деятельности человека. И потому их легче предупреждать. В принятых ранее законах предусматривалась обязанность (и ныне не отмененная, хотя и не выполняющаяся) правоохранительных органов по каждому конкретному уголовному делу выявлять причины и условия, способствующие совершению преступлений, и принимать меры к их устранению. При этом, конечно, устранение нельзя понимать абсолютно, а только как рекомендацию в данном конкретном случае, ибо нельзя исключать того, что через некоторое время та же ситуация повторится. Однако на какой-то период времени будет создана обстановка, препятствующая совершению преступлений, что для социальной практики отнюдь не мало.
Ликвидация условий, способствующих совершению преступлений, как правило, не требует больших материальных затрат. Это мера, способствующая восстановлению нарушенного порядка, нацеленная и в будущее, ибо добросовестный администратор будет стремиться обезопасить свое предприятие от преступлений. Она позволяет также создать обстановку нетерпимости к преступлениям в коллективе, что имеет немаловажное значение. Так протягивается нить зависимости и взаимовлияния отдельного факта на явление в целом, что, кстати, недооценивают многие, скептически относясь к конкретной профилактической деятельности.
За период господства административно-командной системы определились основные направления работы по устранению условий, способствующих совершению преступлений. В условиях рыночных отношений многое будет складываться по-новому. Как – этого сегодня сказать никто не сможет, ибо рынок в нашей стране сегодня – это далеко не тот рынок, который существует на Западе. Пока что это хищнический рынок, стирающий грани между преступным и непреступным. Только время, социальная практика и осмысление общественных отношений наукой, включая их узкие места (что должна делать криминология) смогут прояснить их особенности, рождающие преступность, как и помочь выработке мер контроля за ней.


ГЛАВА IV
ЛИЧНОСТЬ ПРЕСТУПНИКА И ПРИЧИНЫ ПРЕСТУПНОГО ПОВЕДЕНИЯ

1. Отличительные черты личности преступника

Успешное предупреждение отдельных преступлений возможно лишь в том случае, если внимание будет сконцентрировано на личности преступника, поскольку именно личность является носителем причин их совершения, основным и важнейшим звеном всего механизма преступного поведения. Те ее особенности, которые порождают такое поведение, должны быть непосредственным объектом предупредительного воздействия. Проблема личности преступника относится к числу ведущих и вместе с тем наиболее сложных проблем криминологии. История этой науки свидетельствует о том, что наиболее острые дискуссии криминологи вели и ведут как раз по поводу личности преступника. В зависимости от социально-исторических условий, требований социальной практики и уровня развития науки по-разному ставился и решался вопрос, что такое личность преступника, есть ли она вообще, в чем ее специфика, какова ее роль в совершении преступления, как воздействовать на нее с тем, чтобы не допустить больше преступных действий.
Даже в такой специфической сфере, как преступление, человек действует в качестве общественного существа. Поэтому к нему надо подходить как к носителю различных форм общественной психологии, приобретенных нравственных, правовых, этических и иных взглядов и ценностей, индивидуально-психологических особенностей. Все это представляет собой источник преступного поведения, его субъективную причину, предопределяет необходимость изучения всей совокупности социологических, психологических, правовых, медицинских (в первую очередь психиатрических) и других аспектов личности преступника.
Личность преступника есть совокупность интегрированных в ней социально значимых негативных свойств, образовавшихся в процессе многообразных и систематических взаимодействий с другими людьми. Эта личность, являющаяся субъектом деятельности, познания и общения, конечно, не исчерпывается только указанными свойствами, которые к тому же обычно поддаются коррекции. В то же время социальный характер личности преступника позволяет рассматривать ее как члена общества, социальных групп или иных общностей, как носителя социально типичных черт. Включение преступника в активное и полезное групповое общение выступает в качестве важного условия его исправления.
Чем же все-таки отличается преступник от других людей, в чем специфика его личности?
Сравнительное психологическое и социологическое изучение личности преступников и законопослушных граждан позволяет сделать вывод, что преступник – это личность со значительно более высоким уровнем тревожности и неуверенности в себе, импульсивности и агрессивности, отчужденности от общественных ценностей и полезного общения. Это сочетается с высокой чувствительностью в межличностных взаимоотношениях, из-за чего такие лица чаще применяют насилие в различных конфликтах. Они хуже усвоили требования правовых и нравственных норм, больше отчуждены от общества и его ценностей, от малых социальных групп (семьи, трудовых коллективов и т. д.), и у них плохая социально полезная приспособляемость, из-за чего возникают немалые сложности при попытках адаптироваться в тех же малых группах.
Такие черты в наибольшей степени присущи тем, кто совершает грабежи, разбойные нападения, изнасилования, убийства или наносит тяжкие телесные повреждения, в несколько меньшей – тем, кто был признан виновным в совершении краж, а еще меньше – расхитителям вверенного им имущества и взяточникам.
Именно указанные признаки в совокупности с антиобщественными взглядами и ориентации отличают преступников от непреступников, а их сочетание (не обязательно, конечно, всех) у конкретного лица выступает в качестве непосредственной причины совершения преступлений. Они возникают в рамках индивидуального бытия, на основе индивидуального жизненного опыта, а также биологически обусловленных особенностей. Однако такие особенности, равно как и психологические черты, чаще носят как бы нейтральный характер и в зависимости от условий жизни и воспитания наполняются тем или иным содержанием, т.е. приобретают социально полезное или антиобщественное значение. Личность преступника представляет собой индивидуальную форму бытия неблагоприятных общественных явлений и процессов. Это, конечно, не означает, что личность преступника включается только в соответствующие отношения или испытывает лишь негативные влияния.
Исходным является положение, что человек не рождается, а становится преступником в случае неблагоприятных условий формирования его личности. Однако эти условия отнюдь не напрямую порождают преступное поведение. Они обусловливают внутренний духовный мир, психологию личности, которые, в свою очередь, становятся самостоятельным и активным фактором, опосредствующим последующие влияния социальной среды на нее. Человек, образно говоря, “выбирает” и усваивает те из них, которые в наибольшей степени соответствуют его психологической природе. Каждый индивид как личность – это продукт не только существующих отношений, но и своего собственного развития и самосознания. Одно и то же по своим объективным признакам общественное положение, будучи по-разному воспринято и оценено личностью, побуждает ее к совершенно различным действиям. Система отношений человека к различным социальным ценностям и сторонам действительности, нормам и институтам, самому себе и своим обязанностям, различным общностям, группам и т. д. зависит, следовательно, как от внешних, так и от внутренних личностных обстоятельств.
Вот почему недопустима и социологизация, и психологизация (тем более биологизация) личности преступника. Первое обычно выражается в преувеличении влияния среды на ее формирование и поведение, игнорировании субъективных факторов, психологических свойств, психических состояний и процессов, сведении личности к ее социальным ролям и функциям, положению в системе общественных отношений. Второе – в придании решающего значения только психологическим факторам без учета сформировавшей их социальной среды, тех условий, в которых развивался человек или в которых он действовал. Криминология должна исходить из единства социального и психологического, их постоянного взаимодействия.
Для понимания личности преступника необходимо решить ряд специальных вопросов, в том числе: 1) изучать ли все лица, совершившие преступления, или только часть из них; 2) какие стороны и особенности личности преступника необходимо изучать.
В научных и в практических целях это понятие должно объединять все лица, виновные в преступном поведении. Подобно тому, как преступность включает в себя такие совсем разные преступления, как изнасилование и нарушение законов о записи актов гражданского состояния, понятие личности преступника в практическом и научном смыслах объединяет лиц, совершивших эти преступления. Поэтому криминология не может не изучать причины и механизм совершения всех преступлений, в том числе неосторожных и непредумышленных. Иными словами, личность всех совершивших преступления должна быть предметом криминологического, практического в том числе, познания, что имеет огромное значение для профилактики преступлений. Если из орбиты криминологического изучения исключить личности тех, для которых совершенное преступление не стало ведущей формой поведения, то они вообще выпадут из поля зрения криминологии, что нанесет существенный ущерб практике.
Конечно, нельзя не признать, что понятие личности преступника в определенной мере условное и формальное, поскольку отнесение определенных действий к числу преступных зависит от законодателя. Он же, как известно, может отменить уголовную ответственность за поступки, которые ранее им рассматривались как преступные. Но есть вечные преступления – убийства, телесные повреждения, изнасилования, кражи и ряд других, за которые карают всегда. Эти преступления составляют ядро преступности, и черты личности преступника более всего характерны для виновных в их совершении.
Понятие личности преступника не может выступать в качестве ярлыка для обозначения наиболее опасных и злостных правонарушителей. Это понятие – начало, исходная позиция криминологической теории личности, оно – мысленное воспроизводство реального объекта и не имеет силы и смысла вне его.
Наличие отмеченных выше отличительных черт личности преступника не следует понимать так, что они присущи всем без исключения лицам, совершившим преступления. Отсутствие их у некоторой части преступников не снимает вопроса о необходимости изучения и их личности тоже как носителя причин преступного поведения. Однако основная масса преступников отличается указанными особенностями. Именно данный факт позволяет говорить о личности преступника как об отдельном, самостоятельном социальном и психологическом типе. Его специфика определяет особенности духовного мира преступников, их реакций на воздействия социальной среды.
Криминологическое изучение личности преступника осуществляется главным образом для выявления и оценки тех ее свойств и черт, которые порождают преступное поведение, в целях его профилактики. В этом проявляется теснейшее единство трех узловых криминологических проблем: личности преступника, причин и механизма преступного поведения, профилактики преступлений. При этом, однако, личность преступника является центральной в том смысле, что ее криминогенные особенности первичны, поскольку выступают источником, субъективной причиной преступных действий, а поэтому именно они, а не действия или поведение, должны быть объектом профилактических усилий. То, что эти внутренние особенности могут привести к совершению преступлений, составляет сущность общественной опасности личности преступника, а само преступное поведение – производное от них. Если говорить о целенаправленной коррекции поведения, то его невозможно изменить, если указанные особенности останутся прежними.
Сказанное, разумеется, отнюдь не означает игнорирования внешних социальных факторов, ненужность их изучения и учета. Во-первых, криминогенные черты личности формируются под воздействием названных факторов. Однако, закрепленные в личности, они превращаются в самостоятельную силу, преуменьшать значение которой не следует. Во-вторых, совершению преступления могут способствовать, даже провоцировать на это, ситуационные обстоятельства, внешняя среда. Но, как известно, одна и та же ситуация воспринимается и оценивается разными людьми по-разному. Стало быть, в конечном итоге в механизме индивидуального преступного поведения личность преступника играет ведущую роль по отношению к внешним факторам. Поэтому совершение преступления точнее было бы рассматривать не столько как результат простого взаимодействия личности с конкретной жизненной ситуацией, в которой они выступают в качестве равнозначных партнеров, сколько как следствие, реализация криминогенных особенностей личности, которая взаимодействует с ситуативными факторами.
Такое понимание общественной опасности не предполагает фатальности преступного поведения. Это качество может быть реализовано в поведении, а может и не быть, что зависит как от самой личности, так и от внешних обстоятельств, способных препятствовать такому поведению, даже исключить его.
Изучение личности преступника должно строиться на твердой правовой основе, т. е. должна изучаться личность тех, кто по закону признается субъектом преступления. Поэтому рассматриваемая категория имеет временные рамки: с момента совершения преступления, удостоверенного судом, и до отбытия уголовного наказания, а не до момента констатации исправления. После отбытия наказания человек уже не преступник, а потому не может рассматриваться как личность преступника. Человек освобождается от наказания не потому, что исправился, а потому, что истек установленный судом срок наказания. Действительное же его исправление, если под этим понимать положительную перестройку системы нравственных и психологических особенностей, ведение социально одобряемого образа жизни, может иметь место значительно позже наказания или вообще не наступить. В последнем случае нужно говорить не о личности преступника, а о личности, представляющей общественную опасность.
Тем не менее, нужно изучать не только тех, кто уже совершил преступление, но и тех, чей образ жизни, общение, взгляды и ориентации еще только свидетельствуют о такой возможности. Значит, в сфере криминологических интересов находятся пьянство, тунеядство, бродяжничество, проституция и другие непреступные антиобщественные явления и, соответственно, личность тех, кто совершает такие поступки. Все это служит базой научно обоснованной системы профилактики преступлений, в том числе ранней, но изучение указанных лиц выходит за формальные пределы личности субъекта преступления. Стало быть, в предмет криминологии входит личность не только собственно преступника, но и тех, кто может стать на преступный путь, что исключительно важно для борьбы с преступностью. Изучение всех этих вопросов помогает вскрыть причины преступлений и разработать эффективные средства их профилактики.
Рассмотрим теперь некоторые черты криминологической характеристики личности преступника, прежде всего социально-демографические. Такой анализ необходимо осуществлять не только в масштабах страны, республики, края или области, но и в городах и районах, на отдельных участках оперативного обслуживания. Его результаты помогут определить наиболее важные направления предупредительной работы, например, среди тех групп населения, представители которых чаще совершают правонарушения.
Выборочные криминологические исследования и статистические данные свидетельствуют о том, что среди преступников значительно больше мужчин, чем женщин. Однако в некоторых видах преступлений доля женщин выше, чем в преступности в целом, например, среди виновных в спекуляции, хищениях государственного и общественного имущества путем присвоения, растраты или злоупотребления служебным положением и некоторых других. Расхитительниц-женщин сравнительно больше среди работавших в системе торговли и общественного питания, легкой и пищевой промышленности.
Возрастная характеристика преступников позволяет делать выводы о криминогенной активности и особенностях преступного поведения представителей различных возрастных групп.
Лица молодежного возраста чаще совершают преступления агрессивного, импульсного характера. Противоправное же поведение лиц старших возрастов менее импульсивно, более обдуманно, в том числе и с точки зрения возможных последствий такого поведения. Наконец, возраст во многом определяет потребности, жизненные цели людей, круг их интересов, образ жизни, что не может не сказываться на противоправных действиях.
Имеющиеся данные показывают, что наиболее часто совершают преступления лица в возрасте 14–24 лет, в целом же преступники чаще всего принадлежат к возрастной группе до 29 лет. Далее следует группа 30–39 лет, а затем преступная активность значительно спадает. Наименьшая доля среди преступников падает на лиц старше 60 лет. Основная масса таких преступлений, как убийства, нанесение тяжких телесных повреждений, кражи, грабежи, разбои, хулиганство, изнасилования, совершается лицами до 30 лет. Среди тех, кто совершил должностные преступления и хищения государственного и общественного имущества замаскированными способами, преобладают преступники старше 30 лет. Материалы специальной переписки осужденных к лишению свободы говорят о том, что примерно 3/4 отбывающих наказание в местах лишения свободы составляют лица в возрасте от 18 до 39 лет.
Данные о социальном положении и роде занятий лиц, совершивших преступления, позволяют сделать выводы о том, в каких социальных слоях и группах, в каких сферах жизнедеятельности наиболее распространены те или иные преступления. Изучение этих вопросов показывает, что, например, почти половина преступников к моменту совершения преступления не состояла в браке, что значительно выше доли не состоявших в браке среди всего населения. При этом коэффициент преступности среди не состоявших в браке почти в два раза выше, чем среди состоявших. В немалой степени это объясняется тем, что среди совершивших преступления значительную долю составляют молодые люди, не успевшие обзавестись семьей. Интересно отметить, что семьи лиц, состоящих в зарегистрированном браке, прочнее, чем у тех, кто состоял в фактических брачных отношениях. За время отбывания наказания в местах лишения свободы чаще распадались семьи осужденных женщин, чем мужчин. Иначе говоря, жены больше ждут своих мужей, чем мужья жен.
Существует и другая закономерность: с ростом числа судимостей увеличивается количество лиц, не состоявших в зарегистрированном браке.
Подавляющее большинство лиц, совершающих преступления, участвовали в общественно полезном труде, однако многие из них, особенно из числа хулиганов, воров, разбойников и грабителей, часто меняли место работы, имели перерывы, иногда значительные, в своей трудовой деятельности. Среди тех, кто не работал, не учился и не получал пенсии, немало женщин, которые до осуждения занимались домашним хозяйством. Среди неработающих достаточно велика доля преступников-рецидивистов.
Больше всех среди лиц, совершающих преступления, рабочих (преимущественно средней и низкой квалификации), значительно меньше колхозников, служащих и учащихся.
В связи с трудовой занятостью необходимо рассмотреть вопрос и о трудоспособности. Этот вопрос должен постоянно учитываться при разработке и осуществлении предупредительных мероприятий, в работе по исправлению и перевоспитанию осужденных. Поэтому важно знать не только степень трудоспособности, но и характер заболевания, а в связи с этим рекомендации медицинских учреждений.
Выборочные исследования показывают, что большинство преступников было полностью трудоспособным, лишь примерно каждый десятый имел ограниченную трудоспособность. Однако в практической работе важно знать не только о наличии инвалидности, но и о том, если ее нет, какими заболеваниями или расстройствами страдает тот или иной человек, попавший в орбиту предупредительной деятельности правоохранительных органов. Особого внимания заслуживают в этой связи расстройства психической деятельности, поскольку именно такие расстройства, даже если они вызваны соматическими (телесными) заболеваниями, оказывают значительное влияние на поведение человека, в том числе противоправное. Поэтому необходимо отметить, что, как показало специальное изучение, среди преступников около 50% лиц, страдающих алкоголизмом, психопатией, олигофренией, остаточными явлениями травмы черепа, органическими заболеваниями центральной нервной системы и некоторыми другими расстройствами психики, которые в подавляющем большинстве случаев не влекут за собой инвалидности.
На поведение личности, сферу ее интересов, круг общения, выбор способов реализации жизненных целей влияет образование. Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что уровень образования лиц, совершающих преступления, ниже, чем у других граждан, причем особенно низка доля лиц, имеющих высшее и среднее специальное образование. Самый низкий уровень образования у лиц, виновных в совершении насильственных, насильственно-корыстных преступлений, хулиганства, наиболее высокий – среди совершивших должностные преступления и хищения путем присвоения, растраты или злоупотребления доверием.
Среди характеристик личности преступников особого внимания заслуживают такие, как характер и длительность преступного поведения. Наиболее высока среди преступников доля убийц, воров, хулиганов, грабителей, разбойников, а также тех, кто совершил изнасилования и нанес тяжкие телесные повреждения. Важно отметить, что, как показывают выборочные исследования, среди преступников большую часть составляют те, кто совершил уголовно-наказуемые действия не в первый раз. Наиболее высок уровень рецидива среди виновных в совершении краж и хулиганства.
Лица, совершающие преступления, отличаются друг от друга по демографическим, правовым, психологическим и иным признакам с одной стороны, а с другой – они по тем же признакам схожи, образуют устойчивые группы. Поэтому возникает необходимость классификации и типологии преступников.
В советской юридической науке эти вопросы вначале решались с позиций уголовного права и исправительно-трудового права. В связи с этим в основу классификации брались социально-демографические (пол, возраст, род занятий и т.д.) и правовые критерии. Последние включают характер и степень тяжести совершенных преступлений, совершения преступлений, объект преступного посягательства, форму вины и т.д. Классификации, предлагаемые криминологами, обычно исходят из нравственных психологических признаков личности преступника, степени общественной опасности правонарушителей, ее глубины, стойкости, содержания.
Для того чтобы правильно решить сложные вопросы классификации и типологии преступников, что имеет большое научное и практическое значение, необходимо определить принципиальные методологические подходы к этим приемам научного познания. Прежде всего отметим, что классификация и типология, при всей их схожести, не одно и то же.
Классификация, являясь более низким уровнем обобщения, представляет собой устойчивую группировку исследуемых объектов по их отдельным признакам и строится на весьма жестких критериях групп и подгрупп, каждая из которых занимает четко зафиксированное место. Типология же не содержит такой жесткой дифференциации.
Классификация – это система соподчиненных понятий, классов объектов, какой-либо области знания или деятельности человека, используемая как средство для установления связи между этими понятиями или классами объектов. Классификация содействует движению науки от эмпирического накопления знаний до ее теоретического осмысления, в частности, с помощью типологического анализа. При классификации объекты всегда разделяются по единым основаниям. Так, в одной и той же классификации нельзя делить часть преступников по признакам возраста, а часть, скажем, по повторности совершенных преступлений. Кроме того, в классификации должны быть представлены все группы классифицируемых объектов, а не только часть этих объектов. Например, классификация преступников по признаку возраста не может состоять только из несовершеннолетних преступников и лиц в возрасте 25–30 лет. Классификация по этому признаку должна быть построена следующим образом: лица до 18 лет, от 19 до 25 лет, от 26 до 30 лет, от 31 до 40 лет, старше 41 года. Здесь представлены все возрастные группы, иных не может быть. Разумеется, могут быть образованы иные классы: лица до 18 лет, от 19 до 30 лет и т. д.
Типология – метод научного познания, в основе которого лежит расчленение систем объектов и их группировка с помощью обобщений, идеализированной модели или типа. Типология опирается на выявление сходства и различия изучаемых объектов, стремится отобразить их строения, выявить их закономерности. В теоретическом отношении типология по сравнению с классификацией представляет собой более высокий уровень познания. При построении типологии, в отличие от классификации, не требуется вычленения всех без исключения типов, составляющих части познаваемого объекта. Так, среди преступников возможно выделение и изучение одного типа, например личности насильственного преступника. Собственно типологический анализ личности преступника вообще допускает обращение к этой личности как к единому и самостоятельному типу. В качестве такового он может быть выделен среди других социальных типов, причем не предполагается, что при этом должна быть составлена типология всех без исключения социальных типов, существующих в обществе. Самым же важным отличием классификации от типологии является то, что первая дает описание изучаемого объекта, а вторая (наряду с другими методами) – его объяснение, т. е. с помощью типологии можно вскрыть его природу, причины, закономерности зарождения и развития, составить прогноз. Напомним, что основная функция науки – объяснение.
Классификация преступников может быть построена по различным основаниям, среди которых следует выделить две большие группы: социологические, в том числе социально-демографические, и правовые. Социологические основания: пол; возраст; уровень образования; уровень материальной обеспеченности; социальное положение; наличие семьи; социальное происхождение; занятость в общественно-полезном труде; род занятий, наличие специальности; место жительства. Правовые основания: характер, степень тяжести совершенных преступлений; совершение преступлений впервые или повторно, в группе или в одиночку; длительность преступной деятельности; объект преступного посягательства; форма вины.
Типология преступников должна создаваться, прежде всего, с целью объяснения причин преступного поведения. Поэтому здесь логично учитывать его субъективные стимулы и особенно мотивы. Наряду с этим можно выделить три наиболее крупные типологические группы преступников: корыстные, насильственные и корыстно-насильственные. Однако нужно указать, что их мотивы могут совпадать. Так, среди виновных в корыстных (прежде всего хищениях государственного или общественного имущества) и должностных преступлениях заметно выделяется группа, совершающая такие действия из корыстных побуждений, а также для того, чтобы занять в жизни более высокое социальное, в первую очередь должностное положение, завоевать авторитет среди окружающих, быть все время на виду и т. д. Это часто сопровождается неправильным пониманием производственных и иных нужд своего предприятия или учреждения. Корысть, понимаемая в смысле личного обогащения, если она здесь есть, часто выступает в качестве дополнительного мотива. Следовательно, названных преступников можно объединить в престижный тип.
Однако по престижным мотивам совершаются не только хищения и должностные преступления. Давно установлено, что иногда кражи, грабежи, разбои, хулиганство и некоторые другие преступления отдельные лица совершают из-за желания завоевать авторитет в группе, закрепиться в ней, если членство в группе представляется ценным. Насильственные действия нередко допускаются и для того, чтобы утвердиться в собственных глазах. Подобные мотивы весьма характерны для преступников молодежного возраста, причем соображения личного обогащения, если, например, насилие сопровождается завладением материальными благами, не всегда являются ведущими. Стало быть, и такого рода преступников целесообразно относить к престижному либо “самоутверждающемуся” типу.
Вообще вопрос об определении типа личности преступников, совершающих корыстно-насильственные преступления (разбои и грабежи), достаточно сложен. Для его решения необходимо исходить из того, какие мотивы были главными. Так, если разбой был совершен с целью обогащения, то субъект должен быть отнесен к “корыстному” типу.
По степени и характеру общественной опасности можно выделить следующие типы преступников: 1) совершившие тяжкие преступления против личности – убийства, тяжкие телесные повреждения, изнасилования, разбои; 2) совершившие менее тяжкие преступления против личности – хулиганство и грабежи; 3) совершившие кражи, хищения государственного и общественного имущества, должностные преступления; 4) совершившие иные преступления, в том числе против общественного порядка.
По длительности и устойчивости преступного поведения среди преступников есть основания выделить такие типы: 1) особо злостные преступники, для которых совершение преступлений является профессией и (или) которые объединяются в организованные группы; 2) злостные преступники, совершившие несколько преступлений и находящиеся в устойчивой оппозиции к обществу, но это не стало для них профессией и образом жизни; 3) лица, повторно совершившие преступления в силу таких своих личностных особенностей, как неумение сопротивляться неблагоприятным обстоятельствам; 4) лица, совершившие преступление впервые.
Зная общие характеристики контингента преступников, их отличительные особенности и типологические черты, нельзя в то же время забывать, что в любой сфере практической деятельности по борьбе с преступностью – профилактике, раскрытии, расследовании преступлений, рассмотрении уголовных дел в суде, назначении уголовного наказания, исправлении преступников – сотрудник правоохранительного учреждения всегда имеет дело с живым человеком. Поэтому во всех случаях он обязан иметь в виду индивидуальную неповторимость каждого конкретного подозреваемого, обвиняемого, осужденного. В связи с этим надо отметить, что в современных условиях интерес к человеческой индивидуальности возрос, понятие индивидуальности приобретает относительно самостоятельное значение и среди задач комплексного изучения человека начинает занимать существенное место.
В преступнике недопустимо видеть лишь носителя социального зла, он всегда – личность с ее неповторимостью, ее страстями и сложностями, только ею прожитой жизнью, какой бы неправедной она ни была. Каждый человек (без исключения) интересен и каждого надо понять, вникнуть в его судьбу, в условия его существования, какое бы гнусное преступление он ни совершил. Это нужно отнюдь не для того, чтобы оправдать преступника, как полагают многие обыватели, а для того, чтобы объяснить его действия и с учетом этого принимать адекватные решения по делу, назначить справедливое наказание, эффективно исправить осужденного, всегда проявляя гуманность.
В эпоху реформации нашей общественной жизни важность проблемы индивидуальности еще больше возрастает. От развития и совершенствования индивидуальных качеств людей много зависит в строительстве нового общества. В области борьбы с преступностью значение индивидуальности определяется необходимостью улучшения индивидуальной профилактики преступления, индивидуализации уголовных и иных наказаний, индивидуального подхода к исправлению преступников.
Человеческая индивидуальность не исчерпывается такими ее неотъемлемыми чертами, как единичность, неповторимость, особенность. Индивидуальность может быть понята лишь с позиций целостности, внутренней замкнутости и взаимосвязанности основных свойств человека, его внутренней структуры. Поэтому отдельные свойства человека могут быть правильно поняты не сами по себе, а только как проявления его индивидуальности.
Понятие индивидуальности помогает констатировать единство многообразных признаков конкретного человека, различать в нем не только единичное и индивидуальное, но и неповторимое и индивидуальное. Эти признаки проявляются и в самом преступлении, и во всем поведении и образе жизни преступника, делают более понятными причины преступного поведения. В нем всегда находят свое выражение неповторимость и самобытность, во много объясняющие те случаи, когда преступления, например насильственные, совершаются, казалось бы, вопреки складывающимся жизненным ситуациям, даже собственным интересам, тем положительным влияниям, которые оказываются на лицо средой – семьей, трудовым коллективом, правоохранительными органами. То же относится к длительному преступному поведению.
Только учитывая индивидуальность и неповторимость человека, можно понять, почему объективно одинаковые внешние воздействия вызывают разную реакцию у различных людей. Негативные социальные влияния, например, могут привести к формированию антиобщественной направленности личности, только взаимодействуя с индивидуальными, в первую очередь нравственно-психологическими, особенностями человека, конкретными условиями его жизнедеятельности, индивидуального бытия.
Среди преступников немало лиц с ярко выраженной индивидуальностью, большой предприимчивостью и инициативой, устойчивой системой взглядов, с тем, что можно назвать мировоззрением. Эти качества обычно выделяют лидеров преступных групп, особенно так называемых воров в законе, крупных расхитителей государственного и общественного имущества, являются существенной характеристикой последних. Они могут служить одним из показателей общественной опасности их личности и общественной опасности их преступного поведения. В то же время указанные качества должны с успехом использоваться в профилактике преступлений, исправлении преступников.
Необоснованное ограничение свободы или принуждение, ненужное подавление инициативы ведут к стандартизации, усреднению личности, лишают ее индивидуальности, тем самым мешая ее развитию и совершенствованию. Это недопустимо делать даже в местах лишения свободы. Индивидуальное начало является, таким образом, существенным моментом предупреждения преступлений, предполагает всестороннее знание и учет особых, неповторимых качеств субъекта, своеобразие его природных и социальных свойств.

2. Индивидуальное преступное поведение

Недостаточно констатировать, что личность является носителем причин преступного поведения, необходимо знать, в чем они заключаются. При этом следует отличать причины преступности в целом и субъективные факторы, порождающие индивидуальное уголовно-наказуемое поведение. Разница между ними имеет большое не только теоретическое, но и практическое значение, делая предупредительную работу более конкретной и целенаправленной. Уяснение причин преступлений не менее сложно, чем уяснение причин преступности.
Можно сказать, что причины преступного поведения существуют в виде социологических, психологических, нравственных и иных субъективных, личностных факторов, они связаны с социальными ролями и статусами личности. Однако ни один их них не может определять поведение, не преломляясь через психологию субъекта, не приобретая психологического статуса. Психология, образно говоря, представляет собой арену, на которой происходит взаимодействие социального и биологического, а эту арену не может миновать ни один фактор.
Относительно причин преступлений в криминологии отражены следующие исходные позиции: преступления совершаются в силу имеющихся у некоторых лиц антиобщественных представлений и установок, соответствующих их ценностным ориентациям, превалирующих в их психике нравственных пробелов, а все эти дефекты образуются в результате неблагоприятного нравственного формирования их личности, отсутствия должного воспитания.
Эти положения не вызывают принципиальных возражений. Однако, если принимать их безоговорочно, без всяких дополнений и существенных, даже принципиальных, корректив, без нового взгляда на эту древнейшую проблему, все-таки невозможно понять, почему люди нарушают уголовно-правовые запреты. Иными словами, практически без ответа останутся чрезвычайно важные вопросы: почему человек даже с полным набором антиобщественных взглядов и представлений, серьезных нравственных дефектов никогда не совершает преступлений; почему, в силу каких субъективных факторов из всех возможных вариантов выхода из данной сложившейся ситуации лицо избирает именно тот, который запрещен уголовным законом. Не имея ответа на них, очень трудно, а подчас и невозможно предупреждать конкретные преступления, проводить профилактическую работу, исправлять преступников.
Для того чтобы понять причины преступного поведения, необходимо иметь в виду, что оно, как и любое другое, не может быть случайным, независимым от личности и определяться только внешними обстоятельствами. Если бы это было так, то преступление мог бы совершить любой человек, который в данный момент испытывает на себе неблагоприятные, негативные воздействия. Однако известно, что в одних и тех же обстоятельствах разные люди ведут себя по-разному. Внешняя среда, ситуация способны создать благоприятные условия для совершения преступлений, даже провоцировать на это, но не выступать в качестве их причин. Если же человек однозначно попадает в психологическую зависимость от конкретной ситуации, то, значит, таковы особенности его личности.
Поэтому и возникает сложная задача научного анализа формирования личности преступника, т. е. выяснения того, почему, как, под влиянием каких внешних социальных условий возникают в личности те черты, которые впоследствии приводят его к преступному поведению. Антиобщественные взгляды, стремления, наклонности и другие отрицательные черты индивида есть, несомненно, продукт усвоения им аналогичных взглядов и ориентации его социальной среды. Они передаются ему в ходе постоянного и непосредственного общения с другими людьми при осуществлении многочисленных связей и ролей, в которых он выступает в повседневной жизненной практике. Поэтому проблема личности преступника – во многом проблема ее формирования, а проблема преступного поведения – проблема происхождения такого поведения, его обусловленность теми общественными связями с окружающим миром, в которые вступает личность.
Процесс формирования личности принято рассматривать как социализацию, т. е. процесс наделения личности общественными свойствами, выбора жизненных путей, установления социальных связей, формирования самосознания и системы социальной ориентации, вхождения в социальную среду, приспособления к ней, освоения определенных социальных ролей и функций. В этот период возникают и закрепляются типичные реакции на возникающие жизненные ситуации, наиболее характерные для данного человека.
Социализация личности как активный процесс длится не всю жизнь, а лишь период, необходимый для восприятия комплекса норм, ролей, установок и т. д., т. е. на протяжении времени, нужного для становления индивида как личности. Можно выделить первичную социализацию, или социализацию ребенка, и промежуточную, которая знаменует собой переход от юношества к зрелости, т. е. период от 17–18 до 23–25 лет.
Особенно важную роль в формировании личности играет первичная социализация, когда ребенок еще бессознательно усваивает образцы и манеру поведения, типичные реакции старших на те или иные проблемы. Как показывают конкретные психологические исследования личности преступников, уже взрослым человек часто воспроизводит в своем поведении то, что запечатлелось в его психике в период детства. Например, он может с помощью грубой силы разрешить конфликт так, как это раньше делали его родители. Можно сказать, что преступное поведение в определенном смысле есть продолжение, следствие первичной социализации, но, конечно, в других формах.
Дефекты первичной, ранней социализации в родительской семье могут иметь криминогенное значение в первую очередь потому, что ребенок еще не усвоил другие положительные воздействия, он полностью зависим от старших и совершенно беззащитен перед ними. Поэтому вопросы формирования личности в семье заслуживают исключительного внимания криминологов. Семья – главное звено той причинной цепочки, которая выводит на преступное поведение.
Сейчас накоплено значительное количество данных о семьях правонарушителей, условиях их родительского воспитания. В основном это социологические, социально-демографические данные о семье. Однако на нынешнем этапе развития науки и вследствие потребностей правоохранительной практики становится ясно, что с помощью лишь такой информации (о составе родительской семьи будущих правонарушителей, общих характеристик отношений в ней, уровня культуры родителей, совершении ими и другими родственниками аморальных и противоправных действий и т. д.) уже нельзя в должной мере объяснить происхождение преступного поведения.
Так, при всей ценности весьма многочисленных данных о неблагополучных или неполных семьях остается непонятным, почему многие выходцы из таких семей никогда не совершают противоправных действий. К числу же неблагополучных семей относят только те, в которых родители совершают противоправные или аморальные действия. Отсутствие, например, отца или его аморальное поведение далеко не всегда формирует личность правонарушителя. Поэтому следует считать, что решающую роль играет не состав семьи, не отношения между родителями, даже не их объективно неблаговидное, пусть и противоправное поведение, а главным образом их эмоциональное отношение к ребенку, его принятие или, напротив, отвергание.
Однако можно обнаружить достаточное количество семей, в которых родители совершают правонарушения (например, хищения или занимаются спекуляцией), но их эмоциональное отношение к детям отличается теплотой и сердечностью. Поэтому есть все основания считать, что именно отсутствие подобных отношений в детстве в решающей степени определяет ненадлежащее поведение человека в будущем.
Условия жизни ребенка не прямо и непосредственно определяют его психическое и нравственное развитие. В одних и тех же условиях могут формироваться разные особенности личности прежде всего из-за того, в каких взаимоотношениях со средой находится человек, какими биологическими чертами он обладает. Средовые влияния воспринимаются в зависимости от того, через какие ранее возникшие психологические свойства ребенка они преломляются.
Имеется множество убедительных доказательств того, что в семьях с прочными, теплыми эмоциональными контактами, уважительным отношением к детям у них активнее формируются такие качества, как коллективизм, доброжелательность, внимательность, способность к сопереживанию, самостоятельность, инициативность, умение разрешать конфликтные ситуации и др. Все это делает их коммуникабельными, обеспечивая высокий престиж в группе сверстников. Напротив, чем меньше тепла, ласки, заботы получает ребенок, тем медленнее он формируется как личность. Даже недостаточное внимание, низкая частота общения родителей и детей (гипоопека) по самым разным причинам, в том числе объективным, нередко вызывают у последних эмоциональный голод, недоразвитость высших чувств, инфантильность личности. Следствием этого может быть отставание в развитии интеллекта, нарушение психического здоровья, плохая успеваемость в школе, совершение аморальных и противоправных проступков.
Психологическое отчуждение ребенка родителями является не единственной причиной формирования личности преступника. Нередко это происходит иным путем: у ребенка и подростка есть необходимые эмоциональные связи с родителями, но именно последние демонстрируют ему пренебрежительное отношение к нравственным и правовым запретам, образцы противоправного поведения (например, постоянно пьянствуют, учиняют хулиганские действия, совершают хищения и т. д.). Поэтому подросток сравнительно легко усваивает эти образцы, соответствующие им взгляды и представления, которые вписываются в его психологию и начинают стимулировать его поступки. Этот путь криминогенного заражения личности достаточно хорошо известен практическим работникам правоохранительных органов.
Криминогенные последствия может иметь и такой недостаток семейного воспитания, когда при отсутствии теплых эмоциональных отношений и целенаправленного нравственного воспитания окружающие заботятся об удовлетворении лишь материальных потребностей ребенка в ущерб духовности, не приучая его с первых лет жизни к выполнению простейших обязанностей перед окружающими, соблюдению нравственных норм. По существу, здесь проявляется равнодушие к нему.
Отвергание родителями ребенка, необеспечение его родительской заботой и попечением могут иметь место в явной, открытой форме. Чаще всего это случаи, когда его бьют, издеваются над ним, иногда очень жестоко, выгоняют из дома, не кормят, никогда не проявляют заботы и т. д., нанося ему незаживающие психические травмы. Неприятие своего ребенка может быть и скрытым, отношения между родителями и детьми в этих случаях как бы нейтральны, эмоционально как бы никак не окрашены, каждый живет по-своему и мало интересуется жизнью другого. Такие отношения выявить всегда трудно, их обычно скрывают и родители, и дети, причем делают это скорее невольно, непреднамеренно. Ведь даже для взрослого человека очень травматично признать, да еще открыто, что родители его не любили, что он был им в тягость и т. д. Осужденные в местах лишения свободы не часто делают признания об этом, поскольку для них в их бедственном положении помощь, сочувствие и любовь родителей чрезвычайно важны, даже если с ними ранее никакой близости не было.
Нередко дети предоставлены сами себе в семьях, в которых много детей или в которых родители слишком заняты по работе. К., 17 лет, осужденная за ряд квартирных краж, так рассказала о своей семье: “Нас, детей, в семье было семеро, я – пятая. Каждый жил как хотел, на меня родители внимания не обращали, хотя и не обижали никогда”. Итог: две младшие сестры К. живут в детском доме, двое братьев и она – в местах лишения свободы.
Отсутствие надлежащих семейных контактов особенно пагубно для девочек. Во-первых, почти все отвергнутые семьей девочки слишком рано начинают половую жизнь, становятся легкой сексуальной добычей более взрослых парней, быстро деморализуются, их интимные связи приобретают беспорядочный характер. Во-вторых, оторвавшись от семьи, школы, выйдя за пределы нормального человеческого общения, таким девушкам очень трудно, а иногда и невозможно вернуться к обычной жизни, завоевать уважение окружающих. Социальное клеймение (стигматизация) женщин обычно оказывается намного более стойким и губительным, чем мужчин. Особенно трагично складывается судьба бродяг, проституток, наркоманок, алкоголичек, а также тех, кто связал себя с профессиональными преступниками. Их не только трудно перевоспитать, но они сами подчас не могут найти место в нормальной человеческой жизни.
Чрезвычайно важно отметить, что в результате эмоционального отвергания родителями ребенка, его неприятия или лишения родительской ласки и попечения, в его психике на бессознательном уровне формируются тревожность, беспокойство, боязнь утраты себя, своего Я, своего положения в жизни, неуверенность в своем бытии, ощущение враждебности, даже агрессивности окружающего мира. Эти качества из-за отсутствия надлежащих воспитательных воздействий или, напротив, негативных влияний затем закрепляются в ходе общения в школе, в учебных и трудовых коллективах, среди товарищей и, что очень важно, очень многими субъективно значимыми условиями жизни индивида.
Все названные качества можно назвать тревожностью, понимая ее как страх небытия, несуществования. Этот страх может иметь два уровня: страх смерти (высший уровень) и постоянное беспокойство и неуверенность (низший уровень). Если тревожность достигает уровня страха смерти, то человек начинает защищать свой биологический статус, свое биологическое существование – отсюда совершение насильственных преступлений как способ защиты от мира, субъективно воспринимаемого как опасный или враждебный. Рядом специальных психологических исследований установлено, что наиболее характерной чертой убийц является повышенная восприимчивость, ранимость, ожидание угрозы со стороны среды. Если тревожность сохраняется на уровне постоянного беспокойства и неуверенности, то человек может защищать свой социальный статус, социальное существование, свою социальную определенность, совершая корыстные и корыстно-насильственные преступления. Д., 27 лет, был осужден за то, что у входа в кинотеатр ударом ножа убил несовершеннолетнего. Д. пояснил, что потерпевший сказал что-то обидное о нем, что именно, он не знал. Само это объяснение говорит о повышенной тревожности убийцы. К тому же он все время носил с собой нож и однажды ударил им в спину человека, который, по его мнению, оскорбил его.
Тревожная личность совершенно иначе видит окружающий мир и соответственно реагирует на его воздействия. Ее ведущей чертой является постоянное стремление к самоутверждению, к самоприятию, защите себя и своего Я, отстаиванию своего места в жизни. Тенденция к утверждению и самоутверждению может осуществляться за счет снижения статуса другого человека, его унижения и даже уничтожения. Именно такие тревожные люди обладают наибольшей степенью внутренней несвободы и весьма предрасположены к противоправному поведению.
Наличие тревожности, бессознательное ощущение призрачности и хрупкости своего бытия, опасение небытия являются фундаментальными особенностями личности и качественно отличают преступника от непреступника. Именно эти особенности выступают в роли основной и непосредственной причины преступного поведения. Иными словами, человек совершает преступления из-за того, чтобы не разрушились его представления о самом себе, своем месте в мире, его самоощущение, самоценность, не исчезло приемлемое для него его биологическое и социальное бытие.
У тревожных личностей угроза бытию, биологическому или социальному, способна преодолеть любые нравственные преграды или правовые запреты, игнорировать их, никак не принимать во внимание. Поэтому не учитывается и угроза сурового наказания. Нравственные нормы, регулирующие отношения между людьми, в силу указанных особенностей и отсутствия целенаправленного воспитания не воспринимаются ими. Однако в принципе возможна компенсация указанных черт с помощью целенаправленного, индивидуализированного воздействия с одновременным, если это нужно, изменением условий жизни. Но это в большинстве случаев не делается.
Если рассматривать причины преступлений на таком бытийном уровне, то их совершение можно представить себе как охрану себя и своих коренных интересов.
Названные качества закрепляются, развиваются в личности, обрастают другими положительными и отрицательными особенностями, часто противоположными, причем эти наслоения нередко преобладают в ее реакциях на средовые воздействия. Поэтому подобные качества обнаружить очень сложно даже с помощью специальных методов. Изначальные контуры этого психического и психологического явления как бы исчезают, затушевываются более поздними образованиями, в первую очередь культурными, а также теми, которые вызваны физиологическими изменениями.
Существуют объективные факторы, формирующие высокий уровень тревожности личности: значительное расслоение общества в связи с уровнем материальной обеспеченности, объемом и качеством социальных услуг; социальная напряженность между людьми; утеря людьми, особенно молодыми, привычных жизненных ориентиров и идеологических ценностей, существенное ослабление родственных, семейных, производственных и иных связей, социального контроля; постепенное возрастание числа тех, кто в современном производстве не найдет себе места.
Люди пожилого возраста, несовершеннолетние и женщины более уязвимы для неблагоприятных внешних социальных воздействий.
Конечно, многие люди обладают прирожденной предрасположенностью к тому, чтобы с повышенной тревожностью воспринимать окружающий мир и у них риск поведенческого срыва достаточно велик. Однако никакая предрасположенность фатально не приводит к совершению преступлений. Страх смерти, как и постоянное беспокойство, могут быть преодолены вполне допустимыми и нравственными способами, великое множество которых выработало человечество на протяжении своей истории.
Семья, как известно, психологически характеризуется взаимосвязью между ее членами, а именно наличием взаимных идентификаций, т. е. пониманием друг друга, взаимными привязанностями, что порождает общие интересы и ценности, согласованное поведение, взаимопонимание, способность каждого из них принимать на себя роль другого. Человек может сочувствовать и сопереживать другому человеку, если он способен представить себя на его месте, понять, что тот, другой, тоже может нуждаться в помощи и поддержке. Идентификация неразрывно связана с коммуникацией, ибо только вообразив себя на месте другого, человек может догадаться о его внутреннем состоянии. На идентификации основывается одна из главных функций семьи – формирование у ее членов способности учитывать в своем поведении интересы других людей, общества.
Значительно возросшие за последние годы агрессивность и жестокость людей, выражающиеся в росте насильственных преступлений, прямо связаны с нарушением эмоциональных коммуникаций в семье. Эти коммуникации сейчас ослабли, семья меньше, чем ранее, способна эффективно контролировать поведение своих членов, которые, в свою очередь, далеко не всегда находят в ней возможность психологической разрядки и отдыха. Семья перестала в должной мере обучать женщину состраданию, сочувствию, мягкости, причем надо отметить, что если родители ее не любили и не заботились о ней, то она вряд ли сможет научить этому своих детей. Понятно, что все это весьма негативно сказывается на воспитании подрастающего поколения, способствуя росту правонарушений среди подростков.
Семья, включая ребенка в свою эмоциональную структуру, обеспечивает, тем самым, его первичную, но чрезвычайно важную, социализацию, т. е. через себя вводит его в структуру общества. Если этого не происходит, ребенок отчуждается от нее, чем закладывается основа для весьма вероятного отдаления в будущем от общества, его институтов и ценностей, от малых социальных групп. Это отдаление может принять форму стойкого дезадаптивного, отчужденного существования, в том числе бродяжничества, если не будут осуществлены специальные воспитательные мероприятия. Последнее обстоятельство нужно подчеркнуть особо, так как просто наступление благоприятных, по мнению окружающих, условий жизни может не привести к желаемым результатам, поскольку эти условия субъективно будут восприниматься как чуждые для данного индивида, не соответствующие его ведущим мотивационным тенденциям.
Неформальные группы сверстников представляют собой объединение в прошлом отвергнутых семьей детей – и юношей, и девушек. Их сближение в рамках такой группы обычно происходит очень быстро, так как они представляют друг для друга огромную социальную и психологическую ценность. Дело в том, что групповая сплоченность и постоянное общение позволяют им устоять перед обществом, которое воспринимается ими как нечто чуждое и враждебное. Естественно, что некоторые его важные нормы перестают регулировать их поведение.
Таким образом, существование преступных групп или групп, в которых господствуют отсталые, вредные взгляды и нравы, антиобщественные нормы поведения и которые, в свою очередь, оказывают отрицательное влияние на личность, также обусловлено только социальными причинами. Существование подобных групп неизбежно в той же мере, в какой закономерно существование таких общественных структур, из которых выталкиваются отдельные люди, обрекаемые на отчуждение. Отчужденные же личности обязательно объединяются в свои группы для защиты собственных интересов и взаимной поддержки. Общество всегда их будет осуждать, почти всегда же забывая о том, что само виновато в этом.
Под влиянием группы у ее участников формируются установки и ценностные ориентации, включающие в себя способы разрешения возникающих жизненных ситуаций и проблем.
Влияние группы значительно постольку, поскольку данный человек ценит свое участие в ее жизнедеятельности. Ее члены находятся в повседневном общении, между ними возникает множество отношений, основанных на чувствах, а их отношения друг к другу и их оценки различных социальных фактов, событий, других людей неизбежно выражаются в эмоциональной форме. Группа осуждает или одобряет, радуется или негодует, и потому общие настроения и мнения выступают ее основными социально-психологическими, духовными образованиями. Настроения и мнения, господствующие в группе, неизбежно передаются ее членам.
Отсюда понятны интенсивность и устойчивость отрицательного влияния на личность со стороны микросреды, состоящей преимущественно из групп, которые воздействуют не только на ум и волевую сферу человека, но и на его чувства и эмоции.
Хотя в системе факторов, определяющих поведение человека, социальной среде и принадлежит главная роль, сам механизм преступного поведения нельзя понять, если не учитывать постоянное взаимодействие личности со средой, если не принимать во внимание такие факторы, как ее мировоззрение, интересы, потребности, мотивы, установки, убеждения. Иными словами, внешние факторы, как уже отмечалось выше, действуют лишь опосредованно, через внутренние, психологические свойства, духовный мир. Условием перехода внешних факторов во внутренние являются разнообразные формы деятельности человека, каждая из которых в той или иной степени преобразует внешнюю среду. Человек обладает известной самостоятельностью, избирательностью внутреннего по отношению к внешнему, сохранностью внутреннего при его изменчивости под влиянием внешнего. Эта особенность психического связана с изменчивостью и поддержанием качественного своеобразия индивидуального бытия. Включенность индивида в изменяющиеся, иногда противоречивые, общественные и личные отношения предполагает наличие постоянно соотносящегося с другими людьми механизма, которым и является психика человека.
Чрезвычайно важно отметить и то, что отчуждение личности, начатое в семье и закрепленное в неформальных антиобщественных группах, весьма затрудняет усвоение ею позитивных ценностей общества и, напротив, способствует, как уже отмечалось, восприятию негативных норм и представлений антиобщественных малых групп, в которых он, как правило, ищет то, в чем отказало ему общество в лице семьи. В целом можно утверждать, что социально-психологическое отчуждение порождает дезадаптацию индивида (его личностной позиции и социального статуса в среде). И то, и другое без соответствующих воспитательных воздействий может иметь существенные криминогенные последствия. Дезадаптация, отчуждение большинства правонарушителей отличает их от законопослушных граждан. Без всестороннего учета этого обстоятельства профилактика преступных действий с их стороны, равно как и их исправление и перевоспитание, представляется малоэффективным.
Само преступное поведение можно назвать отчужденным, поскольку оно свидетельствует о непринятии лицом ценностей и норм, установленных обществом. Оно является и отчуждающим, так как, совершая мелкие правонарушения и преступления, особенно на протяжении более или менее длительного времени, человек тем самым постоянно и неуклонно изолирует себя от среды, ее норм и ценностей, от малых групп. Если проанализировать индивидуальные биографии преступников, то окажется, что уголовно-наказуемые поступки подавляющего большинства из них не были неожиданными в том смысле, что им обычно предшествовало совершение мелких правонарушений и аморальных действий, также обладающих отчуждающими функциями. Повторное преступное поведение усугубляет изоляцию, расширяет дистанцию между субъектом и обществом.

ГЛАВА V
ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ ПРЕСТУПНОСТИ

1. Теория предупреждения преступности: становление, предмет и структура

Еще на ранних этапах своего существования человечество осознало, что сдерживать преступность только с помощью наказания нельзя.
Возникло понимание, что рациональнее предупредить преступление, чтобы не быть вынужденным наказывать за него.
Однако поиск путей реализации этой идеи оказался чрезвычайно трудным и длительным. Древнегреческий философ Платон считал, что в обществе должно действовать совершеннейшее законодательство, отвращающее людей от преступлений.
Выдающийся мыслитель древности Аристотель полагал, что общество следует так устроить, чтобы оно боролось с испорченными нравами, привычками и обычаями, противоречащими разуму.
Просветители XVIII в. вновь вернулись к мысли о связи права и профилактики преступлений. Право, по их мнению, могло бы стать мощным средством разрешения возникающих в обществе конфликтов. Была выдвинута идея создания правового государства, одна из важнейших задач которого – предупреждать преступления.
В известном трактате “О духе законов” Монтескье обосновал положение о разделении властей в обществе, где правит право, и сформулировал требование, что “хороший законодатель заботится не столько о наказании за преступление, сколько о предупреждении преступлений. Он постарается не столь карать, сколько улучшать нравы”. Идея Монтескье получила развернутую правовую аргументацию в работе Ч. Боккария “О преступлениях и наказаниях”. Комментируя этот труд, Вольтер сформулировал принципиально важное положение о том, что предупреждение преступлений есть истинная юриспруденция в цивилизованном обществе. В русской литературе XIX в. идеи о предпочтительности предупреждения преступлений наказанию за их совершение, о том, что главное в борьбе с преступностью не наказание, а ее предупреждение, основывающееся на прогрессивных преобразованиях общества, развивали А. Радищев, А. Герцен, Н. Чернышевский и др. В их произведениях заложены социологические и нравственные основы предупреждения преступлений.
В XIX и XX вв. идет интенсивное развитие наук об обществе и человеке. В каждой из них исследуется в своем аспекте глобальная проблема предупреждения преступности.
Указанное направление исследований мы обозначим как общесоциальное предупреждение преступности. Оно нашло отражение в ряде положений исторического материализма.
Прежде всего: о развитии общества через единство и борьбу противоположностей; о причинах конфликтов, приводящих к массовым нарушениям правил человеческого общежития; о том, что предупреждать преступление важнее, чем быть вынужденным наказывать за него и др.
К сожалению, идеи общесоциологического предупреждения преступности и криминологической профилактики преступлений, начавшиеся развиваться в нашей стране в начале 20-х годов, были прерваны. Начиная с 30-х годов восторжествовала установка, что неотвратимость наказания есть одно из главных, если не главное в предупреждении преступности.
Предупреждение преступности становилось, таким образом, частью карательной политики и практики государства.
В 60-х годах предупреждение преступности вновь стало рассматриваться как главное направление в борьбе с ней.
Однако и здесь не обошлось без перегибов.
Программа КПСС поставила нереальную задачу полной ликвидации преступности. В результате конкретные программы профилактики преступлений часто заменялись политическими лозунгами о “ликвидации” преступности. Постановку этой задачи следует рассматривать как утопическую и не основанную на глубоком анализе противоречий общественного развития, масштабов конфликтности в нашем обществе и т. д. Имея в виду это принципиальное замечание, в то же время следует понимать, что преступность есть явление, борьба с которым требует усилий всего общества, и что предупреждение преступлений есть одна из форм этой борьбы.
Поэтому теория связывает предупреждение преступности прежде всего с совершенствованием экономических, социальных отношений в направлении преодоления конфликтов человека с обществом, людей друг с другом.
Исследования предупреждения преступности начали развиваться давно, но наиболее активно с начала 60-х годов.
В 1962г. вышла книга “Деятельность органов расследования, прокурора и суда по предупреждению преступлений” (Г.М. Миньковский, Т.М. Арзуманян, В.К. Звирбуль, М.И. Кацук, В. И. Шинд), явившаяся по существу первым учебно-методическим пособием, раскрывающим содержание и методы профилактической работы правоохранительных органов. В первом (1966г.) учебнике криминологии предупреждение преступности определялось как совокупность различных взаимосвязанных между собой мер, проводимых как государственными, так и общественными организациями, направленная на то, чтобы предотвратить преступления и устранить причины их порождающие. В учебнике даны классификация мер предупреждения преступности, методика изучения и предупреждения преступности в районе, на объектах и по отдельным видам преступлений. В структуре учебного курса проблема предупреждения преступлений была выделена в самостоятельный раздел.
70-е и 80-е годы характеризуются монографической разработкой проблемы предупреждения преступности.
В 1977 г. издана монография “Теоретические основы предупреждения преступности”. В 1985г. вышел курс “Советская криминология”, содержащий самостоятельный раздел “Предупреждение преступности”.
Развитие теории предупреждения преступности существенно обогащается, составной ее частью становится криминологическое прогнозирование и планирование.
Предупредительная деятельность рассматривается как одно из средств социального регулирования общественных отношений в целях устранения причин преступности; как взаимодействие мер экономико-социального, воспитательно-педагогического, организационного и правового характера; как сочетание различных уровней предупреждения преступлений1.
1 См.: Криминология. -М., 1979.-С. 124.

К настоящему времени сложились основные категории теории предупреждения преступности как самостоятельного раздела советской криминологии2.
2 В ее формирование существенный вклад внесли работы видных ученых: Г.А. Аванесова, А.И. Алексеева, С.Б. Алимова, Ю.М. Антоняна, М.М. Бабаева, С.В. Бородина, П.И. Ветрова, Ю.А. Воронина, А.А. Герцензона, Г.В. Дашкова, А.И. Долговой, А.Э. Жалинского, В.К. Звирубля, И.И. Карпеца, М.И. Ковалева, В.Н. Кудрявцева, Н.Ф.Кузнецовой, А.Н. Ларькова, Г.М. Миньковского, В.В.Панкратова, А.Б. Сахарова, Э.Я. Стумбиной, В.Г. Танасевича, В.Д. Филимонова, А.С. Шляпочникова, В.Е. Эминова, A.M. Яковлева и др.

Теория предупреждения преступности - это совокупность знаний о деятельности по совершенствованию общественных отношений в целях: выявления и нейтрализации причин преступности и условий, ей способствующих; выявления и нейтрализации явлений и процессов, обусловливающих совершение, рост и распространение отдельных форм и видов преступлений, факторов, влияющих на формирование антиобщественных черт у определенных категорий лиц, влияния на условия их жизни и воспитания, устранение конкретных условий, обусловливающих совершение преступлений отдельными лицами, определение форм и методов контроля за преступностью.
Предупреждение преступности состоит из иерархически связанных между собой задач. Первая из них – профилактическое воздействие на динамику, структуру, причины преступности в целом (социальная профилактика). Вторая – предупреждение видов и форм преступного поведения, предупреждение преступлений в определенных сферах общественной жизни; предупреждение преступлений отдельными социальными группами лиц и т. д. (криминологическая профилактика).
Третья задача состоит в предупреждении совершения преступлений отдельными лицами (индивидуальная криминологическая профилактика).
Решение первой задачи выходит за рамки криминологии и является составной частью общественной практики вообще и предметом всех наук об обществе и человеке и контроле за преступностью.
Криминология, как отмечалось выше, непосредственно изучает лишь ту часть проблемы, которая ограничивается профилактическим воздействием на деяния, запрещенные уголовным Законом. Названный критерий определяет границы криминологических исследований (И. И. Карпец) и в разработке специальных мер предупреждения различных форм и видов преступлений и индивидуальной профилактике. В.Н. Кудрявцев, Г.М. Миньковский и А. Б. Сахаров, определяя круг общественных отношений и закономерности их функционирования в связи с решением задач предупреждения преступности, охарактеризовали их как систему деятельности по пресечению формирования и функционирования криминогенных процессов в обществе; связи между этими процессами и формированием личности; связи между личностью и ситуацией совершения преступлений. Познание такого рода закономерностей и есть ядро предмета теории предупреждения преступности. В рамках границ предмета определяется и структура теории.
В зависимости от характера решаемых задач классифицируются меры профилактического воздействия: общие, специализированные и индивидуальные. Специфика задач и особенности профилактических мер определяют субъектов профилактики, их компетенцию и взаимодействия друг с другом, т. е. систему предупреждения преступлений. Криминология исследует вопросы правового, социально-экономического, управленческого обеспечения предупреждения преступлений, разрабатывает критерии и показатели результативности предупредительной деятельности.
Теория предупреждения делится на две части: общую и особенную. В общую часть входят: предмет и понятие предупреждения преступлений, ее субъекты, система, специфика мер в зависимости от уровня решаемых задач, организация и управления этим видом деятельности, прогноз развития системы, планирование и координация профилактики преступлений и т. д. К особенной части относятся разработка криминологических характеристик и специфики предупреждения отдельных видов и форм преступлений.
В этой главе рассматриваются наиболее важные положения общей части теории предупреждения преступлений. Вопросы, относящиеся к особенной части, излагаются в гл.VI и последующих.
Следует подчеркнуть, что развитие теории криминологии невозможно без использования всей информации, содержащейся в криминологических исследованиях.
Характер и целеустремленность профилактических мер определяются знанием динамики, структуры и причин преступности в целом, в регионах, сферах жизни общества, социально-демографических группах населения. Это зависит от распространенности и динамики отдельных видов преступлений и типов преступного поведения. Особенная часть теории предупреждения есть не что иное, как взаимосвязанная методика изучения и предупреждения преступлений. В целом профилактика всегда должна быть нацелена на преодоление, нейтрализацию криминогенных процессов и связывает тем самым воедино процессы изучения, прогнозирования и предупреждения преступлений.
Уровень результативности предупредительной деятельности и контроля за ней – это и оценка эффективности всех предшествующих криминологических исследований.
В теории криминологии можно выделить три аспекта исследований. Первое – междисциплинарное исследование проблем преступности и других форм антиобщественного поведения, в которых криминология выступает в роли координатора либо заказчика исследований. Второе – использование, особенно при разработке профилактических мер, сведений и экспертных оценок из других наук. И третье – собственно криминологическое изучение и предупреждение преступлений.

2. Система и субъекты предупреждения преступлений

“Второе дыхание” криминологии, возникшее в начале 60-х годов, характеризовалось не только бурным развитием идей, научных исследований, формированием теории предупреждения преступлений, но и становлением государственных учреждений, общественных институтов, осуществляющих предупредительную деятельность1. В совокупности эти государственные учреждения, общественные институты и осуществлявшиеся ими профилактические меры, образовали в тот период времени систему предупреждения преступлений.
1 Это в настоящее время практически забыто, и, вероятно, потребуется немало времени для восстановления всего того, что себя оправдало, и выработки новых форм предупреждения преступности в условиях новых общественных отношений (прим.ред.).

Эта система не только стала ориентиром для практики, но и приобрела, к сожалению, черты формализованной, в своем роде даже пропагандистской системы, что снизило ее практическое значение. В то же время положительный заряд, который был заложен в ней, привел к тому, что многое было воспринято учеными и практиками других стран, получив отражение в материалах ООН, в рекомендациях по предупреждению преступлений.
Однако при всей неустойчивости современных общественных отношений очевидно, что основными элементами системы должны быть субъекты предупреждения преступлений, их взаимодействие друг с другом и с субъектами более общих систем; осуществляемые ими общие, специализированные и индивидуальные меры предупреждения преступлений, внедрение комплексных и целевых профилактических программ; социально-экономическое, правовое и ресурсное обеспечение предупредительной деятельности. Без понимания этого невозможна борьба с преступностью. Забвение проверенных историей истин может быть лишь временным. Система предупреждения преступлений, как и всякая социальная система, проявляет себя через конкретные формы деятельности. Профилактика преступлений корректирует взаимоотношения людей, воздействует на их поведение в обществе. Целевая предназначенность системы, ее отдельных субъектов, профилактических мер состоит в том, чтобы не допустить перерастания возникающих криминогенных ситуаций в конфликты, приводящие к нарушению уголовно-правовых запретов. В тех же случаях, когда преступление совершено, задача состоит в нейтрализации их причин, осуществлении профилактико-воспитательных мер, предотвращающих рецидив преступления. Таким образом система предупреждения преступлений выполняет регулятивные, охранительные и воспитательные функции. Регулятивная функция профилактики состоит в создании таких условий, которые позволяли бы людям решать возникающие у них противоречия и конфликты в рамках требований закона. Предупредительная деятельность в данном случае является одной из гарантий обеспечения принципов верховенства закона.
Выполняя охранительную функцию, профилактика ограждает свободы и права граждан от правонарушений, защищает социально-значимые ценности. В этом проявляется гуманистическая направленность предупреждения преступлений. Это же должно быть целью правового государства.
Воспитательная функция профилактики состоит в том, что она широко использует методы убеждения, коррекции поведения людей, приведение их поступков в соответствие с требованиями права и гуманистической морали. Эффективность профилактики составляет существенный атрибут уровня жизни людей в обществе. Чем результативней эта форма социальной деятельности, тем лучше защищены люди от преступных посягательств на основные человеческие ценности. Таким образом, профилактика преступлений – необходимая часть любого истинного гуманистического и правового государства. Отсюда система предупреждения преступлений должна не только эффективно действовать, но и постоянно совершенствоваться. Это совершенствование должно стать органичной частью общего процесса формирования демократического правового государства.
Необходимым элементом системы являются субъекты профилактики преступлений. К ним, в широком смысле слова, относятся все государственные и общественные институты, формирования граждан, своей деятельностью влияющие на предупреждение преступности. Среди этих субъектов есть такие, которые специально созданы для этих целей, либо в их компетенцию, наряду с другими полномочиями, входит и обязанность осуществления в определенных рамках криминологической профилактики. Поэтому в дальнейшем мы рассмотрим характеристики лишь субъектов криминологической профилактики.
Классификация указанных субъектов может быть осуществлена по различным основаниям. Мы считаем возможным разделить их на три следующие группы. Первая – те субъекты, которые непосредственно ведут индивидуальную профилактику. Ко второй группе относятся субъекты, осуществляющие профилактику в ходе выполнения своих контрольных и правоохранительных функций. Третью группу составляют субъекты, занятые преимущественно руководством или координацией деятельности по предупреждению преступлений. Конечно, такое деление в известной мере условно, так как отдельные аспекты непосредственной профилактики, контрольной и правоохранительной деятельности, ее координации проявляются при функционировании субъектов в каждой из трех названных групп. Кроме того, субъекты профилактики действуют не изолированно, а во взаимодействии друг с другом. В самой системе имеются как горизонтальные, так и иерархические вертикальные взаимосвязи (в зависимости от уровня решаемых задач).
Профилактика преступлений относится к динамичным системам. Для того чтобы достигать своей цели, она должна быть гибкой и постоянно совершенствоваться в зависимости от уровня структуры, динамики и других характеристик преступности. На нее активно воздействуют происходящие в обществе процессы, особенно состояние экономических и политических отношений, рост или снижение конфликтности, степени социальной напряженности, расширение либо свертывание демократизации и т.д. В целом субъекты предупреждения преступлений обязаны действовать в рамках своей компетенции, установленной законом. Характер компетенции (наличие властных или рекомендательных полномочий, их специализация) также может служить основанием для классификации и структур субъектов профилактики преступлений. Их можно различать и по ведомственной принадлежности, профессиональной специализации, территориальным границам деятельности. Имея в виду все сказанное, рассмотрим характеристики субъектов по предложенным выше трем группам.

Субъекты непосредственной профилактики преступлений

К ним относятся первичные ячейки гражданского общества: семья, трудовые и учебные коллективы, образуемые ими объединения граждан или органы общественной самодеятельности, а также организационные структуры раннего и непосредственного предупреждения преступлений, в рамках правоохранительных органов. Эти субъекты, непосредственно воздействуя на человека, условия его жизни и воспитания, снимают криминогенные ситуации, предотвращают преступления, пересекают перерастание антиобщественных действий в общественно опасные деяния, выясняют и устраняют их причины и условия, предупреждают рецидив преступлений. Они, главным образом, ведут индивидуальную профилактическую работу. В то же время крупные объединения граждан и трудовые коллективы, общественные объединения, а также профилактические структуры правоохранительных органов осуществляют работу по предупреждению отдельных форм преступности (специализированную криминологическую профилактику).
Семья – первичная ячейка общества, в которой человек формируется как личность. Семья, особенно на ранних этапах развития личности (несовершеннолетние, молодежь), играет решающую роль в предупреждении преступлений. Семья – это своеобразное микрогосударство, где действует своя система воспитания, убеждения и наказания, предупреждения антиобщественных проступков. Общество должно быть заинтересовано в позитивном воздействии семьи на свое развитие, а не только вести борьбу с “неблагополучными семьями”. Чем больше будет создаваться материальных, культурных и других возможностей для нормального функционирования семьи, тем выше будет уровень предупреждения преступлений. Исторический опыт показывает, что в тех общественных системах, где есть культ семьи, родителей, детей, там, как правило, ниже уровень преступности. Из развитых стран наиболее убедительным примером является Япония. Конечно, семья как субъект предупреждения преступлений успешно действует при хорошо налаженном взаимодействии с учебно-воспитательными детскими учреждениями, службой опеки и попечительства, профилактическими структурами местных органов власти и правоохранительных органов1.
1 См. в особенной части главу о предупреждении преступлений несовершеннолетних.

Семья может эффективно предупреждать, а неблагополучная семья порождать преступность, хотя такое прямое сопоставление может содержать и исключения.
Напомним, что почти половину пострадавших от насильственных преступлений составляют жертвы так называемой бытовой преступности.
Другим первичным звеном общества, в котором решаются его человеческие проблемы, являются трудовые и учебные коллективы. В них также может вестись непосредственная индивидуальная и специализированная профилактика, особенностью которой является использование особенностей трудового процесса как формы воспитания человека. Нельзя не отметить, что нынешняя идеология выбивания прибыли любой ценой значительно принижает роль труда как средства воспитания человека.
В трудовых коллективах на новой основе возрождаются народные дружины, отряды самообороны для предупреждения и пресечения нарушений общественного порядка. По месту жительства работа по предупреждению бытовых правонарушений возлагается на домовые комитеты.
Конституция Российской Федерации предоставляет гражданам образовывать общественные объединения. Такие объединения могут создаваться для предупреждения преступлений отдельными группами лиц (несовершеннолетними, пьяницами, наркоманами, рецидивистами и т.д.) и для профилактики отдельных категорий преступлений. Сейчас как никогда в соответствии с Конституцией необходимо создание стройной системы общественных объединений, выполняющих воспитательно-предупредительную функцию по месту жительства и работы граждан.
Обязанности непосредственного предупреждения в пределах их компетенции возлагаются и на правоохранительные органы.
Особенно это относится к работникам милиции, которым чаще других приходится сталкиваться с лицами, ведущими антиобщественный образ жизни. Органы милиции обязаны не только пресекать подобное поведение, но и не допускать перерастания его в преступление. Непосредственная профилактика преступлений – первейшая обязанность органов милиции. По степени выполнения указанной обязанности можно судить об эффективности ее работы.
Милиция проводит большую по объему работу, но в целом деятельность этих государственных органов по непосредственному предупреждению преступлений в условиях изменяющихся общественных отношений (как, впрочем, и вообще) нельзя признать удовлетворительной, хотя роль их в этом плане, вероятно, будет оставаться значительной. Но для этого необходимо создать в милиции устойчивые структуры, которые будут заниматься профилактической работой.
Закончим на этом общую характеристику основных субъектов непосредственной профилактики преступлений и перейдем к следующему вопросу.

Субъекты, осуществляющие профилактику преступлений при выполнении правоохранительных функции

В стране должна действовать разветвленная система государственных органов, в задачу которых входит в пределах их компетенции восстановление нарушенной законности, установление виновных в этом и привлечение их к ответственности. Восстановление законности включает в себя и установление обстоятельств, приведших к правонарушению (и особенно наиболее опасному – преступлению) и принятие мер к их устранению. Таким образом, профилактическая деятельность составляет обязательную органическую часть выполнения правоохранительных функций.
К системе правоохранительных органов, в первую очередь, относятся: суд, прокуратура, органы внутренних дел.
СУД. По уголовным делам суд в соответствии со своими задачами и процедурами, установленными уголовно-процессуальным законом, обязан не только постановить приговор и решить судьбу дела, но и выяснить причины преступления, условия, способствующие его совершению, и принять меры к их устранению. В соответствии с Конституцией Российской Федерации (ст. 118) правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом.
Судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства.
Обстоятельства, приведшие к совершению преступления, выясняются с помощью уголовно-процессуальных средств доказывания, а решение и проведение профилактических мероприятий оформляется путем вынесения частных определений суда.
Исследования недавних лет показали, что суды в значительной части случаев на низком уровне вели специализированную криминологическую профилактику. Она сводилась к направлению большого числа судебных определений, которые констатировали факт совершения преступления и содержали требования устранить его причины при почти полном отсутствии контроля за исполнением своих определений. Конкретный анализ причин преступления в судебных определениях, как правило, не давался, что сами определения превращало в формальные бумаги. Нечасто можно встретить и упоминание о лицах, ответственных за допущенные недостатки (исключая, конечно, осужденных по приговору суда). Все это снижало профилактическую роль суда, как обесценивало и положение закона, обязывающего суды вскрывать причины и условия совершения преступлений. Тревожный симптом имеет место сегодня и в теоретических дискуссиях, где суд представляется лишь как орган правосудия, дело которого – определять наказание. Он многими теоретиками, а следовательно, и практически, выведен из системы правоохранительных органов. Полагаем, что независимость суда – не основание для принижения его профилактической роли. Более того, мы считаем, что в новых условиях суд должен искать новые пути усиления профилактической работы, а не стоять в стороне от столбовой дороги борьбы с преступностью в качестве наблюдателя. Постоянный рост преступности обязывает все ячейки общества повышать свою роль в борьбе с ней. И не формально, а по существу.
Неточности или намеренная однобокость в теории и уголовной политике могут приводить к тому, что уголовное наказание станет самодовлеющим средством превентивной деятельности суда, как и вообще средством борьбы с преступностью, что будет позором для общества.
Самостоятельным направлением в предупредительной деятельности суда является также профилактическая работа по гражданским делам и при рассмотрении жалоб граждан на действия должностных лиц и государственных органов. Рассмотрение гражданско-правовых и административных правонарушений, их своевременное пресечение и устранение вызвавших их причин одной из своих задач имеют предотвращение перерастания противоправных деяний в наиболее опасную их форму – преступления. Профилактическое значение этой сферы деятельности суда особенно значимо для предупреждения преступлений в экономике, социальных отношениях, охране окружающей среды, против чести и достоинства граждан.
ПРОКУРАТУРА. Суть правоохранительной деятельности прокуратуры состоит: в осуществлении надзора за исполнением действующих на территории Российской Федерации законов; принятии мер, направленных на устранение их нарушений и привлечение виновных к ответственности; в осуществлении уголовного преследования.
В целях обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности прокуратура осуществляет надзор: за исполнением законов местными представительными органами, органами исполнительной власти, управления и контроля, юридическими лицами, общественными объединениями, должностными лицами, а также за соответствием законам издаваемых ими правовых актов; за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие; за исполнением законов в местах содержания задержанных, в местах предварительного заключения, при исполнении наказания и иных мер принудительного характера, назначаемых судом, за исполнением законов органами военного управления, воинскими частями и учреждениями. В свою очередь охрана прав граждан становится особо важной функцией прокуратуры в условиях стремления к правовому государству. Осуществляя эти функции, прокуратура обязана восстанавливать нарушенную законность, опротестовывать незаконные решения, возбуждать в отношении нарушителей законности дисциплинарное, административное, материальное или уголовное производство. Эти задачи могут быть полностью выполнены только тогда, когда прокуратура установит причины нарушения законности и примет меры к их устранению. Особенность надзорной деятельности прокуратуры выражается и в том, что она не только сама осуществляет профилактические меры, но и побуждает другие государственные и общественные структуры к ведению предупредительной деятельности.
В сфере государственного управления, в гражданском судопроизводстве, защите прав, свобод и законных интересов граждан прокуратура обязана выявлять причины правонарушений и принимать меры как к их устранению, так и к недопущению того, чтобы нарушения законности переросли в наиболее опасную форму – преступления.
ОРГАНЫ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ ведут большую по объему, многообразную по своей направленности и функциональному назначению деятельность. Они сохраняют общественный порядок, выполняют оперативно-розыскные функции по обнаружению, предупреждению и раскрытию преступлений, осуществляют производство дознания, предварительного следствия, а также организуют исполнение наказания. На них возложено осуществление как индивидуальной, так и специализированной криминологической профилактики.
В структуре органов внутренних дел восстанавливаются подразделения, занятые непосредственно профилактикой преступлений (соответствующие отделы, инспекции по делам несовершеннолетних и др.), а также структуры, ведущие профилактику преступлений в ходе выполнения ими правоохранительных или административных функций. Но пока они на перепутье, так как решительно изменяются социально-экономические отношения в стране, а новых норм работы органов внутренних дел не найдено. Ведутся поиски реформы органов внутренних дел.
Для выполнения своих функций органы МВД используют административные, оперативно-розыскные, уголовно-процессуальные и другие средства.
В пределах своей компетенции осуществляет работу по предупреждению преступлений Федеральная служба контрразведки Российской Федерации. Она, в частности, обязана предупреждать террористические акты, некоторые формы организованной преступности.
Самостоятельное место в системе предупреждения преступлений занимают следственные аппараты прокуратуры и органов внутренних дел. Они осуществляют предварительное расследование преступлений. Однако в их задачу входят также выявление и принятие мер к устранению причин и условий, способствующих совершению преступлений. Эта задача решается с помощью уголовно-процессуальных средств, но при этом следователь руководствуется рекомендациями криминологии, раскрывающими понятие причин и условий совершения преступлений, формулирующих критерии эффективности профилактических мер, в том числе представлений, выносимых следователями.
Выводы следователя о причинах и условиях преступления должны основываться на достоверных (проверенных процессуальными средствами) данных об обстоятельствах, приведших к совершению деяния, запрещенного уголовным законом. В представлениях следователя необходимо раскрывать причинную связь между обстоятельна преступления и действиями виновных и на этой основе вносить предложения, реализация которых приведет к нейтрализации выявленных по делу причин и условий совершения преступления.

Субъекты, осуществляющие профилактику преступлений при выполнении функций контроля

Контроль является необходимым элементом любой управляемой системы.
Для охраны наиболее значительных ценностей государство должно создавать органы вневедомственного контроля. Они охраняют окружающую среду, безопасность производства и транспорта, трудовое законодательство и т. д. и т. п. По подсчетам ученых, таких органов вневедомственного контроля существует более ста пятидесяти. В пределах своей компетенции они обязаны не только вскрывать и пресекать правонарушения, но и предупреждать их. К сожалению, единой системы контрольных органов в государстве практически нет. Их надо еще создавать. Но делается это крайне медленно. Кроме того, не успев возникнуть, многие из них криминализируются сами и требуют установления за ними контроля.
В современных условиях особую роль в предупреждении преступлений должны сыграть налоговые инспекции, призванные встать на пути незаконных доходов.

Субъекты, осуществляющие руководство профилактикой преступлений

В течение длительного периода руководством и координацией профилактики преступлений занимались партийные органы и, в меньшей степени, хотя это должно было быть одной из основных сфер их деятельности, Советы народных депутатов. Координация предупредительной деятельности возлагалась на прокуратуру.
В настоящее время эта система разрушена. Правоохранительные органы остались, образно говоря, один на один с преступностью, да еще в условиях острейших политических и социальных противоречий, разрушения законности, пренебрежения правовыми принципами и правового нигилизма.
Но при всем этом очевидно, что организацией профилактики преступлений обязаны заниматься местные органы власти и самоуправления. Так или иначе, они придут к этому.
В пределах их компетенции должны издаваться правовые акты, регулирующие предупредительную деятельность, осуществляться контроль за соблюдением законов в профилактической деятельности государственных и общественных структур. Однако не так, как это ныне нередко делается на местах: при полном игнорировании действующего законодательства, вплоть до Конституции России.
Местные органы власти призваны разрабатывать и организовывать исполнение комплексных планов предупреждения преступлений, а исполнительные и распорядительные органы – осуществлять непосредственное руководство деятельностью государственных органов и общественных организаций по борьбе с преступностью на своей территории. На каждом депутате местных представительных органов власти в соответствии с законодательством о его статусе лежит обязанность активно участвовать в предупреждении правонарушений.
Большие задачи перед органами власти и самоуправления и депутатами возникают в связи с увеличением безработицы, которая будет сопровождаться ростом преступности.

3. Социально-экономические и организационные основы предупреждения преступлений

Управление профилактикой преступлений, как и любой другой социальной системой, включает в себя: сбор и анализ информации; принятие на этой основе решений; прогнозирование и разработку планов борьбы с преступностью; их реализацию; оценку достигнутых результатов.
Оптимальность решений любого субъекта профилактики зависит в первую очередь от того, обладает ли он достаточной, объективной и достоверной информацией для выполнения задач в пределах своей компетенции. Так, субъект, осуществляющий индивидуальную профилактику, должен иметь сведения, позволяющие ему точно оценивать поведение подопечного лица, строить прогнозы о возможности совершения им антиобщественных поступков, знать, какого характера меры могут их предотвратить, получать информацию о результатах воспитательных и профилактических действий. Для индивидуальной профилактики особенно важен сбор и анализ информации, полученной в результате личных наблюдений.
Для предупреждения отдельных видов преступлений, преступлений определенного контингента лиц (несовершеннолетних, рецидивистов, лиц, злоупотребляющих алкоголем и наркотиками, и др.) необходимо обладать информацией о наиболее типичных недостатках условий их жизни и воспитания, наличии лиц и групп, отрицательно влияющих на поведение, а также данными о том, какие меры профилактики дали положительный результат, а какие такового не принесли. Информация должна быть дифференцированной с учетом конкретных задач и компетенции субъекта предупредительной деятельности.
Наиболее всесторонней и полной информацией должны обладать правоохранительные органы и структуры законодательной и исполнительной властей, координирующие и организующие профилактику преступлений.
Эффективность их деятельности во многом определяется уровнем информационной обеспеченности. Ее первичную основу составляют данные статистики: о преступности и судимости, об административных и других правонарушениях, о работе правоохранительных органов и других субъектов профилактики. Эти данные анализируются с учетом характеристик социального и экономического развития конкретного объекта, региона, происходящих в них демографических процессов, состояния культурно-просветительной и профилактической работы.
На правоохранительных органах и профилактических структурах государственной власти и управления лежит обязанность организации обмена информацией, необходимой для профилактики преступлений, что позволяет в целом системе и субъектам профилактики действовать целеустремленно и организованно.
На основе анализа принимаются решения о проведении профилактических мероприятий. Они могут носить: оперативный характер – внесение корректив и дополнений в индивидуальную и криминологическую профилактику; тактический характер – изменения в первоочередности профилактических задач и использование новых методов с учетом анализа конкретной криминогенной ситуации; долгосрочный характер – разработка комплексных планов предупреждения преступлений.
Выше отмечено, что при разработке профилактических мер анализ дополняется криминологическим прогнозом и формированием комплексных планов предупреждения преступлений. Криминологический прогноз – это основанное на анализе и данных расчета вероятное суждение о вариантах будущего состояния преступности с учетом осуществления предполагаемых мер борьбы с ней и профилактики преступлений.
В зависимости от объема информации, сроков и других данных используются три метода прогноза: экстраполяция, экспертная оценка и моделирование.
Экстраполяция – метод, применяемый чаще всего при сравнительно краткосрочных прогнозах, когда очевидно, что в основном будут действовать причины, определившие и современную криминологическую ситуацию.
Суть экстраполирования состоит в том, что будущие изменения определяются на основе показателей, характеризующих преступность в прошлом и настоящем.
На основе исходных данных формируются статистические ряды, которые распространяются на будущее. Степень точности экстраполирующих прогнозов зависит от времени упреждения и стабильности криминологической ситуации.
Экспертная оценка используется в более сложной криминологической ситуации и при необходимости более длительных по времени прогнозов. Суть метода состоит в том, что отобранной группе высококвалифицированных криминологов передаются вопросы, требующие количественной оценки возможных изменений и их удельного веса в шкале соответствующих факторов.
И наконец, в криминологии применяется моделирование, когда анализ факторов, влияющих на преступность, с помощью соответствующих криминологических правил и математических формул формируется в программы и обсчитывается с помощью компьютера. Метод моделирования позволяет использовать экономическую, социальную, демографическую и другие виды информации. Можно при этом учесть и расчеты по прогнозам индивидуального поведения – степень возможности совершения преступлений лицами, ведущими антиобщественный образ жизни. Прогнозы являются подготовительной стадией для разработки мер индивидуальной профилактики, целевых программ предупреждения преступлений, комплексных планов борьбы с преступностью.
Рассмотрим некоторые организационные и методические аспекты криминологического планирования.
Планирование позволяет осуществлять согласованные мероприятия социально-экономического, воспитательного, организационного, профилактического, государственно-правового характера. Оно нацеливает на более правильную расстановку еил в борьбе с правонарушениями, обеспечивает дифференцированный подход к организации предупредительных мероприятий применительно к зонам с различной степенью распространенности преступлений, к разным социальным группам населения и т. д. Планирование – это одновременно и организационная форма эффективной координации деятельности органов, ведущих борьбу с преступностью, усиления их связи с общественными организациями и трудовыми коллективами.
План – это программа, состоящая из заданий, реализация которых призвана обеспечить разрешение конкретных задач. Планом предусматриваются исполнители и сроки выполнения заданий. В нем также содержатся указания о средствах и путях его выполнения. От других документов, направляющих борьбу с преступностью, план тем и отличается, что в нем не только ставятся задачи, но и содержится конкретная программа их решения.
Одним из видов планирования являются комплексные планы, заключающие в себе решение экономических, социальных, воспитательных, организационно-правовых и чисто криминологических задач. Широта и характер мероприятий, предусмотренных в планах, определяет и круг субъектов планирования. К ним относятся органы власти, трудовые коллективы, органы внутренних дел, прокуратуры, суда и юстиции и общественные организации.
Комплексные планы могут составляться в районах, городах, областях, краях и республиках.
Планируются и специальные меры предупреждения преступлений, осуществляемые органами внутренних дел, судами, прокуратурой и юстицией. Такого рода планирование называют ведомственно-отраслевым. Названные планы обеспечивают: взаимодействие социального планирования с осуществлением мер криминологической профилактики; взаимосвязь и целеустремленность в деятельности правоохранительных органов; согласование их совместных действий с другими государственными органами и общественными организациями.
По времени планирование бывает текущим и перспективным. Перспективное рассчитано на длительный срок. Текущее планирование строится с учетом конкретной обстановки борьбы с преступностью и решает задачи, рассчитанные на небольшой срок времени.
Перспективное и текущее планирование связаны между собой.
При составлении перспективных планов важно учитывать не только то, что сразу дает практический результат, но и то, что подготавливает его. Перспективные планы разрабатываются на основе соответствующих прогнозов и в зависимости от их задач обычно на те же сроки, которые ими охватываются.
На основании перспективных создаются комплексные планы или долгосрочные мероприятия по борьбе с преступностью, входящие составной частью в планы социального развития на тот же срок.
Эффективность системы планирования зависит и от ее гибкости, т. е. от возможности реагировать на всякие непредвиденные обстоятельства и изменения в состоянии преступности, оперативно устранять помехи и тем самым обеспечивать выполнение поставленных задач. Эту роль выполняет текущее планирование, которое призвано с учетом конкретной обстановки предусматривать меры, обеспечивающие в течение небольшого времени оптимальное решение вопросов, поставленных перспективным планом.
Текущие планы по содержанию мероприятий должны быть всегда строго индивидуализированы. Они разрабатываются с учетом краткосрочных прогнозов и в зависимости от своего характера обычно на те же сроки,
Непрерывность, преемственность, взаимосвязь и интеграция планов – вот те требования, которые обеспечивают результативность планирования.
Разработка планов складывается из трех взаимосвязанных этапов: 1) определение задач, которые предстоит решить в определенный период времени; 2) разработка и координация программ мероприятий в целях более эффективного решения этих задач; 3) распределение сил по выполнению программ в целом и отдельных мероприятий в строго установленные сроки.
Первому этапу, как уже сказано, предшествуют анализ и прогноз преступности.
Анализ проводится по заранее разработанной программе.
В ней предусматривается: цель изучения, вопросы, подлежащие выяснению; источники получения необходимой информации; методы получения и обработки собранной информации, в том числе обсчет количественных показателей; определение основных тенденций преступности; дача оценки эффективности мер борьбы с ней; определение задач плана и внесение предложений по их разрешению.
В зависимости от вида плана, масштабов его реализации, характеристики объекта, для которого он предназначен, содержание программы конкретизируется.
Кроме анализа состояния борьбы с преступностью, изучается и результативность мероприятий, осуществлявшихся в анализируемый период.
Как только сформулированы задачи, начинается второй этап планирования – составление программы мероприятий по их выполнению.
Программы комплектуются по соответствующим разделам плана, в которых каждая задача конкретизируется в перечне конкретных мер их выполнения. Программы составляются с учетом актуальности заданий, решаемых в установленный срок. Одновременное и интенсивное решение всех вопросов борьбы с преступностью невозможно. Среди них следует выделять наиболее важные и намечать меры по их первоочередному разрешению, что способствует концентрации сил и средств на решении узловых вопросов.
Методические требования криминологического планирования, вытекающие из природы самой преступности, состоят в необходимости применения комплекса экономических, организационно-управленческих, воспитательных, правовых и других средств в борьбе с ней.
Третий этап - это распределение сил и установление времени исполнения мероприятий, предусмотренных планом.
В данном случае полагается соблюдать два требования. Первое состоит в том, что конкретные мероприятия должны исполняться только теми государственными, хозяйственными и общественными объединениями, к компетенции которых они относятся.
Второе требование заключается в том, чтобы различные мероприятия в пределах раздела-задания были скоординированы по времени и месту их выполнения. Необходимо также определить ответственных за исполнение и тех, на кого возложен контроль за своевременной и полной реализацией данного плана.
После составления плана начинается текущая работа по его исполнению.
Но как бы ни был точен план и обоснованы мероприятия по его осуществлению, действительность вносит свои поправки в плановом решении. Отсюда очевидна необходимость постоянной организаторской работы сообразно конкретной обстановке борьбы с преступлениями.
По истечении срока выполнения планов возможно проведение контрольного криминологического анализа.
Его целью является выяснение следующих обстоятельств: какие изменения произошли в состоянии, динамике и структуре преступности, какие причины и условия, способствующие совершению преступлений и правонарушений, удалось устранить в результате осуществления мероприятий, предусмотренных тем или иным планом, какие из них оказались наиболее эффективными и какие не сработали, какие криминогенные факторы продолжают действовать, какие появились новые и что нужно осуществить для их устранения.
Такого рода криминологический анализ служит не только формой контроля, но и основанием для составления очередного плана профилактики преступлений.
Ресурсное обеспечение профилактики преступлений. Прежде всего нужны специализированные криминологические службы со своими профессионально подготовленными кадрами, системой материально-технического снабжения. Пока такие службы имеются лишь в органах МВД и то в зачаточном состоянии, а также при некоторых местных органах власти. Но и эти службы укомплектованы в значительной степени людьми, не имеющими профессиональной криминологической подготовки. В лучшем случае - кадры с юридическим или педагогическим образованием.
Ждать эффективной работы от людей, не имеющих необходимой подготовки, по меньшей мере наивно. И получается, что людских ресурсов в предупреждении преступлений задействовано немало, а эффективность работы вследствие их неподготовленности низка.
Поэтому вопрос о подготовке в стране кадров, могущих осуществлять профилактику преступлений, проблематичен. Отсюда – и результаты.
Система профилактики нуждается в компьютерном обеспечении. Отсутствие такового сдерживает развитие специализированных профилактических служб там, где они существуют.
За истину можно принять положение, что предупреждать преступления выгоднее, чем затем наказывать за них.
Однако материально-техническое обеспечение профилактики ведется только в рамках раскрытия преступлений и наказания за них. Собственно предупредительная деятельность финансируется значительно хуже, да и организация ее ведется в рамках выполнения других задач. В результате на нее не остается ни времени, ни необходимого ресурсного обеспечения.
Предупреждение преступлений в большей или меньшей степени связано с вторжением в личную жизнь человека. В ряде случаев решение задач предупреждения преступлений требует ограничения каких-то прав и свобод человека.
Применение таких ограничительно-профилактических мер возможно на основе закона и лишь в пределах, строго определенных им.
Каждый субъект профилактики не может действовать произвольно, а только в рамках своей компетенции, установленной законом или в развитие его положений другим правовым актом.
Меры профилактики не могут унижать честь и достоинство человека, причинять ему физические и моральные страдания.
Таким образом, правовые гарантии – необходимое условие для реализации принципа законности в предупредительной деятельности.
Принцип, что предупреждение преступлений есть истинная юриспруденция, должен лечь в основу формирования демократического, гуманного правового государства.

4. Правовые основы предупреждения преступлений

Правовую основу деятельности субъектов предупреждения преступлений составляет Конституция Российской Федерации, другие законы и иные нормативные правовые акты Российской Федерации, ее субъектов, органов местного самоуправления, принятые в пределах их полномочий, а также нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, регулирующие осуществляемую ими профилактическую деятельность.
В первом издании данного учебника “Криминология” (1992 г.) авторы высказали надежду, что будут приняты законы и иные нормативные правовые акты, защищающие граждан Российской Федерации от преступности. Эти надежды во многом оправдались. Такие правовые акты действительно были приняты. Прежде всего, необходимо отметить ряд указов Президента Российской Федерации:
“О борьбе с коррупцией в системе государственной службы” (от 4 апреля 1992 г. № 361), которым введены запреты на определенные виды деятельности служащим государственного аппарата, нарушение которых влечет освобождение от занимаемой должности; введено обязательное представление деклараций о доходах, движимом и недвижимом имуществе, вкладах в банках и ценных бумагах, а также обязательствам финансового характера для государственных служащих.
“О мерах по защите прав граждан, охране правопорядка и усилению борьбы с преступностью” (от 8 октября 1992г. №1189), в соответствии с которым была образована Межведомственная комиссия Совета безопасности Российской Федерации по борьбе с преступностью и коррупцией, усилены подразделения по борьбе с организованной преступностью в органах внутренних дел.
“О милиции общественной безопасности (местной милиции) в Российской Федерации” (от 12 февраля 1993г. № 209), в соответствии с которым были созданы подразделения по предупреждению правонарушений несовершеннолетних в милиции общественной безопасности.
“О профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних” (от 6 сентября 1993г. № 1338), в соответствии с которым установлена государственная система профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, защита их прав. Ее составляют комиссии по делам несовершеннолетних, органы опеки и попечительства, аппараты управления и специализированные учреждения (службы) органов социальной защиты населения, образования, здравоохранения, органов внутренних дел, службы занятости населения, а также иные органы и учреждения, осуществляющие в пределах своей компетенции меры по профилактике правонарушений несовершеннолетних и защите их прав; для координации действий министерств и ведомств Российской Федерации по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних образована Межведомственная комиссия по делам несовершеннолетних при Совете Министров - Правительстве Российской Федерации. Функции по взаимодействию государственных органов субъектов федерации по указанным вопросам поручено осуществлять комиссиям по делам несовершеннолетних при главах исполнительной власти республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов федерального значения, а также при городских, районных, районных (в городе) администрациях. Образованы специализированные учреждения (службы) для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации, - в структуре органов социальной защиты населения; специальные учебно-воспитательные учреждения открытого типа для несовершеннолетних, совершивших правонарушения, и специальные (коррекционные) учебно-воспитательные учреждения для несовершеннолетних, имеющих отклонения в развитии и совершивших общественно опасные деяния - в структуре органов образования; реорганизованы приемники-распределители органов внутренних дел для несовершеннолетних, на их базе созданы центры временной изоляции для помещения несовершеннолетних, совершивших общественно опасные деяния.
“О мерах по предупреждению бродяжничества и попрошайничества” (от 2 ноября 1993г. №1815), в соответствии с которым приемники-распределители органов внутренних дел для лиц, задержанных за бродяжничество и попрошайничество, реорганизованы в центры социальной реабилитации указанных лиц для оказания им социальной, медицинской и иной помощи. Выявление лиц, занимающихся бродяжничеством и попрошайничеством, задержание и доставление их в центры социальной реабилитации, установление личности задержанных, а также обеспечение общественного порядка и охраны указанных учреждений возложены на органы внутренних дел; медицинское освидетельствование и направление этих лиц на лечение - на органы здравоохранения; направление в учреждения органов социальной защиты, а также определение оснований и порядка выплаты пенсий и пособий указанным лицам - на органы социальной защиты населения.
“О дополнительных мерах по укреплению правопорядка в Российской Федерации” (от 18 сентября 1993г. № 1390), в соответствии с которым введено в практику борьбы с преступностью проведение в регионах со сложной криминогенной обстановкой согласованных целевых операций по пресечению деятельности бандитских формирований, организованных преступных сообществ, занимающихся контрабандой, незаконным оборотом оружия, наркотиков и совершающих иные тяжкие преступления, терроризирующие население. Разрешено активно использовать в этих целях специальные моторизованные воинские части, а также соединения и воинские части оперативного назначения внутренних войск; образована правительственная комиссия по противодействию незаконному обороту наркотических средств; введены должности помощников руководителей исполнительных органов всех уровней по вопросам борьбы с преступностью.
“О неотложных мерах по реализации Федеральной программы Российской Федерации по усилению борьбы с преступностью на 1994-1995 годы” (от 24 мая 1994г. № 1016), в соответствии с которой утверждена Федеральная программа Российской Федерации по усилению борьбы с преступностью на 1994-1995 годы.
Программа разработана во исполнение распоряжения Президента Российской Федерации от 31 мая 1993г. № 401-рп и в соответствии с Посланием Президента Российской Федерации Федеральному Собранию “Об укреплении Российского государства (Основные направления внутренней и внешней политики)”. При составлении Программы использованы предложения граждан, их объединений, средств массовой информации, федеральных органов, органов субъектов федерации и местного самоуправления. В соответствии с направленностью этих предложений программа ориентирована на обеспечение эффективности противодействия преступности, решительное улучшение системы борьбы с ней, реальную защиту жизни, здоровья, имущества, неприкосновенности жилища, других прав и законных интересов граждан; надежную охрану общественного порядка и безопасности; защиту конституционного строя и проводимых в стране демократических реформ от преступных посягательств. Программа нацелена на создание радикального перелома в борьбе с преступностью, являющейся существенным фактором, дестабилизирующим общество.
Целью Программы является создание перелома в деятельности государственной системы борьбы с преступностью, обеспечивающей надежную защиту жизни, здоровья, имущественных и иных прав граждан, общественных и государственных интересов от преступных посягательств в условиях социальной реформы.
С учетом неотложных задач, стоящих перед государством и обществом в социальной политике, выделены важнейшие направления – ключевые – для борьбы с преступностью. При этом данная Программа является федеральной и предполагает развитие на ее базе программ на уровне субъектов федерации и местного самоуправления, а также межведомственных и ведомственных целевых программ.
Программа содержит мероприятия как общего характера (по правовому, ресурсному и т. д. обеспечению и по развитию системы профилактики), так и по основным направлениям борьбы с преступностью, включающим меры по усилению борьбы с насильственной и корыстно-насильственной преступностью, посягательствами на неприкосновенность жилища, имущества, общественный порядок; с преступлениями в сфере экономики, в том числе с новыми формами, угрожающими законным интересам граждан и правомерного предпринимательства; с организованными формами преступности, включая межрегиональные и межгосударственные.
"О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности" (от 14 июня 1994г. №1226), в соответствии с которым введена в действие до принятия Федеральным Собранием Российской Федерации система неотложных мер борьбы с бандитизмом и иными тяжкими преступлениями, совершаемыми организованными преступными группами.
В названной Федеральной программе Российской Федерации по усилению борьбы с преступностью на 1994-1995 годы предусмотрена разработка целого комплекса законов и них нормативных актов, обеспечивающих сферу предупреждения преступлений.
В первую очередь - это новые Уголовный, Уголовно-процессуальный, Уголовно-исполнительные кодексы Российской Федерации, Основы законодательства об административных правонарушениях. В числе других законов, имеющих целевую криминологическую направленность, следует выделить следующие:
“О профилактике правонарушений”;
“О борьбе с организованной преступностью”;
“О борьбе с коррупцией”;
“Об ответственности за легализацию преступных доходов”;
“О противодействии незаконному обороту наркотических средств и сильнодействующих веществ”.
К моменту подготовки данного учебника указанные законопроекты были подготовлены и направлены на рассмотрение в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации.
I. Проект Федерального Закона Российской Федерации “О профилактике правонарушений”.
Главной целью законопроекта является создание правовой базы для эффективной деятельности субъектов профилактики правонарушений по выявлению и устранению причин и условий совершения правонарушений, осуществлению профилактического воздействия на лиц, склонных к совершению правонарушений.
Объектом правового регулирования данного законопроекта являются общественные отношения, возникающие в связи с деятельностью по выявлению и устранению причин правонарушений и условий, им способствующих, оказанию профилактического воздействия на лиц с предкриминальным поведением и оказанию помощи населению в защите от противоправных посягательств.
Предметом правового регулирования является деятельность субъектов профилактики правонарушений: органов государственной власти и органов местного самоуправления, прокуратуры, суда, государственных правоохранительных и контролирующих органов, органов и учреждений образования и здравоохранения, предпринимательских структур, а также общественных объединений правоохранительной направленности, отдельных граждан, оказывающих помощь в профилактике правонарушений.
Проект Закона ориентирует субъектов профилактики правонарушений на применение тех мер профилактического воздействия, которые неразрывно связаны с их основной деятельностью и соответствуют как их интересам, так и интересам общества в целом.
Для интеграции профилактической деятельности в систему социального управления при администрациях городов, районов, районов (в городах) предполагается создание Центров профилактики правонарушений, а в микрорайонах и крупных сельских населенных пунктах - социально-профилактических центров.
Наряду с традиционными мерами профилактического воздействия на потенциальных правонарушителей, предусматриваются иные меры профилактической защиты от противоправных посягательств и оказания помощи населению в самозащите от возможных правонарушений.
Регламентируемые Законом меры по развитию материальной базы профилактики правонарушений позволят стабилизировать профилактическую деятельность на долговременной основе.
Структурно проект Закона состоит из 3 разделов.
Первый раздел “Общие положения” определяет задачи Закона, понятие и принципы профилактики правонарушений. Здесь же определяется круг субъектов профилактики, правовая основа их деятельности, участие населения, общественных объединений в профилактике правонарушений, функции центров профилактики правонарушений и социально-профилактических центров.
Второй раздел “Организация профилактики правонарушений” посвящен рассмотрению мер профилактического воздействия, порядку их применения и ответственности за уклонение от профилактической работы. Кроме традиционных мер (правовое воспитание и обучение, профилактическая беседа, профилактическое предписание, официальное предостережение, профилактический учет), здесь предусмотрены такие меры, как профилактическая помощь населению, профилактическая паспортизация предприятий, учреждений и организаций, криминологическая экспертиза.
Третий раздел “Ресурсное обеспечение профилактики правонарушений” посвящен развитию материальной базы профилактики правонарушений. Здесь определены механизм стимулирования участия предприятий, учреждений и организаций в деятельности по профилактике правонарушений: источники финансирования центров профилактики правонарушений и других организационных структур.
II. Проект Федерального Закона Российской Федерации “О борьбе с организованной преступностью”.
Состояние организованной преступности в России создает реальные угрозы безопасности государства и общества. Действующее законодательство во многом отстает от сложившейся криминогенной ситуации в стране. Преступные организации (сообщества) не поддаются разоблачению на основе действующего закона. Их создание, руководство ими, участие в них не признаются имеющими самостоятельную общественную опасность, соответственно эта деятельность не является уголовно наказуемой.
С учетом того, что организованная преступность посягает на основы конституционного строя, безопасность личности, государства и общества, признается правомерным в целях их защиты ограничение на основании статьи 55 Конституции Российской Федерации ряда прав и свобод организаторов, руководителей и иных участников организованных преступных групп, банд, преступных организаций (сообществ) в предусмотренном настоящим Законом порядке.
В основу законопроекта положен принцип его прямого действия. Концепция законопроекта не противоречит принятой во многих странах практике правового регулирования борьбы с организованными формами преступности. Напротив, зарубежный опыт свидетельствует, что практика принятия подобных комплексных актов характерна для таких стран, как США, Италия и др.
Так, в 1970 году в США был принят Закон о контроле над организованной преступностью. Данный Закон, по мнению американских юристов, явился той правовой основой, которая дала в руки правоохранительных органов более эффективные средства борьбы с организованной преступностью. Закон содержал в себе нормы уголовного, уголовно-процессуального, финансового законодательства. Аналогичный акт - Закон Италии от 12 октября 1982 года “О чрезвычайных мерах по координации борьбы с мафиозной преступностью”.
Иными словами, именно зарубежный опыт дает наглядный пример органического “соседства” комплексных актов прямого действия, с одной стороны, и конкретных норм кодифицированного уголовного законодательства - с другой.
Проект предусматривает специальные меры борьбы с преступными организациями (сообществами), легализацией ими преступных доходов, дополняя и конкретизируя с учетом особенностей организованной преступности положения уголовного, уголовно-процессуального, исправительно-трудового, оперативно-розыскного, административного, банковского и иного законодательства.
Законопроект содержит семь разделов:
Раздел 1 - Общие положения;
Раздел 2 - Уголовно-правовые меры борьбы с организованной преступностью и легализацией преступных доходов;
Раздел 3 - Органы, осуществляющие борьбу с организованной преступностью, и их компетенция;
Раздел 4 - Оперативно-розыскные меры борьбы с организованной преступностью;
Раздел 5 - Особенности производства по делам об организованной преступности;
Раздел 6 - Предупреждение легализации преступных доходов организованными преступными группами, бандами, преступными организациями (сообществами). Административная и гражданско-правовая ответственность за их легализацию;
Раздел 7 - Особенности содержания под стражей.
В проекте сформулированы конкретные уголовно-правовые нормы об ответственности за создание преступной организации (сообщества) и руководство ею, участие в преступной организации (сообществе), заранее не обещанное участие в легализации или приумножении ими преступных доходов, фальсификацию доказательств и др.
Устанавливаются особенности назначения наказания и освобождения от наказания лиц, признанных виновными в совершении преступлений, предусмотренных настоящим проектом.
С учетом сегодняшних реалий и международного опыта предусмотрены положения, побуждающие субъектов действия закона к отказу от участия в совершаемых преступлениях, искреннему раскаиванию и активному сотрудничеству с правоохранительными органами в выявлении всех обстоятельств и участников организованной преступной деятельности.
В проекте Закона детально изложены процессуальные меры, позволяющие обеспечить доказательную базу с учетом специфики преступных проявлений организованных формирований.
Значительное внимание уделяется оперативно-розыскным мерам борьбы с организованной преступностью, причем акцент сделан на внедрение в практику новых, широко применяемых в развитых демократических государствах нетрадиционных методов, таких, как - оперативное внедрение, контролируемые поставки, оперативный эксперимент, создание легендированного предприятия, учреждения.
В целях предупреждения легализации преступных доходов проектом устанавливаются меры административного, гражданско-правового и финансового контроля за совершением незаконных денежных операций. Органам, осуществляющим борьбу с организованной преступностью, предоставляется право накладывать административный арест на доходы, в отношении которых имеются достаточные данные их противоправного происхождения.
Отдельным разделом в законопроекте определяются особенности содержания под стражей лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении предусмотренных настоящим Законом преступлений.
Законопроектом предусматривается создание единой системы специализированных подразделений правоохранительных органов, осуществляющих борьбу с организованной преступностью, в том числе и в органах прокуратуры. Это, бесспорно, усилит прокурорский надзор за соблюдением прав граждан и исполнением настоящего Закона в рамках Конституции Российской Федерации.
Законопроектом не предусматривается создание новых организационных структур в системе органов, ведущих борьбу с организованной преступностью.
III. Проект Федерального Закона Российской Федерации “О борьбе с коррупцией”.
Данный законопроект одобрен Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации во втором чтении. Он также основывается на обобщении зарубежного опыта, включает в себя следующие разделы:
1. Общие положения. Указываются цели; основные понятия; субъекты правонарушений, связанные с коррупцией; сфера применения закона; основные начала борьбы с коррупцией; органы, ведущие борьбу с коррупцией.
2. Предупреждение коррупции. Указываются специальные требования к лицам, претендующим на выполнение государственных функций; меры финансового контроля; деятельность, несовместимая с выполнением государственных функций; условия недопустимости совместной службы близких родственников или свойственников, правонарушения, создающие условия для коррупции, и ответственность за них.
3. Коррупционные правонарушения и ответственность за них. Указываются коррупционные правонарушения, связанные с противоправным получением благ и преимуществ; ответственность физических и юридических лиц за незаконную выплату вознаграждения лицам, уполномоченным на выполнение государственных функций и приравненных к ним, ответственность государственных органов, учреждений, организаций за неправомерную предпринимательскую деятельность и иное получение неправомерных доходов.
4. Последствия коррупционных правонарушений. Устанавливается порядок взыскания незаконно полученного имущества или стоимости незаконно предоставленных услуг, аннулирования актов и действий, совершенных в результате правонарушений, связанных с коррупцией; ответственность руководителей министерств и ведомств, государственных органов, учреждений и организаций за неприятие мер по борьбе с коррупцией.
Проект подготовлен как Федеральный Закон прямого действия, который непосредственно позволяет привлекать лиц, виновных в коррупционных правонарушениях, к дисциплинарной, гражданско-правовой и административной ответственности. Уголовная ответственность и наказание должны наступать по соответствующим статьям Уголовного кодекса. Законопроект о внесении необходимых изменений в действующее законодательство подготовлен и вместе с проектом Федерального Закона “О борьбе с коррупцией” составляет единый пакет. Их разорвать в принципе, а также по времени принятия, нельзя, ибо тогда будет неясной граница между уголовно наказуемыми и иными коррупционными правонарушениями.
Предусматривается ответственность и тех, кто подкупается, и тех, кто подкупает. При этом субъектами подкупа признаются как физические, так и юридические лица.
IV. Проект Федерального Закона Российской Федерации “Об ответственности за легализацию преступных доходов”.
Разработка и принятие комплекса мер по предотвращению и пресечению деятельности, связанной с легализацией средств, добытых преступным путем, обусловлены происходящими количественными и качественными изменениями характеристик корыстной преступности. Используя высокую динамику процессов преобразования собственности и экономических отношений в условиях перехода к рынку, пробелы и рассогласованность правовой регламентации этих процессов, корыстная преступность локализуется в основных сферах экономической деятельности, приобретая черты организованного криминального предпринимательства с извлечением сверхкрупных преступных доходов. Одной из главных сфер теневой экономики становится наркобизнес.
По оценкам МВД России, общий размер преступных доходов, полученных организованными преступными группировками в 1993 году, составил почти 2 триллиона рублей. Основная часть этих доходов легализуется посредством неконтролируемого ввода в коммерческий оборот. Свыше 3 тысяч организованных преступных группировок специализируются на легализации доходов, полученных от незаконной деятельности. Почти 1,5 тысячи таких группировок образовали в этих целях собственные легальные хозяйственные структуры.
Помимо этого, путем физического и психического насилия, шантажа преступными сообществами установлен контроль над более чем 35 тысячами хозяйствующих субъектов, среди которых более чем 400 банков, 47 бирж, около 1,5 тысячи предприятий и объединений государственного сектора экономики. Эти легальные структуры используются преступными группировками как для извлечения преступных доходов, так и для их легализации. По имеющимся оценкам, две трети легализуемых средств, добытых преступным путем, вкладывается в развитие криминального предпринимательства, пятая часть таких доходов расходуется на приобретение недвижимости. В связи с ростом неконтролируемого оборота средств, в т. ч. полученных преступным путем, доля теневой экономики в российском хозяйстве в 1993 году выросла вдвое и достигла 40%, 42% товарооборота на потребительском рынке приходится на незарегистрированных хозяйствующих субъектов.
Значительная часть доходов от преступной и иной незаконной деятельности легализуется посредством обмена на твердую валюту и перевода за рубеж. По оценкам Сбербанка, темпы взноса капитала за рубеж достигли 1 миллиарда долларов в месяц.
Действующие механизмы правовой ответственности и контроля в целях предупреждения и пресечения поведения, связанного с легализацией и использованием доходов от преступной и иной незаконной деятельности, не обеспечивают эффективной борьбы с этим опасным антисоциальным явлением. Существующая уголовно-правовая норма (ст. 208 УК РСФСР 1961 года) предусматривает ответственность лишь за приобретение и сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, что не соответствует резко изменившимся криминологическим характеристикам современной деятельности по легализации доходов. В равной мере не обеспечивает эффективных мер борьбы с такой деятельностью и гражданско-правовое регулирование обязательств, возникающих из неосновательного приобретения или сбережения имущества (ст. 437 ГК РСФСР 1964 года).
Использование действующего законодательства для предупреждения и пресечения деятельности по использованию незаконных доходов сдерживается также тем обстоятельством, что ряд способов извлечения доходов не только не криминализован, но и не определен законодательством как действия, направленные во вред интересам государства и общества, хотя ими причиняется опасный ущерб экономике.
Современные характеристики деятельности по легализации теневых доходов показывают, что она относительно дифференцируется от преступных действий по извлечению таких доходов. В связи с этим подобная деятельность может рассматриваться как самостоятельное основание ответственности, независимо от ответственности за правонарушение, являющееся средством извлечения незаконных доходов. Таким решением обеспечивается также превентивная роль мер борьбы с легализацией теневых доходов по отношению к преступлениям, являющимся источником незаконных доходов.
Международными конвенциями стран - участниц Совета Европы, решениями и документами комитетов Организации Объединенных Наций, другими соглашениями международного характера рекомендуется принятие и реализация на национальном уровне системы мер борьбы с легализацией доходов от преступной деятельности, включающей в себя меры по выявлению, изъятию и конфискации средств, полученных таким путем.
Многообразие и сложность отношений, связанных с легализацией доходов от преступной и иной незаконной деятельности, задача не только установления ответственности, но и предупреждения такого поведения обусловливают необходимость использования в борьбе с этим социально-негативным явлением комплекса мер, включающих в себя различные виды правовой ответственности (уголовной, административной, гражданско-правовой), меры финансового и административного контроля за действиями юридических и физических лиц, связанными с операциями и финансовыми средствами, имуществом, документами имущественного характера.
Вследствие этого проект федерального закона “Об ответственности за легализацию преступных доходов” представляет собой проект комплексного правового акта, содержащий:
основания для распространения действия закона на все виды доходов от преступной деятельности, независимо от вида и тяжести преступлений, являющихся источником таких доходов;
правовые характеристики действий по легализации преступных доходов, как оснований установления правовой ответственности и санкций за их совершение;
правомочия государственных органов по предупреждению, выявлению, изъятию и конфискации доходов от преступной деятельности;
правомочия государственных органов по осуществлению контроля за законностью операций юридических и физических лиц с финансовыми средствами, имуществом, документами финансового и имущественного характера;
условия проведения операций с финансовыми средствами, имуществом, документами финансового и имущественного характера как в банковской, так и в небанковской сфере, надавленные на предотвращение легализации доходов от преступной деятельности.
При определении сферы действия федерального закона разработчики основывались на особенностях характеристики современной теневой экономики в России, доходы от которой извлекаются в результате совершения хозяйственных, финансовых, таможенных, иных правонарушений, причиняющих опасный вред экономике, предусмотренных действующим законодательством в качестве преступлений. Вследствие этого в предмет правовой регламентации разрабатываемого закона включены доходы (финансовые средства, имущество, имущественные права, иная экономическая выгода), добытые в результате совершения преступления.
В соответствии с международной практикой, в качестве предмета преступления рассматриваются доходы от преступной деятельности, независимо от места их извлечения: на территории Российской Федерации или за ее пределами, например, в странах СНГ.
По мнению разработчиков, действие настоящего закона распространяется также на деятельность по легализации доходов, полученных от преступлений, совершенных до его принятия.
При определении правовых характеристик оснований правовой ответственности за легализацию незаконных доходов приняты во внимание формы подобной деятельности, признанные основаниями такой ответственности в международной практике борьбы с легализацией преступных доходов (Конвенция Совета Европы “Об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности” № 141 - 1990 года; Типовой закон об отмывании денег, полученных от наркотиков (документ ООН) с учетом специфики такой деятельности в России (в частности, образование предприятий в целях легализации незаконных доходов), а также традиций российской законотворческой техники.
Считая одной из основных задач закона предупреждение деятельности по легализации преступных доходов и исходя из международной практики (США, Швейцария, страны Европейского Сообщества), предусматривается ряд норм по регулированию деятельности юридических и физических лиц, осуществляющих операции с финансовыми средствами, имуществом, имущественными правами как в банковской, так и в небанковской сфере, направленные на предотвращение использования финансовой системы для легализации доходов от преступной деятельности.
В соответствии с этим предполагается установить:
дополнительные требования к банковским, иным финансовым и другим учреждениям, осуществляющим операции с финансовыми средствами, имуществом, имущественными правами, по идентификации своей клиентуры, регистрации операций, хранению документации о финансовых операциях;
ограничение размера операций с наличными деньгами как юридических, так и физических лиц;
обязанность банковских, финансовых, почтовых, иных учреждений, осуществляющих операции с денежными средствами и имуществом юридических и физических лиц, при наличии обоснованных подозрений в незаконности их происхождения, а также при совершении операций на сумму, превышающую установленный законом размер, сообщать об этом управомоченному государственному органу;
обязательность государственного контроля за совершением юридическими и физическими лицами операций с денежными средствами или имуществом, размеры которых превышают установленный законом уровень, с возложением обязанности доказывания законности происхождения этих средств в таких случаях на их владельца;
доступ государственных органов при работе по предупреждению, выявлению, изъятию и конфискации доходов от преступной и иной незаконной деятельности ко всем материалам банковских, финансовых, иных учреждений и предприятий, осуществляющих операции с финансовыми средствами, имуществом, имущественными правами, в т. ч. материалам, составляющим коммерческую и банковскую тайну;
освобождение от ответственности за нарушение банковской, коммерческой или иной профессиональной тайны юридических и физических лиц, сообщающих управомоченным государственным органам сведения об операциях с финансовыми средствами, имуществом, имущественными правами, вызывающими обоснованные сомнения в их законности;
ответственность юридических и физических лиц, осуществляющих операции с финансовыми средствами, имуществом, имущественными правами, за нарушение правил, установленных в целях предупреждения, легализации доходов от преступной или иной незаконной деятельности.
В качестве правовых средств пресечения и предупреждения действий по легализации доходов от преступной и иной незаконной деятельности предусматривается комплекс мер уголовной, гражданско-правовой и административной ответственности.
Признаются преступлениями с применением мер уголовной ответственности по законодательству Российской Федерации следующие действия по легализации доходов от преступной деятельности, либо связанные с нарушением правил, установленных в целях предупреждения такой деятельности:
сокрытие или искажение источников и природы происхождения, местонахождения, размещения, движения или действительной принадлежности имущества или прав на имущество, заведомо добытых преступным путем, а равно придание им в любых формах правомерного вида;
нарушение правил бухгалтерского учета и хранения учетных документов, а равно непринятие установленных мер по обеспечению сохранности таких документов, приведшее к их утрате;
внесение в отчетные документы заведомо ложных сведений или изъятие из них сведений о хозяйственной или финансовой деятельности, а равно уничтожение финансовых или иных учетных документов;
нарушение правил проверки личности контрагентов при осуществлении финансовой или хозяйственной деятельности, а также правил регистрации контрагентов и производимых финансовых и других имущественных операций, либо хранения регистрационных документов;
осуществление и прием платежей наличными деньгами в размерах, превышающих установленный законодательством уровень;
разглашение сведений, составляющих банковскую и коммерческую тайну, а также иных сведений, ставших известными по делам о легализации преступных доходов.
Уголовная ответственность за нарушение правил, установленных в целях предупреждения деятельности по легализации преступных доходов, предусматривается в случаях повторного их совершения после применения мер административного взыскания за такие же нарушения. В качестве обстоятельств, отягчающих уголовную ответственность за действия по легализации преступных доходов, предлагается считать совершение их:
а) организованной группой или преступным сообществом;
б) с образованием в этих целях юридических лиц;
в) с использованием служебного положения.
Наряду с этим предусматривается, что лицо, добровольно передавшее в собственность государства полученные от преступной или иной незаконной деятельности финансовые средства, имущество, имущественные права, освобождается от уголовной ответственности за действия по их легализации.
Предусматривается введение следующих гражданско-правовых мер борьбы с легализацией доходов от преступной и иной незаконной деятельности:
нераспространение на граждан и юридических лиц, владеющих финансовыми средствами, имуществом, имущественными правами, полученными от преступной или иной незаконной деятельности, действия законодательства Российской Федерации о приобретательной давности;
возложение на граждан, совершающих имущественные сделки, перевод, пересылку, перевозку, иные операции с финансовыми средствами, имуществом, имущественными правами на сумму свыше определенного законом уровня при наличии обстоятельств, указывающих на их незаконность, обязанности доказать законность их происхождения в предусмотренных законом случаях.
Предусмотрено внесение изменений и дополнений в уголовное, уголовно-процессуальное, гражданское и административное законодательство.
V. Проект Федерального Закона Российской Федерации “О противодействии незаконному обороту наркотических средств и сильнодействующих веществ”.
Наркомания и связанная с ней преступность в Российской Федерации приобретают все более значительные масштабы и самым существенным образом сказываются на морально-психологической атмосфере в обществе, отрицательно влияют на экономику, политику и правопорядок. Стабильно увеличивается количество лиц, допускающих немедицинское потребление наркотиков. Социологические исследования показывают, что их число в настоящее время составляет более 1,5 млн. человек, причем к 2000 году прогнозируется двукратное увеличение таких лиц. Особую обеспокоенность вызывает распространение наркомании среди молодежи. Почти две трети потребителей наркотиков - лица в возрасте до 30 лет, расширяется детская и подростковая наркомания.
Растет и связанная с наркотиками преступность. За последние 10 лет число таких преступлений увеличилось почти в четыре раза и превысило в 1993 году 50 тысяч. В отдельных регионах до 60% имущественных преступлений совершается на почве наркомании. Прогрессирующее злоупотребление наркотиками и резкий рост цен на них создают благоприятные условия для появления и разрастания преступных структур, осуществляющих организованный сбыт наркотических средств.
Особенности геополитического положения России, сложности в организации и обеспечении таможенного и пограничного контроля вызывают повышенный интерес международной наркомафии, становится реальностью ее слияние с внутренним наркобизнесом. Отсутствие в стране системы контроля за доходами и осуществлением денежных операций дает возможность российским и иностранным наркогруппировкам не только легализовать крупные капиталы, но внедряться в экономику страны и использовать преступные доходы для коррумпирования представителей органов власти и управления.

<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 11)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>