<< Пред. стр.

стр. 6
(общее количество: 11)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

В организационно-управленческом отношении причастность к воспитательной и профилактической работе с семьей и несовершеннолетними, организаций различной ведомственной подчиненности приводит к тому, что каждое решение комплексного характера требует бесконечных согласований, визирований, утверждений в 10-18 ведомствах одновременно. В результате любые мероприятия, при всей их очевидности, значимости, но выходящие за рамки интересов хотя бы одного из ведомственных учреждений, не включались в соответствующие нормативные документы без настойчивого вмешательства высших органов государственной власти или управления и даже включенные в итоге, как правило, не реализуются.
Таким образом, несмотря на всеобщее понимание большой важности дела профилактики правонарушений, все звенья воспитательной и профилактической систем практикой организации и оценки результатов их деятельности (штаты, материально-техническое оснащение, показатели деятельности и т. д.) объективно поставлены в условия, заставляющие их передавать свой педагогический брак другому ведомству, искать и находить возможности избавляться от детей и подростков, требующих особого внимания, большой затраты сил и средств. В итоге вместо преемственности работы с несовершеннолетними правонарушителями, повышения ее уровня, постоянно идет всеобщий поиск той свалки, куда можно беспрепятственно собрать всех правонарушителей, не отвечая за их дальнейшую судьбу. Все это приводит к отсеву трудных подростков из учебных заведений, предприятий, к их чрезмерной концентрации в учреждениях, не имеющих условий для воспитания и исправления данного контингента, к росту числа фактически безнадзорных детей, совершающих правонарушения несовершеннолетних.
Сложилось явно ненормальное положение, при котором основную тяжесть профилактической и воспитательной работы, ответственность за нее несут органы МВД, прокуратуры, суда, по природе своей наделенные функциями и методами специальности в основном карательного характера, рассчитанными прежде всего на взрослое население страны, ведущее противоправный образ жизни.
Многие годы наблюдается процесс интенсивного отхода от профилактической и правозащитной работы в области семьи и детства органов образования, здравоохранения, социального обеспечения, утраты ими главенствующей роли в этой деятельности.
На законодательном уровне борьбы с преступностью несовершеннолетних общество имеет ситуацию, когда прежние нормативные предписания явно устарели, а новые, учитывающие характер социальных и экономических преобразований, проводимых в стране, еще не выработаны. Фактически царит правовой беспредел. Союзное законодательство уже не действует или не применяется, новое республиканское законотворчество по многим, в том числе и по основным направлениям профилактической деятельности в сфере борьбы с преступностью несовершеннолетних, осуществляется стихийно и бессистемно.
Каждое заинтересованное ведомство спешит “себя показать” и предлагает законопроекты сырые, преследующие отраслевые интересы, во многом отражающие субъективное восприятие процессов общественной жизни их составителями, далекое от реалий повседневной социальной практики, психологии масс и отдельных личностей. В итоге работники органов народного образования, здравоохранения, культуры лишены необходимой нормативной базы для проведения эффективной воспитательной и профилактической работы с несовершеннолетними.
Сегодня фактически не действует законодательство об инспекциях и комиссиях по делам несовершеннолетних, общественных воспитателях, приемниках-распределителях.
Чтобы исправить сложившееся положение, Президент Российской Федерации Указом от 6 сентября 1993 г. № 1338 “О профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, защите их прав” определил ряд дополнительных мер, направленных на комплексное решение проблем совершенствования системы профилактики правонарушений, ее существенного реформирования.
Этим документом Правительству Российской Федерации совместно с территориальными органами исполнительной власти в регионах, предложено образовать в 1993-1994 гг. специализированные учреждения (службы) для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации (в структуре органов социальной защиты населения), специальные учебно-воспитательные учреждения открытого типа для несовершеннолетних, совершивших правонарушения, и специальные (коррекционные) учебно-воспитательные учреждения для несовершеннолетних, имеющих отклонения в развитии и совершивших общественно опасные деяния (в структуре органов образования); реорганизовать приемники-распределители для несовершеннолетних (в структуре органов внутренних дел), создав на их основе центры временной изоляции для помещения несовершеннолетних, совершивших общественно опасные деяния. Соответствующим ведомствам поручено обеспечить необходимое финансирование деятельности этих учреждений, разработать проекты законодательных актов, регламентирующих их правовой статус, функции и полномочия.
Для координации действий министерств и ведомств Российской Федерации по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних на основании данного указа образована межведомственная Комиссия по делам несовершеннолетних при Правительстве Российской Федерации.
Важные направления совершенствования профилактической деятельности определены также Указами Президента Российской Федерации от 1 июля 1992г. №543 “О первоочередных мерах по реализации Всемирной декларации об обеспечении выживания, защиты и развития детей в 90-е годы” и от 16 сентября 1992 г. № 1075 “О первоочередных мерах в области государственной молодежной политики”.
Основываясь на этих документах, в настоящее время разработан и реализуется комплекс дополнительных мер, направленных на:
- существенное улучшение здоровья детей и подростков, их физического, умственного, психического состояния;
- законодательное и иное нормативное выделение деятельности семьи, общества и государства по воспитанию подрастающего поколения в качестве особой сферы, требующей наибольших преимуществ и привилегий в сравнении с иными сферами производственной и социальной , инфраструктуры общества, на первоочередное и всемерное укрепление родительской семьи как наиболее важного и совершенного социального института;
- полную и своевременную компенсацию детям и подросткам через государственные и общественные институты социализации потерь, вызванных утратой родительской семьи или ее неблагополучием;
- преодоление безответственности за судьбы несовершеннолетних, искалеченных лицами, осуществляющими их воспитание;
- создание условий для сохранения, постоянного развития и полной реализации природных потребностей человека к творчеству, труду.
Конкретные меры, принятые по этим направлениям по линии государства, предусматривают:
1. Решение основных задач, связанных с преодолением наследственных заболеваний, необходимостью реального и существенного сокращения рождаемости от лиц, страдающих алкоголизмом и наркоманией, с аномалиями психического или физического развития. Имеются в виду меры, направленные на устранение негативных воздействий на детей и их родителей экологических процессов, различных химических, в том числе медицинских, препаратов, существенное улучшение родовспомогательной службы и многое другое.
2. Первоочередное и безусловное выделение денежных и иных материальных средств, оказание помощи каждой родительской семье не по возможности (остаточному принципу), а в размерах, действительно необходимых, учитывающих в том числе и инфляционные, а также иные негативные экономические и социальные процессы в развитии общества.
3. Создание и развитие в стране службы помощи несовершеннолетним и семье, которая, располагая кадрами высококвалифицированных специалистов, значительными денежными и иными материальными средствами, в том числе приютами, убежищами, транспортом, могла бы обеспечить решение самой сложной проблемы подростков. Создание этой службы милосердия, помощи, охраны прав и интересов несовершеннолетних и их родителей должно сопровождаться сокращением различного рода служб, особенно в системе МВД, призванных инспектировать и контролировать семью и детей.
4. Создание материальных, технических и иных условий для систематического участия каждого несовершеннолетнего в посильном, хорошо оплачиваемом труде. Необходимо исключить любые формы наказания детей и подростков трудом, а также привлечение их к тем его видам, которые формируют с раннего возраста отвращение к труду.
В связи с ратификацией Конвенции ООН о правах ребенка в Российской Федерации проводятся законодательные работы, имеющие цель: устранить противоречия в правовом регулировании Конвенцией и законодательством Российской Федерации ряда важных юридических институтов, определяющих статус несовершеннолетних; восполнить существенные пробелы, имеющиеся в данном правовом статусе, обогатив его регламентацию за счет установленных данной Конвенцией и неизвестных нашему законодательству юридических прав, использование которых существенно расширит возможности позитивного формирования личности несовершеннолетнего (право на выживание и здоровое развитие, на достаточный уровень жизни и др.).
В связи с практической реализацией в стране концепции судебной реформы на законодательном уровне в настоящее время прорабатывается вопрос о создании специализированных судов по делам несовершеннолетних. Основополагающим принципом их деятельности должно стать положение Конвенции о правах ребенка, в соответствии с которым во всех действиях в отношении детей следует уделять особое внимание наилучшему обеспечению их интересов. Предполагается, что эти суды возьмут на себя как рассмотрение гражданских дел, связанных с воспитанием и содержанием детей (о расторжении брака, алиментах, лишении родительских прав и т. д.), так и судебное разбирательство дел о преступлениях и административных правонарушениях несовершеннолетних, а также дел о преступлениях взрослых лиц, в результате которых нарушается нормальное развитие и воспитание детей и подростков (вовлечение их в преступную деятельность, доведение до состояния опьянения и др.).
Предпринимаются меры и по существенному изменению работы с несовершеннолетними преступниками в условиях воспитательно-трудовых колоний, где они отбывают наказание.
Всего в Российской Федерации функционируют 59 воспитательно-трудовых колоний, расположенных в 47 регионах страны. В 1992 г. в них содержалось 20,5 тыс. осужденных несовершеннолетних, в том числе 1020 девушек.
Отсутствие таких учреждений в 9 республиках и 16 областях Российской Федерации влечет за собой значительное по численности этапирование несовершеннолетних, осужденных к лишению свободы (13 тысяч подростков ежегодно). Они теряют возможность встречаться с родственниками, обучаться на родном языке, соблюдать сложившийся уклад жизни, национальные и религиозные традиции. В настоящее время изыскиваются возможности для разукрупнения колоний, изменения мест их размещения с тем, чтобы устранить эти негативные обстоятельства, способствующие рецидиву преступлений. Разработана и внедряется новая схема функционирования колоний для несовершеннолетних, которая включает в себя:
- участок для размещения несовершеннолетних на время проведения дознания и предварительного следствия (следственный изолятор для несовершеннолетних) в областных, краевых и республиканских центрах;
- собственно воспитательную колонию с регламентированным порядком изменений условий содержания осужденных в зависимости от поведения и результатов исправления;
- участок ресоциализации и адаптации к условиям жизни на свободе, предусматривающий полусвободный режим;
- учебно-производственный комплекс, обеспечивающий общеобразовательное обучение, профессионально-техническую подготовку и трудовое воспитание;
психологическую службу, включающую кабинеты социально-педагогической диагностики, профессиональной ориентации, психологической разгрузки.
Создание таких воспитательных колоний должно способствовать более полному внедрению в практику основных принципов, закрепленных на международном уровне в минимальных стандартных правилах обращения с заключенными, призванных обеспечить необходимые условия для исправления преступников.

ГЛАВА XIV
ПРЕСТУПНОСТЬ ЖЕНЩИН И ЕЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

1. Состояние, динамика и структура преступности женщин

Преступность женщин отличается от преступности мужчин своими масштабами, характером преступлений и их последствиями, способами и орудиями совершения, той сферой, в которой они имеют место, ролью, которой выполняют при этом женщины, выбором жертвы преступного посягательства, влиянием на их правонарушения семейно-бытовых и сопутствующих им обстоятельств. Эти особенности связаны с исторически обусловленным местом женщины в системе общественных отношений, ее социальными ролями и функциями, ее биологической и психологической спецификой. Разумеется, социальные условия и образ жизни, роли женщин меняются, в связи с чем меняется характер и способы их преступного поведения.
Наиболее распространенными преступлениями женщин являются кражи личного, государственного и общественного имущества (около 15% в общей структуре преступности женщин, из них 12% - кражи личного имущества), хищения государственного и общественного имущества путем присвоения, растраты или злоупотребления служебным положением (18-20%), обман покупателей (13-14%), спекуляция (10-12%), незаконное изготовление, сбыт и хранение спиртных напитков (около 3%). Значительно реже женщины совершают хищения с помощью краж, грабежей, разбоев и мошенничества, а также хищения в особо крупных размерах. Подавляющее большинство хищений ими совершается в зависимости и по поводу выполнения различных обязанностей, имеющих непосредственное отношение к выполняемой работе. Три четверти хищений имеют место в городах, что и понятно, поскольку на селе значительно меньше торговых точек, предприятий общественного питания, строек и т. д.
Женщины намного чаще, чем мужчины, наказываются за обман покупателей. В первую очередь это объясняется большей, по сравнению с мужчинами, занятостью женщин в таких сферах, как общественное питание, торговля, обслуживание и материально-техническое снабжение населения. Интересно отметить, что, по выборочным данным, среди тех, которые признаны виновными в обмане покупателей, много молодых.
В прошлом женщины в основном давали взятки или посредничали во взяточничестве, сейчас же несколько возросла доля тех, кто берет взятки. По-видимому, это нужно связывать с возросшей социальной активностью женщин, в том числе и в правоохранительной сфере, поскольку среди взяточниц оказывается немало судей, работников прокуратуры и органов внутренних дел. Вообще увеличение доли женщин среди лиц, совершавших должностные преступления, достаточно характерно.
За последние 15 лет значительно возросло число краж государственного и общественного имущества, совершенных женщинами, - почти вдвое. Что касается числа краж личного имущества граждан, то за этот же период оно увеличилось с 17 до 20%. Иначе говоря, каждая пятая выявленная преступница -воровка. Из числа всех совершивших кражи государственного и общественного имущества удельный вес женщин в разные годы колеблется от 5 до 8%, а среди совершивших кражи личного имущества - от 12 до 17%.
Кражи всех видов чаще совершаются женщинами в городах. Отметим также, что среди воровок мы больше всего найдем тех, кто постоянно совершает кражи (среди них немало бродяг) и уже наказывался за это. Именно эта категория преступниц представляет наибольшую сложность для исправления, равно как и для профилактики их преступного поведения.
Для женщин очень характерны кражи путем злоупотребления доверием на железнодорожном транспорте и в квартирах. Женщины нечасто совершают карманные кражи, а если и совершают, то в роли соучастников. Но в последние годы они стали активнее участвовать в квартирных кражах, беря на себя обязанности наводчиц, разведчиц и даже непосредственных исполнительниц.
Особого внимания заслуживает насильственная и корыстно-насильственная преступность женщин. Среди преступниц около 1% составляют лица, осужденные за убийства и покушения на убийства, еще около 1% - осужденные за нанесение тяжких телесных повреждений, свыше 3% - за грабежи и разбойные нападения с целью завладения государственным, общественным и личным имуществом граждан. Если же взять всех преступников, то здесь доля женщин-убийц в разные годы колеблется от 10 до 12%, не проявляя заметной тенденции к росту; среди нанесших тяжкие повреждения - 5-7%; среди совершавших грабежи и разбойные нападения с целью завладения государственным, общественным и личным имуществом - 16-18% (здесь также отмечается негативная динамика). Последние годы увеличилось число женщин, осужденных за соучастие в изнасиловании.
Каждая четвертая женщина, отбывающая наказание в исправительно-трудовых колониях, виновна в насильственном преступлении.
С 1989 г. отмечается рост числа совершенных женщинами убийств (с 9,3 до 12% в 1993 г. в общем числе выявленных лиц), тяжких телесных повреждений (с 6 до 9%), хулиганств (с 3,9 до 7%), разбоев (с 3,9 до 5%). В целом же в 1992-1993 гг. доля женской преступности несколько снизилась, но общее число совершенных ими преступлений возросло: в 1989 г. число выявленных преступниц составило 121776 человек, в 1993 г. - 141930 человек.
Типичное для женщин преступление - детоубийство, причем, в отличие от других видов убийства, лишение жизни новорожденного имеет немалое распространение и в сельской местности. Как правило, такие деяния совершаются молодыми женщинами, еще плохо адаптированными, т. е. не имеющими семьи, достаточного материального обеспечения, своего жилья. В ряде случае в этих преступлениях где-то на заднем плане можно довольно четко разглядеть фигуру мужчины, не без влияния или не без молчаливого согласия которого совершаются эти опасные преступления. Обычно это сожитель или любовник. По выборочным данным, по сравнению с двадцатыми годами число детоубийств выросло втрое.
Как и среди всех преступников, наиболее крупную группу среди преступников составляют лица в возрасте до тридцати лет (около 48%). Разумеется, это наиболее общая картина, потому что среди их отдельных категорий соотношение различных возрастных групп может быть иным. Так, среди крупных расхитительниц и взяточниц преобладают лица средних и старших возрастов, их больше и среди женщин-рецидивисток, например бродяг и воровок.
Среди женщин старше 30 и особенно 40 лет высок удельный вес одиноких, что обусловлено распадом их супружеских связей и потерей родителей. Вместе с тем именно в этот период наблюдается наиболее широкое участие женщин в общественном производстве, растут их социальные контакты, а социальная мобильность достигает максимального уровня. В эти годы женщины нередко назначаются на руководящие должности. Некоторые из названных факторов, лежащих в сфере производственной деятельности, оказываются связанными с совершением ими хищений и должностных преступлений.
К моменту совершения преступлений немногим более половины женщин были замужем. У тех из них, которые затем не были лишены свободы, семья, как правило, сохранилась. Гораздо хуже обстоят семейные дела у тех, кто отбывает наказание в местах лишения свободы. По многим наблюдениям, мужчина фактически или юридически заводит себе новую семью довольно быстро, иногда даже сразу же после осуждения супруги, когда она еще не успела должным образом приспособиться к новым и весьма экстремальным, порой очень жестким условиям жизни в местах лишения свободы.
Приведем в подтверждение такие данные: семья в период пребывания в местах лишения свободы распалась у 11,9% мужчин, состоявших в браке, а среди женщин - у 23,5%; вступили в брак во время отбывания наказания 2,8% мужчин и 1,2% женщин.
Среди преступниц довольно высока доля лиц с высшим и средним специальным образованием, а также тех, кто имеет специальность. Наиболее высокую квалификацию имеют осужденные за тяжкие насильственные преступления, крупные хищения и взяточничество. Однако до 44% к моменту совершения преступлений не имели определенных занятий, причем в это число не входят домохозяйки.
При сопоставлении сведений о числе судимостей мужчин и женщин обнаружилась любопытная тенденция: при небольшом числе судимостей доля мужчин значительно превышает долю женщин, но в группах с большим числом судимостей их удельный вес выравнивается. Так, при наличии пяти судимостей мужчин оказалось (среди мужчин, конечно) 5,1%, женщин -3,2%; шести судимостей - соответственно 2,6 и 1,9%, семи судимостей - 1,3 и 1,2%, восьми судимостей - 0,6 и 0,6%, девяти судимостей - 0,6 и 0,7%.
Некоторые сведения о состоянии здоровья преступниц. По нашим выборочным данным, около 25% осужденных к лишению свободы женщин имели различные психические аномалии. Чаще всего это были алкоголизм, психопатия, олигофрения, органические поражения центральной нервной системы, последствия черепно-мозговых травм. Аномальных преступниц (за вычетом алкоголичек) несколько больше среди несовершеннолетних. Среди них немало и тех, у кого были обнаружены венерические заболевания. Так, из каждых ста осужденных девушек примерно у двух был выявлен сифилис и еще у двух-трех - гонорея.
Психологическое исследование осужденных женщин показало, что в своей массе они не имеют качеств, которые могли бы существенно осложнить профилактику преступлений с их стороны, процесс их исправления и перевоспитания. В целом можно сказать, что основной массе преступниц по сравнению с преступниками меньше присущи асоциальные установки, у них отсутствуют устойчивые преступные убеждения, социально-психологическая адаптация хотя и нарушена, но все же серьезных дефектов нет. Этого, конечно, нельзя сказать о преступницах-рецидивистках, давно утративших социально полезные контакты и предстарляющих собой дезадаптированные личности.
Известно, что вообще для женщин очень важны оценки со стороны других людей и то, какое впечатление они производят, т. е. многим свойственна такая черта, как демонстративность. Преступницы не составляют среди них исключения. Но повышение демонстративности поведения у таких лиц одновременно сочетается со снижением контроля за ним. Потребность в самоутверждении, являясь одним из самых мощных стимулов человеческих поступков, становится у преступниц навязчивой, застревающей, существенно влияя на весь обрад жизни. Это не просто стремление нравиться мужчинам или выглядеть лучше других женщин, это потребность в подтверждении, как бы в фиксации своего существования, своего бытия, своего места в жизни. Данная потребность, как правило, не охватывается сознанием.
Приведем следующий пример. X., 41 года, ранее не судимая, была осуждена за убийство, совершенное при следующих обстоятельствах. После очередного скандала с мужем, она бросила пятерых своих детей и начала бродяжничать. Задержанная для установления личности, была водворена в изолятор временного содержания, где пользовалась относительной свободой, разносила задержанным пищу, выходила во двор. Там же содержался обвиняемый в хищениях И., в которого она почти сразу влюбилась и решила бежать с ним. С этой целью подобрала во дворе молоток и в воскресный день, когда в изоляторе был один дежурный милиционер, нанесла ему смертельный удар по голове. И. отказался с ней бежать, она скрылась одна. Оценка этого случая позволяет считать, что данное преступление было совершено потому, что для X. было жизненно важно утвердить себя в своих глазах в качестве женщины.
Для преступниц вообще довольно характерны стойкость, аффективные, психотравмирующие переживания и высокая импульсивность. Это приводит к игнорированию или недостаточному учету всех необходимых обстоятельств, неадекватному восприятию и оценке возникающих жизненных ситуаций, плохому прогнозированию последствий своих поступков, дезорганизованности и необдуманности поведения. В связи с совершением противоправных действий в своей массе женщины испытывают чувство вины, беспокойство за свое будущее, причем это беспокойство, конечно, усиливается в период отбывания наказания в местах лишения свободы.

2. Причины преступности женщин

Анализ современных социально-экономических процессов, условий жизни женщин позволяет считать, что причины преступности среди них в настоящее время связаны с такими явлениями: 1) значительно более активным их участием в общественном производстве; 2) существенным ослаблением главных социальных институтов и в первую очередь семьи, а также социального контроля; 3) возросшей напряженностью в обществе, тревожностью людей, конфликтами и враждебностью между ними; 4) ростом таких антиобщественных явлений, как наркотизм, алкоголизм, проституция, бродяжничество и попрошайничество.
Женщины стали намного больше, чем раньше, трудиться в общественном производстве и активнее участвовать в общественной жизни, что стало характерным даже и для тех регионов страны, где сохраняется традиционный образ жизни. В настоящее время они составляют примерно половину численности рабочих и служащих и большинство в таких сферах, как здравоохранение, народное образование, культура и искусство, наука и научное обслуживание, торговля, общественное питание, снабжение, сбыт, заготовки, аппарат управления, кредитование и государственное страхование, текстильная промышленность и ряд других. Свыше полумиллиона женщин руководят предприятиями, учреждениями, организациями (как правило, мелкими и средними), около миллиона возглавляют цехи, участки, отделы и другие структурные подразделения.
Масса женщин тем самым получила доступ к материальным ценностям, причем значительным. Но очень важно отметить, что женщины совершают хищения на производстве не только в связи с доступностью ценностей, но и потому, что иным путем эти ценности они не могут приобрести из-за высоких цен. Не секрет, что сейчас во многих семьях женщины, работающие в торговле или общественном питании, являются главными кормильцами семьи даже при наличии мужа. Конечно, масса хищений совершается из-за плохой сохранности и охраны производимой продукции, товаров и т. д., а также недостаточной воспитательной работы среди трудящихся. С этим нельзя не согласиться, но дело в том, что на очень многих предприятиях возможность похищать становится условием работы, т. е. люди отказываются работать, если они не смогут уносить с работы то, что им нужно.
Значительную криминогенную роль играет то печальное обстоятельство, что в нашей стране половина тяжелых и малоквалифицированных работ в промышленности в настоящее время ложится на женские плечи. По имеющимся данным, почти миллион женщин избрали профессией труд строителя, однако уровень механизации здесь в среднем достигает 30%. По существу единственным помощником тысяч отделочниц остается тяжелая затирочная машина с сильной вибрацией. В торговле и общественном питании, на складах, базах, в магазинах женщинам приходится обрабатывать большую часть грузов вручную. Нет средств малой механизации.
В настоящее время в большинстве отраслей и производств отсутствуют ограничения и запрещения для использования труда женщин. Они трудятся наравне с мужчинами, для них установлена равная с мужчинами продолжительность рабочего дня, определены одинаковые нормы, расценки. В то же время женщины в гораздо большей мере, чем мужчины, подвержены воздействию неблагоприятных факторов, физически они намного слабее мужчин.
Криминологическая значимость этих обстоятельств заключается в том, что многие женщины не выдерживают столь непосильных нагрузок, да и сама такая работа совершенно непрестижна. Естественно, что этой работой не дорожат и могут ее легко бросить, а источником получения средств к существованию становятся кражи, спекуляция, проституция и т. д. Не случайно, как показало выборочное исследование, большая часть женщин-бродяг ранее были заняты на тяжелых, малоквалифицированных или непрестижных работах. По данным другого обследования, из числа женщин, осужденных к лишению свободы, каждая пятая не имела квалификации. Поэтому обоснован вывод, что занятость на неквалифицированных подобных работах может иметь весьма серьезные криминогенные последствия.
Возьмем положение женщин на селе, где особенно велика доля ручного труда, но гораздо хуже, чем в городе, поставлено медицинское, торговое, культурно-бытовое обслуживание, очень мало развлечений, значительно меньше удобств в домах. Многие сельские поселения расположены вдалеке от крупных культурных и промышленных центров. На селе короче продолжительность жизни, выше смертность детей и лиц трудоспособного возраста. Поэтому не странно, что женщины из деревень и поселков бегут в город, пополняя ряды городских бродяг, попрошаек, проституток, воровок, проявляют агрессивность, попав в новую среду и неудачно адаптировавшись в ней.
Тяжелая, малоквалифицированная, грубая работа страшна не только потому, что с такой работой расстаются без сожаления и без желания вернуться к ней, если к этому не принудят особо неблагоприятные личные обстоятельства. Она опасна и тем, что огрубляет, очерствляет женщину, лишая ее таких присущих от природы черт, как женственность, мягкость, слабость, чувствительность. Она становится грубой, резкой, агрессивной, мускулистой, склонной решать возникающие ситуации с помощью грубой силы. Думается, что это одна из причин возросшей в наши дни доли совершаемых женщинами преступлений против личности, их агрессивности, жестокости.
На наших глазах происходит как бы социальная переделка женской природы. Эти изменения могут иметь (и уже имеют) весьма неблагоприятные последствия для общества, его нравов, его духовной культуры, отношений между людьми. Серьезный урон наносится воспитанию подрастающего поколения. Более того, мы сейчас живем в условиях, когда положение с женским трудом, женской занятостью будет еще больше ухудшаться. Дело в том, что хозяйственный механизм в ряде случаев вошел в противоречие с провозглашенным принципом социальных приоритетов. Погоня за прибылью, ориентация на повышение цен, помноженные на бытовую настроенность людей, неизбежно отодвигают социальные цели на второй план. При отсутствии соответствующего правового механизма и при нашей бедности вопрос о социальной защищенности и трудоустройстве женщин в условиях экономической реформы и попытках перехода к рыночной экономике грозит ухудшением их положения на производстве, следовательно, обострением конфликтов.
Назовем еще ряд социальных противоречий, имеющих криминогенный характер, например между быстрыми темпами вовлечения женщин в общественное производство и отставанием развития его организации с учетом естественных исторических особенностей женской рабочей силы. Сохраняется противоречие между высоким уровнем занятости женщин в общественном труде и относительно низким уровнем их квалификации. Хотя домашний труд официально признается не менее важным, чем работа на предприятии, последняя ценится все-таки выше. Сочетание напряженной профессиональной деятельности женщин с исполнением ею семейных, материнских обязанностей, может приводить к самым нежелательным последствиям. Это выражается в том, что она не может проявить себя в должной мере ни там, ни здесь, все время работает с перегрузками, постоянно испытывает усталость, нервное напряжение, боязнь не справиться с многочисленными делами, у нее могут появиться высокая тревожность, психические расстройства, состояния дезадаптации, ощущения враждебности мира, своей неудачливости и т. д.
Из-за этого некоторые женщины перестают дорожить и семьей, и работой, внешне легко бросают и ту, и другую, начинают вести антиобщественный образ жизни, приобретая средства к существованию противоправным путем.
Ослабление или даже разрушение семьи неизбежно означает, что женщина перестает исполнять или исполняет ненадлежащим образом исконно женские роли и обязанности. Собственно, утрата этим институтом некоторых своих прежних черт во многом происходит изнутри, а именно из-за того, что женщина постепенно устранилась от его дел. Семья, своя или родительская, в определенной мере лишилась прежнего значения регулятора поведения и всего образа жизни, ослабились ее контрольные способности. Те женщины, которые перестают ощущать свою связь с ней, уже не ориентируются на ее традиционные ценности и получают значительно больше возможностей действовать, не оглядываясь каждый раз на нее. При этом очень важно отметить, что психологическая независимость женщины часто органически связана с материальной, поскольку сейчас она начинает рано трудиться.
Когда сейчас говорят о разрыве семейных связей, то обычно подразумевают контакты родителей и детей. Действительно, обретая свободу от родителей, женщина может совершать различные антиобщественные поступки, красть, обманывать покупателей, заниматься спекуляцией или проституцией. Но нужно иметь в виду собственную семью. Именно в отношении такой семьи необходимо отметить, что некоторые женщины вообще не считают ее какой-либо ценностью, особенно если иметь в виду не просто совместное, пусть и материально обеспеченное существование супругов, но и какую-то внутреннюю, духовную связь между ними. По нашим наблюдениям, отсутствие такой связи, такое отношение к своей семье очень ярко проявляется, например, в занятии проституцией замужних женщин.
Значительное ослабление социального контроля за поведением женщин характерно для современной эпохи вследствие нарастающих темпов урбанизации, массовой миграции населения, его бытовой неустроенности, ломки многих устоявшихся культур различных социальных слоев и групп. С другой стороны, существенно повышается социальная мобильность женщин, обогащаются их роли. Сложившиеся отношения в обществе, неравномерность распределения занятости мужчин и женщин в различных отраслях производства и в быту, регулируют деятельность женщин, сказываются на совершении конкретных преступлений, на определении сфер их наибольшей криминальной активности.
Нельзя не отметить и такой фактор, в немалой степени связанный с возросшей социальной мобильностью женщин, как возможность их более тесного и длительного общения с ранее судимыми лицами и лицами, совершающими преступления. Это обстоятельство важно подчеркнуть в связи с тем, что в подобном общении происходит криминогенное заражение женщин, особенно молодых, усвоение ими негативных установок и стереотипов, приобщение их к антиобщественному образу жизни. Они нередко завязывают тесные связи с преступниками и попадают под их полное влияние, что порождает их длительную противоправную активность.
Сейчас мало кто сомневается в том, что в нашем обществе значительное, даже угрожающее распространение получили явления и процессы, дестабилизирующие отношения между людьми, порождающие их враждебность, неуверенность в себе и своем социальном положении, в своем будущем, неудовлетворенность своим настоящим, отчуждением от среды, крайне неблагоприятно сказывающиеся на общественной нравственности.
Женщины наиболее остро чувствуют и переживают существующую напряженность, социальное неблагополучие, конфликтность, они более восприимчивы и уязвимы. Именно на них лежат важные обязанности по обеспечению семьи продуктами питания и другими благами, воспитанию детей, уходу за ними и т. д. Поэтому они весьма остро реагируют на любые неблагоприятные процессы, угрожающие семье и особенно детям.
Весьма неблагополучно социально-экономическое положение молодых женщин из необеспеченных и малообеспеченных семей, которым почти наглухо закрыт доступ к модным предметам одежды и другим престижным вещам, обладающим в их глазах огромной притягательной силой. Вместе с тем в современном мире их информированность об этих земных благах благодаря телевидению, печати и социальной мобильности исключительно высоки, а поэтому столь значительны у них чувства зависти, ущемленности, выброшенности. Это может их толкать (и толкает) на совершение краж, грабежей и разбоев, проявляемые же при этом ожесточенность, агрессивность и вандализм служат средством психологической компенсации пережитых унижений.

3. Предупреждение преступности женщин

Проблемы предупреждения преступности женщин должны решаться в русле борьбы с преступностью в целом. Обязательной предпосылкой успешности специальных мер (программ) по предупреждению преступности женщин является достижение качественно иного состояния нашего общества. В новом обществе женщина должна занять принципиально иной жизненный статус, она должна быть защищена законом, обычаями и традициями, ее следует избавить от роли основной или даже равной с мужчинами “добытчицы” материальных благ, больше сосредоточив силы и внимание на семье, детях.
Необходимо выработать общий основополагающий принцип профилактической работы с женщинами, которые совершили или могут совершить преступление. В качестве такого принципа могут выступать гуманность и милосердие к этим женщинам, понимание причин, толкнувших их на уголовно наказуемые или безнравственные поступки, стремление помочь им выйти из порочного круга, разобраться в собственной жизни. Гуманность и милосердие к женщинам должны проявляться не только в действиях конкретных должностных лиц или представителей общественности. Ими должны быть проникнуты законы - уголовный, уголовно-процессуальный, уголовно-исполнительный, другие нормативные акты, например правила внутреннего распорядка в исправительных учреждениях. От того, насколько соблюдается указанный принцип, можно судить об уровне нравственности в обществе, об овладении им общечеловеческими ценностями.
Профилактика антиобщественного поведения и преступлений женщин имеет большое моральное значение. Положительные результаты в этой области могут привести к оздоровлению нравственности, укреплению социально одобряемых отношений во многих областях: жизни и в первую очередь в семье, улучшению воспитания подрастающего поколения.
Работа по предупреждению преступности женщин должна охватывать прежде всего те сферы жизнедеятельности, в которых формируются негативные черты их личности и в которых они чаще совершают преступления. Это быт и производство. Помимо воздействия на криминогенные факторы в каждой из этих сфер общество должно стремиться к определенной гармонизации ролей, исполняемых в той и другой. Исполнение роли в одной из них не должно, как сейчас, исключить или затруднить выполнение свои обязанностей в другой. Крайне нежелательно, например, чтобы загруженность на работе мешала уходу за детьми или полноценному отдыху. Все эти вопросы решить чрезвычайно трудно, поскольку они связаны с глобальными проблемами общества, общим экономическим развитием страны, изменением многих наших привычных представлений. Однако без их решения эффективно предупреждать антиобщественное поведение женщин невозможно.
Нынешние времена все больше заставляют женщин самих бороться за то, чтобы обеспечить себя, иногда активно работая локтями. Поэтому чрезвычайное значение имеет воспитание женственности, женского, а не мужского типа поведения. Это, по-видимому, очень важно для пресечения роста насильственной преступности женщин, которая представляет собой большую угрозу нравственному здоровью общества. Такое воспитание требует особой подготовленности, особого мастерства воспитателей. Оно должно начинаться в семье, а закрепляться в школе. Однако подобная переориентация определяется и характером общения, в которое включена девочка и девушка, положением женщины в обществе, уровнем его нравственности.
Особое значение для профилактики преступности женщин имеет помощь семье, как бы малы ни были наши возможности сейчас для такой помощи, в том числе в рамках специальных программ. Помимо финансовой и материальной, семьи должны получать более существенную помощь по уходу за детьми, срочную помощь в кризисной ситуации, например, в связи с болезнью одного из ее членов и ее распада, различного рода рекомендации, особенно для одиноких матерей.
Социальная поддержка, например матери-одиночки, должна включать в себя не только выплату ей денежного пособия, пусть и неодноразового. Не менее важно предоставить ей возможность больше зарабатывать, поднять социальный престиж своего труда, получить более высокую квалификацию и т. д. Наверно, это будет иметь немалые нравственные последствия. Напомним в этой связи, что среди правонарушительниц большинство составляют те, заработок которых был невелик, которые заняты были в основном на непрестижных работах или вообще не работали. Достаточно велика доля, в частности среди проституток, матерей-одиночек.
Акцент на профилактику, при которой объектом выступает семья ребенка, отнюдь не означает игнорирования предупредительных усилий в отношении самих девушек. Они должны включать:
Оказание государственной и общественной помощи подросткам, оказавшимся в силу отчуждения в неблагоприятных условиях и допускающим антиобщественные поступки. Сюда нужно отнести весь комплекс индивидуальных воспитательных мероприятий, установление опеки и попечительства, направление в детские дома, спецшколы, спецучилища, школы-интернаты, устройство на работу или учебу и т. д., а также оказание медицинской помощи. Такая помощь необходима очень многим девушкам, ведущим антиобщественное существование, поскольку среди них велик удельный вес лиц с венерическими, соматическими и психическими заболеваниями. Без лечения их приобщение к нормальной жизни невозможно.
Проведение повседневной воспитательной работы с такими несовершеннолетними в сочетании с постоянным контролем за их поведением (силами работников правоохранительных органов, общественных и церковных организаций, педагогов, врачей и т. д.). Контроль должен включать в себя применение запретительных и ограничительных мер в целях недопущения дальнейшей десоциализации девушек, блокирования их нежелательных контактов, предупреждения бесцельного времяпрепровождения (например, путем ограничения пребывания в вечернее время в общественных местах); пресечения, если она есть, половой распущенности.
Применение к девушкам, допускающим проступки, общественных, административных, гражданско-правовых и принудительных мер воспитательного характера, а при совершении преступлений - уголовно-правовых мер.
Рассмотрим криминологические проблемы, связанные с трудовой деятельностью женщин. В первую очередь надо отметить, что такие проблемы в полном объеме могут быть решены при подъеме экономики всей страны, росте реальных доходов населения, заработной платы мужчин, профессионально-квалификационной подготовленности женщин, сокращении их рабочего дня или рабочей недели при сохранении прежней заработной платы прежде всего для тех, кто имеет детей, введении дополнительных отпусков, улучшении условий труда и т. д. Необходимо существенное сокращение числа женщин, занятых на тяжелых и вредных работах.
При высвобождении женщин с такой работы выход следует искать не в увеличении компенсаций и льгот за вредность, поскольку это не дает подлинного решения проблемы. Необходимо устранить социальные, технические, технологические и организационные причины, порождающие эти неблагоприятные условия и их негативные последствия. Пока что техническое перевооружение, как правило, не учитывает требования эргономики в отношении особенностей женского организма. Существующие программы вывода женщин с тяжелых ручных работ сейчас практически не выполняются.
Следовало бы предоставлять женщинам при прочих равных условиях более легкие работы. Кроме того, было бы полезным разработать перечень профессий, производств и должностей по отраслям хозяйства и предприятиям, которые должны замещаться преимущественно женщинами, а также дифференцировать нормы выработки по полу и предусмотреть создание и использование технологий, которые исключали бы вредное воздействие на женский организм. Недопустимо использование труда женщин в ночной смене, во всяком случае в современных масштабах.
Труд женщин не должен вызывать у них усталость и раздражение, а тем более ненависть и стремление бросить ее, попытавшись найти средства к существованию иным путем. Их производственная занятость не должна порождать нежелание заниматься еще и семейными делами и воспитанием детей. От этого страдает и само производство, поскольку такой труд не побуждает к творческому к нему отношению, к рационализаторской и изобретательской деятельности.
Нужно преодолеть еще одну трудность - существенные различия в заработках мужчин и женщин, связанные с необоснованной межотраслевой и внутриотраслевой дифференциацией оплаты труда. Совершенно ненормальным представляется положение, при котором женщины сосредоточены в тех отраслях и видах деятельности, где относительно низкая оплата или непрестижный труд. Более того, в современных условиях постоянно повышаются требования к уровню их квалификации, к способности ее постоянно повышать, менять профессию, специальность. Ясно, что работающей женщине-матери сложнее, чем мужчине, повышать свой образовательный, профессиональный уровень, переквалифицироваться. Поэтому женщины чаще используются на малоквалифицированных работах с соответствующей оплатой. По мере же развития производства число участников на таких работах будет сокращаться. Вот почему возникает необходимость иметь четкие, научно обоснованные программы переквалификации, трудоустройства женщин с учетом научно-технического прогресса и рыночного производства.
В перспективе по мере укрепления нашей экономики должна быть решена еще одна очень сложная и столь же важная социальная задача, что будет иметь большое криминологическое значение. Речь идет о том, чтобы предоставить женщине право свободного выбора: только работать или заниматься общественной деятельностью, только быть хозяйкой дома и воспитывать детей либо совмещать все эти занятия. Мы связываем эти вопросы с развитием экономики вследствие того, что подобный свободный выбор должен иметь прочные материальные гарантии. Они должны представлять женщине равные с мужчиной возможности самореализации и самоутверждения. В этих случаях, как можно надеяться, женщины реже будут прибегать к таким способам утверждения своей личности, как, например, хищения государственного имущества, взяточничество или проституция.
Если в сфере труда у женщин вырабатывается антиобщественная направленность, то она обычно принимает корыстную окраску, которая в свою очередь негативно влияет на других рабочих и служащих и в то же время на отношения в семье, на ее нравственно-психологическую атмосферу. Поэтому организация профилактической деятельности в трудовом коллективе требует сочетания материального и морального воздействий, а иногда изменения семейно-бытовых условий работающих женщин.
Особенно сложным оказывается решение такого вопроса, как трудовое и бытовое устройство женщин, не занятых трудом, а тем более не имеющих определенного места жительства. Практика показывает, что устроить на работу даже молодую женщину не так-то просто. Сложность здесь возникает не только потому, что не всегда можно найти для нее работу (трудоустройство немолодой, а тем более отбывшей наказание, женщины еще сложнее), но и в связи с тем, что далеко не каждая из них согласится пойти на ту должность, которую ей предлагают. Многие молодые женщины уверены, что работа должна быть и интересной, и престижной, и приносить такой доход, который давал бы им возможность удовлетворять все их потребности. На меньшее они не согласны и не желают ждать, пока, начав с малого и постоянно повышая свою квалификацию, будут увеличиваться заработки. Что очень важно, многим попросту не хватает трудолюбия.
Кто, помимо правоохранительных органов, должен участвовать в предупреждении женской преступности? Это очень существенный вопрос, поскольку силами только этих органов и тем более с помощью одних лишь законов достигнуть более или менее заметных успехов здесь невозможно.
Думается, что не следует сейчас возлагать особенно большие надежды на женское движение, которое, как и многое другое, расколото и разобщено, а во многом и парализовано. Тем не менее женские организации должны принимать меры к вовлечению женщин в общественную работу, оказывать материальную поддержку, помощь в решении разнообразных трудовых, семейных и личных вопросов.
Весьма существенный вклад в профилактику антиобщественного поведения женщин способна вносить церковь, поскольку, как известно, в силу особенностей их психологии они весьма чувствительны к религии и религиозным обрядам. Мы думаем, что помощь церкви должна выражаться не только в материальной поддержке конкретным женщинам или формальном участии в планируемых общесоциальных или специальных профилактических мероприятиях. Назначение церкви в воспитании высокой духовности женщин, их нравственном совершенствовании, надлежащего отношения к высшим человеческим ценностям, долгу перед семьей, детьми, обществом. Церковь с ее проповедью ненасилия, любви и взаимопомощи, скромности и послушания, с ее умением умиротворить людей имеет все возможности способствовать снижению социальной напряженности в целом и тревожности женщин в частности.
Конечно же, религиозные организации могли бы оказывать большую помощь некоторым женщинам, осуществлять в отношении их то, что на криминологическом языке именуется индивидуальной профилактической работой. Такие организации могли бы помогать бездомным женщинам, бродягам и попрошайкам, отдельным из них предоставлять приют, например в монастырях, где они могли бы и работать. Весьма действенной стала бы их активность в отношении проституток, многие из которых нуждаются не столько в материальной поддержке, сколько в искреннем человеческом слове и теплом участии. Многое можно ожидать от участия представителей церкви в деле исправления осужденных женщин в исправительно-трудовых учреждениях.
Большую роль в предупреждении преступности женщин призваны сыграть инспекции по делам несовершеннолетних органов внутренних дел, поскольку воспитательное воздействие на девушек-подростков, могущих стать на преступный путь, не только весьма гуманный, но и очень эффективный способ борьбы с этим видом преступности. Сотрудники инспекций должны быть вооружены знаниями психологии (женской, в частности) и педагогики, умением выявлять таких подростков и оказывать им необходимую помощь, в том числе медицинскую.
В ранней профилактике сексуальной деморализации девочек более заметную роль могут сыграть медицинские работники, оказывающие им гинекологическую и венерологическую помощь. Они способны не только своевременно выявлять и лечить гинекологические расстройства и венерические болезни, но и устанавливать тех из них, которые уже начали совершать аморальные действия, а также источник развращающего влияния на несовершеннолетних. Гинекологи могут фиксировать и случаи посягательств на их половую неприкосновенность и принимать необходимые меры медико-педагогического характера к потерпевшим, ставить перед компетентными органами вопрос о привлечении к ответственности лиц, совершивших такие посягательства.
ГЛАВА XV
ПРЕСТУПНОСТЬ В ЭКОНОМИКЕ И ЕЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

1. Криминологическая характеристика преступлений в экономике

В условиях дестабилизации социально-политической обстановки, нарастания кризисного состояния народного хозяйства широкое распространение получили преступления в сфере экономики. Хищения, взяточничество, коррупция поразили практически все отрасли народного хозяйства. Наиболее значителен рост преступных проявлений на тех участках, которые заняты удовлетворением жизненно важных потребностей населения, в частности в торговле и бытовом обслуживании, на транспорте, в сфере кредитно-финансовых отношений, строительстве, внешнеэкономической деятельности, в негосударственных структурах хозяйствования.
Экономическая преступность как самостоятельное понятие, обозначающее сложное, внутреннее противоречивое социальное явление, появилось в криминологии сравнительно недавно.
В 70-80-е годы хищения социалистического имущества, совершаемые различными способами, как основной вид экономической преступности включались в единую группу корыстных и корыстно-насильственных преступлений, куда входили и посягательства на личное имущество с целью паразитического обогащения1. Затем преступления против социалистической собственности, совершаемые с использованием служебного положения, были выделены в самостоятельный вид преступного поведения2. Такой подход оправдывался исключительным положением государственной собственности в системе производственных отношений, но перестал отражать современные реалии. Переход к многоукладной экономике на основе равенства всех форм собственности, в том числе и частной, видоизменил не только социальный портрет лиц, совершающих хищения и другие корыстные преступления, но и структуру противоправных деяний.
1 См., напр.: Криминология. – М., 1979.- С. 254.
2 Курс советской криминологии. Предупреждение преступности. - М., 1986.
С.129.

В этой связи предпринимаются попытки отождествления экономической преступности только с бизнесом, т. е. ведением дела в противоправных формах с целью незаконного обогащения, что соответствует господствующим представлениям стран рыночной ориентации1. Однако не учитываются важные специфические особенности переходного периода России, где бизнес, по уровню криминогенности вышедший на первое место в мире, тесно переплетен с коррупцией, пронизывающей все сферы государственного управления. Разработка мер предупредительного характера вне этого дестабилизирующего фактора вряд ли способна оказать серьезное влияние на формирование общеобязательных правил поведения на рынке, становление надлежащего правопорядка в экономике.
1 Свенсон Б. Экономическая преступность. - М.: Прогресс, 1987. - С.29

Поэтому при определении групп преступлений, образующих экономическую преступность2, интегрирующим признаком можно считать причинение вреда охраняемым законом экономическим интересам всего общества и граждан вследствие совершения хищений, хозяйственных и корыстных должностных преступлений. Отличительная особенность экономических преступлений состоит в том, что они совершаются специальным субъектом, а не посторонними для объекта управления людьми, включенными в систему экономических отношений, на которые они посягают.
2 Яковлев A.M. Социология экономической преступности. - М.: Наука, 1988. -С.50.

Анализ преступности в сфере экономики целесообразно вести по нескольким самостоятельным направлениям, обусловленным конкретной криминологической ситуацией переходного периода от административно-командной к преимущественно рыночной (автоматической) регуляции хозяйственных процессов.
Как показывают исследования, криминологическая ситуация в экономике переходного периода определяется: 1) совокупностью отражаемых судебной статистикой различных форм хищений государственного и общественного имущества, взяточничества, спекуляции, злоупотреблений служебным положением и др.; 2) наличием значительного количества скрытой или так называемой латентной экономической преступности, не известной правоохранительным органам; 3) появлением вызванных реформой новых форм экономического поведения, которые в общественном сознании расцениваются не просто как нежелательные, но опасные и нуждающиеся в запрете, в том числе под страхом уголовной ответственности.
Интенсивность преступных проявлений в экономике, согласно статистическим данным, весьма разнообразна. Благодаря наличию скрытой (латентной) преступности статистическая характеристика зарегистрированных преступлений, объединяемых общим понятием экономическая преступность, является неполной и по ряду объективных причин скорее отражает направление усилий подразделений по борьбе с экономическими преступлениями органов внутренних дел по выявлению различных форм паразитического обогащения.
За последние четыре года число выявленных преступлений названными службами сократилось на 13%. Значительно упал показатель регистрации мелких хищений (на 12%), должностного подлога (на 10%), должностной халатности (на 11%). Одновременно наблюдается рост выявления крупных и особо крупных хищений (на 10%), взяточничества (на 31%), фальшивомонетничества (на 15%).
Наметившаяся тенденция роста выявляемых экономических преступлений сохранилась и в 1993 г. Так, крупные и особо крупные хищения, а также взяточничество увеличились почти наполовину, а фальшивомонетничество - более чем в 8 раз. Особенно возросло число зарегистрированных фактов нарушения правил о валютных операциях, превысив уровень 1992 г. на 169%.
Фактически темпы роста экономических преступлений значительно превышают динамику их выявления. По некоторым экспертным оценкам, латентность взяточничества колеблется в настоящее время от 95 до 98%, хищений государственного имущества - от 50 до 80%.
Серьезную обеспокоенность вызывает криминальная ситуация на рынке потребительских товаров и услуг. Незаконное предпринимательство, фальсификация товаров, ставящих под угрозу не только здоровье, а порой и жизнь потребителей, обман покупателей, незаконное повышение или поддержание цен отмечаются в каждом четвертом случае от числа всех зарегистрированных в сфере экономики преступлений. По сведениям ГУЭП МВД Российской Федерации вне государственного контроля за неполный год реализовано более 30 млн. дкл спирта. От незаконного оборота спирта государство недополучило более половины причитающихся акцизных сборов.
Масштабы незаконного предпринимательства приобретают губительный для общества характер. Более 20% розничного товарооборота падает на неорганизованную торговлю, аккумулирующую до 30% наличных денежных средств. По некоторым оценкам, только в 1992г. из предприятий государственной торговли в сферу свободного предпринимательства было перераспределено товаров на общую сумму 1 трлн. 400 млрд. руб., реализованных населению по завышенным ценам.
Растет количество забракованных Госторгинспекцией товаров, причем реализация продуктов питания, не соответствующих требованиям Закона о сертификации товаров и услуг, увеличилась с 2 до 9 раз. Широкое распространение получил незаконный алкогольный бизнес, связанней с фальсификацией вино-водочной продукции. Достаточно сказать, что незаконная нажива всего по пяти уголовным делаем составила более 450 млн. руб. Отсутствие надлежащего государственного контроля за качеством товаров и соблюдением дисциплины цен делает этот вид преступлений привлекательным для недобросовестных коммерсантов, а общество ставит в зависимость от степени деморализации новоявленных богачей.
По масштабам причинения вреда особую группу экономических преступлений составляют злоупотребления в сфере кредитно-денежных отношений.
Россия - единственная из всех стран постсоциалистического развития, переходящих на рыночный способ саморегуляции, породившая феномен обналичивания денежных средств. Он предполагает возможность за определенное вознаграждение (30-40%) от суммы наличных перевести из государственного сектора экономики на счета коммерческих структур по сговору с первыми определенные средства в виде денежной наличности. Впервые хищения, связанные с обналичиванием, были опробованы кооперативами и, не встретив должного противодействия со стороны государства, успешно функционируют и поныне. В период наивысшей активности кооперативов (1989-1990 гг.) с помощью этих хозяйствующих субъектов было снято со счетов государственных предприятий более 50 млрд. рублей. По негативным последствиям для бюджета страны эта операция соотносима лишь с антиалкогольной кампанией.
В настоящее время только в г. Москве по состоянию на 01.01.94 г. ежедневно в среднем обналичивается до 40 млн. руб. Массовый характер приобрели хищения денежных средств с помощью подложных авизо. По данным Центрального банка Российской Федерации, в 1993г. удалось предотвратить хищений на 1 трлн. руб. Об истинной распространенности завладения мошенническим путем денежными средствами судить из-за отсутствия данных сложно, однако влияние этих процессов на инфляцию несомненно. Эксперты полагают, что оно колеблется от 20 до 30%.
Невосполнимый ущерб общественным интересам наносится правонарушителями во внешнеэкономической деятельности. Общепризнано, что каждый второй доллар валютной выручки России оседает за границей. Так, в 1993г. не менее 15-20 млрд. долларов из 46 млрд. долларов экспорта России остались за ее рубежами.
Свидетельством масштабов других видов потерь служат данные Государственного таможенного комитета об экспорте стратегически важных ресурсов. Вывезенное в соответствии с лицензиями коммерческими структурами в 1991 г. сырье оценивается в несколько миллиардов долларов, тогда как товаров за тот же период ввезено всего на 65,8 млн. долларов.
За последние 1,5 года закончено расследование более 6 тыс. уголовных дел о преступлениях, связанных с незаконным вывозом сырья. Потери от необоснованных льгот, по данным МВЭС (Министерства внешнеэкономических связей), в 1991-1992 гг. от недоплаты экспортных пошлин равнялись 2,2 млрд. долларов, а от импортных - соответственно 300 млн. долларов.
Значительные средства переводятся из России на счета зарубежных банков от неправомерных сделок, нередко сопряженных с хищениями государственного имущества, взяточничеством. Зарубежные партнеры серьезно озабочены притоком в их банки средств, добытых преступным путем, легализацией теневого капитала, подрывающих традиции честного бизнеса и провоцирующих вседозволенность как способ накопления капитала.
Высокую криминогенную активность отличает вся среда реформирования собственности путем приватизации государственных и муниципальных предприятий. Наибольшее распространение здесь получили: занижение стоимости приватизируемых объектов, устранение нежелательных конкурентов, приобретение недвижимости путем незаконного отчуждения государственного имущества во всевозможные акционерные общества и товарищества с участием физических лиц, неоднократная переуступка, а в ряде случаев и ложное банкротство хозяйствующих субъектов, в уставной капитал которых передано государственное и муниципальное имущество. Противоправное завладение государственным имуществом чаще всего осуществляется путем номенклатурной приватизации, т. е. организационного слияния прежних органов власти и хозяйственного управления с самостоятельными товаропроизводителями, и директорской модели приватизации, отторгающей трудовой коллектив в качестве совладельца прежней государственной собственности. Номенклатурная и директорская модели приватизации наносят ощутимый вред общественным интересам, подрывают доверие населения к самой идее приватизации, призванной содействовать формированию слоя собственников в России - опоры экономической демократии. Исследования показывают наименьшую защищенность от злоупотреблений федеральной собственности.
По данным Госкомстата Российской Федерации, отношение начальной цены приватизируемых объектов к продажной в отношении муниципальной собственности выражается как 1 : 7, собственности территорий (краев, областей, национально-государственных образований) - соответственно 1 : 4, федеральной собственности - 1 : 2. В среднем стоимость одного приватизированного предприятия, находящегося в муниципальной собственности, составила 8 млн. руб., соответственно территорий -16 млн. руб., федеральной - 52 млн. руб. (в ценах 1993 г.)
В целом по Российской Федерации на статистическом уровне наметилась отрицательная криминологически значимая тенденция: слабое использование сугубо коммерческих способов (например, аукционного) продажи государственного имущества. По коммерческому конкурсу в 1992г. продано 43% предприятий, в 1993 - 30%, на аукционе соответственно 16 и 7%. Прямые потери бюджета в совокупности с иными, характеризующими ненадлежащее исполнение должностными лицами обязанностей по обеспечению законности, свидетельствуют о расширении зоны возможных злоупотреблений, сговоре продавцов и покупателей, о манипулировании процедурами приватизации в достижении корпоративных интересов. Как показывают прокурорские проверки, корыстные устремления не встречают необходимого противодействия как со стороны специальных органов, наделенных государством полномочиями по осуществлению приватизации (комитетов по управлению государственным имуществом, фондов имущества), так и правоохранительных органов.
К примеру, в 1993 г. по фактам злоупотреблений в процессе приватизации МВД Российской Федерации возбуждено более 3700 уголовных дел, 90% из них падает на мошенничество с приватизационными чеками (3342).
Между тем опрос 114 работников МВД и МБ Российской Федерации показал1, что респонденты субъектами правонарушений в процессе приватизации в 54% случаев считают должностных лиц местной администрации; в 34% - должностных лиц комитетов по управлению имуществом. Иначе говоря, более чем в 2/3 случаев незаконная приватизация так или иначе связана со злоупотреблениями по службе.
1 Устинов B.C. Правонарушения в процессе приватизации /Тезисы и материалы выступлений “За честный бизнес”. - М., 1994. -С.14.

Признаками, свидетельствующими о наличии коррупционных связей являются: включение в состав учредителей или акционеров родственников и знакомых должностных лиц органов власти и управления (59%); необоснованное затягивание рассмотрения заявки на приватизацию (32%); завышение материального износа приватизируемого имущества (35%); явно заниженная сумма выкупа арендованного имущества (28%) и др. Несомненно, негативное воздействие на правоприменительную практику в процессе приватизации оказывает отсутствие специальных норм уголовного законодательства, предусматривающих ответственность за умышленное нарушение общеобязательных правил приватизации, хотя по темпам, масштабам и социальным последствиям преобразования государственной собственности Россия не знает себе равных в мировой практике.
Сравнительно новым для отечественной хозяйственной практики является такой вид преступлений, как сокрытие доходов (прибыли) или иных объектов налогообложения. Данное правонарушение, криминализованное Законом Российской Федерации от 2 июля 1992 г., отличается как значительной распространенностью, так и повышенной общественной опасностью. В одном только 1992г. было выявлено 14 тыс. нигде не зарегистрированных предприятий, а следовательно, и не несущих бремени расходов общества на выполнение необходимых социально значимых функций.
Проверками в 1993г. установлено, что каждый четвертый проверяемый нарушает налоговое законодательство. Подразделениями налоговой полиции совместно с налоговыми инспекциями пресекается за год более 12 тыс. налоговых правонарушений. Благодаря этому государственная казна пополнилась в 1993г., например, более чем на 400 млрд. рублей и 130 млн. долларов США. По фактам злоупотреблений возбуждено около 4000 уголовных дел по ст. 162 ч. 2 и 3 УК РФ. Преступные ухищрения по утаиванию доходов насчитывают уже более 300 способов. Помимо сбора налогов и контроля за доходами населения, налоговой полицией вносится определенный вклад в борьбу с теневой экономикой и организованной преступностью.
По способу совершения хищения делятся на две группы:
отражаемые на балансе предприятий, организаций в виде недостачи товарно-материальных ценностей;
не показываемые в учетных документах операции с товарно-материальными ценностями и денежными средствами.
Расбалансированность потребительского рынка, разрушение создаваемых десятилетиями хозяйственных связей, инфляция сделали предпочтительными для современной экономической практики обменные операции “товар на товар”, что в свою очередь сказалось на изменении предмета хищений. По данным МВД, в последние годы значительно (почти на 40%) увеличилось число краж сырья и материалов с предприятий легкой и местной промышленности для их последующего перераспределения.
Криминологические исследования свидетельствуют и о существенном изменении способа противоправного завладения имуществом. Послевоенный период хозяйственной практики характеризовался нарастанием ухищренности приемов, направленных на сокрытие преступлений, отчего наибольшие трудности представляло выявление хищений, т. е. распознавание товарно-денежных операций как преступных в ряду обычных действий должностных и материально-ответственных лиц.
В настоящее время возрастает число примитивных, даже вульгарных форм посягательств на экономическую систему, носящих как бы открытый, откровенно циничный характер и не требующих высокой профессиональной подготовки, знания специфики бухгалтерского учета, технологии производства.
Сказанное наглядно проявляется в сфере договорных обязательств. Используя принцип свободы договора, недобросовестные предприниматели нередко вступают в хозяйственные отношения с обманной целью, не помышляя о надлежащем выполнении условий договора. Сначала завладевают авансовыми средствами, а затем пускают их в оборот, получая значительную выгоду. При наступлении сроков выполнения договора злоумышленники выплачивают неустойку. В ряде случаев в мошеннических целях создаются лжехозяйствующие субъекты, которые по получении предоплаты меняют местонахождение, создавая трудности в их розыске, часто противоправное завладение средствами контрагента осуществляется по подложным, похищенным у других фирм (или ликвидированных) документам.
В последние годы прослеживается устойчивая тенденция роста организованной преступности, свойственная хищениям в особо крупных размерах, взяточничеству. Несмотря на то, что доля этих видов преступлений в структуре всех иных форм преступных посягательств на экономическую систему невелика, их влияние на поведенческие реакции различных групп населения возрастает. “Организовываясь и специализируясь, устойчивые преступники обращают противоправную деятельность в единственный или дополнительный, но значительный источник средств существования”1. Происходит сращивание расхитителей с ворами, грабителями, представителями общеуголовной преступности, с одной стороны, и активное взаимодействие с теневой экономикой, образующей фундамент экономической преступности - с другой.
1 Гуров А.И. Профессиональная преступность. Прошлое и современность. - М.,1990.-С.5.

Вместе с тем экономическую преступность нельзя отождествлять с организованной. Пересекающиеся интересы теневой экономики и организованной преступности придают устойчивость существованию преступных группировок расхитителей, расширяют их притязания на особую роль в руководстве такими экономическими процессами, как разгосударствление и приватизация.
Психологи полагают, что расхитители резко отличаются как от законопослушных граждан, так и от иных категорий преступников.
Характеризуя личность расхитителей, нельзя не заметить примерно равное соотношение мужчин и женщин (59,3% мужчин и 40,7% женщин), что соответствует общему распределению населения по полу (мужчин - 50,8%, женщин - 49,2%). Среди лиц, совершивших все преступления, соотношение женщин и мужчин в среднем 1 : 8. Наблюдающееся равновесие полов в экономической преступности обусловлено тем, что женщины традиционно чаще мужчин занимают должности, связанные с выполнением учетных, бухгалтерских функций, обслуживанием товарно-материальных ценностей в торговле, сфере бытового обслуживания.
Из руководящих работников, которые в организованных хищениях достигают трети всех осужденных, напротив преобладают мужчины. Еще более высок процент мужчин среди лиц, осужденных за взяточничество (68,8%), что прямо связано с выполнением специальных исполнительно-распорядительных функций, свойственных управленческому звену.
По данным криминологических исследований, каждые два из трех осужденных за экономические преступления имели среднее, средне-специальное и высшее образование.
Для должностных, хозяйственных преступлений и служебных хищений свойственно совершение преступления впервые. Ранее судимые за взяточничество среди всех осужденных не превышают 4%, таков же уровень ранее судимых за спекуляцию.
В отличие от служебных хищений для должностных преступлений групповой характер не является столь значительным. Доля лиц, совершивших взяточничество в группе, составляет около 8%. Этот показатель несколько выше среди выявленных лиц, совершивших спекуляцию (11%).
Социальный состав осужденных за хищения, должностные и хозяйственные преступления различается в зависимости от места, занимаемого тем или иным лицом в иерархии управленческого аппарата.
Лица в возрасте 18-19 лет составляют около 1/4 в общем числе выявленных лиц, совершивших хищения. Основную же возрастную группу образуют лица 30 лет и старше (75%).
В криминологии различают: случайных преступников, совершивших хищение под воздействием тех или иных жизненных обстоятельств; лиц с укоренившимися привычками социального паразитирования, способных приспособить недостатки хозяйственного механизма для извлечения наживы (которые чаще используют, чем создают ситуацию, пригодную для изъятия имущества из государственных, общественных фондов); организаторов преступлений - лиц с большим опытом противоправной деятельности, циничных и умелых, исповедующих корпоративную мораль и не считающихся с общепринятыми правилами поведения.
Наличие собственных интересов в экономике продемонстрировал и нарождающийся слой отечественных предпринимателей, неоднородный по социальному составу, политическим пристрастиям, выбору способов достижения целей.
Особую опасность, с точки зрения криминологии, представляют три группы предпринимателей.
Первая - носители компрадорской идеологии, безразличные к национальным интересам России, смыкающиеся с недобросовестными западными коммерсантами, стремящиеся за счет вывоза капитала, невосполнимых природных ресурсов достичь желаемого ими западного стандарта потребления.
Вторая - предприниматели, заинтересованные в быстрейшем накоплении богатств, а потому предпочитающие инвестициям в промышленность спекулятивные сделки.
Третья - особая ветвь организованной преступности, претендующая на серьезное влияние в обществе.
И первые, и вторые, схожие в способах первичного накопления капитала, выступают не союзниками, а яростными противниками реформирования. Их устремления прямо противоположны надлежащему порядку в экономике, созданию равных возможностей для честного предпринимательства, не прокламируемой, а действительно равной правовой защите различных форм собственности.
Определяющей по-прежнему остается непроизводительная, паразитирующая на государственной собственности, посредническая, жиреющая на нищете народа ветвь предпринимателей. Для нее потеря позиций в экономике равносильна смерти. В то же время в экономике прогрессируют нестабильность, своеволие, граничащие с произволом со стороны аппарата управления, поскольку они не имеют ни внутренних, ни внешних предпосылок для перелома негативных тенденций.
Статистический портрет лиц, выявляемых за совершение спекуляции, представлен следующим образом: 18-29 лет -41,7%, 30 лет и старше – 57,1%. Преобладают мужчины (58,2%). Обращает на себя внимание значительный удельный вес трудоспособных неработающих лиц - 14,5%. Не многим менее половины -это рабочие (47,3%).
Что касается взяточничества, то здесь наблюдается преобладание служащих (51%) в возрасте свыше 30 лет (77,2%).
Побудительным мотивом занятия противоправной деятельностью в сфере экономики, как правило, выступает корысть, стремление к материальному благополучию, обладанию престижными, дорогостоящими вещами, пренебрежение интересами других людей в угоду удовлетворения личных амбиций, стремление приблизиться к западным стандартам потребления, занять высокое устойчивое положение в обществе, открывающее доступ к таким благам, которые недоступны рядовому труженику. В организованных хищениях значительная часть похищенного перераспределяется в виде взяток нужным людям.
Чаще других экономических преступлений выпуск недоброкачественной продукции совершается под воздействием целого ряда объективных факторов, не всегда зависящих от волеизъявления должностных лиц: устаревшее оборудование и отсутствие средств на его модернизацию; текучесть кадров на мало привлекательных работах и обязательства поддерживать заработок, обусловленный соглашением.

2. Причины и условия совершения преступлений в экономике

Причины совершения корыстных преступлений в сфере экономики носят как объективный, так и субъективный характер. Экономические отношения, как уже сказано в разделе учебника о причинах преступности, их противоречивость и негативный характер рождают преступность как таковую. Они определяют и тот срез причин преступности, который можно назвать социально- и индивидуально-психологическим. Последнее, что ярче всего выражается, например, в стяжательстве, дающем человеку с особой силой почувствовать силу денег и возможность не только нажиться, но часто и диктовать свои условия жизнедеятельности другим людям, и сознает те особенности бытия, которые формируют искривленное создание человека, делает его личностью с устойчивыми социально-психологическими деформациями.
Важным для познания экономической преступности является выделение обстоятельств, поддерживающих ее функционирование как на макроуровне, так и непосредственно влияющих на решимость совершать преступления в конкретной сфере организационно-хозяйственной деятельности.
Криминологические исследования показывают, что вхождение в рыночную экономику породило серьезное противоречие между складывающимися способами производства и организационно-хозяйственными решениями, реализующими основные направления экономической политики.
Условно обстоятельства, способствующие относительной распространенности и живучести антисоциального экономического поведения, можно разделить на организационно-хозяйственные и социально-психологические.
Первая группа обстоятельств охватывает такие наиболее существенные, как издержки экономической политики, отсутствие надлежащей системы контроля; отставание правотворческой деятельности от потребностей хозяйственной практики и др. В непосредственной связи с конкретным деянием чаще других находятся следующие обстоятельства: недостатки системы учета и отчетности, текущего контроля со стороны руководителя, пренебрежение требованиями по подбору лиц на материально-ответственные должности, несовершенство норм расхода сырья и материалов, позволяющее создавать неучтенные резервы для последующего расхищения, и некоторые другие.
Вторая группа обстоятельств связана с недостатками правовоспитательной работы, с общей неподготовленностью населения и особенно среднего управленческого звена к решению сложных народнохозяйственных задач на основе новой экономической идеологии, обусловливается неразвитостью демократических традиций саморегуляции общественных процессов в экономике и др.
Степень влияния обеих групп обстоятельств на уровень и динамику экономической преступности неодинакова. Отсутствие целостной концепции предотвращения негативных последствий при вытеснении административно-нажимных методов преимущественно экономическими опосредованно влияет на создание атмосферы пониженной требовательности к нежелательным для общества формам отклоняющегося поведения. Несбалансированность свободы предпринимательства адекватными мерами ответственности за нарушение общеобязательных правил в экономике порождает уверенность во вседозволенности, порой провоцирует на антисоциальные способы решения экономических проблем.
Важное самостоятельное значение имеют недостатки механизма ценообразования, налоговой политики, которые в ущерб моральным представлениям о добросовестном высококвалифицированном труде как источнике благосостояния способствуют созданию режима наибольшего благоприятствования для авантюристов, деляг, манипулирующих разницей в цене и не брезгующих наживаться на трудностях переходного периода.
Обе группы обстоятельств не являются чем-то изолированным, попеременно детерминирующим повышение или понижение активности различных форм антиобщественного поведения. В действительности они переплетаются, создавая общий неблагоприятный фон в экономике.
Издержки экономической политики переходного периода выступают одним из главных факторов, создающих очаги криминогенной напряженности на отдельных направлениях экономической реформы.
Непоследовательность, фрагментарность, запаздывание в принятии неотложных мер по стабилизации хозяйственных связей серьезно сказывались на абсолютном падении производства, нарастании кризисных процессов, существенном снижении жизненного уровня населения. Криминологическое значение имеют недостатки создания конкурентоспособной альтернативной экономики, покоящейся на предпринимательском интересе. Политика односторонних преимуществ, адресных льгот для совместных предприятий, кооперативов в немалой степени способствовала насаждению идеологии рантье в деловом мире. Предпринимательский сектор, ориентированный, главным образом, на торговлю и посредничество, превратился в надстройку над производящей материальные блага экономикой, над государственным сектором, постоянно снижающим свою производительность.
Начиная с 1989 г. по настоящее время общество потеряло 40% экономического потенциала по объему производства. С 7,5 до 10 раз возрос разрыв в материальной обеспеченности: 10% наиболее обеспеченных и 10% наименее обеспеченных слоев населения - величина в мировой практике критическая, за которой возникает постоянная социальная нестабильность.
К этому следует добавить потерю нравственных ориентиров, атрофию чувства протеста к противоправным способам достижения материального достатка.
Устранение государства из сферы регулирования экономических процессов, широкое внедрение общедозволительного метода правового регулирования при отсутствии условий для его применения серьезно дестабилизировали обстановку в экономике. Приоритет чисто технических мер, связанных с либерализацией цен, манипулированием денежной массой, процентными ставками, ставками налогообложения в ущерб стуктурных аспектов, определяющих отраслевые, региональные, технологические, социальные приоритеты экономического развития, подвигли общество к переоценке принимаемых мер, необходимости пересмотра экономической политики государства. Наметившийся сдвиг в предпринимательстве в сторону, противоположную промышленному производству, сам по себе способствует деградации отечественной промышленности, которая без необходимой государственной поддержки, структурной перестройки обречена на использование устаревших технологий, полную остановку производства. Положение усугубляется тем, что приоритет цеховых интересов над общенациональными происходит на основе углубляющегося хаотического разрушения государственного сектора экономики. Из всех других форм собственности государственная собственность, на которую приходится более 80%, оказалась наименее защищенной, уязвимой для разграбления при смене общественно-экономических систем.
Бесхозяйственность усиливает свое влияние на экономическую преступность из-за отмены внеэкономического принуждения, административных методов регулирования.
Бесхозяйственность как феномен социалистического способа производства не исчезла с применением рыночных механизмов регулирования, она лишь видоизменилась и приняла не менее значительные, чем в прошлом, масштабы. К проявлениям бесхозяйственности по-прежнему относится огромная потеря сельскохозяйственной продукции из-за отсутствия развитой сети перерабатывающих предприятий (30-40% выращенного урожая теряется по этой причине), сюда же относятся нерациональные потоки перевозок грузов, натуральный обмен продукцией, вызванный разрывом кооперированных хозяйственных связей. Обыденным делом хозяйственной практики стало “выбивание” с помощью взяток, подношений первоочередного исполнения договорных обязательств со стороны смежников, ибо неисполнение условий договора грозит полной остановкой промышленных предприятий, нередко являющихся монополистами в производстве той или иной продукции, что, в свою очередь, приводит к таким же разрушающим последствиям на других предприятиях, технологически связанных с первыми.
Судебно-следственная практика свидетельствует о заинтересованности расхитителей, взяточников в сохранении расточительности, на фоне которой их прегрешения не подвергаются моральному осуждению и тем более остракизму. Для снижения порога криминогенной активности бесхозяйственности потребуется сравнительно долгий период разгосударствления, т. е. изменения фактического влияния на положение дел в экономике государственной собственности, ослабления сочлененности на общем древе двух секторов, превращения государственного и предпринимательского секторов в самостоятельных товаропроизводителей, независимых и конкурирующих. Поскольку, по мнению ведущих экономистов, переходный период к полноценному рынку с созданием необходимой инфраструктуры займет от 20 до 30 лет, сохраняется актуальность самодовлеющего влияния бесхозяйственности на экономическую преступность.
Дефекты ценообразования. Как правило, рынок сам назначает цену товару на основе спроса и предложений и лишь незначительная часть устанавливается директивным путем.
Мировой практике известны различные способы государственного регулирования цен: для одних это установление верхних границ, превышение которых рассматривается как нежелательное, с точки зрения утверждения господствующих представлений о морали, для других - установление нижних границ, за пределами которых наносится материальный ущерб основной группе товаропроизводителей. Неприемлемым является сговор монополистов по поддержанию выгодных цен на рынке товаров и услуг в ущерб интересам потребителей. Существенный урон интересам граждан в настоящее время наносится перекачиванием товаров из предприятий государственной торговли в коммерческую торговлю, поэтому первостепенное значение приобретает процесс дальнейшей приватизации торговли и сферы обслуживания, передача их в индивидуальную и коллективную частную собственность. Усугубляет положение недостаточная эффективность мер гражданско-правового воздействия, которые подрывали бы стимул к занятию противоправной деятельностью, делали бы ее в экономическом отношении невыгодной. Отмеченные обстоятельства неблагоприятно сказываются на утверждении заповедей добросовестной коммерции как необходимом моральном основополагающем регуляторе рыночных отношений.
Опосредованное влияние на характер и уровень экономической преступности оказывают и иные недостатки функционирования хозяйственного механизма, например разрыв производственных связей, так называемый хозяйственный сепаратизм. Договорные цены породили интерес предприятий не к поставкам по договорам, а к поставкам по собственному усмотрению с извлечением дополнительной прибыли. Между тем степень кооперирования, взаимозависимости в народном хозяйстве настолько велика, что отказ одного или двух из 1500 поставщиков, обеспечивающих работу авиационного конвеера на Саратовском авиазаводе, может дезорганизовать производство смежных заводов с десятками тысяч занятых рабочих. Возрастает зона коррупции, обычные договорные отношения заменяются бартерными операциями. Нередко при товарообменных операциях превалирует коллективный эгоизм, взамен необходимой продукции приобретаются радио- и видеотехника, другие престижные вещи для узкого круга лиц, в том числе и с целью спекуляции.
Недостатки действующей системы государственного контроля способствуют распростаранению скрытых, невыявленных экономических преступлений. Свойственный командной экономике тип контроля был рассчитан на жесткое регулирование хозяйственной деятельности путем запретов или детальной регламентации порядка осуществления операций с материальными ценностями и денежными средствами и оказался неприспособленным к изменившимся экономическим условиям. Создалась ситуация, при которой отмечался рост потерь, недостач, хищений, а эффективность деятельности ведомственного контрольно-ревизионного аппарата неуклонно снижалась. За 5 лет показатели работы ведомственного контрольно-ревизионного аппарата по выявлению непроизводительных потерь, приписок, злоупотреблений сократились почти в 1,5 раза. Не менее чем на 30% уменьшилось число материалов, направляемых по инициативе контрольного аппарата в правоохранительные органы для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Отмеченные тенденции совпали с численным снижением специализированного ревизорского аппарата, а затем и его полной ликвидацией.
Свертывание контроля при сохранении стабильности факторов, обусловливающих рост корыстных посягательств на государственное имущество, породило зону, свободную от привычного внимания общества, сказалось на атмосфере безразличия населения к разоряющим страну противоправным действиям. Перестройка хозяйственного механизма сопровождалась и ликвидацией органов народного контроля, которые стали рассматриваться лишь как рудимент административно-командной системы, тормозящей радикальные реформы. Таким образом, государство лишилось одного из важнейших инструментов управления нарождающимся предпринимательством, а новой полноценной системы контроля своевременно не было создано. Утратился барьер, в значительной степени ограждающий общество от злоупотреблений.
В основу новой системы контроля, отвечающей потребностям рыночной экономики, положены следующие принципы: разграничение объектов контроля по формам собственности; разграничение субъектов контроля на государственный, общественный, аудиторский (независимый платный), ведомственный (фирменный) и внутренний (внутрихозяйственный). В соответствии с действующим законодательством образованы Государственная налоговая инспекция, налоговая полиция, аппарат Главного государственного инспектора и контрольное управление при Президенте, Федеральное казначейство.
Однако существенного влияния на оздоровление дел в экономике они пока не оказывают. Сказывается отсутствие целостного представления о способах государственного регулирования экономики, идеологии контроля в целом. Особенно значительны потери при использовании государственной собственности, оказавшейся вне сферы пристального внимания государства. Достаточно сослаться на тот факт, что в международной организации Государственного контроля ИНТО-САН, образованной в 1953г. и насчитывающей 147 стран, нет Российской Федерации.
Значительно отстает от потребностей общества кадровый состав и техническое оснащение контрольных органов. В США, например, насчитывается 46 управлений, самостоятельных бюро контрольного управления, наряду с налоговой службой, нужды которой обслуживает 40 различных автоматизированных систем по проверке правильности исчисления налогов.
Как правило, укрепляет решимость совершить преступление непосредственная обстановка на предприятии, в организации по месту работы осужденного. В ряду названных выделяются обстоятельства: 1) ненадлежащая охрана, нарушения внут-риобъектного режима, позволяющие безбоязненно вынести материальные ценности; 2) отсутствие учета, нарушение порядка и сроков проведения ревизий и инвентаризаций, подчас формальный характер их осуществления без проверки фактического наличия товаров, материалов; 3) зачисление на материально-ответственные должности лиц, судимых за корыстные преступления, склонных к противоправному поведению; 4) недостатки правового воспитания в коллективе; 5) низкий моральный уровень лиц, окружающих виновного.
Недостатки в деятельности правоохранительных органов. Исследования свидетельствуют, что снижается уровень оперативно-розыскной работы аппаратов по борьбе с экономической преступностью МВД и его подразделений на местах. В период 1985-1991 гг. число общеуголовных групповых преступлений, по исследованиям А.И. Долговой, увеличилось на 60%, а экономических групповых преступлений зарегистрировано на 32% меньше, число же лиц, участвовавших в экономических групповых преступлениях, по данным статистики, снизилось на 54%. Изучение в Якутии показало, например, что 76% уголовных дел о хищениях возбуждено по материалам ведомственных проверок, 10% - по заявлениям контролирующих органов и только 14% - по материалам БХСС. Для создания видимости активной работы широко практикуется необоснованное и преждевременное возбуждение уголовных дел о крупных хищениях, дожностных и хозяйственных преступлениях без актов документальных ревизий либо по заведомо непригодным актам, что приводит к прекращению дел.
Согласно выборочным исследованиям из всего массива материалов, направляемых на решение вопроса о привлечении виновных к уголовной ответственности, возбуждаются уголовные дела только в 28,9% случаев, в 55,2% случаев принимается решение об отказе в возбуждении уголовного дела, из них за отсутствием события или состава преступления в 23,2% случаев.
Прослеживается тенденция, когда из общего числа выявленных преступлений в сфере экономики возбуждаются уголовные дела лишь по 1/3, а впоследствии из этого числа с обвинительным заключением в суд поступает 1/3 от законченных расследованием. Таким образом, освобождение от уголовной ответственности с передачей материалов на рассмотрение общественным организациям из исключительного порядка превратилось в обычную практику. Повсеместно к осужденным за преступления в сфере экономики стали применяться меры наказания, не связанные с лишением свободы, даже по таким особо тяжким преступлениям, как хищения в особо крупных размерах и взяточничество.
В целом по России за взяточничество наказано лишением свободы в 1991 г. только 163 человека, что составляет 27% общего числа осужденных.
Значительно реже, чем в предыдущие годы, применяются дополнительные меры наказания в виде конфискации имущества, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью - все это девальвирует в глазах населения уголовно-правовые меры борьбы с наиболее опасными экономическими преступлениями. Ослаблен прокурорский надзор за законностью в деятельности по выявлению и расследованию экономических преступлений.
Происшедшие в экономике изменения привели следственную и прокурорскую практику к ошибкам в оценке фактической стороны и юридической квалификации содеянного. Изменились границы дозволенного и преступного, а четкого представления о содержании таких понятий, как хозяйственный риск, предприимчивость, не сформировано. Трансформация отношений собственности потребовала изменения подходов к определению поводов для возбуждения уголовных дел в экономике, когда субъектами правоотношений выступают негосударственные организации, а уголовно-процессуальное законодательство не претерпевает изменений.
Отмеченные обстоятельства, наряду с непродуманными акциями средств массовой информации по огульной дискредитации правоохранительных органов времен застоя, понизили в общественном сознании престиж профессии следователя, прокурора, способствовали оттоку высококвалифицированных кадров, что сказалось на снижении уровня профессионализма и правовой культуры следствия и правосудия.
Отставание правового обеспечения. Появление альтернативной экономики вызвало стремительный рост неизвестных ранее форм общественно-опасного экономического поведения, которые в не меньшей степени, нежели зарегистрированные преступления, влияют на дестабилизацию экономики, актуализируют корыстную мотивацию противоправных актов. Одни из совершаемых деяний давно известны странам с развитыми рыночными отношениями, другие присущи нынешнему переходному периоду и проистекают из командной экономики, например “перекачивание” денег из сферы безналичного оборота. Не единичны случаи умышленного банкротства с целью присвоения кредитов, иных заемных средств, создание лжехозяйствующих субъектов и других форм экономического мошенничества, т. е. деяний, которые в нашей отечественной истории дооктябрьского периода объявлялись преступными. Немалый вред причиняется занятиями запрещенной, не предусмотренной Уставом хозяйственной организации деятельностью в целях получения дополнительных доходов. Как свидетельствуют материалы правоохранительных органов, существенный вред общественным интересам причиняется: умышленным искажением данных в регистрационных документах об учреждении кооперативов, товариществ, ационерных обществ; злоупотреблением монопольным положением на потребительском рынке; умышленным запутыванием бухгалтерского учета и др. Нередки обманные действия в отношении контрагентов, введение их в заблуждение относительно имущественных возможностей и многие другие умышленные действия, игнорирующие общепринятые принципы деловой этики, носящие злостный, преднамеренный характер.
Относительной распространенности извлечения доходов в обход общественных интересов способствует правовая неопределенность понятия коммерческая тайна, отсутствие ответственности за неправомерное использование предметов залога, злоупотребление государственными и международными субсидиями и др. Ситуация неустойчивой юридической основы предпринимательства отрицательно сказывается на упрочении режима законности.
Общая неподготовленность населения к восприятию экономических преобразований, недостаточная компетентность и отсутствие умения работать в кризисных и экстремальных ситуациях ощутимо влияют на распространенность отклоняющихся форм экономического поведения. Серьезными недостатками страдает система профессиональной переориентации тех слоев населения, которые являются проводниками новой экономической политики, тогда как без активного включения в механизм управления народных масс невозможно реформировать хозяйственную деятельность. На психическую устойчивость влияют и участившиеся проявления правового нигилизма, региональный сепаратизм, породивший войну законов. Сравнительное большинство опрошенных центром изучения общественного мнения не верит в существующие законы. Максимум неверующих приходится на молодежь до 24 лет, кооператоров и иных представителей нарождающегося предпринимательства. В целом по стране на вопрос: можно ли жить, не нарушая закон? 30% ответили “да”, 51% - “нет”1.
1 Голов А. Можно ли в Советском Союзе жить по закону //Независимая газета. -1991. -5 сентября.

Не отвечает предъявляемым требованиям организация и содержание подготовки и переподготовки руководителей и специалистов. Только 7% нынешних руководителей имеют экономическое образование, остальные - техники и технологи2. К тому же сформировавшиеся в прежних условиях управления и хозяйствования традиции, знания, умения и навыки значительной части руководителей стали тормозом экономических и организационных нововведений. По данным опроса 3,5 тыс. руководителей, занимающих ключевые посты в государственном, хозяйственном и общественном управлении, проведенного в 1991 г. Ассоциацией исследователей персонала управления, хорошо и отлично подготовлены к работе в условиях рынка лишь 8,9%; удовлетворительно - 42,4% и плохо и очень плохо 47,4% опрошенных3.
2 Яковлев В. Где же кадры для реформы? //Известия. - 1991. - 25 июля.
3 Матвеев А., Ткаченко Ю. Учиться, чтобы выжить //Экономика и жизнь. - 1991.
-№29.-С. 9.

Общественное сознание все еще слабо адаптировано к происходящим экономическим переменам. Даже в такой жизненно важной сфере экономического интереса, как использование ваучера, т. е. приватизационного чека, при обмене его на акции инвестиционных фондов или конкретных предприятий наблюдается нерешительность, боязнь принятия собственного решения, неверие в проводимую экономическую политику.
По состоянию на 01.09.93г. всего через инвестиционные фонды, закрытую подписку и прочими способами собрано 24 млн. из 146 млн. чеков, а на 01.12.93 г. это количество приблизилось к 46 млн. чеков, в то время как остальные 100 млн. человек так и не определились, что им надлежит сделать. Примечательно, что Правительство первоначально предполагало ограничить срок действия чека 1993 г. и лишь под давлением указанных обстоятельств пролонгировало возможность принятия решения до 01.07.94r.
Государственные центры обучения вместе с многочисленными школами бизнеса, менеджеров и т. п. не сделали качественного рывка в подготовке руководителей и специалистов. В еще большем затруднении находятся работники контролирующих органов, на которых ложится большая ответственность по пресечению доходов, не соответствующих социально значимым результатам труда и вызывающих резко негативную оценку населения.
Отрицательное воздействие на морально-психологическое единство общества оказывает искаженное представление о роли предпринимательства в возрождении экономики, способной дать людям достойные условия жизни, удовлетворить национальное честолюбие.

3. Предупреждение преступлений в экономике

Предупреждение преступлений в сфере экономики представляет собой неотъемлемую часть социального управления и предполагает осуществление системы экономических, организационно-производственных, технических, правовых, воспитательных мер, направленных на коррекцию личности правонарушителя и нейтрализацию или снижение действия обстоятельств, обусловливающих совершение преступлений.
С учетом сказанного важнейшее значение для предупреждения рассматриваемого вида преступлений имеют общесоциальные меры. Они направлены на: раскрепощение предприимчивости, создание условий для реализации творческого потенциала личности в области экономических отношений путем свободного выбора любых форм хозяйствования с использованием государственной, коллективной и частной собственности; обеспечение равной правовой защиты предпринимательства в государственном и альтернативном секторах экономики; создание необходимой рыночной инфраструктуры. Общее предупредительное значение имеет внедрение демократических принципов саморегуляции экономических процессов на основе самофинансирования, самоокупаемости и самоуправления.
Немалую предупредительную нагрузку несут меры по совершенствованию системы управления, уравновешиванию сферы усмотрения должностных лиц и служащих комплексом организационных гарантий, в том числе введением права на судебное обжалование неправомерных действий должностных лиц, по-новому возродивших мздоимство и сделавших его одним из главных инструментов современной хозяйственной практики.
Актуальное значение в плане предупреждения хозяйственных преступлений имеют мероприятия по широкому техническому перевооружению промышленности, переходу на преимущественно интенсивный путь развития с использованием самой совершенной техники и технологии; увеличение удельного веса комплексно-механизированных и автоматизированных предприятий; замена морально устаревшего и физически изношенного оборудования.
Специально-криминологические меры, становясь обязательным компонентом управленческих решений, прямо или опосредованно сужают поле злоупотреблений, затрудняют, а иногда и вовсе делают невозможным, перерастание менее опасных хозяйственных правонарушений в уголовно наказуемые деяния.
Субъектами профилактики экономических преступлений выступают руководители и другие должностные лица предприятий, акционерных обществ, товариществ, их трудовые коллективы, органы хозяйственного управления, представители государственного, аудиторского и внутрихозяйственного контроля. Особое значение в новых условиях хозяйствования приобретает профилактическая деятельность представительных органов и органов местного самоуправления, решающих вопросы комплексного развития предприятий, рационального использования природных ресурсов.
При системной характеристике предупредительных мер особо следует выделить следующие.
1. Экономические меры включаются в общую концепцию перехода к рынку и в специальные государственные программы по отдельным направлениям экономической политики. В их числе: земельная реформа, программа развития предпринимательства, в том числе малого, программа приватизации государственных и муниципальных предприятий, программа ограничения монополистической деятельности и создание условий для добросовестной конкуренции, реформа банковской системы, формирование оптовой торговли средствами производства (товарно-сырьевые биржи), рынка ценных бумаг (фондовые биржи), информационной, консультативной, посреднической сетей во взаимоотношениях обособленных товаропроизводителей и др.
Первостепенное значение в группе экономических мер приобретает гарантированное государством невмешательство в оперативно-хозяйственную деятельность трудовых коллективов и собственников, свободное распоряжение доходами (прибылью), полученными после выполнения обязательств перед государством. Впервые в нашем законодательстве предусмотрена возможность взыскания ущерба собственником от неправомерного вмешательства государственных органов в его дела.
Антикриминогенное действие оказывает изменение порядка взаимоотношений предприятий не на основе обязательного к исполнению плана, навязанного сверху и часто не подкрепленного соответствующими материально-техническими ресурсами, побуждающего вследствие этого к злоупотреблениям, а на основе свободного выбора партнеров, заключения с ними взаимовыгодных договоров с определением цены по соглашению сторон, перехода с вертикальных принудительных на горизонтальные добровольные хозяйственные связи, выполнения государственных заказов в строго обозначенных законодательством случаях и с соблюдением гарантий обеспеченности их исполнения органами государственного хозяйственного управления.
Личная заинтересованность в рачительном ведении хозяйства благоприятно сказывается на уменьшении криминогенности различных проявлений безхозяйственности.
Серьезные предпосылки для снижения криминогенной активности, корыстных устремлений в процессе приватизации государственного имущества создает четко продуманная программа, включающая перечень объектов государственной собственности, намеченной к приватизации, методики оценки стоимости приватизируемых предприятий, условия использования при приватизации иностранных инвестиций, гарантии соблюдения прав трудовых коллективов на первоочередное удовлетворение их интересов, четко обозначенные принципы распределения государственного имущества среди граждан с использованием приватизационных чеков, иные меры, ограничивающие злоупотребления, разгул паразитического капитала.
Специально предупредительной направленностью отличаются меры, запрещающие соглашение конкурирующих хозяйственных субъектов о поддержании цен на рынке, разделе рынка на сферы влияния предприятиями, занимающими доминирующее положение в промышленности, иные соглашения, в явной или скрытой форме насаждающие стандарты недобросовестной коммерции, ущемляющие права потребителей.
На снижение уровня экономической преступности несомненное влияние окажут меры по упорядочению внешнеэкономической деятельности, созданию механизма регулирования внешнеэкономических операций для выполнения договорных обязательств и государственных заказов, введение системы квотирования основных видов вывозимого сырья, лицензирования определенных сфер деятельности.
2. Организационные меры предупреждения экономических преступлений направлены на создание системы противовесов предпринимательству, ограждающих общество от злоупотреблений, в виде определенных процедур принятия наиважнейших хозяйственных решений, несоблюдение которых делает решения недействительными; наделение необходимыми полномочиями органов управления и контроля, призванных следить за соответствием деятельности субъектов хозяйственного оборота целям и задачам, обозначенным в законе и учредительных документах предприятий, акционерных обществ и пр. Сюда же относятся мероприятия по подбору и профессиональной подготовке кадров органов хозяйственного финансового контроля, специализированного контроля за соблюдением цен, качества выпускаемой продукции; создание надлежащих условий для функционирования общественных формирований, таких, как Общество защиты прав потребителей и др. К специально предупредительным мерам относятся запрещение в законодательном порядке заниматься определенными видами деятельности негосударственным предприятиям, организациям; испрашивание специального разрешения (лицензии) на определенные работы; введение ограничений для коммерческой деятельности руководящих лиц органов управления и специалистов контрольного аппарата.
В борьбе с экономической преступностью значительный профилактический эффект способны принести меры по совершенствованию деятельности контролирующих органов, наделению их по опыту передовых стран с развитой рыночной экономикой правами органа дознания. Сочетание углубленной проверки хозяйственной деятельности с основанными на законе оперативными мероприятиями по обнаружению скрытых доходов, положительно зарекомендовало себя во многих странах.
Эффективность работы контролирующих органов, а следовательно, и ее общепревентивное значение зависят от мер по внедрению в практику более совершенных методов контроля, в том числе автоматизированных систем обработки деклараций о доходах предприятий, организаций, граждан, методов слежения за достоверностью расчетных операций и пр.
Немаловажное профилактическое значение имеет скоординированность усилий контролирующих органов по обеспечению законности в хозяйственных правоотношениях; выработка мер по нейтрализации негативных последствий экономических решений, распространение передового опыта.
Целям профилактики экономических преступлений служат меры по совершенствованию методов учета и контроля товарно-материальных ценностей, отвечающих потребностям рыночной регуляции экономических отношений, одновременно ориентированных на вхождение в мировые хозяйственные связи, выработку сопоставимых с зарубежными партнерами показателей эффективности ведения хозяйства, учета потерь, непроизводительных расходов. В целях защиты экономической безопасности, предупреждения злоупотреблений во внешнеэкономической деятельности необходимо создать принципиально новый механизм сквозного валютно-таможенного контроля, основанного на организационном взаимодействии финансовых, банковских и таможенных органов.
3. Технические меры предупреждения экономических преступлений направлены на разработку более совершенных средств транспортировки товаров, сырья, исключающих возможность постороннего вмешательства, создание надежных запорных устройств в местах складирования особо ценных сырьевых и товарных ресурсов; внедрение в практику контролирующих и правоохранительных органов методов обнаружения дефектных, подложных документов, позволяющих изымать товары и иные ценности из государственных общественных фондов, внедрение экспресс-методов обнаружения сфальсифицированных продуктов и пр.1
1 Эминов В.Е. Технические средства предупреждения хищений социалистического имущества. -М., 1969.-С. 56-89.

Идее общей превенции экономических преступлений служит, как уже отмечалось, техническое перевооружение промышленности, внедрение наукоемких производств и безотходных технологий.
4. Правовые меры играют существенную роль в предупреждении виновного поведения в экономике, особенно значительную в современный период, поскольку правообеспечивающий механизм отстает от хозяйственной практики.
Совершенствование законодательства с учетом выявленных пробелов регулирования экономических отношений должно касаться:
а) выработки общеобязательных правил поведения на рынке для всех хозяйственных субъектов;
б) разработки системы материальных санкций как к юридическим, так и к физическим лицам за нарушения хозяйственного законодательства, причиняющие ущерб интересам потребителей;
в) введения административной и уголовной ответственности за различные виды недобросовестной коммерции в случае злостного неисполнения общеобязательных правил хозяйственной деятельности, посягающих на общественные интересы.
Успех экономической реформы в немалой степени зависит и от своевременного приведения в соответствие с вновь принятыми ранее действовавших правовых предписаний, не противоречащих целям и задачам реформы.
С учетом отмеченных в разделе 2 обстоятельств, способствующих распространенности нежелательных форм виновного поведения в экономике, целесообразно законодательно урегулировать вопрос о запрещении определенных видов деятельности для негосударственных предприятий, организаций, таких, как исполнение функций органов управления, контроля и надзора, посягающих на исключительную прерогативу государства и делающих бессмысленным контроль и государственное руководство экономикой, а также обращение с культурными, историческими ценностями, составляющими общенациональное достояние, и др.
Сокращению злоупотреблений в сфере предпринимательства способствовало бы более четкое нормативное урегулирование вопросов о содержании понятия “коммерческая тайна” и сведений, которые не могут ее составлять.
Общепревентивное значение имеет введение административной и уголовной ответственности за такие опасные формы экономического поведения, как: ростовщичество, создание лжехозяйствующих субъектов; умышленное искажение данных при регистрации предприятий, иных хозяйствующих субъектов, умышленное банкротство; запутывание бухгалтерского учета с целью сокрытия доходов; нарушение правил обращения с ценными бумагами; введение в заблуждение контрагентов об имущественном положении предприятий, организаций, находящихся в состоянии банкротства и из-за этого причинивших существенный вред, и некоторые другие.
Целям предупреждения преступлений в сфере экономики служит реформирование законотворческого процесса. Неисполнение законов нередко объясняется их внутренней противоречивостью, игнорированием негативных последствий принимаемых решений.
В этой связи возникает настоятельная потребность независимой экспертизы принимаемых законопроектов. Составной частью экспертизы должна стать финансово-экономическая, оценивающая окупаемость идеи; организационно-экономическая, прогнозирующая возможность ее реализации с помощью управленческих и экономических рычагов; криминологическая, учитывающая появление нежелательных, опасных форм экономического поведения, экологическая и психологическая, дающие заключение об оценке восприятия решения людьми, социальными группами и показывающие, как вовлечь трудящихся в реализацию законопроекта.
Немаловажное значение в решении задач профилактики экономических преступлений имеют меры по совершенствованию правоприменительной практики, где особая роль принадлежит арбитражным судам и общему надзору прокуратуры, которые на ранних стадиях правонарушений способны принять действенные меры по недопущению злостного неуважения к закону.
5. Воспитательные меры призваны сыграть важную роль в преодолении стереотипов уравнительного мышления, доставшегося от эпохи застоя и породившего иждивенчество, потерю инициативности, боязнь нового. Предпринимательство как особый вид деятельности и социальный феномен возрождается в определенной исторической и социальной средах. Нельзя не считаться с тем, что у значительной части населения идеология индивидуального успеха воспринимается как нечто чуждое коллективистской природе нашего общества, а рынок объявляется аморальным, тогда как аморальными могут быть лишь поступки людей, которые занимаются экономикой.
Вот почему первейшее воспитательное значение имеет возвышение в общественном сознании идеи консолидации, построения общества с высокоэффективной экономикой, способной создать людям достойные условия жизни и вызвать чувство гордости за принадлежность к такому обществу. Потеря позитивного начала в изображении как прежних, так и нынешних сторон жизни, крайне отрицательно сказывается на умонастроении людей, вызывает у некоторых граждан стремление урвать от общего ничейного пирога, чему в немалой степени содействует атмосфера хаоса, потеря управляемости народным хозяйством.
Серьезную роль в предупреждении хищений, хозяйственных преступлений способно сыграть формирование мышления, проповедующего умеренность и воздержание, сознательное согласие на ограничение, когда это представляется целесообразным для достижения общего блага.
Непосредственно связаны с предупредительным воздействием разнообразные формы массовой пропаганды правовых знаний, личный пример добросовестного служения делу со стороны руководителей хозяйственных, контролирующих, правоохранительных органов, уважительного отношения к праву собственности, успеху коллективов предприятий, организаций, достигнутому правомерным путем.
Общепревентивное значение имеет преодоление неосознанного стремления к хозяйственному сепаратизму, разрушению целостного экономического пространства, преобладающего у крайне левых, экстремистски настроенных общественных движений.
Наконец, одной из насущных задач формирования нравственных основ экономической деятельности является возрождение российских традиций деловой этики, восприятие полезного зарубежного опыта.

ГЛАВА XVI
НАСИЛЬСТВЕННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ХУЛИГАНСТВО И ИХ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

1. Структура, динамика и иные криминологические характеристики тяжких насильственных преступлений и хулиганства

Тяжкие насильственные преступления охватывают группу наиболее общественно опасных посягательств против жизни, здоровья, телесной и половой неприкосновенности личности. К ним относятся: умышленные убийства, умышленные тяжкие телесные повреждения, изнасилование. Эти преступления не только наносят ущерб наиболее важным в цивилизованном обществе ценностям, но и имеют много общих криминологически значимых черт и признаков, особенно если речь идет об убийствах и причинении телесных повреждений.
Взятая в целом, тяжкая насильственная преступность занимает в структуре всей преступности относительно скромное место. На ее долю приходится в среднем всего лишь 3-6% в общей совокупности всех уголовно наказуемых деяний. Достаточно устойчиво соотношение слагаемых этой преступности. Так, в 1989-1992 гг. на одно умышленное убийство приходилось в среднем 2,5 тяжких телесных повреждения.
Несмотря на невысокий удельный вес тяжкой насильственной преступности, ее предупреждение было и остается одной из наиболее актуальных задач криминологической науки и правоохранительных органов. Тем более, что в абсолютном выражении счет числа тяжких преступлений против личности идет на десятки тысяч; на начало 90-х годов их общее число превысило девяносто тысяч. Весьма неблагоприятно выглядят и процессы, связанные с изменением их количественных и качественных характеристик.
Динамике тяжкой насильственной преступности присущи следующие черты. В течение 70-х годов она последовательно возрастала, в дальнейшем отмечалась определенная стабилизация ее уровня (в частности, по убийствам - в 1980-1983 гг.), а затем и снижение вплоть до 1988г. По всем рассматриваемым категориям преступлений наибольшее снижение приходилось на 1986г. Сработало сразу несколько факторов, среди которых решающая роль принадлежала: а) активизации борьбы с менее тяжкими насильственными преступлениями; б) реализации принятых в 1985г. антиалкогольных нормативных актов. С 1988г. число тяжких насильственных преступлений начинает вновь увеличиваться. Наиболее существенный рост отмечался в 1992 г. В этом году по сравнению с предыдущим годом число умышленных убийств возросло на 43%, тяжких телесных повреждений на 31%. Общее число этих преступлений более чем в полтора раза превысило соответствующий показатель в 1980г. (64-65%).
Неблагоприятная динамика тяжких насильственных преступлений сочетается с ухудшением их качественных характеристик. Негативные изменения выражаются, например, через: а) рост числа оконченных преступлений по сравнению с покушениями (в 1980г. доля оконченных умышленных убийств среди всех умышленных убийств составляла 80%, в 1992г. - 92%, оконченных изнасилований - соответственно 68 и 85%); б) рост доли убийств при отягчающих обстоятельствах в регионах с наиболее неблагоприятной динамикой насильственных преступлений; в) возрастание количества наиболее общественно опасных разновидностей убийств, а именно убийств, сопряженные с разбойными нападениями (в 1992г. по сравнению с 1991 г. более чем в полтора раза), и убийств, совершенных из хулиганских побуждений (на 26% в 1992 г. по сравнению с 1991 г.); г) увеличение преступных посягательств на жизнь и здоровье граждан, совершенных в группе; д) рост рецидивной преступности (в 1980г. доля убийств, субъектами которых были лица, ранее совершившие преступления, составляла 27%, в 1992 г. - 40%).
Анализ тяжких насильственных преступлений включает изучение и таких криминологически значимых признаков, как место, время, способы их совершения.
Большинство убийств, телесных повреждений, изнасилований совершается в городской местности, что в первую очередь объясняется тем обстоятельством, что в настоящее время в городах и иных населенных пунктах городского типа проживает основная часть всего населения страны. Причастность к городской местности наиболее видна на примере тяжких телесных повреждений. В 1992 г. из четырех преступлений, предусмотренных ст. 108 УК РФ, три совершались в городской местности (по убийствам и изнасилованиям - два из трех). Лидерство по темпам роста принадлежит убийствам. Так, если с 1991 по 1992г. все городское население увеличилось на 0,3%, то число названных преступлений, совершенных в городской местности, на 48%.
Рост преступности (в том числе и тяжкой насильственной) в наибольшей степени характерен для крупных городов (к которым, в первую очередь, относятся областные, краевые и республиканские центры). В настоящее время здесь встречается примерно каждое второе из преступлений рассматриваемых категорий, совершаемых в городской местности. Остальная часть приходится в основном на средние и малые города, а также на рабочие поселки. Исследования показывают, что в населенных пунктах типа рабочих поселков складывается нередко весьма сложная криминологическая обстановка. Здесь, в частности, наблюдается более высокий уровень умышленных убийств, среди которых чаще (чем в иных местах) встречаются убийства при отягчающих обстоятельствах. Установлено наличие тесной корреляционной зависимости между уровнем преступности и долей населения, проживающего в рабочих поселках. Показатели этой зависимости превышают соответствующие показатели связи между уровнем преступности и долями населения, проживающего в целом в городской местности.
Подавляющая часть тяжких насильственных преступлений совершается либо по месту жительства граждан, либо на улицах и в иных общественных местах. В частности, на жилые помещения приходится две трети умышленных убийств и тяжких телесных повреждений (в половине случаев речь идет о местах совместного проживания преступника и потерпевшего). Чаще всего местом совершения преступления выступают отдельные квартиры или личные дома. Почти в четыре раза реже приходится сталкиваться с преступлениями, совершенными в коммунальных квартирах. Однако не может не настораживать следующая тенденция: по мере сокращения доли лиц, проживающих в такого рода помещениях, растет доля убийств и тяжких телесных повреждений, в них совершаемых. Субъекты этих преступлений ощущают особую ущербность своего жилищно-бытового статуса, что негативно влияет и на их отношения с окружающими.
В первой половине 80-х годов отмечалось определенное сокращение удельного веса тяжких насильственных преступлений, совершаемых на улицах и в иных общественных местах. В последние годы отмеченное положение резким образом изменилось. Произошла своего рода вспышка уличной преступности, в том числе убийств и тяжких телесных повреждений в полтора-два раза. В среднем в 1989-1992 гг. на улицах (площадях, в парках и скверах) совершалось каждое десятое убийство или изнасилование и каждое четвертое тяжкое телесное повреждение.
Негативные изменения происходят и в иных общественных местах: в общественном транспорте, предприятиях торговли, общественного питания. В условиях современной социально-экономической ситуации именно в этих областях социальной жизни отмечается резкий всплеск межличностных конфликтов, в том числе перерастающих в преступные посягательства.
Одной из важных криминологических характеристик рассматриваемых преступлений является время их совершения. Анализ этого показателя можно осуществлять по ряду показателей: времени года, дню недели, времени суток, в плане соотношения времени совершения преступления с рабочим графиком преступника и т. п. Давно, например, известно, что преступления против личности чаще встречаются весной и летом. В современных условиях эти различия выражаются в меньшей степени, особенно если учесть, что основная масса тяжких насильственных преступлений совершается в жилых помещениях. По данным выборочных исследований, свыше половины убийств и тяжких телесных повреждений приходятся на три дня недели - пятницу, субботу и воскресенье. Сравнения, проведенные по разным годам, постоянно показывают, что самым криминогенным днем недели является пятница. Что касается времени суток, то и здесь имеются свои криминогенные полосы. Прежде всего это вечер, точнее промежуток времени 18-22 часа. Наиболее часто, по сравнению с иными равными временными интервалами, тяжкие насильственные преступления совершаются с 18 до 20 часов. В эти часы, как правило, идет интенсивная продажа (и особенно потребление) спиртных напитков. На этот отрезок времени приходится один из пиков межличностных контактов и столкновений, связанных с окончанием рабочего дня у основной массы трудящихся.
Всего же на послерабочее время приходится каждое второе тяжкое преступление против личности. В день работы, но до ее начала, совершается 5% таких преступлений. Если они происходят в коммунальных квартирах, то этот показатель возрастает. В частности, доля преступлений до начала работы в 1,6 раза превышает соответствующий показатель, применительно к преступлениям, совершаемым гражданами в отдельных квартирах. В последнем случае, с другой стороны, отмечается относительно более высокое число преступлений, которые совершены преступниками в то время, когда они должны были находиться на работе. На этот промежуток времени приходится примерно каждое десятое тяжкое насильственное преступление, совершаемое в отдельной квартире. Отмеченный факт служит достаточно наглядным подтверждением криминологически значимых взаимосвязей сфер быта и общественного производства, говорит о существовании цепочки криминогенных факторов: сбои в производственных процессах (простоя и т. п.) приводят к прогулам, нарушениям трудовой, а вслед за ней и общественной дисциплины, повышающим в конечном счете вероятность наступления криминального исхода.
Взаимопереплетение основных сфер жизнедеятельности еще более характерно для образа жизни лиц, проживающих и работающих в сельской местности. Не случаен поэтому и тот факт, что здесь убийства и причинение телесных повреждений в часы, когда преступник должен был работать, встречаются еще чаще - примерно в 1,3 раза по сравнению с соответствующим показателем по городской преступности. Дает о себе знать и комплекс дополнительных негативных обстоятельств, осложняющих функционирование общественного производства на селе по сравнению с городом.
Специфической чертой преступлений против личности является применение насилия, главным образом физического. Формы преступного насилия достаточно разнообразны: приходится сталкиваться и с применением огнестрельного и холодного оружия, и с применением иных колюще-режуще-рубящих орудий, и с использованием случайных предметов, а также таких подсобных средств, как руки и ноги преступника. Нанесение ранений, удары, толчки, удушение - таков типичный арсенал способов совершения насильственных преступлений. Конкретные исследования говорят о том, что примерно в 2/3 случаев убийств и причинения тяжких телесных повреждений фигурируют колюще-режущие орудия (ножи и т. п.). Примерно в каждом пятом случае способом совершения преступления является нанесение ударов руками и (или) ногами.
Особенно настораживают ситуации совершения убийств с помощью огнестрельного оружия. Об особой опасности этой разновидности убийств говорят следующие факты: а) На их долю приходится примерно каждое десятое убийство. б) Боевое огнестрельное оружие “расползается” по стране, оно становится все более и более доступным. Не случайно, только за восемь месяцев 1993г. с использованием огнестрельного оружия совершено более 15 тыс. преступлений, что в 1,7 раза превышает соответствующий показатель за весь 1992 г. В том же году, по сравнению с предыдущим, в полтора раза больше было зарегистрировано число случаев хищения оружия и боеприпасов. в) Огнестрельное оружие чаще применяется в регионах с особо неблагоприятной криминологической обстановкой.
Среди элементов ситуации, влияющих на возникновение, развитие и последствия преступного поведения, немалая роль принадлежит таким ее составляющим, как наличие или отсутствие соучастников преступления, присутствие очевидцев преступления и характер их поведения в рамках данной ситуации.
Наряду с ранее отмеченной тенденцией абсолютного роста числа тяжких насильственных преступлений, совершенных группой лиц (речь идет, как правило, о двух соучастниках), следует указать на относительно невысокий удельный вес групповых убийств (в 1991-1992 гг. он составлял 7-8%). Картина резко меняется, если обратиться к убийствам при отягчающих обстоятельствах. Так, среди убийств из хулиганских побуждений или сопряженных с изнасилованием эта доля возрастает в 2-3 раза, среди убийств, сопряженных с разбойными нападениями, - не менее чем в 5-6 раз.
Изучение ситуаций совершения преступлений, предусмотренных ст. 102, 103 и 108 УК РФ, в условиях большого города свидетельствует о том, что примерно каждое второе из перечисленных преступлений совершалось в присутствии третьих лиц. Поведение этих лиц выражалось в следующих формах: активное противодействие преступному поведению (примерно в 50% случаев), обращение за помощью (примерно в каждом десятом случае), пассивное созерцание происходящего (40%). Анализ поведения очевидцев за ряд лет говорит о двух тенденциях: первая - сокращение доли случаев обращения за помощью; вторая - увеличение числа фактов пассивного поведения. Пассивность очевидцев есть следствие не только страха перед преступником, в своей основе она определяется таким широко распространенным феноменом, как равнодушие к другому человеку. Подобное отношение наиболее типично для членов малых групп, образ жизни которых ориентирован на потребление спиртных напитков, ведение паразитического существования либо базируется на узкоэгоистическом, корыстном расчете. Существуют и иные факторы, влияющие на поведение очевидцев. Установлено в частности, что пассивное поведение очевидцев характерно в первую очередь для криминальных ситуаций, возникающих в результате социально-негативных действий потерпевшего. И напротив, безупречное предшествующее поведение потерпевшего может оказаться тем импульсом, который способствует преодолению колебаний и нерешительности очевидцев преступления.
Особый интерес представляют сведения о личности потерпевшего, его предыдущих отношениях с преступником, его поведении к моменту совершения против него преступного посягательства.
Потерпевшими от тяжких насильственных преступлений в большинстве своем выступают лица, связанные с преступником более или менее длительными (а нередко и прочными) взаимоотношениями. В первой половине минувшего десятилетия четко прослеживалась тенденция сокращения (почти в два раза) доли потерпевших, ранее незнакомых с преступником. Положение изменилось в последний период, т. е. тогда, когда начался новый заметный рост числа этих преступлений. В частности, по убийствам доля незнакомых потерпевших увеличилась как минимум в полтора раза. Данный факт находится в прямой связи с ростом числа (и доли) насильственных преступлений на улицах и в иных общественных местах. Характерно, что незнакомые лица чаще оказываются среди потерпевших тогда, когда преступление совершается в крупных городах или, наоборот, вне городских или сельских населенных пунктов. Среди незнакомых потерпевших особенно часто оказываются лица мужского пола. Идет рост удельного веса и числа несовершеннолетних потерпевших.
В последние годы наблюдается и рост доли потерпевших, с которыми преступник был ранее знаком в связи с совместным проведением досуга (речь идет, главным образом, о компаниях собутыльников). К этой категории лиц относится каждая третья жертва умышленного убийства.
Несмотря на указанные сдвиги в распределении категорий потерпевших, в их общей совокупности продолжают доминировать потерпевшие, связанные с преступником семейно-бытовыми отношениями. Среди них каждый третий потерпевший -родственник преступника, каждый второй находился с преступником в зарегистрированном (супруги) или незарегистрированном (сожители) браке. Точнее говорить о женах и сожительницах, поскольку именно они и становятся в основном потерпевшими. Если в среднем доля женщин-жертв убийств составляет 1/3 от числа всех потерпевших, то, если говорить об убийствах в рамках супружеской семьи или семьи сожителей, эта доля будет больше в два с половиной раза.
С другой стороны, в регионах и населенных пунктах, где отмечается повышенно неблагоприятная криминологическая ситуация, среди потерпевших чаще можно встретить мужей и сожителей.
Потерпевшие-мужчины составляют значительную часть среди убитых родственников. В ситуациях такого рода относительно чаще приходится сталкиваться с несколькими жертвами (в основном не более двух). К особенностям убийств родственников можно отнести и весьма значительные перепады возрастных характеристик потерпевших - от убитых новорожденных до лиц пенсионного возраста. Родственники-пенсионеры фигурируют в качестве потерпевших в каждом четвертом родственном убийстве.
Достаточно высока (не менее одной пятой) доля лиц пожилого возраста и среди потерпевших-соседей преступника.Своеобразной чертой убийств соседей является и то, что они в каждом втором случае совершаются в сельской местности (в то время как всего на селе совершается только каждое третье убийство).
Изучение личности потерпевшего необходимо и для выяснения поводов к совершению преступлений, отсюда важность информации о характере поведения потерпевшего к моменту совершения против него насильственного посягательства. Все более дает о себе знать тенденция увеличения числа и доли случаев, когда такое поведение носит социально неприемлемый характер - с точки зрения норм права и (или) морали. В настоящий период подобного рода поведение-повод встречается в каждом втором умышленном убийстве. Один из вариантов отмеченных поводов образуют случаи, когда поведение потерпевшего было по существу правильным, социально одобряемым, но выражалось в грубой, унижающей второго участника межличностного взаимодействия форме. Отмеченная противоречивость поведения потерпевших встречалась в рамках совершения каждого шестого бытового насильственного преступления.
Широко распространены ситуации, когда преступление становится финалом конфликта, возникшего в ходе совместного распития спиртных напитков (будущего потерпевшего с будущим преступником).
В целом применительно к убийствам некорыстного характера можно говорить об определенной схожести социального статуса и морально-правового облика потерпевших и преступников, проявляющегося, в частности, в социально нежелательных формах их поведения до момента совершения насильственного посягательства. Чем выше степень криминогенности микросреды, к которой они принадлежат, тем заметнее это выравнивание.
Приведенные выше характеристики присущи основной части умышленных убийств. В то же время в последние годы особую тревогу вызывает рост числа предумышленных, заранее спланированных, тщательно организованных убийств. Речь идет прежде всего об убийствах с целью получения крупной материальной выгоды, так называемых заказных убийствах, а также убийствах в ходе выяснения отношений, сведения счетов и прочих разборок между представителями мафиозных и иных криминальных группировок.
Многое сказанное об убийствах распространяется и на случаи причинения тяжких телесных повреждений. Однако близость их криминологического описания не исключает и некоторые различия. По сравнению с убийствами для тяжких телесных повреждений характерны:
1) более частое совершение этих преступлений в городской местности;
2) меньшая доля случаев совершения преступлений в группе;
3) более частое появление среди потерпевших незнакомых с преступником лиц (что, в свою очередь, есть следствие того, что тяжкие телесные повреждения чаще, чем убийства, совершаются на улицах и в иных общественных местах).
Еще заметнее специфика криминологической характеристики изнасилований. Она задается в первую очередь своеобразием самого объекта преступления, каковым является половая неприкосновенность женщины (девушки, девочки).
Криминологические особенности изнасилований видны по следующим позициям:
1) здесь чаще, чем в убийствах, преступления завершаются на стадии покушения (в убийствах доля покушений составляет 10%, в изнасилованиях - 15-20%);
2) значительно выше их латентность;
3) в 1991-1992 гг. отмечалось некоторое снижение числа зарегистрированных изнасилований;
4) по изнасилованиям значительно выше удельный вес преступлений, совершенных группой лиц;
5) преобладание психических форм насилия (угроз и т. п.).
Потерпевшими - по определению - являются лица женского пола. Ошибочно широко распространено мнение, что насильники нападают главным образом на незнакомых им лиц. Это далеко не так. Более половины жертв - лица, знакомые с преступником, причем в каждом втором случае они к моменту совершения изнасилования находились с ним в одной компании. Конечно, здесь велика и доля незнакомых и малознакомых потерпевших (они встречаются примерно в 3-4 раза чаще, чем в ситуациях совершения иных тяжких насильственных преступлений). Примерно в пять раз выше здесь и доля несовершеннолетних потерпевших. В ряде регионов она достигает 50% от числа всех жертв изнасилований.
В каждом третьем случае предпреступное поведение потерпевшей выражалось в социально нежелательных формах и могло в определенной степени способствовать возникновению у будущего преступника намерения совершить с ней половой акт. Тем не менее важно подчеркнуть следующие моменты. В отличие от иных тяжких насильственных преступлений жертвы изнасилования в три раза реже находились в нетрезвом состоянии. Из числа самих насильников 87% признают, что поведение потерпевшей до преступного посягательства носило социально приемлемый характер (применительно к сравниваемым с изнасилованием преступлениям подобные ответы преступников встречались в четыре раза реже).
Много общих черт обнаруживается между тяжкими насильственными преступлениями и хулиганством (особенно если говорить о его квалифицированных разновидностях). Главная причина такого криминологического единства заключается в том, что в подавляющем большинстве случаев хулиганские действия посягают не только на общественный порядок, но и на личность. Поэтому многие сведения о криминологической характеристике тяжких насильственных преступлений совпадают с криминологической информацией об особенностях уголовно наказуемого хулиганства.
В то же время хулиганству присущи и свои особенности. В отличие от тяжких преступлений против личности хулиганство значительно более распространенное преступление. Доля этого преступления в преступности в среднем в 1,5-2 раза выше доли вместе взятых умышленных убийств, тяжких телесных повреждений и изнасилований. В 1980 г. она составляла 13%, в 1992 г. сократилась до 4%. Отмеченный перепад в удельном весе хулиганства среди прочих причин объясняется своеобразием его динамики.
Начиная с 1984г., число этих преступлений сокращалось из года в год весьма высокими (по сравнению с динамикой тяжких насильственных преступлений) темпами, причем это сокращение продолжалось и тогда, когда по тяжкой преступности начался рост. Только в самые последние годы (1989-1990 гг., 1992 г.) число хулиганских проявлений стало увеличиваться, но опять же не так быстро, как число тяжких насильственных преступлений.
При криминологическом анализе хулиганства необходимо учитывать его внутреннюю неоднородность. Заметные колебания обнаруживаются при обращении к данным о числе случаев хулиганства, совершаемого в квартирах и общежитиях. Если в 1980 г. их доля равнялась 28%, то в 1992 г. она сократилась до 21%. Параллельно с этим отмечался рост хулиганства на улицах и в иных общественных местах, где доля этих преступлений в 2-4 раза превышает соответствующие показатели по тяжким телесным повреждениям и убийствам.
Хулиганство более тяготеет к городской местности, чем тяжкие преступления против личности. Но это обстоятельство, как и отмеченный факт снижения квартирного хулиганства, может в первую очередь свидетельствовать о весьма высокой латентности хулиганства на селе и в сфере семейно-бытовых отношений.

2. Криминологическая характеристика личности насильственных преступников и хулиганов

Криминологическая характеристика личности насильственных преступников и хулиганов складывается из трех основных блоков:
1) социально-демографических параметров;
2) поведенческих (до совершения последнего преступления) характеристик;
3) так называемых субъективно-ситуационных признаков.
Социально-демографическое описание личности начинается с таких ключевых позиций, как пол и возраст. Как и среди всех преступников, среди субъектов насильственных (речь идет в первую очередь о тяжких насильственных) преступлений главным образом встречаются лица мужского пола.
В 1992 г. на их долю приходилось 89% субъектов убийств и 91% субъектов тяжких телесных повреждений. Эти цифры несколько ниже данных 1991 г., что объясняется ростом числа преступниц-женщин. Этот рост по каждой из названных категорий преступлений составил 26%, что примерно в два раза выше относительного увеличения числа выявленных преступников независимо от пола. Интересно также отметить, что в некоторых (хотя и крайне редких) случаях женщины оказывались субъектами (соучастниками) и такого чисто мужского преступления, как изнасилование.
Тяжкие насильственные преступления носят по преимуществу бытовой характер. Именно поэтому в них чаще участвуют лица более старших возрастов. Так, если доля лиц в возрасте 30 лет и старше среди всех преступников равняется 46% (по данным 1992г.), то среди субъектов преступлений, предусмотренных ст. 102, 103, 108 УК РФ, их относительное число примерно в полтора раза выше (64-67%). Преобладание более старших возрастов становится еще заметнее при обращении к данным об участии в насильственных преступлениях несовершеннолетних - примерно в четыре раза реже, чем в других случаях. Если среди всех преступников их доля составляет 16%, то среди убийц и субъектов причинения тяжких телесных повреждений - 4%. Совпадение возрастных структур этих двух категорий преступников является еще одним наглядным подтверждением криминологического единства убийств и тяжких телесных повреждений.
По каждому из этих видов преступлений наибольшей криминогенностью отличаются лица в возрасте 25-29 лет. На каждый год в этом возрастном интервале приходится в среднем 3% преступников, в то время как по таким возрастным группам, как 14-17, 18-24, 30 лет и старше, соответственно 1, 2 и примерно 2%.
Если говорить о возрастной динамике, то следует отметить некоторое возрастание доли преступников старших возрастных групп. Так, за 1982-1992 гг. доля лиц в возрасте 30 лет и старше, причинивших тяжкие телесные повреждения, увеличилась с 53 до 67%. В этот же период по всей преступности доля лиц указанных возрастов колебалась в пределах 42-52%.
Определенные изменения связаны и с образовательным уровнем субъектов тяжких насильственных преступлений, в первую очередь убийц. В течение 80-х годов доля убийц с высшим и среднем специальным образованием была примерно в полтора раза ниже соответствующего показателя среди всех преступников (1982г.: все преступники - 11%, убийцы - 7%; 1989г.: все преступники - 16%, убийцы - 11%). В 1992г. эти показатели почти сравниваются: все преступники - 15%, убийцы - 14%. Отмеченное сближение говорит об усилении процессов интеллектуализации современных убийств, что коррелирует с такими фактами, как рост числа подготовленных, спланированных посягательств против жизни. Что касается тяжких телесных повреждений, то здесь упомянутые процессы представлены в меньшей степени: в 1992г. доля субъектов этих преступлений, имевших высшее и среднее специальное образование, составляла 11% (хотя по сравнению с 1982г. этот процент увеличился почти в два раза). Основная масса насильственных преступников - лица со средним и неполным средним образованием.
Если учесть, что в последнее время идет заметный рост преступности (в том числе и насильственной), то можно констатировать все больший разрыв между криминологической ценностью таких понятий, как образовательный и культурный уровни. Образование в том виде, в каком оно сложилось на сегодняшний день, еще в меньшей степени, чем в прежние годы, связано с культурным уровнем личности, с состоянием ее нравственно-правового сознания.
Важным элементом социально-демографического портрета личности является такая позиция, как социальное положение. Взятое в узком смысле, оно указывает на виды занятости личности, прежде всего в плане ее участия (или неучастия) в основных сферах общественного производства. Говоря о социальном положении личности, мы, следовательно, выходим и на уровень определенной оценки ее социальной активности.
В этом ключе представляют интерес сведения о лицах, уклоняющихся от общественно полезного труда. Незанятость в сфере общественного производства (если, конечно, речь не идет об инвалидах, пенсионерах, домохозяйках, учащихся и т. п.) свидетельствует о склонности к ведению паразитического образа жизни, выводит нас на такое антиобщественное явление, как тунеядство.
Доля тунеядствующего элемента среди насильственных преступников характеризуется явной тенденцией к росту. Достаточно остановиться на нескольких цифрах. В 1982г. среди всех преступников доля неработающих составляла 21%, среди убийц - 17%. В 1991 г. относительно всех преступников доля неработающих сократилась до 19%, а по убийцам достигла 26%. Заметный прирост числа этих лиц зафиксирован в 1992 г. Он в два с половиной раза выше прироста числа всех убийц. Доля неработающих убийц выросла до 31%. В менее выраженном виде названная тенденция отмечалась и в отношении лиц, совершивших иные тяжкие насильственные преступления.
Рост удельного веса неработающих насильственных преступников отразился на некотором сокращении долей представителей иных социальных групп.
Главное место среди этих групп принадлежало и принадлежит такой социальной группе, как рабочие. В 1982г. они составляли среди всех убийц 60%, в 1992 г. - 46%, среди субъектов причинения тяжких телесных повреждений соответственно 66 и 53%. В этих цифрах отражается, в первую очередь, преобладание рабочих во всем населении. Оценивая данные об участии представителей рассматриваемой социальной группы в совершении преступлений, необходимо иметь в виду, что повышенная криминальная активность свойственна далеко не всем рабочим, а главным образом той части, которая занята тяжелым ручным, неквалифицированным, непристижным, монотонным видами труда.
В настоящее время доли преступников-рабочих среди убийц и среди всех преступников почти равны. То же самое можно сказать и о представителях третьей по величине (удельному весу среди субъектов тяжких насильственных преступлений) социальной группы - колхозниках.
Своеобразие личности насильственных преступников более наглядно проявляется на примере других социальных групп, в частности служащих. Доля служащих среди субъектов тяжких преступлений против личности в несколько раз ниже, чем среди всех преступников. В последнем случае (по данным 1992г.) один служащий приходится на 19 преступников, по убийцам такое соотношение составляет 1 : 40, по субъектам причинения тяжких телесных повреждений 1 : 56.
Если говорить о такой социально-демографической характеристике насильственных преступников, как их семейное положение, то в первую очередь, следует отметить, что среди совершеннолетних преступников примерно половина - лица, состоящие в зарегистрированном браке, 1/3 - холостые. Остальные преступники - это либо сожители, либо лица, находящиеся в разводе. Несмотря на относительно невысокий удельный вес последних двух групп, они представляют повышенный интерес, поскольку характеризуются ярко выраженной криминогенностью. Предварительные расчеты дают основание полагать, что криминогенность сожителей не менее чем в 5-6 раз превышает криминогенность лиц, находящихся в зарегистрированном браке. Что касается поведения разведенных супругов (главным образом бывших мужей), то здесь особенно настораживает неблагоприятная динамика: доля тяжких насильственных преступлений, совершенных разведенными, за последние 15-20 лет увеличилась примерно в три раза. По мере роста общего числа распавшихся семей, ослабления борьбы с пьянством и тунеядством эта тенденция будет проявляться во все более широких масштабах.
Важный срез характеристики личности - сведения о ее поведении до совершении последнего преступления. На первое место здесь может быть поставлена информация о факте совершения ранее данным лицом преступления (преступлений). Показатели рецидива по тяжким насильственным преступлениям устойчиво держатся на более высоком уровне, чем в целом по преступности. Эти показатели указывают и на негативные изменения. Так, если среди всех преступников доля рецидивистов в 1982 и 1992 гг. составила 27 и 23%, то среди убийц - соответственно 41 и 42%.
Опасность рецидивной преступности насильственного плана становится тем более очевидной, если принять во внимание то обстоятельство, что среди субъектов насильственных преступлений-рецидивистов высок удельный вес лиц, ранее отбывавших наказание в местах лишения свободы. По преступлениям, предусмотренным ст. 102, 103, 108 УК РФ (если говорить о рецидивистах), он составляет более 66-67%, что в 13 раз выше соответствующего показателя по всей (независимо от видов преступлений) совокупности рецидивистов.
Среди интересующих нас категорий рецидивистов примерно каждый пятый совершает последнее преступление в течение года после выхода из места лишения свободы. В целом по рецидивистам этот показатель выше. Отсюда можно сделать вывод, в соответствии с которым для совершения тяжкого насильственного преступления необходимо более длительное время, в течение которого сложились бы достаточные объективные условия для возникновения криминальной ситуации. В этом лишний раз проявляется зависимость причин насильственных преступлений от противоречий и трудностей, характерных для современного состояния важнейшей сферы межличностного общения - сферы бытовых отношений.
Поведенческая характеристика личности насильственного преступника не связана лишь рамками сведений о его преступном прошлом. Во-первых, более половины этих преступников не являются рецидивистами. Во-вторых, их прошлое негативное поведение может выражаться не только в форме уголовно наказуемых деяний. Среди рецидивистов и нерецидивистов нередко встречаются лица, привлекавшиеся к административной ответственности за мелкое хулиганство, распитие спиртных напитков в неположенном месте, появление в общественных местах в нетрезвом состоянии и т. п. К ним также могли быть применены меры общественного или дисциплинарного воздействия. Немаловажное значение для определения характера прошлого поведения преступника играют и другие данные, имеющиеся в материалах уголовного дела.
Суммируя все эти сведения, криминологи установили, что среди тяжких насильственных преступников не менее 2/3 лиц совершали в прошлом антиобщественные поступки, находились нередко в длительных неприязненных отношениях с другими лицами, способствовали возникновению разного рода конфликтных ситуаций.
Отмеченные моменты в первую очередь типичны для поведения лиц, злоупотребляющих спиртными напитками. Именно эта категория лиц преобладает среди субъектов тяжких насильственных преступлений. Примерно каждый второй насильственный преступник является либо хроническим алкоголиком, либо привычным пьяницей.
Не случаен тот факт, что большинство преступлений против личности совершается в состоянии опьянения. Сравнение этой субъективно-ситуационной характеристики с данными по всей совокупности преступников показывает, что субъекты убийств, причинения тяжких насильственных преступлений, иных преступлений против личности находятся в момент совершения преступления в состоянии опьянения примерно в два раза чаще, чем прочие преступники. Доля таких лиц в 1992г. составляла: по всем преступникам - 9%, по убийцам - 78%, по лицам, причинившим тяжкие телесные повреждения, - 79%. Последние два показателя сравнялись или даже превзошли показатели, зафиксированные в 1983 и 1984гг., т.е. до начала антиалкогольной кампании. Иными словами, в настоящее время алкогольный бум вступил в новую, еще более криминогенную по своим последствиям фазу. Бесспорным тому доказательством является описанное выше положение дел с тяжкой насильственной преступностью.
Следующая субъективно-ситуационная характеристика, говорящая многое и о самом преступном деянии и о личности преступника, включает мотивы совершения преступления. Мотив есть форма и итог соотнесения актуальных потребностей индивида с конкретной ситуацией. Благодаря возникшему мотиву сама ситуация становится для субъекта поведения личностно значимым и целостным образованием. Именно в этом плане и можно говорить о преступлении как б результате взаимодействия личности и ситуации. Мотив - тот стержень, без которого невозможно понять субъективный смысл преступления, увидеть его непосредственную причину. Вне мотивов преступного поведения, без их учета вряд ли возможно судить и о самой личности преступника.
Установление подлинных мотивов преступления относится к числу наиболее сложных задач. В распоряжении науки, тем более правоохранительных органов, еще нет методических средств, позволяющих с достаточной надежностью раскрывать мотивационную подоплеку многих преступлений против личности. Существующие представления о мотивах этих преступлений основываются главным образом на результатах изучения поводов к совершению преступлений и характера взаимоотношений будущих преступника и потерпевшего (а также самого преступления).
Исследования показывают, что большая часть тяжких насильственных преступлений совершается вследствие личных неприязненных отношений между преступником и жертвой. В соединении с конкретным поводом данная констатация выводит нас на самый распространенный мотив - мотив мести. Наиболее типичны следующие ситуации: месть в связи с унижением (подлинным или мнимым) личного достоинства, месть в связи с отказом потерпевшего выполнить какую-либо просьбу или требование, месть в связи с отказом дать деньги на выпивку, принять участие или пригласить к участию в выпивке. Достаточно распространен мотив месть-ревность (среди супружеских убийств он присутствует примерно в каждом третьем случае). Во многих случаях мотив мести переплетается с хулиганскими побуждениями, хотя в чистом виде, т. е. в убийствах при отягчающих обстоятельствах (ст. 102 п. “б” УК РФ), они встречаются (по данным выборочных исследований) примерно в каждом седьмом-восьмом случае. Еще меньше - порядка нескольких процентов – доля убийств, сопряженных с изнасилованиями. Что касается корыстных мотивов, то согласно разным исследованиям, их доля колеблется в интервале 4-16%. В убийствах при отягчающих обстоятельствах по ряду регионов доля этого мотива может достигать 25'% и более. В любом случае в последние годы число корыстных убийств заметно растет.
Помимо названных, среди мотивов убийств присутствуют и другие, например, стремление скрыть иное преступление, избавиться от потерпевшего, групповая солидарность.
Субъектами такого общественно опасного деяния, как лишение жизни другого человека, выступают и невменяемые лица. Но говорить о мотиве в подобных случаях нет никаких оснований.
Мотив мести вкупе с хулиганскими побуждениями является непосредственной причиной большинства тяжких телесных повреждений, хотя здесь в меньшей степени могут присутствовать и другие вышеперечисленные мотивы.
Говоря о неоднозначности и многослойности мотивов насильственных преступлений, нельзя оставить без внимания случаи убийств и иных преступных насильственных действий, которые стали чуть ли не обязательным слагаемым беспорядков на почве межнациональных конфликтов.
Эти крайне общественно опасные деяния нуждаются в специальном изучении. Однако уже сложившаяся практика борьбы с ними свидетельствует о том, что ссылки преступников на оскорбление их национального чувства, попытки таким образом в определенном смысле идеологизировать, облагородить мотивы своих преступлений оказывались на деле всего лишь камуфляжем. В подавляющем большинстве случаев в основе убийств и иных посягательств против личности лежали мотивы, свойственные общеуголовным преступлениям (корысть, хулиганские побуждения, стремление скрыть иные преступления и т. п.). Кроме того, преступления на идейной почве вряд ли совместимы с состоянием опьянения или наркотического возбуждения, в котором находились преступники. Если же говорить о своеобразии мотивации подобных преступлений, то следует подчеркнуть мощное давление таких факторов, как подстрекательство, подражание, феномен толпы. В подобных ситуациях неизмеримо возрастает и роль такого мотива, как групповая солидарность.
Отмеченный мотив в целом характерен для групповой молодежной преступности. Не случайно (в отличие от убийств и причинения тяжких телесных повреждений) он выступает в качестве одной из основных непосредственных причин изнасилований и хулиганства. В числе иных основных мотивов фигурируют: при изнасилованиях - стремление удовлетворить свою сексуальную потребности, при хулиганстве - хулиганские побуждения. В последнем случае ссылка на хулиганские побуждения не есть лишь тавтология. Бесспорно самостоятельное криминологическое значение этого мотива. Через него реализуется фундаментальная потребность личности в самоутверждении, воплощаемая в стремлении индивида с помощью своих антиобщественных действий внести в сознание других лиц (прежде всего в сознание потерпевшего) представление о значимости своего Я. Хулиганские побуждения нередко присутствуют и при совершении изнасилований. В свою очередь, для некоторых хулиганских проявлений типична цинично-сексуальная мотивационная окраска.
Личность насильников и хулиганов характеризуется рядом особенностей, отличающих ее от личности убийц и субъектов причинения тяжких телесных повреждений.
Своеобразие личности насильников заключается, в частности, в следующем:
1) ранний возраст (18-24 года): около 60% всех изнасилований (применительно к убийствам и тяжким телесным повреждениям -20%); если речь идет о покушениях на изнасилование, то доля несовершеннолетних сокращается более чем в полтора раза; групповые изнасилования чаще совершены лицами в возрасте менее 18 лет;
2) влияние возрастного фактора на социальное положение: доля учащихся среди насильников в шесть раз превышает этот показатель по сравниваемым преступлениям.
Влияние возрастного фактора сказывается и на иных признаках личности насильников, определяя пониженный уровень рецидива, меньшую вовлеченность этих лиц в пьянство и т. д.
Что касается личности хулиганов, то для нее характерны следующие особенности:
1) промежуточное положение в распределении возрастных групп между субъектами убийств и причинения тяжких телесных повреждений, с одной стороны, и насильниками - с другой;
2) по мере перехода от менее к более общественно опасным видам уголовно наказуемого хулиганства отмечается снижение удельного веса лиц с высшим и средним специальным образованием;
3) по мере усиления общественной опасности хулиганства в числе хулиганов чаще встречаются лица трудоспособного возраста, не работающие и не учащиеся; доля уклоняющихся от общественно полезного труда среди хулиганов ниже, чем среди субъектов тяжких насильственных преступлений;
4) среди хулиганов реже, чем в иных рассматриваемых случаях, встречаются рецидивисты; в 1992 г. их доля составляла 22% (отметим снижение этого показателя по сравнению с данными 1982-1989 гг.).

3. Причины и основные направления предупреждения тяжких насильственных преступлений и хулиганства

Представленные в предыдущих разделах статистическая и конкретно-эмпирическая характеристики личности преступников и совершенных ими преступлений не случайно определены как криминологические. Они позволяют выделить обстоятельства, обусловленные криминогенными факторами, а нередко и непосредственно на них выводящих. В общем плане эти факторы суть прямое или косвенное отражение наиболее острых противоречий, которые традиционно присущи таким сферам социальной жизни, как быт и досуг. Заключая в себе большинство наиболее ценимых населением связей и контактов, эти сферы длительное время оставались и остаются как бы на втором плане, с точки зрения высоких государственных приоритетов, задач и интересов. Являясь материализованным воплощением пресловутого остаточного принципа, названные сферы ежечасно, на всех уровнях напоминают о своей социальной запущенности. Конечно, бытовая неустроенность и отсутствие даже минимума условий для более или менее культурного проведения досуга при всей своей типичности еще не являются собственно криминогенными факторами. Они ими становятся лишь тогда, когда: а) Выступают в виде единого блока, набора повседневных жизненных ситуаций. б) Воздействуют через эти ситуации на формирование и поведение личности. в) Образуют объективный каркас образа жизни социально неблагополучных групп и слоев населения, лиц с социально заниженными либо противоречивыми статусными позициями. Результатом подобной концентрации негативных обстоятельств, ситуаций, статусов является искаженное сознание (нравственное, правовое и т. п.), усеченность и убогость потребностей и интересов, а в итоге искаженное, т. е. социально нежелательное, неприемлемое, антиобщественное поведение. Немалую криминогенную роль в условиях ущербной микросреды играют социально-психологические механизмы, действующие через постоянно демонстрируемые или прямо навязываемые образцы антисоциального поведения. Культ силы, игнорирование самоценности другого индивида как личности -таков “нравственный” багаж многих насильственных преступников и хулиганов.
В последние несколько лет источниками криминогенных воздействий становятся не просто отдельные стороны социальной жизни, отдельные микросреды и микрогруппы - такими стали широкие, всепроникающие социально-экономические сдвиги и процессы. Резкая и содержательно не подготовленная либерализация цен, изнуряющая перманентная инфляция, обесценивание вкладов - все это привело и приводит к практическому обнищанию значительного числа жителей страны. Произошло невиданное ранее расслоение населения по уровню доходов.
Все это идет вкупе с такими явлениями, как возникновение морально-идеологического вакуума, внедрение в сознание молодежи самых примитивных и пошлых образцов подражания и поведения, правовой нигилизм.
Значимые сами по себе, отмеченные явления и процессы обостряют влияние традиционных криминогенных факторов.
В перечне объективных факторов, причинно связанных с совершением преступлений против личности, одно из первых мест занимают неудовлетворительные жилищные условия. Криминогенные конфликты, а вслед за ними и преступления, особенно часто возникают между жильцами коммунальных квартир, разведенными, но все еще проживающими на общей жилплощади супругами, совместно проживающими родственниками (уровень конфликтности среди отдельно проживающих родственников значительно ниже). Воссоединение объективных и субъективных предпосылок совершения насильственных преступлений проявляется здесь, например, в том, что в плохих жилищных условиях в настоящее время чаще всего проживают нарушители трудовой дисциплины, пьяницы, ранее судимые лица.
Устранение указанного объективно-криминогенного фактора - весьма сложная и дорогостоящая задача. В период слома прежней социально-экономической системы ее решение наталкивается на принципиально новые, во многом неожиданные трудности. В то же время с помощью создаваемых в современных условиях фондов помощи, милосердия, социальной защиты вполне реально найти хотя бы промежуточный выход из положения. Он заключается в том, чтобы наладить работу по оказанию содействия конфликтующим родственникам, бывшим супругам в размене жилплощади, по сбору средств для создания специального жилого фонда (гостиничного и другого типа), где можно было бы временно проживать членам распавшихся семей, какой-то части конфликтующих родственников или соседей. Подобного рода жилье-“убежище” могло бы способствовать ослаблению, нейтрализации многих бытовых конфликтов, а подчас и полному примирению конфликтующих сторон.
В условиях постоянного роста цен даже на самые необходимые продовольственные и промышленные товары все более криминогенной становится сфера обслуживания населения (предприятия торговли, общественного питания, транспорт). Снижение уровня криминогенности в этой сфере возможно только через решение чисто экономических проблем, здесь вряд ли можно говорить о каких-либо временных, внеэкономических профилактических решениях.
Несколько иная ситуация характерна для положения дел в сфере досуга. С криминологической точки зрения, она неоднородна хотя бы потому, что состоит из резко сокращающихся подсфер организованного и неорганизованного, самостийного досуга, причем масштабы преступности в рамках второй подсферы в среднем в 20-25 раз выше преступности (против личности, хулиганства) в местах организованного проведения досуга. Конечно, было бы наивно стремиться к заорганизованности всего пространства свободного времени, да это в настоящее время дело явно нереальное, речь должна идти о решении более скромной и не требующей особых финансовых затрат задаче - создании минимальных условий для проведения полноценного, дифференцированного по интересам, возрастным и профессиональным запросам досуга по месту жительства граждан. Длительное время эта задача только декларировалась. Сейчас, когда во многих микрорайонах создаются комитеты (советы) местного самоуправления, открываются определенные перспективы для ее решения.
Объективные условия человеческого существования неотделимы от таких социальных позиций, как материальное положение личности и характер ее трудовой деятельности. Обращение к названным позициям лишний раз подчеркивает тесную взаимосвязь не только между сферами быта и досуга, но и каждой из этих сфер со сферой труда, общественного производства. Некоторые черты такой взаимосвязи освещались ранее (при анализе сведений о времени совершения бытовых насильственных преступлений). Что касается материального положения (даже весьма неблагополучного), то взятое в своем непосредственном выражении оно вряд ли может оцениваться как фактор, прямо влияющий на возникновение решимости (готовности) совершить именно насильственное преступление. Криминогенное значение рассматриваемого статуса проявляется опосредованно - через его участие в возникновении у индивида чувства социальной ущербности, обделенности, чувства постоянной неудовлетворенности. Подобная настроенность в соединении с ситуацией, подчеркивающей наличие у индивида
комплекса социальной неполноценности и актуализирующей этот комплекс, может стать достаточной непосредственной причиной насильственного преступного посягательства или хулиганской выходки. Примерно таким же образом срабатывает и социально заниженный профессиональный (трудовой) статус личности. Но при оценке криминогенности данного статуса нельзя игнорировать и еще один дополнительный момент: занятие тяжелым, неквалифицированным трудом создает настоятельную потребность в разрядке, быстром снятии накопившегося в течение рабочего дня напряжения и утомления. Существующие же в настоящее время службы досуговых услуг явно не приспособлены к удовлетворению подобных потребностей. Поэтому столь распространенными являются коллективные попойки после работы - со всеми вытекающими из такого времяпрепровождения последствиями. Уже многие годы, оценивая отмеченную ситуацию, криминологи настаивают на необходимости не вообще совершенствовать сферу досуга, а развивать, в частности, тот набор привлекательных занятий, который обеспечивает развлечения и разрядку1.
1 См.: Волошина Л.А. Об одном из криминогенных аспектов досуга// Вопросы борьбы с преступностью. - 1979. - Вып. 31. - С. 11.

Конкретное и целенаправленное профилактическое воздействие недостижимо без учета криминологически значимых социально-демографических и поведенческих характеристик разных слоев населения. Этот учет может быть обеспечен через проведение специальной работы по социальной паспортизации города, поселка, района, микрорайона, отдельного дома. Полученные сведения неоценимы с точки зрения определения характера и степени напряженности криминологической ситуации на конкретной территории, на конкретном объекте, с точки зрения выяснения (например, в масштабах микрорайона) абсолютного и относительного числа неблагополучных семей, семей сожителей, разведенных, но совместно проживающих супругов, жильцов общежитии, мигрантов, лиц, злоупотребляющих спиртными напитками, ранее судимых и иных, требующих повышенного внимания микрогрупп и категорий населения. Служба профилактики и ее главный представитель - участковый инспектор - вряд ли могут работать эффективно, не располагая указанной информацией.
Недостатки в деятельности правоохранительных органов все еще являются заметным препятствием на пути снижения уровня тяжких насильственных преступлений и хулиганства. Особенно нетерпимы такие явления, как: а) Сокрытие от учета или непринятие мер по заявлениям и сообщениям о преступлениях и иных антиобщественных поступках. б) Слабая борьба (а подчас и отсутствие какой-либо борьбы) с менее тяжкими насильственными преступлениями, в первую очередь с истязаниями, угрозами убийством, квартирным и иным хулиганством. Существует прямая зависимость между снижением активности в борьбе с хулиганством и ростом убийств и тяжких телесных повреждений. Наглядным подтверждением такой зависимости служит динамика этих преступлений, резкий всплеск тяжкой насильственной преступности в 1989 г. и особенно в 1992г. в) Низкий уровень профессиональной, в том числе психолого-педагогической, подготовленности многих работников милиции, сказывающийся в их неумении разбираться в сложных жизненных коллизиях, тактично смягчать или решительно нейтрализовывать конфликтные ситуации.
В связи с ростом уличной насильственной преступности работники органов внутренних дел должны уделять особое внимание следующим участкам своей деятельности:
1) проведению регулярных анализов состояния уличной преступности с обязательным составлением карт пораженности (преступлениями и иными правонарушениями) конкретных улиц, дворов, мест массового отдыха, микрорайонов; использованию результатов таких анализов для своевременной коррекции работы по охране общественного порядка;
2) обеспечению постоянной проверки фактического соблюдения графиков и маршрутов патрулирования;
3) принятию мер по восстановлению системы постовой службы; дислокация милицейских постов должна определяться на основе изучения мнения населения конкретных микрорайонов;
4) проведению работы по широкому привлечению общественности к охране правопорядка по месту жительства; строить эту работу при постоянном взаимодействии с комитетами (советами) местного самоуправления.
Подключение граждан к работе по предупреждению насильственных преступлений является в настоящее время непременным условием слома крайне негативных тенденций. В первую очередь именно сами граждане (а не только вышестоящее начальство) должны контролировать деятельность правоохранительных органов, судить о степени своей защищенности от преступных и других антиобщественных посягательств. Для этого необходимо, в частности, проводить регулярные замеры (опросы) общественного мнения, выясняя в ходе них отношение населения к работе своего участкового инспектора, характер, степень и места распространения беспокоящих их правонарушений и иные отклонения от норм общественной морали.
Добиваясь активизации и профилактической результативности работы правоохранительных органов, необходимо также стремиться к более широкому и подготовленному обеспечению личной безопасности граждан. Здесь перед научными и практическими работниками возникает немало никогда ранее не решавшихся задач, связанных с изучением зарубежного опыта, разработкой и распространением брошюр, памяток, наставлений с описанием разнообразных форм и способов активной и пассивной самозащиты, пересмотром некоторых доктринальных положений, относящихся к институту необходимой обороны. Практика участия граждан в обеспечении личной безопасности ни в коем случае не должна рассматриваться лишь под углом зрения ситуаций, когда гражданин лицом к лицу сталкивается с преступником. Следует говорить, по меньшей мере, о трех стадиях участия:
- первая стадия - предупреждение возникновения криминальных ситуаций;
- вторая стадия - предусмотрение и создание условий, препятствующих попаданию в подобную ситуацию, позволяющих избежать встречи с преступником;
- третья стадия - соответствующее поведение потенциального потерпевшего в криминальной ситуации.
Помимо указанных стадий, следует различать несколько уровней участия граждан в обеспечении личной безопасности: индивидуальный (без помощи других лиц); коллективный (например, в форме дежурства жильцов во дворе дома), взаимодействия общественности и представителей правоохранительных органов. Имеются все основания полагать, что перечисленное поможет предупредить насильственную преступность.
Преодоление социальной апатии, равнодушия, пассивности будет способствовать общему росту правового сознания населения, снижению вероятности возникновения социально нежелательных межличностных конфликтов. Предупреждение конфликтности предполагает разработку и реализацию системы мер по повышению культуры общения, обучению правилам этики, воспитанию уважительного отношения к другой личности. Необходимо наладить службу, которая следила бы за психологическим состоянием людей и помогала им, учила, в частности, тому, как человеку самому преодолевать психологические нагрузки, самостоятельно снимать стрессовое состояние.

<< Пред. стр.

стр. 6
(общее количество: 11)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>