<< Пред. стр.

стр. 7
(общее количество: 11)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

В плане предупреждения изнасилований важное значение принадлежит совершенствованию нравственно-полового воспитания подрастающего поколения, работа по более активному подключению женской части населения к оказанию помощи в выявлении и разоблачении насильников и лиц, склонных к совершению изнасилований. Необходимо изучение правил поведения в ситуациях возможного сексуального нападения. Как никогда актуальна задача переориентации средств массовой информации на формирование у подрастающего поколения моральных ценностей, несовместимых с пропагандой эротики и порнографии, жестокости и насилия.
Главным же направлением предупреждения актов насилия в современный период выступает успешное достижение целей проводимой в стране экономической реформы, повышение и относительное выравнивания материального уровня жизни основных слоев населения, укрепление социального статуса личности, ее веры в собственные силы, в поддержку со стороны окружающих и общества в целом. Полнокровная, духовно насыщенная жизнь - важнейшее условие самоуважения любого индивида, а следовательно, и его уважительного, бережного отношения к жизни, здоровью, достоинству другого человека.

ГЛАВА XVII
ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЛИЧНОЙ СОБСТВЕННОСТИ ГРАЖДАН И ИХ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ1
1 В подготовке материалов главы принимал участие доктор юридических наук Власов В.И.

1. Криминологическая характеристика корыстных и корыстно-насильственных преступлений против личной собственности граждан

В настоящей главе рассматриваются вопросы предупреждения преступлений против личной - потребительской собственности, являющейся одной из форм (разновидностей) частной собственности. В отличие от частной собственности, связанной с предпринимательской деятельностью2, где единым и, единственным собственником является не физическое, а юридическое лицо, в данном случае речь идет об имуществе (материальных ценностях), принадлежащем гражданам, охране от преступных посягательств (предусмотрена соответствующими статьями Уголовного кодекса РФ).
2 Предупреждение преступлений этого вида рассматривается ниже в главе.

Характерные отличительные криминологические свойства этих преступлений подразделяются на: 1) корыстные посягательства, не связанные с насилием над личностью (кража, мошенничество, простое вымогательство и неквалифицированный грабеж); 2) корыстные посягательства, соединенные с насилием над личностью (разбой, квалифицированное вымогательство и квалифицированный грабеж) и 3) насильственные преступления против личного имущества, не преследующие корыстные цели (умышленное и неосторожное уничтожение или повреждение личного имущества граждан).
Последний вид менее чем другие распространен на практике. Корыстные же и корыстно-насильственные преступления против государственной, общественной, кооперативной и личной (ныне и частной) собственности из года в год колеблются в пределах 50-60% от общего числа зарегистрированных преступлений. Доля корыстных и корыстно-насильственных преступлений против личного имущества граждан составляла сначала около половины, а затем и более, дойдя в последние годы до трех пятыx всех преступлений.
В криминологическом отношении корыстные и корыстно-насильственные преступления против личного имущества граждан имеют много сходства. Все они совершаются по мотиву корысти с прямым умыслом на незаконное извлечение материальной выгоды за счет интересов граждан. К тому же кража в ходе ее осуществления нередко перерастает в грабеж и даже в разбой, а грабеж - в разбой. Обман иногда является способом не мошенничества, а кражи, вымогательство же в случаях, когда речь идет об угрозе насилием, сближается с насильственным грабежом и разбоем.
Предметом всех видов корыстных и корыстно-насильственных преступлений против личной собственности граждан, как правило, являются ценные потребительские товары повышенного спроса и легко реализуемые: деньги и драгоценности, предметы антиквариата, меховые и кожаные носильные вещи, видео- и радиоаппаратура, компьютерная техника, редкие книги и т. п.
Перейдем к характеристике конкретных видов преступности этого рода.
Кража, грабеж, разбой, мошенничество и вымогательство относятся к так называемым традиционным преступлениям против личной (частной) собственности, присущим всем государствам. В России за 20 лет дореформенного периода (1827-1846 гг.) было осуждено и сослано в Сибирь за воровство и мошенничество 40660 человек, из них 35416 мужчин и 5244 женщины; за разбой и грабеж - 5068 человек (4818 мужчин и 250 женщин). В послереформенный период в течение восьми лет (1860-1867 гг.) осуждено за кражи 22505 человек, или 30,4%, а за мошенничество - 3020 человек, или 1,1% общего числа осужденных.
Среди корыстных и корыстно-насильственных преступлений против личной (частной) собственности в настоящее время наиболее распространены кражи, а среди корыстно-насильственных - грабежи. Однако темпы прироста наиболее высоки для разбоев; если темпы прироста всех видов корыстных и корыстно-насильственных преступлений в последние два года составили около 50% по отношению к предшествовавшему году, то разбойные нападения на граждан возросли более чем на 50%.
Виды краж по степени распространенности разделяются на следующие: 1) квартирные, с проникновением в жилище, 2) уличные, 3) автомототранспорта, 4) на транспорте, 5) карманные, 6) скота в сельской местности, 7) у совместно проживающих лиц в общежитиях, гостиницах, пансионатах, домах отдыха.
Кражи личного имущества на улицах составляют около 40% всей уличной преступности.
Возрастает число краж транспортных средств, темпы прироста в последние два года составили около 80%, удельный вес в общем числе уличных преступлений около 9%.
Растут кражи личного имущества на транспорте, темпы прироста в последние годы - более 40%.
Кражи квартирные, карманные совершаются преимущественно (до четырех пятых) в дневное время. Анализ же преступлений, связанных с кражами, разукомплектованиями, угонами автомототранспорта в крупных городах показал, что 85% из них совершаются в вечернее и ночное время в непосредственной близости от жилых домов пострадавших.
Способы совершения краж, с одной стороны, остаются традиционными: вхождение в доверие, подбор ключей, использование отмычек и другого воровского инструмента, проникновение через форточки, открытые окна, чердаки, двери балконов разрезание карманов и дамских сумочек; а с другой - приобретают черты агрессивности: взлом дверей, срывание замков и запоров, проломы стен и потолочных перекрытий, а в сельской местности - разбор печных труб.
Аналогична картина с разбоями и грабежами, которые в структуре преступности составляют в последние годы примерно 4% (3% грабежи и около 1% разбои). Они также совершаются в большинстве своем в городах и поселках городского типа.
Каждый второй грабеж личного имущества и каждое третье разбойное нападение с целью завладения личным имуществом граждан происходит на улицах, площадях, в парках и скверах в вечернее и более позднее время.
Уличные грабежи без насилия совершаются, как правило, внезапно, и лицо, у которого похищено имущество, не успевает принять защитные меры. Способами таких грабежей являются: срывание с головы шапок, шляп и иных головных уборов; завладение вещами на глазах у других лиц.
Нарастают тенденции к ужесточению насилия при уличных грабежах и разбоях. Одно из последних выборочных исследований на региональном уровне показало, что при разбойных нападениях преступники сбивали потерпевших с ног неожиданно для последних и избивали их руками - 22,4%, ногами - 25,3%, наносили удары ножами - 28,2%, топорами - 3,3%, палками, камнями, цепями и другими предметами - 17,9%, стреляли - 2,9%. В 18,3% случаев предварительно угрожали насилием, не используя оружия, и в 13,4% демонстрировали оружие.
Кроме этих уличных грабежей и разбоев, распространены грабежи и разбойные нападения на водителей такси и владельцев автотранспорта, совершаемые на дорогах; нападения на граждан с проникновением в их жилища. Исследования показывают, что в 70% случаях из ста преступники проникали в жилища под видом почтальонов, врачей, работников госстраха, жилищно-бытового обслуживания, милиции, в 26% - знакомых и родственников членов семьи или от их имени, в остальных случаях - насильственно и путем взлома дверей и окон.
При разбойных нападениях на жилища преступники использовали огнестрельное оружие - 58,7%, холодное - 41,3%; 27% потерпевших причинены тяжкие телесные повреждения, 12% - менее тяжкие, 39% – легкие, 16,2% - психологическое насилие, 5,8% - убито. 96,6% этих разбоев совершено преступниками в группе.
Особенностью мошенничеств является то, что в предмет посягательств входят не только вещи, имеющие материальную ценность, но и вещи, представляющие или удостоверяющие право на имущество (например, номерок на сданную в гардероб вещь, выигравший лотерейный билет).
Виды мошенничества многообразны: это и гадание, знахарство, и шулерство при игре в карты, и так называемое наперстничество; взятие денег якобы для приобретения дефицитных товаров и невозвращение их; завладение ценностями под предлогом оказания услуг в купле-продаже автомашин, получении квартир; получение имущественных выгод по поддельным документам; передача взамен условленных вещей других, но худшего качества, например, взамен золотых часов - позолоченных, или в меньшем количестве, чем было условлено; обсчет при размене крупных денежных купюр или при покупке вещи; применение так называемых кукол, когда упаковка бумаги выдается за пачку денег.
Способов совершения мошенничества два: 1) обман и 2) злоупотребление доверием. Конкретно это выражается в сообщении заведомо ложных сведений или заведомом сокрытии (несообщении) обстоятельств, которые вводят потерпевшего в заблуждение; выдаче одним лицом себя за другое лицо, например за представителя власти; использование форменного обмундирования при отсутствии права на его ношение; использование фиктивных или краденых документов.
Мошенничества чаще всего совершаются в городах, преимущественно на вокзалах, в аэропортах, на рынках, около крупных магазинов и носят, как правило, групповой характер. При “игре” в наперсток, например, требуется несколько исполнителей и четкое распределение' их ролей - от зазывал и охранителей до непосредственных шулеров.
Вымогательство выражается в требовании - понуждении преступника передать ему: а) личное имущество потерпевшего, б) право на имущество, например требование оформить у нотариуса договор дарения, в) совершить определенные действия имущественного характера, например уничтожить долговую расписку или завещание.
Понуждение к передаче осуществляется: а) под угрозой насилия над личностью потерпевшего, б) его близких, в) оглашения о них позорящих сведений (шантаж), г) истребления их имущества, д) путем насилия над личностью, в том числе опасного для жизни и здоровья потерпевшего.
Широкое распространение в последние годы имеет вымогательство, сопряженное с угрозой физической расправы или насилием (рэкет)1.
1 Известны и иные формы рэкета, например, в принудительно навязываемых услугах различного характера (охрана, организация сбыта, обеспечение сырьем, улаживание отношений с общественными и иными организациями и т. п.). См.: Новое в уголовном законодательстве: Учебное пособие. - МГУ, 1993.-С.36.

Методы рэкета многообразны: это и угрозы взрывом церквей, цехов заводов, кооперативных помещений, поджоги их, истязания и пытки огнем, электротоком, угрозы похищения и непосредственно похищения детей и т. д. Совершаются вымогательства в большинстве своем в городах, как правило, крупных.
Рэкетиры больше всего “любят” расхитителей собственности, лиц, занимающихся мошенничеством при азартных играх, спекулянтов, проституток, работников торговли, общепита, бытового обслуживания, кооператоров, артистов, художников, коллекционеров картин, икон, монет.
Общие причины корыстной и корыстно-насильственной преступности коренятся в противоречиях общественного развития, в крайне неблагоприятных тенденциях в экономике и, прежде всего, в силу реально существующих кризисных явлений, в недостатках социально-духовной сферы, в просчетах в воспитательной работе, в формально-бюрократическом отношении к людям, в товарном дефиците и других явлениях.
Непосредственными же причинами краж, грабежей, разбоев, мошенничеств и вымогательств выступают следующие явления негативного свойства:
формирование корыстно-паразитической мотивации в семейно-бытовой среде, по месту работы, учебы;
распространение и внедрение психологии вещизма, накопительства, корыстолюбия;
деформация досугово-бытовых интересов, потребностей, привычек, выражающаяся в стремлении к пьянству, наркотикам, азартным играм, и деградация личности на этой основе;
потребительски-эгоистическая атмосфера, как и атмосфера насилия в микросреде;
низкий уровень культуры, сознательности, нравственности лиц, совершающих корыстные и корыстно-насильственные преступления.
К условиям, способствующим совершению этих деяний, относятся:
слабая техническая защищенность жилищ и хранилищ;
отсутствие контроля за посторонними лицами в домах отдыха, санаториях, пансионатах, гостиницах, общежитиях, во дворах домов;
недостатки борьбы со сбытом похищенного имущества;
наличие у преступников различного оружия;
беспечное отношение граждан к хранению своего имущества;
виктимное поведение потерпевших, проявляющих корысть, алчность, что характерно при мошенничестве, или находившихся в состоянии алкогольного опьянения, вступление в случайные связи, облегчающие кражи, ограбления.
Среди условий, способствующих совершению рассматриваемых преступлений, отдельно следует выделить низкую их раскрываемость. Снижение раскрываемости вызывает увеличение числа преступлений против личного имущества граждан, а увеличение числа этих преступлений снижает раскрываемость.
Криминологические исследования личности осужденных за корыстные и корыстно-насильственные преступления, проводимые на региональных уровнях, позволяют прийти к выводу о том, что большинству из них присущи общие черты, свойства, к которым относятся:
наличие у воров, грабителей, разбойников, мошенников и вымогателей эгоистического корыстно-потребительского стремления к паразитическому существованию за счет преступного изъятия личной собственности граждан;
устойчивая деформация сознания, нигилистическое отношение к законам, извращение общественных принципов и нравственных правил жизни, некритическая и завышенная оценка своей личности;
укоренение пороков: пьянство, употребление наркотиков, увлечение азартными играми, случайные половые связи.
Разумеется, среди преступников есть лица, не имеющие стойко выраженных корыстолюбивых устремлений, паразитической антиобщественной ориентации; немало и "ситуационных" грабежей при благоприятных обстоятельствах. В основном же корыстные и корыстно-насильственные преступники относятся к злостному типу, так как систематически занимаются противоправной деятельностью или осуществляют ее под руководством рецидивистов, или неоднократно судимы. Значительна (по отношению к структуре преступности) прослойка особо опасных рецидивистов.
Названные типы преступников имеют и специфические особенности в зависимости от конкретного вида совершаемого ими преступления. Не идентичны социально-демографические, нравственно-психологические и уголовно-правовые признаки личности воров, грабителей, разбойников, мошенников и вымогателей.
Общественная опасность вора определяется антисоциальностью его личности, а воров -еще и их количеством.
Среди воров 40-50% (в разные годы или в отдельных местностях) - лица, не работающие, длительное время уклоняющиеся от общественно полезного труда, со стойкими антиобщественными взглядами и привычками. Характерен для этого вида преступников и высокий уровень рецидива - до 70% среди воров карманных и квартирных. Им присущ преступный профессионализм, стремление (до 82%) совершать кражи в одиночку. Для них характерно неизменное употребление жаргона, наличие татуировок, кличек, подчинение воровским законам и иерархии при полной деградации морально-нравственных начал и качеств.
Обращает на себя внимание недостаточный образовательный уровень лиц, виновных в кражах личного имущества, который ниже, чем у всего населения страны.
До 40% тайных похищений личной собственности совершается преступниками в группах. В нетрезвом состоянии - почти каждая третья кража.
Возрастная структура лиц, совершающих тайные похищения личного имущества граждан, неоднородна. Наибольшую долю до недавнего времени составляли лица в возрасте 18-24 года (около 27%). Рядом с ними идут, постоянно увеличивая удельный вес, несовершеннолетние.
Лица, совершающие грабежи и разбои, как правило, мужчины (до 94%), преимущественно холостые (до 70%), с низким общеобразовательным уровнем. Лишь каждый пятый осужденный участник разбойных нападений имел высшее или среднее специальное образование. Велик процент лиц, ранее судимых - 43,3% и неработавших - 53,6%.
По возрасту осужденные распределились так: свыше 30 лет -26,6%, до 30 лет-62,4%, до 18 лет- 11%. Несовершеннолетние разбойники в 83,2% случаев - из так называемых неблагополучных семей. При этом 32% из числа лиц, отбывавших наказание за эти нападения, имели психические аномалии: психопатию, олигофрению, неврозы.
Лиц, совершающих грабежи и разбои, отличают грубость, жестокость, стремление к причинению насилия, безответственность и легкомыслие, пренебрежение к труду. Высока и доля рецидивистов (до 36% у грабителей и до 40% у разбойников).
Специфическими, из числа социально-демографических признаков личности мошенников, являются пол и образование. Если на протяжении многих лет удельный вес женщин в общем числе осужденных за все виды преступлений в стране не превышает 12-15%, то среди мошенников он достигает 45%. Образовательный уровень лиц, совершавших мошеннические действия, также оказывается намного выше, чем у других категорий преступников. По данным выборочного исследования, 14% из них имели высшее образование и 52% - среднее.
В большинстве случаев лица, совершившие мошеннические действия, входили в возрастную группу 25-40 лет.
Среди осужденных за мошенничество невысок процент женатых (замужних) - 43%. Каждое третье лицо, по данным одного из исследований, расторгло брак. Свыше половины (58%) из них имели несовершеннолетних детей. Разрыв семейных отношений чаще всего обусловливался характером антиобщественного поведения виновного: злоупотреблением спиртными напитками, употреблением наркотиков, аморальным, паразитическим образом жизни.
Как правило, мошенники трудоспособны, но у них ярко выражено стремление к паразитизму: около 70% из них на момент совершения преступления нигде не работали и не учились, около 40% не имели постоянного места жительства. Немалую долю (31%) среди мошенников составляют мошенники-гастролеры, разъезжающие по различным населенным пунктам, чаще по местам массового отдыха, совершая преступления.
Мошенники в большинстве своем общительны, разговорчивы, энергичны, решительны в своих поступках, умеют привлечь к себе внимание собеседников, заинтересовать их, произвести на них благоприятное впечатление. Многим свойственны изощренная хитрость, притворство и способность к перевоплощению.
Значительная часть мошенников (почти 40%) ранее судимы, в основном за корыстные преступления, в том числе за мошенничество. Причем уровень общего рецидива среди мужчин и женщин почти одинаков. У лиц, имевших две судимости и более, совершение мошенничества приобретает, как правило, признак женщин почти одинаков. У лиц, имевших две судимости и более, совершение мошенничества приобретает, как правило, признак систематичности. Нельзя не отметить и высокой интенсивности рецидива: каждый четвертый из ранее судимых мошенников совершает новое преступление в течение первого года после отбытия наказания за предыдущие преступления,
Отличительными особенностями вымогателей прежде всего и в основном являются следующие.
В абсолютном большинстве это мужчины, преимущественно в расцвете сил, дерзкие, агрессивные и жестокие, неработающие или числящиеся в кооперативах, с устоявшейся агрессивной направленностью, с ярко выраженными корыстно-паразитирующими свойствами. Многие вымогатели - не новички в преступном мире, неоднократно судимы, в том числе и за тяжкие преступления, любят носить огнестрельное и холодное оружие, нередко пристрастны к наркотикам. Среди вымогателей немало лиц с высшим образованием, бывшие сотрудники милиции либо спортсмены (мастера спорта и т. п.). Эти лица нередко становятся профессиональными вымогателями, участниками организованных преступных групп.

2. Общие и специальные меры предупреждения

Как и все другие, меры предупреждения корыстных и корыстно-насильственных преступлений против личной собственности граждан подразделяются на: а) общие, б) специальные, в) специальные применительно к конкретным их видам.
Общие меры - это профилактические мероприятия социально-экономического, воспитательного, правового и организационного характера.
Механизм воздействия их на преступников данного вида одинаков, как и для всех видов преступности (одинаково недостаточно эффективен).
Специально необходимо рассмотреть те специфические меры, которые непосредственно направлены на устранение причин и условий краж, грабежей, разбоев, мошенничества и вымогательства.
К ним прежде всего относятся меры технические и организационные:
- внедрение в практику оперативной диспетчерской связи жилищно-эксплуатационных контор, предназначенной для осуществления контроля с помощью технических средств за входами в подъезды, подвалы, на чердаки и другие подсобные помещения жилых домов;
- внедрение охранной сигнализации в квартирах, выпуск замков с усиленными индивидуально-потайными охранными свойствами, техническое укрепление дверных коробок и дверей, оборудование подъездов кодовыми запорами;
- совершенствование организации патрульно-постовой службы милиции с обязательным учетом особенностей криминологической обстановки в жилых микрорайонах;
- своевременное удаление с улиц лиц, находящихся в нетрезвом состоянии, как потенциальных потерпевших или возможных преступников;
- организация жителей на улицах, в скверах и во дворах жилых домов (последнее в настоящее время проблематично);
- организация охраняемых стоянок для автотранспорта;
- надлежащее освещение улиц, дворов, зданий;
- своевременное реагирование на мелкие правонарушения,
совершаемые в общественных местах, на факты побоев,
издевательств, угрозы.
Предупреждение преступлений рассматриваемой категории неразрывно связано с осуществлением и таких специальных мер, как:
- своевременное выявление правоохранительными органами и должностными лицами фактов незаконного хранения, изготовления оружия и изъятие его;
- осуществление рейдов на определенной территории по выявлению тунеядцев, бродяг, наркоманов, мест появления преступников-гастролеров, скопления уголовных элементов и мест сбыта похищенного;
- постановка на учет лиц с психическими аномалиями, склонных к совершению корыстных и корыстно-насильственных преступлений и их лечение;
- своевременное пресечение формирования преступных групп;
- создание оперативных отрядов, специальных дружин по борьбе с карманными кражами, кражами из квартир, автомототранспорта;
- трудоустройство лиц, вернувшихся из мест лишения свободы (что ныне - проблема!);
- административный надзор в предусмотренных законом случаях.
Предупреждение краж, грабежей, разбоев, мошенничества и вымогательства может осуществляться и с помощью следующих мероприятий информационного и воспитательного характера:
- информирование населения о совершении краж из квартир, уловках преступников и защитных мерах по предупреждению краж личного имущества;
- информирование населения о появлении случаев грабежей и разбойных нападений в определенном месте и (или) в определенное время;
- разъяснение населению способов, которые используют мошенники при завладении имуществом граждан;
- информация о вымогательствах и вымогателях с объяснением необходимости обращаться в правоохранительные органы при предъявлении ими противоправных требований;
- действия по предупреждению становления на преступный путь лиц, допускающих малозначительные нарушения, а также не работающих и не учащихся;
- организация воздействия на злоупотребляющих алкоголем или пробующих наркотики (беседы, обсуждение поведения по месту работы или жительства, контроль за поведением, вовлечение в учебу, культурные мероприятия).
Специальные меры предупреждения отдельных видов корыстных или корыстно-насильственных преступлений представляют собой конкретизированную, “привязанную” к этому виду часть общих специальных мер предупреждения краж, грабежей, разбоев, мошенничества, вымогательства.
Так, широкое разъяснение на страницах периодической печати действий шулеров в немалой степени способствовало сокращению числа мошенничеств, прежде всего в аэропортах, на вокзалах, в поездах, санаториях и домах отдыха.

ГЛАВА XVIII
ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ И ИХ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

1. Понятие экологических преступлений, их состояние и структура

Экологическое преступление - это предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние (действие или бездействие), посягающее на окружающую среду и ее компоненты.
Другими словами, речь идет о непосредственном противоправном использовании природных объектов или вредном воздействии на них, что приводит к негативным их изменениям.
Экстенсивные методы развития отечественной экономики постоянно приводили к основному противоречию между потребностями и возможностями (методами) их удовлетворения в сфере взаимодействия общество - природа. Указанные противоречия, существующие уже многие десятилетия, отражают негативные явления в общественном бытии и общественном сознании и порождают экологические преступления.
Трагедия Чернобыля, проблемы Байкала, Аральского моря, Севана, Ладожского озера, утрата черноземных почв, ущерб животному и растительному миру, бессмысленные и вредные попытки поворота рек, загрязнение моря, воздуха, водоемов, бесконтрольное и необоснованное научное применение дефолиантов, воздействие нитратов на здоровье людей - далеко не полный перечень экологических последствий преступной деятельности Homo sapiens.
К экологическим преступлениям (сегодня и по закону) относятся: незаконное занятие рыбным и другими водными добывающими промыслами; незаконный промысел котиков и бобров; незаконная охота; продажа, скупка, обмен шкурок пушнины зверей; нарушение правил разработки недр и сдачи государству золота; нарушение законодательства о континентальном шельфе; загрязнение водоемов и воздуха; загрязнение моря веществами, вредными для здоровья людей и для живых ресурсов моря, либо другими отходами и материалами1.
1 Не следует забывать и тот непреложный факт, что экологическая преступность давно перешагнула внутригосударственные рамки и носит международный характер. Достаточно вспомнить беспрецедентные преступные сбросы вредных отходов у берегов Японии, нефти в Персидский залив и т. п. Вполне обоснованно в последнее время появились упоминания о возможности использования в качестве глобального военного средства так называемого экологического оружия.

Безусловно, указанные нормы не охватывают всех возможных противоправных посягательств на окружающую среду. Налицо недостаточность выделения экологических преступлений по признакам, указанным непосредственно в уголовном законе. И поскольку восполнить этот пробел практически нереально, следует иметь в виду, что целый ряд статей УК России регламентирует ответственность за совершение определенных действий, последствия которых могут иметь экологическое значение, хотя специально в диспозиции об этом не упоминается.
Таким образом, уголовный закон, с одной стороны, прямо отражает экологические преступления, с другой - устанавливает ответственность за деяние, которое может нанести ущерб и окружающей среде. Например, хулиганские действия, включающие загрязнение природных объектов отходами пищевых продуктов, битым стеклом, их уродование и т. п. Или некоторые преступления против личности, совершенные с целью скрыть следы браконьерства, избежать ответственности - далеко не полный перечень подобных правонарушений.
Криминологическое значение имеет также дифференциация ответственности за экологические правонарушения. В зависимости от степени общественной опасности ответственность может быть как уголовной, так и административной.
В кодексе об административных правонарушениях выделена специальная глава об административных правонарушениях в области охраны окружающей среды, памятников истории и культуры, куда включены многие составы экологического противоправного поведения, влекущего административную ответственность1.
1 Кодекс России, в частности, предусматривает административную ответственность за бесхозяйственное использование земель; порчу сельскохозяйственных и иных земель; нарушение правил охраны водных ресурсов; незаконную порубку и повреждение деревьев и кустарников, уничтожение и повреждение лесных культур и молодняка; нарушение требований пожарной безопасности в лесах; нарушение правил охоты и др.

Состояние экологической преступности в стране характеризуется постоянным ростом и высокой латентностью нарушений законодательства об охране природы.
В борьбе с экологической преступностью крайне редко применяются нормы, содержащие уголовную ответственность за нарушение законов об охране природы.
Исследователи практически единодушно отмечают, что на протяжении многих лет сохраняется значительный разрыв между числом уголовно-наказуемых деяний и реальным применением соответствующих уголовных норм.
Так, выборочный анализ зарегистрированных фактов незаконной охоты, например, показывает, что из года в год количество деяний, содержащих признаки преступления, имеют место в 35-45% от общего числа этих случаев. В то же время применение мер уголовной ответственности осуществлялось лишь в 1-3%, а административной - постоянно в 75-80% случаев.
В структуре экологических преступлений на протяжении многих лет большую часть составляют нарушения правил рыболовства (35-45%), незаконная охота (25-35%), загрязнение водоемов и воздуха (10-20%), нарушения лесного законодательства (8-10%). Поскольку экологические преступления в большинстве своем носят латентный характер, следует иметь в виду определенную условность (относительность) выборочных статистических данных, которые весьма слабо соотносятся с реальным состоянием охраны окружающей среды.

2. Причины экологических преступлений

Экологическая преступность порождена как общими, так и специфическими причинами.
Общие причины преступности коренятся в сфере противоречий, возникающих при взаимодействии человека и природы1. Эти противоречия существуют между человеком как частью природы и природой как целым; между возможностями общества, государства, региона по использованию окружающей среды, ее познанию и социальными потребностями; между социальным положением природных ресурсов (их форм собственности) и сложившимися способами их освоения; между обществом, социальной группой и индивидом как самостоятельными субъектами природопользования и природоохраны; между различными целями отдельных субъектов природопользования и природоохраны2.
1 Дубовик О.Л., ЖалинскийА.Э. Причины экологической преступности. - М., 1988.-С.93-94.
2 Право природопользования в СССР. - М., 1990.

Указанные противоречия представляют собой сложные социальные процессы, которые, как уже упоминалось, в условиях неблагоприятного (экстенсивного) экономического развития создают устойчивые предпосылки для неправомерного и нередко преступного экологического поведения.
Говоря об общих причинах экологической преступности, уместно обратить внимание на сложившуюся систему взглядов, несущую ярко выраженные устойчивые пробелы и деформации общественного экологического сознания. К ним, в первую очередь, относятся: явная переоценка возможностей человека, его якобы способности оптимально воздействовать на окружающую среду, своевременно познавать природу и процессы взаимодействия с ней; ложное мнение о неисчерпаемости природных ресурсов и нереальные оценки способности природы к самовосстановлению (регенерации); ориентация на сомнительные (нередко ложные) цели и приоритеты в сфере взаимодействия человека и природы; безразличное отношение к судьбе природы, ее состоянию, нанесенному ущербу окружающей среде и т. п.; явное неуважение к экологическому законодательству, регламентирующему взаимодействие человека и природы.
Определению специфических причин экологических преступлений во многом может способствовать качественный их анализ.
Изучение уголовных дел об экологических преступлениях позволяет провести их классификацию на: а) совершаемые должностными лицами, б) совершаемые лицами, не занимающими должностного положения1. Эти преступления могут совершаться как умышленно, так и по неосторожности, иметь корыстную или иную направленность.
1 Здесь следует иметь в виду возрастающее влияние на указанную сферу частных фирм, объединений, структур, конкретных физических лиц, владеющих значительными по размерам участками земли, водного пространства и от отношения которых к экологии напрямую зависит ее безопасное состояние.
Должностные экологические преступления отличаются, как правило, высокой общественной опасностью, нередко причиняют огромный, подчас трудно восполнимый экологический вред.
Связано это главным образом с тем, что противоречия, являющиеся причинами упомянутой группы должностных преступлений (между экономикой и экологией; между характером труда и экономическими, а подчас и политическими интересами отдельных ведомств, регионов, групп населения; между необходимыми и реально примененными методами управления, а также использованием технических ресурсов, технологий и т. п.), лежат в основе выполнения организационно-распорядительных или административно-хозяйственных обязанностей. Именно в этой сфере осуществляются функции планирования, распределения, оперативного управления, создания организационных структур, контроля, технико-технологического и ресурсного обеспечения взаимодействия общества с окружающей средой.
Таким образом, число должностных лиц, которые могут принимать экологически важные решения, весьма значительно, причем в этих условиях повышается роль должностных лиц среднего звена, что снижает возможности социального контроля за своевременной нейтрализацией противоправной экологической деятельности. И на фоне, например, неправомерных решений о судьбах Байкала, Арала, Севана, Ладоги, северных рек, контроль за осуществлением которых находится в зоне внимания общественности, что имеет конкретное позитивное, антикриминогенное воздействие, ежегодно принимаются сотни решений, не поддающихся практически никакому контролю.
Негативное воздействие на противоправное экологическое поведение должностных лиц оказывает: ориентация на мнимое удешевление добычи полезных ископаемых и сырьевых ресурсов за счет отказа от своевременных природоохранных мероприятий; игнорирование побочных вредных последствий экологически значимой деятельности; неоправданное упрощение или убыстрение производственного планирования неглубокой переработки и неполного использования природных ресурсов и др.
Уместно привести данные об оценке участия отдельных отраслей производства и транспорта в загрязнении окружающей среды. На первом месте уже многие годы находится металлургическая промышленность, доля загрязнения от деятельности которой составляет около 40%. Около 30% приходится на теплоэлектростанции; около 20% - на нефтедобывающую и химическую промышленность. Автомобильный транспорт вносит свою лепту в загрязнение окружающей атмосферы в пределах 10-15% и примерно 7-10% приходится на остальные отрасли производства1.
1 См.: Дубовик О.Л., Жалинский Э.С. Причины экологической преступности. -М., 1988. - С.129; Бринчук М.М. Правовая охрана атмосферного воздуха. //Материалы общенадзорных проверок природоохранных прокуратур. - М., 1985. - С.7-14. Здесь не учтен ущерб как от ранее неизвестных катастроф на производствах, использующих атомную энергию, так и от Чернобыля, вредные последствия от аварий на которых еще даже не осознаны человечеством (прим.ред).

Экологические преступления могут совершаться как умышленно, так и по неосторожности. Для лиц, совершающих правонарушения умышленно, характерны: эгоизм; пренебрежительное отношение к общественным интересам, игнорирование экологического законодательства; неудовлетворительная профессиональная подготовка; неоправданная жестокость, самодурство и др. Указанные свойства личности нередко имеют в конечном счете корыстную ориентацию (в прошлом - план любой ценой; ныне - прибыль, а как результат - незаслуженные награды, премии, продвижение по службе и т. п.).
Должностные экологические преступления по неосторожности совершаются, как правило, лицами, которым свойственны легкомыслие, пренебрежете законами, регламентирующими охрану окружающей среды некомпетентность и слабая профессиональная подготовленность, социальная пассивность, чувство вседозволенности и бесконтрольности и др.
Для личности должностных правонарушителей, совершающих как умышленные так и неосторожные экологические преступления, характерен вешний, довольно устойчивый ореол законопослушных членов общества, который во многих отношениях не вызывает негативной реакции, чем затрудняется, как правило, своевременное предупреждение этих преступлений.
Рассмотрению причин экологических преступлений, совершаемых лицами, не занимающими должностного положения, целесообразно предпослать особенности, характер и основные виды противоправной деятельности. Прежде всего это незаконное рыболовство, охота, морской промысел, лесозаготовки.
К общим причинам этого ряда преступлений относятся: серьезные недостатки в планировании, обеспечении и осуществлении различных промыслов; отсутствие достаточного развития правомерных средств удовлетворения потребностей; все возрастающие потребности в продуктах производственной деятельности, выраженные в состоянии “рынка” высокой “рентабельности” указанной категории преступлений. Помимо указанных причин, имеют место слабое, малоэффективное воздействие на преступную деятельность средствами надзора и контроля; неэффективное действие законодательства, регламентирующего уголовную и административную ответственность за экологические преступления (безнаказанность отдельных преступников) и др.
К субъективным причинам относятся: низкий уровень экологического и правового сознания; позиции отдельных групп населения, заключающиеся в безразличии к преступлениям этого рода либо в наличии устойчивых деформаций, ориентированных на корыстное извлечение доходов от противоправных промыслов.
Причины указанных преступлений тесно связаны с эколого-географическими условиями, в которых осуществляется противоправная деятельность. Это главным образом зоны, где еще сохранилась возможность активного промысла.
В последнее время чаще стали совершаться и такие виды экологических преступлений, как неправомерная разработка недр, заготовка леса, сбор ягод, лекарственных растений (женьшеня, облепихи, ландыша), разовая заготовка елок и т. п. Нередко эта деятельность носит массовый хищнический характер, обусловленный расширением черного рынка, который способен обеспечить сбыт любого количества природных ценностей, добытых браконьерами.
Под воздействием “теневой экономики” и образования значительных сумм неконтролируемых денежных масс постоянно расширяется круг лиц, желающих заниматься, например, одним из доходных видов противоправной экологической деятельности - незаконным рыбным промыслом. Более 70% злостных браконьеров, длительное время занимающихся ловом осетра, белуги, севрюги на территории Астраханской области, например, имеют постоянных потребителей (скупщиков) икры, реализующих продукцию браконьерства по устойчивой, отработанной системе сбыта.
Весьма незначительная часть браконьеров ориентируется на случайных покупателей, а доля правонарушителей, занимающихся незаконным промыслом для удовлетворения собственных потребностей (семьи, родственников, знакомых), составляет вообще мизерную часть.
Следует, правда, сказать, что масштабы промышленного негативного воздействия на водоемы (неправильная эксплуатация электростанций, залповые и иные загрязняющие сбросы вредных веществ и др.) значительно превышают ущерб, наносимый рыбному хозяйству браконьерами.
Наряду с характеристикой причин двух основных видов преступной экологической деятельности целесообразно выделить причины сугубо ситуативных экологических преступлений, совершаемых на уровне индивидуального противоправного поведения.
Имеется в виду вандализм с хулиганской мотивацией. Например, уничтожение лесных массивов. Прежде всего это лесные пожары, возникающие вследствие разведения костров, как правило, лицами, находящимися в нетрезвом состоянии при сознательном грубом пренебрежении мерами предосторожности или при поджоге леса из хулиганских побуждений. Для этих и подобных правонарушений (незаконная порубка леса; загрязнение водоемов и воздуха; бессмысленный отстрел животных, в том числе и занесенных в Красную книгу и др.) характерна высокая латентность. В то же время ущерб от этих преступлений весьма велик.
Анализ ситуативно-личностных факторов указанной категории правонарушений показывает, что здесь взаимодействуют: обстановка мнимой свободы, раскрепощенности, вседозволенности; отсутствие сдерживающих начал; благоприятная ситуация для удовлетворения спонтанных желаний, связанных с противоправной экологической деятельностью, а также бескультурье, эгоизм, правовой и экологический нигилизм, циничное отношение к общественным ценностям, морали, крайне низкий уровень применяемости норм ответственности за подобные преступные деяния и т. п.

3. Общие и специальные меры предупреждения экологических преступлений

Осуществление общих мер предупреждения экологической преступности напрямую связано с результатами действия социальных процессов в сфере взаимодействия общества и природы. Именно на макроуровне формируется долгосрочное антикриминогенное воздействие, способное формировать правомерное экологическое сознание и поведение, законность и правопорядок в экологических общественных отношениях. Огромное значение для оптимизации указанных процессов, например, может иметь решение важнейшей социальной проблемы законного сосуществования всех форм собственности на экологически значимые компоненты природы (землю, воды, природные ресурсы и др.).
Субъектами антикриминогенных процессов всех уровней являются: государство, ведомства, предприятия, общественные организации, общественные формирования, отдельные граждане.
Ведущее значение в общем предупреждении криминологической преступности имеют меры социально-экономического характера, связанные, в частности, с совершенствованием промышленного производства и прежде всего горнодобывающих, металлургических, энергетических и иных отраслей производства, интенсивно воздействующих на окружающую среду, совершенствованием сельскохозяйственного производства, развитием оптимальных технологий, направленных на бережливое отношение к земле, породному составу сельскохозяйственных животных, сохранению среды обитания диких животных и др., интенсивным развитием и эксплуатацией современных видов транспорта на основе ресурсосбережения, уменьшения вредного воздействия на атмосферу, почву, воды и иные биологические и физические параметры.
Антикриминогенное воздействие социально-экономических факторов должно быть тесно увязано с постоянным научно обоснованным, заботливым отношением к состоянию земель, их пригодности к сельскохозяйственному производству; состоянию животного и растительного мира, возможностью выбора оптимальных условий для правомерного на них воздействия (охоты, рыболовства, порубки леса и т. п.); состоянию вод, их пригодности к использованию в промышленном, сельскохозяйственном производстве для удовлетворения различных общественных и индивидуальных потребностей. При этом обязательному учету подлежат географические, климатические и иные факторы, способные воздействовать на поведение человека, характер его труда, обычаи, традиции, самосознание, самооценка и т. п.
Большую роль в предупреждении экологических преступлений должны сыграть соответствующие комитеты и комиссии, образуемые при структурах исполнительной и законодательной власти.
Важное значение имеет и постоянное совершенствование эколого-правового сознания (мышления) как на общественном, так и на индивидуальном уровне. В решении этой задачи заложен основной потенциал всей эколого-предупредительной деятельности. Именно здесь возникает реальная возможность преодоления крайней запущенности эколого-правового сознания, главными пробелами и негативными последствиями которого являются инертность, ведомственность, стереотипность и демагогичность воззрений, некомпетентность, ориентация на неправильные решения, бесконтрольность, протекционизм, карьеристские устремления, суверенизация и т. п.
К числу мер, направленных на совершенствование эколого-правового воспитания, относятся: обеспечение внутреннего и внешнего согласия людей с правовыми запретами; пропаганда и информационная обеспеченность норм, устанавливающих ответственность за экологические преступления; повышение социальной активности граждан, их нетерпимости и противодействия этим правонарушениям и др.
Эффективность предупреждения экологических преступлений предполагает активное применение профилактических мер как общего, так и специального характера.
К последним, помимо уже упомянутых, относятся: совершенствование контроля за экологически значимым поведением, включая соблюдение уголовно-правовых запретов; информирование соответствующих инстанций (адресатов) о выявленных фактах экологических правонарушений либо обстоятельствах, им способствующих; меры по изменению характера деятельности групп лиц, связанных с экологией; установление специального режима и перестройка технологии и управленческих функций и процессов; нормативное запрещение осуществления определенных экологически вредных действий и др.
Объектами контроля являются отдельные природные комплексы, территории, участки, водоемы, атмосферный воздух, животный мир, воды, лесные массивы и т. п. Кроме того, контроль следует осуществлять за поведением отдельных групп людей и отдельных граждан (например, браконьеров).
Субъектами контроля являются: правоохранительные органы; природоохранительные инспекции; общественные организации, ведомственные органы контроля и др. Методы контроля охватывают: непосредственное практическое наблюдение за состоянием природных объектов путем обходов, патрулирования, проведения рейдов, проверок; охрана объектов от неправомерного допуска на них; установление пропускного режима; изъятие орудия совершения экологических правонарушений; пресечение противоправных действий и т. п.
Особое место занимает осуществление надзора за соблюдением правовых норм, регламентирующих экологические правоотношения. Это - прокурорский надзор за исполнением природоохранного законодательства, деятельность разрешительной системы (правила обращения оружия, взрывчатых веществ и др.), административный надзор и т. п.
В Российской Федерации действует система природоохранных прокуратур на местах и соответствующее Управление по надзору за исполнением законов об охране природы в центре,
Эффективными мерами профилактики экологических преступлений являются и представления, протесты и предложения прокурора, представления следователей и частные определения судов; информации органов внутренних дел, природоохранных инспекций и других субъектов эколого-правовой предупредительной деятельности.
Существенную помощь в этом направлении оказывают решения и постановления общественных организаций; трудовых коллективов; собраний граждан и т. п.
Важное профилактическое значение имеет дальнейшее совершенствование законодательства, регламентирующего охрану природы. Речь идет о том, чтобы в сочетании с общими средствами реализации правовой экологической политики своевременно в оптимизированном режиме осуществлялась научно обоснованная криминализация и декриминализация общественно опасных посягательств на окружающую среду.

ГЛАВА XIX
ПРЕСТУПЛЕНИЯ, СОВЕРШАЕМЫЕ ПО НЕОСТОРОЖНОСТИ, И ИХ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

1. Общая характеристика неосторожных преступлений

Преступления, совершаемые по неосторожности, представляют собой часть общей преступности, самостоятельный элемент ее структуры. Как социально-правовое явление неосторожная преступность закономерно существует в обществе.
В юридической литературе широко используются термины: неосторожная преступность, преступная неосторожность, неосторожные преступления. Употребление указанных терминов с учетом диалектики соотношения отдельного, особенного и общего представляется правомерным, однако Закон оперирует понятием преступления, совершаемые по неосторожности, выдвигая тем самым указанное наименование в число приоритетных1.
1 Дагель П.С. Неосторожность. Уголовно-правовые и криминологические проблемы. - М., 1977. - С.6.

Содержание понятия “неосторожная преступность” зависит от состояния уголовного законодательства, от перечня предусмотренных в нем неосторожных преступлений и признаков, их характеризующих2.
2 Квашис В.Е. Преступная неосторожность //Социально-правовые и криминологические проблемы. - Владивосток, 1986. -С.10.

Преступную неосторожность составляет совокупность всех преступлений, совершаемых по неосторожности, имевших место в данном обществе (регионе) за определенный период.
В зависимости от сферы деятельности можно выделить четыре основные группы преступлений, совершаемых по неосторожности:
1) в быту (без использования технических средств);
2) в сфере взаимодействия человека с техникой;
3) в сфере профессиональной деятельности, не связанной с использованием управленческих функций или технических средств. Здесь имеются в виду преступления, связанные с ненадлежащим исполнением человеком своих профессиональных обязанностей, причиняющих вред обществу;
4) в сфере осуществления должностных (управленческих) функций.
Наиболее опасными по тяжести последствий и системе вероятности их наступления являются неосторожные преступления в сфере взаимодействия человека с техникой. Достаточно вспомнить трагические события на Чернобыльской АЭС, Башкирском газопроводе, катастрофы, крушения и аварии на автомобильном, железнодорожном, воздушном, морском и речном транспорте. Около 75% преступлений, совершаемых по неосторожности, приходится на долю автомобильного транспорта; 10-15% составляют преступные нарушения правил охраны имущества, халатность; 4-6% - нарушения правил охраны труда и техники безопасности; 3-5% - неосторожные преступления против личности (убийства, телесные повреждения). По некоторым данным, в общей структуре преступности неосторожные преступления составляют около 13%. Причем неосторожные преступления в сфере взаимодействия человека с техникой фигурируют в статистике лишь в разделе прочие преступления, что, безусловно, не позволяет учесть их реальную долю в общей структуре преступности.
В последние годы обращает на себя внимание устойчивая тенденция к росту и распространенности преступлений, совершаемых по неосторожности.
Предупреждение неосторожных преступлений требует углубленного изучения причин и условий, порождающих эти преступления, и на этой основе разработки мер их профилактики. Следует иметь в виду, что достаточно эффективные меры предупреждения умышленных преступлений далеко не всегда могут быть действенными при профилактике неосторожной преступности вследствие ее специфики. Таким образом, хотя общие положения о причинах преступности и методологические принципы их выявления и изучения, выработанные криминологией, во многом могут быть отнесены и к неосторожной преступности, тем не менее очевидные особенности преступлений, совершаемые по неосторожности, требуют целенаправленной ориентации этих общих положений на учет специфики причин и условий именно конкретных преступлений.
В генезисе неосторожного преступления всегда лежит порожденная невнимательностью та или иная ошибка субъекта, в результате которой наносится вред интересам общества, личности, охраняемым уголовным правом, а в некоторых случаях предусмотренных законом, создавшая реальную угрозу наступления вредных последствий. В данном случае речь идет, естественно, о виновных ошибках. Источником подобных ошибок являются дефекты взаимодействия субъекта с орудиями или средствами деяния в определенной ситуации.
В широком смысле причины неосторожных преступлений обусловлены противоречиями между субъектами (личность, ее цели, намерения, поведение) и объективными (ситуация, орудие или средство) обстоятельствами. При этом следует отметить, что если причиной конкретного преступления, совершенного по неосторожности, является взаимодействие личности с опасной ситуацией и средствами, то сами дефекты личности, опасные свойства ситуации и орудий (средств), приводящие к криминальной неосторожности, кроются в более глубоких социальных причинах и условиях. В частности, в условиях политического и социально-экономического кризиса имеет место постоянное деформирующее воздействие на общественное и индивидуальное сознание, его неизбежную дезорганизацию.
При этом проблемы неосторожной преступности на фоне вала общеуголовной как бы отодвигаются на второй план, что чревато самыми негативными последствиями.
В самом общем виде механизм преступления представляет собой взаимодействие внешних факторов объективной действительности и внутренних процессов и состояний, детерминирующих решение совершить правонарушение, направляющих и конкретизирующих исполнение этого решения.
В свою очередь, механизм преступления, совершаемого по неосторожности, составляет такое взаимодействие субъективного и объективного, при котором неосторожное причинение вреда является результатом противоречий между объективными требованиями ситуации, предъявляемыми к личности, и неадекватным субъективным восприятием личностью этой ситуации. Личность чаще всего оказывается несостоятельной по отношению к требованиям ситуации.
На основе приведенных выше общих положений далее целесообразно подробно рассмотреть особенности предупреждения наиболее распространенных и опасных видов преступлений, совершаемых по неосторожности.

2. Предупреждение дорожно-транспортных происшествий

Безопасность дорожного движения - проблема глобальная. Высокая аварийность на дорогах во многих странах расценивается как национальное бедствие. Научно-технический прогресс в области автомобилестроения, постоянное увеличение парка автомашин привели к резкому увеличению числа происшествий, тяжесть последствий которых постоянно возрастает. Ежегодно на дорогах страны происходит несколько сот тысяч происшествий, число погибших исчисляется десятками тысяч, сотни тысяч серьезно травмируются, из них многие остаются калеками на всю жизнь.
Подавляющее большинство происшествий связано с грубейшими нарушениями правил безопасности дорожного движения. Уголовная ответственность за указанные преступления предусмотрена в случаях нарушения лицами, управляющими транспортными средствами, правил безопасности движения, повлекшего определенные вредные последствия, при управлении транспортными средствами в состоянии опьянения, при выпуске в эксплуатацию технически неисправных транспортных средств.
Преступления этого вида (за исключением управления транспортными средствами в состоянии опьянения) относятся к числу неосторожных.
Преступное нарушение правил безопасности дорожно-транспортного движения, недоброкачественный технический осмотр, ремонт техники происходят в результате различных ненадлежащих действий или в результате несовершения действий (бездействие), которые необходимо было обязательно произвести в соответствии с установленными правилами.
К наиболее типичным нарушениям правил безопасности применительно к противоправному поведению водителя относятся: превышение скорости, нарушение правил обгона, маневрирование и рядность; выезд на левую сторону дороги; нарушение правил проезда перекрестков; неосторожный проезд мимо остановок общественного транспорта; несоблюдение дистанции; нарушение правил перевозки людей; ослепление светом фар; нарушение правил движения по железнодорожным переездам; управление транспортом с неисправностями, угрожающими безопасности движения.
Самыми распространенными видами нарушений являются: управление транспортом без прав или несоответствие права на вождение его категории (39,7%), превышение скоростных режимов (18,9%), нарушение правил обгона и выезд на полосу встречного движения (15,9%).
Последствием дорожно-транспортных происшествий, как правило, является материальный ущерб, связанный с повреждением (уничтожением) транспортных средств, имущества, наземных сооружений. Из года в год он растет и составляет многие миллионы рублей.
Наиболее тяжкие последствия - смерть людей, причинение телесных повреждений, психических травм.
Кроме того, в результате происшествий возможны и вредные воздействия на окружающую среду (аварии транспортных средств, перевозящих взрывоопасные, токсичные и реактивные вещества).
Причины дорожно-транспортных происшествий и условия, им способствующие, можно определить как совокупность объективных и субъективных факторов (обстоятельств), противоречащих общественной безопасности и связанных с возникновением опасной ситуации, социально-психологическими дефектами личности правонарушителя, социально-правовыми и организационно-техническими недостатками.
В отношении дорожно-транспортных происшествий, вызванных нарушением правил безопасности, определяющей является взаимосвязанная, взаимообусловленная система: человек - транспортное средство - дорога. От того, насколько совершенны эти основные компоненты (включая, безусловно, и такой элемент, как управление, регулирование движением), зависит качественный уровень обеспечения безопасности дорожного движения.
Главным компонентом процесса дорожного движения является человек - водитель транспортного средства. Судебная практика показывает, что подавляющее большинство всех дорожно-транспортных происшествий происходит по вине водителей. Соответственно основной причиной происшествий на дорогах являются грубейшие нарушения правил безопасности в силу безответственности, недисциплинированности, легкомысленной невнимательности и т. п.
Говоря о личности правонарушителей этого вида преступности, необходимо отметить следующее.
Среди правонарушителей преобладают мужчины. Женщины составляют менее 2%. Связано это главным образом с устойчивым, неравным соотношением мужчин и женщин среди водителей транспортных средств. Однако дело не только в этом. Судебная, следственная и административная практика свидетельствует, что женщинам-водителям свойственна большая дисциплинированность, аккуратность, редкие случаи управления автомобилями в нетрезвом состоянии. Смертность от дорожно-транспортных происшествий по вине мужчин в 5-6 раз выше, чем по вине женщин1.
1 Жулев В.И. Предупреждение дорожно-транспортных происшествий. - М., 1989.-С.132.

Наибольшее число правонарушителей - лица в возрасте 18-24 лет. Ощутимое снижение доли правонарушителей характерно для водителей в возрасте 40 лет и более.
Большое значение имеет профессиональная подготовка и водительский статус. Наибольшее число правонарушений приходится на лиц, имеющих статус от 1 до 2 лет (свыше 32%) и соответственно недостаточные профессиональные навыки и опыт работы. Среди правонарушителей довольно высок удельный вес лиц, ранее привлекавшихся к административной и уголовной ответственности. Первая категория составляет около 80%, вторая -свыше 12%. Характерно в этом отношении и распределение лиц, для которых дорожно-транспортное преступление оказалось повторным в зависимости от рода занятий: рабочие - 9,7%; колхозники - 5,3%; служащие - 5,8%; пенсионеры -3,7%; иные занятия - 15%; не работающие - 32,7%. Удельный вес этой группы в общем числе правонарушителей - 3,3%, а на нее приходится около 33%, ранее привлекавшихся к уголовной ответственности.
Уровень образования у правонарушителей мужчин и женщин примерно одинаков. Большинство правонарушителей имеют неполное среднее образование, меньше всего их среди лиц с высшим образованием.
Одним из важных показателей социальной позиции нарушителей правил дорожного движения являются цели и мотивы совершаемых правонарушений.
Большинство из них приходится на лихачество (73%), стремление проявить неоправданную удаль, смелость, силу (65%). Значительному числу правонарушителей свойственно пренебрежительное отношение к правилам безопасности и другим правовым нормам (42%). Нельзя не отметить легкомысленного стремления любыми способами быстрее окончить работу, получив за нее премию, и т. п. (35-40%).
Опрос значительной группы осужденных за дорожно-транспортное преступление выявил следующие их нравственно-психологические свойства: беспечность, легкомыслие (64%); излишняя самоуверенность (90%); неумение правильно оценить ситуацию (43%); явная неосторожность (44%). Выявление негативных свойств личности позволяет определить лежащие в их основе социальные потребности, ценностные ориентации для надлежащей организации профилактической деятельности.
Дорожно-транспортным происшествиям способствуют и различные объективные недостатки организационно-технического, организационно-правового и организационно-управленческого плана. В число первых входит крайне неудовлетворительное состояние дорог, что характерно для всей страны. С плохим состоянием дорог из года в год связано около 12-14% дорожно-транспортных происшествий. Для многих транспортных средств характерны серьезные конструктивные недостатки, далеко не все они оснащены универсальными средствами безопасности.
Слабое знание участниками движения правил безопасности, неудовлетворительная организация их изучения и контроля образуют круг условий организационно-правового характера. К ним следует отнести и недостатки нормативных документов, регламентирующих безопасность дорожно-транспортного движения.
К недостаткам организационно-управленческого характера относятся: неудовлетворительное техническое обслуживание и ремонт транспортных средств. Низкий уровень обслуживания вынуждает многих водителей эксплуатировать транспортные средства с серьезными дефектами. Несовершенна система профотбора и обучения водителей.
К условиям, способствующим нарушениям правил безопасности, следует отнести и недостатки в осуществлении надзора за движением. Далеко не все факты безопасности выявляются. Нельзя не отметить и низкий уровень технического оснащения органов государственной автомобильной инспекции (ГАИ), недостаточную нормативную урегулированность всего комплекса вопросов, касающихся обеспечения безопасности дорожного движения, пробелы в системе профессионального отбора сотрудников ГАИ и т. п.
Наибольший удельный вес среди жертв дорожно-транспортных происшествий составляют водители - 34% и пешеходы -38%, а получивших ранения - соответственно 32 и 35%.

3. Общие и специальные меры предупреждения

Многообразие причин дорожно-транспортных происшествий и условий, им способствующих, определяют множественность мер их предупреждения.
Они могут носить общий или специальный характер. По содержанию предупредительные меры связаны с решением проблем: социально-экономических, социально-правовых, организационно-технических, медицинских, психологических и др.
Большое предупредительное значение имеет деятельность служб ГАИ и дорожного строительства по обеспечению дорог информационно-указательными знаками, соответствующими ограждениями и другими средствами, способствующими безопасному движению транспорта.
Важнейшее направление профилактики - высококачественная подготовка водителей, своевременное повышение их квалификации. Не может быть положительных результатов в борьбе с дорожно-транспортными происшествиями и без совершенствования конструкции транспортных средств, внедрения средств пассивной безопасности (ремни безопасности; травмобезопасные стойки дорожных знаков; повышение эффективности послеаварийных действий и т.п.).
Специальные меры профилактики предусматривают прежде всего эффективный контроль за соблюдением правил безопасности. Особую роль здесь играет ГАИ. На нее возложены следующие задачи: регулирование движения транспорта и пешеходов; выявление и пресечение нарушений правил дорожного движения; контроль за содержанием дорожной сети; надзор за техническим состоянием транспорта; регистрация и учет автомототранспортных средств; учет и анализ дорожно-транспсэртных происшествий; выявление причин и условий, способствующих дорожно-транспортным происшествиям,, и разработка профилактических мер; применение к нарушителям установленных законом мер воздействия; организация и проведение воспитательной и агитационно-пропагандистской работы среди населения и др.
Серьезную помощь ГАИ оказывают специализированные добровольные народные дружины, внештатные сотрудники и др.
Немалый вклад в предупреждение дорожно-транспспортных происшествий вносит своевременное и квалифицированное расследование преступлений и происшествий. Помимо общей профилактической направленности, деятельность следственных органов имеет и конкретную направленность, связанную с процессуальной обязанностью выявлять причины и условия, способствующие дорожно-транспортныгм происшествиям, и вносить представления по конкретным уголовным делам.
Вероятно, необходим специальный закон о дорожном движении, в котором четко должны быть определены конкретные ведомства, организации, ответственные за порядок на дорогах.

4. Предупреждение преступных нарушений правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного и водного транспорта

Развитие современного транспорта связано не только с ростом объема перевозок, но и с постоянным увеличением интенсивности движения, повышением скоростей локомотивов, воздушных, морских и речных судов.
В этих условиях большое значение приобретает усиление борьбы с преступными нарушениям правил безопасности движения, эксплуатации железнодорожного, воздушного и водного транспорта, а также с недоброкачественным ремонтом транспортной техники.
Технический прогресс резко сократил число транспортных происшествий, вызываемых конструктивными недостатками, и в то же время возросло число крушений катастроф и аварий, причиной которых является человек. По данным мировой статистики, из каждых трех происшествий на транспорте два обусловлены человеческим фактором. На протяжении длительного времени подобная пропорциональность сохраняется. Анализ уголовных дел показывает, что доля происшествий, причиной которых явились нарушения правил безопасности, постоянно колеблется в пределах 60-80% от их сущего числа.
Очевидное своеобразие преступных нарушений правил безопасности движения и эксплуатации транспорта предопределяет необходимость исследования самостоятельной, присущей им системы причин и условий, отражающей специфику социально-экономических, социально-правовых, организационно-технических, психологических и иных факторов. Другими словами, аналитическому обобщению подлежит механизм указанных правонарушений.
Рассмотрим наиболее типичные криминальные ситуации, включающие характерные картины преступных правонарушений определенных видов, содержащие объективные и субъективные факторы, определяющие аварийное событие в целом.
На железнодорожном тpaнcnoрте:
локомотивная бригада, грубо нарушая правила подготовки к рейсу (недостаточный отдых, употребление спиртных напитков накануне и т. п.), отвлекается от управления локомотивом (нередко засыпает), проезжает запрещающий сигнал светофора;
дежурный по станции или диспетчер, неудовлетворительно руководя движением поездов, маневровой работой (отвлекается, плохо ориентируется в оперативной обстановке, покидает рабочее место и т. п.), отправляет поезд на занятый путь;
работники службы пути, средств сигнализации и связи, локомотивного и вагонного хозяйства проводят недоброкачественный ремонт либо, обнаружив при осмотре дефекты, не принимают необходимых мер к их устранению.
На воздушном транспорте:
а) при эксплуатации самолетов большой пассажировместимости:
экипаж не выполняет (чаще всего в целях экономии времени, горючего и т. п.) какие-либо обязательные действия, предусмотренные правилами безопасности (например, заход на второй круг при неблагоприятных условиях посадки, точное и полное исполнение всех операций в полете, особенно при взлете и посадке1;
экипаж преднамеренно допускает перегруз воздушного судна, особенно при грузовых, коммерческих рейсах;
диспетчер отвлекается, не успевает выполнить обязательные операции (например, развести самолеты по разным эшелонам, дать вовремя точные координаты местонахождения воздушных судов и др.).
б) При использовании легких самолетов и вертолетов:
игнорируя правила безопасности, экипаж совершает самовольный вылет (без подготовки, учета прогноза погоды и т. д.);
при неблагоприятном прогнозе экипаж, не считаясь с опасными метеоусловиями, совершает вылет;
при выполнении полета (по заданию или самовольно) экипаж, пренебрегая правилами безопасности, допускает лихачество (полет ниже предельной высоты в опасных зонах, выполнение недозволенных виражей, нередко в нетрезвом состоянии.
1 Так, при расследовании причин катастрофы российского аэробуса А-310 под Междуреченском в марте 1994г., унесшей жизни 75 человек, были установлены грубейшие нарушения правил безопасности, связанные с нахождением в кресле командира корабля посторонних лиц (его детей, подростков).

На водном транспорте:
пренебрегая правилами безопасности плавания, судоводители не проявляют должной бдительности, не осуществляют тщательного наблюдения за окружающей обстановкой, что приводит к столкновению судов;
администрация не контролирует ремонтных работ на судне, неудовлетворительно организует его приемку, что приводит к выходу из строя той или иной системы (механизмов), пожару на судне и т. п.;
капитан судна, вопреки штормовому предупреждению, выходит в море либо не принимает мер к обеспечению безопасной стоянки, что становится причиной посадки судна на мель, навала на берег (береговые сооружения) и т. д.
Анализ причин преступных нарушений правил безопасности движения на транспорте невозможен без исследования социально-психологического механизма индивидуального поведения. Причем в каждом конкретном случае результат взаимодействия ситуация - личность зависит от содержания факторов, лежащих в основе элементов указанного взаимодействия.
В одних случаях определенную и провоцирующую роль в противоправном действии (бездействии) индивидуума играют его ценностные ориентации. В других лидирующим фактором могут являться внешние обстоятельства. Таким образом, в процессе транспортного происшествия происходит взаимодействие объективных факторов (окружающая среда, техника, производственное задание, правила безопасности) и субъективных (оператор, его внутренние процессы и состояния). При этом степень общественной опасности самого действия (бездействия) и личности правонарушителя в значительной степени определяется соотношением ситуационных и личностных факторов в каждом конкретном транспортном происшествии.
При анализе личностных свойств правонарушителей возникает вопрос о мотивах преступных нарушений правил безопасности. Результаты криминологических исследований показывают, что в основе мотивации неосторожных преступлений этого рода можно установить самые различные интересы и потребности, в том числе и антисоциальные. Наиболее типичными мотивами действий при нарушениях правил безопасности движения и эксплуатации транспорта могут быть:
во-первых, эгоизм, установка на достижение личных целей, обеспечение своего благополучия (самовольная эксплуатация транспортных средств; отклонение от заданных маршрутов по своим делам и т. п.);
во-вторых, стремление скрыть другие нарушения, допущенные по небрежности. При этом нередко сознательно игнорируется возможность наступления тяжких последствий, субъект легкомысленно рассчитывает на их предотвращение. Здесь в отношении к наступившим последствиям имеет место преступная самонадеянность;
в-третьих, ложно понятые производственные интересы: нередко экипаж нарушает правила, стремясь выполнить рейс в любых сложных условиях, даже когда правила безопасности категорически это запрещают (например, неблагоприятные погодные условия, сильный шторм, большая облачность и т. п.);
в-четвертых, проявление правового нигилизма, когда субъект игнорирует нормативные требования только потому, что считает их формальными либо излишними в конкретной ситуации; при этом он полагает, что тяжких последствий нарушения правил не повлекут;
в-пятых, неправильное понимание коллективизма или безволие: например, член экипажа, локомотивной бригады нарушает правила вместе с руководителем (командиром), подчиняясь его власти и авторитету;
в-шестых, рыночная экономика высветила несвойственные в недавнем прошлом мотивы преступных нарушений правил безопасности сугубо корыстно-собственнических, когда транспортные средства используются в целях наживы.
Поэтому наряду с исследованием личности правонарушителей серьезного внимания заслуживает проблема криминогенного воздействия социально-экономических и организационно-технических факторов на обеспечение безопасности транспортного движения. Политическая и экономическая система при нестабильном их развитии может порождать криминогенные обстоятельства, способствующие совершению неосторожных преступлений. Особенно ярко это проявляется в сфере взаимодействия человека с техникой (источником повышенной опасности).
Безопасность движения на железнодорожном, воздушном и водном транспорте является одним из индикаторов, по которому общество оценивает качественное состояние экономики.
Несмотря на меньшие, в целом вредные, последствия от аварийности на железных дорогах, в воздухе, на воде по сравнению с последствиями дорожно-транспортных происшествий (в частности, по числу погибших), авиакатастрофы, кораблекрушения, железнодорожные аварии имеют неизмеримо большой общественный резонанс и воспринимаются как болезненный симптом социального и экономического неблагополучия. Обеспечение безопасности движения на железнодорожном, воздушном и водном транспорте довольно устойчиво формирует общественную оценку положения дел в народном хозяйстве страны.
Большое значение, например, приобретает своевременное и адекватное проведение форм, методов и средств государственного контроля за безопасностью на транспорте к имеющим место условиям его функционирования. Так, приобретение в последнее время средств воздушного и водного транспорта частными фирмами, физическими лицами приводит к их неконтролируемой эксплуатации и самым негативным последствиям в плане безопасности движения.
Предупреждение транспортных происшествий - сложный, но управляемый социальный процесс, требующий реализации комплекса экономических, технических, правовых, культурно-воспитательных, психологических и иных мер, являющихся составной частью общей системы социальной профилактики правонарушений. Эта система включает меры общего, специально-криминологического и индивидуального характера1.
1 См. подробно: Эминов В.Е. Предупреждение авиационных происшествий. - М.
1990.-С.9.

Так, низкий уровень трудовой и технологической дисциплины операторов транспортной системы, халатное отношение к исполнению служебных обязанностей, неудовлетворительная их профессиональная подготовка, пьянство - далеко не исчерпывающий перечень криминогенных факторов. Вместе с тем, как показывает анализ причин преступных нарушений правил безопасности, большинство из них нельзя прямо отнести к области антиобщественных взглядов, вредных привычек, негативных традиций и т. п., в связи с чем активизация профилактической деятельности должна осознанно смещаться в сторону специальной системы мер.
Важнейшим условием эффективной профилактики транспортных происшествий является постоянное взаимодействие ведомственных, межведомственных и правоохранительных органов.
Основные направления профилактики транспортных происшествий следующие:
1) разработка и реализация долгосрочных комплексных программ по предупреждению происшествий, предусматривающих меры социально-экономического, социально-правового, организационно-технического характера;
2) совершенствование законодательных и нормативных актов, регламентирующих уголовную, административную и дисциплинарную ответственность за нарушения правил безопасности движения и эксплуатации транспорта, а также документов, регулирующих служебное расследование транспортных происшествий;
3) постоянное совершенствование практики расследования и судебного рассмотрения уголовных дел о транспортных происшествиях;
4) совершенствование прокурорского надзора за исполнением законов, регламентирующих безопасность движения и эксплуатации транспорта, а также за расследованием происшествий (как уголовно-процессуальным, так и служебным);
5) повышение уровня профессиональной подготовки как работников транспорта, так и транспортных следователей и прокуроров, специалистов межведомственных органов, связанных с обеспечением безопасности движения и эксплуатации транспорта.

ГЛАВА XX
ПРЕСТУПНОСТЬ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ И ЕЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

1. Преступность военнослужащих и ее причины

Согласно Конституции Российской Федерации, защита Отечества является долгом и обязанностью ее граждан. Они проходят службу в Вооруженных Силах России по призыву и на контрактной основе. К 2000 г. контрактники должны составлять 50% солдат и сержантов. Ныне их доля невелика. Однако при всех планируемых изменениях Вооруженные Силы остаются составной частью государства, а военнослужащие - неотъемлемой частью народа. Поэтому все позитивные и негативные тенденции и закономерности, свойственные государству и обществу в целом, в полной мере проявляются и в армии. В то же время Вооруженные Силы - специфическая часть общества со своими социально-экономическими, демографическими, организационно-управленческими и правовыми особенностями, которые позитивно или негативно отражаются как на самой преступности военнослужащих, так и на ее причинах. При этом следует иметь в виду, что общественная опасность преступного поведения военнослужащих объективно связана не только с нарушением общественного порядка, характерного для преступных деяний гражданских лиц, но и с ослаблением воинской дисциплины как важнейшей составляющей боеготовности воинских соединений и частей. Этот показатель остается главнейшим и на современном этапе окончания холодной войны, существенного снижения международной напряженности и провозглашения Россией мирной оборонительной доктрины. Вооруженные силы сохраняются и в ближнем, и в дальнем зарубежье. Не распались и военные блоки. Некоторые из них даже расширяются. Решение спорных проблем путем вооруженных нападений остается жестокой реальностью. Оборонительная политика может быть осуществлена лишь при наличии хорошо вооруженных, мобильных и боеготовных воинских частей и соединений. Воинская дисциплина в них поддерживается различными методами, в том числе и уголовным наказанием правонарушителей. В силу этого военнослужащие дополнительно несут ответственность за непосредственные посягательства на воинский правопорядок, за воинские преступления.
Преступность военнослужащих. Обобщенные статистические показатели о преступности военнослужащих и в настоящее время, хотя согласно Закону “О государственной тайне” 1993 г. сведения о преступности в стране не могут быть засекреченными, остаются в основном закрытыми и не включаются в общие сведения о преступности в стране, а учитываются лишь Главным управлением по надзору за исполнением законов в Вооруженных Силах (бывшая Главная военная прокуратура) и самим Министерством обороны.
Удельный вес преступлений военнослужащих невелик. Если приплюсовать сведения о них к общему числу регистрируемой преступности в стране, то их доля в структуре российской преступности составит по данным 1993г. около 1%. Этот показатель не был постоянным. В середине 50-х годов он приближался к 5%, а в начале 80-х годов - к 1,5% в структуре союзной преступности. Он зависит не только от уровня преступности военнослужащих, но и от общего числа преступлений в гражданском обществе, количества личного состава Вооруженных Сил, полноты учета уголовно наказуемых деяний в стране и армии и других обстоятельств.
В связи с волюнтаристским подходом к борьбе с преступностью в СССР, руководство которого ставило перед властными и правоохранительными органами объективно невыполнимые задачи ее полного искоренения, стало широко распространяться укрывательство преступлений от учета. Наибольшее распространение оно получило в армии и на флоте, командный состав которых, с одной стороны, был обязан сообщать военному прокурору о совершаемых военнослужащими преступлениях, с другой - нес строгую ответственность за противоправное поведение подчиненных. Эта правовая коллизия обычно решалась не в пользу укрепления воинской дисциплины.
Коэффициент преступности в войсках в расчете на 100 тыс. человек личного состава обычно вдвое выше коэффициента преступности в гражданском обществе. Это обусловлено рядом обстоятельств, но в первую очередь тем, что военную службу несут главным образом молодые мужчины - наиболее криминогенная в демографическом отношении часть населения.
Такое соотношение долгое время сохранялось и в СССР. В 1950г. коэффициенты преступности в гражданском обществе и в войсках (армия и флот) соответственно составляли 400 и 958, в 1960 г. - 307 и 656, в 1970 г. - сопоставляемые показатели практически сравнялись (433 и 426), После начавшегося в середине 60-х годов интенсивного роста преступности в стране стала расти и преступность среди военнослужащих. Командиры и начальники реагировали на неудержимый прирост преступности среди военнослужащих возрастающим укрывательством преступлений от учета, особенно воинских1. В 1980 г. коэффициент преступности в войсках равнялся 534, а в гражданском обществе 969, в 1990 г. - соответственно 794 и 969, а в последний год существования Вооруженных Сил СССР - 893 и 1115. Преступность в Вооруженных Силах России продолжает интенсивно расти. Увеличивается число нежелающих идти на военную службу. В 1993г. после весеннего призыва они были укомплектованы лишь на 51%2.
1 См.: Преступность в Вооруженных Силах /Преступность - угроза России. // Информационно-аналитический еженедельник (Специальный выпуск). - М.: РАУ-корпорация, 1993. -№ 2/6. -С. 71-79,
2 См.: Серебрянников В.В. Военная социология: опыт и проблемы // Социологические исследования. - 1993. - № 12. - С.27; Янин С.В. Факторы социальной напряженности в армейской среде //Социологические исследования. - 1993. -№ 12.-C.44-49.

При оценке криминологической характеристики преступности военнослужащих надо иметь в виду не только половозрастные демографические данные о личном составе Вооруженных Сил, специфику учета преступных проявлений, но и другие криминогенные и антикриминогенные особенности, которые, не являясь причинами преступных проявлений, отражаются на их уровне, структуре и динамике. Речь идет о своеобразных условиях жизни, быта и деятельности военнослужащих, наличии опасных ситуаций учебной и боевой обстановки, расширенной уголовной ответственности и др. Например, тяжелые условия военной службы предъявляют особые требования к физическому и психическому здоровью военнослужащих. Снижение этих требований (что нередко бывает при недостатке призывных контингентов) существенно сказывается на преступности в воинских частях. Об этом может свидетельствовать более высокий коэффициент преступности среди военных строителей. В военно-строительных частях действует целый комплекс только им свойственных криминогенных факторов. Одним из них, и очень существенным, является заниженный уровень требований к физическому, психическому и социальному здоровью призываемых на службу.
Несмотря на малый удельный вес преступлений военнослужащих в структуре общей преступности в стране и на наличие в Вооруженных Силах криминологически значимых (позитивных и негативных) особенностей их службы, основные динамические тенденции преступных проявлений в войсках по своей направленности практически совпадают с динамикой преступности в стране. Разница заключается лишь в несколько меньших темпах прироста некоторых преступлений военнослужащих, да и то, как было показано, главным образом за счет снижения регистрации регулируемых командованием общеуголовных и особенно воинских преступлений (самовольных отлучек, нарушений правил внутренней и караульной служб, оскорблений и др.). Есть и иные воинские особенности в динамике преступности военнослужащих. Например, наибольший рост преступности наблюдался во время сокращения Вооруженных Сил в 1956 и в 1961 г. и в настоящее время, что в значительной мере связано с падением престижа военной службы и резким ослаблением организационно-управленческой и профилактической работы со стороны не уверенных в своем будущем командиров и начальников. Всплеск преступности военнослужащих в настоящее время связан и с общим осложнением социально-экономической и политической обстановки в стране, в армии, особенно в связи с резким ухудшением бытового устройства войск, перемещаемых в глубь страны из Восточной Европы, Прибалтики и других стран ближнего зарубежья.
Несмотря на имеющиеся криминологически значимые особенности в Вооруженных Силах, коэффициент преступности в них и в стране в целом, взятых за послевоенный период, составляет около +0,7. А если сопоставить динамические показатели только общеуголовных преступлений военнослужащих (исключив из преступности Вооруженных Сил специфические воинские деяния) с аналогичными данными преступности в стране, то коэффициент корреляции за тот же период приближается к +0,8. Такой высокий коэффициент корреляции между динамикой преступности в войсках и в стране в целом объясняется действием в стране и армии единых основных тенденций и закономерностей. Военнослужащие, составляя около 1,5% в структуре населения страны, но призванные со всей ее территории, из всех социальных слоев и групп населения, достаточно репрезентативно отражают территориальные, социально-экономические, культурные особенности страны, общества, народа.
Этот вывод является ключевым для понимания основных закономерностей и тенденций преступности в Вооруженных Силах, ее важнейших и определяющих причин, а также главных направлений предупредительной работы в войсках. Все военно-криминологические проблемы могут успешно анализироваться и решаться лишь в тесной связи с общими социальными, экономическими, организационными, духовными и криминологическими процессами в стране. Попытки радикально решить криминологические проблемы военнослужащих в отрыве от общегосударственных предпринимались неоднократно, но успеха не имели.
Преступления в Вооруженных Силах обычно делятся на две большие группы: общеуголовные и воинские. В связи с этим структура преступности военнослужащих специфична. И эта специфика главным образом связана с наличием воинских преступлений, которых нет в гражданском обществе. Удельный вес этих преступлений в структуре всей преступности военнослужащих не был постоянным и колебался в пределах 50-70%. Внутри них наибольшее распространение (до 70% и более) имеют преступления против порядка прохождения военной службы (самовольные отлучки, самовольные оставления части, дезертирство и членовредительство); затем следуют преступления против порядка подчиненности и воинской чести (неповиновения, сопротивления начальнику или принуждение его к нарушению служебных обязанностей, насильственные действия в отношении начальника, оскорбление подчиненными начальника и начальником подчиненного, неуставные отношения между военнослужащими, получившие название дедовщины); преступления, связанные с эксплуатацией военной техники (автобронетехники, самолетов, кораблей); преступления против порядка несения боевого дежурства, пограничной, караульной и внутренней служб; воинские должностные преступления и др.
Вторую часть преступности военнослужащих составляют общеуголовные деяния. В их структуре наибольшее распространение имеют преступления против различных видов собственности (около 60%), против личности, общественного порядка, общественной безопасности и некоторые другие. Удельный вес отдельных видов общеуголовных деяний военнослужащих несколько ниже аналогичных показателей по стране. Например, доля хулиганских действий среди военнослужащих практически в 2 раза ниже, чем среди гражданских лиц. Однако если к хулиганским действиям военнослужащих приплюсовать преступления против порядка подчиненности и воинской чести, совершаемых из хулиганских и близких к ним побуждений, то указанные различия практически нивелируются. Аналогичные соотношения имеются и по другим видам мотивации, которые в данном случае более объективно передают криминальные тенденции в обществе и армии. Эти данные также подтверждают наличие глубоких взаимосвязей между преступностью в стране и в Вооруженных Силах.
Причины преступности военнослужащих. Криминологический анализ уголовно наказуемых деяний в Вооруженных Силах и сопоставление этих деяний с преступностью в стране позволяет сделать важный вывод: основные причины преступлений в войсках не имеют существенных отличий от общих причин преступности в стране. Имеющиеся особенности заключены не столько в их содержании, сколько в своеобразном преломлении общих причин через специфические условия жизни, быта и деятельности военнослужащих, а также в конкретных обстоятельствах, способствующих совершению преступлений в воинских частях и подразделениях.
В реальной жизни и деятельности военнослужащих общие и специфические криминогенные явления и процессы тесно связаны. Но задачи устранения или нейтрализации причин и предупреждения преступлений требуют их дифференциации. Поэтому в учебных и практических целях всю совокупность причин и условий, порождающих преступность в Вооруженных Силах, целесообразно разделить на три основные группы: 1) общие причины преступности, реализуемые через условия жизни, воспитания, учебы и работы правонарушителей до призыва (поступления) на военную службу; 2) общие причины преступности, специфично преломляющиеся через армейские условия жизни и быта; 3) сугубо воинские причины и условия, способствующие совершению преступлений военнослужащими.
В первую группу должна быть отнесена вся совокупность рассмотренных в предыдущих главах учебника причин преступности. В условиях Вооруженных Сил эти причины реализуются в преступном поведении военнослужащих через сформированные у них до службы в армии криминогенные качества личности. А поскольку около половины личного состава ежегодно обновляется, то в армейскую среду систематически привносятся антисоциальные взгляды, привычки, традиции, которыми обременена значительная часть призывников и контрактников. Причем неблагоприятные условия нравственного формирования личности военнослужащих до их прихода на военную службу довлеют в их сознании не только как груз прошлого и пережитого. Некоторые из обстоятельств довоенной жизни через массу видимых и невидимых связей, через различные формы социального общения, средства массовой информации продолжают оказывать свое криминогенное влияние и во время службы. Это стало особенно очевидным в последние годы, когда страна оказалась в глубоком экономическом, политическом и идеологическом кризисе. В процессе исторически необходимой демилитаризации общества были разрушены и некоторые позитивные элементы подготовки молодежи к сохраняющейся обязательной военной службе: из школьных программ совсем исключена начальная военная подготовка, во многих вузах закрыты военные кафедры, распалась система героико-патриотического воспитания молодежи, многие средства массовой информации не жалеют усилий для полного пересмотра и искажения военной истории, очернительства Вооруженных Сил, размывания ценностей военной службы.
Рассматриваемая группа причин существенна в генезисе преступности военнослужащих. Более того, эти причины, как правило, не могут быть устранены силами воинских должностных лиц. Они могут быть лишь частично блокированы, компенсированы или нейтрализованы мерами организационного, воспитательного и дисциплинарного характера.
Вторая группа причин связана со специфическим действием общих причин преступности в своеобразных условиях жизни, быта, досуга и деятельности военнослужащих. Общие причины преступности своеобразно реализуются в условиях Вооруженных Сил: одни из них ослабляются или нейтрализуются в воинских условиях, другие усиливаются.
К числу факторов, которые ослабляют действие общих причин, следует отнести:
а) систему воинского, правового и нравственного воспитания, которая функционирует в воинских частях и подразделениях;
б) строгую организацию жизни, быта, досуга и деятельности солдат и сержантов;
в) жесткий уставный контроль за деятельностью и поведением военнослужащих;
г) обеспеченность военнослужащих срочной службы и контрактников соответствующими условиями жизни, быта, отдыха, предметами первой необходимости и т. д.
Перечень можно было бы продолжить, в войсках он нормативно предписан. Однако эти предписания в различных частях и подразделениях выполняются далеко не одинаково, а часто плохо. Поэтому оценка их антикриминогенной роли должна быть конкретной. Ее нельзя преувеличивать, но и нельзя не учитывать при анализе механизма действия общих причин преступности в войсках.
Наряду с позитивными факторами следует указать на такие особенности военной службы, которые усиливают действие общих причин:
а) в Вооруженных Силах сосредоточена молодежь в возрасте 18-25 лет, которой свойственна более высокая преступная активность;
б) военную службу проходят главным образом мужчины, коэффициент поражаемости преступностью которых в 6-8 раз выше, чем женщин;
в) в связи с возобновлением отсрочек студентам высших и некоторых средних учебных заведений среднестатистический образовательный, а часто и нравственно-правовой, уровень срочной службы ниже, чем у молодежи в стране в целом, что повышает их криминогенность;
г) военнослужащие срочной службы оторваны от своих близких, привычных условий жизни, труда и отдыха, что нередко служит социально-психологической основой криминальных мотиваций;
д) поведение военнослужащих, их жизнь, быт и отдых максимально регламентированы, что часто порождает дополнительную внутреннюю напряженность, которая чаще всего разрешается путем совершения противоправных действий;
е) сфера действия уголовного права в Вооруженных Силах намного шире, так как военнослужащие несут ответственность не только за общеуголовные, но и за воинские преступления, удельный вес которых составляет более половины. В 1991 г. в армии и на флоте СССР было зарегистрировано 21807 воинских преступлений (69,8%) и 9424 общеуголовных (30,1%).
Известно, что объяснение человеческого поведения любой социальной направленности следует главным образом искать в противоречиях материальной жизни общества, в столкновениях между условиями производства и производительности, производства и распределения, производства и потребления. Поэтому социально-экономические процессы и в современных условиях предопределяют детерминацию человеческого поведения вообще и преступного в частности. Достаточно проанализировать, например, динамику поведения людей в нашей стране в последние годы под воздействием быстро меняющихся социально-экономических условий жизни. Радикальные экономические преобразования, введение рыночной экономики с ее позитивными и негативными последствиями, среди которых особое значение имеют экономическое расслоение, безработица, инфляция, обнищание, по-разному, а главным образом отрицательно, отражаются на преступности военнослужащих, особенно срочной службы. Возьмем, например, такое явление, как безработица. Она может способствовать поступлению на военную службу безработных молодых людей по контракту и удержанию их во время службы в рамках правового поведения. Такая тенденция намечается. Но для ее утверждения нужно создать соответствующие материальные и жилищные условия контрактникам, возможность получения ими соответствующего образования и жизненно важных специальностей. Однако для создания таких условий Вооруженные Силы пока не располагают необходимыми материальными и жилищными возможностями. Ибо рост безработицы является следствием падения производства и других кризисных явлений. Социально-экономические процессы, таким образом, прямо или косвенно обусловливают действие других причин преступности, в том числе и чисто воинского происхождения. С этим фактором связано не только обеспечение рациональных условий жизни, быта и деятельности военнослужащих, но и обучение и воспитание их. Даже эффективность работы органов военной юстиции в конечном итоге предопределяется наличными материальными возможностями общества. Через взаимосвязь с общими причинами преступности следует рассматривать и все другие криминологически значимые условия военной службы. Например, считается, что материальные потребности военнослужащих срочной службы в разумных пределах удовлетворяются государством. Это так. Однако уровень и характер удовлетворения материальных потребностей военнослужащих срочной службы очень низки. Они существенно отличаются от семейных и прочих гражданских условий, в которых военнослужащие находились до призыва на военную службу. Несоответствие между культурно-бытовыми запросами молодежи и казарменным бытом - реальные предпосылки для формирования недовольства и криминальных мотиваций.
Общие культурологические причины преступности в стране заметно усиливаются недостаточной социальной зрелостью молодежи, особенно той ее части, которая оказалась неспособной получить или продолжить общее и специальное образование. Достаточно сказать, что интенсивность преступности среди школьников, учащихся ПТУ, неработающих и неучащихся подростков соответственно соотносятся как 1:7:40. А именно две последние категории подростков ныне и составляют основную массу призывников.
На взгляды и поведение людей большое влияние, особенно в скученных казарменных условиях, где сосредоточен молодежный мужской контингент, оказывают групповое мнение, внушение, подражание, конформизм, мода и другие социально-психологические факторы. Их воздействие на военнослужащих срочной службы может быть как положительным, так и отрицательным. Распространению антиобщественных взглядов они способствуют тогда, когда в тех или иных группах доминирует мнение военнослужащих, ранее судимых, склонных к пьянству, распущенности и недисциплинированности. В некоторых подразделениях, особенно в военно-строительных частях, доля ранее судимых и привлекаемых к уголовной ответственности нередко доходит до одной трети или половины личного состава.
Третья группа причин и условий представляет собой конкретные недостатки в управленческой, организационной, дисциплинарной и воспитательной деятельности командиров и начальников. Высокая криминогенность отдельных недостатков, отступлений, упущений, промахов и особенно злоупотреблений в любой сфере военной службы обусловлена тем, что вся жизнь, деятельность военнослужащих, их быт и отдых строго регламентированы законами и уставами, наставлениями и инструкциями, приказами и приказаниями полномочных начальников. Преступному поведению военнослужащих способствуют такие недостатки, как аморальное и неправомерное поведение командиров и начальников в быту и на службе; их стремления поддерживать дисциплину лишь силой и запретительством; ненормальные взаимоотношения в воинском коллективе; слабая борьба с пьянством военнослужащих; безразличие к нуждам и запросам подчиненных; бесконтрольность; бесхозяйственность; безнаказанность; укрывательство преступлений; бытовая неустроенность; пробелы в организации службы войск, досуга и отдыха военнослужащих и др.1
1 О конкретном влиянии этих и других сугубо воинских криминогенных обстоятельств на преступность военнослужащих и ее различные виды см.: Лунеев В.В. Криминология //Причины, предупреждение и методы изучения преступлений в Вооруженных Силах. - М., 1986.

2. Криминологическая характеристика личности преступников

Из предыдущих глав учебника известно, что структурирование личности преступника - проблема сложная. Применительно к правонарушителям-военнослужащим целесообразно остановиться на трех интегрированных характеристиках их личности: 1) социально-демографической, 2) социально-психологической, 3) психофизиологической. Они определяют содержательную и динамическую стороны личности преступника и его преступного поведения.
Социально-демографическая характеристика включает в себя пол, возраст, образование, социальное и семейное положения, воинское звание, служебное положение, год и место службы, судимость и другие показатели.
О половозрастных особенностях правонарушителей-военнослужащих уже говорилось. Высокая поражаемость преступностью мужчин, особенно молодого возраста, - общая закономерность, характерная не только для нашей страны, но и для мира в целом. Применительно к Вооруженным Силам эта закономерность является определяющей. В криминологическом плане важны не биологические различия полов, а психологические и социальные, которые базируются на природных предпосылках и исторически сложившихся традициях социализации мужчин и женщин в сферах труда, быта, досуга, ролевого поведения и т. д.. Объяснение возрастной криминогенности также заключено в социальных особенностях переходного периода от подростка к юноше и к взрослому мужчине, в недостаточной социализации некоторых лиц молодого возраста. Чем сложнее ситуация, складывающаяся во время службы в армии для того или иного военнослужащего, и чем меньше он подготовлен для ее правомерного решения, тем больше вероятность отступления от требований закона. Поэтому подготовка призывников к военной службе важна не только в военном отношении, но и в криминологическом.
Уровень образования правонарушителей-военнослужащих, по усредненным данным, как правило, ниже уровня образования населения аналогичного возраста. Этот сдвиг, как уже говорилось, связан с существующим порядком комплектования войск. При более дифференцированном подходе наблюдается различная зависимость преступлений от уровня образования и культуры субъектов. Преступления, характеризуемые элементами грубой силы, жестокости, примитивности (убийства, изнасилования, хулиганство, дезертирство, членовредительство и др.), как правило, совершаются военнослужащими с более низким образованием; должностные преступления, хищения государственной собственности путем злоупотребления своим служебным положением - лицами с относительно высоким образованием; ряд преступлений вообще не имеет устойчивых связей с уровнем образования.
Воинское звание - специфичный и комплексный социально-демографический показатель. В нем в определенной мере концентрируются многие другие признаки: возраст, уровень образования, общих и специальных знаний, семейное и служебное положения и т. д. Например, некоторые показатели, характеризующие личность осужденных военных строителей-рядовых, хуже (“криминогеннее”) в 1,5-2 раза, чем у осужденных военнослужащих, и в 3-8 раз, чем у правопослушных. Общая статистическая закономерность такова: чем выше воинское звание, тем выше служебное положение, уровень образования, культуры, ответственности, материального обеспечения, старше возраст, больше социальный опыт, устойчивее взгляды и т. д. В криминологическом плане: чем выше воинское звание, тем ниже (статистически) преступная активность, а среди преступников больше сдвиг от насильственно-агрессивной мотивации к корыстной. У правонарушителей-военнослужащих рядового состава доминируют насильственные деяния, а у правонарушителей-офицеров - корыстные. Следует отметить, что корыстные преступления среди офицеров в 70-80-е и особенно в 90-е годы заметно росли. Неосторожные преступления в структуре преступности военнослужащих занимают последнее место после насильственных, корыстных, анархических (главным образом уклонений от военной службы), а у офицеров - второе, у младших офицеров - первое. Последний показатель, свидетельствующий главным образом о небрежном управлении подчиненными, связан с высокой функциональной нагрузкой младших офицеров по непосредственному управлению солдатами и сержантами, к выполнению которого многие из них не готовы.
Определенные статистические отклонения от средних показателей правопослушных военнослужащих наблюдаются у правонарушителей и по другим социально-демографическим признакам: социальному, семейному и материальному положению, роду занятий до службы в армии, принадлежности к городскому и сельскому населению, судимости и т. д. По выборочным данным, например, удельный вес ранее судимых среди правонарушителей в 10 раз больше, чем в контрольной группе правопослушных военнослужащих; отрицательно характеризующихся во время прохождения службы - в 5 раз; наказанных в административном порядке до службы в армии - в 4 раза; призванных в Вооруженные Силы позже своих сверстников - в 2 раза.
Причинные связи социально-демографических признаков с тем или иным видом преступного поведения обнаруживаются лишь на уровне статистических исследований. При совершении конкретного преступления социально-демографическая характеристика реализуется через социальные роли правонарушителя и его социально-психологические качества. В любом случае социально-демографические признаки не дают полного представления о личности преступника, так как характеризуют ее с внешней стороны.
Социально-психологическая характеристика раскрывает внутреннее содержание личности: 1) ее отношение к общественному и воинскому долгу, труду, воинской службе, правопорядку, обязанностям, людям, самому себе и другим социальным ценностям; 2)ее основные социальные ориентации, потребности, интересы, взгляды, убеждения, привычки, лежащие в основе мотивов преступного поведения.
Ядром внутренней структуры личности, интегрирующим ее активность, основные потребности и отношения, является мотивационная сфера. В ней сосредоточены актуальные и потенциальные, осознаваемые и не осознаваемые, витальные (естественные, биологические) и культурные, материальные и духовные побуждения, т. е. все то, что желаемо субъектом, как в настоящее время и ближайшее будущее, так в перспективе. Каково будет социальное содержание доминирующих побуждений в мотива-ционной сфере человека, такова в основе своей будет и социальная направленность личности.
Для выявления криминологически значимых особенностей, свойственных социально-психологической характеристике личности правонарушителей-военнослужащих, можно проанализировать их мотивационную сферу по 1) широте личностных отношений, связей и побуждений, 2) их иерархии, 3) общей структуре и социальному содержанию.
По широте личностных отношений, связей и побуждений мотивационная сфера у правонарушителей по статистике уже беднее, чем у правопослушных военнослужащих. У абсолютного большинства правонарушителей обнаруживается либо отсутствие, либо зачаточное развитие потребностей, культурных по происхождению и духовных по содержанию, образовательных, познавательных, творческих, нравственных, эстетических, научных и т. д. Мотивационная сфера правонарушителей тяготеет к потребностям материального и биологического характера. Эти отклонения не абсолютны. Сдвиг в сторону витальных и материальных потребностей наблюдается и у правопослушных военнослужащих, но у последних данные отклонения не носят системного характера и в статистическом плане не достигают удельных весов, регистрируемых у правонарушителей.
Большинству военнослужащих срочной службы, совершивших преступления, свойственна невысокая степень иерархии побуждений. У каждого второго правонарушителя не фиксируются устойчивые связи и отношения. Доминирующие побуждения у них чаще всего имеют ситуационную обусловленность. У некоторых субъектов их несколько и они не знают, какому из них отдать предпочтение. Непостоянство связей и отношений - база для моральной неустойчивости, которая в свою очередь является питательной почвой противоправного поведения.
Общая структура мотивационной сферы и социальное содержание доминирующих в ней побуждений являются основными параметрами, разграничивающими личности правонарушителей и военнослужащих с правомерным поведением. Низкий уровень интересов и их антисоциальная направленность образуют так называемую антиобщественную установку личности, свойственную рецидивистам и некоторым другим опасным преступникам. Таких лиц среди правонарушителей-военнослужащих немного, так как при призыве в армию и на флот и в настоящее время ведется определенный отбор, а военнослужащие, единожды осужденные к лишению свободы, автоматически выбывают из числа личного состава Вооруженных Сил. Чаще всего антисоциальная направленность правонарушителей-военнослужащих является неустойчивой, связанной с влиянием референтной группы недисциплинированных воинов, конкретными условиями жизни и службы, обыденными интересами: развлечься, погулять, отдохнуть и т. д.
При разноплоскостном статистическом анализе мотивационной сферы правонарушителей в отличие от законопослушных военнослужащих обнаруживается ее сдвиг от общественно значимых интересов к личностным, от объективных предпосылок (поводов) поведения к субъективным, от культурных и духовных потребностей к витальным и материальным, от должного поведения к потребительскому, от устойчивого к ситуативному, от перспективных устремлений к сиюминутным, от объективно важных для данного субъекта к второстепенным.
Основные качественные различия между личностями преступника и непреступника определяют не отдельные признаки, а их взаимосвязанность и общая совокупность. Особенности мотивационной сферы прямо продолжаются в мотивации преступного поведения. Совпадения содержательных характеристик личности и мотивации преступного поведения по ряду показателей достигают 70-75%.
Составной частью социально-психологической характеристики правонарушителей являются психологические свойства их личности, которые накладывают неповторимый отпечаток на структуру исходных побуждений и динамику процесса мотивации. Некоторые из них находятся на границе психологического и психофизиологического. Недостаточное интеллектуальное развитие, слабое предвидение последствий своего поведения, эмоциональная неустойчивость, неуравновешенность, недостаточная способность сознательно управлять своим поведением в экстремальных ситуациях, а также отрицательные характерологические черты (легкомыслие, агрессивность, грубость, мстительность, обидчивость, негативизм, упрямство, эгоизм, тщеславие и др.) в той или иной мере могут быть свойственны конкретным группам преступников.
Психофизиологические и биологические особенности личности служат внутренним условиям мотивации, которые, не определяя содержания преступного поведения, влияют на его динамическую сторону, в связи с чем они могут ускорить или замедлить реализацию социальных причин, а при более широком подходе - способствовать или затруднить социализацию личности, ее нравственное становление.
Среди психофизиологических аномалий особого внимания заслуживают пограничные состояния (олигофрения и психопатия). Определенная степень их проявления не препятствует службе в армии. Недостаток призывного контингента способствует призыву на военную службу лиц с заметными аномалиями такого типа. Оказавшись в сложных условиях военной службы, они, как правило, не выдерживают их. Будучи вменяемыми, олигофрены и психопаты имеют интеллектуальную, эмоциональную или волевую неполноценность, которая коррелирует с определенными типами преступного поведения. Олигофрены тяготеют к совершению самовольных отлучек, самовольных оставлений части, дезертирству, а психопаты - к неповиновению, сопротивлению начальнику, насильственным действиям, хулиганству и т. п.

3. Основные направления предупреждения преступлений военнослужащих

Система и содержание основных направлений профилактической работы в войсках должны соответствовать структуре и содержанию причин, обусловливающих существование преступности в стране и Вооруженных Силах. Исходя из этого принципа можно выделить четыре основных направления: социально-экономическое, воспитательно-педагогическое, организационно-управленческое и уголовно-правовое. Некоторые из этих направлений реализуются на общесоциальном уровне, другие - на общесоциальном и специально-криминологическом, третьи - только на социально-криминологическом.
Социально-экономические меры реализуются главным образом на общесоциальном и общегосударственном уровнях. Вооруженные Силы обычно лишь используют социально-экономические возможности государства для устранения соответствующих причин преступности военнослужащих, для улучшения их жизни, деятельности, воспитания, быта, отдыха. Рассматриваемые меры существенны, но они не имеют в войсках особой специфики. А их общепрофилактический потенциал подробно излагался в соответствующих главах учебника. Вместе с тем реальное улучшение жизнедеятельности Вооруженных Сил связано с действительным освобождением от несвойственных им функций, с реальной профессионализацией армии и флота, с определением их места в государственной структуре, с коренным улучшением социально-экономического положения военнослужащих.
Меры воспитательно-педагогического характера представляют собой весь арсенал средств и способов воздействия на сознание человека при строгом соблюдении его прав и свобод.
Основой воспитания личного состава в целях предупреждения правонарушений является формирование социально-полезных интересов и потребностей у военнослужащих, представление им возможностей для их правомерного удовлетворения, оказание оступившимся педагогической, психологической и социальной помощи. Этот путь является и оперативным и перспективным. Оперативным потому, что его реализация возможна (в определенных пределах) в любых условиях жизни и деятельности военнослужащего, а перспективным потому, что только позитивное изменение социальной направленности личности может считаться надежной гарантией нравственного, правового и воинского воспитания. Этот вывод подтверждается результатами криминологических исследований, согласно которым основные криминогенные деформации личности правонарушителей заключены в соответствующих сдвигах их мотивационной сферы. Надо дать возможность военнослужащим срочной службы (или проходящим ее по контракту) готовить себя к будущей гражданской жизни путем получения необходимого образования, профессии, творческих, культурных, спортивных, технических навыков.
Командиры и начальники, формируя у подчиненных общественно полезные потребности, приобщая их к культуре, расширяя их знания, в том числе и правовые, могут изменить социальную направленность военнослужащих, вытеснить из нее побуждения криминального характера (корыстные, агрессивные, эгоистические и т. д.).
Важной мерой воспитательно-педагогического воздействия на подчиненных является личный пример командиров и начальников в строжайшем соблюдении действующего законодательства. Поэтому укрепление воинской дисциплины и предупреждение преступлений среди военнослужащих должны сочетаться с решительной борьбой с аморальными, неправомерными и преступными действиями различных начальников, ибо эти случаи, становясь известными подчиненным, прямо и непосредственно обусловливают их противоправные деяния.
Раннее предупреждение правонарушений возможно лишь при индивидуальном подходе к воспитуемым. Умение понять подчиненного в конкретной жизненной ситуации и предвидеть его возможное отклоняющееся поведение - ключ к выбору нужных воспитательных воздействий. Использование в этой работе научных знании по психологии, педагогике, криминологии, праву помогает командирам и начальникам успешнее решать многие вопросы, в том числе и своевременно предвидеть и предупредить возможное противоправное поведение. В воспитательно-профилактической работе с подчиненными желательно опираться на воинские коллективы, общественные, спортивные, религиозные и иные организации.
Существенная роль в предупреждении преступного поведения военнослужащих принадлежит мерам организационно-управленческого характера. Строгое соблюдение уставных требований в организации жизни, быта и деятельности частей и подразделений является важнейшей организационной мерой по предупреждению правонарушений среди военнослужащих. Добиться организованности, дисциплины и порядка нельзя лобовыми требованиями. Это достигается организацией порядка всюду, где живут и действуют военнослужащие. Основой организации жизни и деятельности военнослужащих является уставный порядок. Борясь за укрепление воинской дисциплины и порядка, командир должен действовать только по закону и уставу. Особо следует указать на строгое соблюдение правового положения военнослужащих, на проявление постоянной заботы о здоровье, питании, материально-бытовых условиях жизни личного состава, на изучение и удовлетворение его правомерных нужд и потребностей.
Вооруженные Силы Российской Федерации стали формироваться после 1991 г. В 1992-1993 гг. были приняты российские законы “Об обороне”, “О статусе военнослужащих”, “О воинской обязанности и военной службе”, на основе которых были разработаны и утверждены новые общевоинские уставы (Устав внутренней службы, Дисциплинарный устав, Устав гарнизонной и караульной служб), вступающие в силу с 1 июля 1994 г. Новое военное законодательство определяет более демократические условия прохождения военной службы офицерами, прапорщиками, сержантами и солдатами; полнее защищает их законные права и интересы; устанавливает цивилизованные формы социального контроля за их служебной деятельностью и повседневным поведением. С одной стороны, оно создает лучшие условия для профилактической работы, с другой - усложняет ее проведение, поскольку сужает дискреционные полномочия командиров и начальников и требует от них строгого соблюдения прав и свобод подчиненных.
Социальный контроль за противоправным поведением - одно из эффективных организационно-управленческих средств профилактического воздействия на военнослужащих. Его нельзя сводить к непосредственному наблюдению (надзирательству) за личным составом. Это малоэффективно и даже вредно. Элементами современного социального контроля в армейских условиях могут быть: а) научно обоснованные и отвечающие международным стандартам правовые нормы, изложенные в законах, уставах, наставлениях, положениях, инструкциях (нормативный элемент); б) реальный уровень контроля за соблюдением военнослужащими этих норм со стороны командиров и начальников и применяемая ими практика стимулирования и принуждения к выполнению действующих установлений (организационный элемент); в) общественное мнение, ожидания, оценки и суждения о соблюдении действующих норм, формируемые в воинском коллективе (социально-психологический элемент); г) индивидуальное отношение военнослужащих к правовому и противоправному поведению (психологический элемент).
Последовательное проведение в жизнь принципа неотвратимости ответственности за совершенные проступки также является необходимой организационно-дисциплинарной мерой предупреждения преступного поведения военнослужащих. В этих целях необходима постоянная борьба с отклонениями в дисциплинарной практике и особенно с безнаказанностью. Она может быть результатом бесконтрольности военнослужащих, в связи с чем случаи нарушения воинской дисциплины остаются неизвестными командованию, а потому и безнаказанными; результатом попустительства и халатности некоторых командиров, которые не принимают необходимых мер к нарушителям воинской дисциплины; результатом злоупотреблений начальников, которые по различным причинам (чаще всего из-за карьеристских побуждений) скрывают проступки своих подчиненных. Однако, чем бы ни определялось нарушение принципа неотвратимости ответственности, оно подрывает основы воинской дисциплины. Безнаказанность за проступок, как правило, открывает путь к более опасным и уголовно наказуемым деяниям. Речь идет не о строгих или жестоких наказаниях. Важна реальная и адекватная реакция на противоправное поведение военнослужащего.
Особое место в предупреждении преступлений в воинских частях принадлежит уголовно-правовым мерам. За совершение преступлений военнослужащие должны нести личную ответственность. Ее нельзя перекладывать на командиров, провоцируя их к укрывательству. Командир должен нести ответственность за прямые упущения по службе, которые реально способствовали совершению преступных деяний его подчиненными, но при условии, если будет доказана, а не презюмирована (по принципу командир за все в ответе) его личная вина. И эта ответственность должна быть соразмерна его объективным и субъективным возможностям. В противном случае очковтирательство никогда не будет изжито, а военнослужащие срочной службы никогда не приобретут чувство неотвратимой личной ответственности за свое поведение.
Эффективность предупреждения новых преступлений с помощью уголовно-правовых средств зависит от содержания уголовных и военно-уголовных законов, уровня правоприменительной деятельности и качества работы органов военной юстиции. Именно содержание законодательства и его правильное применение командованием (как органом дознания), военными дознавателями, следователями, прокурорами и судами создают правовую атмосферу в части, соединении, гарнизоне. И опять: речь идет не о жестокости, а о неотвратимости ответственности. В то же время следует помнить, что уголовно-правовые меры не устраняют социальных причин преступного поведения. Они влияют лишь на психику людей, стимулируя должное поведение человека, или угрозой неминуемого наказания удерживают его от общественно опасного поведения. Преувеличение значения уголовной репрессии переключает внимание с социально-организационных направлений по устранению причин преступлений на практику применения уголовного закона, что является мало продуктивным.
Профилактическая работа по предупреждению преступлений среди военнослужащих не исчерпывается сказанным. Важно, чтобы предупредительная работа была конкретной. А это значит, что ее следует строить не на механической реализации рассмотренных направлений, а на повседневном изучении причин правонарушений и преступлений. Они изменчивы. Адекватно их изменениям должна меняться и профилактическая работа. Только при осуществлении конкретных, целенаправленных и комплексных мер предупреждения преступлений можно рассчитывать на определенные успехи.

ГЛАВА XXI
ПРЕСТУПНОСТЬ В МЕСТАХ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ И ЕЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

1. Криминологическая характеристика преступности в местах лишения свободы

Основную массу правонарушений в местах лишения свободы составляют насильственные проступки, они же представляют собой наибольшую общественную опасность. Конечно, там немало и корыстных правонарушений, но их особенностью являются то, что многие из них порождаются насилием или, напротив, являются его причиной.
В местах лишения свободы России ежегодно совершается около 70 убийств и 160 тяжких телесных повреждений, из них подавляющая часть - в исправительных колониях, меньше всего в тюрьмах и лечебно-трудовых профилакториях. Это наиболее опасные преступления, поэтому и регистрируемость их достаточно высока. В целом же агрессивные проявления там можно разделить на две большие группы: насильственные преступления и насильственные проступки, не зарегистрированные в качестве преступных. Разумеется, вторая группа не только многочисленнее, но и обладает большими генетическими способностями. Иначе говоря, она “питает” первую, хотя многие насильственные акты, не зарегистрированные в качестве преступных, на самом деле являются таковыми. К их числу прежде всего относятся оскорбления, клевета, побои, истязания, хулиганство, насильственное мужеложство. Поэтому при анализе преступности в местах лишения свободы внимание надо уделять не только преступному насилию, но и насильственным действиям, которые не фиксируются в качестве преступных. Вообще латентность правонарушений в исправительных учреждениях достаточно велика.
Специфическими для указанных мест являются побеги оттуда и в пути следования: всего таких преступлений совершается 1200-1400 ежегодно.
В целом же, если брать все места лишения свободы, в том числе исправительные колонии для несовершеннолетних и взрослых, следственные изоляторы, тюрьмы и лечебно-трудовые профилактории, то там совершается ежегодно 2200-2400 преступлений. Во всех этих учреждениях содержится около 750000-800000 человек, считая и тех, кто должен лечиться от алкоголизма.
За последние два годы немного снизился уровень убийств, тяжких телесных повреждений, побегов, массовых беспорядков, действий, дезорганизующих работу исправительно-трудовых учреждений и захватов заложников. Однако общее число совершаемых там преступлений все еще велико.
Отдельную группу преступлений в местах лишения свободы составляют кражи и хищения, однако их выявляемость довольно низка. Чаще крадут у других осужденных и за это обычно наступает физическая расправа. Нередко продукты питания отнимают силой и, понятно, так поступают представители высших, привилегированных групп по отношению к нижестоящим. Как правило, потерпевшие ничего об этом не заявляют.
Специфическим тюремным преступлением, причем отличающимся очень высоким уровнем латентности, кроме названных, является насильственное мужеложство. Лица, которые были подвергнуты гомосексуальному насилию, как и те, которые вступают в гомосексуальные связи добровольно, а также осужденные, не соблюдающие элементарных норм личной гигиены, умственно отсталые, замеченные в двурушничестве или краже вещей или продуктов питания у других осужденных, даже люди с женоподобными чертами лица или тела, просто слабые по характеру и физически, которые не способны противостоять угрозам и насилию, образуют строго изолированную группу отвергнутых или так называемых опущенных.
Жертвами сексуального насилия, всегда жестокого и унизительного, являются в первую очередь лица, совершившие сексуальные преступления против детей и подростков, их убийства, нанесшие им тяжкие телесные повреждения; содействовавшие правоохранительным органам или имеющие родственников в этих органах; занимающиеся мужеложством в пассивной форме.
Из изложенного видно, что действия и поступки, за которые возможно отвергание, весьма различны. Одни из них порицаются с наибольшей силой, подчас вызывая искренний гнев и возмущение сообщества преступников, другие же менее порицаемы. К первым можно отнести сексуальные преступления, совершенные в отношении детей и подростков, и преступления, связанные с издевательствами над ними или жестокостью, а также оказание содействия правоохранительным органам. Наказание за них почти всегда наступает сразу же после помещения в места лишения свободы лиц, взятых под стражу. Поэтому большинство тех, кто арестован за данные преступления (около 80%), были отвергнуты в СИЗО. Лишь незначительная часть (около 15%) были отвергнуты в колонии, причем в первые месяцы отбывания наказания.
При выявлении указанных лиц осужденные, в соответствии с неписаными нормами, обязаны предпринять необходимые действия с целью отвергнуть. В случае отказа от таких действий это может серьезно сказаться на их собственном статусно-ролевом положении в дальнейшем, вплоть до того, что они сами могут оказаться среди отвергнутых.

<< Пред. стр.

стр. 7
(общее количество: 11)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>