<< Пред. стр.

стр. 10
(общее количество: 12)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

61 Решетников М. М. Психодинамика и психотерапия депрессий. СПб., 2003. С. 77.
267
Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
рессия в начале терапии позволяет клиенту увидеть в терапевте нового родителя и вновь составить представление о себе (выстроить новую структуру Я или наполнить Я новым содержанием), по-новому ответить себе на вопросы о том, «что есть Я?», «чего я стою?» и «каково мое место среди людей?». Ответы на эти вопросы, также как и в детстве, приходят сначала извне, от значимых людей — на этапе терапии этим значимым Другим является психолог, — а затем уже проходит процесс осмысления.
Поэтому я также вижу в этом процессе не только создание нового содержания Я, но и обновление своего Сверх-Я, которое вбирает в себя новые ценностные конструкты и новые фильтры для своей цензуры.
Именно возможность наполнения новым содержанием своего Я, благодаря отношению психотерапевта, и делает любую психотерапию эффективной только тогда, когда в ней присутствует и даже превалирует терапия отношением. Отсюда становится понятным необходимость терпимого и терпеливого отношения к своему клиенту, поскольку он неоднократно будет проверять, не маска ли подобное отношение к нему со стороны терапевта, то есть правда ли к нему можно так относиться.
С настойчивостью и настырностыо подростка клиент будет вновь и вновь провоцировать терапевта на агрессию и осуждение в свой адрес. И терапевту важно проявлять все новые и новые возможности своего терпения и принятия. Этот процесс вполне объясним, если учесть, что на среднем этапе терапии новое содержание Я еще очень неустойчиво. Еще свеж в памяти прежний многолетний опыт другого самоощущения. Еще трудно поверить, что отношение терапевта искренно и не является обманом, которого клиент постоянно ожидает, не веря, что возможно неосуждающее, некритикующее отношение при сохранении свободы, то есть отсутствии необходимости играть роль, «заслуживать», «добиваться».
Снова и снова проверяется возможность быть искренним, выражать самые нелицеприятные чувства и сообщать о себе самые «стыдные» факты. При этом клиент учится у терапевта обсуждать все это и анализировать, не прибегая к привычному осуждению и утаиванию.
Безусловно, обязательно обсуждать поведение клиента, вызывающее негативные чувства у терапевта. Обсуждение — но не осуждение! — касается главным образом причин, которые вызвали такое поведение, а также подразумевает сравнение целей, ради которых делались те или иные поступки, с тем, чего в действительности достиг клиент. Это и есть та самая открытость и искренность психолога, которая всегда рас-
268
Глава 7. Психотерапия созависимости
сматривается как важная составляющая терапии. И в этом обсуждении — постоянное и неизменное принятие. Но принятие не поведения, а причин, которые лежат за ним.
Анализируя провокативное или манипулятивное поведение, тера-i певт не перекладывает ответственность за свои чувства на клиента. Он говорит о них, предлагает подумать о том, что так могут реагировать и 1 другие. Он не обижается, не наказывает клиента, а открывает себя и спрашивает: «Для чего тебе надо так себя вести?», «Что ты на самом деле хотел мне сказать, когда провоцировал мою злость, или мою жалость, или мое бессилие?» Потому что не так важно, что говорит и делает человек, сколько для чего он это делает. Вот это и является предметом обсуждения.
Именно таким диалогом, открытостью, но, в то же время, принятием и терпением (потому что свое раздражение терапевт должен исследовать не только с клиентом, но и самостоятельно) он задает конструктивную модель взаимодействия в эмоционально сложной ситуации.
И клиент видит, что его не осуждают, а внимательно рассматривают его поведение, и при этом не считают его самого «плохим». То есть поведение отделяется от самой сущности личности. Не человек плох, а его поведение для других может быть неудобным. И оно может в ответ создать неудобства самому человеку. И это тоже обсуждается, опять же с точки зрения сопоставления целей этого поведения (сознательных и глубинных) и полученного результата.
Человек чувствует, что, тем самым, он не теряет ни уважения, ни внимания, ни принятия, и имеет право на любое поведение, он может сам выбирать, менять его или не менять. Он обучается рассматривать паттерны своего поведения не с точки зрения собственной вины и самоуничижения, а с точки зрения созидания нового для него мира на осознанной, выбранной основе. Все это повторяется не один раз, и постепенно этот процесс становится глубинным опытом.
А тем временем Я клиента уже наполняется самопринятием и самоуважением. Ведь он понял, что любые его чувства имеют под собой основание, и он знает причину этих чувств и поступков (то есть он уже многое узнал о себе), он может выбирать, как быть с этими чувствами, как распорядиться ими на поведенческом уровне, чтобы получить желаемое прямым и экономичным путем, а не через невротическую, неосознанную манипуляцию.
Постепенно интегрируя отношение к себе терапевта и модели взаимодействия со значимым Другим, которые нарабатываются и оцениваются клиентом (с точки зрения безопасности и комфортности их применения) прямо на сессиях, клиент каждый раз возвращается в
269
Часть 2 Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
среду, где господствует прежний коммуникативный стиль и прежнее отношение к клиенту. И вот здесь необходимо что-то еще кроме терапии отношения.
На протяжении всех сессий психотерапевт наблюдает, как проявляются в рассказах клиента когнитивные конструкты, экзистенциальные позиции, реакции тела, «законсервированные» и рождающиеся на глазах аффективные переживания, защитные формы поведения, поведенческие паттерны общения. Именно эти проявления и становятся объектами пристального внимания и обсуждения с точки зрения их адаптивности и эффективности при удовлетворении потребностей и взаимодействия с социальной средой.
Чтобы психотерапевт не остался единственным (а потому и незаменимым и сверхзначимым) человеком, с которым клиент может позволить себе быть самим собой и свободно выражать себя, клиенту необходимо:
• пересмотреть всю систему своих убеждений,
• проработать хронические напряжения,
• осознать защитное и сценарное поведение,
• научиться связывать цели со средствами их достижения и, наконец,
• приобрести некоторые коммуникативные умения.
Постепенные достижения в реальной жизни сами по себе меняют самоотношение клиента в позитивную сторону и помогают лучшей, чем прежде, интеграции в социуме. Эти новые убеждения, позиции, модели и умения, в свою очередь, привносят новый опыт и способствуют заполнению и обновлению Я.
Этот процесс может быть более или менее структурирован, и — главное — он должен охватить все пять полюсов пентаграммы человека, которые у созависимого клиента всегда разобщены. Мы рассмотрим подробно пентаграммическую структуру психотерапии несколько позже.
Завершающий этап психотерапии посвящается постепенному укреплению нового содержания Я, усвоению новых моделей отношения к различным жизненным ситуациям. При этом важная тема утраты значимого лица, на этот раз терапевта, снова становится актуальной.
Пока еще не интегрирована идея об отсутствии «удерживающих манипуляций» ради сохранения отношений, которые перестают быть актуальными. Нового опыта подобного переживания нет, ведь клиент еще не расстался с психотерапевтом. И предвидение этого опыта пугает и
270
Глава 7 Психотерапия созависимости
к
возвращает клиента к старому проверенному способу «удерживания» с помощью привычных схем манипулятивного поведения. Подготовка к получению этого опыта — основная задача завершающего этапа. Как и во всем терапевтическом процессе, в данном случае нельзя торопиться. Прорабатывая свои чувства относительно предстоящей разлуки, клиент также учится новому опыту принятия утраты значимого человека без утраты своей целостности.
СПЕЦИФИЧЕСКИЕ РЕАКЦИИ КОНТРПЕРЕНОСА ПРИ РАБОТЕ С СОЗАВИСИМЫМИ
Мы рассмотрели терапевтическое взаимодействие в его идеальном варианте. Чем ближе к нему терапевтический процесс, тем он более эффективен. Однако известно, какими «трудными» могут быть созависимые клиенты, и как редки, к сожалению, случаи, когда они, преодолевая внутреннее сопротивление, вступают на путь сознава-ния и личностного роста. Первые робкие шаги в этом направлении сопровождаются высокой тревожностью, душевным страданием и напряженной готовностью повернуть назад — в привычное русло старых стереотипов. Впрочем, в этом отношении они ничем не отличаются от любого человека, который взялся — ни много, ни мало — за изменение базовых установок, устоявшейся системы ценностей и, по сути, решился на изменение всей своей жизни. Бережное отношение к психологической территории и мировоззрению, доброжелательное принятие и безоценочность, обеспечивающие чувство безопасности, со стороны консультанта, играют иногда решающую роль в том, насколько глубоко решится клиент погрузиться в терапевтический процесс.
Кажется, нет консультанта, который не знал бы о необходимости взаимного доверия, доброжелательности и разделении ответственности. Однако именно при сопровождении созависимых клиентов чаще, чем обычно, можно почувствовать раздражение, нетерпение и, порой, непреодолимое стремление взять несчастного за руку и тащить, уговаривать, внушать и даже давить, ради того, чтобы он «прозрел» и вышел, наконец, на «правильный» путь. Зло кажется в этот момент кон-
271
Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
сультанту однозначным и очевидным, а дальнейший сценарий ситуации — настолько типичным, что он недоумевает: как можно этого не понимать?!
В другом случае его охватывает отчаяние, и он чувствует себя в тупике. И тогда хочется отмахнуться, «сбежать», отказаться от работы, слишком тягостной, слишком медленной, чтобы она могла доставить адекватное удовлетворение.
Третий вид реакции на созависимых клиентов — чувство неприязни, почти презрения. Слушая их, психолог скучает, становится отчужденным и холодным. Его раздражает их назойливость и бесконечные жалобы, и потому и в этом случае стремится поскорее избавиться от них.
Что же происходит? Откуда берутся эти эмоциональные пики? Почему так трудно быть с ними терпеливыми и достаточно близкими, чтобы была возможность установить эмоционально теплый контакт?
Ответ заключается в процессах контрпереноса. Значение переноса и контрпереноса в психотерапевтическом альянсе столь велико, что маститые авторы всех до одного направлений психотерапии уделяют им достаточно внимания, хотя и рассматривают это явление с различных точек зрения. Нам тоже необходимо остановиться на данном аспекте отношений, и начнем мы с обзора теоретических представлений.
Перенос как частный случай защитного реагирования.
«Перенос» буквально означает перенесение или перемещение чего-либо куда-либо. В психотерапевтическом же значении «перенос» представляет собой перенесение во взаимоотношения с консультантом
а) своего жизненного опыта (в том числе опыта общения, моделей поведения, привычек и т. п.),
б) реакций в связи с теми ассоциациями, которые вызывает личность консультанта,
в) своих мыслей и ожиданий от консультанта и всего консультативного процесса (положительных и отрицательных).
Примеры подобного переноса многочисленны и разнообразны. Например, консультант напоминает клиенту его строгую мать и, хотя клиент уже взрослый человек и давно не подчиняется матери, он может реагировать на слова и действия консультанта тем же сопротивлением или подчинением, а также передачей ответственности за решение проблемы, как он делал это прежде в отношении своей матери.
В другом случае клиент привносит во взаимоотношения с консультантом те способы своего взаимодействия с людьми, которые он практикует в повседневной жизни, и консультант может на себе почувство-
272
Глава 7. Психотерапия созависимости
вать их влияние. Например, клиентка, которая жалуется, что ею пренебрегают, не считаются с ее мнением, в беседе с консультантом постоянно перебивает себя словами: «ну, это мне так кажется, да мало ли что мне может показаться», «ой, вы не обращайте внимания, это я сдуру разревелась», «что вы, куда мне до вас, конечно, вы лучше знаете, как j нужно сделать» и т. п.
Или клиент, обращающийся по поводу «бунта» своего сына и труд-¦юстей их отношений, может разговаривать с консультантом властным эном, отдавая распоряжения по поводу того, что консультант должен Делать, и перебивая его замечаниями по поводу интонаций, темпа речи [ даже внешнего облика, вызывая таким образом сильный гнев и желание прекратить общение с клиентом со стороны консультирующего pro специалиста.
Часты случаи, когда клиенты приписывают консультанту самые разные достоинства, и в соответствии с этим мнением строят свои ожи-Ьания от взаимодействия с ним. Если эти ожидания не оправдывают-ря, клиенты воспринимают это как обман и даже предательство.
Также многочисленны случаи, когда клиенты, наоборот, видят в консультанте некую враждебную силу и ожидают от него подавления, манипуляций, других проявлений психологического насилия.
Как же можно объяснить явление переноса? М. Кан62 показывает, го для понимания этого явления необходимо рассмотреть два открытия Фрейда, которые и легли в основу открытия явления переноса.
1. Теория шаблонов. С раннего детства люди устанавливают определенные стереотипы, или шаблоны (в психологической литературе их цасто называют паттернами), под которые подгоняется восприятие жругих людей, ожиданий и собственных реакций. Опыт предыдущих |тношений часто становится своеобразным «прокрустовым ложем», ; все будущие отношения, а в особенности самые важные, подгоня-тся под установившийся стереотип. Например, если у человека под-|ерживались теплые отношения с отцом, то, возможно, мужскую ав-эритетную фигуру он будет стремиться рассматривать в положительном свете. Он начнет искать отношения подобного рода, ожидать от S них хорошего и станет вести себя таким образом, чтобы увеличить воз-| можность продолжения благоприятных отношений. Если же отец был особенно критичен к нему, то, возможно, он будет рассматривать авторитетных мужчин как угрожающих и относиться к ним соответствующим образом. Если человеку приходилось бороться за родительское
62 Кан М. Между психотерапевтом и клиентом: новые взаимоотношения. СПб., 1997. С. 28-31.
273
Часть 2 Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
внимание со своими сиблингами (братьями и сестрами), то, скорее всего, равных себе он будет считать соперниками в борьбе за ограниченные ресурсы и т. д.
Конечно, стремление втиснуть новые отношения в старые паттерны является, вероятно, причиной трудностей для каждого человека, но оно же может оказаться и бесценным союзником консультанта.
2. Вынужденное повторение. У людей есть потребность создавать повторяющиеся проигрыши ситуаций и отношений, которые были особенно затруднительными или проблематичными в ранние годы жизни. Не сложно встретить человека, обладающего поразительным стремлением воссоздавать ситуации, которые плохо заканчиваются. Это явление постоянно имеет место и в работе с клиентом. Как и многое в человеческом поведении, оно кажется удивительным: зачем искать проблемы и создавать ситуацию, которая наверняка принесет только боль и тревогу?
На первый взгляд, все выглядит так, как если бы человек пытался снова и снова организовать счастливый конец какой-то предшествующей ситуации, которая когда-то закончилась неудачно. Но это ему снова и снова не удается. Переживание вновь оказывается испорченным, и все возвращается на круги своя, сохраняя стремление восстановить старую неудачную ситуацию. Фрейд считал, что боль, причиненная первоначальной ситуацией, фиксируется и заставляет человека периодически приводить себя к бессознательной попытке понять, что же происходит и почему получается именно так.
Необходимо заметить, что, хотя личность, находящаяся в тисках вынужденного повторения, и выглядит ищущей удачного завершения, если человек не осознал, чем подталкиваются его выборы, действия и поступки, он будет приходить только к неудачным разрешениям ситуаций, так как только такая программа, или схема развития отношений, была когда-то заложена в бессознательное, и если она не корректируется вполне сознательно, она будет работать с удивительным постоянством.
Люди, начинающие работу с консультантом, оказываются под влиянием обеих описанных тенденций, поскольку консультанту придается важное значение в разрешении жизненных проблем.
Этим неосознаваемым реакциям в отношениях клиента с консультантом 3. Фрейд присвоил название перенос. А. Фрейд в своей книге «Эго и механизмы защиты» выделяет два вида переносов: перенос импульсов либидо и перенос защит.
Перенос импульсов либидо проявляется в терапевтических отношениях во влюбленности, в ожидании только хорошего, в тяге к терапевту
274
Глава 7 Психотерапия созависимости
Перенос защит — это воспроизведение защитной враждебности, подозрений и неприятия консультанта. На самом же деле, защиты призваны лишь закрыть от консультанта и, самое главное, от самого клиента высокую значимость для последнего их психотерапевтических взаимоотношений.
Многочисленные виды защитных реакций и защитного поведения многократно и всесторонне описаны в различной психологической литературе, поэтому лишь перечислим некоторые из них.
Проекция — приписывание другим собственных чувств, мыслей, намерений и т. д. Например, мстительному человеку кажется, что ему хотят отомстить; человек, который сам много лжет и манипулирует другими, часто подозревает в этом окружающих людей и т. п. Положительные качества и убеждения тоже проецируются.
Смещение — перенесение своих чувств на другое (например, более безопасное или более доступное) лицо или даже предмет. Например, женщина, которая злится на мать, но не позволяет себе испытывать такие «неправильные» чувства, вытесняет их из сознания и неосознанно переносит на вещи матери, в результате чего она «нечаянно» перебивает всю посуду, принадлежащую последней
Вытеснение — «забывание» фактов, чувств, событий, которые по каким-то причинам не соответствуют представлению о том, каков Я, как должно быть, как ко мне относятся и т. п. Если осознавание этих фактов и чувств несет в себе слишком болезненную, слишком грозную для человека информацию, психика защищается тем, что они как бы забываются. Человек совершенно искренне не помнит событий или не осознает чувств, которые грозят разрушить его представления о себе, о других, о мире.
Искажение (иллюзии) — человек воспринимает факты, импульсы и другие проявления реальности таким образом, чтобы они соответствовали его потребностям, убеждениям, представлениям.
Интеллектуализация — человек изолирует от себя осознавание истинных источников переживаний и приписывает им приемлемые для себя причины.
Суппрессия — сознательное или бессознательное решение человека не обращать внимания на болезненные факторы в его жизни.
Ипохондризация — «уход» в болезнь, когда длительное вытеснение или суппрессия неблагоприятных обстоятельств вовсе не избавляет
iчеловека от негативного, разрушающего их воздействия и от скрытого желания отреагирования на них. Компульсивные действия или деятельность — человек, испытывающий высокую степень тревожности, может не осознавать ее, но зато 275
Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
переживает навязчивое желание считать окна в домах, не наступать или, наоборот, наступать на трещины на асфальте, придерживаться утомительных ритуалов для «безопасности» и т. п. На самом деле, все это — лишь проявление неосознанного стремления к сверхконтролю, призванного умерить невыносимую тревожность. То же самое относится и к компульсивной деятельности, примером которой можно рассматривать трудоголизм.
Можно еще долго перечислять всевозможные защиты, рискуя забыть цели данной книги. Однако консультанту, безусловно, нужно быть хорошо знакомым с различными защитными реакциями и механизмами, чтобы уметь вовремя распознавать их проявления во взаимоотношениях с клиентом.
Кроме того, важно учитывать, что:
• все защитные механизмы тратят на себя огромное количество психической энергии;
• поскольку защиты, используемые человеком, в большинстве случаев не осознаются, то человек теряет доступ к регулированию своих реакций и поведения, ограничиваются возможности самоконтроля;
• бессознательные невротические процессы постепенно расширяют поле своей деятельности, в конечном итоге, имеют судьбоносное значение;
• осознание механизмов защиты чрезвычайно болезненно, прежде всего, потому, что становится ясно, от чего они защищали, и что скрывалось от самого себя.
Однако при этом:
• защитные механизмы можно отследить в поведении человека, если знать о закономерностях их проявлений;
• постепенно их можно довести до сознания, периодически показывая их проявления в поведении, словах, действиях человека;
• механизмы защиты должны «вскрываться» постепенно, сопровождаясь поддержкой консультанта, и только в том случае, если это действительно необходимо для решения проблемы клиента;
• после проработки защитные реакции заменяются новыми, более конструктивными, или от них отказываются вообще, и это необходимо обсуждать с клиентом, так как взамен он может использовать новые, но неэффективные способы защиты;
• нельзя, «вскрывая» защитные реакции, требовать их удале-
276
Глава 7. Психотерапия созависимости
ния и, тем самым, лишать клиента привычных моделей защиты, если консультанту нечего предложить взамен или если клиент находится в ситуации, когда без выработанных защит он не сможет эффективно существовать в окружающей среде. Важно, чтобы человек понимал, какие способы защиты он применяет, а что делать с ними в дальнейшем — решать самому клиенту. Консультанту важно помнить, что
Защитные механизмы нужны человеку, однако,
эти защиты необходимо применять осознанно
и в том случае, когда они действительно
необходимы.
После прочтения указанной программы по работе с бессознательными защитами вполне уместен вопрос: как выяснить, какие защиты эффективны, а какие нет, какие защиты необходимо заменять, так как они являются по своей сути невротическими, а какие носят нормальный, адаптационный характер.
В рамках данной книги практически невозможно подробно рассмотреть конкретные варианты. Поэтому я отсылаю читателей к работам К. Хорни («Невротическая личность нашего времени», «Невроз и развитие личности» и др.), Э. Фромма «Анатомия человеческой дес-труктивности», «Иметь или быть», «Бегство от свободы»), Ф. Римана («Основные формы страха») и других авторов. Понимание невротических механизмов, которые и являются неэффективными защитами, позволяет увидеть их задолго до того, как сознание клиента будет готово к этому, и помогает консультанту исподволь подготовить его к осознанию, обращая внимание на проявления этих механизмов в поведении и эмоциональных реакциях и обсуждая их с клиентом.
Обратимся к самому общему представлению о различиях невротических и способствующих эффективной адаптации защитных механизмов.
Отличия эффективной защиты от невротической:
1. Эффективные защиты осознаются, а невротические остаются вне сознания, по крайне мере, до психотерапевтической проработки.
2. Эффективные защиты приводят к удовлетворительным и предвиденным человеком результатам, а невротические защиты никогда не приводят к удовлетворению, а, наоборот, почти всегда приводят как раз к тем ситуациям и эмоциональным переживаниям, от которых призваны защищать.
277
II
Часть 2 Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
3. Эффективные защиты человек применяет только там и тогда, когда они действительно необходимы, и он способен контролировать этот процесс, а неэффективные защиты работают «автоматически» и имеют тенденцию тотального поглощения психологической территории, то есть воздействуют на человека без разбора ситуации и дифференциации последствий в отсутствии его осознанной воли и приводят к неадекватным реакциям и поступкам.
Итак, перенос — это реакция защиты и с этой точки зрения имеет характерные черты.
1. Перенос — это бессознательный процесс. «Хотя чувства клиента по отношению к консультанту могут быть и вполне сознательными, но сам факт, что они привнесены из других, более ранних отношений, не осознается»63.
2. Перенос — это ошибочная реакция. «Перенос всегда ошибочен в том смысле, что клиент всегда приписывает консультанту черты, свойственные другим людям и в других обстоятельствах»64.
3. Перенос бывает положительным и отрицательным. Необходимо учитывать, что понятия положительного и отрицательного переноса не имеют никакого отношения к его полезности или бесполезности. Перенос — это всегда материал, который может быть использован или не использован консультантом, и уже с этой точки зрения становится полезным или бесполезным. Положительный и отрицательный перенос — это лишь общий эмоциональный настрой клиента по отношению к консультанту.
Положительный перенос. Клиент склонен видеть в консультанте человека, более сильного и любящего, чем тот есть на самом деле. Такой клиент склонен к зависимости.
Р. Кочюнас перечисляет следующие проявления переноса65:
• постоянное цитирование высказываний консультанта (идеализация);
• конкуренция с другими клиентами в отношении консультанта (например: «Я всегда тщательно готовлюсь к нашей беседе, не то, что другие», «Я не знаю, как другие, но я постоянно обдумываю то, что вы говорите», «Я хоть и понимаю, что у вас много других клиентов, но мне кажется, что у нас с вами сложились особые отношения»);
J
63 Кочюнас Р. Основы психологического консультирования. М., 1999. С. 74.
64 Там же. С. 74.
65 Там же. С. 76.
278
Глава 7. Психотерапия созависимости
• интерес к личной жизни консультанта, к его вкусам, потребностям;
• дарение подарков (на Телефоне Доверия это может проявляться в виде заказов песен на радио «специально для вас», посвящения стихов и т. п.);
• забывание заплатить за консультацию (в дистантном консультировании это может проявляться как пропуск консультации, когда контакт был обговорен; звонок вместо приблизительно обговоренного времени в момент окончания дежурства консультанта — тогда консультант либо вынужден задерживаться, либо клиент демонстрирует свою обиду или глубокую печаль, связанную с неполучением внимания консультанта. И в том, и в другом случае это делает отношения «консультант-клиент» «не как у всех»;
• длительными паузами, вздохами, не соответствующими обсуждаемой ситуации, жалобами, что нечего сказать и голова совсем пустая (эта манипуляция заставляет консультанта действовать более активно, чем он планировал, и невольно брать на себя ответственность за исход консультации).
Отрицательный перенос. Основывается на отвержении и враждебности. Если в процессе консультирования установка не меняется, то консультирование становится невозможным.
Не рекомендуется слишком акцентировать внимание клиента на явлении переноса в его поведении в следующих случаях66:
• при нехватке времени для работы с переносом (одноразовое консультирование);
• при отсутствии нормального рабочего альянса с клиентом;
• когда клиент из-за ослабления психологической защиты не может быть толерантен к тревоге и фрустрации;
• когда целью консультирования является не разрешение глубинных конфликтов, а, например, приспособление к текущим жизненным ситуациям.
Тем не менее чувства клиента игнорировать нельзя. Они должны быть рассмотрены в соответствии с общим уровнем глубины обсуждения.
Когда клиент проявляет тем или иным способом свои чувства, консультант должен понимать, что он выражает подлинные чувства, хотя часто они рождены нереалистичными ожиданиями или деструктив-

66 Там же. С. 75.
279
Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
ными установками и предубеждениями. Именно принятие чувств клиента психологом не позволяет клиенту испытывать отверженность. В результате он начинает доверять консультанту и стремится рискнуть и открыться еще больше. Только тогда консультирование становится по-настоящему глубоким.
Однако необходимо пресекать всякие попытки манипулирования с целью перекладывания ответственности за отношения или за исход консультации на консультанта.
Тестирование консультанта клиентом
Дж. Вайсе рассматривает вопрос тестирования консультанта, которое предпринимает клиент67. В ходе консультации клиент постоянно тестирует консультанта, то есть он изучает консультанта как личность, сверяет, насколько его (клиента) ожидания соответствуют тому, что представляет из себя консультант, насколько консультант искренен с ним, можно ли ему доверять, не сделает ли он больно и т. д. и т. п. Клиент чрезвычайно заинтересован в том, чтобы узнать, как консультант будет реагировать на его высказывания, выражение чувств, его планы; будет ли психолог препятствовать ему в достижении его целей или поможет в этом.
Если консультант выдерживает его тесты, клиент начинает доверять ему, все более открываясь, одновременно предлагая ему все более жесткие тесты. Чаще всего клиент проводит тестирование консультанта бессознательно.
«Какое именно поведение клиента следует считать тестированием, определяется консультантом в известной степени произвольно, на основании своих чувств, поскольку тестирование может отличаться от других форм поведения лишь интенсивностью. Консультант имеет основание предполагать тестирование со стороны клиента в следующих случаях:
• клиент ведет себя таким образом, чтобы вызвать у консультанта сильные чувства;
• клиент толкает консультанта на вмешательство; для этого он может долгое время сохранять молчание, делать абсурдные заявления, проявлять обиду на слова консультанта; внезапно проявлять ничем не обоснованный гнев; требовать от консультанта выхода за пределы его роли и т. п.;
67 ВапссДж. Как работает психотерапия. М., 1998. С. 90.
J
280
Глава 7. Психотерапия созависимости
• клиент использует провокационные преувеличения;
• клиент демонстрирует явно глупое поведение»68.
Тестирование пассивной позицией
Клиент может использовать для тестирования перенос. Он наделяет консультанта авторитетом родителя и сам ведет себя так, как вел себя в отношении своего родителя.
Ребенок считает своих родителей высшим авторитетом. Он относится к себе так, как родители относятся к нему. Дж. Вайсе перечисляет некоторые обстоятельства, которые могут вызвать в ребенке сильную невро-тизацию характера, а также будут ярко проявляться как перенос в психотерапевтической ситуации69. Этот список я несколько расширила, учитывая опыт своей практики и другие источники информации.
? Если родители отвергают ребенка, он делает вывод, что заслуживает отвержения; его самооценка падает, и он утверждается во мнении, что никто не может любить его — не только родители, но и другие.
О Если родители предстают в восприятии ребенка подавленными или неприспособленными к жизни, он может взять на себя ответственность за них и прикладывать усилия, чтобы сделать их счастливыми. Если это не удается, то ребенок может начать считать себя неудачником или источником их страданий.
? Если родители не заботятся о ребенке, но требуют, чтобы он высказывал им свое уважение, проявлял заботу, он может сделать вывод, что его удел — много давать, но мало получать. Он может принять это как неприятную особенность жизни, или противиться этому, болезненно воспринимая любую просьбу, необходимость любой заботы о Другом.
О Если родители постоянно ругают ребенка за различные свойства его характера, он может на сознательном уровне отвергать эту критику, но бессознательно соглашаться с ней. Это приводит его к бессознательному представлению о себе как о дурном человеке.
? Если один из родителей алкоголик, то ребенок может чувствовать беспокойство о нем, с одной стороны, но с другой — отвержение со стороны пьющего родителя. Следствием такой двойной травмы может быть чувство стыда за себя и за своих родителей.
68 Там же. С. 108. "Там же. С. 90.
281
Часть 2 Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
О Если в семье отрицается существование некоторых актуальных проблем, то у ребенка может развиться недоверие к собственным чувствам и сложиться представление, что он не способен адекватно воспринимать окружающую действительность.
? Если ребенок считает своих родителей непостоянными, например, если внезапные вспышки ярости сменяются необъяснимыми приступами нежности, у него может сложиться представление, что он все время в опасности. В этом случае он станет сверхбдительным.
? Если родители ребенка не защищают его и не помогают справиться с негативными проявлениями внешнего мира, он может прийти к убеждению, что он не заслуживает защиты. Такой ребенок может стать замкнутым, тревожным или склонным к панике.
? Если ребенок терпит сексуальное насилие со стороны родителей, он обвиняет в этом себя и испытывает в связи с этим стыд за свою «грязность».
? Если родители отвергают факты жестокого обращения со своим ребенком, он может сделать вывод, что не должен это помнить. Это может нанести удар по его чувству реальности. Или он должен одновременно не помнить об этом, и в то же время помнить, чтобы постараться не спровоцировать такое обращение вновь, поскольку считает его виновником самого себя. В таком случае может произойти расщепление на несколько личностей.
? Если ребенку кажется, что родители стыдятся его, то он тоже будет испытывать стыд за себя; поверив, что он неполноценен.
? Если один из родителей ушел из семьи, ребенок может считать, что это произошло из-за него, и будет считать, что от него всегда должны уходить любимые люди.
? Если ребенок растет в несчастливой семье, то, даже став самостоятельным и покинув дом, он поддерживает уровень несчастья, соответствующий тому, к которому он привык в детстве.
П Если в семье ребенка никто не умеет получать удовольствие от жизни, он будет считать, что он тоже не должен получать удовольствие, или он может испытывать депрессию или соматическое расстройство каждый раз, когда позволит себе получить удовольствие или радоваться жизни.
Наблюдая за реакциями консультанта, клиент бессознательно проверяет, будет ли консультант вести себя так же, как его родители, в ответ на его поведение.
Глава 7. Психотерапия созависимости
Если консультант подтверждает такие ожидания, клиент утверждается в деструктивном мнении о себе. Если консультант ведет себя по-другому, клиент может усилить проявление тех своих черт, которые вызывали негативную реакцию родителей. Тогда, когда консультанту удается успешно пройти такое тестирование, как правило, начинаются серьезные личностные изменения.
Клиентка, которую часто ругали в детстве за ее фантазии, во время консультирования постоянно вплетала в повествование свои фантазии на тему о том, как хорошо было бы, если бы у нее была совсем другая жизнь, другие родители и т. п. Консультант приняла эти фантазии благосклонно и отметила, что такое творчество может быть использовано очень конструктивно самой клиенткой для решения ее проблем.
Тогда клиентка развила целую цепочку фантазийных ситуаций о том, как она могла бы жить. Хотя это заняло много времени, консультант внимательно выслушала ее, оценила яркость и оригинальность рассказа и предложила клиентке поработать с ними. Они совместно проанализировали основной смысл этих фантазий, нашли их соответствие с реалиями и с их помощью выстроили план решения проблем клиентки.
Консультант научила клиентку анализировать свои фантазии и использовать их в конструктивных целях. В дальнейшем клиентка перестала осуждать себя за фантазирование, у нее повысилась самооценка, она по своей инициативе начала учиться сдерживать неуместные выплески фантазий, вместо этого подвергая их анализу и находя в них конструктивные зерна.
Тестирование со сменой пассивной позиции на активную
При смене пассивной позиции на активную клиент принимает на себя роль причиняющего страдания родителя. В такой ситуации консультант может чувствовать заметное неудобство.
Как правило, такое тестирование применяют клиенты, которые в ; детстве страдали от плохого обращения родителей. Такой клиент может бояться, что консультант начнет к нему относиться так же, как его родители, зато он может не чувствовать никаких угрызений совести, 1ринимая роль своих родителей. Поскольку дети всегда оправдывают юведение родителей, то у клиента всегда найдутся оправдания и для себя, повторяющего это отношение к консультанту.
При подобном тестировании клиент бессознательно пытается поставить консультанта на свое место, перед трудностями, с которыми
283
Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
он сталкивается сам. Его цель — научиться справляться с такого рода затруднениями. При этом клиент надеется, что консультант не будет поставлен в тупик и сломлен подобным поведением. Данный вид тестирования осуществляют клиенты:
• склонные к оскорблениям;
• имеющие тенденцию обижаться и превратно истолковывать самые невинные слова;
• разрешившие свою проблему, но заявляющие, что консультант разрушил их жизнь;
• заставляющие консультанта испытывать чувство, что он совершил серьезные ошибки и т. п.
Вообще, такие клиенты — серьезное испытание для консультанта. Они требуют много выдержки, времени и сил для сохранения равновесия.
«Психотерапевт, который осознает, что беспокойство и неприятности, доставляемые ему неудобным клиентом, связаны с его неосознаваемым тестированием, находится в лучшем положении, чем консультант, считающий, что клиент совершает разрушительные, несносные, недопустимые действия просто для собственного удовольствия. В первом случае консультанту легче уважать клиента и сочувствовать ему»70.
Часто консультант может понять, как клиент чувствовал себя с родителями, по тому, как он сам чувствует себя с клиентом. Вайсе приводит характерные примеры71.
П Если консультант при контактах с клиентом испытывает чувство беспомощности, поражения, крайней тревоги, ответственности за все происходящее или вины, он может предполагать, что клиент испытывал то же самое при контактах со своими родителями.
? Если консультант чувствует, что может допустить серьезную ошибку, если не будет крайне осторожно и бережно обходиться с клиентом, он, возможно, имеет дело с тестом клиента, в котором тот проверяет его склонность к напрасному беспокойству. Проводя такой тест, клиент надеется, что консультант не будет беспокоиться понапрасну. Можно предполагать, что проводящий этот тест клиент чувствовал ответственность за своего родителя, который заставлял его сильно беспокоиться о себе.
70 Вайсе Дж. Как работает психотерапия. М., 1998. С. 127.
71 Там же. С. 127.
284
Глава 7. Психотерапия созависимости
П Клиент, который сильно завидует консультанту и заставляет его испытывать чувство вины за то, что он «лучше», чем клиент, возможно, устраивает консультанту тестирование в контексте вины выжившего и надеется, что консультант не будет подавлен испытываемой к нему завистью. Затем клиент может сам стать менее чувствительным к зависти родителей к нему.
? Клиент, надолго прервавший контакты с консультантом без особой причины, а затем возобновивший их, надеется, что консультант не будет обижен, рассержен или подавлен этим, так как, возможно, хочет разувериться в том, что должен испытывать вину, покидая родителей.
Далее Вайсе добавляет: «Чтобы пройти тесты со сменой позиции на активную, консультанту следует продемонстрировать лучший способ реагирования на поведение клиента, чем способ, которым сам клиент реагировал на поведение своих родителей...
.. .Консультант должен интерпретировать беспокоящее поведение клиента сразу же, «не отходя от кассы». Однако до интерпретации консультант должен попытаться продемонстрировать, что он способен справиться с поведением клиента. Если консультант даст интерпретацию поведения клиента до того, как покажет, что в состоянии справиться с ним, клиент может подумать, что консультант обвиняет его, чтобы защититься. Тогда консультанту не удастся показать клиенту хороший пример того, как клиент может справляться сам с подобным поведением близких.
Если консультант вовремя понимает и отражает опасность, связанные с ней временные огорчения, проявившиеся у консультанта, могут оказаться даже полезными: клиент видит, что консультант может справиться со своими огорчениями и достойно себя вести. Так клиент обучается справляться со своими огорчениями.
Клиент может получить значительное облегчение, если консультант показывает понимание его поведения, говоря ему, например, что тот имитирует поведение родителей из уважения к их авторитету, или что проигрывает свой травматический опыт с родителями и принимает при этом на себя роль родителей, или неосознанно старается показать консультанту, что он чувствовал, когда был ребенком. Возможно, клиента успокоят слова о том, что не просто для своего удовольствия он ведет себя фривольно, безответственно или саморазрушительно — в действительности его поведение имеет своим источником отождествление себя в детстве с родителем и в ходе консультирования он пытается понять свой детский травматический опыт и найти новый, более конструктивный способ реагирования.
285
il
Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
При общении с клиентом, склонным к оскорблениям и обвинениям, от консультанта может потребоваться продемонстрировать очень разные реакции. Например, иногда консультант должен давать отпор очевидно нечестным, нелепым или просто глупым обвинениям, чтобы продемонстрировать, что разумный человек может и должен уметь постоять за себя. Однако если консультант делает это слишком охотно в отношении мелких, несущественных обвинений, он будет производить впечатление человека слабого, напуганного и опасающегося критики со стороны клиента.
Кроме того, если консультант реагирует на тесты клиента стереотипно, клиент может сделать вывод, что консультант вкладывает в работу мало усердия и действует в соответствии с заранее избранными правилами вместо живого общения»72.
Если консультант не проходит тесты клиента
Поскольку консультант не всегда знает, какое именно тестирование осуществляет клиент, и не всегда сам достаточно уверен и свободен от защит (хотя, безусловно, должен постоянно стремиться к этому), то бывают случаи, когда он не проходит тесты клиента. Ошибки случаются и у начинающих, и у опытных консультантов. Главное — вовремя заметить их. Маленькую ошибку можно исправить. Если же ошибка велика, исправить ее невозможно.
«О провале теста психотерапевт может узнать по реакции клиента. Клиент может:
• стать подавленным;
• сменить тему беседы; *
• отказаться от решения проблемы; . о
• перестать активно работать и начать ждать прямых указаний консультанта. t-
Если такое происходит, консультант должен обсудить это с клиентом, спросить его, каким образом это началось. Консультант может спросить у клиента: «Я неправильно вас понял?»
Как только психотерапевт поймет, как именно он провалил тест, он может объяснить свою ошибку клиенту. Например, он может сказать: «Когда вы жаловались, то хотели, чтобы я помог вам осознать, что у вас есть право жаловаться. Поэтому вы были разочарованы, когда я попытался вселить в вас бодрость. Вы поняли это так, будто я не хочу выслушивать ваши жалобы...»
72 Вайсе Дж. Как работает психотерапия. М., 1998. С. 130-132.
286
Глава 7. Психотерапия созависимости
Иногда после провала незначительного теста консультант может подождать, пока не представится еще один случай...
Чтобы уменьшить вероятность серьезной ошибки, консультант должен держать в памяти гипотезы, которые он принял о неосознаваемых целях и деструктивных убеждениях клиента»73.
Бессознательная зависимость клиента
Клиент часто бессознательно, но с удовольствием подчиняется консультанту. Это происходит в результате переноса, когда клиент передает консультанту функции своих родителей, которые несли за него ответственность, поддерживали его, опекали, утешали и т. п. Причем совершенно не обязательно, что клиент действительно имел таких родителей. Вполне достаточно, чтобы он просто хотел их иметь, и видел в консультанте соответствующий образ.
Такие клиенты способны на многое, чтобы заслужить и оправдать «любовь» и внимание консультанта. Они могут даже «испытывать» те чувства, которые ожидает от них консультант, или, наоборот, не испытывать те, которые, по их мнению, не понравились бы консультанту. Если консультант ожидает прогресса, они могут его продемонстрировать. Если консультант интерпретирует какие-то реакции клиента, они могут согласиться с ним, даже если не вполне разделяют умозаключения консультанта. Мало того, они могут доверять консультанту больше, чем себе, и поэтому, если их мнения расходятся, спешат согласиться с «более знающим человеком». Согласие этих клиентов с мнением консультанта не должно восприниматься как подтверждение правильности выбранного консультантом пути.
«Терапевту следует попытаться понять природу убеждения, лежащего за стремлением подчиняться... Такие пациенты могут бояться высказать свое мнение из-за боязни обидеть терапевта и риска наказания и отвержения. Возможно, такие клиенты воспринимали своих родителей как очень ранимых людей, держались с ними крайне зависимо, чтобы защитить их чувство собственной авторитетности. А возможно, их родители были крайне нетерпимы ко всякому несогласию.
Терапевт не должен думать, что клиент легко расстанется с такой зависимостью. Однако консультант должен стараться помешать попыткам принятия клиентом важных решений только из желания угодить ему»74.
73 Там же. С. 132-137. "Там же. С. 139.
287
Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
Не только консультанту, но и клиенту постепенно необходимо научиться понимать особенности своих взаимоотношений с консультантом. Последний же обязательно должен уметь расшифровывать скрытые переносные послания и объяснять их самому клиенту. М. Кан указывает на три функции объяснения75.
1. Объяснение помогает клиентам понять корни своих поступков и расширить понимание себя.
2. Объяснение углубляет взаимопонимание консультанта и клиента, способствует развитию доверия, так как клиент видит, что консультант объясняет проблемы не его внутренней испорченностью, а опытом его жизни, начиная с раннего детства.
3. Объяснения консультанта и новое понимание клиента делают их коллегами, клиент получает знания и опыт и в дальнейшем способен сам проинтерпретировать свои реакции и поступки. Таким образом, клиент получает опыт зрелых отношений.
Однако для того чтобы грамотно объяснить клиенту сущность его переносов, консультант должен быть достаточно чувствительным, чтобы понимать эти проявления из различных сообщений клиента.
М. Кан приводит несколько примеров76.
1. «Часто перенос зашифровывается так, как будто речь идет об отношениях с другой личностью. «Мне кажется, я начал доверять своей любовнице немного больше». Терапевт подтверждает, что это важная перемена в жизни клиента, и уделяет этой теме столько времени и внимания, сколько считает полезным. Позже в подходящее время терапевт найдет удобную возможность добавить: «Мне кажется, у нас была хорошая сессия на прошлой неделе. Интересно, не являлось ли дополнительным значением ваших слов о своей любовнице то, что вы стали больше доверять мне?»
2. Иногда перенос шифруется, приобретая вид другой ситуации: «Вчера вечером я пошел на вечеринку, там была тяжелая и гнетущая атмосфера». Терапевт выражает сочувственное понимание того, как это должно быть неприятно, а затем, когда это представляется уместным, говорит: «Ваш рассказ о вчерашней вечеринке поднимает другой вопрос. В последнее время наши встречи проходили с трудом, скажите, вы не находите нынешнюю атмосферу здесь тоже несколько тяжеловатой?»
75 Кан М. Между психотерапевтом и клиентом: новые взаимоотношения. СПб., 1997 С. 95.
"Там же. С. 95.
288
Глава 7. Психотерапия созависимости
3. Перенос может быть также зашифрован в форме выражения беспокойства по поводу того, как другая личность относится к клиенту: «Я действительно хочу знать, как мой начальник относится ко мне». Терапевт признает, как тяжело и мучительно это должно быть, и после обсуждения начальника может сказать: «Нет ли у вас каких-то вопросов о том, какие чувства я испытываю по отношению к вам?»
Расшифровка переноса
Чтобы произвести расшифровку переноса, необходимо выполнить ряд шагов в следующей последовательности:
1) упомянуть ситуацию в консультативном процессе, которая заставила консультанта предположить реакцию переноса;
2) описать отношения вне консультирования, о которых упомянул клиент, чье содержание навело консультанта на мысль о реакции переноса;
3) предложить клиенту догадку самого консультанта;
4) задать вопрос о том, насколько эта догадка верна.
Например: «Сегодня, в самом начале сессии, вы сказали (1), что вы каждый раз чувствуете раздражение по отношению к вашей сестре, когда она просит вас о чем-то и заставляет изменить свои планы (2). (Пауза). Я подумала, что вполне возможно, речь шла не только о сестре, но и обо мне, когда я назначаю нашу встречу не в то время, когда вы хотели (3). Что вы по этому поводу думаете (4)?»
Почему так важно не только знать о явлении переноса, но и использовать его в работе с клиентом?
М. Кан дает по этому поводу подробные разъяснения, ссылаясь на М. Гилла — одного из наиболее выдающихся представителей психоаналитического направления в психотерапии: «...терапевты считают, что клиент должен иметь возможность эмоционально пережить влечения, тревоги и конфликты своего прошлого и пережить их при определенных, строго обозначенных условиях... Согласно Гиллу, для того чтобы ре-переживание77 было терапевтическим, влечения и чувства необходимо испытать при следующих условиях.
1. Они должны быть испытаны в присутствии лица, на которого эти влечения и чувства теперь направлены.
Ре-переживание — повторное переживание.
%56 289

Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
2. Переживаемые заново чувства должны быть выражены тому лицу, на которое они направлены. Клиенту недостаточно только молча испытывать эти чувства.
3. Новый объект старых чувств — личность, на которую они направлены, должна быть готова, даже настроена обсуждать чувства и влечения клиента с интересом, объективно и без защит. Согласно Гиллу, это абсолютно неотъемлемое условие терапевтического процесса. Учитывая низкую вероятность встречи подобной реакции в нашей обычной повседневной жизни, нетрудно понять, почему Гилл рассматривал возможность терапевтической ситуации как уникальную.
4. Клиенту необходимо помочь обнаружить прошлый глубинный источник переживаемых им заново импульсов. Таким образом, воспоминание и новое переживание становятся органически смешанными.
... Если терапевт:
• помогает клиенту соприкасаться с этими чувствами,
• делает безопасным для клиента их выражение,
• обсуждает эти чувства с клиентом в неосуждающей, незащи-щающейся, заинтересованной манере,
• и, в конечном счете, когда терапия продвинулась достаточно далеко, помогает клиенту обнаружить прошлые корни этих чувств,
• тогда выдвинутые Гиллом условия для терапевтического ре-переживания удовлетворяются... Каждая школа при этом имеет свой собственный способ для осуществления подобного ре-переживания»78.
Например, в гештальт-терапии клиенту предлагают пережить давнюю ситуацию «здесь и сейчас» — вероятно, большинство психологов хорошо знакомо с техникой «горячий стул». Представители психосинтеза предпочитают работать с субличностями, которые являются носителями инкорпорации, убеждений и обладают свойствами различных сторон внугриличностного конфликта. Воспроизводя в консультативной ситуации диалог субличностей, они добиваются непосредственного переживания давнего негативного опыта, повлиявшего на деструктивные установки.
78 Кан М. Между психотерапевтом и клиентом: новые взаимоотношения СПб., 1997. С. 56-57.
290
Глава 7. Психотерапия созависимости
Тем же целям служит и работа с переносом, делая диалог с клиентом не очередным «эбаутизмом», а проживанием «здесь и сейчас».
Контрпереносные реакции консультанта
Контрперенос — это перенос консультанта по отношению к клиенту. Контрперенос может вызываться:
• самой личностью клиента,
• его поведением,
• его проблемами, а также
• переносом клиента на консультанта.
Кроме того, контрперенос может означать проецирование консультантом своих проблем на ситуацию клиента. Последнее, скорее, свойственно консультанту, который не отсоединяет личностное реагирование от профессиональной рефлексии. Например, в этом случае консультант, которому свойственно ревновать свою жену, любой семейный конфликт клиента будет рассматривать как косвенное проявление ревности. А консультант-женщина, которая имеет негативный опыт взаимоотношений с мужчинами, при консультировании мужчин будет воспринимать их как виновников семейных неурядиц, идентифицируясь с их женами и в разговоре с ними неосознанно применяя те же защиты, что и в своих семейных отношениях.
Разумеется, подобный контрперенос не совместим с профессионализмом консультанта. Однако само по себе явление контрпереноса может быть столь же полезным, как и перенос клиента. Все зависит от того, насколько консультант способен отличить реакции, обусловленные внутренними конфликтами или предшествующим жизненным опытом, не имеющим отношения к консультативной ситуации, от контрпереноса, вызванного «чистым» восприятием личности клиента и его реакций. В связи с этим контрперенос может быть полезным или препятствующим.
Чувствами и отношениями полезного контрпереноса являются те, которые консультанты успешно применяют с пользой для клиента. Например, печаль, вызванная рассказом клиента о его потере любимой женщины.
Между контрпереносом и эмпатией существует тесная связь, ведь контрперенос — это, по существу, все реакции-ответы клиенту, что и составляет суть эмпатии. Тогда получается, что и сама эмпатия рождается реакциями контрпереноса.
291
Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами

М. Кан указывает на два основных условия полезного контрпереноса79.
1. Полезный контрперенос — это контрперенос, вызванный самим клиентом, а не тот, который исходит из внутренних конфликтов консультанта.
2. Контрпереносное чувство может стать психотерапевтичным только в том случае, когда терапевт способен поддерживать или сохранять оптимальную дистанцию в чувстве. Это чувство не подавляется, вполне осознается консультантом, но при этом он не погружен в него целиком. Переживая чувство, связанное с клиентом или его переносом, консультант, в то же время, наблюдает за ним как бы со стороны.
Далее М. Кан приводит весьма выразительный пример: «Клиент говорит о женщинах в манере, кажущейся консультанту-женщине унижающей. После нескольких подобных случаев ее объективность разрушается, и она ловит себя на том, что сердится на него. Она понимает, что клиент не может не осознавать того, какой эффект при подобных замечаниях оказывают на консультанта-женщину, или, если на то пошло, на любую женщину. Гнев консультанта уменьшается с появлением интересующего ее вопроса, почему он хочет оскорбить и оттолкнуть ее от себя. Теперь у консультанта есть информация для исследования аспектов взаимоотношений, ранее скрытых от нее.
По мере того как клиент красноречиво и театрально долго рассказывает свою историю, консультант осознает, что начинает чувствовать себя зрителем трагического, романтического представления. У консультанта создается отчетливое впечатление, что клиенту ничего не нужно от него, кроме присутствия в качестве восхищенной публики. Сначала консультант получает удовольствие от своей роли. История клиента действительно замечательная. Затем постепенно приходит понимание состояния одиночества и бесполезности своего присутствия. Клиент выражает полное удовлетворение, ему действительно необходимо было, чтобы его историю выслушали. Чувство одиночества консультанта усугубляется и становится довольно сильным. В какой-то момент его осеняет удивительное подозрение: возможно, клиент демонстрирует ему ситуацию из детства, когда один из родителей или оба настолько склонны к нарциссическим проявлениям, что единственной возможной ролью для ребенка является роль восхищенного и ужасно одинокого зрителя. Консультанту открылся новый смысл понимания и исследования страдания клиента»80.
1
79 Кан М. Между психотерапевтом и клиентом: новые взаимоотношения. СПб., 1997. С. 113.
80 Там же. С. 113.
292
Глава 7. Психотерапия созависимости
Препятствующим контрпереносом является любой контрперенос, ставший причиной затруднений.
Р. Кочюнас обращает внимание на то, что контрперенос, мешающий консультированию, может обусловливаться следующими причинами81:
1) стремлением консультанта нравиться клиенту;
2) боязнью консультанта, что клиенты могут о нем плохо подумать;
3) эротическими чувствами консультанта по отношению к клиенту, наличием сексуальных фантазий, связанных с клиентами;
4) чрезмерной эмоциональной реакцией на клиентов, провоцирующих у консультанта чувства, обусловленные его внутренними конфликтами;
5) стремлением занимать пророческую позицию и давать клиентам советы, как им следует жить.
М. Кан перечисляет возможные опасности, которые создает препятствующий контрперенос.
1. Препятствующий контрперенос делает консультанта нечувствительным ко многим аспектам проблемы и чувствам клиента, не относящимся к области контрпереноса. Или, наоборот, он может заставить консультанта сосредоточиться на том, что является скорее его проблемой, нежели проблемой клиента.
Например, консультант-женщина, имеющая неудовлетворительные проблемы со свекровью и не осознающая, что эта проблема «вмешивается» в ее понимание ситуации клиентки, может сосредоточиться на обстоятельствах, связанных со свекровью и не обратить внимание на то, что клиентка много раз сигнализировала ей, что для нее важнее разобраться в отношениях с мужем («ну, это-то я как-нибудь перетерплю», «понятно, что мать защищает сына, но самое главное, что он хочет обмануть меня» и т. п.).
2. Контрперенос может побуждать консультанта использовать клиентов для косвенного самоудовлетворения.
| Например, консультант, склонный к доминированию, постоянно навязывает свою волю и свое видение проблемы клиенту. Консультант, склонный создавать зависимые отношения, чрезмерно опекает клиента, пытаясь решать за него его проблему. Консультант, видящий в своей жизни особую опасность попасть в зависимость, подталкивает клиентку к разводу и т. п.
3. Контрперенос может приводить к тому, что консультант, выражая словами то, что «положено» выражать, невербально подает клиенту сигналы прямо противоположного значения.
81 Кочюнас Р. Основы психологического консультирования. М., 1999. С. 77—78.
293
Часть 2 Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
Например, если бессознательно консультант нуждается в том, чтобы определенный клиент (или все его клиенты) восхищался им и любил, сколько бы он ни говорил вслух, что приветствует все негативные чувства клиента в свой адрес, клиент, вероятно, воспримет тысячу крошечных намеков, которые покажут, как он в действительности относится к гневу и критике.
4. Контрперенос может привести консультанта к вмешательству, противоречащему интересам клиента.
Например, консультант может, пользуясь знанием болевых точек клиента, намеренно делать ему больно, «наказывая» за сопротивление или за вызванное раздражение. Кроме того, если клиент «включил» наиболее глубокие переживания консультанта, относящиеся к детским взаимоотношениям с родителями, консультант может, например, проецировать на клиента свои чувства относительно отца или матери, что будет препятствовать эмпатическому восприятию ситуации и чувств клиента.
5. Контрперенос может привести к принятию ролей, навязанных переносом клиента. Клиент может влиять на консультанта с тем, чтобы он принял эти роли. Это называется проективной идентификацией. Если консультант поддается такому влиянию, то это называется проективной контридентификацией.
Например, если клиент видит в консультанте своего отца, от которого долго зависел и которого боялся, консультант вскоре может почувствовать желание одновременно опекать и властвовать над клиентом, хотя, возможно, это чувство и не доставит удовольствия консультанту. Если, например, клиент начинает вести себя с консультантом так, как он вел себя по отношению к своей матери в подростковом возрасте, консультант вскоре может заметить, что часто раздражается на клиента за «непослушание» и, в то же время, излишне беспокоится за него. Если клиент занимает в жизни роль жертвы, он может вызвать в консультанте чувства жалости и желание «спасти» его или, наоборот, желание наказывать и т. п.
«Самой трудной задачей для консультанта является постоянное осознание контрпереноса. Мы стремимся быть объективными и нейтральными, хотим, чтобы чувства к клиенту были нашими слугами, а не хозяевами. Мы более, чем хотим — требуем это от себя... Но истина состоит в том, что я никогда, ни на одну минуту не бываю свободен
от этого давления»
82
пКанМ Между психотерапевтом и клиентом новые взаимоотношения. СПб., 1997 С 115.
294
Глава 7 Психотерапия созависимости
Консультант не в силах устранить свои контрпереносные реакции, однако он в силах научиться быстро распознавать их и использовать (или не использовать, если это препятствующий контрперенос) с целью углубления взаимоотношений с клиентом
I
Теперь мы можем вернуться с контрпереносным реакциям по отношению к созависимым клиентам.
Из трех основных типов реагирования на созависимых клиентов, рассмотренных несколько ранее, наиболее распространенным является стремление доминировать и вести, навязывая свои представления и систему ценностей. Директивность психолога в такой позиции приводит к давлению и даже может переживаться клиентом как насилие. Рано или поздно клиент замечает, что вместо психологических аспектов проблемы обсуждаются социальные, этические, нравственные нормы. Вместо сопровождения клиента при решении проблемы консультант буквально «волочет» его к «правильному» решению.
В такой ситуации у клиента либо растет сопротивление и полностью утрачивается доверие к психологу, либо формируется зависимость от консультанта, развивается ощущение собственного бессилия. Часто клиенты перекладывают на плечи «всемогущего» и «всезнающего» специалиста всю ответственность за решение проблемы. Этому может способствовать одна из форм стремления властвовать и контролировать: оно далеко не всегда проявляется в открытом доминировании и приказном тоне, а может иметь вид внешне мягкого и доброжелательного «обволакивания» клиента, освобождения его от ответственности за принятое решение (поскольку консультант сам знает, «как надо», и сам объяснил это клиенту). Психолог может забывать о цели консультации, соглашаться «повоздействовать» накого-либо по просьбе клиентаи т п., в общем, стать для него и опекуном, и няней, и адвокатом.
По сути дела, консультант чувствует то же самое (только значительно слабее), что и созависимый клиент в общении со своим «проблемным» членом семьи, от которого он зависит и которого хочет «перевоспитать». Только теперь сам клиент начинает вести себя так же, как его безответственный близкий: перекладывает на плечи психолога ответственность, обещает, но не выполняет договоренности, даже после многократных бесед и, казалось бы, твердо принятого решения об изменении стереотипов, не может удержаться от прежней модели поведения.
295
Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
Специфические реакции контрпереноса в общении с созависимыми вполне объяснимы: «мученичество» и «спасательство» — столь распространенные и всепоглощающие комплексы, что мало кому удается не «подцепить» в раннем детстве хотя бы какие-то из их составляющих. Всем хочется чувствовать себя значимыми, самоутверждаться, быть признанными и полезными. Разница только в силе потребности. Консультант выбрал помогающую профессию, суть которой — помогать в беде, «врачевать, лечить» душу. И, стало быть, он сильнее в этот момент, он чувствует себя на высоте, а значит, самоутверждается через своих клиентов. Это необходимо признать и принять в себе, чтобы иллюзии о собственной альтруистичности не закрывали от сознания истинные причины наших чувств.
Каждый человек в той или иной степени склонен к созависимым отношениям.
Если консультант не принимает этих качеств в себе, он злится на клиента, почувствовав усиление отвергаемых потребностей. Или он находит родственную душу, которая в роли «неправильно живущего» человека точно вписывается в сценарий его стремления контролировать и управлять чужой судьбой.
Однако, как уже было сказано, ничего не может быть вреднее соза-висимости, особенно если это созависимость консультанта от клиента.
ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКИЙ КОНТЕЙНЕР КАК УСЛОВИЕ БЕЗОПАСНОСТИ КЛИЕНТА
Внимательное наблюдение за своими реакциями, партнерская позиция (на равных), зрелая забота, принятие клиента таким, каков он есть, и при этом четкое следование в направлении установленной клиентом цели — это основные параметры, описывающие понятие «психотерапевтический контейнер».
В условиях безоценочного принятия и партнерского взаимодействия клиент перестанет бояться отвержения, постороннего давления и постепенно, со свойственной ему скоростью, начинает открываться для изменений. Поведение консультанта в этом процессе становится
296
Глава 7. Психотерапия созависимости
моделью для построения его отношений уже с близкими на основе принятия, безоценочности и уважительного отношения к психологическим границам.
Построение психотерапевтического контейнера предполагает соблюдение еще нескольких условий.
1. Клиент должен хотеть принять помощь от консультанта. Если консультант в процессе беседы выясняет, что клиент не заинтересован и не желает общаться с консультантом, он обязан отказаться от консультирования.
2. Консультант должен реалистично оценивать свой профессиональный уровень и свою профессиональную компетентность. Если консультант не обладает необходимыми профессиональными знаниями и навыками, он должен отказаться от работы с клиентом.
3. В любом случае отказа от работы с клиентом консультант должен объяснить причину отказа и порекомендовать ему специалиста, который, по его мнению, может помочь клиенту в решении его проблемы.
4. Консультант должен учитывать суверенное право клиента на любую систему ценностей и право на любые цели и задачи, которые ставит перед собой клиент. Тем не менее этот постулат ни в коей мере не отрицает права самого консультанта признать невозможность работы с клиентом в том случае, если его система ценностей, его моральные и нравственные предпочтения не позволяют ему сопровождать клиента на пути к его целям. Например, консультант может отказать клиенту в выборе и разработке шагов по осуществлению мщения, причинения вреда другому человеку и т. п. В то же время, для квалифицированного консультанта отказ клиенту на основании неприятия его системы ценностей может быть, скорее, исключительным случаем, чем правилом.
5. Клиент имеет право не доверять психологу и «проверять» его надежность.
6. Клиент имеет право не только использовать время консультации по своему усмотрению, но и вести себя так, как захочет. Единственное, чего ему нельзя делать, это совершать насилие над консультантом, разрушать что-либо и приносить реальный вред своим поведением.
7. Клиент может сообщать консультанту о своей системе ценностей и, в отличие от консультанта, настаивать на сохранении даже неконструктивных установок. Правда, при этом он же и несет за это ответственность перед самим собой и своей жизнью.
297
Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
СОПРОТИВЛЕНИЕ ИЗМЕНЕНИЯМ
Сущность сопротивления
На первый взгляд, сопротивление — это самое парадоксальное явление в процессе консультативного сопровождения клиента. Действительно, человек обратился к консультанту, чтобы разрешить свою проблему, то есть произвести изменения. Но когда он встает перед необходимостью совершить их в реальной жизни или в себе, он начинает сопротивляться этому, находя бесчисленные причины сохранения прежнего положения. На самом деле, такое сопротивление — вполне естественный этап на пути изменений.
Любой человек, неважно, является ли он клиентом или нет, всегда стремится сохранить статус-кво до тех пор, пока это возможно. В то же время неизвестное будущее настораживает, вызывает бесчисленные опасения. К тому же, для того чтобы создать нечто новое, будь то отношения, выработка новых навыков или новое видение мира, сначала приходится заниматься разрушением привычных стереотипов. А вот это уже не только страшно, но и больно.
Р. Энтони пишет: «Не имеет значения, сколь велико было ваше желание изменить жизнь к лучшему, наступит время, когда вам захочется пойти на попятный. С чем это связано — с ленью, с недостатком силы воли? Не обязательно. Отступление свойственно всем. Каждый из нас сопротивляется значительным изменениям независимо оттого, приведут ли они к успеху или к неудаче.
Наше тело, мозг, поведение имеют устойчивую тенденцию к постоянству и сопротивляются переменам. Это сопротивление называется гомеостазом и присуще всем саморегулируемым системам, как психологическим, так и физическим. Когда бы вы ни решились на какие-то изменения, ваше бессознательное чувствует угрозу и начинает посылать предупредительные сигналы. Это — часть механизма выживания. Ваше бессознательное думает, что если вы предпримете те или иные изменения, то пострадаете, поэтому и старается защитить вас. Гомеостаз не делает различий между изменениями к худшему и к лучшему. Он сопротивляется любым переменам. Даже если вы всем довольны и собираетесь извлечь из перемен только выгоду, гомеостаз рано или поздно даст о себе знать. Вы получите гомеостати-ческие сигналы тревоги в форме физических или психологических симптомов. Таким образом можно неосознанно навредить себе. Даже
298
Глава 7. Психотерапия созависимости
если вы были настроены на победу, то поймайте себя на том, что теряете силы как раз тогда, когда могли бы достичь цели»83.
Ф. Перлз объясняет этот феномен следующим образом: «Процесс, в результате которого мы приходим к дифференцированной целостности, — это как бы разделение вещей и новое их соединение, своего рода агрессивное разрушение и реконструкция. Деструктивный аспект отпугивает людей, которые научены считать это и все подобное недозволенным, жестоким, неправильным. Они боятся подвергать вещи сомнению, рассматривать и задавать вопросы. Люди предполагают, что исследования, необходимые для того, чтобы установить правильную оценку, справедливую на все времена, уже проделано кем-то другим, кто умнее нас, и пытаться смотреть на вещи свежим взглядом с точки зрения собственного опыта — самонадеянно и достойно порицания.
Между тем вполне очевидно, что для любого рода творческой реконструкции необходима определенная степень деструкции, разрушения того, что уже существует. Части данного объекта, данной деятельности или данной ситуации должны быть заново соединены, чтобы соответствовать требованиям данной актуальности. Речь идет о переоценке того, как им следует теперь соединиться. Без детального анализа и разъятия (деструкции) не может быть близкого соприкосновения, волнующего открытия и т. п....
Близкая дружба возможна только, если разрушаются определенные барьеры, так что люди начинают понимать друг друга. Такое понимание предполагает, что человек исследует партнера, так что его «части» связываются с собственными потребностями, которые именно благодаря этому контакту выступают на передний план.
Иными словами, если переживание не деструктурируется, а «заглатывается», так сказать целиком (интроекция), оно не может быть ассимилировано, не становится нашим собственным»84.
Таким образом, необходимость разрушения старых стереотипов и привычных моделей заставляет человека сопротивляться процессу изменений и, в частности, консультативному или терапевтическому процессу.
Дж. Бьюдженталь определяет сопротивление так: «...импульсивное действие, направленное на защиту привычной идентичности и знакомого мира от того, что воспринимается как угроза. В глубинной психотерапии сопротивление — это те способы, с помощью которых клиент избегает состояния истинного субъективного присутствия — от-
83 Энтони Р Преодолеть невозможное. СПб , 1997 С. 99-100.
84 Перлз Ф Опыты психологии самопознания М., 1993. С. 80-81.
299
Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
крытости и экспрессивности — в психотерапевтической работе... Сопротивление проявляется по мере того, как клиент старается удержаться от глубокого погружения в психотерапевтическую работу...»85
Основываясь на источниках, которые препятствуют изменениям, выделяют несколько видов сопротивления86.
1. Сопротивление-подавление. Человек испытывает потребность защитить себя от импульсов, воспоминаний и ощущений, которые могли бы вызвать болезненное переживание. Чем ближе приближается подавленный материал к сознанию, тем больше возрастает сопротивление. Человек буквально слепнет и глохнет, не воспринимая очевидного.
2. Сопротивление-перенос. Клиент может сопротивляться осознанию своих реакций по отношению к консультанту вообще или испытывать сопротивление при осознавании причин тех или иных реакций на консультанта. Вместо этого он выдвигает различные рационализации.
3. Сопротивление вторичных выгод (то есть потери преимуществ, даваемых проблемой). Например, клиентка может сопротивляться избавлению от депрессии, так как ее положение «несчастной женщины» дает ей повышенное внимание родственников, психолога и других людей, а также способствует сокрытию от самой себя нежелания взять ответственность за свою жизнь, страха оказаться неуспешной и т. п. Депрессия дает ее беспомощности вполне «легальное» объяснение.
4. Сопротивление сложностям отношений. Внутриличностные изменения, происходящие у клиента, могут вызывать сложности в его отношениях с людьми, занимающими важное место в его окружении.
5. Сопротивление стыда. Человек не хочет признать опыт своего детства, которого стесняется, или увидеть в себе то, что вызывает у него отвращение, стыд, осуждение и т. п.
6. Сопротивление контролю. Клиент может сопротивляться изменениям, если подозревает консультанта в том, что тот манипулирует им и хочет изменить его с какой -то выгодой для себя, то есть чувствует себя объектом в руках консультанта. Это может быть по причине ошибки психолога, но чаще является следствием проекции клиента своего самоотношения.
7. Сопротивление дискомфорту адаптации. Период, когда нечто новое еще не стало привычным, сопровождается большим дискомфортом и вызывает чувство неловкости, неуверенности, тревожности. Человек стремится защититься от этого состояния.
85 Бьюдженталь Дж. Искусство психотерапевта. СПб., 2001. С. 169.
86 Сандлер Дж., Дэр К., Холдер А. Пациент и психоаналитик. М., 1995. С. 93—105.
300
Глава 7. Психотерапия созависимости
8. «Бегство в здоровье». Страх перед последствиями изменений может быть настолько велик, что клиент может перестать видеть свою проблему как таковую, считая, что разрешил ее, демонстрировать достижения в разрешении проблемы или просто перестать посещать консультанта, заявив, что у него теперь все в порядке, хотя объективные факты со всей очевидностью будут свидетельствовать о другом.
Л. Бассет перечисляет несколько видов сопротивления87, два из которых еще не упоминались.
1. Страх поражения. Некоторые люди чувствуют себя настолько неуверенно, что, если бы им пришлось потерпеть поражение, неудача задела бы их слишком сильно и причинила бы острую боль.
2. Страх потери. Меняя себя или обстоятельства своей жизни, человек может не без оснований предполагать, что ему придется пережить потерю значимых отношений или привычной работы и т. п. Страх утраты того, что в настоящее время дорого и составляет ценную часть его жизни, может вызвать сильнейшее сопротивление и даже отказ от перемен.
Ф. Перлз также описывает сопротивление клиентов, проявляющееся в отношении к психотерапевтическому процессу: «В нашем обществе каждому человеку свойственны те или иные невротические наклонности или внутренние конфликты. Но из тех, кто решил избавиться от них, многие бросают работу. Чаще всего это происходит потому, что человек надеется, что от него не требуется ничего большего, нежели принести свое тело в кабинет психолога, а уж тот приведет в порядок его душу.
Однако поскольку именно сам человек должен многое сделать для избавления от нежелательных явлений его психики или характера, то вскоре начинается реакция разочарования. Она вызывается тем, что через некоторое время человек обнаруживает, что психолог ждет от него выполнения трудной работы, а он надеялся получить противоположное — избежать этой работы. В более благоприятном случае человек начинает видеть перспективу своих трудов, но работа выглядит для него слишком долгой и утомительной. В других случаях человек сначала горячо берется за дело, но затем обнаруживает, что он старается, а дорога по-прежнему еще длинна. Это ему надоедает. Он даже может испытывать гнев или пренебрежение по отношению к психологу, или он чувствует обиду: ему кажется, что психолог недостаточно хорошо с ним занимается, поэтому и результат долго не наступает, и он теряет интерес к работе над собой, небрежно выполняет рекомендации психоте-
87 Бассет Л. Только без паники! СПб., 1997. С. 229, 232.
301
Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
рапевта или вовсе ничего не делает. Тем более что, как правило, те, с кем человек имеет дело в повседневной жизни, не помогают и не сочувствуют его работе, часто считают такое лечение глупостью, подсмеиваются над ним или даже сопротивляются его занятиям. Многие не выдерживают этого эмоционального неприятия близких и отступают. Часто понимание, что психотерапия важна, что необходимо работать над собой, принимается только с расстояния, пока дело не доходит до необходимости самому этим заниматься. Терапия нацелена на избавление от невротических наклонностей, но они "срослись" с человеком, и когда приходится выполнять инструкции и задания психолога, и выясняется, что это не так просто, как казалось, человек хочет бросить все это с отвращением. Он раздражен. Лучше всего выразить это раздражение в письме к психологу. Но если человек слишком вежлив, чтобы послать его, то написать письмо все-таки нужно. А затем его нужно яростно порвать и выбросить в мусор. Можно, представляя перед собой психолога, энергично, эмоционально «высказать» ему все, человек чувствует и думает о нем. В общем, нужно что-нибудь сделать, чтобы это не застревало в человеке неразрядившейся отрицательной эмоцией»88.
Проявления сопротивления
Сопротивление может проявляться самыми различными способами. Например, человек может:
• опаздывать или пропускать назначенные встречи с консультантом,
• «забыть» рассказать о важном событии, имеющем отношение к проблеме,
• становиться рассеянным, сонливым, откровенно скучающим.
Возможно также, что у него:
• будут меняться цели,
• постоянно будет происходить в жизни нечто такое, что делает «временно» невозможной дальнейшую работу над проблемой и требует, опять же, «временного» переключения на другую задачу,
• возникнет интерес к личной жизни консультанта, и он будет скучать при обсуждении собственных чувств и поступков.
88 Перлз Ф. Опыты психологии самопознания. М., 1997.
302

<< Пред. стр.

стр. 10
(общее количество: 12)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>