<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 12)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Ответственность за жизнь партнера полностью принимается на себя. Собственные желания, цели, стремления осознаются только через призму их полезности для партнера. Последнего контролируют и руководят им так же, как это делают по отношению к ребенку. Любая самостоятельность партнера опасна, поскольку может разрушить сооруженное Я. Дабы подтвердить эту систему представлений о себе, партнер должен всем своим поведением оправдать необходимость такого контроля, воспитания и заботы, исполняя роль опекаемого ребенка.
3. Любовь через абсолютное владение и разрушение психологической территории объекта любви.

я
Щ

«Я абсолютен, а Он— ничтожен. Я— властелин, Он — раб. Он должен абсолютно подчиняться мне. Я должен быть уверен, что смогу сделать с Ним все, что угодно. Полная власть — это власть над вещью. Он — моя вещь».
I
В данном варианте человек может действовать двумя способами.
1. Желая наполнить собственное Я, он проецирует это желание на партнера. И вместо того, чтобы стремиться восполнить собственную пустоту, начинает заполнять партнера собственными представлениями о своем Идеальном Я. Но структура Я партнера занята. Поэтому ее надо разрушить, опустошить, чтобы появилась возможность увидеть в партнере возможного себя. Он может делать это жестко и жестоко или
27
Часть 1. Созависимость и семья
4
исподволь и манипулятивно. Этот способ может являться крайним выражением любви через поглощение, когда партнер не только поглощается, но и разрушается.
2. Человек уже не способен ни наполнить собственное Я, ни даже пытаться созидать свое Идеальное Я в партнере. Он способен только разрушать, то есть делать то, что когда-то сделали с ним. И разрушая, он испытывает некоторое удовлетворение, поскольку разрушенная личность партнера со всей очевидностью свидетельствует о том, что: во-первых, он не единственный, кто пережил такие страдания, во вторых, он имеет власть и, значит, может контролировать окружающее, в-третьих, разрушая партнера, но при этому удерживая его около себя, он получает представление о себе как о человеке сильном, самостоятельном и значимом, поскольку партнер продолжает слушаться его и демонстрировать свою покорность и любовь.
Карающее Сверх-Я слишком агрессивно, поэтому его критикующие «посылы» вытесняются из сознания, а затем перенаправляются на партнера.
Ответственность за жизнь партнера декларируется, но на самом деле не осуществляется: партнер только используется. На нем ежедневно проверяется собственная способность властвовать, контролировать, управлять не только поступками, но и чувствами.
4. Любовь через отражение в значимом Другом.

Я
Он

«Любовь к Нему — это обуза. Но я должен получать свидетельства того, что я — необыкновенный человек. Он должен восхищаться мной и выражать мне свою любовь. Он должен стремиться удовлетворять все мои желания. Он должен каждый день добиваться моего расположения. Он должен доказать, что я лучше других и достоин любви».
На партнера перекладывается ответственность за собственное благополучие. Ему предписывается определенное поведение, которое обеспечит заполнение опустошенного Я его любовью, его отношением. Значимый Другой должен всячески показывать, что имеет дело с человеком, который соответствует стандартам Идеального Я.
Партнер является зеркалом, к которому постоянно обращаются с вопросом: «Свет мой, зеркальце, скажи, кто на свете всех милее, всех красивей и умнее?» По сути, это «зеркало» должно, видя перед собой пустоту, отражать портрет Идеального Я и при этом сопровождать это отражение словами любви и действиями, доказывающими предан-
28
Глава 4. Формы созависимых отношений
ность. Если партнер перестал служить таким «зеркалом», то возможно четыре варианта дальнейших действий.
1. Партнер, который не ведет себя в соответствии с ожиданиями (то есть не сообщает жаждущему любви о его превосходстве, многогранности и глубине) может быть покинут ради поиска нового «зеркала»;
2. Переживание недостатка «стараний» партнера стимулирует либо поиск одновременно развивающихся нескольких отношений, либо постоянную смену партнеров (чаще противоположного пола), которые могли бы взять на себя функцию заполнения пустующего Я;
3. На партнера, который не осуществляет постоянное наполнение Я, страждущего доказательствами его полноты и ценности, усиливается давление с помощью различных манипуляций. Могут быть использованы взывание к жалости, демонстрация беспомощности, призывы к справедливости, шантаж или прямые мольбы о любви, уверения (весьма правдивые), что без его постоянного внимания и признаний в любви он не сможет жить;
4. Предпринимаются попытки заслужить любовь и внимание партнера ценой любых жертв и унижений.
Сверх-Я в данном случае относительно лояльно по сравнению с другими вариантами. Оно не столько карает, сколько бесстрастно холодно. В нем меньше долженствований, но зато много ядовитой критичности. Оно наполнено уничтожающим презрением, спастись от которого можно только заглушив голос Сверх-Я восхищением и знаками обожания окружающих.
Во всех рассмотренных способах взаимодействия любовь является способом компенсировать собственную недостаточность, а партнер — объектом, который призван дополнить эту недостаточность до целостного Я. Задача невыполнимая, поскольку ощущение целостности может быть устойчивым только в результате развития внутриличност-ных ресурсов. В противном случае потребность в подтверждении своей целостности и значимости со стороны других людей становится ненасыщаемой.
Именно ненасыщаемость является отличительной чертой созвиси-мых отношений. Любой человек испытывает потребность в любви, уважении, значимости, контроле. Эти потребности являются базовыми и позволяют выживать. Но в норме они могут быть насыщены на определенное время или их удовлетворение может быть отложено без особого вреда. В случае же опустошенного Я потребность в непрерыв-
29
Часть 1. Созависимость и семья
ном насыщении никогда не иссякает, поскольку такое Я не способно поддерживать свою структуру самостоятельно.
Без непрерывной подпитки с помощью значимых Других оно немедленно вновь становится пустым, что отражается в высокой степени тревожности. Именно поэтому созависимые люди, каким бы способом они ни добывали се бе ощущение целостности, не могут переживать одиночество — оно подобно смерти. Для них непереносима неопределенность в отношениях — им нужны гарантии того, что их Я будет непрерывно поддерживаться. И при этом они никогда не бывают удовлетворены.
Созависимые люди обладают еще одним, общим для них свойством: они обесценивают самого партнера, который по-настоящему полюбил их, или обесценивают его чувство. Ход их изощренной логики может идти по трем направлениям.
1. Этот человек говорит, что любит меня. Но это не может быть правдой, потому что меня любить нельзя. Значит, все, что он делает и говорит — просто ложь. А его цель — усыпить мою бдительность и использовать меня.
2. Этот человек говорит, что любит меня и, похоже, что он говорит правду. Но он ошибается. Он любит не меня, а тот образ, который я создал. Или он просто не разобрался во мне. Если бы он знал, какой я на самом деле, он отвернулся бы от меня с презрением.
3. Этот человек говорит, что любит меня, и, по всей видимости, он говорит правду. Но это означает только то, что он такой же, как и я, неполноценный человек, недостойный любви. Если бы он был «настоящим», он никогда не смог бы полюбить меня, потому что меня по-настоящему хороший человек любить не может.
Естественно, что при таком восприятии любви по отношению к себе, подобные люди просто не в состоянии испытать удовлетворения даже от истинного чувства.
Глава 5.
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПОРТРЕТЫ ЛЮДЕЙ, СОЗДАЮЩИХ СОЗАВИСИМЫЕ ОТНОШЕНИЯ
Несомненно, любая типология приблизительна и условна. Довольно редко можно встретить людей, точно отражающих описанные типы. И все-таки психологические портреты позволяют лучше сориентироваться во внутреннем мире человека, быстрее увидеть скрытые «звенья», построить предположения и проверить их. Каждый тип созави-симого человека является обладателем соответствующего комплекса, выросшего на месте «надлома» его Я в связи с дефицитом любви. В свою очередь, каждый комплекс предполагает и определенный способ заполнения Я. Эти комплексы таковы: самоуничижение, мученичество, садистские наклонности, нарциссизм и ненасытная жажда любви.
ПОРТРЕТ ЧЕЛОВЕКА
С КОМПЛЕКСОМ САМОУНИЧИЖЕНИЯ
Человек с комплексом самоуничижения всегда старается держаться в тени — так ему спокойнее. Он уже давно убежден: что бы он ни делал, это обязательно получится плохо, он просто не способен оправдать ожидания других людей, ему не дано достигать успеха, самый лучший способ не вызывать раздражения окружающих — это поменьше путаться у них под ногами.
Часто такой человек может выглядеть неряшливо или, по крайней мере, невзрачно. Его одежда и прическа как будто просят: «Не обращайте на меня внимания. Я просто не стою этого». Он никогда не стремится занять какую-нибудь заметную должность. У него нет этого не только в планах, но и желания такого он никогда не испы-
31
Часть I Созависимость и семья
тывал. Он соглашается с любыми, даже с самыми плохими условиями, и не требует большего, поскольку не считает себя достойным лучшей жизни.
Иногда такие люди могут погрязать в нищете и разрушать себя алкоголем и наркотиками. В ряде случаев они могут вести вполне достойный образ жизни, много трудиться и даже достигать определенных успехов. Но больших достижений они боятся. Однажды достигнутые результаты влекут за собой соответствующие ожидания окружающих, а это пугает. Такой человек вовсе не считает успехи собственной заслугой. «Это всего лишь дело случая, — думает он. — И такого может достичь буквально каждый. Но второй раз у меня может просто ничего не получиться. Я только разочарую людей». И он старательно убеждает всех, кто отмечает его достижения, в том, что от него практически ничего не зависело. Просто случайное стечение обстоятельств. В дальнейшем он еще более тщательно следит, чтобы какой-либо успех случайно не свалился на его голову. Человек с комплексом самоуничижения не берет на себя ответственность даже за свои достоинства. Это слишком беспокойно и даже опасно.
Поскольку такой человек не уверен в себе, своих силах и способностях, он не решается самостоятельно принимать решения и предпринимать что-либо важное без подсказки со стороны какого-либо авторитетного лица. Он предпочитает передавать ответственность за себя и свою жизнь кому-нибудь, по его мнению, более компетентному. Избегая ответственности, он избегает и свободы выбора, тем самым часто вынуждая себя жить не в соответствии с собственными потребностями, а выполняя волю и предпочтения других людей.
Такое отношение к себе и своим делам не проходит бесследно. Потребности человека с комплексом самоуничижения не перестают существовать, они только подавляются и глубоко скрываются от собственного сознания. И хроническая неудовлетворенность жизнью — естественное следствие подобного вытеснения. Неверие в свои силы и самоограничения, вызванные этим, глубоко огорчают. Не удивительно, что у таких людей развивается депрессивный стиль мышления: ведь вспоминая прошлое, они видят одни промахи и неудачи; думая о будущем, они предсказывают себе одни провалы. Оценивая себя, они навешивают на себя самые уничижительные ярлыки.
Как это ни странно, человек с комплексом самоуничижения может быть чрезвычайно внимателен к своей внешности. Он глубоко переживает любой, даже незаметный глазу постороннего изъян, а уж тем более явные отклонения от... эталона красоты. И это — одно из проявлений внутреннего конфликта.
32
Глава 5 Психологические портреты людей, создающих созависимые отношения
На самом деле, при всей своей внешней скромности и демонстрируемой непритязательности такие люди имеют высокий уровень претензий к тому, каким должен быть «достойный» человек. Именно разница между образом Идеального Я и восприятием себя реального является причиной столь печального комплекса.
Человек с комплексом самоуничижения выглядит скромным и готовым угождать всем, кто его окружает. Но в действительности он полностью сконцентрирован на самом себе. Его голова постоянно занята мыслями о том, как он выглядит в глазах других людей, что он сделал неправильно, в чем виноват. Он заботится прежде всего о себе, когда стремится услужить — он должен выглядеть «хорошим», «милым», скромным. Он не должен раздражать, не должен выделяться на фоне окружающих, должен быть удобным для всех.
Он постоянно сравнивает себя с окружающими, и, конечно, не в свою пользу. А ведь в соответствии с идеальным образом он должен быть лучше них! И это сравнение заставляет его постоянно извиняться. Он предпочитает предупредить людей о собственной несостоятельности, чем переживать впоследствии их разочарование. Кроме того, предупредив, он показывает себя человеком самокритичным, совестливым и скромным.
Самоуничижающийся человек чрезвычайно зависим от мнения окружающих людей. Поэтому любая критика с их стороны для него невыносима. И в этом выражается еще одно противоречие. Критикуя открыто самого себя, он чувствует боль и гнев, если с его словами соглашаются. Попробуйте сказать ему, что вы согласны с тем, что он никуда не годится и ни на что не способен, и он затаит враждебные чувства по отношению к вам. Не для того он ругает себя, чтобы вы с ним согласились, а для того, чтобы вы возразили ему, и таким образом он получил, наконец, подтверждение собственной значимости.
Тайная мстительность и враждебность вовсе не чужды самоуничижению. Слишком много человек терпит ограничений, наблюдая, как другие смело идут вперед. Слишком убедителен он бывает, доказывая свою ничтожность. И в результате многие начинают относиться к нему в соответствии с его поведением. А это обидно.
Но обида и враждебность тут же сливаются в жуткой какофонии с чувством стыда и вины. Внутренний конфликт состоит в том, что в глубине души самоуничижающийся человек уверен, что заслуживает презрения, и одновременно он хотел бы выглядеть лучше других.
Будучи не в состоянии принимать самого себя таким, каков он есть, человек с комплексом самоуничижения не способен поверить, что другие, узнавшие все его недостатки, могут отнестись к нему с друж-
2 Зак 1656
33
Часть 1. Созависимость и семья
бой и принятием. Он перестает воспринимать любые положительные чувства других людей. Комплимент он воспринимает как саркастическое замечание, выражение симпатии — как снисходительную жалость. Если кто-то хочет его видеть — это потому, что он от него что-нибудь хочет. Если другие люди выражают ему свое расположение, то только потому, что они плохо его знают, или потому, что он может быть им чем-то полезен, или потому, что они сами ничего не стоят. Если кто-то не поздоровался с ним на улице — это пренебрежение, если задержался — это неуважение, если добродушно подшутил — это явное стремление его унизить. При этом сам человек не осознает происходящие в нем искажения: он уверен, что полностью прав.
Что же служит причиной для развития такого тяжелого комплекса?
Прежде всего — завышенные требования со стороны родителей, оправдать которые ребенок явно не способен.
Следующая причина — постоянные сравнения с другими детьми, которые делают родители и которые оказываются не в пользу ребенка. Понятно, что мама и папа, вероятно, желали таким образом стимулировать у своего чадушки стремление совершенствоваться и достигать успехов. Но получили они как раз обратное: ребенок понял, что он просто не может соответствовать столь высоким требованиям. В дальнейшем он сам к себе начинает предъявлять подобные требования, сам себя критикует и сравнивает с другими людьми не в свою пользу. А пока он твердо усваивает, что если он ничего не делает, то получает гораздо меньше критических замечаний, чем когда начинает делать и при этом ошибается.
С другой стороны, слишком требовательные родители никогда не бывают полностью удовлетворены действиями ребенка. Постепенно у него развивается страх провала. Это еще больше сковывает его и приводит к новым неудачам. Предвидение одних только неудач окончательно рождает в нем убеждение, что безынициативность и апатия — самый безопасный способ поведения. По крайней мере, это не приводит к разочарованию. Но ему жизненно важно получить любовь. Поэтому свою неловкость и неумелость ребенок старается компенсировать ласковостью, послушанием и / или незаметностью. А если ему все-таки приходится что-то делать, он заранее извиняется за свою неполноценность, как бы предупреждая разочарование.
Однако низкое самомнение ребенка вовсе не означает, что он действительно никуда не годится. Часто самоуничижение разъедает душу весьма талантливых людей. Поэтому успехи все-таки периодически достигаются, несмотря на все блокирующие обстоятельства. Но любое
34
Глава 5. Психологические портреты людей, создающих созависимые отношения
—,-------------------------------------------------------------------------------------------------------------
достижение ребенка вызывает только одну реакцию его родителей: «Ну вот, можешь, когда хочешь!». Теперь от него ожидают еще большего. По существу, от него хотят безупречности и совершенства. Планка требований поднимается. Угроза провала увеличивается. Так в ребенке развивается страх успеха. Он предпочитает подавить свои способности, чтобы даже нечаянно не вызвать пугающие его ожидания.
4. Кто-то из родителей передает ребенку собственный комплекс самоуничижения. Он говорит: «Не высовывайся! Куда нам! Есть много людей, которые умнее и лучше во всех отношениях. И они не любят таких, как мы. Чем меньше тебя замечают, тем безопаснее находиться среди людей».
Постоянное подавление собственной энергии и стремление быть незаметным постепенно сказывается на всем облике человека, а затем и на всей его судьбе.
Итак, подытожим все вышеизложенное.
Родительские посылы:
? «Ты должен соответствовать нашим ожиданиям!»
? «Ты должен быть лучше других».
? «Чтобы выглядеть лучше других, ты должен раньше других научиться многому такому, что они не умеют. Причем делать это ты должен в совершенстве».
? «Если ты не соответствуешь нашим требованиям, то ты ничтожество».
П «Если ты не соответствуешь нашим ожиданиям, ты расстраиваешь нас, и ты недостоин нашей любви».
О «Не высовывайся, чтобы над тобой не смеялись. Ты не достоин уважительного отношения, ты ничтожество».
Выводы ребенка:
О «Раз я не могу выполнять то, что они от меня требуют, значит, я неполноценный».
? «Любят только умных, умелых, успешных людей». О «Мне очень нужна любовь, но я ее недостоин».
? «Мне очень нужна любовь, и я постараюсь, по крайней мере, поменьше раздражать родителей. Для этого я буду милым и предупредительным. И я постараюсь предупреждать их заранее о возможности моих неудач, чтобы они меньше сердились».
О «Чем реже я что-либо делаю, тем меньше на меня сердятся. Поэтому нужно поменьше проявлять инициативу и свести все дела к минимуму».
35
Часть 1. Созависимость и семья
П «Нужно тщательно следить, чтобы мои успехи не были слишком заметными. Все равно, это — дело случая. Но потом я обязательно еще больше разочарую родителей = Меня еще меньше будут любить».
Результаты:
П Эгоцентризм («зацикленность» на себе).
? Неуверенность в себе.
? Застенчивость.
? Высокий уровень требований к себе.
? Стремление привлечь симпатию окружающих посредством жалости к себе.
? Постоянное чувство вины и стыда. О Страх неудачи.
О Страх успеха. О Обидчивость.
? Тайная мстительность.
? Болезненное восприятие критики.
? Избегание конфликтных ситуаций, даже в ущерб себе.
? Невозможность выразить свое мнение, постоять за себя.
? Хроническая неудовлетворенность жизнью.
? Стремление передать ответственность за важные решения и свою судьбу другим людям.
? Склонность выбирать доминирующих партнеров, руководящих его жизнью.
? Склонность выбирать критикующих и унижающих его партнеров (выполняется модель родительской семьи).
? Склонность к депрессии.
Какое все это имеет отношение к созависимым отношениям? Самое прямое. Человек с комплексом самоуничижения строит свои отношения со значимыми людьми по принципу «Любовь через отказ от собственного суверенитета и растворение своей психологической территории в территории партнера».
Он успокаивает собственную тревожность и максимально избегает страха неудачи и страха успеха, если передает ответственность за свою жизнь значимому Другому. Ему проще не испытывать своих желаний, не иметь собственных целей и стремлений, поскольку они предполагают определенную деятельность и достижение результата, который подлежит оценке. Сильный, активный, властный партнер, который готов распоряжаться его жизнью и диктовать свои условия, максималь-
36
Глава 5 Психологические портреты людей, создающих созависимые отношения
но соответствует самоуничижающемуся человеку. Он готов растворяться и угождать, он привык слушаться и быть незаметным. Да и критика доминирующего партнера хотя и больно ранит, но вполне привычна. Мало того, она ему необходима, поскольку постоянно возвращает его в привычную атмосферу его детства и подтверждает субъективное чувство верности его выбора: при таком количестве собственных «недостатков» ему просто не выжить без неустанного руководства близкого человека. Он чувствует себя абсолютно зависимым, но эта зависимость — единственно возможный для него способ существования.
Соответственно, партнер должен обладать всеми качествами, позволяющими ему занимать доминирующую позицию. Мы можем предположить, что при длительном и близком общении со зрелой личностью, доброжелательном отношении человека, заботящегося о развитии своего избранника, самоуничижение постепенно могло бы уступить место вере в собственные силы и самоуважению. Но в реальной жизни взаимодействие с таким партнером предполагает длительный период дискомфорта и тревожности. Так что каждый день самоуничижающийся человек будет стремиться подтвердить свою ничтожность, что, в свою очередь, невыносимо для зрелой личности, привыкшей разделять ответственность, уважать свободу решений и стремление к развитию. Такие люди настолько неудобны друг для друга, что их длительный союз практически невозможен без специальной терапевтической проработки.
Впрочем, самоуничижающийся человек редко ошибается в выборе. Он чувствует влечение именно к доминирующим людям, а те видят в нем благодатную почву для удовлетворения своих потребностей во власти и контроле.
ПОРТРЕТ ЧЕЛОВЕКА
С КОМПЛЕКСОМ МУЧЕНИЧЕСТВА
Основная черта мучеников — это несгибаемая уверенность в том, что они жертвы, и кто-то (но только не они) виноват в их страданиях.
Свои истоки мученичество берет в раннем детстве. Маленькому ребенку больше всего на свете нужна любовь и забота. Для него она — объективно существующий способ выживания. А стремление выжить — основная, врожденная потребность всего живого.
37
Часть I. Созависимость и семья
В то же время, ему постоянно внушали, что он должен «заработать» любовь родителей, заплатить за то беспокойство, которое он причинил родителям самим фактом своего существования. Ведь ночей не спали, а сколько хлопот, сколько труда, одна стирка пеленок доводила до безумия. А когда болел, сколько жертв пришлось принести! И вообще: после родов здоровье так и не поправилось. Словом, ребенок начинает понимать, что для него многим пожертвовали и он должен, так сказать, компенсировать.
С другой стороны, что он ни делает — мама и папа никогда не бывают довольны. А пока он «плохой», любить его не за что. Если он заболеет, родители будут ухаживать за ним, но и «счет» ему предъявят немалый. Постепенно озлобляясь, ребенок начинает чувствовать себя жертвой и тоже хочет получить расплату.
Отношение родителей является почвой для мученичества. Вот «химический состав» такой почвы:
? Отсутствие выражения родительской любви.
? Противоположные реакции родителей (гнев, умиление, равнодушие) при одних и тех же проявлениях ребенка.
? Раздражительность родителей, неясность причины их раздражения.
? Насильственные методы воспитания (жестокие наказания, унижения, побои).
? «Ты недостаточно хорош, чтобы мы тебя любили. Ты должен заслужить нашу любовь».
? «Мы так многим для тебя жертвуем, что ты должен заплатить за это: ты должен соответствовать нашим ожиданиям».
? «От тебя одно беспокойство, ты — источник наших страданий и лишений, ты не оправдываешь наших ожиданий».
? «Ты не должен злиться, раздражаться или плакать — ты должен испытывать только те чувства, которые нам нравятся».
? «Ты в ответе за мое здоровье» — «Я поплатилась своим здоровьем, когда рожала тебя» («Я тебя рожала, ночей не спала, а ты...»).
? «Ты в ответе за то, что мы чувствуем, и виноват в наших неудачах» — «Если бы не ты, я бы могла (мог)..., у меня была бы другая жизнь».
? «Если ты не будешь соответствовать моим ожиданиям, я накажу тебя: ты увидишь, как я страдаю — ты тоже будешь страдать от чувства вины».
? «Не вздумай быть самостоятельным: я не прощу тебе своей ненужности».
38
Глава 5. Психологические портреты людей, создающих созависимые отношения
—¦ ' ' — ¦¦¦¦¦¦——'¦¦ "¦¦ ¦ ' .....¦-¦¦¦¦ ' ¦¦ '¦"
Под влиянием подобных родительских посылов в ребенке начинает формироваться соответствующее отношение к себе и к окружающему миру. Другими словами, мученичество пускает свои корни.
Выводы ребенка:
? «Мне жизненно важно иметь любовь. Я должен ее получить». О «Я не понимаю, что они от меня хотят».
О «Со мной что-то не так: я причиняю одни беспокойства».
? «Меня нельзя любить: я недостоин любви».
? «Я не в состоянии соответствовать всем ожиданиям» = «Я никогда не получу любовь».
? «Я не должен сердиться или плакать, но я сержусь и плачу. Значит, я плохой».
? «Я почти никогда не оправдываю ожиданий, значит, я плохой, я ничтожество».
? «Когда мама (папа) страдает, она добивается большего внимания, чем я, когда стараюсь соответствовать ожиданиям».
CD «Любят только тех, кто исполняет желания, удовлетворяет потребности — любовь заслуживают своей необходимостью и полезностью».
? «Я должен платить за любовь, и мне должны платить за любовь». О «Я не могу заставить вас любить меня, но я могу заставить вас
страдать: вы будете видеть, как я страдаю, и будете испытывать чувство вины».
О «Я всемогущ: от меня зависит жизнь, успешность, здоровье других людей».
О «Если я скрою, какой я, то они могут подумать, что я хороший, и полюбят меня».
? «Я совершенно беспомощен, я ничтожен, но никто не должен знать об этом».
? «Окружающие в любой момент могут сделать мне больно или догадаться, что я ничтожество — я должен контролировать их».
? «Если я один, значит, меня никто не любит, значит, я действительно полное ничтожество. Чтобы они не покинули меня, я должен сделать так, чтобы они не смогли обходиться без меня».
Пожалуй, вполне логичные выводы из противоречивого опыта взаимоотношений с родителями. Проходят годы, и вот перед нами человек, мучимый неутоленной жаждой любви ближних, страдающий от чувства собственной ничтожности, в то же время стремящийся показать окружающим, что достоин любви, и вечно боящийся «разоблаче-
39
Часть 1. Созависимость и семья
ния», поскольку глубоко в его душе живет убеждение, что он крадет любовь незаконно. Проецируя свое отношение к себе на окружающих, мученик подозревает их в тайной враждебности, и в ответ на свою проекцию становится враждебным. Он может быть мстительным и стремящимся к любви, заботливым и тайно наказывающим одновременно. Он стремится сделать любимых людей зависимыми от себя, но сам зависит от них в еще большей степени: он готов все терпеть, переносить унижения и обиды, только бы его не бросили, только бы не чувствовать себя одиноким.
Контролируя каждый шаг близких людей, мученик чувствует себя спокойней и уверенней оттого, что так они никуда не денутся. Для него быть долго одному, тем более жить в одиночестве — подобно смерти. Человек, чувствующий себя ничтожеством (даже если он не осознает этого) наполняет свои мысли, чувства, всю жизнь другими людьми. Если он остается в одиночестве, он немедленно стремится наполнить себя кем-либо. Он даже не в состоянии пережить период выбора партнера и останавливается на первом, кто «попался под руку», чтобы вновь наполнить себя заботами о нем (а значит, и властью над ним). Разумеется, на такую роль соглашаются лишь люди, которые готовы переложить ответственность на чужие плечи. Поэтому совершенно не случайно, что мученики выбирают безответственных партнеров, которые идеально позволяют осуществить их потребность в превосходстве.
Чувство превосходства, внимание и благодарность окружающих необходимы мученику, как воздух, потому что его самооценка зависит от их мнения о нем. Так он убеждается, что выглядит в глазах других достойным любви. Вот почему любая забота мученика — это забота, по существу, корыстная, хотя корысть эта связана с неудовлетворенной жаждой любви. А она и не может быть удовлетворена, потому что мученик не верит, что его действительно можно любить. Он часто подозревает, что окружающие лишь притворяются, говоря об этом. Притворяются, только чтобы использовать его для получения заботы.
Но и он желает получить сполна за свои труды. На нем лежит целая куча обязанностей, он выматывается и устает, зато он сделает так, чтобы все знали, какие жертвы принесены им во имя других.
Мученик наполнен гневом, который он может подавлять в себе, пока он не находит выхода в эмоциональном срыве, депрессии или заболеваниях. Собственно, он не упускает случая, чтобы наказать тех, о ком заботится, если они не проявляют к нему должного внимания и любви. А они и не проявляют, поскольку:
• во-первых, мученик выбирает партнеров или воспитывает детей, которые привыкли потреблять, не давая ничего взамен;
40
Глава 5. Психологические портреты людей, создающих созависимые отношения
• во-вторых, мученик сам берет на себя решение проблем ближних, а затем сердится на них за то, что те не решают проблемы самостоятельно;
• в-третьих, если бы ближние решали проблемы самостоятельно, мученик почувствовал бы себя отвергнутым, незаслуженно обиженным недоверием, и снова имел бы право сердиться.
В общем, у мученика всегда найдется причина для обиды. И это — еще одна его характерная черта. Простить — значит понять и принять человека таким, каков он есть, а затем сделать выбор, находиться ли с ним в близких отношениях или жить на расстоянии, не общаясь. Но мученик не может сделать ни того, ни другого. Он всегда хочет переделать другого человека. И это стремление есть смещение собственного стремления к недостижимому совершенству. Однако ему легче взяться за изменение другого, чем себя. Своим оружием он может считать любовь, власть, стремление к совершенству, но, по сути дела, все это нужно только ему самому для того, чтобы постоянно чувствовать собственную значимость. Однако это стремление никогда не бывает удовлетворено:
• во-первых, ему постоянно кажется, что его труды и старания недостаточно оценили;
• во-вторых, где-то там, в глубине души, он понимает, что вовсе не такой добрый, каким хотел бы казаться, и этот внутренний конфликт порождает тревожность и угнетенное состояние;
• в-третьих, та осознанная и неосознанная враждебность, которая наполняет душу мученика, очень не вяжется с его ролью жертвы, и такое противоречие разрушает самоуважение;
• а в-четвертых, он действительно устает, выматывается и страдает, и все это отнимает огромное количество энергии; рано или поздно он чувствует тщетность всех своих усилий и тяжело переживает беспомощность.
Результаты:
? Страх одиночества.
? Навязчивое стремление к любви, зависимым отношениям. П Стремление к превосходству.
? Стремление к доминированию, власти (открытой или тайной) и контролю.
? Самоуничижение.
? Высокомерие.
41
Часть 1. Созависимость и семья
П Периодические вспышки раздражительности и гнева.
? Постоянное чувство вины.
? Склонность к депрессии.
? Тайная мстительность. О Обидчивость.
О Тайное презрение к себе.
? Проецирование своего самоотношения на окружающих и затем — страдание от чувства недостаточной «ценимости» ими.
? Подозрение, что окружающие не любят, а только используют и не платят благодарностью.
? Готовность терпеть унижения ради того, чтобы не остаться в одиночестве.
? Подмена ответственности: «От меня зависят их судьбы» / «Они в ответе за мои несчастья».
? Построение взаимозависимых отношений. Близкие должны быть в достаточной степени беспомощными, чтобы мученик чувствовал свою значимость и незаменимость. Мученик для этого готов вывернуться наизнанку. С этой целью он интуитивно выбирает партнеров, которые склонны сваливать ответственность за свою жизнь на других. Однако это выматывает и самого мученика.
? Потребность жаловаться тем, от кого не зависят изменения, ради сочувствия, ради желания, чтобы все знали, какие жертвы мученику приходится приносить.
? Мстительные мысли и желания. Поступки, слова, вызывающие у окружающих чувство вины перед мучеником. Тайное причинение душевных страданий тем, кто не выражает достаточной благодарности мученику (последней, как уже говорилось, никогда не бывает достаточно). Ведь страдания из-за него тоже подтверждают его значимость и высшую власть — власть над чувствами!
? Болезненное восприятие критики. Критика воспринимается особенно болезненно, потому что в глубине души мученик ей верит, а это значит, он не настолько хорош и значим, насколько он хочет казаться. Критика вызывает панический страх, а затем уже защитную ярость, потому что критикующий как будто бы догадался о том, что мученик тщательно скрывает. И к тому же он целиком зависит от мнения окружающих. Все, что он делает, — это только для того, чтобы «заработать» любовь. Критика же в понимании мученика лишает его права на любовь. Это для него равносильно психологической смерти.
42
Глава 5. Психологические портреты людей, создающих созависимые отношения
О Частые конфликты, обиды. Страхи, гнев, боязнь критики и неуемная потребность получать одобрение людей лишает мученика способности объективно рассматривать конфликтные ситуации, открыто признавать себя неправым, понимать и принимать желание окружающих также чувствовать себя значимыми, свободными, иметь собственное мнение. Собственные болезненные чувства оглушают и ослепляют мученика и заставляют яростно сражаться даже там, где спор может быть разрешен простым вниманием к сути конфликта и к потребностям его участников.
D Сниженный фон настроения, чувство угнетения, усталости, депрессия.
? Несмотря на явную невротизацию характера при развитии мученичества, этот комплекс позволяет осуществить почти все базовые потребности, описанные Маслоу, что делает его чрезвычайно устойчивым психическим образованием.
Самоактуализация
Уважение, признание, статус
Любовь, дружба, забота, принадлежность
Безопасность, стабильность, защищенность
Физиологические потребности
Рис. 3. Иерархия базовых потребностей по А. Маслоу
1. Основные физиологические потребности. Это базисные потребности в пище, воде, тепле, жилище, отдыхе, сексуальной разрядке, продолжении рода и т. п., обеспечивающие выживание человека.
У мученика стремление удовлетворить данные потребности ничем не отличается от других людей.
2. Потребность в безопасности и стабильности (в защищенности). Эта потребность отражает стремление человека обеспечить удовлетворение физиологических потребностей на постоянной основе, сохранение определенного уровня жизни, контроля событий своей жизни. Безопасность своего существования человек рассматривает через предсказуемость событий, стабильность, постоянство своего социального окружения и стабильность отношений между членами семьи и за ее
43
Часть 1. Созависимость и семья
пределами. Сюда относятся все те аспекты в жизни человека, которые дают ему уверенность в завтрашнем дне.
У мученика стремление к контролю чрезвычайно развито, причем он стремится контролировать не только свою жизнь, но и жизни окружающих его людей.
3. Потребность в принадлежности (потребность в любви и заботе). Люди нуждаются в эмоциональной привязанности, любви, поддержке. Создание обстановки, при которой у человека формируются положительный образ семьи и себя в ней, ощущение себя принятым семьей и микроклимат заботы друг о друге, способствует удовлетворению данных потребностей.
Чрезмерно окружая близких своей заботой и тем самым делая их беспомощными, мученик «зарабатывает» их привязанность и любовь, которая удовлетворяет его только в том случае, если эти люди проявляют явную зависимость от него.
4. Потребность в общественном признании (статусе), уважении. Это — потребность человека в позитивной оценке обществом его индивидуальности, обретении определенного социального положения. Какого бы единства ни достигала группа коллег, семья, группа друзей, каждый тем не менее стремится быть индивидуальностью, быть исключительным, особенным и ценимым другими людьми.
Страдая, жертвуя, спасая и контролируя, мученик чувствует, что достоин уважения. Это подтверждается тем, что часто его действия социально одобряются. «Он такой добрый, заботливый человек! Все для других! О себе совсем не думает!» — такая похвала (высказанная или подразумеваемая) позволяет мученику чувствовать себя значимым.
5. Потребность в самореализации. «Человек всегда хочет быть первоклассным или настолько хорошим, насколько он может быть»2. Более широко эта потребность понимается как потребность в творчестве. Каждый человек стремится реализовать свой потенциал, постоянно самосовершенствоваться, найти свое место в жизни.
Неусыпная забота о других становится смыслом жизни мученика. Сам он не осознает истинную причину своих поступков. Но подобный стиль жизни действительно требует от него актуализации творческих возможностей, смелости, решительности, достижения определенных результатов своей деятельности. Так что ему присуще и удовлетворение потребности в самоактуализации.
Базовые потребности и их удовлетворение сами по себе не имеют никакого отношения к невротизации личности. Комплекс мучениче-
! МаслоуА. Самоактуализация // Психология личности. Тексты. М., 1982. С. 12.
44
Глава 5. Психологические портреты людей, создающих созависимые отношения
ства (впрочем, как и любой другой) развивается в условиях, когда человек по каким-то причинам не видит для себя возможности прямого и открытого их удовлетворения и прибегает к защитным формам поведения.
Однако было бы ошибкой считать, что такой опосредованный путь получения жизненно необходимых ценностей является осознанным выбором мученика. Как правило, он видит причины своих осложнений в ближайшем окружении и в «несчастной судьбе», искренне полагая, что выполняет лучшее из возможных предназначений, полностью отдавая себя «служению людям». В этом он видит смысл своей жизни. А так как подобная позиция социально одобряется и находит сочувствие окружения, то критический взгляд на свою деструктивную роль в создании ограничивающих развитие личности отношений становится для мученика практически невозможным. Стремление к контролю выглядит в его глазах как потребность любить. И он не замечает, что его забота является оккупацией психологической территорией ближайших людей.
Любовь мученика, по существу, является настоятельной потребностью в растворении себя в Другом и одновременно в поглощении Другого. Ему чуждо понятие суверенности близкого человека, особенно если это его супруг или ребенок. Зависимые отношения — единственно возможное условие, в которых мученик ощущает наибольший комфорт, поскольку только тогда он чувствует себя максимально защищенным от переживания собственной ничтожности и страха одиночества.
Мученик не видит возможности для самореализации рядом с психологически зрелым партнером и поэтому его всегда влечет к людям, личностное развитие которых по каким-то причинам остановилось на уровне детского или подросткового возраста3.
Недостаточное чувство самоценности, непринятие себя в сочетании с настоятельной потребностью получать любовь неотвратимо приводят к желанию постоянно доказывать свою нужность, абсолютную необходимость для значимых людей. И ничто не дает для этого большей возможности, как окружение себя людьми, не желающими (или не умеющими) принимать на себя ответственность.
Дети мучеников вырастают под неусыпным контролем и опекой. Они либо привыкают к этому и тогда становятся совершенно беспомощными и безответственными, легко поддающимися чужому вли-
3 Уровень личностной зрелости не следует путать с интеллектуальным развитием человека, его возрастом и внешней успешностью в социальной жизни. Существует немало людей, строящих свои отношения по принципам детской или подростковой зависимости от значимых взрослых.
45
Часть I. Созависимость и семья
янию, либо в определенном возрасте, чаще всего, подростковом, стремятся вырваться из-под опеки и контроля и бунтуют, совершая асоциальные поступки. При этом они остаются безответственными, поскольку просто не имеют представления о том, что значит отвечать за свои действия. Эти дети, как правило, не знакомы с самоуважением, поскольку им не у кого было этому научиться, уважение к себе они подменяют гонором, требовательностью, тщеславием и тревожным с а-молюбованием.
С другой стороны, попустительство, к которому иногда прибегают мученики, уставая от неусыпной «битвы за власть», в конечном итоге не делают их близких ни по-настоящему свободными, ни ответственными. Люди, прожившие большую часть своей жизни под чьей-то опекой, уже не могут без нее обходиться. И потому очень быстро находят замену — среди неформальных лидеров на улице (если это касается подростков), у других партнеров (если это касается супругов).
Мученик строит свои отношения со значимыми людьми по принципу «Любовь через поглощение психологической территории партнера, через лишение его суверенитета».
ПОРТРЕТ ЧЕЛОВЕКА С САДИСТСКИМИ НАКЛОННОСТЯМИ
Главное в садистских наклонностях — это стремление к абсолютной власти. Привычное понимание садизма как причинение физических страданий кому-либо — всего лишь один из способов достижения этой власти. Чтобы стать абсолютным повелителем, необходимо другого человека сделать абсолютно беспомощным, покорным, то есть превратить в свою живую вещь, сломив его дух. Достигается это посредством унижения и порабощения.
Существует три способа достижения абсолютной власти.
Первый способ — поставить других людей в зависимость от себя и приобрести полную и неограниченную власть над ними, позволяющую их «лепить как глину», внушая: «Я твой создатель», «Ты станешь таким, каким я хочу тебя видеть», «Ты — тот, кто создан мной, ты есть детище моего таланта, моих трудов. Без меня ты никто».
Второй способ — не только иметь абсолютную власть над другими, но и эксплуатировать их, использовать. Это стремление может отно-
46
Глава 5. Психологические портреты людей, создающих созависимые отношения
ситься не только к материальному миру, но и к моральным качествам, которыми обладает другой человек.
Третий способ — причинять другим людям страдания и смотреть, как они мучаются. Страдание может быть и физическим, но чаще речь идет о причинении душевных страданий. Нет большей власти над человеком, чем власть причинять боль и страдания тому, кто не в состоянии себя защитить.
Карен Хорни перечисляет типичные садистские установки, по наличию которых можно определить, что в человеке в той или иной мере присутствуют садистские наклонности. Здесь мы приводим их краткий обзор.
1. «Воспитание» жертвы. Человек садистского типа хочет порабощения других людей. Ему нужен партнер, не имеющий своих желаний, чувств, целей и какой-либо инициативы. Соответственно, у него не может быть претензий по отношению к своему «хозяину». Взаимоотношения такого «хозяина» и его жертвы сводятся, по сути, к «воспитанию»: «Твои родители не позаботились о твоем настоящем воспитании. Они тебя баловали, распускали. Теперь я буду воспитывать тебя правильно». Отношения с собственным ребенком строятся еще более жестко — он абсолютный раб. Иногда ему позволяется радоваться, но только тогда, когда источником радости является сам «властитель». «Воспитание», будь то партнер или ребенок, проходит по принципу «чем больше критики, тем лучше». Похвалить — означает дать почувствовать другому, что он чем-то приблизился к «повелителю». Поэтому похвала полностью исключена из воспитательных мер. Даже если такое случается, то затем следует еще более уничижающая критика, чтобы жертва не вообразила, будто она на самом деле чего-то стоит.
Чем более наделен подчиненный человек какими-либо ценными качествами, чем очевиднее они, тем более жесткой будет критика. Садист всегда чувствует, в чем именно не уверена его жертва, что именно ей особенно дорого. Поэтому критике подвергаются как раз эти свойства, особенности, умения и черты.
Действительно, садист вовсе не озабочен судьбой другого. Да и своя судьба не настолько ему дорога, как ощущение власти. «Он будет пренебрегать своей карьерой, отказываться от удовольствий или многообразных встреч с другими людьми, но не допустит ни малейшего проявления независимости своего партнера»4.
4 Хорни К. Наши внутренние конфликты // Собрание сочинений: В 3-х т. Т. 3. М., 1997. С. 187.
47
Часть 1. Созависимость и семы
2. Игра на чувствах жертвы. Что может свидетельствовать о власти больше, чем возможность влиять на чувства, то есть на глубокие процессы, которыми и сам человек не всегда может управлять? Люди садистского типа чрезвычайно чутки в отношении реакции партнера и потому стремятся вызвать те, которые хотят видеть в данный момент. Они способны своими действиями породить бурную радость или погрузить в отчаяние, вызвать эротические желания или охлаждение. Такой человек знает, как добиться подобных реакций, и наслаждается своей властью. При этом он бдительно следит, чтобы его партнер испытывал именно те реакции, которые он вызывает. Недопустимо, чтобы партнер испытывал удовольствие или радость от действий других людей. Это своеволие будет немедленно пресечено: либо источник радости будет опорочен тем или иным способом, либо партнеру будет уже не до радости, потому что его постараются ввергнуть в пучину страданий.
Впрочем, и страдать из-за других людей или по собственной инициативе недопустимо. Если такое случится, то садист постарается, чтобы новые страдания, вызванные им самим, отвлекли его жертву от «посторонних» чувств. Хотя садист вполне может и утешить жертву, страдающую по «постороннему» поводу. Причем, он не пожалеет ни сил, ни средств для этого. И в большинстве случаев он добьется своего: человек с благодарностью примет его помощь и, возможно, почувствовав такую мощную поддержку, перестанет страдать. Но и в этом тоже садист будет видеть проявление своей абсолютной власти. Ведь ему нужны не столько сами страдания, ему нужно властвовать над душой человека.
Чаще всего подобная игра с чувствами происходит бессознательно. Человек с садистскими наклонностями чувствует непреодолимое раздражение или непреодолимое желание вести себя так или иначе. Вряд ли он сам смог бы объяснить истинную причину своих чувств и поступков. Скорее всего, он просто их рационализирует. Впрочем, как говорила К. Хорни, любой невротик краем сознания догадывается о том, что он делает на самом деле. Догадывается, но не может отказаться от деструктивного стиля поведения, поскольку Другой ему неведом или кажется слишком опасным.
3. Эксплуатация жертвы. Сама по себе эксплуатация может быть не связана с садистскими наклонностями, а совершаться только ради выгоды. В садистской же эксплуатации самая главная выгода — это ощущение власти, независимо от того, присутствует ли при этом какой-либо иной выигрыш.
Требования к партнеру постоянно возрастают, но что бы он ни делал, как бы ни старался, он не добьется благодарности. Мало того,
48
ill
Глава 5. Психологические портреты людей, создающих созависимые отношения
любые его старания будут раскритикованы, и ему будут предъявлены обвинения в плохом обращении. Разумеется, такое «плохое» обращение партнер должен искупить еще большим старанием угодить. И, конечно же, это ему никогда не удастся. Самое главное для садиста — это показать партнеру, что он никогда не будет достоин его. А то, что лежит еще глубже — это отчаянное желание, чтобы партнер наполнил его жизнь всем необходимым (удовлетворение основных потребностей, обеспечение карьеры, получение любви и заботы, безграничной преданности и безграничного терпения, сексуального удовлетворения, комфорта, престижа и т. п.), потому что сам садист не чувствует себя способным на это. Но как раз последнее тщательно скрыто и от партнера, и от самого себя. Садист видит только один путь получения удовлетворения от жизни посредством партнера — это абсолютное владение им не ради него самого, а как средством достижения необходимого.
4. Фрустрирование жертвы. Еще одна характерная особенность — стремление разрушать планы, надежды, препятствовать осуществлению желаний других людей. Главное для человека с садистскими наклонностями — во всем действовать наперекор другим: убивать их радость и разочаровывать в их надеждах. Он готов причинить вред себе, лишь бы не допустить ликования партнера при достижении успеха. Он сорвет удачу партнера, даже если она выгодна и ему самому. Все, что доставляет удовольствие другому человеку, должно быть немедленно устранено. «Если партнер с нетерпением ждет встречи с ним, он склонен быть угрюмым. Если партнер хочет половой близости, он будет холоден. Для этого ему даже ничего не требуется делать специально. Он действует угнетающе просто тем, что излучает мрачное настроение»5. Если же кому-то нравится сам процесс труда, то в него немедленно вносится нечто, что сделает его неприятным.
Кстати, консультанты, работая с клиентами садистского типа, непременно почувствуют на себе эту особенность: как только такой клиент почувствует, что работа с ним доставляет хотя бы малейшее удовлетворение (например, если психолог отметил прогресс в терапии), он немедленно уничтожит его, изощренно ставя специалиста в тупик, вызывая в нем состояние растерянности, раздражения, провоцируя неосторожные выражения или агрессивное защитное поведение, чтобы затем указать на профессиональную несостоятельность.
5. Третирование и унижение жертвы. Человек садистского типа всегда чувствует наиболее чувствительные струны других людей. Он
s Хорни К. Наши внутренние конфликты // Собрание сочинений: В 3-х т. Т. 3. М., 1997. С. 190.
49
Часть 1. Созависимость и семья
быстро отмечает недостатки. Но самое главное, он видит, какие из них наиболее болезненны или крайне тщательно скрываются их носителем. Именно они и подвергаются наиболее жесткой и болезненной критике. Но и те качества, которые садист тайно признает как положительные, будут немедленно обесценены для того, чтобы партнер:
а) не смел равняться с ним в достоинствах;
б) не смог стать лучше ни в своих, ни в его глазах.
Например, открытый человек будет обвинен в хитрости, лживости и манипулятивном поведении; человек, умеющий отстраненно анализировать ситуацию, окажется бездушным и механистичным эгоистом и т. д.
Садист часто проецирует собственные недостатки и возводит напраслину на других людей. Например, расстроенному его же действиями человеку он может сочувственно высказать опасения по поводу эмоциональной неустойчивости и порекомендовать обратиться к врачу.
Человек с садистскими наклонностями всегда передает ответственность за свои поступки партнеру-жертве: это он «доводит», «вынуждает» действовать жестко; если бы не партнер, то садист мог бы выглядеть белым и пушистым. Садист верит в эти объяснения, и у него появляется еще один повод наказывать жертву — за то, что из-за провоцирующего поведения партнера садист не может выглядеть спокойным и уравновешенным, добрым, достойным восхищения. Ему приходится брать на себя грязную работу по установлению справедливости и перевоспитанию партнера.
6. Мстительность. Человек с садистскими наклонностями на уровне сознания уверен в своей непогрешимости. Но все его отношения с людьми строятся на основании проекций. Он видит других людей именно такими, каким он считает самого себя. Однако приписываемое им резко отрицательное отношение к себе, ощущение себя абсолютным ничтожеством полностью вытеснено из сознания. Агрессивные чувства в сочетании с презрением к себе просто не дали бы подобному человеку выжить. Поэтому-то он и видит только то, что его окружают люди, достойные презрения, но при этом еще враждебные, готовые в любую минуту унизить его, лишить воли, отнять все. Единственное, что может защитить его, — это собственная сила, решительность и абсолютная власть.
Вот почему садист лишен всякого сочувствия. Люди вокруг достойны только презрения и наказания. Предвосхитить возможную агрессию — цель садиста. А в том, что любой человек вынашивает враждебные цели, садист уверен. Поэтому ему необходимо мстить.
50
t
Глава 5. Психологические портреты людей, создающих созависимые отношения
Собственная мстительность лишь незначительно касается сознания садиста. То, что он делает, кажется ему единственно верным путем достижения справедливости.
На пути человека с садистскими наклонностями встречается немало людей, которые противостоят его стремлению к абсолютной власти. Они проявляют свою независимость, самостоятельность. Они могут быть смелыми или же освобождаться от власти садиста манипулятивным путем. Неподчинение приводит садиста в ярость. За этой яростью стоит мощнейший страх: отпустить «на волю» такого человека — все равно что признать себя побежденным. Но тогда это будет означать, что он не абсолютный властитель, что им тоже можно манипулировать, унижать, втаптывать в грязь. И это настолько знакомо, настолько непереносимо, что садист способен на отчаянные шаги мести.
Таковы основные черты человека с садистскими наклонностями. К этому надо добавить, что любые проявления садизма сопровождаются эмоциональным «раскручиванием» ситуации. Нервные встряски обязательны для садиста. Жажда нервного возбуждения и волнения заставляет его делать «истории» из самых обычных ситуаций. «Уравновешенный человек не нуждается в нервных встрясках такого рода. Чем более зрелый человек, тем менее он к ним стремится. Но эмоциональная жизнь человека садистского типа пуста. У него задушены почти все чувства, кроме гнева и триумфа. Он настолько мертв, что нуждается в сильнодействующих средствах, чтобы почувствовать себя живым»6. Лишаясь власти над людьми, он чувствует себя жалким и беспомощным.
Люди с садистскими наклонностями совсем не редкость в нашем обществе. Описанные черты могут выглядеть устрашающе, но такое прямое и резкое их выражение можно увидеть только при сильной невротизации. В большинстве же случаев садистские наклонности завуалированы в соответствии с типом человека.
Уступчивый тип порабощает партнера под маской любви. Он прикрывается беспомощностью, болезнью, вынуждая партнера делать все за него. Поскольку он не выносит одиночества, партнер должен быть все время с ним. Свои упреки он выражает косвенно, демонстрируя, как люди заставляют его страдать.
Агрессивный тип выражает свои наклонности открыто. Он демонстрирует недовольство, презрение и свои требования, но при этом считает свое поведение полностью оправданным.
6 Хорни К. Наши внутренние конфликты // Собрание сочинений: В 3-х т. Т. 3. М., 1997. С. 200.
51
Часть 1. Созависимость и семья
Отчужденный человек не проявляет свои садистские наклонности открыто. Он лишает других покоя своей готовностью уйти, делая вид, что они стесняют или беспокоят его, и получая тайное наслаждение от того, что из-за него они ставят себя в глупое положение.
Но возможны и такие случаи, когда садистские импульсы совершенно не осознаются. Они оказываются полностью скрытыми наслоениями сверхдоброты и сверхзаботливости.
К. Хорни дает следующее описание «скрытого садизма»: «Он приложит все силы, чтобы только не допустить ничего, что могло бы оскорбить их чувства. Он будет интуитивно находить слова, чтобы сказать что-либо приятное, например, одобрительное замечание, которое поднимет уверенность в себе. Он склонен автоматически во всем винить себя. Если он должен сделать критическое замечание, он сделает в максимально возможной мягкой форме. Даже если его явно оскорбляют, он выскажет свое «понимание» состояния человека. Но в то же время он остается сверхчувствительным к унижению и мучительно от этого страдает.
Он будет избегать всего, что напоминает самоутверждение, агрессию или враждебные проявления. Он может впасть в крайность, противоположную порабощению других людей, и быть неспособным отдать никакое распоряжение. Он сверхосторожен в оказании влияния или высказывании совета. Но у него начинаются головные боли, или рези в желудке, или еще какой-нибудь болезненный симптом, когда дела идут не так, как он хочет. У него развиваются самоуничижительные наклонности, он не осмеливается выразить никакое желание, он склонен считать ожидания или требования других людей более оправданными и важными, чем свои. Но в то же время он презирает себя за ненапористость. И когда его начинают эксплуатировать, он оказывается в тисках неразрешимого внутреннего конфликта и может отреагировать депрессией или другим болезненным симптомом.
Садистская игра на чувствах при глубоком вытеснении и запрете уступает место ощущению, что человек бессилен кого-либо привлечь к себе. Он может быть просто уверен в том, что он непривлекателен для противоположного пола, вопреки веским свидетельствам обратного.
Возникающая в результате картина личности обманчива и с трудом поддается оценке. Ее сходство с уступчивым типом, склонным к стремлению к любви, самоуничижению, мазохизму поразительно...
...Однако в этой картине имеются определенные элементы, которые опытному наблюдателю укажут на наличие садистских наклонностей.
52
Глава 5. Психологические портреты людей, создающих созависимые отношения
-—.-------¦--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Обычно имеется заметное, хотя и бессознательное презрение к другим людям, внешне приписываемое их не очень высоким моральным принципам.
Один и тот же человек может мириться с направленным на него садистским поведением, проявляя явно безграничное терпение, а в другое время обнаружит крайнюю чувствительность к малейшему признаку давления, эксплуатации и унижения.
Такой человек в каждой мелочи усматривает для себя обиду и оскорбление.
Поскольку его выводит из себя собственная слабость, его действительно часто привлекают к себе люди открыто садистского типа, вызывая у него одновременно и восхищение, и отвращение, так же как и те, в свою очередь, чувствуя в нем добровольную жертву, тянутся к нему. Так он попадает в ситуацию эксплуатации, пресекания надежд и унижения. Однако он не получает от дурного обращения никакого удовольствия, а страдает от него. Это дает ему возможность переживать собственные садистские импульсы с помощью кого-то другого, избегая необходимости смотреть в лицо собственному садизму. Он может чувствовать себя невинным и жертвой, но в то же время надеяться на то, что когда-нибудь возьмет верх над партнером-садистом и испытает торжество победы над ним. А пока он тихо и незаметно провоцирует ситуации, в которых его партнер выглядит не лучшим образом»7.
Что же способствует развитию садистских наклонностей?
Садистский характер может передаваться как модель жизни от матери или от отца, если они обладали садистскими наклонностями, или сложиться в процессе воспитания. Но в любом случае — это результат глубокого душевного одиночества и чувства неуверенности в мире, который воспринимается как враждебный и опасный.
Условия, создающие предпосылки к развитию садистских наклонностей:
? Ощущение эмоциональной покинутости, рождающейся у ребенка в самом раннем возрасте. Неважно, каковы причины, по которым родители не смогли обеспечить ребенку чувство эмоциональной причастности. Они могли много работать или много болеть, или находиться в заключении, или просто быть отчужденными по отношению к ребенку. Однако самого по себе ощущения покинутости недостаточно для развития склонности к
7 Хорни К. Наши внутренние конфликты // Собрание сочинений: В 3-хт Т. 3. М., 1997. С. 205-207
53
Часть I Созависимость и семья
садистским наклонностям. Для этого нужна вторая составляющая — оскорбления и проявления жестокости по отношению к ребенку.
? Эмоциональное или физическое оскорбление, наказание или надругательство. Причем наказание должно быть значительно более суровым, нежели того заслуживает ребенок за совершенные им проступки. Подобное наказание больше походит на расправу. Иногда ребенка наказывают за то, чего он не совершал, а иногда и без повода — просто под руку попался. Наказание может носить физический характер, но часто это бывают изощренные издевательства и унижения, нацеленные на причинение душевной боли.
О Психические отклонения кого-либо из родителей, в результате которых ребенок получает оба компонента: эмоциональную покинутость и жестокое обращение.
? Алкоголизм и наркотическая зависимость родителей, чье поведение в состоянии наркотического опьянения часто носит характер немотивированной агрессии.
? Атмосфера непредсказуемости, невозможности понять, за что можно получить наказание и как этого избежать.
О Эмоциональная неуравновешенность родителей. За один и тот же поступок ребенок в одном случае может быть жестоко наказан, в другом случае вызвать прилив нежности и умиления, в третьем — равнодушие.
Родительские посылы:
? «Ты — никто и ничто. Ты — моя собственность, на которую я обращаю внимание, когда хочу, и не интересуюсь, когда она мне не нужна».
? «Ты — моя собственность, и я делаю с тобой все, что хочу».
? «Я тебя породил, я имею право на твою жизнь». О «Твое дело не понимать, а подчиняться».
? «Ты тот, кто во всем виноват».
Выводы ребенка:
? «Я настолько плох, что меня невозможно любить».
G «Я такой плохой, что должен быть наказан, чтобы я ни делал».
? «Я не могу контролировать свою жизнь. Жизнь опасна и непредсказуема».
? «Единственное, что я могу точно предсказать, это то, что наказание неминуемо. Это — единственная постоянная вещь в жизни».
54
Глава 5 Психологические портреты людей, создающих созависимые отношения
Q «На меня обращают внимание только тогда, когда хотят наказать. Совершать поступки, за которые наказывают — единственный способ обратить на себя внимание».
О «Люди, окружающие меня — источник опасности».
? «Люди не стоят уважения и любви».
? «Меня наказывают, и я могу наказывать».
? «Для оскорблений, унижений и надругательств не нужны специальные причины».
? «Чтобы выжить, надо бороться».
? «Чтобы выжить, надо контролировать действия, мысли и чувства других людей».
О «Чтобы выжить, надо заставить бояться себя».
? «Чтобы избежать боли и агрессии от других, надо опередить их, чтобы они боялись меня».
О «Надо заставить других людей подчиняться мне, тогда они не смогут причинить мне страдания».
? «Насилие — единственный способ существования».
О «Я хорошо понимаю состояние людей, только когда они страдают. Если я заставлю других страдать, они станут мне понятны».
? «Жизнь стоит дешево».
Конечно, такие выводы делаются бессознательно и не на языке логики, а скорее на уровне чувств, ощущений. Но они начинают воздействовать на жизнь человека, как заложенная программа.
Результаты:
? Нарушенное представление о связи причины и следствия.
? Высокая тревожность.
? Проецирование негативного самоотношения на окружающих.
? Импульсивность, неспособность управлять своими поступками.
? Эмоциональная нестабильность.
? Отсутствие твердых установок, принципов.
П Стремление к доминированию и тотальному контролю.
П Сочетание высокой сознательной оценки (и даже сверхкомпенсаторной переоценки) себя и глубокого бессознательного негативного отношения к себе.
О Высокая чувствительность к душевной боли.
П Обидчивость.
? Мстительность.
О Агрессивность, склонность к совершению насилия. П Стремление к «поглощению» значимого Другого через жесткое принуждение.
55
Часть 1 Созависимость и семья
О Потребность причинять страдания близким людям, чтобы получить свидетельства своей значимости для них.
О Бессознательное стремление «лепить» из других людей представление о недостижимом собственном Идеальном Я.
? Склонность к различным злоупотреблениям — наркотикам, алкоголю, сексу, азартным играм, кутежам, которые используются как средство снижения постоянной тревожности.
? Тенденция создавать созависимые отношения.
? Склонность к саморазрушительному образу жизни.
Необходимо отметить, что на подсознательном уровне склонность к насилию присутствует в каждом человеке. В этом нет ничего противоестественного. У подавляющего большинства людей эта подсознательная готовность к разрушению мирно дремлет до тех пор, пока ее не разбудят какие-либо экстремальные условия. Ярким примером тому могут служить многочисленные случаи появления садистских наклонностей у бывших участников военных действий.
Наиболее подходящим для человека с садистскими наклонностями будет, по всей видимости, самоуничижающийся партнер. Такие пары действительно встречаются, и при таком сочетании отношения, которые строятся ими, принимают поистине страшные формы.
Дело в том, что для удовлетворения садистских наклонностей недостаточно прямого и полного подчинения. Именно достигая подобного поведения партнера, садист теряет к нему всякий интерес. Для него важен сам процесс разрушения любой самостоятельности, любого проявления независимости и суверенности личности. Ведь именно в этом процессе он проверяет и подтверждает свою абсолютную власть и свою способность влиять на чувства и мысли другого. Только душевные страдания человека, отстаивавшего свое стремление к свободе и самоопределению, но уже подавленного и побежденного, рождают в садисте необыкновенный прилив энергии и чувство своей абсолютной власти. Он испытывает удовольствие и удовлетворение, которое может быть сравнимо только с удовольствием оргазма. При этом он переживает нежность к побежденному человеку как к источнику подобного удовлетворения. Кстати, бурный, наполненный сильными ощущениями половой акт часто является заключительным действием после очередного процесса подавления. Именно страстные переживания любви после страдания являются тем «крючком», на котором прочно и долго держится привязанность его жертв.
Однако самоуничижающийся человек не оказывает должного сопротивления садисту, и процесс подавления не приносит нужного удов-
56
Глава 5 Психологические портреты людей, создающих созависимые отношения
летворения. Чтобы получить его, агрессивно доминирующий партнер увеличивает силу своего давления и неудовлетворенный психологической борьбой переходит к мерам физического насилия. Любой, даже самоуничижающийся, человек стремится сохранить целостность своего тела и саму жизнь, поэтому он невольно начинает сопротивляться. А это как раз то, что и нужно его властителю. Таким образом, стремление уступать и подчиняться приводит к увеличению страданий, с одной стороны, и к чрезвычайно опасным формам воздействия — с другой.
И тем не менее взаимодействие с самоуничижающимся человеком — лишь частный случай партнерства с садистом. В зависимости от степени развития комплекса садист может действовать как прямой агрессор и как мягкий, заботливый человек, достигая своих целей окольным путем.
В сущности, любой способ строить созависимые отношения, доведенный до крайности, сводится к тому, что психологическая территория партнера оккупируется, а партнер опустошается и подчиняется (если, конечно, он не покидает оккупанта на более ранних этапах отношений). Соответственно и отношения он может строить с людьми, совсем не склонными самоуничижаться. Тем большее удовлетворение он может достигать, преуспевая в своих целях.
Так что садиста больше привлекают люди наполненные, имеющие живую и упругую оболочку Я, которую и необходимо сломать. Однако достаточно долго находиться в близких отношениях с подобным человеком могут только люди, чье Я надломлено, и которые могут обращение с собой садиста хотя бы отчасти признать соответствующим тому, что они сами о себе думают. И в этом противоречии скрывается причина постоянной неудовлетворенности садиста отношениями любви и его потребность находить новые жертвы.
Тем не менее человек садистского типа не хочет погубить того человека, к которому он привязан. Ему нужен принадлежащий ему партнер, поскольку его ощущение собственной силы основано только на том, что он является чьим-то владыкой. Поэтому, как только он понимает, что жертва готова «сорваться с крючка» и близка к тому, чтобы покинуть его, он отступает, и выражает своей жертве свою любовь и заботу, стараясь этим как можно крепче привязать ее к себе. Мучитель зависим от своей жертвы, хотя эта зависимость может быть совершенно неосознанной. Например, муж может самым садистским образом издеваться над своей женой и при этом ежедневно повторять ей, что °на может уйти в любой момент, что он будет только рад этому. Если же она действительно соберется покинуть его, он будет в отчаянии,
57
Часть I. Созависимость и семья
подавленности и начнет умолять ее остаться, пытаясь убедить, что не может жить без нее. Но стоит ей остаться, игра начнется сначала, и так без конца.
Во многих тысячах личных взаимоотношений этот цикл повторяется снова и снова. Садист покупает нужного ему человека подарками, похвалами, уверениями в любви, блеском и остроумием в разговорах, демонстрацией своей заботы. Он может дать ему все, кроме одного: права на свободу и независимость.
Очень часто такие отношения наблюдаются между родителями и детьми. Здесь отношения господства и собственничества выступают, как правило, под видом заботы и стремления родителей защитить своего ребенка. Он может иметь все, что хочет, но лишь при том условии, что не захочет выбраться из клетки. В результате у выросшего ребенка часто развивается глубокий страх перед любовью, потому что для него любовь означает рабскую неволю.
Человек с садистскими наклонностями бдительно следит за тем, чтобы его жертва боялась покинуть его. Он внушает ей мысль о своей сверхзначимости для нее во всех сферах жизни, говорит о том, что все его действия нацелены на заботу о ней (здесь местоимения «он» и «она» имеют отношение к мучителю и жертве, роли которых в равной степени могут играть и мужчины, и женщины).
Мы уже говорили, что терпеть достаточно долго подобные отношения может только человек, который боится быть покинутым или чувствует себя беспомощным. Таким образом, взаимная зависимость возникает на основе предрасполагающей готовности строить созави-симые отношения обоих партнеров. Дальнейший же деформирующий характер их взаимодействия только усугубляет эту склонность.
ПОРТРЕТ ЧЕЛОВЕКА С КОМПЛЕКСОМ НАРЦИССИЗМА
Еще один способ создавать созависимые отношения — это использование других людей в качестве зеркала для отражения образа необыкновенного человека. Партнер в таких отношениях призван выражать восхищение и любовь. Он должен стремиться удовлетворять все желания, ежедневно добиваться расположения и — в случае успеха — испытывать счастье.
58
Глава 5. Психологические портреты людей, создающих созависимые отношения
____¦—¦——----------------------------------------------------------------------------------------------------------------
На партнера перекладывается ответственность за собственное благополучие. Он же используется и как источник ощущения благополучия. Будучи «зеркалом» и не отвечая в соответствии с ожиданиями фразой из небезызвестной сказки, партнер может быть покинут. Но, с другой стороны, необходимость видеть в отражении свое Идеальное Я заставляет человека с комплексом нарциссизма соответствовать... собственным сверхожиданиям от себя и добиваться всеми возможными средствами жизненно необходимого ответа «зеркальца»: «Ты, конечно, всех милее, всех красивей и умнее».
Как правило, подобными нарциссами становятся люди, жившие в чрезмерной опеке родителей, считавших себя заботливыми и любящими, но на самом деле использовавших ребенка для удовлетворения своего тщеславия. Они плохо понимали свое дитя, но были уверены, что сами выглядят образцовыми отцами и матерями. Их мерой воспитания были сверхопека и чрезмерная похвала, но при этом ребенок ощущал и предъявляемые к нему высокие требования. Не интересуясь истинными переживаниями своего сына или дочери, такие родители ярко демонстрировали и свою уверенность в их особой талантливости и ждали соответствующих результатов.
Если родители с детства предупреждали малейшие желания своего ребенка, так что он даже не успевал как следует что-либо пожелать, впоследствии он уже не очень понимает, чего на самом деле хочет он, а что является желанием его родителей. Ребенку давалось так много, что он не испытывал никакой радости от всего того, что ему предоставлялось. Тем более что он осознавал: все это не просто так, все это — вклад в его будущие достижения, а значит, его долг перед родителями неуклонно растет. От него ожидается так много, его считают таким способным, но он не чувствует себя таковым на самом деле. Тем не менее он должен оправдывать ожидания. Все, что он начинает делать, должно быть сделано непременно великолепно. И это пугает — ведь может и не получиться. А родители, спеша на помощь своему ребенку, всегда активно принимались ему помогать. При этом они так усердствовали, что порой делали за него даже то, с чем он вполне мог справиться и сам. Поэтому ребенок так и не научился преодолевать трудности и самостоятельно доводить дело до конца.
Результаты его труда родители с гордостью представляли своим знакомым со словами похвалы и восхищения, будто призывая других восхищаться вместе с ними. Эти знакомые могли и восхищаться, чтобы сделать приятное родителям. Тем не менее когда такой ребенок находился в среде своего детского окружения, он находил совсем дру- оценку своим делам и самому себе. Оказывается, что другие люди
59

Часть 1. Созависимостъ и семья
вовсе не такого высокого мнения о нем. Это пугало. А родители, стремясь защитить своего ребенка, могли внушать ему, что можно положиться только на своих любящих родителей и ни на кого больше, что вокруг много враждебных людей и с ними нужно быть очень осторожными, тем самым еще больше привязывая ребенка к себе и делая его зависимым от себя.
Ограждая своего ребенка от неверных шагов и мук сомнения, родители принимали решения за ребенка. Они все предвидели и заранее прокладывали ребенку комфортную «дорожку» для достижения ими же намеченного результата. Поэтому такой сверхопекаемый ребенок, вырастая, так и не обучился выбирать, решать, принимать ответственность, преодолевать трудности. Оказываясь в ситуации выбора, уже будучи взрослым, он испытывает нерешительность и беспомощность. Ему трудно определить, чего он действительно хочет, он не может адекватно оценить свои возможности, самостоятельно преодолевать препятствия. Но зато он может жить только в условиях нескончаемой поддержки, похвалы и восхищения.
Взаимоотношения любви и партнерства для такого человека чрезвычайно затруднены. Прежде всего, для него быть любимым — означает снова соответствовать завышенным ожиданиям, скрывать свое несовершенство и ощущение глубокой ничтожности по сравнению с тем образом, который он должен предъявлять окружающим. Делать все это рядом с близким и любящим человеком чрезвычайно сложно. Но, с другой стороны, он должен получать похвалу, восхищение, доказательства своей ценности именно от близких людей, поскольку более далекое и равнодушное окружение склонно как раз к обратному — обижать, не замечать, недооценивать и критиковать.
Так как бывший «перелюбленный» ребенок плохо знает свои потребности, пассивен, неуверен в себе, не привык брать на себя ответственность за свои поступки, принимать серьезные жизненные решения, то нужен человек, который возьмет на себя этот груз. Такой партнер будет подсказывать, что ему надо и как это получить, а заодно возьмет на себя часть работы по достижению поставленной цели.
При всем том, он должен непрерывно расточать комплименты и воздавать дань талантам, объясняться в любви и демонстрировать свою преданность. На самом деле, нарциссичный человек настолько не уверен в том, что похвалы соответствуют истине, что должен слышать их постоянно для поддержания своего равновесия. Если нарцисс не получает постоянно похвалу, признания и одобрение, он чувствует себя обездоленным и отверженным, и это вызывает в нем сильнейшую тревогу.
60
Глава 5. Психологические портреты людей, создающих созависимые отношения
_____-—¦----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Эти обстоятельства заставляют изнеженно-обездоленного человека одновременно стремиться к созданию близких отношений и бояться их. К тому же он не привык активно привлекать к себе внимание и сообщать о своих желаниях. Окружающие должны сами заметить его, самостоятельно догадаться, чего он хочет, и сделать все возможное, чтобы их отношения сложились.
С другой стороны, нарциссы обучены соответствовать ожиданиям близких людей. Поэтому, как только у них начинают возникать партнерские отношения, они начинают стремиться к тому, чтобы выглядеть в глазах партнера «хорошими». Они скрывают свои истинные чувства и выражают только то, что по их представлению ожидает партнер. Они демонстрируют партнеру свои достижения и умения, будто убеждают, что тот выбрал качественный «товар».
Делается все это далеко не бескорыстно. От партнера ожидается подобное же поведение. Главное — он должен взять на себя функцию «волшебного зеркальца». Кроме того, партнер и сам должен обладать качествами и достижениями, которые будет не стыдно демонстрировать окружающим. Разумеется, то, что отношения по существу являются сделкой, тоже не обговаривается (как и во всех остальных формах созависимых отношений).
При такой сложности в подборе партнера любой подходящий человек приобретает сверхзначимость для нарцисса и, как следствие, возникает эмоциональная сверхзависимость.
Требование непрерывного восхищения собой сочетается со стремлением и в партнере видеть только то, что устраивает нарцисса, и не замечать многих деструктивных сигналов и его негативных качеств. Способность и необходимость видеть только желаемое (вот уж воистину даже такое замечательное качество становится деструктивным, если оно не является свободным выбором, а превращается в навязчивую необходимость) заставляет нарцисса не только не замечать негативные проявления партнера, но и вытеснять собственные чувства, которые возникают как реакция на деструктивные взаимоотношения. Это, в свою очередь, оказывает разрушающее влияние на состояние здоровья такого человека: от головных болей, болей в желудке, спине и т. п. и до глубокой депрессии.
Кстати, депрессия — очень распространенное явление среди нарциссов, поскольку постоянное подавление собственных чувств, сильнейшая зависимость от оценок других людей, неумение брать на себя ответственность и смутное представление об истинной структуре собственного Я неизбывно ведет к бессилию, беспомощности и апатии, то есть к самому эпицентру депрессии. Это состояние (впрочем, как и

<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 12)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>