<< Пред. стр.

стр. 4
(общее количество: 12)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Глава 2. Условия успешности консультативного сопровождения...
ния давления и даже насилия. Обсуждение психологических аспектов проблемы заменяется трансляцией социальных, этических, нравственных норм. Вместо сопровождения клиента при решении его проблемы консультант буквально «волочет» его к «правильному» решению. В такой ситуации у клиента либо растет сопротивление и полностью утрачивается доверие к психологу, либо формируется зависимость от консультанта, развивается ощущение собственного бессилия: клиент полностью перекладывает на плечи «всемогущего» и «всезнающего» специалиста всю ответственность за решение проблемы.
Позиция консультанта «снизу». Эта позиция консультанта делает невозможным консультирование как таковое. Консультанта просто используют с различными целями. Консультативное взаимодействие в такой позиции абсолютно неэффективно: у клиента нет доверия, у консультанта нет возможности вести равный диалог.
Обычно такой позиции консультанта добиваются манипулян-ты, которые преследуют цель неврртического наслаждения властью и унижением собеседника. Но иногда основным приемом взаимодействия становится нападение — защитная реакция клиентов, которые испытывают трудности в принятии помощи вообще и психолога в частности. Особенно часто мольба-нападение осуществляется, когда к психологу-женщине обращаются властные мужчины (обычно это происходит только в самых острых кризисных состояниях).
Взаимодействие клиента и консультанта на равных. Это — единственно возможная позиция в чистом консультативном пространстве. Она предполагает доверие консультанта к силам и возможностям клиента, ответственность клиента за свою судьбу в целом и, в частности, за разрешение своей проблемы, а также включает в себя ответственность консультанта за свою профессиональную компетентность, за соблюдение условий безопасности клиента и экологической чистоты консультирования.
На своих семинарах-тренингах в курсе практической подготовки уже работающих психологов я предлагаю им подумать над некоторыми вопросами, которые являются хорошей проверкой, действительно ли консультант на равных взаимодействует с клиентом.
? Испытываю ли я волнение, что не смогу разрешить проблему клиента? Если да, значит:
• я беру на себя ответственность за судьбу клиента и стою над ним;
• я не верю, что он способен справляться со своими трудностями, и собираюсь делать это за него;
101
Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
• я не уверен в собственной профессиональной компетентности, переживаю свою беспомощность и нахожусь под клиентом, каким бы ни было мое поведение;
• я думаю, будто должен знать все обо всем, и, следовательно, претендую на роль Бога.
? Готов ли я значительно превысить время консультации для того, чтобы как можно быстрее разрешить проблему клиента? Если да, значит:
• я слишком заинтересован в участии в чужой проблеме и создаю созависимые отношения;
• я использую клиента для своего удовлетворения и нахожусь вне консультативного пространства;
• я не доверяю силам клиента и не верю, что он может прожить без меня до следующей консультативной встречи;
• я — над клиентом и веду его, а не сопровождаю в решении своих проблем.
? Сомневаюсь ли я в том, что клиент может сам прийти к необходимым выводам и разобраться в том, что для него будет лучше? Если да, то я считаю, что знаю ответы на все случаи жизни. Это значит, что я играю роль Бога в судьбе клиента, что я нахожусь над ним.
? Испытываю ли я нетерпение или раздражение, когда клиент слишком медленно двигается к разрешению своей проблемы, не стараюсь ли тайно или явно подсказать ему выход из затруднительного положения? Если да, значит:
• я не принимаю особенностей личности клиента, его индивидуальных привычек и трудностей в произведении изменений и принятии решений;
• я слишком тревожен и плохо переношу ситуацию неопределенности и «утешаю» себя за счет клиента, а это значит, я пользуюсь клиентом, и я — над ним.
? Считаю ли я, что клиент двигается в «неправильном» направлении, что он принимает «неверное» решение и делает «плохой» выбор? Если да, значит:
• я не уважаю ценностей клиента, не принимаю его склонностей и приоритетов;
• я считаю, будто лучше знаю, что «хорошо» и что «плохо» для каждого человека, и я нахожусь над клиентом.
Созависимые клиенты бессознательно стремятся к тому, чтобы консультант занял позицию «спасателя». В то же время, эта позиция свой-
102
_______Глава 2. Условия успешности консультативного сопровождения...___________
ственна многим людям, работающим в сфере помогающих профессий. Поэтому консультантам надо хорошо знать свои особенности и то, как они могут проявляться, чтобы вовремя почувствовать и купировать свою готовность вступить в созависимые отношения.
Давайте рассмотрим пример того, как НЕ надо делать. Это запись «консультации», проведенной по телефону экстренной психологической помощи начинающим консультантом.
Клиент, чья проблема состояла в том, что он проживал с пьющей и постоянно изменяющей ему женщиной, к этому времени был уже известен как «зависающий». Он заботился о жене и одновременно ненавидел ее. В беседах с другими консультантами он объяснял свое нежелание развестись тем, что ребенка отдадут ей, а она со зла не даст им видеться. Клиент отстаивал данную причину как единственную, удерживающую его рядом с пьющей женой. Кроме того, этот клиент отличался агрессивностью и часто использовал консультантов-женщин для выброса своих негативных эмоций. Новая сотрудница, которая еще не знала об этом, оказалась хорошей мишенью для его новых манипуляций.
В приведенной беседе позиции клиента и консультанта менялись, но почти не было общения на равных.
Итак, мужчина, 40 лет. Разговаривает требовательным тоном, очень резко.
Клиент. Как вас зовут?
Консультант. Лидия.
Клиент. Сколько вам лет? =* Клиент «допрашивает» консультанта.
Консультант. Это важно для вас? => Консультант говорит неуверенно, находится в позиции «снизу» и пытается защищаться.
Клиент. Я не буду разговаривать с соплячкой. Она меня не поймет.
Консультант. А сколько вам лет?
Клиент. Сорок.
Консультант. Я немного постарше. Вас устраивает?
Клиент. А дети есть?
Консультант. Есть.
Клиент. А мужа любите? => Допрос продолжается.
Консультант. Я не обязана перед вами исповедоваться. => Напряжение консультанта растет. Она защищается уже резко. Консультативное взаимодействие невозможно.
Клиент. Но вы обязаны мне помочь. => Клиент давит на консультанта.
Консультант. Давайте поговорим о вашей проблеме. Раз позвонили в час ночи, вероятно, у вас есть, что обсудить? => Консультант
103
Часть 2 Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
пытается установить возможность конструктивного взаимодействия. Ей удается занять позицию «на равных».
Клиент. Моя жена — дрянь. Она мне изменяла с моим другом. Она от меня уходила, а сейчас вернулась. => Клиент идет на контакт. Он сообщает о том, что его мучает в данный момент.
Консультант. Я понимаю ваше состояние. Вам очень больно. Вы можете мне рассказать, как это произошло? => Консультант совершает ошибку: на самом деле она не понимает состояние клиента, так как еще не прояснила его. Она лишь предполагает, что может чувствовать человек в подобной ситуации.
Клиент. Меня пять лет не было рядом с ней и ребенком. Она сказала, что ей не на что было жить, нечем кормить сына, поэтому она выбрала моего состоятельного друга. => Клиент остается в контакте, он продолжает рассказывать о проблемной ситуации.
Консультант. А где были вы?
Клиент. В Афганистане. Я считаю, что настоящий мужик должен все попробовать.
Консультант. То есть вы сами туда поехали, а не по приказу? => В голосе консультанта прозвучало осуждение. Она против участия в войне и внесла в консультативный контакт свои личностные ценности, тем самым косвенно выразив клиенту непринятие его выбора. Консультант заняла позицию «сверху». Клиент уловил осуждение.
Клиент. Да. Я сам решаю, что мне делать. Я вовсе не обязан вытирать бабьи сопли. =* Клиент агрессивно реагирует на косвенное нападение консультанта. Он снова подавляет, защищаясь.
Консультант. Значит, ваша жена была одна и без вашей поддержки по вашей воле. Может быть, у нее был единственный выход — выбрать вашего друга. Ведь на руках у нее был ребенок, ваш сын. => Консультант встает на сторону жены клиента, противостоит клиенту и косвенно его обвиняет, продолжая оставаться в позиции «сверху».
Клиент. Тогда почему она купила сыну шмоток на пятьсот рублей, а себе на десять тысяч? А остальные деньги где? Я же на покупку квартиры деньги собирал и ей их доверил, как женщине. Я же говорил ей, чтобы ни копейки не тратила — все это на жилье. => Клиент кричит, но оправдывается. Он в позиции «снизу».
Консультант. Разве она не может покупать себе одежду или что-то другое? Ведь она женщина! Кроме как откладывать деньги на квартиру, вы поддерживали ее материально? => Консультант по-прежнему находится на стороне жены клиента, она защищает, оправдывает ее. Вопрос служит для «разоблачения» несправедливости клиента. Идет борьба. Консультативного взаимодействия нет.
104
Глава 2 Условия успешности консультативного сопровождения
Клиент. Нет. Но я никогда не изменял ей, хотя у меня было много возможностей. => Клиент снова говорит о своей боли, продолжает оправдываться, хотя и кричит.
Консультант. Это был ваш выбор, ваша жизненная позиция. У нее своя жизнь была все эти пять лет, которые вы отсутствовали. Может быть, она только так и могла прожить? =» Снова защита жены клиента.
Клиент. Она — дрянь. Воспитала сына неправильно. Сейчас я его хочу чему-то научить, чтобы он был мужиком. => Клиент продолжает кричать о своей боли.
Консультант. Как вы его учите?
Клиент. Старым дедовским методом.
Консультант. То есть вы его бьете?
Клиент. Да. Он должен понять, что жизнь — дрянь, должен быть готов ко всякой мерзости, физическим унижениям, чтобы выработать характер, а жена ему купила шампунь, туалетную воду, фен для волос! Да ей спьяну-то все равно, что покупать. Она то пьет неделю, то деньги транжирит.
Консультант. Что плохого в том, что сын будет мыть голову шампунем? => Снова косвенное осуждение клиента.
Клиент. Он же не баба! А жена делает из моего сына ублюдка. Убить я ее хочу. => Гнев, выражаемый клиентом, достиг своего апогея. Наконец, консультант отражает его чувства.
Консультант. Если вы считаете, что совместное проживание невозможно, — а я чувствую ненависть в вашем голосе...
Клиент. Я ее ненавижу. =ф Клиент откликается на высказывание консультанта.
Консультант. Что мешает вам расстаться с женой? Вы могли бы как-то по-другому устроить свою жизнь. => Консультант, не уделив должного внимания чувствам клиента, пытается решать за него его проблему.
Клиент. А может, я люблю ее. => Клиент защищается, но при этом отвечает на вопрос консультанта.
Консультант. Если любите, почему бы вам не простить ее? => Снова консультант «сверху», снова решает проблему за клиента, при этом нивелируя его чувства.
Клиент. Еще чего! Я сначала кастрирую того козла, а потом убью жену. => Клиент продолжает выражать свой гнев в виде мстительных планов.
Консультант. Как вы будете себя чувствовать после этого? => Консультант делает верный ход, когда не пытается сразу отговаривать клиента, и исследует вместе с клиентом последствия его поступка.
Клиент. Замечательно! => Клиент продолжает мстительные мечты.
105
1
?
Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
Консультант. Но ведь жизнь человеческая бесценна. Вы живете так, как считаете нужным, то есть вы имеете право жить так, как вы хотите. Почему же ваша жена не имеет такого права? Почему ваш сын не имеет такого права? => Консультант «воспитывает» клиента, снова находится «.сверху».
Клиент. Правильно! Баба бабу защищает. Я прошу совета, поддержки, а вы защищаете эту тварь. => Клиент агрессивно реагирует на непринятие консультантом его чувств и желаний.
Консультант. Разве вы не считаете, что каждый человек от рождения имеет право на жизнь? =ф Продолжает воспитывать клиента. Находится «сверху».
Клиент. Такие, как моя жена, — нет! Я ее ненавижу. Я излил вам душу, а вы не хотите меня понять и помочь мне! => Клиент уже открыто кричит о помощи.
Консультант. Моя помощь заключается в том, что я вас выслушала. Но я не могу за вас решать ваши проблемы, так же как я не могу за вас прожить вашу жизнь. Это вам выбирать. =* Консультант не может принять клиента, она остается в позиции «сверху» и сворачивает контакт.
Клиент. А тогда за каким чертом вы там сидите и ничего не делаете? => Нападает, закрывая боль разочарования.
Далее шла нецензурная брань. Клиент бросил трубку.
Таким образом, позвонив в состоянии сильнейшего напряжения и гнева, клиент начал «сбрасывать» его на консультанта с первых же минут общения. Консультант не смогла в таких условиях удержать позицию на равных (это действительно очень сложно). В результате она почувствовала сильное раздражение и начала нападать. Из позиции «сверху» она уже не слышала клиента и не использовала несколько возможностей восстановить консультативное взаимодействие.
СТЕПЕНЬ ГОТОВНОСТИ РЕШАТЬ СВОЮ ЧАСТЬ ПРОБЛЕМЫ
К сожалению, очень часто обратившиеся по поводу деструктивных отношений с близким, в том числе и в случаях созависимости, ограничиваются одной консультацией, либо посещают психолога регулярно, иногда на протяжении длительного времени, но так никогда и не приходят к каким-либо позитивным изменениям в своих отношениях с близкими или в проблемной ситуации, которая их не удовлетворяет.
106
_______Глава 2 Условия успешности консультативного сопровождения...___________
Обычно это те, кто:
1) хочет получить информацию о том, можно ли «исправить» проблемного близкого и где это можно сделать;
2) собирается получить готовый рецепт по решению своей проблемы;
3) считает, будто психолог обладает неким «волшебным набором» средств, которые сами по себе все изменят;
4) хочет получить нравственную, социальную, моральную оценку происходящему;
5) имеет скрытую цель доказать, что, несмотря на все старания, его проблему просто невозможно решить;
6) имеет вторичную выгоду от существования проблемы и ищет внимания, а не решений.
Рассмотрим эти группы клиентов подробнее.
1. В первом случае вполне возможно, что клиенты имеют ложные мифы о том, в чем состоит суть работы психолога. Та же причина неготовности к решению проблемы может быть и во втором и третьем случаях. Здесь психологу необходимо просто разъяснить, как именно строится работа с психологом, а затем, в зависимости от изменившегося запроса клиента, проводить консультацию на уровне, который допускает клиент. Однако возможна и другая причина неготовности решать проблему.
2. Клиент собирается получить готовый рецепт — это так называемые клиенты рентной ориентации. Они пришли к психологу, задали свой вопрос и считают, что тем самым сделали все, что от них требовалось. На самом деле они не желают ничего менять в своей жизни. Несмотря на то что, как правило, они формулируют свой запрос в форме «пойду на все, только скажите, что делать!», предложение семейной психотерапии или пересмотра собственных позиций в отношениях, то есть кропотливая и последовательная работа над собой, вызывает недовольство, разочарование и желание найти «настоящего» консультанта. Такие клиенты хотели бы получить чудодейственный способ избавления от проблем и «спасения» своего близкого.
Иногда клиенты рентной ориентации бывают довольно настойчивыми и даже агрессивными. Таких посетителей называют требовательными рантье.
Клиенты-рантье могут одновременно быть «заказчиками», уговаривая или требуя изменить своего партнера или кого-то еще. Но они могут приходить и с «заданием» относительно собственного состояния. Например, просят или требуют, чтобы психолог «сделал что-ни-
107
Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами

будь», чтобы они перестали волноваться, раздражаться, бояться и т. д. Это поначалу обнадеживает, ведь человек хочет изменить что-то в себе. Но позже выясняется, что такие клиенты ожидают волшебных действий со стороны психолога. «Напрягаться» по поводу собственной проблемы они не собираются, надеясь, что все необходимое сделает консультант.
Что делать психологу в подобной ситуации? Прежде всего, ему следует отказаться от роли «всемогущего мага», а затем предложить клиенту проанализировать ситуацию, чтобы понять, что мог бы сделать клиент для ее изменения в желаемую сторону. При этом не следует начинать с возражений. Скорее здесь уместна так называемая техника Франклина, которая представляет собой следующий алгоритм.
1. Выразить согласие с тем, что мнение человека имеет право на существование.
2. Согласиться, что в определенных ситуациях это мнение могло бы принести определенную пользу, и описать эту предполагаемую ситуацию.
3. Описать ситуацию, которая существует в реальности, и указать на ее отличие от предполагаемой.
4. Предложить свое видение происходящего.
Например, консультант может сказать: «Действительно, многие думают, что психолог обладает какими-то особенными возможностями, которые позволяют ему моментально разрешить любую проблему и повлиять на людей так, что они сразу начинают вести себя по-другому. Наверное, это было бы замечательно. Тогда многие проблемы давно уже перестали бы существовать, и люди были бы более счастливы. Но психолог — это только человек, обладающий определенными знаниями, которые помогают ему грамотно проанализировать ситуацию, увидеть в ней определенные закономерности, помочь клиенту лучше понять, что с ним происходит и всесторонне рассмотреть проблему. Его профессиональные действия приводят к тому, что человек уже сам может увидеть, какие действия с его стороны могут быть наиболее полезными. Для всего этого нужны наши совместные усилия. Я готов помогать вам. А мне понадобится ваша помощь, чтобы понять то, что вас волнует, и то, что происходит».
Однажды на одном из тренингов для психологов-консультантов мы устроили небольшой брифинг на тему: «Что делать, если клиент требует готового рецепта?»
Вот примеры ответов, которые предложили участники.
108
Глава 2. Условия успешности консультативного сопровождения..
«Советы давать легко, а вот выполнять такие указания очень трудно, да и не всегда возможно, ведь это решения совсем чужого человека. Давайте вместе думать и искать решение».
«Вы знаете, я обычно избегаю давать советы. Как психолог я знаю: то, что годится для одного, может совсем не подходить для другого и даже оказаться вредным. Давайте поищем вместе подходящее именно вам решение».
«К сожалению, у меня нет готового совета для вашей ситуации. В таких вопросах нужен индивидуальный подход. Зато мы можем поискать решение вместе».
«Вначале я хотела бы выслушать вас и понять ваш взгляд на ситуацию. А затем мы вместе с вами поищем решение. Вы согласны?»
Иногда лучше вообще не акцентировать внимание на слове «совет». Вместо этого можно предложить подробно рассказать о проблеме, задавать вопросы, уточнять, отражать, исследовать. В процессе консультирования клиент сам поймет, что лучший «совет» — его собственное решение.
При настойчивой просьбе можно:
а) объяснить структуру консультации. Например: «Давайте сначала мы проанализируем, что происходит, как это влияет на вашу жизнь, что в этом есть плохого, что хорошего, что надо изменить, что оставить, что вы хотите иметь вместо того, что происходит сейчас. А потом решим, что делать. Хорошо?»;
б) показать, что бессмысленно просить чужого совета, так как ответственность за его принятие все равно будет лежать на клиенте. Например: «Предположим, я даю вам совет. Что вы будете делать, если он вам не подойдет?.. Значит, все-таки, вы сами будете решать, что вам подходит? Тогда давайте сократим путь и вместе будем искать решение, которое вам подходит».
При навязчивом требовании можно применить парадоксальную интервенцию — дать совет, явно доведенный до абсурда, явно не подходящий клиенту. Например, отцу, который требовал совета, как сделать так, чтобы его восемнадцатилетний сын не выходил из его повиновения, я посоветовала провожать его в колледж, встречать, записывать на диктофон все его телефонные разговоры. Клиент возмутился: «Это же невыполнимо!» Тогда я задала вопрос: каким другим способом он собирается осуществлять столь тотальный контроль? «Получается, что я должен ему доверять», — сказал клиент.
3. Клиенты, считающие, будто психолог обладает неким «волшебным набором» средств, которые сами по себе все изменят, — это люди, которые имеют нереалистические представления о психологе в сочетании
109
Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
с рентной ориентацией. Так что от консультанта требуются те же навыки, что и при общении с желающими получить готовый «рецепт». 4. Клиенты, которые хотят получить нравственную, социальную, моральную оценку происходящему, — это люди, которые:
• хотят заручиться авторитетом психолога для оправдания своих действий,
• нуждаются в авторитетной поддержке в осуждении своего партнера и в оценке его «неправоты»;
• желают получить обратную связь — как их поступки или ситуация выглядят в глазах другого человека с точки зрения социальных, моральных и нравственных норм.
Во всех этих вариантах основная цель — снять с себя груз ответственности, избавиться от тревожности и чувства вины и заполучить на свою сторону авторитетного «защитника».
В связи с этими целями они ставят перед психологом вопросы в такой форме, которая сразу проясняет их истинную задачу взаимодействия.
Г. С. Абрамова перечисляет четыре типа задач взаимодействия12.
Социальные задачи. Клиенту необходимо соответствие действий и переживаний каким-либо эталонам или нормам. Он мыслит в категориях «правильно—неправильно», переживает свое несоответствие этим нормам: «У меня ненормальная семья», «Что люди скажут?», «Да все бы ничего, но люди видят!» Именно социальные критерии вызывают у них чувство дискомфорта. И именно их в данном случае выдвигает созависимый человек на первый план.
Однако если консультант вступит в обсуждение «правильного» или «неправильного» в сложившейся ситуации обратившегося, он непременно займет позицию судьи и навязывания чужеродных воззрений в сложившуюся ценностную систему клиента.
В таких случаях консультанту необходимо показать относительность «нормального» и «ненормального», «правильного» и «неправильного», объяснить, что консультант не может решить за клиента, что ему хорошо и что плохо — это всецело его собственное представление, убеждение, установка.
Тем не менее при консультировании человека, созависимого с наркоманом или алкоголиком, часто возникает вопрос о «правильном» понимании сути зависимости, о том, «нормально» ли, когда подросток изредка покуривает «травку» и т. п. Эти вопросы не надо путать с социальным оцениванием — они касаются знания закономерностей
2 Абрамова Г. С. Введение в практическую психологию. М., 1996. С. 37.
ПО
________Глава 2. Условия успешности консультативного сопровождения...___________
развития зависимости. Соответственно, они относятся к информированию клиента и не носят характера навязывания системы ценностей.
Этические задачи. Часто случается, что переживания клиента ориентированы на шкалу оценки «хорошо—плохо», «можно—нельзя». Все в своей жизни он воспринимает именно в этом свете. Если сам он затрудняется провести оценку, то ориентируется на других людей. При такой ориентации клиент постоянно стоит перед выбором, как оценить то или иное событие, например: «Это же плохо, когда ребенсх не слушается», «Нельзя же человека все время хвалить?», «Разве хорошо, что он все время задерживается на работе?» И это ограничивает его спонтанные реакции и осознавание собственных чувств.
Работая с этической задачей взаимодействия, психолог должен:
• четко обозначить тему взаимодействия,
• выделить и обсудить с клиентом систему его оценок,
• показать клиенту ограниченность оценочной шкалы «хорошо—плохо»,
• продемонстрировать примеры более сложного устройства мира, относительность оценок.
При консультировании близких наркозависимых этическая задача взаимодействия проявляется не в самом обсуждении болезни близкого, поскольку зависимость — это бесспорно негативное явление, а при обсуждении поведения, реакций, позиций, проявляющихся у них в отношениях с зависимым.
Нравственные задачи связаны с ориентацией на переживание добра и зла. Сами по себе критерии добра и зла не вносят в переживания человека никаких качественных изменений. Эти понятия условны. Все дело в том, что принимает сам человек за добро и зло.
Здесь задачи психолога подобны предыдущим: показать относительность этих понятий для разных людей и помочь увидеть внутреннюю причину переживаний.
Однако довольно часто близкие наркомана формулируют свое отношение к наркотикам как к «злу, которое пришло в мой дом» и противопоставляют этому злу собственную доброту и заботу, а также говорят о «несправедливости судьбы». В этом случае вряд ли будут уместными рассуждения об относительности добра, зла и справедливости. Возможно, теоретически мы можем представить себе, что Судьба или Бог лучше знает, кого отнять и «за что наказан» данный человек, но к психотерапии это не имеет никакого отношения, поскольку задача консультанта быть рядом с клиентом, который, скорее всего, находится в хроническом кризисе и нуждается в обычной человеческой поддержке.
111
Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
Собственно психологические задачи. Клиент ставит вопрос о значении того или иного своего переживания, поступка. Он не только демонстрирует свои переживания, убеждения, но и готовность их менять, сопоставлять разные системы оценок. Он открыт для освоения других форм поведения и установок.
В практике таких клиентов встречается немного, а со стороны со-зависимых такой запрос — большая редкость. Так что если в процессе беседы консультанту удается переформулировать запрос в психологическую задачу — это уже значительный терапевтический успех.
В любом случае необходимо сделать попытку в этом направлении. Такая переформулировка задачи открывает для клиента новую психологическую реальность и позволяет консультанту действительно оказывать психологическую помощь.
Если психолог не понимает задачу взаимодействия клиента, существует опасность подмены психологической помощи внедрением Я-концепции психолога в психологическое пространство клиента.
5. Клиенты, которые имеют скрытую цель доказать, что, несмотря на все старания, его проблему просто невозможно решить.
6. Клиенты, которые получают вторичную выгоду от существования проблемы и ищут внимания, а не решений.
Эти две категории клиентов составляют группу так называемых игровых клиентов. Им важно, с одной стороны, показать и себе, и своим близким, что они заботятся, стараются сделать их жизнь как можно лучше, а с другой — сохранить прежнюю систему взаимоотношений, в которых член семьи, так называемый «идентифицированный пациент», — важное звено, и утрата проблемы в семье (супружестве или партнерстве) практически разрушит отлаженную систему, пусть и деструктивную.
Вторая цель, как правило, не осознается. И если бы консультант вздумал напрямую высказать идею о подсознательном стремлении сохранить положение вещей клиенту, тот был бы возмущен до глубины души, причем вполне искренне. Действительно, мало кто строит деструктивные и созависимые отношения сознательно. Именно неосознанность многих целей, поступков и реакций отличает людей с опустошенным Я.
Игровой клиент имеет вторичную выгоду от проблемной ситуации (например, мученик в такой ситуации чувствует себя спасателем и тем самым получает мощное удовлетворение потребности в самореализации), поэтому он часто хочет сделать выбор, при котором он ничего не потеряет и ничего не будет менять. По сути, он желает, чтобы близкий стал более удобным в созависимом сценарии.
112
Глава 2. Условия успешности консультативного сопровождения...
Клиент игровой ориентации манипулирует консультантом для достижения своих скрытых целей. В переносном значении «манипуляция» означает стремление «прибрать к рукам», то есть желание превратить человека в послушное орудие. Вот как пишет о ней Е. Л. До-ценко: «...Метафора психологической манипуляции содержит три важнейших признака:
• идею «прибирания к рукам»,
• обязательное условие сохранения иллюзии самостоятельности решений и действий адресата воздействия,
• искусность манипулятора в выполнении приемов воздействия»13.
Таким образом, клиенты, манипулирующие консультантом, хотят добиться от него действий, которые им нужны, причем делают это настолько искусно, что он ничего не подозревает. Даже опытные психологи порой попадаются в их ловушки.
Э. Берн в книге «Игры, в которые играют люди» перечисляет некоторые «игры», предпринимаемые клиентами. За более подробным описанием читателям стоит обратиться к этому замечательному произведению классика транзактного анализа. Здесь же приведены лишь краткие описания наиболее часто встречающихся игр.
«Посмотрим, такой ли вы специалист». Клиент дает понять, что он не профан в психологии, как бы предлагая консультанту пройти у него аттестацию. Доказательства компетентности клиент принимает с оживлением и тут же выдвигает новые вопросы.
«Вы согласны, что решения нет ?» Клиент всячески усиливает безнадежность своей проблемы, хотя реально ее может вообще не существовать.
Если консультант предлагает какое-либо решение, клиент тут же его опровергает введением информации, ранее не сообщенной, и прямо или косвенно выскажет упрек: «Ну, разве можно выдвигать столь необдуманные предложения?»
Если консультант подтверждает отсутствие решения, клиент тут же предлагает свое решение проблемы, упрекая: «Вот видите, я разбираюсь в жизни получше вас».
«Да, но...». Клиент сначала соглашается с доводами и предлагаемыми ему вариантами решения проблемы, но в последний момент приводит аргументы, почему найденное решение не осуществимо.
Если консультант втягивается в эту игру, она может продолжаться Долго, не принося никаких результатов.
1! Доценко Е. Л. Психология манипуляции. М., 2000. С. 48.
113
Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
«Дурачок». Тезис этой игры: «Что поделать, такой уж я есть». Такой клиент ничего не собирается делать. На все вопросы консультанта, почему он ничего не предпринимает для решения проблемы, клиент ведет себя в соответствии с тезисом.
«Калека». Игра, сходная с предыдущей. Ее тезис: «Ну, что вы хотите от калеки?!»
Э. Шостром перечисляет пять основных причин манипуляции14.
1. Отсутствие доверия к себе и другим.
2. Желание иметь власть над чувствами другого человека, что превращает последнего в вещь манипулятора.
3. Потребность к сверхконтролю или же к полному отказу от него вследствие ощущения неопределенности и непредсказуемости жизни. Впрочем, манипулянт, который демонстрирует свою беспомощность и зависимость, на самом деле подобным образом управляет и контролирует окружающих.
4. Желание избежать истинной близости, которая вызывает чрезмерную тревожность.
5. Потребность получить одобрение всех и всякого заставляет манипулятора воздействовать на людей таким образом, чтобы получать их внимание и одобрение.
В связи с характером действий манипуляторы подразделяются следующим образом.
1. Активные манипуляторы. Пытаются управлять другими с помощью активных методов. Они играют сильных людей, пользуясь своим социальным или должностным положением: родитель, учитель, начальник и т. п.
2. Пассивные манипуляторы. Прикидываются беспомощными, глупыми, слабыми. Передают всю ответственность за свою жизнь другим людям, заставляя их брать на себя львиную долю заботы о «слабом» ближнем.
3. Соревнующиеся манипуляторы. Для них жизнь — постоянная бит -ва, а люди — соперники. Они управляют другими и активными, и пассивными методами, втягивая их в соревнование и борьбу.
4. Безразличные манипуляторы. Воздействуют на окружающих тем, что демонстрируют безразличие к их мнению. На самом деле, они добиваются того, чтобы близкие люди, напуганные безразличием, старались завоевать или заслужить их внимание.
В любом случае, манипулятор — это человек, который использует те или иные приемы для защиты от чувства своей несостоятельности, неполноценности, тревожности и неуверенности.
14 Шостром Э. Анти-Карнеги. Минск, 1996. С. 33-34.

114
Глава 2. Условия успешности консультативного сопровождения...
Консультанту необходимо научиться распознавать манипуляции клиентов и открыто говорить о них.
Для этого в каждом конкретном случае необходимо пройти ряд этапов.
1. Отследить способы манипуляции.
2. Дать клиенту обратную связь о том, что наблюдал консультант. Например: «Вы уже несколько раз говорили о своей беспомощности и слабости, но, в то же время, вы потратили много сил и настойчивости, чтобы заставить меня встретиться с вами в нерабочее время. При этом вы сумели задержать меня на целых полчаса, хотя я этого не хотел. Пожалуй, не каждый человек сумеет сделать такое». Или: «Какое бы решение мы ни обсуждали, вы сначала соглашаетесь с ним, а потом выдвигаете аргументы против его выполнения».
3. Выразить свои чувства по этому поводу. Например: «Когда вы так настойчиво требуете дополнительной консультации, я чувствую, что моим мнением пренебрегают. И мне неприятно такое давление». Или: «У меня возникает ощущение, что вы в действительности не собираетесь решать свою проблему».
4. Выразить понимание, что манипуляция имеет определенное значение для клиента. Например: «С другой стороны, я понимаю, что для таких действий у вас, вероятно, имеются веские основания».
5. Обсудить скрытые цели клиента. Например: «Как вы думаете, какие чувства (желания, стремления) заставляют вас поступать таким образом?»
Консультанту важно помнить, что клиенты часто не осознают своих манипулятивных действий и не всегда готовы сразу принять интерпретации консультанта. В таких случаях необходимо проявить терпение и настойчивость. Продолжая работу с клиентом, консультант каждый раз, когда манипуляции проявляются, снова указывает клиенту на них, сохраняя доброжелательность и эмпатию.
В других случаях клиент может манипулировать консультантом вполне сознательно. При соответствующем поведении консультанта он, поняв, что дальнейшие манипуляции невозможны, либо прервет контакт, либо откажется от скрытых воздействий и начнет обсуждать действительную проблему.
Консультант имеет право отказаться от дальнейшей работы с клиентом, если манипулятивные действия не прекращаются, несмотря на все конфронтации с клиентом, и клиент продолжает свои встречи с ним в целях использования его внимания, сочувствия или его самого как объекта для своих агрессивных намерений.
115
Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
В случае, когда работа по осознаванию манипуляций не проводится, игровые клиенты могут постепенно превратиться в «зависающих» (или «залипающих») клиентов. Они могут добросовестно посещать психолога, деловито обсуждать проблемную ситуацию, но ничего не предпринимают в реальной жизни. Да этого им и не нужно: они уже решили свою проблему — нашли доброжелательного, внимательного, сочувствующего слушателя, который регулярно в течение часа уделяет внимание только ему. В конце концов, консультант начинает тяготиться такими визитами и мечтает только об одном: «Хоть бы он (клиент) не пришел».
Между тем, единственная возможность сделать так, чтобы «зависающий» клиент сделал свой выбор реально работать над изменениями и перестать использовать консультанта, — это сделать так, чтобы «зависать» стало неинтересно.
«Зависающие» клиенты любят говорить на общие темы и избегают разговора о том, что конкретно они сделали для решения их проблемы, зато активно «играют» в свои «игры» и демонстрируют свои модели «втягивания» психолога в созависимые отношения. Поэтому консультанту необходимо:
1) четко определять цели консультативного сопровождения и неукоснительно следовать им;
2) отслеживать «игры» и обсуждать их с клиентом;
3) знать модели созависимого взаимодействия, видеть их в отношениях с клиентом и обсуждать их.
Подобные действия психолога, в том случае, если клиент откликнется на них, будут способствовать переходу на терапевтический уровень общения. Если же клиент не захочет идти столь глубоко, он просто перестанет приходить.
Только адекватная деловая ориентация клиента может привести к успеху консультации.
Клиент деловой ориентации искренне заинтересован в решении проблемы, в которой он готов рассматривать и свою роль, и роль партнера, имеет твердое намерение исследовать отношения и менять свои неэффективные или деструктивные установки. Именно поэтому необходимо обсуждение с клиентом его манипулятивного поведения.
116
Глава 2. Условия успешности консультативного сопровождения ..
СТЕПЕНЬ ГЛУБИНЫ И ЖЕСТКОСТЬ ПРИЧИН, СОЗДАВШИХ УСЛОВИЯ ДЛЯ РАЗВИТИЯ ЗАВИСИМОСТИ
Вполне возможно, что проблема созависимости появилась у человека непосредственно в тот период, когда кто-то из членов семьи начал употреблять наркотики или злоупотреблять алкоголем. Или он попал в созависимые отношения в связи с жесткой невротизацией личности своего партнера и теперь ищет выход из создавшихся отношений, которые для него чужды и болезненны, однако ему уже сложно выпутаться из сетей манипулятора, то есть системы эмоциональной зависимости, вины, ответственности и т. д. В таком случае, несмотря на то, что длительный стресс, безусловно, влияет на психику, и зачастую наступают специфические изменения, реабилитация будет протекать легче и быстрее, чем когда причины созависимости лежат в глубоких личностных особенностях клиента.
Однако гораздо чаще зависимость и созависимость — это проблема не одного поколения. Это не значит, что зависимость передается по наследству. Такое мнение особенно вредно (тем более что оно ошибочно), так как тогда получается, что сделать ничего невозможно, причем не только в этом поколении, но и в последующих.
Причина живучести созависимых моделей поведения — в переходе из поколения в поколение системы семейного взаимодействия вместе с установками мировосприятия, догмами и правилами взаимоотношений и самоотношения, которые инкорпорируются детьми и затем переносятся в собственную семью, причем часто так и остаются неосознанными. И эта неосознанность способствует созданию подобных деструктивных отношений в новых поколениях. Часто в такой семье присутствует миф о «злом роке» или «невезучести» ее членов. Особенно глубока деструктивность созвисимых отношений в семьях, где в каждом поколении обязательно есть алкоголики или наркоманы.
Энн У. Смит пишет: «Вот мое собственное определение взаимозависимости. Это состояние в рамках действительного существования, которое в значительной мере является результатом адаптации к дисфункции (например, к пагубному пристрастию). Это закрепившаяся Реакция на стресс, которая с течением времени становится скорее об-Разом жизни, нежели соответствующим средством выживания. Показательно, что когда источник стресса прекращает свое влияние, взаи-
117
Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
мозависимый человек продолжает действовать в окружающей его среде так же, как если бы угроза угнетения продолжала существовать...
Указанные модели поведения продолжают действовать и в дальнейшем. Взаимозависимые находят для общения других взаимозависимых и живут в состоянии постоянного кризиса, душевного и физического. Они не выбирают дисфункциональные отношения, а просто воспринимают их естественными как сами, так и под влиянием других химически зависящих или взаимозависимых людей. Таким образом, через семейные правила, системы догм и модели поведения взаимозависимость переходит на последующие поколения, даже когда химическая зависимость не наследуется...
Взрослые дети алкоголиков, пережившие полное кошмаров детство, находят пути преодоления оскорблений и унижений. Они пытаются контролировать неконтролируемое, даже предотвращают развитие алкоголизма. От них требуется много усилий, чтобы убедить себя в том, что прошлое осталось позади и не окажет влияния на их детей, которых они также убеждают в том, что все нормально.
Это отрицание часто строится на представлении, что лишь непосредственное общение с активным алкоголиком, наркоманом или токсикоманом может оказать определенное влияние. Однако ни развод, ни расставание, ни даже смерть пьющего человека не могут исключить развитие взаимозависимости в семейной системе»15.
Таким образом, глубина причин, создавших условия для развития зависимости и созависимости определяется историей семейных отношений.
Неблагополучие семьи — вот первопричина ряда проблем, которые могут мучить человека всю жизнь. Именно в детстве возникают язвы, боль от которых с годами обостряется. Формирование ребенка происходит, прежде всего, в кругу семьи. Его отношение к самому себе, к родителям, к собственным братьям и сестрам строится на основании тех моделей поведения, которые он наблюдает у себя в семье и воспринимает как «норму».
Если в беседе с клиентом консультант обнаруживает в истории его жизни обстоятельства и признаки какой-либо из форм созависимых отношений, вынесенной, вероятно, из родительской семьи как продукт инкорпорации, то он может совершенно уверенно говорить о том, что в данном случае развитию созависимости способствовали глубинные причины, и клиенту требуется серьезная психотерапия (консуль-

15 Смит Э. У. Внуки алкоголиков. Проблемы взаимозависимости в семье. М., 1991 • С. 6-7.
118
Глава 2. Условия успешности консультативного сопровождения...
тативное сопровождение), чтобы смягчить жесткость своей предрасположенности к созависмЬсти.
Разумеется, клиенту должна быть предложена соответствующая помощь. При этом консультанту необходимо быть достаточно убедительным и аргументировать свое предложение. Возможно, убеждая клиента, придется уделить достаточно времени для просвещения: не стоит забывать, что для человека, обратившегося к психологу, остается темным пятном многое из того, что для консультанта представляется очевидным.
Основная трудность состоит в том, что именно люди с глубокими корнями созависимости менее других расположены к принятию подлинной помощи для себя лично и менее других готовы тратить силы, время и средства для своих внутриличностных изменений. Парадоксальная подмена понимания ответственности, когда человек сверхответственен за судьбы других, а свою судьбу полностью ставит в зависимость от окружающих, в данном случае выглядит как невозможность заниматься собой, когда «нужно спасать» близкого человека. Тем не менее:
• во-первых, многие люди, создавшие созависимые отношения, не достигли настолько глубокой невротизации и идут на подлинные изменения, не желая мириться со своей «несчастностью»;
• во-вторых, история жизни клиента и некоторая психологическая просвещенность вызывает желание, как минимум, разобраться в причинах повторяющихся неудач в построении близких отношений и, если возможно, выбраться из порочного круга;
• в-третьих, существует вероятность того, что переживаемый кризис может привести к такому напряжению и дискомфорту, когда человек решится на изменения просто ради того, чтобы стало возможно его личностное, а в ряде случаев и физическое выживание.
Так что в практике консультирующих психологов бывают люди, которые достигают определенных успехов в терапии созависимости, хотя и приходят поначалу с другой проблемой — с депрессивным состоянием или с вопросами о том, как сохранить семью, «исправить заблудшего».
Что делать консультанту, если он понимает, что причина семейных или супружеских неурядиц — поддержание созависимости ?
1. Прежде всего, необходимо сообщить клиенту о тех признаках, Которые свидетельствуют о более или менее глубокой предрасположенности к созависимости.
119
Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
2. Достаточно ясно рассказать о сущности созависимости, о характерных чертах, типичных проявлениях, семейных сценариях и т. п., подкрепляя теоретическое изложение примерами из жизни самого клиента, которые уже известны консультанту.
3. Предложить пройти курс психотерапии (консультативного сопровождения) и рассказать о самом процессе: о тех подходах, которые собирается применить консультант, о процедуре самих сессий — обо всем, что сделает для клиента этот процесс понятным, за счет чего работа с психологом перестанет пугать своей неизвестностью.
4. Пояснить, что психотерапия нужна и другим членам семьи, но она должна быть добровольной — нельзя «заставлять» пройти психотерапию, но можно убеждать в этом, поясняя, для чего это нужно.
5. Необходимо объяснить, что лучшим убеждением для других является искренняя и систематическая работа над своими внутрилично-стными проблемами. Даже если другие члены семьи не захотят ничего менять, личная психотерапия необходима, так как она позволит соза-висимому не только пережить хронический стресс, но и изменить свою жизнь к лучшему.
6. Если убеждения консультанта подействуют, то далее необходимо обговорить время следующей беседы и, возможно, наметить ее тему.
Возможные направления и особенности такого психотерапевтического сопровождения рассматриваются в главах «Уровни консультативного взаимодействия» и «Психотерапия созависимости».
СТЕПЕНЬ РАЗВИТИЯ
ЗЛОКАЧЕСТВЕННОЙ СОЗАВИСИМОСТИ И ОСОБЕННОСТИ РАБОТЫ ПСИХОЛОГА НА РАЗЛИЧНЫХ СТАДИЯХ
Развитие злокачественной созависимости осуществляется в полном соответствии с развитием наркотической (алкогольной) зависимости у члена семьи или другого близкого человека. И даже если этот процесс не усугубляется психологической склонностью к созависимым отношениям, длительный стресс, страх потери и чувство собственной беспомощности приводят к деструктивным изменениям в мыслях, эмоциональном состоянии и образе жизни человека.
120
Глава 2. Условия успешности консультативного сопровождения...
R Норвуд приводит параллельные графики возрастания зависимости от алкоголя и созависимости от алкоголика. Эта картина ничем не отличается от процесса формирования зависимости от наркотиков и созависимости от наркомана, разве что процесс идет интенсивнее: психика наркомана разрушается намного быстрее, и у созависимого меньше времени, чтобы успеть понять, что происходит, перестроиться и принять какие-то меры. Часто можно услышать: «Даже опомниться не успели, чтобы спасти».
Здесь график трансформирован в таблицу для удобства параллельного прочтения изменений, которые наступают одновременно. Внутри каждого столбца отражена внутренняя динамика этого процесса. Однако скорость развития у зависимого и созависимого может не вполне совпадать. Это зависит от многих личностных качеств, например, степени невроти-зации характера, способности выдерживать длительный стресс и т. д. Поэтому у некоторых созависимых людей динамика идет быстрее, чем алкоголизация у зависимого, у других — напротив, значительно отстает.
Аналогично, процесс выздоровления у зависимого и созависимого происходит строго параллельно только в идеальных случаях, которые редки. Чаще темп изменений созависимого опережает, и отношения распадаются. Но если опережает зависимый, а это редчайший случай, созависимый тянет его назад, создавая провокационные ситуации. Как правило, зависимый уступает и вновь «откатывается».
Таблица 1 Процесс развития зависимости и созависимости16
Зависимость
Созависимость
• редкое употребление выпивки для разрядки,
• стремление брать на себя чужую ответственность
• постоянное употребление выпивки для разрядки;
и воспитывать окружающих;
• возрастание толерантности к алкоголю;
- сильная тяга к контролю над окружающими;
• начало провалов памяти;
• выбор безответственных партнеров, согласных
' тайные выпивки,
на опеку;
• потребность в первой рюмке,
• попытка «вылечить» партнера любовью;
• возрастание зависимости от алкоголя;
¦ возрастаниезмоциональнойзависимостиотпартнера;
• чувство вины,
• отрицание остроты проблемы;
¦ неспособность обсуждать проблему;
¦ ощущение вины,
• учащение провалов памяти; неспособность удер-
• стремление не расстраивать партнера;
жаться, когда пьют другие,
¦ начало сомнений в своих чувствах;
' сопровождение выпивки оправданиями;
• стремление скрывать свои проблемы, связанные
1 отрицание остроты проблемы;
с выпивками партнера;
' ложь с целью скрыть истинные размеры пьянства;
¦ возрастание внимания к поведению партнера и
¦ претенциозное и агрессивное поведение,
к контролю за ним;
¦ постоянные угрызения совести;
• оправдание поведения партнера перед окружа-
1 повторяющиеся попытки контролировать употреб-
ющими, в том числе историей его «трудного» дет-
ление спиртного;
ства и последующей жизни;
16 Норвуд Р. Надо ли быть рабой любви? М, 1995. С. 346-349.
121
Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
Окончание таблицы 1
I
Зависимость
Созависимость
• крах попыток контролировать себя;
• повторяющиеся попытки контролировать пове-
¦ невыполнение обещаний и решений;
дение зависимого члена семьи и взаимоотноше-
¦ попытки переменить обстановку, местообитания,
ния с ним;
• гнев, депрессия, чувство вины, обидчивость;
• крах попыток контролировать партнера;
• иррациональные поступки;
• ощущение неудачи;
• насилие;
• агрессивное поведение по отношению к партнеру;
• инциденты, связанные с интоксикацией;
• угрызения совести из-за стычек с партнером,
• ненависть к себе в сочетании с самооправданием;
• человек избегает людей, чтобы скрыть пробле-
• потеря других интересов;
мы во взаимоотношениях;
• холодность семьи и друзей;
¦ попытки вместе с партнером сменить обстанов-
- проблемы с деньгами на работе,
ку, место обитания,
• пренебрежение пищей;
• гнев и возмущение из-за невыполненных парт-
¦ беспочвенные вспышки гнева;
нером обещаний и решений;
¦ тремор и выпивка с утра;
¦ холодность семьи и друзей;
¦ физическая деградация;
• потеря иных интересов;
• уменьшение толерантности к алкоголю;
¦ проблемы с деньгами и на работе;
• начало долгих запоев;
• беспочвенные вспышки гнева;
¦ моральная деградация,
¦ необъяснимые перемены настроения;
¦ ослабление мышления,
• внебрачные связи;
¦ пьянство с незнакомыми людьми;
• трудоголизм;
¦ смутные страхи;
• гнев, обидчивость, депрессия;
¦ неспособность к обдумыванию действий;
¦ чувство вины;
• хроническая одержимость выпивкой;
¦ иррациональные поступки;
• исчерпанность всех оправданий;
• пренебрежение пищей, физическая деградация;
¦ признание полного поражения
¦ возможное начало алкогольной или наркотиче-

ской зависимости;

¦ начало долгих депрессий;

¦ ослабление мышления;

¦ смутные страхи;

¦ применение насилия к детям и / или к партнеру;

¦ инциденты, связанные со стрессом,

¦ ненависть к себе в сочетании с самооправданием;

¦ болезнь в результате стресса; суицидальные мысли;

¦ признание полного поражения
Процесс выздоровления
Таблица 2

Зависимость
Созависимость
¦ признание своей беспомощности; • прекращение попыток обвинять других в своих проблемах; • сосредоточение на себе, принятие на себя ответственности за свои поступки; ¦ поиски помощи в обществе людей, страдавших той же болезнью; • стремление разобраться в своих чувствах, а не отвлекаться от них; ¦ приобретение новых друзей, развитие здоровых интересов
¦ признание своей беспомощности; • прекращение попыток обвинять других в своих проблемах; • сосредоточение на себе, принятие на себя ответственности за свои поступки; ¦ поиски помощи в обществе людей, страдавших той же болезнью; ¦ стремление разобраться в своих чувствах, а не отвлекаться от них; - приобретение новых друзей, развитие здоровых интересов
122
Глава 2. Условия успешности консультативного сопровождения...
Существуют различные классификации стадий развития наркомании. Мы остановимся на той, которая наиболее важна для планирования работы психолога-консультанта с близкими наркозависимого.
Необходимо знать о том, что существует четыре стадии зависимости.
1. Социальная стадия
«О социальной зависимости говорят тогда, когда человек еще не начал употреблять наркотика, но вращается в среде употребляющих, принимает их стиль поведения, отношение к наркотикам и внешние атрибуты группы. В такой ситуации «близости» к наркотику человек, зачастую, сам внутренне готов начать употребление.
Часто к такой группе можно принадлежать, только исповедуя ее принципы и подчиняясь ее правилам. Желание не быть отторгнутым может быть столь сильным, что способно заслонить привычные представления и изменить поведение человека. Неотъемлемое условие этой стадии заболевания — наличие группы, которая может сформироваться даже вокруг одного потребителя наркотиков»17.
В такой группе всегда есть лидер. Противостоять ему может только подросток или молодой человек, который:
• имеет другого, «положительного» лидера: кто-то из родителей или из других близких людей;
• обладает достаточной степенью самостоятельности, ответственности, чувства собственного достоинства и самоуважения;
• имеет определенные интересы, увлечения, жизненные цели;
• располагает широким спектром навыков и возможностей проводить свободное время радостно и интересно без наркотиков и алкоголя;
• имеет модели поведения и навыки конструктивного поведения в конфликтной и трудной социальной ситуации;
• вырос в семье, где между ее членами царит взаимопонимание.
Соответственно, профилактика данной стадии заключается в выработке необходимых качеств у подростка или молодого человека. Однако разрыв между тем, чему обучают подростка на тренингах, и тем стилем отношений, которые он видит в семье и ближайшем окружении
" Методическое пособие для специалистов, работающих с родителями наркозависимых. СПб., 1999. С. 10.
123
Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
сверстников, значительно снижает эффективность подобного обучения. Это, в свою очередь, делает необходимым психологическое развитие близких людей молодого человека, находящегося в группе риска.

<< Пред. стр.

стр. 4
(общее количество: 12)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>