<< Пред. стр.

стр. 9
(общее количество: 12)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Консультант. В вашем образе вы позвали людей на помощь. Какие люди и чем могли бы помочь вам?
Клиентка. Ну, это могут быть мама, подруга.
Консультант. Чем они могут помочь вам?
Клиентка. Советом.
Консультант. Предположим, они посоветовали вам что-то. Вы послушаетесь их?
Клиентка. Может быть. Во всяком случае, буду чувствовать себя увереннее.
Консультант. Что произойдет, если все-таки вы ошибетесь, следуя их совету?
Клиентка (улыбается). Наверное, немного рассержусь на них: нечего давать плохих советов.
Консультант. То есть вам будет, кого винить?
Клиентка (смеется). Да. (Серьезно.) Вот, значит, что такое мои тиски.
238
Глава 5. Уровень выработки решения в ситуации трудного выбора
В дальнейшем беседа шла о том, что вызывает страх перед ответственностью клиентки, и о скрытой блокирующей установке, что ее решение всегда должно быть безупречным.
Метафоричность образа очевидна. Но, как это видно из предыдущего примера, используя образ проблемы, сам консультативный диалог (рожденный, кстати, из ощущений) может продолжаться на когнитивном уровне.
Однако консультант, используя образ клиента, может работать с ним, трансформируя его в желаемом направлении в соответствии с принципом метафоры, чтобы программировать таким образом позитивные изменения.
Клиент. Я хочу двигаться к цели, но передо мной будто высокая стена.
Консультант. И что бы вы могли сделать с этой стеной?
Клиент. Разобрать по кирпичику.
Консультант. И как это можно соотнести с решением вашей проблемы?
Или:
Консультант. Если бы вы мысленно представили себе образ проблемы. Как это выглядело бы?
Клиент. Как стрела, которая несется на меня.
Консультант. И если бы стрела действительно неслась на вас, что бы вы сделали?
Клиент. Я бы сначала отскочил в сторону, а потом нашел бы какой-нибудь щит, способный ее остановить.
Консультант. Давайте посмотрим, как это решение можно осуществить в реальной жизни.
Телесные ощущения, о которых мы говорили при применении фокусирования, можно соединить с визуализацией проблемы.
Консультант может предложить клиенту определить, где именно в теле находится его психологическая проблема, и затем продолжить работу следующим образом:
? Сейчас сосредоточьтесь на своей проблеме... О Почувствуйте ее...
D Какие ощущения вы переживаете?
О Где, в каком месте вашего тела она живет? Где она расположена?
? Какого она размера? О Какой она формы?
? Какого она цвета?
239
Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
П Она выпуклая или плоская?
? Она гладкая или шершавая?
? Она холодная или горячая?
? Она жидкая, твердая, вязкая, мягкая? О Она шевелится или неподвижная?
? Она (проблема) молчит или звучит? :
? На что она похожа? !
? Какой у нее характер? 1
? Поговорите со своей проблемой. Скажите, что вы благодарны ей за то, что она рассказывает вам о том, что необходимо что-то менять, дает вам почувствовать необходимость обратить внимание и проанализировать происходящее.
? Скажите вашей проблеме, что принимаете ее, как друга и как учителя, что готовы пройти свой урок.
? Попросите ее рассказать вам, что именно она означает. Наблюдайте ответ. Может быть, она просто покажет вам какой-то образ, картинку, и вы все поймете, может быть, она даст вам почувствовать это...
? Побудьте рядом с ней внутри себя...
? Попросите вашу боль еще немного пожить в вашей душе, чтобы вы могли получше разобраться в причинах, ее вызывающих...
? Попросите ее стать теперь чуть-чуть меньше...
? Посмотрите, как она удаляется, исчезает...
? А теперь, как только вы сможете, медленно откройте глаза.
? После этого необходимо проговорить с клиентом то, что с ним происходило, сконцентрировавшись на том, какую информацию принес метафорический язык образов и ощущений.
Клиентка. Я вижу вихрящийся столб. Это смерч. Он надвигается на меня. Он сейчас подхватит меня, и мне страшно. Я говорю ему: «Ты пришел ко мне, чтобы научить чему-то. Дай мне понять, что ты хочешь сказать... Он остановился. Он говорит, что я слишком боюсь и стараюсь отойти на край. Но это самое опасное. Он отшвырнет меня, и я разобьюсь. Он говорит, что если я войду в самый центр, то он просто поднимет меня высоко. Но я боюсь, потому что, когда он уйдет, я упаду и все равно разобьюсь... Он говорит, что если держаться все время в центре, то он может носить меня долго, только надо следить, чтобы быть в центре... А потом я могу найти какую-нибудь вершину или дерево и зацепиться за нее.
Консультант. Быть в центре достаточно долго, подняться и держаться в центре, и искать вершину или дерево. Очень метафорично. Давайте посмотрим, что бы это значило для вашей ситуации.
240
_________Глава 5. Уровень выработки решения в ситуации трудного выбора___________
Образы и решение
Образы можно использовать на сеансе консультирования в любое время. Однако эффективность работы с ними зависит от верности психологического понимания консультантом проблемы клиента и от способности клиента создавать и трансформировать образы.
Работа с образами — это, прежде всего, работа с бессознательным. Именно поэтому она напрямую связана с эмоциями, которые имеют источник в том же бессознательном. Образы — первичный язык, не только исторически, но и онтогенетически возникающий прежде вербальных средств общения. Так, маленький ребенок мыслит именно образами.
С другой стороны, уже во взрослом состоянии эмоции всегда порождаются и переживаются нашим Внутренним Ребенком. Вот почему образы так легко и естественно воздействуют на эмоции. И именно эмоциональное переживание происходящего приносит личностный опыт и личностные изменения.
Если принятие решения затруднено страхами, можно предложить клиенту поработать над своими страхами с помощью образов.
В. Стюарт описывает шесть принципов работы с образами40. Здесь мы остановимся на четырех из них, наиболее часто используемых на практике.
Принцип конфронтации
Клиента побуждают быть смелым и противостоять образам проблемы, которые порождают тревогу. Противостояние порождает изменение и устранение тревоги. Пугающая символическая фигура обычно является частью самого себя.
Когда человек испытывает страх, срабатывает природный механизм «сражайся или беги». Особенность при работе с образами заключается в следующем: хотя клиент знает, что это воображение, его реакция тем не менее очень реальна. Он потеет, сердцебиение учащается, мышцы напрягаются, лицо бледнеет от страха или краснеет от ярости и т. п.
Что должен делать консультант, когда клиенту противостоит нечто ужасное?
О Прежде всего, помнить, что для клиента происходящее в его воображении реально, как для спящего человека реален его сон.
w Стюарт В. Работа с образами и символами в психологическом консультировании. М., 1998. С. 24-33.
241
Часть 2 Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
О Следить за эмоциями клиента, просить его описывать то, что он видит.
? Взять, при необходимости, его за руку.
? Сказать ему: «Я вместе с вами. Я рядом».
? Рассказать клиенту, что противостояние — это не нападение, а проявление твердости. Сражаться с существом и убить его, было бы лишь разрушением жизненно важной части самого клиента. Но клиент может говорить со своим образом или как следует изучить его.
О Попросить клиента дать имя, название образу. Это в значительной мере уменьшает страх, так как делает его более определенным. (Страх чаще возникает в отношении того, что неизвестно и непонятно.)
? Предложить клиенту внимательно и очень подробно изучить образ, описать его. Это переводит абстрактный страх в нечто реальное и менее пугающее.
Клиентка. Моя депрессия — это змея, она обвивает мою шею и грудь... Мне страшно!
Консультант ( кладет руку на руку клиентки): Посмотрите внимательно, какой на ней рисунок?
Клиентка. Очень красивый... Она поворачивается... Она сползает... Она лежит на полу у моих ног... Она превратилась в шарф, как будто он упал.
Консультант. Как вы себя чувствуете?
Клиентка. Мне легче. Просто смешно, что я испугалась.
Консультант. Похоже, депрессия — это шарф, который вы сами на себя надели. Вероятно, вы всегда можете его снять, если захотите.
Принцип трансформации ">;
Это превращение пугающего образа проблемы в нечто более приемлемое. Трансформация может произойти и при «конфронтации», и при «примирении». В результате трансформации проблема внезапно начинает выглядеть по-другому. Меняется и отношение к ней, и способы ее решения.
Принцип кормления
Принцип кормления означает буквально «прикармливание» образа, передающего страх. В результате кормления фигура становится ле-
242
Глава 5 Уровень выработки решения в ситуации трудного выбора
нивой и сонной. Этот принцип годится для самостоятельного применения клиентом в случае возрастания страха. Таким образом, он может несколько снизить силу переживания.
Клиентка, смущаясь, рассказывает, что боится ходить мимо чулана в своей квартире. Она понимает, что все ерунда, но ничего не может с собой поделать.
Консультат. Что страшного в этом чулане?
Клиентка. Мне все время кажется, что там сидит злое чудовище. Оно может наброситься на меня.
Консультант. Интересно, почему это оно стало таким злым7 Ведь все родятся милыми и хорошими.
Клиентка (смеясь). Наверное, его никто не любит. А может быть, голодное.
Консультант. Вам надо подружиться с ним и накормить.
Клиентка. Вы шутите?
Консультант. Нисколько. Ваш страх иррационален, он происходит из детских фантазий. В каждом из нас сидит маленький ребенок. Боится ребенок внутри вас. Он не понимает ваших разумных, логических доводов и продолжает бояться. Поэтому действовать надо так, чтобы это было понятно вашему Внутреннему Ребенку.
Клиентка. И что мне делать?
Консультант. Как вы думаете, что больше всего любит чудовище?
Клиентка. Конфеты. Он злой, потому что ему никто не дает сладкого. Господи, я не знаю, почему я так подумала.
Консультант. Обязательно каждый день оставляйте ему в чулане настоящую конфетку. Можете даже сказать ему, что вполне понимаете его: вы бы тоже разозлились, если бы вам никогда не давали сладкого.
Клиентка выполнила рекомендации психолога. На следующей встрече она сообщила, что страх прошел совершенно, и даже появилось теплое чувство. Она убралась в чулане. Теперь ей кажется, что из чулана исходят волны симпатии. Это гораздо лучше, чем страх. Не правда ли?
Принцип примирения
Клиент становится другом враждебной символической фигуры, обращаясь к ней, прикасаясь к ней, вступая с ней в дружелюбный диалог. Консультант. Какой образ приходит вам на ум, когда вы говорите о
своем враждебном чувстве к матери? Клиентка. Я вижу злую собаку, которая рычит и бросается на всех
вокруг... А теперь она рычит на меня...
243
Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
Консультант. Вы могли бы подружиться с этой собакой?
Клиентка. Подружиться? Но она злая и опасная.
Консультант. Посмотрите ей в глаза. Нет ли в них чего-то такого, что вы не замечали раньше?
Клиентка. Они, как будто, грустные... Мне кажется, ей ласки не хватает.
Консультант. Ласки? Вы можете ее погладить?
Клиентка. Ну, может быть... Да, я глажу ее. Она лизнула мне руку. Мне хочется плакать... Мне жалко ее.
Консультант. То есть, в ней вовсе не злоба, а грусть, которая кажется злобой?
Клиентка. Да, мне больно и грустно, но я не могу сказать об этом маме, и я грублю ей. Мне не хватает ее ласки...
Консультант присутствует при работе с образами как проводник. Чем меньше точных указаний дает консультант, тем лучше. Кроме того, не существует никаких твердых правил, когда и какой принцип необходимо применить — лучше всего это бывает видно из контекста.
Клиент, самостоятельно интерпретирующий свои образы, всегда ближе к истине, так как он переживает видение в настоящий момент и интерпретирует исходя из состояния своей психики и мировосприятия «здесь и теперь». Возможно, когда он изменится, он расценит виденное по-другому. Но консультант не может подвести его к этому сразу, перескочив процесс перестройки.
Образы работают и производят изменения независимо от нашей интерпретации и того, занимаемся ли мы ею вообще.
Когда созависимый клиент стоит перед сложным выбором и должен принять какое-либо решение, он встречается с собственными страхами, установками и надеждами. Очерчивая желаемый результат, рассматривая шаги, ведущие к нему, он вынужден снова делать выбор — остаться с неадаптивными установками или получить то, к чему стремится. Проверяя реалистичность, достижимость и сущность своей цели, он встречается с противоречием между «хочу» и «могу». Все это моменты, которые способны повернуть консультацию в область психотерапии.
Иногда такой переход происходит естественно и почти незаметно для клиента. Но консультант должен видеть этот рубеж и помнить, что, по существу, в это время меняется цель его взаимодействия с клиентом. И это обязательно должно быть обговорено в процессе беседы.
Опыт показывает, что слово «психотерапия» часто пугает. Поэтому, устанавливая новое целеполагание, возможно, лучше говорить о «кон-
244
Глава 5. Уровень выработки решения в ситуации трудного выбора
сультативном сопровождении». Главное — клиент должен понимать, что он берется за пересмотр многих аспектов своей жизни и идет по пути самоосознавания.
Разумеется, описанный переход на терапевтический уровень взаимодействия наиболее желателен для изменения деструктивных паттернов созависимости, но чаще клиенты в процессе принятия решений остаются при своем мнении и по-прежнему хотят повлиять на своего партнера, ребенка или другого члена семьи. Или они предпочитают изменить свое поведение, «не углубляясь в дебри». Это не должно обескураживать, поскольку убеждения консультанта все равно не подействуют, а вот собственный опыт, полученный в сопровождении психолога, то есть проанализированный, прокомментированный и осознанный, несет в себе большой потенциал для дальнейших изменений.
Глава 6.
УРОВЕНЬ ПОЛУЧЕНИЯ КОММУНИКАТИВНЫХ НАВЫКОВ И УМЕНИЙ
На этом уровне консультант может заниматься:
• анализом поведения,
• вычленением неэффективных или деструктивных актов коммуникации,
• репетициями, тренировками, ролевыми играми.
В центре внимания консультанта и клиента часто оказываются неконструктивные способы общения, равно как и чувства, деструктивные установки и паттерны жизненного сценария в связи со взаимодействием с «трудным» членом семьи. В случае неготовности клиента приступить к углубленному анализу консультант выступает в роли тренера, дающего возможность приобрести новые навыки и, возможно, отважиться на более глубокое исследование себя.
ВОПРОС О ВОЗМОЖНОСТИ ВЛИЯНИЯ НА ЧЛЕНА СЕМЬИ
Как уже было показано, созависимые клиенты, становясь на позицию «заказчика», то есть собираясь изменить другого человека, первичной целью имеют получить «готовый рецепт», а именно способы манипуляции, с помощью которых они смогли бы изменить желания, вкусы, систему ценностей другого человека.
Консультант может, конечно, прямо сказать клиенту о том, что его запрос невыполним. И это вполне приемлемый способ для того, чтобы исключить «зависание» и прекратить деструктивные попытки клиента по изменению Другого. Но опыт показывает, что ничего, кроме разочарования и усилившегося отчаяния созависимого, такой ответ не
246
___________Глава 6. Уровень получения коммуникативных навыков и умений___________
дает. Ну не верит он, что ничего нельзя сделать! Не хочет в это верить. Должны быть какие-то средства. Для чего же тогда психологи сидят? К тому же слышал он, что людей даже зомбировать можно, а тут всего-то ничего — изменить в «лучшую» сторону человека! Поэтому более конструктивным будет предложение предварительно исследовать ситуацию, чтобы затем сообща поискать возможности достижения целей. Возможно, применение с этой целью следующего алгоритма работы консультанта.
1. Перевести «заказчика» в «клиенты». Необходимо выяснить, что хочет получить обратившийся в результате влияния на своего близкого.
При ответе на этот вопрос полезно остановиться на том, уверен ли клиент, что ожидаемый результат действительно может быть достигнут именно в результате его влияния на «проблемного» партнера или члена семьи (для краткости в дальнейшем мы будем обозначать его аббревиатурой ПП). Лучше всего постараться убедить его в том, что никто не меняется не по своей воле. Но именно по той же причине у консультанта это может не получиться.
Тогда можно продолжить исследование, задавая вопросы:
? Кем является клиент по отношению к «проблемному» члену семьи или партнеру по близким отношениям, на которого собираются влиять для его «изменения»?
О В чем причина того, что за помощью обращается «благополучный» партнер (или член семьи), а не тот, у кого проблемы?
? Считает ли ПП, что у него есть проблемы?
О Каким образом и в какой степени проблемы ПП, о котором печется обратившийся, касаются его самого?
D Что составляет проблему ПП, на которого собираются влиять?
П Что больше всего волнует обратившегося в поведении, образе жизни ПП?
О Что он уже делал для того, чтобы ПП отказался от «проблемного» поведения?
П Насколько успешными были его попытки?
? Как он объясняет неудачу этих попыток (ведь перед обратившимся снова стоит этот вопрос)?
? Каковы его реальные возможности повлиять на ПП?
2. Обсудить цели и возможности влияния более подробно, рассматривая при этом следующие вопросы:
? Насколько клиент отделяет свои цели от целей ПП?
О Что он знает об интересах, склонностях, способностях ПП?
? Что он знает об особенностях темперамента и характера ПП?
247
Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
П Что он знает о круге общения ПП?
? Что он знает о прежних и настоящих жизненных целях ПП?
? Что он знает о личной жизни ПП: его взаимоотношения с противоположным полом, душевные привязанности, дружба, вражда?
? Что он знает о внутренних психологических проблемах, убеждениях, переживаниях ПП?
? Что он знает об особенностях взаимоотношений с окружающими и моделях поведения ПП?
Как правило, обратившиеся с трудом отвечают на эти вопросы. Таким образом, поднимается проблема об отсутствии понимания, настоящего внимания и эмпатии во взаимоотношениях обратившегося и «проблемного» партнера.
3. Изучить стиль отношений с «проблемным» партнером, затрагивая в обсуждении следующие вопросы:
• психологическая территория и суверенитет человека;
• разделение ответственности во взаимодействии с близкими (свобода и ответственность, права и ответственность, зависимость и подчинение и т. п.);
• партнерство, то есть равноправие в отношениях;
• самоценность и равнозначность ценности жизни каждого человека: не может быть жизни, более значимой и менее значимой (речь идет о том, что часто созависимые делают свою жизнь приложением к жизням других или, наоборот, считают жизни других людей приложением к своей);
• треугольник «спасательства» (спасатель—жертва—преследователь), закономерности «перетекания» ролей;
• установление близких взаимоотношений: что мешает установлению близких отношений? что помогает? что необходимо изменить? какие шаги необходимо предпринять?
Если удается изменить позицию клиента, то дальнейший вопрос о манипулятивном влиянии отпадает. Но клиенту и консультанту необходимо приготовиться к длительному консультативному сопровождению, так как понимание «головой» еще не решает все проблемы, да и «проблемный» член семьи может систематически разрушать все благие порывы созависимого, поскольку не собирается «перевоспитываться».
Если же созависимость клиента предопределена глубоко личностными причинами, то, как правило, так просто он «не сдается». Тогда шансы на успех значительно снижаются, однако они все-таки есть. Это — настойчивая и терпеливая работа консультанта, который в сис-
248
___________Глава 6 Уровень полунения коммуникативных навыков и умений___________
тематических беседах с клиентом шаг за шагом мягко (по форме) дискутирует с клиентом, последовательно обсуждая перечисленные вопросы. То, что клиент продолжает контактировать с одним конкретным психологом, уже само по себе обнадеживает. Это говорит о его искреннем желании что-то понять и изменить, но не так-то просто изменить свою систему ценностей, к тому же поддерживаемую сильными защитами, сформированными в детстве.
Возможно, через некоторое время клиент захочет изменить собственные деструктивные способы взаимодействия и тогда наступит этап, на котором он совместно с консультантом будет:
• анализировать конкретные поведенческие акты,
• искать причины их неэффективности,
• вырабатывать новые модели,
• репетировать те или иные роли,
• применять на практике выработанные модели поведения и решения,
• анализировать ошибки и причины неудач,
• использовать новые модели с учетом анализа прежних ошибок.
Самый эффективный способ изменить нереалистические установки — участие в групповой работе в психологических тренингах, которые включают в программу навыки эффективной коммуникации и возможности самоосознавания. Например, социодрамы, ролевые игры, упражнения позволяют почувствовать разрушительность «спасатель-ства», ценность разделения ответственности, понять нереалистичность ожиданий от сверхконтроля или помогают преодолеть собственную «глухоту» и «слепоту» по отношению к переживаниям близких.
Дальнейшая работа может строиться в зависимости от особенностей его взаимоотношений с партнером или членами семьи.
А. В тех случаях, когда взаимоотношения в семье еще сохраняют доверительную основу (что в практике созависимых отношений встречается крайне редко), необходимо:
1) исследовать истории возникновения и развития созависимости;
2) обсудить и даже отрепетировать открытую беседу с партнером, убедить клиента в необходимости работы с психологом и / или посещении тренинговых групп личностного роста и групп для развития жизненных умений;
3) предоставить информацию и отработать с клиентом:
а) методы активного слушания и эмпатического внимания (отражение содержания и мыслей собеседника, обращение внимания на невербальные сигналы, резюме и интерпретации и т. д.);
249
Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
б) способы безоценочного общения и использование «я-выс-казываний»;
в) методы ведения дискуссии;
г) если речь идет о подростке, особенностях возрастной психологии и специфике реакций подростка во взаимодействии со взрослыми — разобрать конкретные ситуации и провести ролевые игры.
Все это может способствовать развитию более конструктивных отношений с партнером или членом семьи.
Б. Если отношения в семье неудовлетворительны в течение последнего времени, но не были такими постоянно, ставится задача: вместо отчужденности достигнуть в работе с клиентом открытости, искренности, взаимопонимания и взаимопринятия, для чего необходимо:
1) подробно разобрать конкретные ситуации, в которых проявились деструктивные установки и модели поведения, для чего необходимо исследовать события, установки и модели поведения, которые:
• способствуют развитию отчужденности;
• провоцируют возникновение конфликтных ситуаций;
• препятствуют развитию ответственности и самоопределению
партнера (члена семьи).
2) предоставить клиенту информацию и, возможно, отработать навыки эмпатического внимания, активного слушания и других составляющих эффективной коммуникации.
3) заменить деструктивные модели на конструктивные, осуществляя это в четыре этапа:
а) предоставить информацию о психологических закономерно-
стях возникновения и влияния установок и моделей поведения на взаимоотношения и судьбу человека в целом;
б) изменить установки (основные методы — дискуссия и сокра-
товский диалог, рационально-эмотивная, когнитивная перестройка, ситуационный анализ, ролевые игры, «горячий стул», другие психологические способы осознания и изменения установок);
в) построить новые модели поведения, отрепетировать их;
г) проанализировать ошибки и успехи в реальном применении.
Такая перестройка делает возможным построение доверительных отношений и открывает возможности построения конструктивных отношений.
250
___________Глава 6 Уровень получения коммуникативных навыков и умений___________
В. Если отношения с партнером или членами семьи до момента консультирования строились на хронических конфликтах, замкнутости, недоверии и неприязни или были ровными, но холодными и механистическими (то есть закрытыми для глубоких, доверительных контактов), конструктивное влияние обратившегося на него практически невозможно или маловероятно.
Необходимо обсудить это с клиентом. Однако опыт показывает, что созависимые клиенты не оставляют своих надежд на получение желаемого манипулятивным путем. Он кажется им естественным, ведь именно таким образом они и действовали до сих пор. Они не замечают, что этот путь привел их к прямо противоположным результатам.
Если беседа не приводит клиента к переосмыслению своих целей, консультант может применить алгоритм, описанный в предыдущем пункте. Со временем клиент сам поймет тщетность всех усилий одностороннего воздействия по изменению близкого и может пересмотреть свои цели.
Особенно полезным бывает в таких случаях применение ситуационного анализа. Эту методику разработал Дж. Мак-Каллоу для больных хронической депрессией41. Однако она, безусловно, применима и к созависимым клиентам, поскольку многие характеристики их когнитивной сферы практически идентичны. Кроме того, если клиент начинает активно работать с консультантом в рамках ситуационного анализа, это означает выход на уровень когнитивно-бихевиоральной психотерапии.
Конечно, лучше обратиться непосредственно к первоисточнику, здесь же мы приведем краткий алгоритм ситуационного анализа.
АЛГОРИТМ СИТУАЦИОННОГО АНАЛИЗА Фаза выявления
Шаг 1. Ситуационное описание. Клиенту предлагается описать конкретную ситуацию взаимодействия, в которой проявилась проблема. При этом точно обозначаются точки начала и окончания коммуникативной ситуации и дается последовательное описание в терминах поведения («он сказал, он ушел, я спросил, он ответил, он отвернулся» и т. д.).
41 Мак-Каллоу Дж. Лечение хронической депрессии. СПб., 2003.
251
Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
Купируется любая попытка клиента проинтерпретировать поведение или приводить описание чувств вместо поступков, такие как: «назло мне он отвернулся», «ему было стыдно», «он думал, что я не догадываюсь» и т. п.
Все коммуникативные шаги ситуации последовательно записываются.
Шаг 2. Ситуационные интерпретации. Теперь клиенту предлагают проинтерпретировать всю ситуацию и отдельно каждый коммуникативный шаг ситуации. Интерпретации должны отвечать на вопросы:
? Что для вас означало это событие?
? Что значил для вас этот поступок (эти слова)?
? Что, по сути, произошло?
Каждая интерпретация должна умещаться в одну, максимум в три-четыре фразы. Клиенту предлагают сделать по три интерпретации на каждый коммуникативный шаг.
Каждая интерпретация записывается напротив того коммуникативного шага, который рассматривается.
Шаг 3. Ситуационное поведение. Клиенту предлагают описать свое поведение в ситуации. Ему надо вспомнить интонации, позу, выражение лица и т. д. Это описание может дать человеку предварительную информацию, которая объясняет, почему ситуация привела к неудовлетворяющим результатам.
В это же время консультант собирает информацию для составления программы выработки поведенческих навыков для клиента (например, навыки уверенного поведения, самораскрытия, активного слушания и т. д.).
Шаг 4. Реальный результат. Клиенту предлагают сформулировать реальный результат. При этом формулировка должна содержать указание на начало и конец ситуации, то есть зафиксирована во времени. Например, не годится фраза: «Мы всегда ссоримся, когда говорим о моей маме». Фиксированная во времени фраза: «Вчера вечером мы поссорились во время разговора о моей маме».
Формулировка не должна содержать эмоциональную интерпретацию. Например: «Вчера вечером я расстроился», «Вчера она обиделась на меня». Результат должен быть выражен в поведенческих терминах: «Вчера вечером я перестал разговаривать с женой, не отвечал на ее вопросы и ушел в другую комнату», «Она отказалась идти в гости и плакала у себя в комнате».
Формулировка не должна иметь многозначную трактовку. Например: «Вчера наши отношения стали значительно хуже». Однозначная
252
Глава 6. Уровень получения коммуникативных навыков и умений
трактовка может выглядеть так: «Вчера мы впервые перестали разговаривать друг с другом».
Шаг 5. Желаемый результат. Клиенту предлагают сформулировать желаемый результат данного события. Формулировка должна быть фиксирована во времени, конкретна и с поведенческой точки зрения.
Сразу же проводится проверка на реалистичность желаемого результата. Нереалистичным может считаться результат, если он:
• требует возникновения или прекращения чувств другого человека;
• требует присутствия качеств личности, которых нет;
• требует от другого появления желаний, которых нет;
• требует недостижимых результатов (например, работать переводчиком при плохом знании иностранного языка и т. п.);
• предполагает нанесение вреда себе или другому.
Шаг 6. Сравнение желаемого и реального результатов. Клиенту задают вопросы:
? Вы получили то, что хотели?
? Чем отличается реальный результат от желаемого?
? Почему вы не достигли желаемого результата? (Какие именно ваши шаги или интерпретации помешали вам достигнуть желаемого результата?)
Фаза исправления
Шаг 1. Пересмотр неточных и неадекватных интерпретаций. Клиенту предлагают строго последовательно, в том порядке, как они были сформулированы, рассмотреть каждую интерпретацию и ответить на вопросы:
? Действительно ли эта интерпретация отражает то, что происходило?
? Как эта интерпретация способствует достижению того, что хочется иметь в результате?
? Как нужно изменить интерпретацию, чтобы желаемый результат стал достижимым?
Шаг 2. Изменение неадекватного поведения. Клиенту предлагают ответить на вопросы:
? Если вы сейчас воспринимаете ситуацию по-новому, как бы вы повели себя, чтобы получить желаемый результат?
? Что нужно изменить, что оставить, что добавить к прежнему поведению? Нужно ли его изменить полностью?
253
Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
Если необходимо, консультант обучает клиента необходимым навыкам поведения (например, навыкам активного слушания, эмпати-ческого внимания и т. д.).
Шаг 3. Подведение итогов и усвоение идей ситуационного анализа. Клиенту предлагают подвести итоги ситуационного анализа, ответив на вопросы:
? Что вы узнали во время прохождения ситуационного анализа?
? Чем вам помог ситуационный анализ?
? Чему вы научились в результате анализа?
Шаг 4. Перенос полученных знаний на другие жизненные ситуации. Клиенту предлагают найти другие похожие случаи, которые не обсуждались во время анализа, на которые можно перенести полученные навыки.
Обучение ситуационному анализу проводится на случаях взаимодействия, которые уже произошли и не удовлетворили клиента. Но позже анализ может использоваться и для планирования важных грядущих событий.
МОДЕЛИ ОПТИМАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ С НАРКОЗАВИСИМЫМ
Это довольно сложный момент в консультировании. Разумеется, что в каждом случае необходимо исходить из конкретной ситуации, конкретных особенностей взаимоотношений и т. п.
Здесь могут быть рассмотрены конструктивные модели поведения общего характера, которые были перечислены ранее (эмпатич-ное внимание, «я-высказывания», исключение из речи так называемых «саботажников общения»42 и т. п.). При необходимости с кли-
42 Под «саботажниками общения» здесь подразумеваются такие способы взаимодействия с партнером, смысл и форма которых заключают в себе нападение на личность человека или, как минимум, нарушение его психологической территории. К ним относятся: насмешки, саркастические замечания («Ну, конечно! Ты же у нас самый умный!»), так называемые «ярлыки» («Ты просто тупой», «Идиот!», «Как был неудачником, так и остался»), похвалы «с подтекстом» («Да, платье у тебя супер! В таком и ты сможешь понравиться») и пр. К ним также относятся крик, молчаливые усмешки, насмешливый взгляд, брань («цензурная» и нецензурная), любого рода оскорбления, ну и, разумеется, любые формы физического воздействия (подзатыльники, толчки, пинки, щипки и т. п.).
254
Глава 6. Уровень получения коммуникативных навыков и умений
ентом может быть проведена последовательная работа по обучению конструктивным методам межличностного общения, поведению в конфликте.
При подобных запросах вполне может появиться необходимость изучить стереотипы поведения в семье созависимого, чтобы выделить в них неконструктивные, провоцирующие на отчуждение или скандалы модели и рассмотреть альтернативные способы поведения.
Но чаще всего клиентов интересуют особенности некоторых аспектов взаимоотношений с наркоманом, которые не касаются общих и более глубоких изменений, а относятся к разряду лучших «защит», более эффективного «воздействия» и «правильных» поступков, чтобы «не навредить».
Есть ряд общепринятых рекомендаций по оптимальному поведению во взаимодействии с наркоманом рекомендаций, с которыми можно познакомить клиентов.
Поведение наркоманов непредсказуемо: они необязательны, часто лгут, склонны к мошенничеству и воровству. Они могут быть чрезвычайно жестоки, всегда эгоистичны. Они могут вымогать, умолять, грозить, бить и мучить ради получения денег на дозу. Однако сами они на обман, неточность или грубое обращение реагируют чрезвычайно болезненно. Кроме того, они могут быть мстительными. Им трудно сдерживать себя. Так что если они почувствуют раздражение, то тут же «выльют» его, не оглядываясь на приличия, моральные нормы, права человека и закон.
Именно поэтому лучше всего не иметь с наркоманом никаких отношений вообще. Однако родственникам, особенно родителям, чрезвычайно трудно отказаться от близкого человека, даже если он наркоман.
С. Б. Белогуров рекомендует следующее43.
1. «Постарайтесь избавиться от непродуктивного чувства вины за проступки своего ребенка. Если он достаточно взрослый, чтобы не выполнять ваших требований, значит, он может и должен отвечать за свое поведение. Вы все равно не сможете прожить его жизнь за него, и не корите себя понапрасну. Даже если вы найдете причины его порока в недостатках ваших методов воспитания, — что вы можете сделать с этим сейчас? Лучше сконцентрируйтесь на чем-нибудь более продуктивном — например, на поиске материалов о наркомании и на самообучении (или самосовершенствовании), чтобы лучше понимать, что происходит с вашим ребенком и с вашей семьей. Это будет полезнее Для всех.
43 Белогубов С. Б. Популярно о наркотиках и наркоманиях. СПб., 1998. С. 53.
255
Часть 2 Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
2. Отношения с наркоманом необходимо строить на твердых, понятных ему правилах, не подверженных изменениям. Он точно должен знать, как вы отнесетесь к той или иной его выходке или проступку и что предпримете в ответ. И если он совершил что-либо предосудительное, вам лучше следовать своим правилам и обещаниям до конца (только не забывайте похвалить его за хорошие дела и конструктивные решения — это поддержит его самоуважение, которое необходимо для выздоровления).
3. Вы должны быть исключительно правдивы с наркоманом. Если он знает, что ему могут солгать, он не будет ни доверять вам, ни выполнять ваши условия
4. Не стоит скрывать, что ваш ребенок (член семьи) наркоман, от родни и друзей. На это есть две причины: во-первых, он может пользоваться неосведомленностью окружающих, чтобы выманивать деньги на покупку дурмана; во-вторых, такое ваше поведение он расценивает как неявное, но все же согласие мириться с наркоманией (по принципу: «Если окружающие ни о чем не догадываются — значит, я не так уж сильно отличаюсь от нормальных людей, значит, все не так страшно»).
5. Если родители друзей вашего ребенка не будут знать о его проблеме, у него будет больше шансов сделать наркоманами детей, пока еще не знакомых с наркотиками. Стремительное распространение наркомании связано со всеобщим молчанием.
6. Задумайтесь над следующим: если ваш ребенок привык, что вы ликвидируете последствия его проступков (вытаскиваете из милиции, расплачиваетесь с долгами) — будет ли у него стимул, чтобы изменить свою жизнь и отношение к наркотикам?
7. Старайтесь избегать скандалов с наркоманом. Это не значит, что вы должны делать вид, что все идет нормально. Заявить о своем отношении к пороку необходимо, и никогда, ни при каких обстоятельствах не нужно одобрять прием наркотиков. Тем боле, стимулировать его выдачей денег, излишней жалостью или раздражительностью и т. д. Как избегать? Просто не ввязывайтесь в бесконечные изматывающие пререкания по поводу образа жизни вашего ребенка, его друзей и знакомых и т. д. не следует, по возможности, изводить себя бесплодными переживаниями по поводу его поведения. Из-за них недолго сойти с ума. Ваша главная задача — сохранить здоровье и как можно большую часть материального состояния на то время, когда все это действительно понадобится (а не для того, чтобы вылететь на ветер) — например, когда у вас появится внук
256
Глава 6 Уровень получения коммуникативных навыков и умении
или если ваш ребенок все-таки прекратил наркотизацию и начнет нормальную жизнь Совершая подвиг самоотречения для наркомана, вы только ухудшаете ситуацию».
8. Не доверяйте наркоману вещи, деньги, документы.
9. Если супруг или друг (подруга) вашего ребенка — наркоман, лучше всеми силами пытаться их развести Здесь возможны две ситуации: 1) Если ваш ребенок не употребляет наркотики, то 80 шансов из 100, что он к ним приучится; 2) Если ваш ребенок тоже употребляет наркотики, то он никогда не прекратит этого, пока живет с наркоманом. Я не знаю ни одной успешной попытки лечения наркоманской пары. Даже если они решат лечиться одновременно, само общение друг с другом будет постоянно провоцировать их к возобновлению наркотизации. С другой стороны, если они разойдутся, то хотя бы у одного из них появится шанс порвать с наркотиками».
Кроме того, авторский коллектив книги «Шаг за шагом от наркотиков» рекомендует44. «Не стоит в резкой форме выражать свое отношение к наркоманам. Среди них могут быть друзья вашего ребенка.
Не стоит сразу окружать ребенка чрезмерной заботой и вниманием. Он должен понять ваше отношение к его «выбору» и привыкнуть к тому, что «носиться» с ним никто не собирается.
Не стоит ослаблять контроль над действиями ребенка. Не давайте лишние карманные деньги. Уберите ценные вещи. У него должны возникнуть трудности с приобретением наркотика.
Будьте рядом. Дайте понять, что вы по-прежнему любите его и готовы помочь ему.
Наркоману можно помочь только в том случае, если он сам этого захочет. Никакое лечение не будет успешным, если вы насильно помещаете его в клинику. На любой стадии болезни постарайтесь убедить ребенка обратиться к квалифицированному специалисту. Не пытайтесь сами решать эту проблему — вы потеряете время.
Лечение наркомании — это не медикаментозная терапия. Это длительный процесс. «Ломка» — это только начало долгого пути. Если вы действительно хотите помочь вашему ребенку, постарайтесь понять, что вам тоже нужна помощь специалиста. Если после лечения ваш ребенок вернется в прежнюю обстановку, он вернется к наркотикам».
44 Центр профилактики наркомании Санкт-Петербурга Шаг за шагом от наркотиков СПб , 1999.
4 Зак 1656 257
Часть 2 Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
ОБСУЖДЕНИЕ ВОПРОСА О ВОЗМОЖНОСТИ НАСИЛИЯ НАД НАРКОМАНОМ
Часто клиенты задают вопросы о возможности и степени насилия над наркозависимым для его принуждения отказаться от употребления наркотиков, приводят примеры случаев, когда наркоманов приковывали цепями в закрытом помещении, оставляя воду и еду. Расспрашивают об эффективности закрытых общин для наркоманов и их близких. Все эти меры остаются весьма спорными, но нельзя отрицать, что в некоторых случаях успех действительно достигался.
Консультанту необходимо, выражая свое мнение, обязательно подчеркивать спорность и неоднозначность методов, которые являются прямым насилием над человеком.
Важно также подчеркнуть, что физическое прекращение употребления наркотиков не прекращает действия психологических механизмов, способствовавших возникновению зависимости. Это означает, что и сам наркозависимый, и члены его семьи, стоят перед необходимостью работы над изменением деструктивных взаимоотношений и развитием некоторых навыков и жизненных умений для предотвращения нового цикла зависимости. Делать этот шаг или нет — выбор каждого. Но этот выбор определяет последствия и долю ответственности за проблему наркозависимости в собственной семье, которая существует по определенным законам. Вот что пишет об этом В. Сатир: «Семья существует как единое самостоятельное целое... Все функционирование семьи направлено на сохранение семейного гомеостаза45. Каждый член семьи явно или скрыто способствует достижению и поддержанию семейного баланса. Семейные традиции (в том числе и деструктивные — Е. Е.), правила и примеры взаимодействия — вот то, что обеспечивает гомеостатическое существование любой семьи. Когда семейный го-меостаз нарушается, члены семьи прилагают все силы для его восстановления... Все члены семьи сопереживают, стараются принять участие в индивидуальном лечении «больного» (то есть члена семьи, кото-
45 Гомеостаз — в данном случае — сложившееся устойчивое состояние определенного баланса взаимоотношений Несмотря на то, что такой устойчивый стереотип отношений может быть разрушительным как для членов семьи, так и для всей семьи в целом, бессознательное стремление к сохранению привычных отношений может быть сильнее сознательного стремления к изменениям
258
Глава 6 Уровень получения коммуникативных навыков и умений
рый считается источником проблем и неурядиц в жизни семьи — Е. Е.), хотя во многих случаях именно семья и является источником его «болезни». Зачастую взаимоотношения между членами семьи ухудшались именно тогда, когда пациенту становилось лучше, поскольку его болезнь являлась основой функционирования семьи... Все эти факторы говорили о том, что следует стремиться не к изменению состояния самого пациента, а к установлению принципиально новых отношений во всей его семье. Именно пациент был тем членом семьи, который первым попытался изменить ее образ жизни, однако все его усилия привели лишь к более критическому отношению к нему самому со стороны семьи»46.
Таким образом, возможность формирования мотивации для прекращения употребления наркотиков напрямую связана:
• с особенностями семейных взаимоотношений;
• с противостоянием авторитета семейных ценностей ценностям «уличного» окружения (а, значит, с тем, насколько эти ценности стали внутриличностными ценностями наркозависимого);
• с историей и причинами возникновения наркотической зависимости;
• со степенью наркотизации (этап и сила зависимости).
По существу, в большинстве случаев это означает необходимость семейной психотерапии.
Возможно, именно потому, что «возврат» погибающего члена семьи требует порой изменения ценностей, установок всей семейной системы, в которой находится наркоман или алкоголик, созависимые часто интуитивно избегают единственно возможного пути эффективной реабилитации и предпочитают ограничиваться медикаментозным лечением.
Тем не менее, консультанту всякий раз необходимо говорить клиентам, что «оздоровление» собственной жизни созависимого — это путь снижения вреда, причиняемого наркозависимым окружающим людям. И путь этот лежит через анализ собственной жизни, установок, моделей и способов построения взаимоотношений, а также жизненных целей и самореализации.
« Сатир В. Психотерапия семьи. СПб., 1999. С. 12-16.
259
Глава 7.
ПСИХОТЕРАПИЯ СОЗАВИСИМОСТИ
и
п
Психологическое консультирование и '
немедицинская психотерапия: понятие и границы
Прежде чем подробно рассматривать процесс психотерапии соза-висимости, необходимо определить, где пролегает граница между психотерапией и консультированием. С этой целью обратимся к небольшому дайджесту из высказываний и формулировок этих понятий.
«Психотерапевтическая энциклопедия» определяет психологическое консультирование как профессиональную «помощь пациенту в поиске решения проблемной ситуации»47. Под проблемными ситуациями понимаются экзистенциальные кризисы, межличностные конфликты, семейные затруднения, проблемы профессионального выбора.
Р. Кочюнас дает похожее определение: «Консультирование — это совокупность процедур, направленных на помощь человеку в разрешении проблем и принятии решений относительно профессиональной карьеры, брака, семьи, совершенствования личности и межличностных отношений»48.
«Словарь практического психолога» определяет психотерапию следующим образом: «...комплексное лечебное воздействие на эмоции, суждения, самосознание человека. Близка к психокоррекции и выступает, по сути, особой ее частью, связанной с лечением нарушенного поведения при помощи психологических приемов»49.
Психологическую коррекцию тот же словарь характеризует так: «...деятельность по исправлению тех особенностей психического развития, кои по принятой системе критериев не соответствуют «оптимальной»
47 Психотерапевтическая энциклопедия / Поя ред. Б. Д. Карвасарского. СПб., 1998. С. 413.
48 Кочюнас Р. Основы психологического консультирования. М., 1998. С. 7.
49 Словарь практического психолога / Сост. С. Ю. Головин. Минск, 1997.
260
Глава 7. Психотерапия созависимости
модели. Сюда же можно отнести и психотерапию. Методы коррекции разнообразны, выбор их зависит от того, к какой школе принадлежит психолог»50.
Вместе с тем, нередко подчеркивается общая суть различного рода психологических воздействий. Так, К. Роджерс пишет: «Великое множество профессионалов посвящают большую часть своего времени беседам с клиентами, цель которых — вызвать конструктивные изменения их психических установок... Такие беседы могут называть по-разному. Их могут именовать простым и емким термином «лечебные беседы», довольно часто они обозначаются термином «консультирование», получающим все большее распространение, или же такие беседы, учитывая их целительный эффект, могут квалифицироваться как психотерапия, что ближе по духу социальным работникам, психологам и психиатрам в клиниках... все они, видимо, относятся к одному и тому же основному методу, а именно серии прямых контактов с индивидом, направленных на то, чтобы помочь ему изменить свои психические установки и поведение. Раньше было принято называть «консультированием» единичные и поверхностные контакты с клиентом; более интенсивные и продолжительные контакты, направленные на глубокую реорганизацию личности, обозначались термином «психотерапия». Несмотря на то, что, может быть, и существуют какие-то причины для такой дифференциации, ясно, что интенсивное и успешное консультирование ничем не отличается от интенсивной и успешной психотерапии»51.
А. Айви и соавторы, размышляя по поводу преимуществ использования какой-либо одной теории или различных подходов в психотерапии, приходят к следующему выводу: «В настоящее время многие эксперты приходят к убеждению, что различные теории по-разному эффективны для разных клиентов. Поэтому у вас, скорее всего, появится желание стать знатоком нескольких теорий и методов психологического консультирования...
...Хотя мы настаиваем на том, что не существует «правильного» способа помочь, и вам следует определить ваш собственный стиль и манеру консультирования, мы тоже настаиваем на том, что всегда следует осознавать: что именно вы делаете, и как это повлияет на развитие личности клиента»52.
50 Там же.
51 Роджерс К. Консультирование и психотерапия. М., 1999. С. 10.
" Айви А., Айви М., Саймэн-Даунинг Л. Психологическое консультирование и психотерапия. М., 1999. С. 36.
261
Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
Р. Фицджеральд пишет: «Теоретики психотерапии подчеркивают различия, существующие между ее разными школами и системами. Специалисты-практики, однако, широко заимствуют друг у друга методы работы, что ведет к нивелированию различий, существующих в области теории... Для специалиста наиболее важно не столько то, что он придерживается какой-то специфической школы психотерапии, сколько то, что он опирается в своей практической работе на определенную систему теоретических представлений... Я считаю, что психотерапевт должен в первую очередь учитывать потребности пациента и стремиться к тому, чтобы его собственные потребности не заслонили интересов пациента»53.
Немаловажным для разграничения рассматриваемых понятий являются и особенности употребления терминов «пациент» и «клиент». Взгляд Дж. Бьюдженталя, которого придерживаемся и мы, отражает некоторую растерянность и сожаление в связи с тем, что не придумано ничего более подходящего: «Мне не нравятся оба эти термина. Слово «пациент» предполагает инертный объект, на котором практикуется врач. Я не могу себе представить ничего более противоречащего психотерапии. В то же время «клиент» настолько отдает коммерцией, что мне приходилось слышать это слово и от акушерок, и от проституток, и от гробовщиков. Снова выбирая привычный компромисс (и сберегая силы для более значимых баталий), я чередую эти два термина»54.
Итак, очевидно, что отличия между психологическим консультированием и немедицинской психотерапией заключаются в уровне консультативного взаимодействия, на который решается пойти клиент и к которому профессионально готов психолог. Кроме того, следует иметь в виду, что клиент немедицинской терапии — это психически здоровый человек, то есть он не может быть психически больным человеком или находиться в состоянии, пограничном с психотическим. Разумеется, психолог не может ставить психиатрический диагноз, но должен уметь по определенным признакам предположить возможность такого диагноза. Еще лучше, если в организации, в которой он работает, будет принято тестирование, а при необходимости — собеседование с психиатром перед прохождением психотерапии.
Если же созависимый клиент психически здоров, работа с ним предполагает простор для творчества. Психологу предоставлена возможность выбирать подходы, методы, техники и реализовать присущие ему креативность, а также любовь и искренний интерес к людям.
53 Фицджеральд Р. Эклектическая психотерапия. СПб., 2001. С. 26.
54 БьюджентальДж. Искусство психотерапевта. СПб., 2001. С. 16.
262
I
Глава 7. Психотерапия созависимости
Каковы же составляющие успешной психотерапии и консультирования? Р. Фиоджеральд приводит перечень условий, необходимых для успешной психотерапии.
1. Укрепление психотерапевтических отношений.
2. Укрепление надежды пациента на положительный исход психотерапии.
3. Создание условий для усвоения пациентом новых представлений и форм поведения.
4. Стимуляция положительных эмоций в качестве одного из мо-тивационных факторов изменений в установках и поведении пациента.
5. Укрепление уверенности пациента в своих силах за счет успешного выполнения им различных заданий.
6. Использование новых представлений и форм поведения в повседневной жизни пациента55.
Далее Фицджеральд добавляет, что для успешности психотерапии должны учитываться и, что очень важно, удовлетворяться в жизни потребности самого психотерапевта: «Психотерапевты, как любые люди, испытывают потребность в безопасности, успехе, человеческом участии, нежности, эмоциональной близости и сексуальном удовлетворении. Большинство из этих потребностей мы удовлетворяем, общаясь с другими людьми. Поэтому психотерапевты нуждаются в полноценных человеческих контактах, так же как и в осознании определенных этических моментов, помогающих регулировать их взаимоотношения с пациентами. Успешная работа с пациентами является основой профессионального признания и финансового благополучия специалиста. Для того чтобы исключить сильную материальную зависимость от нескольких пациентов, психотерапевт должен иметь либо возможно более широкий их круг, либо иные источники доходов»56.
И вот теперь, когда мы вооружены солидным багажом маститых знатоков своего психотерапевтического дела, вспомним еще одну замечательную мысль: «Консультант должен научиться радоваться не только достигнутым целям, но и самому процессу жизни. Удовольствие, получаемое от жизни и работы, избавит нас от необходимости постоянно мотивировать наши поступки и взвешивать каждый шаг, в зависимости от того, что он нам даст»57.
55 Фицджеральд Р. Эклектическая психотерапия. СПб., 2001. С. 37.
56 Там же. С. 39.
57 Мэй Р. Искусство психологического консультирования. М., 1994. С. 111.
263
Часть 2 Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
Теперь вернемся к психотерапии созависимости, ради которой и был сделан обзор воззрений на психологическую помощь.
Уровень психотерапевтической глубины содержит в себе самые большие возможности, и если консультант, наконец, добрался до него во взаимодействии с созависимым клиентом, то это — большое достижение, требующее от психолога, однако, немалого профессионализма.
Сам по себе запрос на собственную психотерапию является проявлением ответственности и зрелой позиции по отношению к проблеме созависимости. Это, конечно, обнадеживающий фактор. Тем не менее, процесс изменений остается сложным и чрезвычайно болезненным для клиента, а от консультанта требует готовности к взаимодействию на глубоком уровне. Из этого следует, что спешить ни в коем случае нельзя. Корни проблемы слишком глубоко, защиты слишком сильны, а тревожность слишком высока, чтобы рассчитывать на быстрый успех.
Даже минимальные изменения должны замечаться и приветствоваться. Иногда психолог может наблюдать, как, изменяя свою жизнь и прилагая для этого колоссальные усилия, созависимый клиент переходит от одной зависимости к другой. Например, от зависимости от наркомана к эмоциональной зависимости от другого человека, который хорош уже тем, что «не колется» и «не пьет», к трудоголизму или сверхувлеченности каким-то делом и т. п.
Я убеждена, что раз и навсегда избавиться от предрасположенности к созависимости невозможно, так же как никогда нельзя стать «бывшим алкоголиком» или «бывшим наркоманом» (а можно только быть алкоголиком или наркоманом в периоде ремиссии). Но можно значительно смягчить эту невротическую наклонность и направить ее в более конструктивное русло. И если это произойдет, то можно говорить о настоящей победе.
ОПУСТОШЕННОЕ «Я»
И СУЩНОСТЬ ПСИХОТЕРАПИИ
Сейчас нам необходимо вернуться к «клеточной» структуре Я, предложенной М. М. Решетниковым и развитой нами в виде метафоры для объяснения сущности созависимости. Мы уже подробно рассматривали вопрос об опустошении структуры Я созависимого человека и
264
Глава 7 Психотерапия созависимости
способах, которыми он интуитивно пользуется для того, чтобы его заполнить. Это всегда путь использования значимых других.
«При наличии ранней психической травмы мы почти во всех случаях сталкиваемся не с одним утраченным объектом, а с целой серией утрат (родительского генеза, возлюбленных, друзей, подруг и т. д.), объединенных «единым сценарием». Наиболее частый вариант ведущего поведенческого паттерна: поиск замены утраченного в раннем детстве объекта. Этот новый объект или серия новых объектов (на какой-то период времени) кажутся пациенту блестящей заменой утраченному и вызывают высочайшую интенсивность чувств. С закономерным последующим разочарованием и столь же закономерной утратой (отказом от) этого «эрзац-объекта»58. Исходя из этих особенностей, мы и будем рассматривать сущность психотерапии.
Весь процесс психотерапии делится на три этапа: начальный, средний и завершающий.
На начальном этапе клиент сосредоточен на своих жалобах, которые касаются, в основном, неудовлетворительных отношений, собственных страданий, депрессивного состояния, апатии, ощущения беспомощности. Одновременно с ними выявляются ожидания в отношении психолога — от робких просьб о помощи до агрессивных требований повлиять определенным образом.
Как бы ни вел себя созависимый клиент, очевидно одно — он сосредоточен на своей проблеме, а выход из нее представляется ему весьма туманно или нереалистично, если вообще видится.
Начальный этап психотерапии — это сбор информации и ее систематизация. Клиент может хаотично рассказывать о своих несчастьях, о том, что ему «в жизни вообще не везет». Задача терапевта — стимулировать клиента переходить от общих жалоб и рассуждений к описанию конкретных ситуаций, постепенно продвигаясь от «эбаустичес-ких» описаний к переживанию «здесь и сейчас» того, о чем он говорит.
М. М. Решетников говорит о том, что основная задача психотерапевта на начальном этапе — «удержать клиента в психотерапии, так как в случае неудачи он, скорее всего, больше никогда не отважится на повторную попытку»59.
На первом же этапе, кроме выслушивания и сбора информации о проблеме, целесообразно провести систематический опрос, который позволяет быстро собрать фактические данные о клиенте.

58 Решетников М М Психодинамика и психотерапия депрессий. СПб., 2003. 73-74 "Там же. С 75.
265
Часть 2. Индивидуальная консультативная работа с созависимыми клиентами
Н. Мак-Вильямс60 предлагает перед началом пролонгированного консультативного сопровождения (или немедицинской психотерапии) проводить интервью, которое приводится здесь в несколько адаптированном к консультативному процессу виде, правда, без значительных изменений.
1. Демографические данные: имя, возраст, пол, национальность, религиозная ориентация, состояние отношений, родители, уровень образования, работа, предшествующий опыт психотерапии (общения с психологами), кто направил на консультацию в этот раз.
2. Текущие проблемы и их состояние: главные трудности и понимание клиентом их причин, история этих проблем, опыт их решения, почему именно сейчас обратился к психологу.
3. Личная история: где родился, вырос, количество детей в семье и место клиента среди них, главные переезды; родители и сиблинги (живы ли, причины и время смерти, если умерли, возраст, здоровье, профессия), каковы их личности с точки зрения клиента; психологические проблемы в семье (например, алкоголизм, психические заболевания, выраженные акцентуации, личностные особенности и т. п.).
4. Младенчество и детство: хотели ли родители клиента рождения ребенка, условия в семье после рождения, что-то необычное в критические периоды развития, некоторые ранние проблемы (еда, туалет, речь, двигательная активность, ночные кошмары, засыпание и т. п.); ранние воспоминания, семейные истории или шутки в адрес клиента.
5. Латентный период: социальные проблемы, проблемы в учебе, в поведении, жестокость к животным, болезни, переезды или семейные стрессы в это время и т. п.
6. Возраст полового созревания: физические проблемы, связанные с созреванием, семейная подготовка к сексуальности, первый сексуальный опыт, школьный опыт, успеваемость и социализация, нарушения питания, использование лекарств, рискованные эксцессы, суицидальные импульсы, антисоциальные паттерны; болезни, потери, переезды и семейные стрессы в это время.
7. Взрослая жизнь: история работы, отношений, адекватность текущих интимных отношений, отношение к детям, хобби, таланты, гордость или удовлетворение.
8. Текущие представления (ментальный статус): состояние аффектов, настроение, качество речи, уровень интеллекта, адекватность памяти, оценка надежности информации, возможность суицида, другие возможности развития проблемы.
60 Мак-Вильямс Н. Психоаналитическая диагностика. М., 1998. С. 473-475.
266
Глава 7. Психотерапия созависимости
9. Заключение. Клиенту может быть задан вопрос, нет ли другой важной информации, которой он обладает и о которой его не спросили; не хочет ли он что-либо добавить.
10. Выводы: Главные текущие темы, области конфликтов, основные защиты, бессознательные фантазии, желания и страхи; центральные идентификации, контридентификации, неоплаканные потери, самооценка, связанность Я-представлений.
Средняя часть терапии — это довольно длительный период, на протяжении которого необходимо создать новое Эго. «Фактически здесь можно говорить о создании нового Эго... так как если утрата была в раннем возрасте, реального «взрослого» Эго у пациента практически никогда не было. По мере его формирования главным становится все таже потребность влюбви, предчувствие любви, проекция этого предчувствия на терапевта и страх этого неизвестного ранее чувства, так же как и страх потерять еще раз. В результате почти весь период терапии окрашен амбивалентностью и недоверием с очень медленным смещением к позитивному полюсу отношений»61.
На этом этапе клиент полностью проявляет свой способ строить взаимоотношения со значимым Другим. Им становится психотерапевт, и в этих отношениях клиент будет вести себя привычным для него образом. Психотерапевт начинает чувствовать на себе, как клиент шаг за шагом стремится создавать с ним зависимые отношения. И это является материалом для обсуждения: анализ чувств, возникающих в отношениях «консультант—клиент», способов, которыми клиент добивается любви и внимания консультанта, как он манипулирует, чтобы заставить психолога делать то, что ему надо, как он обижается, злится, наказывает своего терапевта.
На этом же этапе происходит некоторое разочарование в психотерапевте и переживание этого разочарования. И это тоже показывает психологу, как именно действует, говорит, переживает клиент, когда он недоволен своими отношениями. Кроме того, всегда есть возможность рассмотреть эти действия и переживания в сравнении: как их видит сам клиент и как они выглядят с точки зрения терапевта.
М. М. Решетников подчеркивает, что на данном этапе Эго постепенно начинает наполняться новым содержанием, то есть новым представлением о самом себе, новым отношением к себе.
На мой взгляд, это новое содержание есть осознанная, а, значит, интегрированная (а не инкорпорированная, как в детстве) модель отношения к клиенту психотерапевта, его принятие, неосуждение. Per-

<< Пред. стр.

стр. 9
(общее количество: 12)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>