ОГЛАВЛЕНИЕ


ВОПРОСЫ УГОЛОВНОГО ПРАВА


© 2000 г. А.А. Крюков, М.В. Перетятько

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ ВЫМОГАТЕЛЬСТВА

Вымогательство является одной из основных форм организованной преступной деятельности, однако на практике до сих пор нет однозначного мнения по решению некоторых вопросов, связанных с квалификацией данного деяния.
Вымогательство, согласно статье 163 РФ - это требование о передаче чужого имущества, или права на имущество, или совершение других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожение или повреждение чужого имущества, равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких.
Справедливо замечание Ляпунова Ю. о том, что перечень угроз, характерных для вымогательства, слишком узок. Соглашаясь в целом с мнением ученого, мы хотели бы высказаться по некоторым аспектам его статьи. Так, автор пишет, что не является вымогательством требование, когда угроза отсутствует либо не конкретизирована, либо не подпадает под перечень статьи 163 УК РФ. Так, требование вымогателя, мотивированное тем, что «... нам в этом городе все платят», «…а то всякое может случиться», «…а то придут другие бандиты они с тобой разговаривать не будут», «… а то смотри придут с проверками ОБЭП, СЭС, ТИ и т.д. – тебе же житья не будет» не является преступным, потому что эти угрозы лежат за рамками ч. 1 ст. 163 УК РФ.
Подвергнем анализу каждую ситуацию. Фраза "... нам в этом городе все платят." угрозы не содержит. Следовательно вымогательства здесь нет. Другой пример - после требования звучит фраза: "... а то всякое может случиться" - под этой фразой потерпевший понимает, как правило, возможное причинение вреда здоровью, а вымогатель именно на это и рассчитывает (иначе зачем вообще нужна эта фраза?). Да, безусловно, доказать данное деяние сложно, однако в Черемховском РНС такие дела проходят с обвинительными приговорами по ст. 163 УК РФ. Аналогичным образом должен решаться вопрос, когда злоумышленник говорит : "... а то придут другие бандиты, они с тобой разговаривать не будут". Сложнее пример, когда вымогатель угрожает проверками ОБЭП, СЭС, ТИ и т.д. Здесь возможны две ситуации. Первая – потерпевший соблюдает все нормы действие которых обеспечивает указанная организация. Следовательно, виновный угрожает ему в случае не передачи денег нежелательными последствиями могущими причинить существенный ущерб правам и законным интересам потерпевшего. Вымогательство здесь налицо. Вторая - потерпевший действительно не соблюдает санитарно-эпидемиологические, пожарные и иные нормативы. Сообщая органам государственной власти о данном факте злоумышленник «причиняет вред» незаконным интересам потерпевшего. Такая угроза не предусмотрена ст. 163 УК РФ. Не подпадает данное деяние и под распространение позорящих сведений, и хотя сведения о совершении правонарушения являются «позорными», они становиться достоянием не общества, а органов государственной власти, которые оценивают его не с обыденной, а с профессиональной точки зрения.
Подобные угрозы не подпадают под перечень ст. 163 УК РФ. Поэтому не являются преступными. Как видно из приведенных примеров. Далеко не всегда возможно привлечь к ответственности по ст. 163 УК РФ лиц за действия, фактически равные по степени общественной опасности вымогательству. Поэтому автор предлагает изменить диспозицию статьи, придав части первой следующее звучание: "Вымогательство, то есть направленное в будущее требование передачи чужого имущества или совершение иных действий имущественного характера". На наш взгляд, такая формулировка не вполне адекватна. Это деяние не столь общественно опасно, чтобы быть преступлением. Именно угроза, именно реальная возможность наступления вредных последствий для потерпевшего делает требование общественно опасным. Однако надо признать, что подобная формулировка во многом бы облегчила процесс доказывания по делам данной категории. Но! Уголовный закон не предназначен для "точечных ударов" и действует в отношении всех субъектов, поэтому рациональнее бы было просто расширить перечень угроз "... наступлением иных нежелательных последствий".
Однозначно не решен вопрос о том, насилие какой тяжести охватывается п.«в» ч. 2 ст. 163 УК РФ. Одни ученые ограничивают этот признак легким вредом здоровью, другие включают сюда вред здоровью средней тяжести. Мы бы хотели осветить этот вопрос исходя из следующего. Так, банда создается исключительно для нападений на граждан и организации, а участие в совершаемом бандой нападении дополнительно квалифицируется еще и по ст. 162 УК РФ. Если вымогатель, в целях подтверждения реальности угрозы, причинит потерпевшему или его близким вред здоровью средней тяжести, то его действия, при отсутствии данного признака в вымогательстве, должны быть квалифицированы, в определенных условиях, по ч. 1 ст. 163 УК РФ (максимум - 4 года лишения свободы) и по ч.1 ст. 112 УК РФ (максимум - 3 года лишения свободы). По совокупности преступлений максимальное наказание может быть 7 лет лишения свободы. То есть по данным преступлениям размер наказания идентичен санкции ч. 2 ст. 163 УК РФ (от трех до семи лет). Однако, допустим, вред здоровью причиняется с особой жестокостью. Квалифицируя деяние по ч. 1 ст. 163 и по ч. 2 ст.112 УК РФ, можно назначить наказание размером 9 лет лишения свободы. Квалифицируя деяние исключительно по ч. 2 ст. 163 УК РФ максимальное наказание ограничивается семью годами. Следовательно, санкция ч. 2 ст. 163 УК РФ не охватывает общественной опасности совершенных деяний. Как быть? Нам думается, что вымогательство с применением насилия охватывает этим признаком побои, причинение легкого и средней тяжести вреда здоровью. Причинение вреда здоровью средней тяжести при наличии признаков ч.2 ст. 112 УК РФ надлежит квалифицировать по совокупности - п. "В" ч.2 ст. 163 УК РФ и ч.2 ст. 112 УК РФ. Максимальный размер наказания получается 12 лет лишения свободы, общественная опасность вымогательства и связанного с ним насилия оказываются учтенными. Кроме того, такой размер наказания ниже санкции ч. 3 ст. 163 УК РФ (15 лет лишения свободы), что означает реализацию принципа справедливости.
При анализе вымогательства по признаку неоднократности (п.”г” ч.2 ст. 163 УК РФ) необходимо определиться с квалификацией действий лиц, совершивших ранее не вымогательство, а другое преступление из перечня, указанного в примечании № 3 к ст. 158 УК РФ, например, кражу. Дело в том, что если лицо, допустим, ранее совершило пять вымогательств, его действия квалифицируются по ч. 2 ст. 163 УК РФ (максимум 7 лет лишения свободы). Если лицо ранее совершило простую кражу, то по совокупности ему грозит наказание 10 лет лишения свободы. Надо ли здесь квалифицировать по совокупности или же законодатель, определяя размер санкции ч.2 ст. 163 УК РФ уже учел неоднократность? На наш взгляд, здесь следует руководствоваться логикой. Если ранее совершенное преступление по степени общественной опасности меньше или равно вымогательству, то должна применяться исключительно ст. 163 УК РФ (например, ч.1 ст. 158, ч.1 ст. 159 УК РФ). Если же общественная опасность ранее совершенного преступления выше, то квалификация должна осуществляться по совокупности.
При квалификации вымогательства необходимо обратить внимание на один момент. Вымогатель может не оговаривать конкретного размера суммы. Например, лицо незаконно требует от коммерсанта ежемесячно выплачивать по 10 000 руб., причем период не устанавливается. На наш взгляд, здесь умыслом вымогателя охватывается любой размер суммы - то есть получение периодически денег в течение того периода времени, пока ситуация не изменится - в том числе, и крупный размер. Поэтому первоначальные действия вымогателя уже подпадают под оконченный состав вымогательства с целью получения имущества в крупном размере.
Серьезные сложности возникают при разграничении грабежа, разбоя и вымогательства, когда насилие не применялось, а имела место лишь угроза. Высказывается мнение, что ключевым моментом, позволяющим разграничить эти преступления, является факт наличия возможности у злоумышленника непосредственно изъять имущество; при грабеже, разбое потерпевший даже мешает переходу имущества. При вымогательстве без потерпевшего к имуществу нет доступа. Именно это положение детерминирует разрыв во времени между требованием передачи и передачей имущества. На первый взгляд, вполне рациональный подход, однако не всегда с ним можно согласиться. Прокуратурой Ленинского района г. Иркутска расследуется уголовное дело в отношении Б. Вступив в предварительный сговор с С., 5.03.00 г., около 23.00 час. Б. и С., убив сторожа, проникли в офис, где находилось несколько человек, в том числе и директор предприятия Ба. С. достал имеющийся у него нож и под угрозой расправы потребовал ключи от сейфа, в котором находилось 100 тыс. руб. Ба. стал оказывать сопротивление и С. , используя нож в качестве оружия, нанес ему более двух ударов в область левого плеча. Как видно из приведенного примера, без участия потерпевшего у преступников отсутствовала возможность изъять деньги. Органы предварительного следствия квалифицировали содеянное, в частности, как разбой. Мы с данной оценкой полностью согласны. На наш взгляд, универсальным критерием является то, что передача имущества при вымогательстве - это выбор потерпевшего. Осознавая незаконность требований вымогателя, имея возможность поступить по-иному, потерпевший тем не менее передает ему имущество. О том, что это именно выбор, свидетельствует временной промежуток, достаточный для того, чтобы потерпевший рассмотрел ряд альтернатив и выбрал именно эту. Так, разбой характеризуется угрозой немедленного применения насилия и альтернатива здесь одна. При вымогательстве, помимо указанных вариантов, реально есть еще один, более "безболезненный" - например, обратиться в органы внутренних дел в период предоставленного вымогателем промежуток времени.
В этой связи примечателен следующий случай. Страдающий наркоманией М. остановил в подъезде направляющегося к себе домой Ф. и под угрозой применения насилия потребовал от последнего немедленной передачи денег. У потерпевшего денег при себе не было. Тогда М. приказал Ф. зайти к себе домой, взять деньги и передать ему, в противном случае М. обещал избить Ф. Ф. зашел домой, взял 300 руб. и, тут же спустившись, передал их преступнику. На наш взгляд, действия М. надлежит расценивать как вымогательство. Преступление начиналось как грабеж, однако умысел не был реализован – М. не получил имущества, поэтому здесь грабеж перерастает в вымогательство, т.к. имел место
временной промежуток и у потерпевшего была возможность поступить иным образом. В то же время, если бы М. первоначально угрожал насилием, опасным для жизни или здоровья, то его действия составили бы реальную совокупность разбоя и вымогательства, причем совершенного неоднократно.

? ? ? ? ?



ОГЛАВЛЕНИЕ