стр. 1
(общее количество: 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

А
Мб На правах рукописи




Кропотов Сергей Леонидович




ПРОБЛЕМА
« ЭКОНОМИЧЕСКОГО ИЗМЕРЕНИЯ»
СУБЪЕКТИВНОСТИ В НЕКЛАССИЧЕСКОЙ
ФИЛОСОФИИ ИСКУССТВА

09.00.04. -эстетика




Автореферат диссертации в виде опубликованной монографии на
соискание ученой степени доктора философских наук




Екатеринбург
2000


Ур>льскоге
Работа выполнена на кафедре эстетики, этики, теории и истории
культуры Уральского государственного университета им. А.М.Горького

Научный консультант:
доктор философских наук, профессор А.Ф. Еремеев


Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор М.С. Каган
доктор философских наук, профессор Л.А. Мясникова
доктор философских наук, профессор Н.В. Синцов

Ведущая организация - Самарский государственный университет

не-
Защита состоится ^С марта 2000 г. в ^ часов на заседании
диссертационного совета Д 063.78.06 по защите диссертаций на соиска-
ние ученой степени доктора философских наук п р и ' У р а л ь с к о м
государственном университете им. A.M. Горького
(620083 г. Екатеринбург, К-83, пр. Ленина, 51, комн. 248).



С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке
Уральского государственного университета



Автореферат разослан К / февраля 2000 г.




ученый секретарь диссертационного
совета, доктор философских наук,
1'(˜˜
профессор -^ Н.В. Бряник
L/
Общая характеристика работы

Актуальность исследования. Постоянная изменчивость искусства в
XX веке, резкое усложнение его концептуальное™ и возрастание
разнообразия сосуществующих художественных практик приводят к
многочисленным попыткам объяснения данных процессов. Непрерывная
инновационность художественной культуры наводит на мысль, что в
самом этом перечне казалось бы несовместимых друг с другом и уже
почти исчерпанных стилистических вариантов современного искусства
должна присутствовать некая логическая последовательность. С позиций
имманентного анализа художественного развития ее могла бы объяснить
системность художественного языка, остающаяся незыблемой несмотря
на процессы распада, атомизации и переструктурирования элементов не
только в эпоху модернизма, но и в постмодернизме.
Вместе с тем поразительная синхронность таких продолжительных
и по своим мировоззренческим установкам довольно целостных эпох как
"модернизм" и "постмодернизм" с двумя периодами самого быстрого и
во многом непредвиденного экономического развития в 1875-1914 и в
1950-1980-х гг. позволяет поставить вопрос о вне-художественных,
объективных факторах всех этих радикальных изменений. Возникает
потребность в осмыслении объективных детерминант этой изменчивости
и сложности, действующих не только на уровне духовно-ценностных
устоев субъективной жизни человека, но представленных также и в самих
парадигмальных философско-мировоззренческих основаниях искусства.
В то же время эти объективные вне-художественые факторы плохо
поддаются описанию в категориях классической эстетики.
В диссертации предпринимается попытка исследования "эконо-
мического измерения" человеческой субъективности в неклассической
философии искусства. На наш взгляд, понятие "экономии" в современном
гуманитарном дискурсе может сыграть ту же ключевую роль для
понимания корреляции и синхронности смены парадигмальных
программ в различных подсистемах культуры, как категория "варьета"
для культуры Возрождения. В то же время, в российской гуманитарной
науке явно недостаточно изучен процесс глубинной экономизации как
пространства и времени, так и человеческой субъективности, вовле-
ченной в производство знаковых различий (основного товара
постиндустриальной цивилизации) и, наконец, явно ускользает из поля
зрения ученых экономическая подоплека бесконечной изменчивости
художественных языков и стилей. Возникший чуть более ста лет назад
феномен неклассической западной рациональности, проявившийся
прежде всего в науке, философии и искусстве модернизма, является не
чем иным, как рефлексией на позитивные и негативные последствия
необратимой модернизации. Классический, неклассический, пост-
неклассический типы сознания как особые, качественно своеобразные
уклады духовной, познавательной и художественной активности
современного человека чередуются и наслаиваются друг на друга.
Рассматривая их сосуществование в духовной культуре уходящего века,
мы сконцентрировали исследование вокруг одной проблемы: вза-
имозависимость наиболее абстрактных, теоретических, высоких и
"чистых" феноменов духовной сферы и качественных изменений в
экономической реальности.
Для большинства отечественных исследователей интерференция
экономики и мышления, инноваций художественного мира и товарного
обмена, казалось бы, навсегда закрыта авторитетом К.Маркса и
Ф.Энгельса. Узловыми пунктами марксистской парадигмы стали темы
мимезиса, товарного фетишизма в духовном производстве, вос-
становления утраченной целостности человеческого бытия в результате
преодоления отчуждения, порождаемого буржуазным товарным
производством. Вопрос о внешних бытийных основаниях рацио-
нальности переведен здесь в плоскость экономической детерминации
духовной сферы. Однако с того момента, когда возникает феномен
культурной индустрии, уже можно говорить об устаревании марксов-
ского различия культуры и экономики как базиса и надстройки. В тот
момент, когда произведения искусства превращаются в общедоступный
товар, механически репродуцируются и вовлекаются в круговорот
меновых стоимостей, сам товар в потребительском обществе становится
образом, репрезентацией, зрелищем, а институциональные способы его
экспонирования стремительно эстетизируются. Экономика и культура
столь тесно переплетаются друг с другом в равноправных и "инде-
терминированных" отношениях, что сопоставимы уже не как причина и
следствие, но на принципах дополнительности и неопределенности в
разрешении вопроса о «первичности/вторичности».
Обоснованность соединения искусства и философии в одном
исследовании определяется тем, что эпоха модернизма отмечена
постоянным нарушением границ между философией и искусством,
возникновением маргинального философско-художественного жанра
письма у Ницше, Батая, Хайдеггера, Деррида и др. Подобная
интерференция призвана восполнить-метафизическую недостаточность
классического философствования, производящего лишь дискурсивные
доказательства. Однако, по словам Ницше, трудно поверить в бытийную
укорененность голоса, произносящего доказательства. Именно потому
для современной философии характерно желание позаимствовать
художественно-суггестивный способ обоснования своих постулатов,
стремление вскрыть вне-разумные основания современной рацио-
нальности, властное присутствие бессознательного в сознании.
И неклассическая философия, и искусство в равной степени ведут
общий поиск устойчивых оснований современного духовного мира.
Среди д о м и н и р у ю щ и х реальностей ведущая роль принадлежит
ускорившемуся течению времени, отношения с которым, рефлексия
следов которого в пространстве субъективности и делают современное
искусство и философию современными. Однако ни модернизация
(включающая в себя радикальные изменения "органических", естест-
венно-исторически сложившихся форм существования хозяйственной,
политической, а также повседневно-бытовой жизни), ни капи-
тализированное время сами по себе не являются первичными факторами.
Они вовлечены в сферу циркуляции экономики, являющейся подлинным
"вечным двигателем" всех стремительных изменений. В пору своего
возникновения модернизм как художественный феномен претендовал на
независимость от всего эмпирически обыденного, неподлинного "с точки
зрения бытия", утилитарно-профанного, - и прежде всего от экономики.
Вместе с тем, почти одновременно в мировоззрении модернизма или в
неклассической философии возникает момент осознания не просто
детерминированности культуры, духовности, субъективности вне-
положенными экономическими реальностями, но принципиальной
изоморфности этих разнородных сфер, каждая из которых суверенна и
развивается по своим внутренним законам. Осмысление первых
симптомов этой неочевидной близости связано с появлением эконо-
мической метафорики в работах Ф.Ницше, Ф.де Соссюра, З.Фрейда, а
впоследствии и у М.Хайдеггера, Ж.Лакана, Ж.Делеза. Наравне со
стихией бессознательного язык как способ семиотического струк-
турирования реальности начинает описываться в терминах обменов и
инвестиций. Сам же феномен воссоединения экономики и культуры,
становясь фактом художественной и философской рефлексии, позволяет
зафиксировать границу между классической и неклассической
рациональностью. В эпоху пост-индустриальной революции эта тема
превратилась в устойчивый мотив пост-неклассической философии,
получив обстоятельное развитие у Ж.Батая, Ж.Деррида, Ж.Бодрийяра
применительно к сфере знакового производства, структурной орга-
низации и функционирования текста. Сама современная экономика с
неизбежностью производит в избытке все новые языки описания. На
сегодня экономический дискурс, по мнению Ж.-Ф. Лиотара, стал
безусловно доминирующим в западной гуманитарной науке. Тема-
тическим полем нашего исследования становится зарождение этого
дискурса в неклассической европейской философии, применение его к
описанию гетерогенных процессов художественного производства и
максимальная экспансия этого дискурса в постнеклассической западной
философии искусства. Именно поэтому ключевыми фигурами нашего
исследования стали философы, которые в своих работах последовательно
представляют стадии развития экономического дискурса: Ф. Ницше, Ж.
Батай и Ж. Даррида играют репрезентативную роль начала, перехода и
конца становления экономического дискурса в современной гума-
нитарной и художественной практике.
Степень разработанности темы.
Исследование "экономического измерения" субъективности в
западной философии искусства как концептуальной стратегии решения
проблемы адекватной репрезентации новейших тенденций художе-
ственного развития потребовало осмысления достаточно значительного
и разнородногс корпуса источников. Всю освоенную автором
отечественную и зарубежную литературу можно условно разделить на
несколько групп.
В первую группу можно объединить публикации отечественных и
зарубежных авторов, посвященные изучению типов европейской
рациональности, наличию в каждом из них различных стилей мышления
и причинам их периодического обновления. К этой группе относятся
работы Н.С. Автономовой, М. Барга, Л.М. Баткина, B.C. Библера, В.
Бибихина, П.П. Гайденко, Р. Гальцевой, Ю.Н. Давыдова, Б.Г. Кузнецова,
И. Т. Касавина, Р. Коллингвуда, В.Е. Кемерова, Т. Куна, В.А.
Лекторского, К.Н. Любутина, П.В. Малиновского, М.К. Мамардашвили,
Н.Б. Маньковской, Н.В. Мотрошиловой, Н.В. Налимова, В.Н. Поруса,
Э.Ю. Соловьева, B.C. Степина, B.C. Швырева и других авторов. Здесь
же следует выделить тех, кто рассматривает экономические предпосылки
появления новых когнитивных стилей, их влияние на инфраструктуру
мышления. Это такие выдающиеся мыслители и историки как Ф. Бродель,
М. Вебер, М. Фуко, X. Ортега-и-Гассет, М. Хайдеггер, Ю. Хабермас, К.
Ясперс.
Влияние на современную субъективность трансформации экономики
при переходе ее в постиндустриальную фазу изучали экономисты,
социологи, философы, историки культуры, такие как Г. Беккер, Д. Белл,
П. Бергер, П.Бурдье, В. Вельш, Дж. Гэлбрейт, Ф. Гаттари, Э. Гидденс,
Ж. Делез, Ф. Джеймисон, П. Друкер, М. Маклюэн, М. Фридман, А.
Хьюссен, А. Этциони и др.
Особый интерес представляли работы, специально рассматри-
вающие феномен неклассической рациональности в свете наметившейся
внутри нее перспективы размежевания между неклассическим и пост-
неклассическим стилем мышления (Г. Блума, С. Жижека, И. Пригожина,
И. Стенгерса, И.П. Смирнова, П. де Мана), а также рефлексирующие
своеобразие духовной ситуации в эпоху перехода к постиндустри-
альному обществу как сдвигу от модернизма к постмодернизму
(3. Бауман, Дж. Ваттимо, Ф. Джеймисон, И.В Ильин, Т.Н. Клименкова.
П. Козловски, В.А. Конев. Ж.-Ф. Лиотар, М.Н. Липовецкий, В.В.
Малявин, С.Н. Некрасов, А.С. Панарин, М.К. Рыклин, А. Салмин, И.
Хассан и др.).
Особую группу источников составили работы, непосредственно
посвященные творчеству трех наиболее репрезентативных фигур
« экономического дискурса» — Ф. Ницше, Ж.Батая, Ж.Деррида. Это
работы К. Свасьяна и В.А. Подороги о Ф.Ницше; Р. Барта, М. Бланшо,
П. Клоссовски, Д. Холье, Ж. Хаймоне, Н.О. Брайена о Ж.Батае; О.
Вайнштейн, М.К. Рыклина, В.А. Подороги, А. Гараджи, А. Пло-
тницкого, И.В. Ильина, В. Ивбулиса о Ж. Деррида.
Для современного западного общества, "буквально одержимого
экономикой и политически, и ментально" (А. Кустарев), экономическая
реальность служит инструментом осмысления специфики новых
объективных и субъективных предметностей. Ей, попросту говоря,
безусловно доверяют как объективно протекающему процессу игры сил.
Работы нео-марксистов Т.Адорно, Л.Альтюссера, М.Хоркхаймера,
В.Беньямина, Д.Лукача доказали внутреннюю связь программных
установок духовного опыта модернизма и позднебуржуазной инду-
стриальной экономики. Особенно важными для нашего исследования
стали работы Т.Адорно и В.Беньямина, в которых рассматривается
вовлечение культуры и полагаемого ею способа символической
репрезентации предметов значениями в сферу экономики инду-
стриального общества, что приводит к реорганизации всего корпуса
культурных смыслов, преобразует их в соответствии с логикой
товарности.
Другую группу работ составили исследования архаических и
современных гетерологических практик, нео-лиминальных состояний в
ритуальных обрядах повышения социального статуса. Это монографии
философов, культурологов, антропологов Ф. Боаса, А.Ф. Еремеева,
Т.Х.Керимова, М. Мосса, В.Тернера и др.
Еще один круг работ, наиболее близко соприкасающихся с нашим
исследованием составили те, где в анализе неклассической западной
философии искусства не только прямо указывается на наличие
экономического дискурса, но само различение двух обозначенных выше
экономических матриц в сфере духовного производства становится
знаком для дифференциации внутри парадигмы неклассической
рациональности. Здесь следует назвать прежде всего таких авторов как
С.Вебер, Б.Гройс, С.Мелвилл, В.А. Подорога, А.Плотницкий, М.Райан,
Г.Раппопорт, М.К. Рыклин, Б.Смит, Г.Ш.Спивак, Г.Шапиро, Г.Улмер
и др.
И, наконец, последнюю группу составили работы культурологов,
искусствоведов, литературоведов, критиков, напрямую связанных с
современной художественной практикой, исследующих качественные
изменения в системе художественной репрезентации эпохи постмодерна:
Р.Барта, А.Данто, Дж.Дики, Р.Краусс, Д.Кримпа, Л.Марина, К.Оунса,
В.Тупицина, М.Тупициной, Д.Харви и др.

Цель и задача исследования.

Целью диссертационного исследования является анализ "экономи-
ческого измерения" субъективности в системе бытийных парадигмальных
оснований современного духовного опыта посредством изучения
экономического дискурса, сложившегося в западной неклассической
философии искусства.
Для достижения поставленной цели необходимо решить ряд задач:
— исследовать логику становления и эволюции экономического
дискурса от "философии жизни" Ницше до "грамматологии" письма
Ж.Деррида,
—выявить эвристические возможности экономического дискурса для
осуществления типологии неклассической субъективности и, в частности,
развития разнообразных художественных практик в XX веке, а также
для вычленения внутри нее так называемого пост-неклассического этапа;
—раскрыть взаимозависимость семиотического производства
человеческой субъективности в индустриальном и постиндустриальном
обществе от принципиально гетерогенной экономической схематики
мышления, функционирующей в современной культуре (сосущест-
вования моделей "рестриктивной экономии" и "всеобщей экономии");
—выявить специфику разнообразных способов текстуальной
репрезентации экономических эффектов в неклассическом и пост-
неклассическом искусстве (коллаж, монтаж, аллегория, феномен
возвышенного, слоисто-плоскостное построение произведений, инверсия
ценностных оппозиций в современном художественном дискурсе и т.д.).

Методологические основы исследования.
Исследование "экономического измерения" субъективности
потребовало построения такой методологии, которая учитывала бы
философско-мировоззренческие, социокультурные и конкретно-
художественные уровни проблемы. Как следствие, в диссертации
сочетаются три подхода: диалектически-рефлексивный, историко-
культурный и деконструктивный. Первый позволил нам выявить
взаимодополнительность отношений тождества и различия, внешнего и
внутреннего, системного и внесистемного, текста и контекста,
дискурсивного и внедискурсивного, наконец, господства и подчинения
в описании функционирования экономических, культурных и художест-
венных матриц современного духовного пространства (семиотического
производства субъективности). Историко-культурный подход, прежде
всего в его пост-структу-ралистском варианте — как семиологическая
археология культуры - позволяет описать эволюцию основных этапов
современного художественного мышления в широком социокультурном
контексте. Он дает возможность рассматривать сдвиг от художественно-
философской программы модернизма (пророческого, сверхчеловечески-
проницательного взгляда) к постмодернизму (возникновению "чита-
ющего взгляда", феномену текстуальной визуальности) как симбиоз
нескольких наслаивающихся эпистем, каждая из которых "отсылает" к
специфической экономической матрице.
Наконец, деконструктивный подход, понимаемый нами как
конструктивно-рефлексивное отношение к системам художественных
конвенций, позволяет выявлять предельные философско-мировоз-
зренческие основания в пространстве условностей художественного
текста. Его применение современной художественной критикой и
неклассическим западным искусствознанием, ориентированным на
рыночные формы существования искусства, позволяет не только
восполнить ограниченность языка классического искусствознания, но и
осуществить описание постмодерной философско-художественной
практики репрезентации репрезентации.

Научная новизна исследования.
В диссертации разработана концепция "экономического измерения"
человеческой субъективности, реализующейся в формах философского
и художественного существования, произведен анализ эволюции
"экономического дискурса" в неклассической философии искусства.
Основные результаты исследования, определяющие его новизну и
выносимые на защиту, заключаются в следующем:
1. Выявлено наличие общих программирующих матриц в клас-
сической, неклассической и пост-неклассической эпистемах с из-
меняющейся социально-экономической реальностью от ранне-
буржуазного к постиндустриальному обществу. Показано, что эволюция
философского и художественного дискурсов коррелирует с процессом
всесторонней модернизации западного общества, производящей
смещение духовно-ценностных устоев субъективности и являющейся
основой для культурной рефлексии.
2. Уточнены параметры описания классической, неклассической и
пост-неклассической типов рациональности путем введения в систему
описания онтолого-экономических характеристик, таких как сдвиг от
отождествления к различению структурных начал бытия и мышления;
переход от центрированного субъекта к анализу внесубъектных
детерминант субъективности; превращение негативности (измен-
чивости) из внешней границы рациональности во внутреннего
законодателя субъективности.
3. В неклассической философии искусства вычленен и проанализи-
рован "экономический дискурс", артикулирующий взаимозависимость
феноменов духовной сферы и качественных изменений в экономической
реальности, рассмотрены его наиболее представительные фигуры -
Ф.Ницше, Ж.Батай, Ж.Деррида. Впервые в отечественной литературе
исследована фундаментальная роль "экономической матрицы" письма
для понимания концептуального своеобразия мировоззрения Ф.Ницше.
Многоликий стиль "первого модерниста" Ницше, нарушение им
междисциплинарных границ представлен в диссертации как транс-
грессия эпистемологических пределов классической европейской
рациональности. Рассмотрена художественная философия Ж.Батая,
перемещающего экономическую проблематику в сферу текстуальности,
в область циркуляции значений и избыточного производства знаковых
систем. Проанализирована экономическая коцепция письма Ж. Деррида,
являющегося символической моделью бессознательной схематики
мышления, ее эвристический потенциал для западного постмодер-
нистского искусствознания.
4. В исследовании современного искусства и художественной критики
обоснованы новые возможности для мимезиса в нереалистическую эпоху
как текстуальной репрезентации экономических эффектов в худо-
жественном тексте. Концепция "экономического мимезиса" позволила
выявить соответствие между избытком коннотативных значений в
искусстве и эскалацией знаковых различий в товарном производстве в
постиндустриальном обществе. Выявлена глубинная связь дискурса
художественной критики с изменениями отношений господства и
подчинения в данном обществе.
5. Впервые в отечественной эстетической науке раскрыт потенциал
применения стратегии деконструкции к анализу произведений
изобразительного искусства и их социокультурного функционирования.
В диссертации показано, что доминирующей формой постмодерного
художественного мышления становится аллегория как манифестация
отношений неразрешимости (нечитаемости) двух-противоречивых слоев
значений внутри одного текста.

Апробация и практическая значимость исследования.

Результаты исследования прошли апробацию на конференциях
"Авангардные направления в советском изобразительном искусстве"

стр. 1
(общее количество: 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>