<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 12)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

15
Кант И. Наблюдения над чувством прекрасного и возвышенного. 1764 // Соч.: В 6 т.
М., 1964. Т. 2. С. 138–139.

13
ственное разумение. Дружба возвышенна и потому соответствует его чувству.
Меланхолик ненавидит ложь и притворство. У него глубокое чувство собствен-
ного достоинства. Никакой подлой покорности он не потерпит, и его благород-
ство дышит свободой. Если его характер портится, то ему грозит опасность
превратиться в фантазера или стать чудаком.
У человека сангвинического склада души преобладает чувство прекрасно-
го. Его радости полны веселья и жизни, его моральное чувство лишено принци-
пов и потому неустойчиво. Сангвиник никогда не бывает по-настоящему доб-
рым или по-настоящему злым. Он щедр, склонен к благотворительности, но за-
бывает о своих долгах. Если его характер портится, он становится пошлым, ме-
лочным, ребячливым.
У человека с холерическим темпераментом преобладает чувство великоле-
пия, которое представляет собой лишь обманчивый блеск возвышенного. К то-
му, что скрыто в глубине, он равнодушен, его не греет искренняя доброжела-
тельность и не трогает уважение других людей. Холерик всегда полон лишь са-
мим собой. Он весьма склонен притворяться, в религии лицемерен, в общении
льстив, в политических делах непостоянен.
Третий раздел трактата И.Кант посвящает исследованию вопроса о разли-
чии возвышенного и прекрасного у мужчин и женщин. Ум женщины прекрасен,
ум мужчины глубок, а это лишь другое выражение для возвышенного. Женщи-
на обладает преимущественно чувством прекрасного, поскольку прекрасное
присуще ей самой, чувством же благородного – лишь постольку, поскольку
благородное встречается у мужчины. У мужчины, наоборот, преобладает чув-
ство благородного как одно из его качеств, чувство же прекрасного – постоль-
ку, поскольку прекрасное встречается у женщины.
В последнем разделе работы И.Кант пытается раскрыть особенности на-
циональных характеров, поскольку они основываются на разном чувстве воз-
вышенного и прекрасного. «Среди народов нашей части света именно итальян-




14
цы и французы,– пишет философ,– более всего отличаются чувством прекрас-
ного, немцы же, англичане и испанцы – чувством возвышенного»16.
И.Кант приходит к выводу, что наличие чувств прекрасного, возвышенно-
го, благородного, характер и поведение человека является следствием врожден-
ных, природных особенностей человека (темперамента, пола, национальности),
а также воспитания.
В «Заметках в книге “Наблюдения над чувством прекрасного и возвышен-
ного”» философ формулирует главную идею своей работы: «Чрезвычайно важ-
но для человека знать, как надлежащим образом занять свое место в мире, и
правильно понять, каким надо быть, чтобы быть человеком»17. Здесь же он под-
черкивает, что пустая любовь, удовольствия и внешний лоск противоречат че-
ловеческой природе, а злоупотребление ими ведет к деградации личности и че-
ловеческого рода в целом. Уже в этом сочинении И.Кант связывает выполнение
человеком своего назначения с его моральностью.
И.Кант признает наличие у человека врожденных задатков, в том числе
склонности к добрым поступкам и отрицает существование склонности к пло-
хим поступкам. Все склонности развиваются посредством воспитания и само-
воспитания. Также и способность к наукам развивается в обучении. Философ
подчеркивает наличие у человека свободы воли, которая направляет его в по-
ступках. Рабство И.Кант считает наивысшим злом в человеческой природе.
«Человек, зависящий от другого, уже не человек; он это звание утратил, он не
что иное, как принадлежность другого человека»18.
В этот период своего творчества И.Кант рассматривает религию как один
из стимулов морального поведения, когда другие внутренние моральные моти-

16
Кант И. Наблюдения над чувством прекрасного и возвышенного. 1764 // Соч.: В 6 т.
М., 1964. Т. 2. С. 168.
17
Кант И. Заметки в книге «Наблюдения над чувством прекрасного и возвышенного».
1764 // Соч.: В 8 т. М., 1994. Т. 2. С. 371.
18
Кант И. Заметки в книге «Наблюдения над чувством прекрасного и возвышенного».
1764 // Соч.: В 8 т. М., 1994. Т. 2. С. 387.

15
вы оказываются недостаточными. Религия должна давать правильное представ-
ление о Боге. Поэтому главное ее содержание и назначение – нравственность.
«Познание Бога или умозрительно и, как таковое, недостоверно и подвержено
опасным заблуждениям, или морально – через веру, и это познание не мыслит в
Боге никаких других свойств, кроме тех, которые преследуют моральную цель.
Эта вера и естественна, и сверхъестественна»19.
И.Кант высоко оценивает сочинения Ж.Ж.Руссо, в них его поражает не-
обыкновенная проницательность ума, благородный порыв гения и чувствитель-
ная душа. Немецкий философ полагает, что, «быть может, никогда ни один пи-
сатель, к какому бы веку или народу он ни принадлежал, не обладал всем этим
в таком сочетании»20. Однако рекомендации Ж.Ж.Руссо о воспитании одного
ребенка в домашних условиях И.Кант считает противоестественными. В то же
время И.Кант отмечает влияние на него сочинений французского философа:
«Руссо исправил меня. Указанное ослепляющее превосходство исчезает; я
учусь уважать людей и чувствовал бы себя гораздо менее полезным, чем обык-
новенный рабочий, если бы не думал, что данное рассуждение может придать
ценность всем остальным, устанавливая права человечества»21.
Эволюция воззрений И. Канта в этот период его философского творчества
представляет собой процесс создания антропологического способа мышления.
В габилитационной диссертации «О форме и принципах чувственно восприни-
маемого и умопостигаемого мира» 1770 года уже представлены основные по-
ложения трансцендентальной антропологии И.Канта.
Исследуя способности человеческого познания, философ выделяет и про-
тивопоставляет друг другу чувственность и рассудок (разум): «Чувственность
есть восприимчивость субъекта, при помощи которой возможно, что на состоя-
ние представления самого субъекта определенным образом действует присут-

19
Кант И. Заметки в книге «Наблюдения над чувством прекрасного и возвышенного».
1764 // Соч.: В 8 т. М., 1994. Т. 2. С. 380.
20
Там же. С. 372.
Там же. С. 373.
21


16
ствие какого-либо объекта. Рассудочность [intelliqentia] (разумность
[rationalitas]) есть способность субъекта, при помощи которой он в состоянии
представлять себе то, что по своей природе недоступно чувствам. Предмет чув-
ственности – чувственно воспринимаемое; то, что не содержит в себе ничего,
кроме познаваемого рассудком, есть умопостигаемое. <...> Познание, поскольку
оно подчинено законам чувственности, есть чувственное познание; поскольку
же оно подчинено законам рассудка,– рассудочное или разумное»22.
Чувственность имеет дело с феноменами, рассудочность (разум) – с ноуме-
нами, т.е. интеллигибельными предметами. Поэтому «чувственно познанное –
это представления о вещах, какими они нам являются, а представления рассу-
дочное – как они существуют [на самом деле]»23. Все, что содержится в позна-
нии чувственного, полагает И.Кант, зависит, прежде всего, не от свойств позна-
ваемого объекта, а от активности познающего субъекта. В самом чувственном
представлении есть, во-первых, то, что можно назвать материей, а именно
ощущение и, во-вторых, то, что можно назвать формой, а именно вид чувствен-
но воспринимаемого.
Форма чувственного представления, по И.Канту, есть не очертание или
схема объекта, а только «некоторый присущий уму закон для координирования
между собой ощущений, возникших от присутствия объекта»24. Следовательно,
несмотря на то, что объекты воздействуют на органы чувств, взаимосвязь чув-
ственных представлений определяется формальными принципами познающего
субъекта. Именно «принцип формы чувственно воспринимаемого мира есть то,
что содержит в себе основание всеобщей связи всего, что представляет собой
феномен»25,– считает философ.

22
Кант И. О форме и принципах чувственно воспринимаемого и умопостигаемого ми-
ра. 1770 // Соч.: В 6 т. М., 1964. Т. 2. С. 389–390.
23
Там же. С. 390.
24
Кант И. О форме и принципах чувственно воспринимаемого и умопостигаемого ми-
ра. 1770 // Соч.: В 6 т. М., 1964. Т. 2. С. 390–391.
25
Там же. С. 397.

17
И.Кант приходит к выводу, что существуют «два таких формальных прин-
ципа мира феноменов, абсолютно первые, всеобъемлющие и составляющие как
бы схемы и условия всего чувственного в человеческом познании: время и про-
странство»26. Время и пространство характеризуются им как априорные формы
чувственности, чистые созерцания, посредством которых координируются,
упорядочиваются чувственные данные. Через эти субъективные принципы вос-
приятия, первоначальные для всего чувственного, необходимо возникает фор-
мальное целое, т.е. мир феноменов. В свою очередь, в ноуменальном мире, в
сфере предметов самих по себе, времени и пространства нет. Вещи сами по себе
даны познающему субъекту только как умопостигаемые сущности – ноумены;
на них не распространяются те определения, которые присущи феноменам.
В диссертации «О форме и принципах чувственно воспринимаемого и
умопостигаемого мира» еще нет разграничения познавательных способностей
рассудка и разума; чувственность понимается не только отличной от рассудка,
но и совершенно оторванной и изолированной от него. Проводимое И.Кантом
различение чувственности и рассудка ставится в параллель и даже в зависи-
мость от деления бытия на мир феноменов и мир ноуменов; различие между яв-
лениями и феноменами, между вещами в себе и ноуменами трудно уловимо.
Тем не менее, в работе была четко очерчена сфера деятельности человека, оп-
ределяемая его активностью как субъекта познания и практики.
Сразу же после защиты профессорской диссертации И.Кант задумал напи-
сать специальную работу, посвященную изложению основных положений сво-
ей новой философии. В письме Марку Герцу от 7 июня 1771 г. он пишет: «...Я
работаю теперь над книгой, озаглавленной “Границы чувственности и разу-
ма”, где я пытаюсь подробно разобрать отношение основных понятий и зако-
нов, которые определяют чувственно воспринимаемый мир, а также наметить в
общих чертах то, что составляет сущность учения о вкусе, метафизике и мора-


26
Кант И. О форме и принципах чувственно воспринимаемого и умопостигаемого ми-
ра. 1770 // Соч.: В 6 т. М., 1964. Т. 2. С. 398.

18
ли»27. В «Критике чистого разума», которая вышла в мае 1781 года философ-
ские проблемы познания рассматриваются как антропологические. В 1788 году
появляется «Критика практического разума», в 1797 – «Критика способности
суждения», а также и ряд работ, в которых кенигсбергский мыслитель форму-
лирует основные положения своего учения. Тем самым И.Кант завершает соз-
дание своей философско-антропологической концепции.
Таким образом, эволюция воззрений И.Канта от «докритического периода»
к «критическому периоду» его творчества представляет собой процесс создания
особой разновидности антропологического способа мышления – трансценден-
тальной антропологии, которая имеет дело не столько с человеком во всей пол-
ноте своих проявлений, сколько с рационально понятой его сущностью.




1.2. Теоретический разум

В основе философской антропологии И.Канта лежит концепция родовой
сущности человека как существа активного и разумного. В его учении человек с
самого начала исследуется не как обособленный индивидуум, а как представи-
тель рода; он «подчинен “идее человечества” и рассматривается под углом зре-
28
ния этой идеи» . При этом деятельность человека была сведена И.Кантом к
деятельности трансцендентального субъекта, его теоретического и практиче-
ского разума.
Как субъект, наделенный способностью к мышлению и стремящийся к по-
знанию, человек обладает теоретическим разумом. В теоретическую сферу сво-
его учения И.Кант включает трансцендентальную эстетику, трансценденталь-
ную аналитику и трансцендентальную диалектику. Учение о целеполагании хо-
тя и принадлежит к теоретической философии, в то же время представляет со-
бой переход к философии практической.

27
Кант И. – М. Герцу от 7 июня 1771 г. // Кант И. Трактаты и письма М., 1980. С. 524.
28
Кассирер Э. Жизнь и учение Канта. СПб., 1997. С. 394.

19
Первый вопрос И.Канта – «Что я могу знать?» – определяет возможности
теоретического разума, который устанавливает границы познания человека и
определяет принципы, организующие теоретическую деятельность в систему
научного знания.
И.Кант не принял учения сенсуалистов (в частности, Дж.Локка) о чувст-
венности как общем источнике всякой душевной деятельности. Не приемлет
кенигсбергский мыслитель и позиции «интеллектуалиста» Г.В.Лейбница, кото-
рый считал не чувства, а ум основою мыслительных способностей человека.
И.Кант называет чувства и ум двумя независимыми источниками мысли: без
ума чувства слепы, они дают лишь бессвязный материал; без чувств ум пуст,
его понятия лишены содержания. Философ расчленяет познавательную способ-
ность теоретического разума на три способности: чувственность, рассудок и
собственно разум в узком смысле этого слова.
Немецкий философ дает четкое различие чувственности и рассудка. Чувст-
венность – это восприимчивость нашей души, способность к представлениям,
поскольку она подвергается воздействию вещей в себе. «Следовательно, по-
средством чувственности предметы нам даются, и только она снабжает нас на-
глядными представлениями, но мыслятся предметы посредством рассудка, и из
рассудка возникают понятия»29. Только чувственность представляет собой спо-
собность к созерцанию и без чувственности никакое созерцание невозможно.
Напротив, рассудок – это внечувственная способность, способность не созерца-
ния, а мышления.
И.Кант дает различные определения рассудка. Он называет его самодея-
тельностью знания (в противоположность восприимчивости чувственности),
способностью мышления (поскольку мышление есть познание через понятия), а
также способностью суждения (поскольку всю деятельность рассудка можно
свести к суждениям). Чувственность дает нам опытные данные, а рассудок –
правила, согласно которым происходит упорядочивание этих данных. Рассудок

29
Кант И. Критика чистого разума. М., 1998. С.75.

20
всегда занят тем, что исследует явления с целью найти в них какое-нибудь пра-
вило. «Разум как рассудок только тогда ведет к обнаружению истины, когда она
относится к наглядному представлению,– пишет философ,– и вместе с ним де-
лает возможным это познание. Если разум станет активно производить дея-
тельность из самого себя, не поддерживая связи с наглядным представлением,
то это может рассматриваться не более чем точное познание»30.
Хотя мы узнаем многие правила (законы) посредством опыта, тем не ме-
нее, они лишь частные определения более высоких законов, самые высшие из
которых не заимствованы из опыта, а происходят a priori из самого рассудка и
поэтому должны придавать явлениям их законообразность, тем самым делая
возможным опыт. Рассудок «есть не только способность образовать правила
для себя путем сравнения явлений: он сам есть законодатель для природы,
иными словами, без рассудка не было бы никакой природы, т.е. не было бы
синтетического единства многообразия явлений согласно правилам, так как яв-
ления как таковые не могут находиться вне нас и существуют только в нашей
чувственности»31.
В своих трудах кенигсбергский мыслитель неоднократно подчеркивает
значение и чувственного, и рассудочного познания. «Эти две способности не
могут замещать своих функций одна другой. Рассудок не может ничего нагляд-
но представлять, а чувства не могут ничего мыслить. Только из соединения их
может возникнуть знание»32. Поэтому чувственность и рассудок И.Кант опре-
деляет как два источника знания или два ствола человеческого познания.
Способность разума И.Кант объясняет в двух смыслах: логическом и
трансцендентальном. Разум в логическом смысле – это способность произво-
дить опосредованные умозаключения (в отличие от непосредственных, произ-
водимых рассудком).

30
Schultz U. Immanuel Kant in Selbstzeugnissen und Bilddokumenten. Hamburg, 1976.
S. 104.
31
Кант И. Критика чистого разума. М., 1998. С. 146.
32
Там же. С. 102.

21
Разум во втором смысле сам служит источником происхождения некото-
рых понятий и основоположений, которые он не заимствует ни из чувств, ни из
рассудка, он сам производит понятия. Если рассудок определить как способ-
ность, создающую единство явлений согласно правилам, то разум есть способ-
ность, создающая единство правил рассудка, согласно принципам. Познанием
из принципов мыслитель называет такое знание, в котором человек познает ча-
стное в общем посредством понятий. Разум «никогда не относится прямо к
опыту или к какому-либо предмету, но всегда направлен на рассудок, чтобы с
помощью понятий придать многообразию его знаний априорное единство, ко-
торое называется единством разума и имеет совершенно иной характер, чем то
единство, которое может быть осуществлено рассудком»33.
Следовательно, по И.Канту, рассудок служит предметом для разума точно
так же, как чувственность служит предметом для рассудка. Задача разума со-
стоит в том, чтобы сделать систематическим единство всех возможных эмпири-
ческих актов рассудка, подобно тому, как рассудок связывает посредством по-
нятий многообразие явлений и подводит его под эмпирические законы. Свя-
зующим звеном между рассудком и разумом служит способность суждения.
«Рассудок – это познание общего; способность суждения – приложение общего
к частному, а разум – способность видеть связь общего с частным»34.
Таким образом, всякое человеческое знание начинается благодаря чувст-
вам, переходит затем к рассудку и заканчивается в разуме, который представля-
ет собой высшую инстанцию для обработки материала наглядных представле-
ний и «для подведения его под высшее единство мышления»35. С разумом не-
мецкий философ связывает абстрактно-теоретическое мышление, раскрываю-
щее сущность объектов, внутренние законы их развития.
Все человеческое знание, согласно И.Канту, носит ограниченный характер.
Человек способен познавать явления, но его разум не в состоянии охватить то,

33
Кант И. Критика чистого разума. М., 1998. С. 290.
34
Кант И. О педагогике. 1803 // Кант И. Трактаты и письма. М., 1980. С. 476.


22
что лежит за пределами опыта – вещи в себе36. Ни ощущения нашей чувствен-
ности, ни понятия и суждения нашего рассудка не могут дать никакого досто-
верного знания о вещах в себе. Миp явлений и мир вещей в себе – таковы, по
учению И.Канта, реальности, к которым сводится все существующее.
С одной стороны, И.Кант утверждает, что явления имеют основание в чем-
то другом, что должно быть пpинципиально отличаемо от явлений. «Ведь в
пpотивном случае,– пишет он,– мы пришли бы к бессмысленному ут-
веpждению, будто явление существует без того, что является»37. Поэтому явле-
ния и вещи в себе пpедполагают дpуг дpуга.
С другой стороны, из этого отношения вовсе не следует, полагает фило-
соф, что в явлениях содержится нечто пpисущее вещам в себе, что познание яв-
лений дает хотя бы частичное представление о вещах в себе: последние сущест-
вуют вне пространства и времени, в то время как познание совершается в про-
странстве и времени.
И.Кант расчленяет чувственность на материю и априорные формы. По его
мнению, существуют две чистые формы чувственного созерцания как принци-
пы априорного знания, а именно пространство и время. В то же время кенигс-
бергский мыслитель указывает, что «время и пространство есть средства, кото-
рые даны неопределенно, но категориально определяются через систематиче-
ский акт рассудка, а именно как продолжительность, одновременность и упоря-



35
Кант И. Критика чистого разума. М., 1998. С. 287.
36
Термин «das Ding an sich», употребляемый Кантом в работах «критического перио-
да», наиболее адекватно следует переводить как «вещь сама по себе», а точнее,– как «вещь,
существующая сама по себе». На это обстоятельство неоднократно указывалось в отечест-
венной философской литературе (См., например: Арзаканян Ц.Г. Примечания // Кант И.
Критика чистого разума. М., 1994. С. 547–548.). Однако учитывая, что в используемых нами
изданиях сочинений Канта «das Ding an sich» переводится как «вещь в себе», мы будем при-
держиваться этой терминологии.
37
Кант И. Критика чистого разума // Соч.: В 6 т. М., 1964. Т. 3. С. 93.

23
доченная очередность; как делимое измеримое пространственное единство; оп-
ределяющее со своей стороны сущность данной материи»38.
Поскольку формы чувственности – пространство и время – находятся в
субъекте, а содержание дается опытом, посредством ощущений, то отсюда пря-
мо следует, что все наше познание как априорное, так и эмпирическое, приме-
нимо лишь к предметам опыта и ни в коем случае не может быть сверхчувст-
венным, сверхопытным или, по И.Канту, трансцендентным. Мы познаем не ве-
щи в самих себе, а только явления. Действительно, раз содержание наших пред-
ставлений дается ощущениями, а априорная форма существует в субъекте, то на
долю «вещей в себе» (которые аффицируют наши органы чувств) не остается
ровно ничего, кроме нашей уверенности в их существовании. «Весь так назы-
ваемый “идеализм” Канта сводится поэтому к признанию субъективных форм,
хотя и предшествующих опыту, но помимо опыта лишенных всякого содер-
жания и, стало быть, применимых исключительно к предметам опыта, к яв-
лениям, а не к трансцендентным реальностям. В этом – огромный шаг вперед,
сделанный И.Кантом. Он первый объяснил вполне, почему абсолютное позна-
ние невозможно»39. Отвечая на вопрос о возможностях разума человека, И.Кант
утверждает, что «при помощи времени и пространства мышление порождает
действительность явлений, в то время как действительное бытие остается нам
всегда неизвестным»40. Тем самым философ очерчивает границы возможности
научного познания человека.
В свою очередь, «чистые» рассудочные понятия И.Кант называет катего-
риями. Рассудок вообще имеет дело с категориями, полагает он, которые, как и
априорные созерцания, суть не знание, а только формы мышления. Категории

38
Grayeff F. Deutung und Darstellung der Theoretischen philosophie Kants: Ein Kommentar
zu den grundlegenden Teilen der Kritik der reinen Vernunft. Hamburg, 1951. S. ХХ.
39
Филиппов М.М. Кант // Сенека. Декарт. Спиноза. Кант. Гегель: Биогр. повествования.
Челябинск, 1995. С. 377.
40
Grayeff F. Deutung und Darstellung der Theoretischen philosophie Kants: Ein Kommentar
zu den grundlegenden Teilen der Kritik der reinen Vernunft. Hamburg, 1951. S. XXI.

24
как формы мышления даны рассудку априорно, они не могут быть выведены из
опыта. Благодаря трансцендентальному единству апперцепции применение ка-
тегорий рассудка к чувственным созерцаниям приводит, по И.Канту, к конст-
руированию для человеческого сознания познаваемого им предметного мира.
«Кантовский переворот в способе мышления состоит в том, чтобы сделать бо-
лее ясным, что пространственный мир возникает как эмпирическая реальность,
внешняя по отношению к нашему сознанию и не менее обусловленная сознани-
ем и способами восприятия и возможностями передачи сведений…»41. Созна-
ние активно – оно самопроизвольно налагает на действительность свои гото-
вые, встроенные в него схемы восприятия; более того, оно перестраивает дей-
ствительность в соответствии со своими идеями, как доопытными, так и приоб-
ретенными в ходе жизнедеятельности. Поэтому разум при посредстве всех сво-
их априорных принципов «никогда не может выйти… за область возможного

<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 12)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>